Попрощаюсь со старым годом...

Подведем итоги года прошедшего. В этой подборке - то, что я считаю лучшим из опубликованного за 2008 год. Вспомним этот год с теплом, и проводим его с любовью...

Вернусь - всем страхам вопреки

Вернусь - всем страхам вопреки,
Своей летящею походкой,
Став не потерей, а находкой
На берегах твоей реки.

Конечно, прав был Гераклит,
И я не в ту вернулась реку,
И не подвластно человеку
Бег времени остановить.

Но этого бояться? – Врёшь!
Отдамся времени теченью…
Ведь гусеницы смерть – не тленье:
Его ты бабочкой зовёшь…
_____________________________________


Тропинка
Да, путь к себе – всегда хожденье дальнее…
Казалось в юности – мол, руль судьбы – в руках,
Вперед ведет дорога магистральная,
Чтоб горизонт – насквозь. И – в облака!

Но оказалось – путь искать так сложно мне:
Бурьян, овраги – вовсе не шоссе.
Я заплутала. И тропою ложною
Пошла в обход себя. Почти как все.

Препятствия же – горы, реки, чащи –
Вставали ежедневно, как урок.
И дураки мне попадались чаще –
Гораздо чаще, собственно, дорог.

Я заблудилась. И мечусь в тревоге:
Где – путь к себе? Что это – тракт, иль шлях?
Бетонка кольцевой автодороги
Иль стежка, заплутавшая в полях?

Но жизнь, что так любила беззаветно я
Мне выход подсказала, наконец:
Мол, путь к себе – тропинка неприметная.
Но – через сердце. И – наперерез.
___________________________________________


Давно разоблаченная морока

Когда я буду уезжать,
То город за моим вагоном
Вначале примется бежать,

Потом обгонит, и со стоном
Каренинским – под паровоз,
Чтоб, ощущая в сердце рану,

Как груз вины, сомнений хвост,
Я тут же кинулась к стоп-крану.
Но я не кинусь. Взгляд – в окно,

Твердя цветаевские строки:
«Тоска по родине!» (?) – «Давно
Разоблаченная морока!»

И город, виду не подав,
Так отвернется равнодушно,
Что осознаю – навсегда.

Пусть рыба ищет там, где глубже,
А я – подобье горних сфер,
Но что такое ностальгия?

Я родилась в СССР.

Дочь Казахстана и России,
Пирамидальных тополей,
Березок стройных русокосых,

Ущелий горных и полей…
И солнце, что глядит раскосо,
Не знает, что же мне милей.
_________________________________________

Третье дыхание. Вестерн

       «Прядь волос серебристая, ранняя
       На виске засияла предательски.
       Всё плотнее тиски-обстоятельства.
       Где же, где ты, второе дыхание?»
       Татьяна Мирошникова, «Второе
       дыхание» http://www.stihi.ru/2008/04/29/1205



Прядь волос серебристая, ранняя,
Словно пташка, вспорхнет на висок ко мне.
И давление планкой высокою
Перехватит второе дыхание.

Но ведь лишь середина дистанции!
Нет второго? Дождемся же третьего!
Пусть тот поезд ушел, и уж нет его,
Но другой приближается к станции.

Я вскочу на подножку, как в вестерне,
Неужели не справлюсь с задачею?
…Кто меня назовет старой клячею –
Я того пристрелю «Смит-и-Вессоном».
_________________________________________________


А если я - ветер?

А если я – ветер?
А если я просто – попытка природы
Создать эту рябь на сияющей глади залива,
Шепнуть пару слов (той волне, на ушкО, торопливо
И – мимо, к другой: ветер – вечное имя свободы)…

А если я – ветер?
А если мне просто так нравится слушать,
Как мачты скрипят, и как рвется в руках парусина,
Трепещет и стонет она, и дрожит (ну, совсем, как осина),
И все же моя – вместе с телом отдавшая душу...

А если я – ветер?
А если я просто люблю на просторе
Бездумно резвиться – подкидывать волны до неба!
Играть – так играть! Улететь в те места, где ты не был,
Швырнув, все что было, как щепку, в штормящее море…

А если я – ветер?
И снова спокойно я ласковым бризом
На берег вернусь, чтоб белье полоскать под прищепкой?
А та бригантина… красавица, - помните? – в щепки!
«С тобой, да с тобой!» Вы же знаете…вечно капризы!

А если я – ветер?..

Вспомнить все

Вспомнить все.
От руна золотого на теле,
Превращающегося в серебро,
Вплоть до запаха кожи, и даже до еле
Приметной веснушки…и – выдох. Ребро,
Отделенное и удаленное богом,
не забыло Адама. Змий, и древо, и плод…
Две Вселенных. Две вечности. Пыль над дорогой.
И антоновкой пахло. И солнце пекло.
Но ведь ОН же…все знал! То, что будет, заранее?
Это…просто нечестно! ОН – САМ искушал!
Зная то, что навек нас изгонит из рая,
Что покой – только снится. Что наша душа
Между злом и добром вечно маяться будет,
Еву клясть все привыкнут. Она – это зло.

А она улыбается, помнит и любит…

Как антоновкой пахло!.. Как солнце пекло!..
_______________________________________________________

И - вспыхнуло! Неудержимо...

И – вспыхнуло! Неудержимо льется,
Искрясь на тысячи ладов,
И в крошечной пылинке – солнце
Над миллионом городов,

Миров и радужных вселенных
Играет в локоне моем,
И чудо так обыкновенно,
Так просто – словно воду пьем,

И оттого – совсем не ценим,
Как то, что, кажется, всегда
Пребудет с нами и вовеки.
Благословенна будь, вода!

А также солнце. Голограмма –
Секрет создания миров –
Порхает в воздухе. Упрямо,
Сквозь боль и слезы, и ветров

Отчаянных, сопротивленье.
И там, где и надежды – нет,
Я в чудо превращу мгновенье –
Сквозь челку посмотрю на свет.
____________________________________________________

Миллионы женщин ждут встречи с тобой в сети

Миллионы


Миллионы
красавиц и умниц,
спортсменок и комсомолок…
Это просто,
наверно, безумие –
Пытаться
быть для кого-то
Изюминкой
В этом мешке с изюмом?

Гадко ухмыляется компьютерный Молох…

Женщин


«Мильоны - вас. Нас - тьмы, и тьмы, и тьмы»…©
Как звезд на небе, как песчинок – в море…
Но ты нашел меня. Иль это мы
Нашли друг друга в сетевом просторе?

Ты мне сказал – не хочешь потерять
Меня – сам – снова в сеть, на ловлю…
Ну, кто мог знать, скажи, ну, кто мог знать,
Что я поверю сердцем и запомню?

Запомню – как замок запоминает ключ,
Как Кая – Герда, как пароль – свой отзыв…
И, кажется, тебя почти люблю
Уже за то, что у шипов есть розы.

Ждут


Господи, да разве они знают, что такое ожидание?

Не слышат зябкие деревья –
Нахохлились, как воробьи.
Продрогшая земля не слышит,
В бесснежии, шаги твои.
А я – узнаю и услышу.
ТАК напряженный слух мой ждет,
Что я оглохну, как от взрыва,
Когда снежинка упадет.

Встречи


Я узнала:
и утренний шепот твоих ресниц,
сердца стук, и объятий твоих кольцо.
Также – то, что из рода ты синих птиц,
Лишь на миг приземляющихся на крыльцо.
Знаешь, можно уже не гадать по руке –
Что там выпадет, не страдать напрасно.

Нежность, если ее зажать в кулаке,
Удивительно быстро красит ладони красным…



С тобой


ТЫ. Попробовать это слово на вкус,
Растягивая его, как шпагат…
И радостно засмеяться
Даже не колокольчиком – ландышем…
И – глаза – в глаза, все из искорок радужных!!!

Пропиши мне лекарство,
которое лечит грусть.
Не в аптеке – всего в двух шагах.
Называется – скайп. (помогает – надо же!)

В сети.


Снова сеть?
Ты опять на рыбалку, милый?
Миллионы сирен со сладчайшими голосами,
Стаи рыб призывно машут хвостами,
Золотым пером завлекая.
Ну, а я…
Я - простая рыбка, не золотая,
И меня
Ты можешь зажарить и съесть
С костями.
Я спрошу лишь, похрустывая во рту,
И тая:
«Вкусно было?»
       *
А желание? Можешь его загадать –
(Золотая рыбка, прости!):
Я

Одна

Из мильона

Умею ждать

Встречи

С тобой

В сети.



       В качестве названия использовано имя т.н. «интеллектуального
       бестселлера» Шона Томаса «Миллионы женщин ждут встречи с тобой».


Новая книга джунглей

Грозный Шер-Хан, что на легких неслышимых лапах
Мягко ступает, предвидя заманчивый пир.
Что привлекло тебя – крови ли сладостный запах,
Или желание просто узнать человеческий мир?

Ты приближаешься вкрадчиво – как на границе
Яви и сна, и пружинишь ты так хорошо –
Тело мгновенно взовьется стремительной птицей,
Просто, как будто само превратилось в прыжок.

Как оказался ты в этой неоновой чаще,
Как заблудился ты в джунглях больших городов?
«Мы – одной крови» - забыто давно, и все чаще
Слышится всюду про мщение – кровью за кровь.

«Ну-ка! Мне мяу скажи!» Ни словам, ни слезам мы не верим,
Нагло смеемся в лицо и природе, пустившей слезу…
Помни и знай: «Человек – нет безжалостней зверя,
И уже не вопрос, кто коварен, и кто саблезуб»…


- Стихоотклик на http://www.stihi.ru/2008/09/29/4179
       «Скажи мне мяу» (Камирра)

Вавилонское столпотворение

Ах, город Вавилон периода расцвета!
Ты сердце в плен забрал, и как теперь мне – без?
Должно быть, ты и сам – восьмое чудо света,
А не одни Сады и Башня до небес.

Развратный Вавилон! Блудницей непотребной
Раскинул предо мной соблазны чудный град.
Нисколько не любя, не спрашивая небо,
Вот-вот пронзит луну, как фаллос, зиккурат.

Роскошный Вавилон! Пиры у Валтасара,
Где фрукты и вино, и россыпи монет…
И, все ж, душа полна предчувствием пожара:
Слов огненный язык я вижу на стене.

Мой мудрый Вавилон, куда теперь мне деться,
И где теперь искать судьбы совсем иной?
Ведь у тебя в груди мое трепещет сердце,
Но ты не оценил подаренного мной.

Мой чудный Вавилон, остановить мгновенье
Уже не попрошу. Но – памяти каприз:
Я долго сохраню твое столпотворенье –
Смешеньем языков, и паспортов, и виз.

О, Вавилон души! Прощай, любимый город!
Мой самолет взял курс на крашеный закат.
Пусть Башня (дай-то Бог!) падет еще не скоро,
Но мы уже молчим на разных языках…

Разговор с ангелом. Осеннее

Я по лестнице ВВЕРХ бегу,
Слыша шелест ангельских крыл…
Догоню – попросить смогу,
Чтобы кое-что объяснил.

Этот лодочник – кто? Харон?
Это что же – я умерла?
Или все-таки это – сон?
Просто – осень. Ненастье. Мгла…

За ступенью бежит ступень.
Сыро, пасмурно. Грай ворОн.
Вон торчит одинокий пень…
Что – от Древа Познанья он?

А ведь я мечтала вкусить,
Разобраться, что-то понять…
Приказала любовь долго жить,
А хоронят, видно, меня?

Где-то есть моей жизни скрижаль,
Там, на самом верху, где мгла…
Как же трудно наверх бежать!
Вот – споткнулась. Но догнала!

В зазвеневшей спрошу тишине:
«Что, mon ange, наверху меня ждет?»
Усмехнется печально мне:
«Эта лестница ВНИЗ ведет»…

Без признаков крыльев
Ирина Бебнева
Морковь с любовью рифмовать –
Прелестное занятье:
Всего лишь – подобрать слова –
Так, ерунда, как дважды два,
И ты, с какой-то стати –
Родня с духовной знатью.

Но череда глагольных рифм
Вдруг встанет, как подводный риф,
Барьером на твоем пути –
И не проехать, ни пройти,
И вянет на корню морковь,
Опять споткнувшись о «любовь».

              *     *     *
Я не буду врать – не люблю –
Что стихи мне – как камни в гору,
Будто вовсе ночей не сплю,
И в пространства ритма узоры
Все вплетаю времени нить. . .
Ведь однажды придет казнить
Стих – Прокруст.
Его ложе – в пору ль?

             *     *      *
                                   ТЫ,
                               
                                   К
                                   О
                                   Т
                                   О
                                   Р
                                   Ы
                                   Й
                       НЕ БЕЗ ГРЕХА,
                                   П
                                   Е
                                   Р
                                   В
                                   Ы
                                   М

                                   К
                                   А
                                   М
                                   Е
                                   Н
                                   Ь

                                   В

                                   М
                                   Е
                                   Н
                                   Я
                              БРОСЬ!
  ЕСЛИ СТАЛО КРЕСТОМ ПРОСТРАНСТВО СТИХА,
                  ТО ОСТАЛОСЬ ЛИШЬ
                                                            
                                   В
                                   Б
                                   И
                                   Т
                                   Ь

                           ГВОЗДЬ
                                  .
                                                                        
                                                                   
                                 
            *      *       *
Ты однажды у внучки в книге
Углядишь моих пару строчек…
Улыбнешься такой интриге –
Да похвастать, видно, захочешь:
Что тебя больше жизни любила,
Всех разлук презирая масштабы.
- С этой самой? И как это было?
- Да поэтки – обычные бабы!
Это лишь поначалу приятно
Музом быть – самомненье щекочет,
А потом надоест безвозвратно
Быть героем рифмованных строчек.
Думал я – хоть чуть-чуть, да другая,
Лишь биографы, подлые, скрыли…

А поэтка, пусть даже нагая –
Та же баба, без признаков крыльев.
____________________________________________________________


Рецензии
ИРа, мне ОЧЕНЬ ПОНРАВИЛАСЬ ПОДБОРКА!

Особенно - первое, третье и всё до конца.

Мерче   28.03.2010 00:50     Заявить о нарушении
Спасибо, Карина! Очень рада!

Ирина Бебнева   29.03.2010 08:19   Заявить о нарушении
На это произведение написано 19 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.