Стихи.ру

Друзья по счастью

Если кого-то заинтересует эта книга, рекомендую читать её отдельными главами, которые выставлены в начале странички.
Там я смогла сопроводить каждую главу фотографией, что очень важно для восприятия текста, создавая определённую атмосферу.






Ирина

ВМЕСТО УВЕРТЮРЫ

 Говорят, счастье – это когда занимаешься любимым делом. Если это так, значит я счастливый человек. Ведь я всю жизнь занимаюсь любимым делом. Я пою.
 Работая в Москонцерте, я перепела сотни песен, романсов, баллад... Дважды становилась Лауреатом, сначала Всероссийского, а затем и Международного конкурсов.
 Когда моим мужем стал писатель-сатирик Георгий Териков, я стала исполнять музыкальные пародии. Теперь у меня дома свой автор, а у него своя исполнительница.
 С песнями и пародиями я исколесила всю страну, выступала в Париже и в Берлине, в Праге и в Нью-Йорке…
 После показа программы «Парад пародистов» в Америке, «Вечерняя Москва» писала: «Этой весной Ирина произвела фурор на сцене театра «Миллениум» в Нью-Йорке, ошарашив зрителей пародиями на артистов-мужчин… Гвоздева стала первой пародисткой, имитирующей мужские голоса…»
 То что я исполняю пародии, не означает, что я забросила петь, просто теперь я свои выступления, как правило, заканчиваю «чужими» голосами.
 Великий наш композитор Никита Владимирович Богословский пишет юморески «На полях шляпы»
 Как-то я высказала ему своё восхищение:
- И как это у вас здорово получается. Ведь это ж совсем
другой вид творчества.
- И у тебя получится, - ответил Никита Владимирович,
сядь поудобнее, сама знаешь на что, возьми ручечку, и пиши…
- И я села и стала писать. И получилась книжка, которую
я посвящаю своим друзьям. Друзьям по счастью!
 












 «Ну как вы можете гореть
 Когда уж молодости нет?
 - А просто надо не стареть
 А просто надо не стареть,
 И в этом весь секрет!»


 МОЛОЖЕ ВСЕХ, КРАСИВЕЙ ВСЕХ
 ( Клавдия Шульженко )

 Я долго думала, писать о Шульженко, или нет? Хоть мы и числились в одном коллективе, но Клавдия Ивановна не баловала родную организацию частыми посещениями. Репетировала дома, на собрания и заседания художественного совета ходила редко.
 А потом решила, буду писать. Ведь это ж надо, артистка в любом возрасте была востребована, и в любом возрасте имела феноменальный успех. Почему? Почему другие с возрастом переставали пользоваться успехом у зрителей, а Шульженко нет?
 А всё дело, видимо, в том что, другие молодились, и в преклонном возрасте продолжали петь о том же, о чём пели в двадцать…О внезапной любви, о ночных свиданиях, о горячих поцелуях…И это вызывало у публики, в лучшем случае, усмешку. Шульженко же с возрастом меняла репертуар. Нет, она тоже пела о любви. Но… с иронией. Показательна в этом отношении песня «Немного о себе»( Е. Жарковский – Д. Седых, которой она заканчивала свой юбилейный концерт в 1976 г.

«Когда вы спросите меня,
Как я живу на склоне лет?
Отвечу я:
- Полна огня,
И юных сил… которых нет!..»
 
 В те годы, когда я знала Клавдию Ивановну, ей было уже далеко за шестьдесят. Жила она одна. Когда-то её мужем был конферансье-куплетист Владимир Коралли. К их браку многие относились скептически. Кто-то даже сочинил такую эпиграмму:

«Шульженко Боги покарали,
У всех мужья, а у неё Коралли!»

 Я не пишу о мастерстве певицы, о её драматическом даре, - об этом написано немало. Хочется писать о том, о чём знают немногие.
 Вот вспоминается редкий случай, когда Клавдия Ивановна была на собрании. Шёл разговор о том, что снова сняли нашего директора, который не справился с руководством… Представитель Управления Культуры, перекрывая шум зала, кричал:
- Вы же неуправляемые люди, и кто смог бы Вами
руководить, я, лично, не знаю!
 И тут Клавдия Ивановна подняла руку:
- А я знаю.
Чиновник обрадовался:
- Кто?
- Николай Второй!

 Ни для кого бы это не прошло даром. Но что скажешь Шульженко?
 Клавдия Ивановна вообще была остра на язык и могла при случае, ох как «припечатать»
 Помню, на каком-то худсовете показывалась артистка оригинального жанра. На ней был уж очень откровенный, тем более по тем временам, купальник.
 После номера Клавдия Ивановна спросила у артистки:
- Девочка, а где ты такой купальник взяла?
- Сама сшила.
- Понятно, - вздохнула Клавдия Ивановна, - небось, из
папиного галстука!?
 Как-то, услышав меня на репетиции, Шульженко сказала
 мне:
- Девочка, мне Ашкенази принес песенку, но она мне не подходит. Года не те. Зайди - тебе она пригодится.
Клавдия Ивановна жила в районе метро «Аэропорт», на
улице Усиевича. Я зашла. Давид Ашкенази – замечательный пианист, с которым работала в то время Клавдия Ивановна, как раз был у неё.
- Додик, - обратилась к нему Шульженко, - попробуй
с этой девочкой свою песенку…
 Тут начались поиски песни. Наконец минут через сорок
 Ашкенази нашёл где-то за пианино и клавир и стихи.
 Стали пробовать - получилось!
 - Забирай, - сказала Клавдия Ивановна с улыбкой, - исполняй и помни мою доброту!
 Надо сказать, что песню «Как жаль, что я на свет девчонкой родилась», потом исполняла много лет и с большим успехом, вспоминая добрым словом любимую певицу.

 «Мальчишкам я завидовала с детства,
 Жалела, что девчонкой родилась
 С мальчишками, что жили по соседству,
 Я, как мальчишка, каждый день дралась.
 Что больно, не показывала вида,
 И в драку лезла первой, не таясь.
 А плакала я только от обиды:
 Зачем на свет девчонкой родилась!»

 Я знаю, что после ухода из жизни Клавдии Ивановны,
артисты ходатайствовали перед мэром Москвы Юрием Михайловичем Лужковым о переименовании улицы Усиевича в улицу Клавдии Шульженко.
 Увы, бум с переименованием улиц уже прошёл, и имя великой эстрадной певицы так нигде и не увековечено.


 
 





 «Там ударник лихо бьёт,
 И певица то, что надо.
 И Борис Брунов поёт,
 Хочешь стой, а хочешь падай!»



 ДОБРЫЙ ВЕЧЕР, ЗДРАСТЕ!

 ( Борис Сергеевич Брунов)

 В концерты, которые вёл Борис Сергевич Брунов, я попадала чаще всего в дни праздничных компаний.
 Брунов называл меня Гвоздик.
- Привет, Гвоздик, мы опять вместе?
Вспоминается смешной случай. Дело было в начале семидесятых. Был какой-то армейский праздник. Я приехала со своими музыкантами на концерт в подмосковный Дом Офицеров. Меня встретил Брунов:
- Представляешь, просят начинать, а никого нет Хорошо,
 хоть ты подъехала.
Дело в том, что обычно в праздники торжественная
часть занимала как минимум час, а тут управились буквально минут за пятнадцать. Зрители сидят, хлопают, ждут артистов.
- Гвоздик, - говорит Брунов,- я начинаю и сразу
объявляю тебя. Спой песен пять, может за это время кто-нибудь подъедет.
 Он вышел, поздравил военных с праздником,
 исполнил стихотворный монолог на армейскую тему. Монолог заканчивался словами, которые со временем я выучила наизусть:

«И знай, Солдат, что если грянет снова,
Жестокий, не на жизнь, а насмерть бой.
Мы тоже, как один, всегда готовы
С тобою вместе стать в солдатский строй.
Мы встанем рядом строго по ранжиру:
Ефрейторы Кобзон и Горовец.
Сверхсрочники Утёсов, Жаров, Миров,
Сержант медслужбы Ольга Воронец.
Полковник Райкин, лейтенант Гуляев,
Расчёт Никулин, Вицин, Моргунов.
Способный новобранец Магомаев,
И разводящий старшина Брунов!»

 Борис Сергеевич очень тепло объявил меня, тогда ещё совсем юную артистку. Я спела пять песен, ухожу со сцены, он мне бросает:
- Придержи оркестр, и не уходи.
 Вышел, рассказал что-то смешное, посмотрел в сторону кулис, - никого. Исполнил куплеты, как сейчас помню, «Хочешь стой, а хочешь падай», потом другие… Никого. И, о ужас, вновь объявляет меня. А я работаю на эстраде без году неделя. У меня в репертуаре было всего семь песен. Пою оставшиеся две, - Брунов из-за кулис показывает «Пой ещё»! А что петь?
 Начинаю петь без оркестра а капелла какую-то русскую песню, мучительно вспоминая слова, и вдруг вижу в кулисе Владимира Макарова!
 Наконец-то!..
 Ухожу со сцены, не могу отдышаться. Брунов, объявив Макарова, подходит:
- Молодец, Гвоздик, сегодня ты была гвоздём
 программы!
Последний раз мы виделись в цирке, увы, по
печальному поводу. Провожали в последний путь Юрия Владимировича Никулина. Брунов в эти дни лежал в больнице на обследовании и вышел на один день, чтобы попрощаться с другом. Чувствовалось, что он очень расстроен.
 Мы поздоровались молча. Через несколько дней его не стало.
 С Бруновым ушла наша добрая старая эстрада, стало скучно и на сцене и за кулисами. Позвольте, Борис Сергеевич, сказать Вам вашими же словами: «Спасибо за совместно прожитые годы»!




 «То ли ещё будет
 То ли ещё будет
 То ли ещё будет
 То ли ещё будет ой, ой, ой…»

 АРЛЕКИНО, АРЛЕКИНО…
 ( Алла Пугачёва )


 Однажды, когда я только делала первые шаги на профессиональной сцене, мне позвонил администратор областной филармонии и пригласил выступить в концерте исполнителей цыганских песен Розы Джелакаевой и Петра Деметра. Певица, которая с ними работала, приболела и не могла принять участие в концерте. Но афиши были уже развешены, билеты проданы. Администратор просил не волноваться, что на афише не я. Мол, никто ничего не заметит, певица абсолютно неизвестная.
 Приехав на площадку, я подошла к рекламному щиту, чтобы посмотреть, кого же я заменяю?
На меня смотрела симпатичная девушка по имени Алла, а по фамилии Пугачёва.
 Я выступила, зрители дружно аплодировали. Потом, я снова увидела это имя в афише.
В одном из парков Москвы выступали известные сатирики Роман Карцев и Виктор Ильченко. Они работали во втором отделении, а в первом выступал вокальный дуэт - Юлий Слободкин - Алла Пугачёва. Я пришла на этот концерт специально послушать певицу, которую пока ещё никто не знал. А зрители пришли, в основном, на Карцева и Ильченко.
 Но вскоре наступил час Аллы Пугачёвой, её триумф!
 В 1974 г. на Всесоюзном конкурсе артистов эстрады она стала лауреатом. В заключительном концерте, помню, она пела две песни. Одну Никиты Богословского на стихи В. Дыховичного и М. Слободского «Ермолова с Чистых прудов» - песню полную драматизма, о войне, и вторую шуточную - «Посидим поокаем» А. Муромцева и И. Резника, в которой Пугачёва показала себя мастером эстрадной миниатюры.
 Она получила третью премию, но было ясно, что новые успехи не за горами. И на фестиваль «Золотой Орфей» в Болгарию послали именно её, а не тех, кто занял места выше. И не ошиблись!
На фестивале Пугачёва получила Большой приз!
 Особый успех выпал на песню «Арлекино» болгарского композитора Эмила Димитрова.
 У Пугачёвой эта незатейливая песенка превратилась в увлекательную, полную глубокого смысла картинку

«Я – шут, я – арлекин, я – просто смех,
Без имени и в общем без судьбы.
Какое, право, дело вам до тех
Над кем пришли повеселиться вы.
 Арлекино, арлекино,
 Нужно быть смешным для всех.
 Арлекино, арлекино,
 Есть одна награда – смех!»

 Вопреки всем строгим правилам конкурсов и фестивалей, Пугачёву заставили бисировать!
 Познакомились мы в Москонцерте, на комсомольском отчётно-выборном собрании. Я стала секретарём комсомольской организации вокалистов, а Пугачёва моим заместителем по производственно-творческой работе. По-моему, именно тогда и родилась её крылатая фраза: «Не расстанусь с комсомолом, буду вечно с молодым». Это шуточное обещание она не устаёт выполнять и по сей день.
 Многие годы творчество Аллы Пугачёвой является объектом пристального внимания. Её песни стали культовыми в своём времени. Её обожают, критикуют, пародируют, но никто не остаётся равнодушным.
 В своём номере «Как похудеть?» мне на этот вопрос отвечают многие звёзды эстрады, и я, естественно, тоже не могла обойти
Аллу Борисовну. Её ответ на мелодию песни «Настоящий полковник» выглядит так:

«Похудеть – дело трудное всё же,
Но меня экстрасекс научил:
Заведи, мол, дружка помоложе,
Только чтобы военным он был.
Офицера я вмиг подобрала,
И хоть были дела не просты.
Я за месяц, блин, как Долина стала,
Хоть на конкурс иди красоты.
И не гложет кручина,
Не давит грудь подоконник.
О, как помог мне мужчина,
Настоящий полковник.
А я теперь подполковник!»




























 «Скажите – почему
 Меня вы разлюбили?..»


 ЛЮБИМЫЙ АРТИСТ МАМЫ
 ( Вадим Козин )

 У наших соседей был патефон, и как-то я услыхала:

«Мой костёр в тумане светит,
Искры гаснут на ветру.
Ночью нас никто не встретит,
Мы простимся на мосту…»

 Мне очень понравилась эта песня, и я, – а было мне тогда лет пять, - спросила у мамы, а кто это поёт?
 Мама ответила:
- Это мой любимый артист, Вадим Козин, был
когда-то, ещё до войны такой певец.
 Я часто слышала эту песню, даже выучила слова.
 Мне только не понятно было, что значит «На груди моей развяжет, узел стянутый тобой»
 Я спрашивала маму:
- А зачем дядя у тёти узел стянул?
 Прошло много лет, я сама стала певицей. И вот как-то мы летели на гастроли в Магадан, и кто-то сказал, что в этом городе живёт Козин.
- Какой Козин? – спросила я, тот самый, который «Мой
 костёр в тумане светит»?
- Тот самый!
 Боже! Я думала, что его давным-давно нет. И вдруг!.. Как мне захотелось увидеть любимого маминого певца, того самого, кто так замечательно пел: «Кто-то мне судьбу предскажет, кто-то завтра, милый мой……..»
 И вдруг во время нашего концерта, администратор сказал:
- А знаете, – в зале Козин!
Как все волновались, особенно я. У меня был номер, я пела песенку в образе подростка.
 
 «Сегодня я из школы
 С отметками иду,
 Счастливый и весёлый
 Пою я на ходу
 
 По русскому пятёрка,
 По физике пятёрка,
 По химии пятёрка,
 Пятёрки лишь одни.
 А если ты не веришь!!!
 Не веришь?
 Ах, не веришь?
 А если ты не веришь.
 В дневник мой загляни.»

 От волнения чуть не забыла слова.
 После концерта Вадим Алексеевич, которому уже тогда было под восемьдесят, зашёл к нам за кулисы
и стал всех благодарить. Подошёл ко мне, погладил по голове и сказал:
- Замечательная девочка, ну прямо как мальчик!
 А потом… Потом он по нашей просьбе сел за рояль и… Этого я никогда не забуду!

«Ночь пройдёт и спозаранок
В степь далёко, милый мой.
Мы уйдём с толпой цыганок
За кибиткой кочевой!»

 Я слушала, закрыв глаза. И вспоминала нашу коммуналку, маму, и песню, которая так часто звучала у наших соседей…



 

 



 «Сколько моря!..
 Сколько света!..
 Сколько солнца!.. «

 ОПУСТЕЛА БЕЗ ТЕБЯ ЗЕМЛЯ

 ( Майя Кристалинская)

 На шумном и пёстром фоне нашей вокальной мастерской Москонцерта, Майя Владимировна Кристалинская выглядела белой вороной. Разговаривала тихо, никогда не влезала ни в какие споры и скандалы, никого не хаяла, обращалась ко всем без исключения, независимо от возраста, на вы.
 Все знали, что Майя очень больна, и старались относиться к ней предупредительно. Все, да не все. Некоторые примадонны завидовали её популярности, и, зная, что Кристалинская никогда не ответит, старались её иногда побольней укусить. Помню, когда прошёл слух, что Майе Владимировне собираются подавать документы на присвоение звания Народной артистки России, одна, наиболее агрессивная вокалистка, (Её уже нет, поэтому фамилию называть не буду), заявила:
- Что? Кристалинской звание народной?! Только через мой
труп!!!
Народной она так и не получила.
Впервые я услышала Кристалинскую по радио, с песней
из фильма «Жажда». Мне понравилась и исполнительница и песня, которую я выучила и пела по сто раз в день…
 «Ночь была с ливнями,
 И трава в росе.
 Про меня «счастливая»
 Говорили все.
 И сама я верила,
 Сердцу вопреки.
 Мы с тобой два берега
 У одной реки…»
 
 Я старалась не пропускать ни одной новой песни полюбившейся артистки, покупала пластинки, старалась, слушая по радио, записывать слова. С первого раза это, правда, никогда не удавалось.
 А песни в исполнении Кристалинской были одна в одну: «А снег идёт», «Текстильный городок», «Я тебя подожду», «Несмеяна», «Девчонки танцуют на палубе»…
Когда я услышала в её исполнении песню «Нежность», то была просто потрясена. Позже я слышала эту песню у разных певиц, но добиться такой простоты и одновременно такой проникновенности, как у Кристалинской, не сумел больше никто.
 Когда я в начале семидесятых пришла работать в Москонцерт, Майя Владимировна была уже знаменитой.
 Как-то во время праздничной компании мы оказались в одном концерте. Я сидела в гримёрке и пришла Кристалинская. Усталая, какая-то поникшая…
- Ой, сказала она, - это у меня уже сегодня четвёртый
концерт. Сил нет никаких…
 Обычно, все артисты, тем более в праздничные дни,
старались отработать как можно больше концертов, чтоб хоть как-то при своих мизерных ставках немного заработать. Кристалинская же никогда много концертов не работала. Отказывалась. Поэтому я удивилась, - почему четвёртый?
 Майя Владимировна развела руками:
- Начальство просило.
 И, узнав, что до выхода на сцену ещё далеко, решила немного отдохнуть, попить чайку, перекусить. И тут обнаружила, что на предыдущем концерте забыла сумочку с термосом.
 Я, конечно, была счастлива, что могла угостить Кристалинскую, у меня с собой было всё, ибо концертов в этот день предстояло «отмолотить», аж семь!
 Так мы познакомились поближе. Затем мы часто встречались в мастерской, и на заседаниях художественного совета, и на репетициях.
Готовясь к Всероссийскому конкурсу исполнителей Советской песни в Сочи, мы, конкурсанты, репетировали в клубе имени «Зуева». В этом же помещении располагалась и творческая мастерская эстрадных вокалистов. Поэтому многие, уже известные исполнители приходили послушать молодых.
 Как-то ко мне на репетицию заглянула Майя Владимировна. Звучала песня М. Таривердиева на слова Б. Ахмадулиной « Взрослые люди, будьте детьми»:
 
 «Взрослые люди, вы так умны,
 Разве вам мало горя и тьмы?
 Взрослые люди, взрослые люди!
 Остановитесь! Будьте детьми!..»

- Ирочка, не надо так громко,- заметила Кристалинская, -
и попробуйте первую фразу сделать речитативом. Мне
 кажется, так будет лучше.
 Я попробовала – и точно. Всё стало на свои места. Удивительно, артистка с дипломом Авиационного института, советовала нам, выпускникам музыкальных учебных заведений, как петь. И главное, советовала правильно! Вот что значит природа! Правильно говорил нам на встрече Леонид Осипович Утёсов:
 - Главное – талант. Заканчивайте, что хотите, но знаменитей, чем талантливый неуч не будете никогда!
 И лукаво улыбаясь, добавил:
- Это я по себе знаю!
 Кристалинская была с большим чувством юмора. Как-то
 мы сидели за одним столиком на новогодних посиделках в ЦДРИ. Одна уже немолодая певица со сцены заявила:
- В моё время не орали, а пели без напряжения!
И Майя Владимирова заметила:
- Ничего удивительного, что без напряжения. Ведь в это
время ещё не было электричества!
 В 1999 году состоялась программа в честь юбилея Москонцерта. Режиссёр программы Валерий Жак придумал название «Воспоминание о будущем».
 И в финале программы был номер с этим же названием. Выходили три артиста ( Раиса Мухаметшина, Ирина
 Гвоздева и Арнольд Гумницкий ), и от имени артистов, которых, увы, уже нет ( К. Шульженко, М. Кристалинская, Л. Утёсов ) и поздравляли свою родную организацию со знанием сегодняшней ситуации.

Гумницкий. ( без музыки, читает )

 «Точно звёзд далёких яркий свет
 К нам сюда идущий, сквозь парсеки.
 Голоса кумиров прошлых лет
 На года, а может и навеки.
 
 И ни рэп, ни прочая попса,
 Ни ещё какие-то там чудища.
 Пусть звучат родные голоса,
 Как воспоминание о будущем!

Мухаметшина ( К.Шульженко « Синий платочек» )
 
 «Песню о синем платочке
 Я исполняла не раз.
 Многие годы этим платочком
 Я согревала всех вас.
 Порой ночной
 Мы повстречались с тобой.
 Наша эстрада,
 Наша отрада,
 Сердцем всегда я с тобой!»
 
Гвоздева ( М. Кристалинская « Текстильный городок» )

 Москонцерт» корить грешно,
 Здесь играло нам фоно,
 Здесь с Иосифом Кобзоном
  Пели мы не так давно.
 Нынче рядом казино,
 Ресторан у входа, но
 С юбилеем я эстраду
 Поздравляю всё равно.
 
 Жизнь у вас, ох не легка,
 Нет концертов, но пока
 Продавать свои гитары
 Смысла нет наверняка.
 Будет много светлых дней,
 Лишь печаль в душе моей,
 Что без Майи Кристалинской
 Состоится юбилей.»


Гумницкий ( Л. Утёсов «»Дорогие москвичи» )

«Затихает Москва,
Стали синими дали,
И уходят года всё быстрей и быстрей.
Тех, кого уже нет, голоса прозвучали
Голоса незабвенных друзей.
Хоть присваивать звания
Нам не спешили,
Мы подобные вещи не брали в расчёт.
И во все времена мы народными были,
Потому что любил нас народ!

ВМЕСТЕ.

Ну, что сказать вам Москвичи на прощанье,
Чем наградить мне вас за ваше вниманье.
До свиданья, дорогие Москвичи, доброй ночи
Доброй вам ночи, вспоминайте нас!»
 

 «Как в жизни без друзей идти,
 Ну, сами посудите.
 Я стольких потерял в пути,
 Хоть вы не уходите…»
 

 ВЕРОНИКА МАВРИКИЕВНА

 (Вадим Тонков)

 С Вадимом Сергеевичем Тонковым, я была знакома давно по работе в Москонцерте, но близко узнала уже в годы, когда стала женой Терикова. Они старые друзья, Териков много писал для Тонкова и Владимирова ( Вероники Маврикиевны и Авдотьи Никитичны), а позже для Тонкова и конферансье Гарри Гриневича.
 Мы стали часто общаться и с Вадиком и с его очаровательной женой, Марой.
 На нашей с Териковым свадьбе, Вадим много шутил, читал свои четырёхстрочные остроумные юморески, предварив их эпиграфом:

«Конечно, краткость творчества гарант,
Пытаюсь ею заменить талант»
 
 Самоирония, достойная уважения. Но надо сказать, что юморески Тонкова действительно талантливы. Вот некоторые:

«Чужая мысль, и чем она умней,
Тем чаще кажется моей.»

«Расстались мы, пусть нас разлука гложет,
Не лгал вам раньше и теперь не лгу.
Я вас любил, любовь ещё быть может…
А я, как ни старался, не могу!»

«Мы не себя, мы чувства губим,
Ведь есть закон среди семей.
Чем меньше женщин мы полюбим,
Тем больше нравимся своей!»

«Как-то в ГУМе у фонтана
Повстречалась мне путана.
Из известных мне путан,
Эта точно не фонтан!»

«Не разошлось со словом дело,
Пожалуй, только у Отелло!»

 А в заключение Вадим так к месту посвятил нам свой собственный романс «Поздняя любовь». Я даже прослезилась. Талантливый юморист, создатель поистине народной маски Вероники Маврикиевны, Вадим в душе был лириком. Достаточно вспомнить такие его песни, как «Самый тёмный день», «Узелок на память», «Дачный посёлок»…
 Ну а романс «Поздняя любовь» очень хочется привести полностью. Ведь все знали Вадима только как талантливого юмориста, а мне, как певице, хочется, чтоб его все знали и как замечательного поэта-песенника.

«Пусть прозвучит романс, как Вам моё признание,
Насмешки не страшусь, и повторяю вновь.
Что поздняя любовь, такая же, как ранняя.
Но только понадёжнее, чем ранняя любовь.
А поздняя любовь, такая не случайная
Поэтому надежнее, чем ранняя любовь.

С годами всё ясней и явственней становится,
Что буду Вас любить я до последних дней.
А поздняя любовь Любви, как Богу молится,
Конечно, она поздняя, зато она нежней.
А поздняя любовь в моей душе покоится…
Конечно, она поздняя, но этим и сильней.

Пусть прозвучит романс, как Вам моё признание,
Признание в любви без лишних фраз и слов.
А поздняя любовь, как первое свидание,
Всё так же, как и в юности, мне будоражит кровь…
А поздняя любовь такая неслучайная,
Поэтому надёжнее, чем ранняя любовь»
 
 В ноябре 2000-го на юбилее Терикова в ЦДРИ Вадим и Гарик Гриневич очень трогательно поздравили Георгия, а в финале не забыли и меня:

«Ах, сколько б не было советов,
Но быть, конечно же, должна.
Гвоздём пародий и куплетов
Ирина Гвоздева - жена!

 Интеллигентный, тактичный, Вадим после нескольких инфарктов думал не только о своём здоровье. Наблюдаясь в Кардиологическом центре, он устраивал консультации и для своих друзей, коллег…
 2001-й год начался с того, что участники программы «Парад пародистов» готовились к гастролям в Америке. Мы сфотографировались. Все вместе… Вадим и Гарик Гриневич приходили к нам, с Териковым что-то обсуждали, репетировали. Собирались первого апреле в Нью-Йорке отметить двадцатипятилетний «юбилей» исполнения интермедии «Предложение» ( Названия городов вместо грубых слов ). Увы, поехали в Америку мы уже без Вадима…

«… Со мной останьтесь навсегда,
В судьбе моей живите.
Идите рядом сквозь года,
Пожалуйста, не уходите.
А если я уйду от вас
В космическую бездну.
Вы вспоминайте то, что нас
Скрепляло безвозмездно.

 ( «Друзьям» В. Тонков )



 
 «Эта девушка красива
 Вай, вай.
 Не ворчлива, не спесива
 Вай, вай.
 И начитана, не скрою,
 Вай, вай.
 А зовётся Ханумою,
 Вай!


 Х А Н У М А
 (СВЕТЛАНА РОЖКОВА)

 - Вы меня узнали? Ханума! Самая знаменитая сваха на Кавказе!..
На сцене, в образе восточной женщины, была
незнакомая мне актриса. А было это в Кисловодске, в
курзале, куда и привёл меня на концерт мой Териков. Он-то сюда каждый год приезжал, а вот со мной оказался здесь впервые. Актрису он знал давно. В прошлом году написал ей два номера ( «Ханума» и «Новый русский» ) и вот мы пришли их послушать.
 Со времён Аркадия Исааковича Райкина в сатире и юморе на большой эстраде господствовали в основном мужчины.
 И вот в семидесятых появилась и всех покорила Любовь Полищук. Её «Монолог счастливой женщины»
( автор, между прочим всё тот же Териков ), принёсший актрисе первую премию на Всероссийском конкурсе артистов эстрады, помнится до сих пор. Но Полищук вскоре покинула эстраду и ушла в кино, в театр.
 Потом много лет на большой эстраде в гордом одиночестве заслуженно царила яркая, темпераментная, Клара Новикова.
 В середине девяностых с комическими монологами стала выступать ещё и, несомненно талантливая, Елена Степаненко.
 Когда мы в Кисловодске шли на концерт, а это было в 1998 году, Териков сказал мне:
- Запомни, актрису зовут Светлана Рожкова, она столичного уровня, если ей немного помочь, она станет звездой.
Актриса мне действительно понравилась. Потом
после концерта, мы познакомились, а вскоре
и подружились. Светлана к этому времени была и лауреатом Всесоюзного конкурса артистов эстрады ( правда, в дуэте ), и заслуженной артисткой России, но знали её только жители и гости Кавказских Минеральных вод.
 Териков попросил Светлану дать ему видеокассету с её номерами для того, чтобы показать Евгению Петросяну, который любит в «Смехопанораме» открывать молодые таланты. Оказывается, такую кассету Рожкова уже несколько лет назад посылала ему, но через его директора.
 Приехав в Москву, Териков поинтересовался у Петросяна по поводу этой кассеты. Но оказалось, что она к нему не попадала. В результате проведённого «расследования», кассета была обнаружена дома, у, теперь уже бывшего петросяновского директора, и, наконец, попала к Евгению Вагановичу. У Петросяна, слава Богу, нюх на таланты ещё тот, и вот Рожкова показалась в «Смехопанораме». Показалась раз, показалась два… А дальше всё пошло как и должно было быть. Светлану пригласили сняться в «Аншлаге», и она стала постоянной участницей этой программы. К «Аншлагу» можно относиться по-разному, но программа в эфир выходит регулярно и лучше рекламу придумать трудно.
 Рожкова сегодня – частый гость на лучших концертных площадках Москвы!
 У Светы, когда она работала только в Кисловодске, были довольно большие проблемы с репертуаром. Но стал пробовать свои силы местный автор, Алексей Цапик, который написал специально для неё несколько хороших номеров, один из которых « Свекруха». А фразу из этого номера: «Галя, ты пылюку вытирала?», сегодня, по-моему, знают все.
 В отличие от многих артистов этого жанра, Рожкова не любит номера «ни о чём», её привлекают номера «со смыслом».
 На мои глазах рождались многие монологи для Рожковой, такие как «Школьница», «Снайперша», «Баба на чайнике», «Колдунья», «Дурдом», «Манекен», «Ханума-2»,«Подкидыш»…
 До недавнего времени Светлана никогда не делала музыкальные номера, считала, что у неё нет для этого данных.
 Под нажимом всё того же Терикова попробовала на Алтае исполнить куплеты «Новые страдания» И… успех!
 Аппетит приходит во время еды. Решила дополнить «Монолог Свекрухи» куплетами. И опять удача!
 Недавно в новогоднем концерте выступила с песенкой Снегурочки… И сейчас готовит новые музыкальные номера. Так она открыла в себе ещё одну грань своего дарования, и сольные концерты стали более разнообразными по жанрам. Впереди эксперименты с пародиями.
 Рожкову сегодня узнают, она становится всё популярней и популярней.
 Смешной случай был как-то в Кисловодске, в самом начале «звёздной карьеры». Мы ехали с нею в маршрутке, и Света, сидя на заднем сидении, повторяла про себя новый монолог, темпераментно шевеля губами.
 Две старушки буквально не спускали с неё глаз.
 Света решила, что её узнали, вероятно, видели по телевизору…
- Вот она слава! – шепнула я ей.
И тут одна старушка сказала, обращаясь ко второй:
- Говорят, что мы уже «с приветом». Гляди, молодая,
а какая дурная, сама с собой разговаривает!
 Ещё один смешной случай произошёл с нею на Украине. Она там выступала с «Аншлагом».
 Зрители выносили артистам цветы, а Рожковой какая-то женщина сунула в руки свёрток.
 После концерта, Света развернула свёрток, там оказался солидный кусок сала и записка: «Поишь в волю, коханья, бо ти така худорлява!»
 Мы дружим семьями. Когда бываем в Кисловодске, а мы там теперь бываем очень часто, то всегда вместе. Вместе мы и в Москве, ибо теперь и Света и верный ей Юрик, (извиняюсь, Юрий Евдокунин), часто бывают в столице.
 Приятно, что Света Рожкова, стала известной эстрадной исполнительницей. Наверно это могло бы произойти и раньше, но, увы, в нашем дело многое решает случай… А случай надо не просто ждать, его надо организовывать.
 Учтите, таланты!



 «Нет, ничего не потерял,
 Я от того, что ростом мал!..»


 
 КАВМИНВОДСКИЙ РАЙКИН
 ( Геннадий Волков )

 Я уже говорила, что в последние годы мы с мужем часто, в общем-то каждый год, бываем на Кавказских минеральных водах. Одно время жили в Ессентуках, теперь в Кисловодске. И у нас там появился молодой друг, очень талантливый артист Геннадий Волков. Геннадий очень любит эстраду. Может стоять на сцене часами, благо, знает массу анекдотов, баек… Любит куплеты, частушки.
 По характеру дарования он затейник.
 И этот дар он использует на эстраде: любит выходить в зал, к зрителям. Они у него делают всё, о чём он их просит. Хлопают, кричат, подсказывают рифмы, поют…
 Когда он на сцене, он никого не слышит. В эти минуты, а вернее часы, для него ничего не существует
Помню, как-то он исполнял «Монолог Нищего». А перед сценой стоял большой стол, видно приготовили для совещания. В экстазе со словами «Лейтенант, помоги бывшему вояке. Меня под Берлином шандарахнуло», он сначала шагнул на этот стол, а потом, увлёкшись, попытался шагать и дальше… И со словами: «Девушка, кино любишь? Подай бывшему каскадёру…» грохнулся со стола.
 Но не растерялся, сделал вид, что так и задумано, и хромая, продолжал:
- Я на съёмках здоровье подорвал. Свалился с крыши прямо на Крачковскую. Ей хоть бы хны, а я вдребезги!..
 Небольшого росточка, он где-то раздобыл старые куплеты с рефреном «Я много в жизни потерял, всё потому что ростом мал», сам их обновил и сделал своим шлягером!
 Рефрен ему в этом номере подпевает весь зал.
Талантливый артист, этакий кавминводский Райкин, он к тому же ещё и очень хороший, добрый парень. Но хоть неплохо зарабатывает, к тому же не курит, не пьёт - у него всегда пустые карманы.
 Просто всё, что он зарабатывает, он тут же тратит на то, чтобы угостить друзей, и не только друзей… Зная его доброту, вокруг него всегда крутится масса народу.
 Узнав о талантливом артисте, Регина Дубовицкая пригласила его сняться в «Аншлаге». Он снялся, и очень удачно, всё с тем же «Монологом Нищего» ( Автор Г. Териков ) . Волков мог бы стать и постоянным участником этой передачи, но к сожалению у него пока не находится в репертуаре подходящего для «Аншлага» номера.
 Кстати, очень любопытно было наблюдать за Волковым во время съёмок «Аншлага». Коммуникабельный, простой - Гена общался за кулисами со «столичными знаменитостями», как со старыми знакомыми.
- Привет,Фима, - приветствовал он Смолина.
- Здорово, Мишель!– Задорнова.
- Как жизнь? – поинтересовался он у Новиковой.
- Ничего, спасибо,- отвечала удивлённо
интеллигентная Клара.
 Дело в том, что они тогда увидели Волкова впервые. Зато он уже давно был знаком с ними… по телевизору!
 Ничего, они ещё обязательно узнают его, и будут отвечать на его приветствия без всякого удивления.
 Как говорится, всё впереди. Уверена, талантливый Волков ещё блеснёт на столичных подмостках. Ну а пока, пока Геннадий радует гостей Кавказских Минеральных Вод смешными историями и курортными частушками:

«На курорте круглый год
Кормит белочек народ.
Почему не белка я?
Покормите и меня!

«В серных ваннах молодуха
Искупалась как-то раз.
Ухажёр её понюхал,
И купил противогаз!

Пропил всё мужик на водах,
Так как пил он не нарзан.
И потом домой полгода
Лесом шёл, как партизан!

Дорогие дяди, тёти,
Уважаем очень вас.
Если денег наскребёте,
Приезжайте ещё раз!»



 «Плачу, плачу по квартире коммунальной,
 Будто бы по бабке повивальной…»

 ПЕПИТТА ДЬЯБОЛО
 ( Гелена Великанова )

 
 На выпускном вечере эстрадной студии Гелена Великанова пела песенку Пепитты из «Вольного ветра» Дунаевского. Характер этого персонажа был очень близок актёрским данным молодой актрисы.
 А познакомились мы с Геленой Марцелиевной в 1976 году на конкурсе Советской песни в городе Сочи. Она была членом жюри. И, надо сказать, активно поддерживала меня. Об этом я узнала случайно и была ей очень благодарна.
На этом конкурсе я получила вторую премию и звание лауреата.
 С творчеством Великановой я, конечно, была знакома давно, по таким песням, как « Поезда», « Мари на прогулке»… Но особенно мне нравилась в её исполнении песенка «Рулла»

«…В жизни всему уделяется место
Рядом с добром уживается зло.
Если к другому уходит невеста,
То не известно, кому повезло…»
 
 Гелена Марцелиевна стала моим, так называемым, наставником, режиссёром и даже, на какое-то время, партнёром.
 Для того, чтобы быть ближе друг к другу, Великанова распустила своих музыкантов и стала репетировать с моими, решив объединиться.
 За то недолгое время, что мы вместе работали, я многое переосмыслила и поняла в нашей профессии.
 Но выступать с одним ансамблем в её сольном концерте это было большим испытанием. Великанова была импульсивна и непредсказуема. Лев Шимелов правильно отметил в своём интервью: «Гелена Великанова, если не поскандалит перед своим выходом, то плохо выступает. Когда она умышленно шла на скандал, ни в коем случае нельзя было её успокаивать». (Б. Савченко «Московская эстрада в лицах» Москва1997г. стр. 113)
 Когда мы репетировали, то Великанова – режиссёр плакала от восторга, говоря насколько я проникновенна и талантлива, уговорила меня составить совместный гастрольный план на целый год, предложила несколько песен из своего раннего репертуара.
 Но после первой же гастрольной поездки заявила:
- Иронька, детонька, мы не можем вместе гастролировать. Ты же понимаешь, что ты певица и я певица. Только ты молодая, а я старая. Я буду гастролировать одна.
 В замешательстве я ей напомнила, что музыканты-то мои.
- Ну и что! Теперь они будут работать со мной.
- Как, там же мой муж!
- Это не беда, я его не обижу. Тем более он тебе совсем не подходит, найдёшь другого.
Самое главное, что она искренне верила в свою правоту.
Но надо отдать ей должное, что даже на склоне лет, ей удавалось завораживать зрителей магией своего актёрского мастерства. И любой молодой исполнитель мог поучиться её трудолюбию, выносливости и творческой активности.



 
 «Нас всё меньше и меньше,
 А ведь было нас много…»



 Певец с Гавайских островов
 ( Николай Щукин)
 

 Николай Николаевич Щукин. Это имя не было дано ему от рождения, потому что воспитывался он в детском доме.
 Возможно люди, которые принесли маленького смуглого мальчика с копной жёстких, как воронье крыло волос, в детский дом, знали его настоящее имя. Но записан он был как Коля Щукин, горько плакавший, когда с него снимали красивый матросский костюмчик, и надевали серую униформу, в которую были одеты все детдомовские ребятишки.
 Имя Николая Щукина было овеяно легендами.
 Сам о себе Николай Николаевич рассказывал, что он был сыном полка, во время войны ранен, потерял ногу, награждён двумя орденами «Славы»… Я его узнала именно таким.
 Но были и другие версии его жизни.
 В самые первые послевоенные годы на улицах Ростова среди полной разрухи, телогреек и шинелей можно было встретить человека, который приводил в изумление весь город. В кремовом костюме в полосочку, в канотье, он шагал слегка прихрамывая по главной улице Энгельса, а за ним - толпы зевак. Это был новый солист ростовского джаза, и звали его Ника Стефан. Причём, объявляли его в концерте, как певца с Гавайских островов!
 Ника Стефан исполнял в основном лирические песни на непонятных для всех языках. На русском, но с большим акцентом, он исполнял только песню о Ростове.
 
 « Площадь Театральная,
 Тополей приют.
 Фонари хрустальные
 Свет весёлый льют.
 По утрам гудки Аксая
 Слушает Сельмаш.
 И шумит волна донская,
 Омывая пляж.»
 
 На самом же деле это был Николай Щукин, выступавший под псевдонимом. Придумал этот образ руководитель джаза Иосиф Стельман, и молодой певец с успехом эксплуатировал его несколько лет. Даже в жизни Нике Стефану было запрещено разговаривать без акцента. Но мне кажется, что он охотно исполнял эту роль, ибо вспоминал об этом периоде всегда с удовольствием!
 Смешной случай из того времени рассказал мне как-то Николай Николаевич.
 Однажды он приехал в Ростов и в единственной гостинице «Деловой Двор» не оказалось ни одного свободного номера. Его попросили одну ночь переночевать в общем номере. Ника Стефан основательно поужинал в ресторане, зашёл в общий номер, разделся и уснул мертвецким сном. Когда он проснулся, оказалось, что нет ни чемодана, ни костюма… В одних трусах он бросился к гостиничному начальству.
 Директор только развёл руками:
 - Никочка, это же Ростов! Здесь, кто раньше просыпается, тот лучше и одевается».
 После Ростова Ника Стефан долгое время работал в Киеве и пользовался оглушительным успехом. На его концерт невозможно было попасть. На одном юбилее Щукина, Иосиф Кобзон рассказывал, что, будучи ещё мальчишкой, он пытался попасть на его концерт, но безуспешно: конная милиция, толпы поклонниц, горы цветов и ни одного лишнего билетика.
 Всё это было связано с именем - Ника Стефан. А его главный шлягер «Вечер, шумит у ног морской прибой…» распевали буквально все:

«Вернись, тебя любовь зовёт, вернись.
Ты вспомни, как сердечно
Мы в чистой и вечной
Любви клялись.
Вернись, я вновь и вновь зову, вернись,
Одно твоё лишь слово
Вернёт нам снова
Любовь и жизнь!»
 
 В Москонцерте мы некоторое время работали с одним инструментальным ансамблем. Ника Стефан уже был Николаем Николаевичем Щукиным, ветераном, и пел песни не только о любви, но и о войне. Мы с ним очень дружили, выступали в одних концертах и в нашей стране, и за рубежом.
 Однажды, помню, мы выступали в каком-то холодном клубе. Решили согреться чаем. Но в этом клубе, даже в гримёрках не было розеток, и я пристроилась со своим кипятильником за кулисами, рядом со сценой. Когда вода закипела, пар начал валить на сцену. Николай Николаевич боковым зрением заметил это, решил наверно, что это пожар, и забыл слова песни: Спел: «Мне бесконечно…» И повернувшись к кулисам спросил меня:
- Рыбонька, а что дальше?…»
Я, от неожиданного вопроса, онемела. И тут зрители дружно подсказали: «Жаль…»
 - Конечно, конечно! Обрадовался Николай Николаевич:

«Мне бесконечно жаль
Моих не сбывшихся мечтаний
И только боль воспоминаний...
Гнетёт меня»

 И в проигрыше мне за кулисы своё любимое «изречение»: «Хабен зи гевейзен махен зи фуз».
 Сейчас, когда я пишу эти строки, Николая Николаевича Щукина уже нет с нами. Но я с нежностью вспоминаю о нём, певце с Гавайских островов Нике Стефане, нашем Николае Николаевиче!
 


 



 «В театрах Малом и Большом,
 И в жэке, на концерте левом.
 Все говоря, обычно, ртом,
 А вот она, простите, - чревом!»

 
 С ВЫСОТЫ ТРЁХ РАЗВОДОВ

 ( Евгения Донская )

 Женечка Донская, близкая моя подруга, с которой связаны многие годы дружбы и совместных гастролей.
 Мы буквально мотались по стране, делая подчас по шестьдесят концертов в месяц. Бывало и больше.
 Когда идёт такая напряжённая работа очень важно, кто партнёр. А партнёром она была замечательным.
 Женя Донская продолжательница династии вентрологов (или чревовещателей). Основатель династии - Григорий Михайлович Донской (дедушка Жени) начинал ещё до революции при Александре третьем.
 О семье Донских можно рассказывать много, так как их жизнь и творчество являются яркими частичками истории нашей эстрады. Я же расскажу несколько бытовых историй, связанных с Женечкой.
 Будучи человеком искренним и доброжелательным, она, подчас и сегодня выглядит незащищённой и, в чём-то даже наивной. Если кто-то в её присутствии нецензурно выразится, она густо покраснеет и даже может расплакаться.
Женя неплохо говорит на нескольких языках.
Однажды мы ехали в Монголию и наш поезд сделал вынужденную остановку сразу после границы, и стоял в поле более суток. Обед был запланирован в Улан-Баторе, а поезд всё стоял и стоял, и не собирался следовать дальше. В соседнем вагоне располагалась группа туристов из Франции – любителей экзотики. Мы были голодными и, чтобы хоть как-то скрасить время, прогуливались вдоль состава, прикрываясь от холодного ветра и мелкого дождя зонтиками.
Вместе с нами бесцельно слонялись и «любители экзотики».
Женя разговорилась с одной супружеской парой.
Выяснилось, что они ещё в худшем положении чем мы.
Ведь мы опытные эстрадники, « у нас с собой было».
А у них уже давно закончился сухой паёк.
И, как истинные интернационалисты, мы не могли не поделиться с нашими соседями и пригласили их к нашему столу. Но как же организовать что-нибудь горяченькое? Проводница не предлагала даже чай, так как нечем было растопить печку. Кто-то предложил:
- А давайте насобираем хворосту и растопим её.
Все дружно взялись за работу и уже через полчаса на печурке закипала кастрюлька с супом «письмо» из пакетика с петушком и варились макароны, приправленные тушёнкой.
О!!! Какой восторг вызвал у оголодавших французов, накрытый клеёночкой, стол, нарезанная колбаска, сальце, огурчики, кирпичик хлеба…
 Женя, как хозяйка угощала гостей, разговаривая с ними по-английски. Я, раскрыв рот, слушала, сожалея, что не могу поддержать разговор.
А французы, раскрасневшись от тепла, и, почему-то, бросая намазанные сливочным маслом кусочки хлеба в суп, аппетитно причмокивали, приговаривая – мерси, мерси.
 В это время на верхней полке нашего купе, сидела ещё одна артистка, которая, своим недовольным молчанием как бы показывала, что это пиршество с иностранцами не пройдёт для нас даром.
 И действительно, вернувшись из поездки, мне пришлось объясняться в загранотделе на тему «Связь с иностранцами». (Такое было время.)
 Но в тот момент, желая чувствовать себя свободными, мы не задумывались о последствиях. Так как были молоды, здоровы, и любопытны.
 Женя Донская работает с куклами. Самый известный персонаж в её коллекции – это мальчик Андрюшка.
 Но есть номер и с живой собакой, и когда она выступала в Париже с Московским Мюзик-холлом, с нею приключилась забавная история.
 Концерты проходили в знаменитом зале «Олимпия». Поскольку собачка живая и её надо было выгуливать. Женя после своего выступления выходила с ней на улицу.
Яркий грим, модная шляпка, мини юбка и смешная собачка на поводке. И так каждый вечер.
 Местные «жрицы любви» всполошились, решив, что это новая конкурентка.
Пришлось полиции их успокаивать и объяснять, что это не их «коллега», а актриса из России, выступающая в программе мюзик-холла.
Женя в быту редко использует свои чревовещательные способности. Но однажды…
 Это было где-то в глубинке. Вошла она в какой-то небольшой магазинчик и попросила бутылочку нарзана.
 Единственная продавщица оказалась очень неприветливой:
- Нарзан!.. Ещё чего… Нет у нас никакого нарзана!
Женя решила пошутить, и продавщица вдруг услыхала мужской, какой-то потусторонний голос:
- А ну отпусти женщине нарзан!
 Продавщица огляделась, - никого. И тут снова:
 - Я кому сказал, ждёшь, чтоб я тебя громом поразил!…
У продавщицы глаза полезли на лоб. Она нырнула под прилавок, вытащила оттуда три бутылки нарзана, трясущимися руками подала их Жене, и, крестясь, выбежала вон из магазина!
 Женя решила больше никогда не пользоваться своим даром, но как-то ей всё-таки пришлось ещё раз применить свои уникальные способности.
 Она возвращалась поздно домой, только вошла в подъезд, как вдруг из темноты вынырнул какой-то верзила:
- Пикнешь, полосну по твоим хорошеньким глазкам!
Быстро снимай кольца, серьги, давай всё, что в сумочке!
И тут раздался хриплый голос:
- А ну оставь бабу!
Верзила оглянулся – никого. И снова голос:
- Тебе, тебе говорю, скотина. Считаю до трёх и стреляю!
Грабитель пулей выскочил на улицу, не успев ничего прихватить.
 Так один из Жениных персонажей – «пьяница», буквально спас её от грабителя.
 Женя – человек с юмором. На нашей с Териковым свадьбе, поздравляя нас вместе со своим Андрюшкой, свой тост она начала словами:
- С высоты моих трёх разводов!..
Дальнейшие слова потонули в смехе и аплодисментах!
 Поздравляя подругу с днём рожденья, я даже как-то разродилась одой. Вот несколько строк из неё:

«Но мы сейчас уже нашли друг друга,
И счастье в том, что ты, какая есть.
Светящаяся, нежная подруга.
Любительница вкусненько поесть.»

 
 



























 «Листья кружат, нас облетая,
 Низко к земле клонится дуб.
 Слово любви не умирает,
 Если оно сорвано с губ…»


 ВЕДРО
 ( Георгий Демченко )
 
 Когда я только начинала работать в Москонцерте, один старый эстрадник меня предупреждал:
- Ируся, лабухи (музыканты) это каста! Держись от
них подальше!
 Но как же я могла держаться от них подальше, если эпоха фонограмм тогда ещё не наступила, все концерты были «живыми», и со мною рядом была целая армия «лабухов».
Это были самые разные люди. Талантливые и не очень, пьющие и не очень, бабники и совсем наоборот…
 Об одном из них я хочу рассказать отдельно.
 Георгий Демченко – прекрасный пианист, очень любил давать своим близким клички – одну свою жену он звал «черепашка», другую «рыбка», сына называл «жучиком».
 Жорж - именно так он представлялся и любил, чтобы именно так к нему обращались, был дробненького телосложения. Последнее время сам приобрёл кличку - «Ведро».
 Дело в том, что Жорж вместо сумки или портфеля ходил с… ведром. Да, да, с ведром из под краски.
 Когда я впервые увидела его в старом плаще из болониевой ткани, в резиновых ботах и несуразной шапке из искусственного меха, пришедшим на работу в шикарный ресторан «Серебряный век», то просто остолбенела.
- Жорж, ты же небедный человек! Почему ты так
одет? И что у тебя в руке?
- Ты понимаешь, - отвечал Жорж, - мне так
нравится. Плащ не промокаемый, шапка старая, но зато из искусственного меха, а я не признаю вещи из натурального меха. А в руке у меня ведро, - это потрясающе удобно! Он открыл крышку, в ведре у него лежали ноты, свитер, ключ для настройки рояля, крошечная шоколадка и небольшая бутылочка коньячка, хотя сам он был человеком непьющим. Бутылочку он носил на всякий случай, вдруг надо будет кого-то угостить.
- Недавно я пришёл к другу в гараж, продолжал Жорж, - а там затопило яму, так я своим ведром вычерпал всю воду. Когда в транспорте нет свободных мест на ведре можно сидеть…
 И никакие уговоры расстаться с ведром не приносили результатов. Но пианистом Жорик был от Бога.
 Он несколько лет аккомпанировал Марку Бернесу, и потом написал фантазию на тему песен знаменитого артиста.
 С большим чувством и с неизменным успехом он исполнял это произведение.
 Последнее время он, как и многие другие музыканты, работал в ресторанах. Там у него всегда были свои поклонники, которые приходили послушать музыку «ретро» и джазовые композиции.
 Жорж был открытым, коммуникабельным человеком. Но… с большими странностями.
 В его доме всегда было много всевозможных антикварных штучек. Старинные лампы, бутылки, вазочки, великолепная коллекция старинных часов, самоваров, музыкальных ящиков и так далее.
 Его большой страстью была мебель, которую он постоянно менял, приводя тем самым в смятение жену Нэлличку – «Рыбку». Только она немного привыкнет к шкафчикам и полочкам, разложит всё по местам, он уже приводит покупателей на эту мебель, и завозит новую. И так несколько раз в год.
Жоржа нельзя было назвать щедрым человеком, но он очень любил делать маленькие, не дорогие сюрпризики.
 В одну новогоднюю ночь он ходил по домам друзей, как дед-Мороз, правда без Снегурочки, и поздравлял с праздником.
 Придя ко мне, он поначалу не хотел садиться за стол, но все гости начали его уговаривать и, в конце концов, он сдался. Перекусив, достал что-то из кармана и как бабахнет!
 Это была хлопушка с конфетти. Маленькие разноцветные кружочки засыпали весь стол, и все с таким трудом добытые деликатесы.
 Затем Жорж чинно откланялся, оставив нас до утра выковыривать из салатов его «сюрприз».
 К сожалению, когда я пишу эти строки, прошло ровно девять дней как трагически погиб этот незаурядный, смешной и талантливый человек. По своей сути он был ребёнок.
 А если, как сказал на панихиде наш старый друг
Николай Тамразов, - в стране начинают убивать детей, с этой страной случилась большая беда.

 
 «Пускай сложилось всё иначе
 Я счастье встретила с другим,
 Но пожелать хочу удачи,
 Тому, кто был мне дорогим»


 
 ДА РАЗВЕ МОЖНО ВСЁ ЗАБЫТЬ?
 ( ГАЛИНА УЛЕТОВА)


 С Галочкой Улетовой, прекрасной певицей, мы знакомы и дружим очень давно. Так получилось, что мы с нею несколько раз участвовали в конкурсах и непременно получали отличия.
 На Всероссийском конкурсе исполнителей Советской песни в городе Сочи она получила первую премию, а я вторую.
 Сейчас, к сожалению, мы видимся довольно редко. Но вот когда она жила в центре, у метро Сокол, мы виделись очень часто. Так случилось, что Галя вдруг поменялась, и уехала жить куда-то в Строгино.
- Зачем ты это сделала? – спросила я её.
Понимаешь, - ответила Галя, - на Соколе очень шумно. И вот я приехала к ней на новоселье. Она открыла мне
дверь, но нормально обменяться приветствиями было
невозможно. Мы просто друг друга не слышали. У Гали было открыто окно и с улицы раздавался невероятный грохот. Оказалось, что Галя поселилась недалеко от тушинского авиаклуба, и в этот день, как назло, проходили учения, и самолёты летали буквально над крышами домов.
 Вспоминаю как в семидесятые годы в Лужниках проходили большие концерты Лауреатов Сочинского конкурса
 советской песни. В этих концертах принимали участие Пугачёва и Лещенко.
 Все мы очень волновались, слушая выступления коллег из- за кулис. А Алла с большим юмором комментировала всё происходящее на сцене.
 А надо сказать, что Улетова в это время готовилась стать матерью и была уже на последнем месяце. Но от выступлений не отказалась. Мы все за неё волновались, так как песни у неё были голосовые и требовали эмоциональной отдачи. Помню, с каким надрывом она пела:

 «Да разве можно всё забыть,
Забыть как падала звезда.
И жизнь по небу, словно нить,
Оборванная нить…
Да разве можно всё забыть?»

А Пугачёва почти серьёзно:
- Я бы на её месте после слов - «Да разве можно всё
забыть…» взяла бы и прямо на сцене родила!
 За кулисами был такой взрыв смеха, что Улетова у микрофона даже вздрогнула, и мы боялись как бы с нею действительно не случилось то, о чём только что пошутила Пугачёва.
Недавно я была на одном концерте Галины Улетовой и порадовалась, что она в отличной вокальной форме.
Поёт романсы, эстрадные песни. Ярко и самобытно звучит дует с Георгием Мещеряковым. Галя пишет стихи и рисует. Молодец, подружка! Так держать!











 «Читать, читать и ещё раз читать!..»



 ИНТРИГУ ДАВАЙ!

 ( Александр Столбов )

 В 1982 году я поступила в Государственный театральный институт им. А.В. Луначарского, на факультет эстрадной режиссуры.
Руководителем курса у нас был Александр Леонидович Столбов, режиссёр киножурнала «Фитиль». Его главным «тезисом», который он повторял ежедневно, было: «Читать, читать и ещё раз читать»
 Все мы были заочниками, и встречались на экзаменационных сессиях два раза в году по месяцу. При встречах мы так радовались друг другу, что наш руководитель Столбов А.Л. первое время недоумевал.
- Ребята нельзя в нашей профессии быть такими благодушными. Ничего у вас не получится, если на курсе не будет интриги.
 Он так часто говорил об этом, что в конце концов интрига появилась. Начались скандалы, разразилась семейная драма, закончившаяся внебрачным ребёнком, в довершении всего чуть не побили самого Столбова!
 Но на выпускном экзамене мы действительно показали потрясающий спектакль по мотивам произведений Бертольда Брехта.
Спектакль мы репетировали с утра до ночи. И всё это время в аудитории курил Столбов. С таким курильщиком я встретилась впервые. Он прикуривал сигарету от предыдущей, и это был не прекращающийся процесс.
 Однажды я ехала со Столбовым и Точилиным, ещё одним нашим педагогом и тоже, кстати, ярым курильщиком, в одной машине. Они дружно закурили, не открывая окон, так как была зима. Их «поддержал» водитель и мне показалось, что я попала в душегубку, хотя мужчины не чувствовали ни какого дискомфорта. Почти на ходу я выскочила на свежий воздух, с трудом отдышалась, и больше никогда не садилась с ними в одну машину.
 Надо сказать, что эстрадные факультеты в ГИТИСе - детище профессора Иоакима Георгиевича Шароева. Личность этого незаурядного человека весьма неоднозначна, но одно точно - многие, даже очень знаменитые артисты, смогли получить высшее образование именно здесь.
 В разные годы в институте училис: Алла Пугачёва, Лайма Вайкуле, Клара Новикова, Евгений Петросян, Геннадий Хазанов, Светлана Рожкова, Ефим Шифрин, Галина Улетова…
 Моими сокурсниками были Вадим Муллерман, Вероника Круглова, Владимир Кирсанов, Пётр Деметр, Николай Дуксин…
 И все во время сессии были обычными студентами.
 Мы занимались этюдами, инсценировками, техникой речи, актёрским мастерством, режиссурой. Изучали историю театра и эстрады.
 Во время репетиций у нас была возможность экспериментировать. Не всегда всё сразу получалось.
Но появлялись Столбов или Точилин и буквально несколькими штрихами наши работы приобретали стройные формы.
К сожалению наших педагогов уже нет с нами, но я
с благодарностью вспоминаю о них.
Я помню вас, мои сокурсники!!


 
 
 








 «Эмигранты, эмигранты
 Их клеймила пропаганда,
 Гасли звёзды в небесах от этих слов…»

 ПРИГЛАШЕНИЕ НА «ЧЁС»
 
 ( Ян Медовар )


 Когда человек впервые приходил на Каланчёвку в Москонцерт, то поначалу ему казалось, что он попал в сумасшедший дом. По разным углам стояли, собравшиеся в небольшие группки какие-то странные типы обоего пола. Усатые, бородатые, плешивые, лохматые…
 Они что-то шептали, хихикали, что-то напевали, наигрывали, пританцовывали…
 К ним то и дело подбегали какие-то не менее подозрительные личности, и так же стремительно отбегали.
 Быстрее всех бегал небольшого росточка, лысенький гуманоид, с галстуком набок. Звали его Ян Григорьевич Медовар. Это был типичный представитель, увы, уже отживающей профессии администраторов.
 Когда я как-то его спросила, - почему он всё время бегает? Он ответил:
 - Ирочка, если я остановлюсь, я упаду!
 В конце семидесятых он вдруг… эмигрировал в Америку. Многие не понимали, - зачем?
 Янчик – как его ласково многие звали, был человеком уже не первой, не второй, и даже не третьей молодости, участником войны. Некоторые говорили, мол, поехал умирать.
 Так вот, забегая вперёд: многих из тех, кто так говорил уже, увы, нет, а Ян Григорьевич, дай Бог ему здоровья, и по сей день здравствует.
 Лет через десять после его отъезда я попала на гастроли в США. К тому времени про Яна Григорьевича я совсем забыла.
 Но его бывшая жена попросила меня позвонить ему в Нью-Йорке. Набрав номер, я услышала знакомый голос на автоответчике.
 - Ян Григорьевич, это Ирина Гвоздева из Москвы. Вы меня помните? У меня для Вас сообщение, если сможете, позвоните мне в гостинцу.
 Наговорив свой номер телефона, я совершенно не надеялась, что он мне перезвонит.
 Но на следующее утро раздался звонок.
- Ирочка, как хорошо, что вы мне позвонили. На завтра у меня запланирован концерт и мне как раз нужна певица. Я вас приглашаю, и учтите, концерт не шефский!..
 Я расхохоталась.
- Боже мой, Ян Григорьевич! Вы в своём репертуаре, приходите в гости.
Через полчаса я уже открывала ему дверь.
Передо мной стоял хорошо выбритый, элегантно одетый, вкусно пахнущий, Ян Григорьевич Медовар, совсем не тот, которого я когда-то знала по Москонцерту.
- Ян Григорьевич, как Вы хорошо выглядите! Какой у вас
 костюм!
- А, у меня их пятнадцать штук!
- Зачем же так много?
 - Много не мало! А потом, деточка, мне, как участнику второй Мировой войны здесь положены большие льготы. У меня бесплатная квартира на Манхеттене, медицинская страховка и пенсия.
 Битый час он рассказывал мне о своей жизни эмигранта, показывал фотографии, приговаривая: «О, кей, о, кей! -Ничего, что я говорю по-английски?»
 Рассказал, он и о том, что у него есть подруга, эмигрантка из Прибалтики. А потом шепотом попросил меня не рассказывать об этом в Москве, мол, бывшей жене это будет неприятно!
 Прошло ещё пятнадцать лет. (!)
 Вместе с программой «Парад пародистов» в 2001-м году я снова прилетела в Нью-Йорк.
Встретив Вадима Мулермана, я узнала, что Ян Григорьевич Медовар живёт в той же квартире, что и раньше. Позвонила. Ян Григорьевич ответил.
Мы поговорили. К сожалению, он не смог приехать на наш концерт, плохо себя чувствовал.
 В последний день, прощаясь, он довольно бодрым голосом заверил меня, что, несмотря на плохое зрение и боли в суставах, у него всё в порядке… Одно плохо – нет жены.
 - Ирочка, я тебя очень прошу, прилетишь в Москву, дай мой телефон артистке Тамарочке Кравцовой, пусть она мне позвонит!



 
 




 «Я помню вальса звук прелестный
 Весенней ночью, в поздний час.
 Его пел голос неизвестный,
 И песня чудная лилась…»

 ВЫ ПРОСИТЕ ПЕСЕН? ИХ ЕСТЬ У НЕГО
 ( Валерий Сафошкин )
 

 Люблю людей увлечённых. Когда человек чем-то занимается, кроме своей работы – по-моему, это прекрасно!
 Скажем, мой Териков кроме того, что сочиняет монологи, куплеты и пародии, ещё и отлично играет в шахматы, и не сам с собой, а в турнирах, даже в таких, где играют гроссмейстеры. Составляет шахматные задачи, коллекционирует брелоки, старинные монеты, а также марки и значки на шахматную тему.
 У него есть даже такая опубликованная автоэпиграмма:

 «В смысле хобби заявляю прямо:
 Кони, рифмы – всё смешалось тут.
 И порою пишешь эпиграмму,
 А выходит… шахматный этюд!»

 Собирает Териков и эстрадную литературу, в частности куплетные сборники, начиная с середины девятнадцатого века. ( Раньше их просто не было).
 Может поэтому мне так импонируют коллекционеры, и в первую очередь коллекционер-филофонист мирового уровня, - Валерий Сафошкин.
 Собирать пластинки он стал ещё в юности и постепенно стал серьёзным собирателем. Учась в Высшем Краснознамённом училище железнодорожных войск, военных сообщений в Ленинграде не пропускал ни одного концерта. Там же он познакомился с Утёсовым. Леонид Осипович страшно удивился, узнав, что у курсанта есть все его записи!
 Трудно даже представить, как сегодня, в небольшой двухкомнатной квартирке помещаются тысячи (!) грампластинок и магнитофонных записей… Хорошо об этом сказала Изабелла Даниловна Юрьева в книге «Гори, гори, моя звезда» ( Москва. ЭКСМО-ПРЕСС 1998. с. 8)
 «Его коллекция поистине уникальна, ей нет равных! Шутка ли! Больше десяти тысяч пластинок, на которых есть практически всё, что когда-то напели Шаляпин и Плевицкая, Давыдов и Морфесси, Вяльцева и Панина, Дулькевич и Вавич, Вертинский и Русланова, Утёсов и Лещенко, Церетели и Козин – всех не перечислить.»
 На одном из вечеров в ЦДРИ Териков посвятил Сафошкину такую эпиграмму:

«Пластинок дома тысяч сто,
И ходит слух давно в народе,
Что у него есть даже то,
Чего нет вообще в природе!»

 Ещё очень давно, когда я была начинающей певицей, с концертной бригадой Москонцерта я выступала в одной подмосковной воинской части. После концерта на сцену со словами благодарности вышел симпатичный офицер.
 Это был подполковник Сафошкин. Он мне тогда сразу запомнился. Запомнился добрыми умными, точными словами в адрес выступавших. ( Чаще приходилось слышать что-то вроде «Спасибо за хорошо поставленное удовольствие»)
 Сегодня телефон у Сафошкина не умолкает. Звонят отовсюду. Кому-то нужна старая песня, кому-то забытый романс, кто-то подбирает музыку для спектакля. Когда мне нужна какая-то песня для пародии, или Терикову старинные куплеты для второго издания книги «Куплет на эстраде», выручает только Сафошкин. Попросишь, - и через десять-пятнадцать минут можешь записывать!
 Валерий Дмитриевич нарасхват. Фирма «Мелодия» выпускает пластинки с редкими записями Руслановой, Утёсова, Церетели, Лещенко, Козина, Юрьевой пользуясь бесценным фондом неутомимого филофониста. Фонограммами этого фонда озвучены многие спектакли Малого театра, театра кукол имени Образцова, театра на Таганке, театра имени Вахтангова, многие фильмы, телевизионные и радиопередачи.
 А какая замечательная телепрограмма на канале «Культура», придуманная Сафошкиным, - «Романтика романса». Всего не перечислишь.
 И что немаловажно, Валерий Сафошкин ещё и очень симпатичный, добрый человек и товарищ. С ним я пошла бы в любую разведку!


 




 «Какой какою силой странной
 Нас тянет к мужикам всегда.
 Ну, что, ну что мы в них находим окаянных,
 Ну, что в них окромя вреда!»


 НАШ ДОБРЫЙ ГЕНИЙ
 
 ( Марина Полбенцева)


 Машенька Полбенцева обладала редким качеством – готовностью в любую минуту помочь. Если кто-то жаловался на какие-то болячки, Маша немедленно организовывала посещение самой хорошей поликлиники. Создавалось впечатление, что она, как минимум, министр здравоохранения!
 Познакомились мы очень давно, ещё в годы, когда Маша была звездой московского мюзик-холла. До Мюзик-холла Маша работала и в цирке, и в театре Миниатюр у Владимира Полякова, и в кино. Когда в мюзик-холле появились новые люди, Маша ушла к Утёсову. В юбилей великого мастера, она исполняла номер «Молодость Утёсова». Там она проявила себя во всём блеске. Ведь Маша была потрясающе музыкальна – она играла и на аккордеоне, и на гитаре, и на банджо, и на саксофоне, прекрасно пела, танцевала, жонглировала… Прирождённая клоунесса ( Она закончила цирковое училище ), Машенька проявила себя и как талантливая артистка кино. Она снялась, и очень удачно, в таких фильмах, как «Крепостная актриса», «Каин ХVIII-й», «Шельменко денщик»…. А в фильме «Сегодня новый аттракцион» сыграла главную роль. Рядом с хищниками она была прекрасна!
 А какие у неё были партнёры в кино: Леонов, Жаров, Раневская, Гарин, Пуговкин…
 Из оркестра Утёсова Маша перешла в Москонцерт, где мы часто встречались в разных программах.
 Маша была заводилой, вечно она что-то организовывала. То «женский клуб» в Доме Актёра, то вечера в артистическом клубе на Ордынке, то поздравляла кого-то с юбилеем… Она очень дружила с руководителями «Гжели» и часто организовывала и проводила там концерты. Не случайно, и у неё и у всех, кого она «совращала» на эти выступления, квартиры забиты этим бело-синим чудом.
 Кстати, знакомство с моим нынешним мужем, писателем-сатириком Георгием Териковым, произошло тоже на концерте в Гжели. Так что Машеньку по праву мы считали нашей свахой.
 Последний раз Маша попросила меня съездить в Гжель вместе с Михаилом Пуговкиным:
- Понимаешь, - сказала она мне в трубку
взволнованным голосом, - Пуговкин переехал опять в Москву и у него абсолютно нет посуды.
 Помню, ехали обратно, и Пуговкин советовался с нами, какое блюдо ему приготовить в передаче «Смак»?
 Мы с Машей, как старые эстрадницы, немало поездившие по разным дыркам, посоветовали Михаилу Ивановичу приготовить у Макаревича фирменное блюдо гастролёров – суп-письмо. То-есть, суп из пакетика… Он так и сделал!
 Последние годы Маша исполняла музыкальные номера, написанные Териковым. В частности, куплеты «Новые страдания» на мелодию известной песенки «А я люблю женатого…» В каждом куплете какая-то женщина объяснялась в любви одному из известных политиков. В связи с этим вспоминаю такой случай.
 Маша, как это часто у неё бывало, организовала какой-то очень ранний концерт, уж не помню где, кажется перед строителями.
 Вышла с этими куплетами, запела:

 «А Черномырдин – наш премьер,
Он очень обаятельный…»

Вдруг кто-то из зала крикнул:
- А его уже сняли!
Маша остановилась:
 – Когда?
- Сегодня передали.
- А кого назначили?
- Степашина!
- Очень хорошо, - сказала Машенька и запела:

 «Степашин - новый наш премьер,
Он очень обаятельный…»

Раздались аплодисменты! За находчивость!

 А вообще, как только появлялся какой-нибудь политик, тут же раздавался звонок:
- Твой далеко? Попроси его дописать про… И далее
называлась какая-нибудь новая фамилия.
 Таким образом, у Машеньки, героини её куплетов объяснялись всем политикам, чьи фамилии были на слуху.
Последний политик в этот номере у Маши стал
Путин…

 «А Путин до чего хорош,
 Но с ним одни страдания.
 Ты только койку разберёшь,
 А он уже в Испании!»

 Кажется, что совсем недавно, буквально вчера, она, самая энергичная, самая молодая, самая заводная, баламутила нас всех в артклубе, и в её адрес звучала эпиграмма:
 
«Идут, бегут года и что же?
Стареют все, что тут скрывать.
А Маша с каждым днём моложе…
Пора её удочерять!»
 
И вот уже приходиться говорить о Машеньке, нашей Машеньке, в прошедшем времени. Как несправедлива жизнь!




 
 


 



 «Усы казацкие вразлёт,
 С вахтанговским дипломом.
 Программы, как блины печёт,
 И каждый блин не комом.»
 ЗА НАМИ «РОССИЯ»!
 
 ( Валерий Жак )


 Валерий Жак, - главный режиссёр концертного зала «Россия». Не знаю, как он «режиссировал», будучи офицером, но на эстраде он, как минимум, генерал. Может даже единственный.
 Вообще не представляю себе Жака в погонах. По-моему, он сугубо штатский человек, и с военными его роднит разве что любовь к… крепким выражениям. Но даже не самые благозвучные слова в его устах часто выглядят ласково, как похвала!
 Жак – личность уникальная. Это ж надо: Режиссёр, эстрадник, богема – и … непьющий!
 Многие этого даже пугаются. Особенно женщины.
 Тем не менее, его программы не хуже, чем у пьющих. Даже лучше. Намного лучше.
 Как в эпиграмме Терикова, приведёной в качестве эпиграфа.
 Одно время Валерий Семёнович преподавал, в Государственном Институте Театрального Искусства, и по отзывам его студентов, очень хорошо .
 Я была на последнем курсе и мне предстояла дипломная работа. Время у меня ещё было, поэтому гастроли в Таджикистан я не стала отменять.
 Это был фестиваль искусств, в честь Семидесятилетия СССР.
 Главным режиссёром фестиваля был Валерий Семёнович Жак. Подобные фестивали проводились в Таджикистане не впервые. Но для Горно-Бадахшанской автономной области, где мне предстояло выступить в качестве режиссёра, это было в новинку.
 Прилетев в Душанбе, и выступив в нескольких концертах, мы сели в самолёт и отправились в город Хорог. Это на Памире, на самой границе с Афганистаном. Артисты должны были лететь двумя рейсами. Но случилось так, что вторая группа не смогла прилететь по метеоусловиям, и мне, как режиссёру концерта, пришлось выкручиваться, подключать к концерту местных артистов. Эта программа была моей дипломной работой. Но всё по тем же метеоусловиям не смогла прибыть в Хорог и приёмная комиссия ГИТИСа.
 Как быть? Позвонила Валерию Семёновичу в Душанбе, и он сказал, чтобы я не волновалась, собрала отклики о программе, а он всё уладит. Так и получилось. А программа, поставленная мною на стадионе имени 50-летия Пограничников Памира в Хороге, действительно удалась.
 Кстати, принимали нас там, как самых дорогих гостей, с музыкой, подарками, угощениями, а меня даже сделали Почётным гражданином города.
 Памир оставил у меня неизгладимое впечатление, и принёс мне… красный диплом
 Обычно эстрадные программы живут несколько дней. А у Жака одна программа уже отметила своё двадцатилетие. Я имею в виду программу «Парад пародистов», в которой мне тоже не так давно довелось принять участие.
 Программу эту придумал Жак от начала до конца.
Премьера программы состоялась в самом начале 80-х гг.
Тогда в ней участвовали ещё малоизвестные или совсем неизвестные Ефим Шифрин, Михаил Евдокимов, Олег Жигалкин, Галина Базаркина… Позже – Карен Аванесян, Раиса Мухаметшина, Юрий Гарин… А теперь и я.
 После некоторого перерыва Валерий Семёнович восстановил «Парад» и показал его московскому зрителю в конце 1999-го… А в 2001-м вывез в США.
 Концерты проходили с огромным успехом Газета «Вечерний Нью-Йорк» писала:
 «Парад Пародистов» неожиданно потряс нью-йоркскую, донельзя избалованную публику, и практически каждый участник вечера принимался «на ура!»
 Я думаю, Жак достоит Книги рекордов Гинесса!






«…И все биндюжники вставали,
 Когда в пивную он входил.»
 Наш дорогой Никита Владимирович

 Никита Владимирович Богословский – удивительный композитор и удивительный человек. Его песни такие же долгожители, как и он сам. Ну кто не знает: «Шаланды полные кефали в Одессу Костя приводил…», «Только встанет над Москвою утро раннее…», «Любимый город может спать спокойно…», «Мне тебя сравнить бы надо с песней соловьиною…», «Ты ждёшь, Лизавета, от друга привета…»
 С его песней «Ермолова с чистых прудов» стала Лауреатом Всесоюзного конкурса Алла Пугачёва, фантазии на темы песен Богословского и сегодня звучат в музыкальных коллективах. А недавно в кремлёвском концерте, посвящённом Дню Защитника Отечества был трогательный эпизод. На скрипке, найденной в развалинах Сталинграда, правнук солдата, нашедшего эту скрипку, играл «Тёмную ночь». У рояля был автор - Никита Богословский.
 Много говорить о творчестве этого композитора я не буду. Никиту Богословского знает вся страна, а вот лично и очень близко я познакомилась с ним после того, как моя подруга Алла стала его женой. Ох и весёленькая это была свадебка! Молодые всё обставили чин чином. Как и положено были свидетели. Со стороны невесты была я, а со стороны жениха композитор Оскар Фельцман.
Регистрация брака проходила в Таганском Загсе. Был выходной день и кроме нас там никого больше не было. Работники Загса устроили целую экскурсию, показывая нам свои достопримечательности.
Невеста всё время просила сыграть «Марш Мендельсона». Тогда Никита Владимирович сел за рояль и спел: «Почему ты мне не встретилась юная, нежная…», что внесло лирико-юмористическую нотку в происходящее. Эстафету подхватил Оскар Фельцман, заиграв свои знаменитые «Ландыши.» Мы дружно проорали эту песню, быстренько поставили штампики в паспорта молодожёнов и гурьбой вывалились на улицу. У выхода задержался лишь Никита, предусмотрительно осведомившись у заведующей ЗАГСом – « А где тут комната разводов?», что вызвало гомерический хохот. Мы расселись по машинам и поехали пировать.
Славно отужинав, мы усадили уже невесту за рояль и стали петь её песни. Надо сказать, что моя Алка тоже не фунт изюма, а композитор Алла Сивашова, с которой мы претворили в жизнь не один музыкальный проект. В общем вечер удался.
Богословский был в ударе – шутил, рассказывал анекдоты и мы чуть не уговорили невесту станцевать на рояле, но потом побоялись, что она его может проломить. (Жалко, рояль-то хороший).
 Никита Владимирович известный мастер розыгрышей. От них в своё время «пострадали» многие. И коллеги: Сигизмунд Кац и Василий Павлович Соловьёв-Седой, и режиссёр Марк Донской, и знаменитый эстрадник Николай Павлович Смирнов-Сокольский…
Частенько он разыгрывал и меня.
Однажды после очередной его заметки в газете у меня начали раздаваться странные телефонные звонки:
- Иришь, ты действительно так близка с Алкой?
- Конечно – отвечаю я.
- И в замке у неё бываешь?
(Ну, у Богословских не замок, но хорошая квартира в доме на Кательнической)
- Бываю, говорю я, и довольно часто.
- Как они живут, как свадьба? Ты была у них на свадьбе?
- А как же! Я была свидетелем. А живут они замечательно.
- Ну, расскажи поподробнее, ты, наверное как сыр в масле катаешься!
Надо сказать, что я никогда не отказываюсь от хороших предложений. Поэтому и от сыра с маслом тоже не отказалась.
Но, когда меня начали расспрашивать про Филю, поняла, что тут какой-то подвох.
 Оказывается Богословский в день смеха первого апреля в газете «Вечерний клуб» поместил сообщение о том, что Алла Пугачёва купила где-то в Англии, в одном из графств, замок, а домоуправительницей пригласила англичанку из Америки русского происхождения Ирину Гвоздеву.
 Далее он описывал жизнь в этом замке. Кто-то из артистов прочитал эту заметку, не разобрался и принёс сногсшибательную новость в Москонцерт, после чего ко мне и начались эти звонки. «А правда?», «Это ты?», «Ты бросила сцену? Нет?», «А нельзя ли организовать гастроли в Лондон?» И я в течение, наверно, целого года должна была всем объяснять, что это очередная шутка Богословского.
 Кстати, свою фамилию я несколько раз встречала у Никиты Владимировича и в его знаменитых юморесках.
 Так в книге «Заметки на полях шляпы и кое- что ещё»( 1997 г. Москва, Вагриус стр.56 ) есть такая фраза:
«… Об этом газете сообщила Ирина Николаевна Гвоздева, пожелавшая остаться неизвестной».
Мне очень приятно, что между мной и Никитой Владимировичем сложились такие нежные, дружеские отношения.
 Алла и Никита Богословские были и на нашей с Териковым свадьбе, которая прошла тоже очень весело.
 Я бы даже определила жанр этого нашего «мероприятия», как «Свадьба-концерт». Пели Галя Улетова и Люба Деметр. Пел свои песни Жора Мовсесян. Рассказывали смешные байки Вадик Тонков, Юра Григорьев, Карен Аванесян. Хохмил Лёва Шимелов… Женя Донская в своём поздравлении применяла приёмы чревовещания… Звучали весёлые оригинальные тосты « в исполнении » - Евгения Петросяна, Эдика Смольного, Валерия Шейна, Ольги Баклановой, Валеры Жака…
 И, конечно же, запомнился оригинальный тост Никиты Владимировича. Сказав о том, что я его подружка и пожелав нам с Териковым счастья надолго…Но не навсегда, ибо «Браков навсегда не бывает», и, поскольку свадьба была накануне Нового года, заключил тост словами:
- Пусть наступающий Новый Год будет не хуже чем тысяча девятьсот тринадцатый!
А когда наш дорогой Никита случается заболевает, сразу звонят мне и я делаю ему уколы (понятно в какое место)
 Так что с полным основанием могу считать, что знаю Никиту Владимировича со всех сторон

РS
Когда я писала этот очерк Никита Владимирович был бодр и здоров. Но, вдруг, в одночасье, ему стало плохо и он попал в больницу. Через некоторое время его не стало.
Нет больше нашего дорогого Никиты Владимировича. Замечательного композитора, мастера розыгрыша и весельчака. Даже в последние дни своей жизни ему не изменило чувство юмора и самоиронии.
Он несколько дней был без сознания, но потом наступило, как потом оказалось, временное улучшение. Алла ему сказала: - «Никита, ты был без сознания…» - Без классового? - усмехнулся Никита.

 
 







 

 


Рецензии
Ирочка, стаким количеством и, главное,- качеством друзей, Вам ничто не страшно!!!!! Здорово, что и Вы для них подруга! Сколько же в Вас невысказанности!!!!!)))))))) Думаю: ни в СТИХАХ РУ, ни в ПРОЗЕ РУ не поместитесь!!!!!)))))) Вы молодчинка!!!!!

Тст Ткачев Сергей Тимофеевич   19.06.2008 03:18     Заявить о нарушении правил

На это произведение написано 9 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.
Разделы: авторы / произведения / рецензии / поиск / вход для авторов / регистрация / о сервере     Ресурсы: Стихи.ру / Проза.ру