Имена на картах

Поэма-посвящение морякам-вологжанам
в честь 300-летия Российского флота
(тематическая подборка стихов)


«Их жизнь не промелькнула мимо,
Не затерялась вдалеке.
Их след лежит неизгладимо
На времени и моряке.»
                            Борис Пастернак

1. У ИСТОКОВ ФЛОТА

Волок, да волок, да волок, да…
За семи волоками Вологда,
И везли из белокаменной сюда
Сонм товаров для погрузки на суда.
А заморские купцы из дальних стран
Тоже в Вологду стремили караван.
Стучали у причала судостроителей топоры,
Иоанн Грозный взирал с Соборной горы.
У истоков флота град наш древний стоял,
Был в торговле первым вологодский причал.
Так бы и тек за веком век
По северным рекам и тропам,
Но вздыбил Россию великий Человек,
Прорубив окно в Европу.
Память о Петре  наш град хранит,
Как и свою вековую печаль,-
На Неве построил он корабли,
Опустел Вологодский причал.
Но в славе Российского флота
Навеки запечатлен
И вологодский плотник,
И смолокур, и взрастивший лен,
И горячего металла мастеровой,
И купец, достигший заморского берега,
И адмирал, и безымянный герой,
И русская Америка.
Славных предков большие дела
Венчает победный Андреевский флаг.
Российскому флоту – триста лет!
Моряков-вологжан проплывают лица:
Землепроходцы, великий художник, поэт,
Изобретатель железной птицы…
Связующей нитью прошедших времен
Вошли в историю матросы и адмиралы.
Начинаем перекличку славных имен,
Сдернем с памяти времени покрывало.


2. ЗЕМЛЕПРОХОДЦЫ И МОРЕХОДЫ

Великий Тихий океан,
Твои безбрежные купели
Быть неприступными умели,
Десятки разделяя стран.
Но есть такое слово – ФЛОТ,
Служить на нем достоин тот,
Кто спорить с бурями умеет,
Кто живота не пожалеет,
Но к цели праведной дойдет.
Из устюжан и тотьмичей
За край великий, но ничей,
Мужей немало добрых пало,
Чтоб слава их в веках блистала
Короной солнечных лучей.
Из них была немногим честь
Достичь своей звезды отрадной.
Их имена на картах есть,
А это больше, чем награда.
Дежнев, Попов, Кусков, Хабаров,
Неводчиков и ряд других имен,
Как рынды корабельной звон,
Как вечно молодой и старый
Дух странствий и морской закон.
На байдарах и шитиках
В океан шли решительно,
Для россов земли открывали
И якоря свои бросали
На Алеутах и Аляске,
Форт-Росс основывали царский.
И океанские два берега –
Страна Россия и Америка
Доступнее и ближе стали,
Морским узлом их повязали.
Великий Тихий океан
Уже не разделяет стран.

3. С МЕЧТОЙ О НЕБЕ

Адмирал А.Ф.Можайский – изобретатель первого самолета впервые
поднялся в небо на большом воздушном змее на Вологодчине у села
Котельниково (ныне Можайское).

Был пленником заоблачной мечты,
Хотел взглянуть на землю с высоты,
Как чайка, что над палубой парит,
Икар-мечтатель, что там говорить.
Оставлен флот и сожжены мосты.
У рукотворной птицы непросты

Расчеты, схемы, формулы, цифирь…
Тут впору запереться в монастырь.

Под Вологдой в имении сестры
Он раздувал идей своих костры,
И тройка, перешедшая на рысь,
Его на ЗМЕЕ подымала ввысь,
Чтоб аппарат, тяжелый, как утюг,
Поднялся в небо вольной птицей вдруг.
И вот настал тот долгожданный миг,
Раздался над людской толпою крик:
Под Петроградом первый самолет
Свой первый в мире совершал полет.
Изобретатель, статный адмирал,
С седых усов слезинку вытирал.
И он еще, наверное, не знал,
Что целую эпоху открывал.


4.  ПЕВЕЦ БАТАЛИЙ

Жители города Череповца и всей Вологодчины
гордятся своим знаменитым земляком –
непревзойденным художником –баталистом Василием Васильевичем Верещагиным.

Певец баталий и отваги
Великий мастер Верещагин
Был в юности морским кадетом.
Блеск офицерских эполет,
Дух странствий, предками воспетый,
Пленили душу с детских лет.
Он быть во всем стремился первым.
И офицерскую карьеру
Он смог решительно сменить
Лишь только для того, чтоб быть
Тем, кем стал известен миру,
Поднявшись над кровавым пиром,
Вложив всю страсть в движенье кисти
От неприятеля на выстрел.
Нетленные его полотна,
Как будто, дышат ратным, потным,
Солдатским доблестным трудом.
А в завершение потом
Идет «Апофеоз войны» -
(Кому плоды ее нужны?)
Его известные холсты
В прочтенье новом непросты,
В них философия без края,
Как, впрочем, наша непростая
Простая человечья жизнь
У века нового межи.

Достойно вместе с адмиралом
Он встретил смерть в морском бою,
Но кисть не выпустил свою,
Как рулевой рога штурвала.



5.  УРОКИ ИСТОРИИ

К.Душенов в октябре 1917 года служил матросом на крейсере «Аврора»,
прошел славный путь до командующего Северным Флотом.

Наш земляк Константин Душенов
Был на гребне великих свершений.
Эх, тряхнуло Россию здорово
Историческим залпом  Авроровым,
Раскололо ее на два лагеря
От Прибалтики до Анадыря.
Комсомольцы двадцатого года
Вы лихие деньки знавали,
Вас бросало в огонь и в воду
Исторических аномалий.
Но эпоху не выбирают
И историю не ругают.
Как из песни не выкинуть слов,
Так и то сотрясенье основ.

У России своя стезя,
Мерить общею меркой нельзя.
Да, она и лихая, и бранная,
И убийством сынов окаянная,
И величьем, и мерзостью мазана,
Ей и нынче ничто не заказано.
Все крутые ее повороты
Исторически связаны с флотом.
Севастополь, Одесса, Ревель,
Петербург и Владивосток…
Как швартовы натянуты нервы,
И пульсирует в такт им висок.

У истории есть уроки,
Есть резоны свои и сроки,
Только в этой начальной школе
По своей или божьей воле
Не учились ее творцы,
Власть имущих штурмуя дворцы.
Но и все же, и все же, и все же
Нам плевать на былое негоже.
Остается с Андреевским с нами
И победное Красное Знамя .


6. НА ФЛОТАХ БОЕВАЯ ТРЕВОГА

Адмирал Флота Советского Союза Николай Герасимович Кузнецов одну из своих книг военных мемуаров назвал «Накануне». Именно накануне войны он, будучи наркомом Военно-морского Флота, несмотря на установку Сталина «не провоцировать немцев», отдал приказ о приведении флота в полную боевую готовность, благодаря чему с началом войны флот не потерял ни одного боевого корабля.

Нарком флота Николай Кузнецов
Был решительнее Генштабовских мудрецов,
Флот в готовность еще накануне
Привел, вопреки инфантильной фортуне,
Вопреки генеральной линии,
Как по фарватеру минному.
На плечи крутые он многое брал.
Бесценен для флота был этот аврал.
Потом повторились Гангут и Чесма
Для наглых фашистских пиратов.
И в том, что пришел сорок пятого май,
Заслуга не только солдата.
«Черною смертью» морскую пехоту
Не зря окрестили фрицы.
В праздник Победы славному флоту
Есть чем по праву гордиться!
Балтийцы Преображенского* скрестили шпаги
С ассами Геринга еще в сорок первом году,
И расписались раньше всех на Рейхстаге
Осколками бомб в рейсхканцелярском саду.

Как в старь у поля Куликова
Им быть в резерве не с руки.
Явили мужество такое
Лихие наши земляки,
Что под фашистами горели
Земля и стылая вода.
И как бы подвиг ни воспели,
В долгу пред ними мы всегда.

*Вологжанин Е.Н.Преображенский Герой Советского Союза, генерал-полковник, в годы войны командовал полком дальней бомбардировочной авиации Балтийского флота.
***
Боевой адмирал Кузнецов,
Вся страна его знала в лицо.
Паренек из села Вологодского
Жизнь свою посвятил делу флотскому.
И вела его в море мечта,
И упрямая складка у рта.
Путь прошел он от краснофлотца
До верховного флотоводца.

Мужество наркома-
Не матросская лихая удаль.
На каждом золотом шевроне -
Груз ответственности в три пуда.

Надо решить всему вопреки,
Не сгинув при этом втуне,
Чтобы на всех флотах моряки
Были в готовности еще на кануне.

Такое решение
Стоит дорогого.
Вся жизнь - сражение,
И нет другого.

Их - несгибаемых -
Не оценить обычным тарифом.
За это судьба его
Бросала грудью на рифы.

Но и сегодня
Все ветры опять в лицо.
Убраны сходни,
Отчаливает авианосец "Адмирал Кузнецов".


7. Баллада о флотском поэте
Александре Яшине на войне

Выдающийся советский поэт Александр Яковлевич Яшин, уроженец Никольского района Вологодской области, с июля 1941 по конец 1944 года воевал, как политработник флотской газеты, на Ленинградском фронте, под Сталинградом и на Черноморском Флоте.

Лихость, дерзость, отвага
Отличают бойца.
А поэту – бумага
И перо, чтоб сердца

Зажигал он на подвиг,
Чтобы гнев возбуждал,
И в обозе - подводу,
Чтоб Пегаса не ждал.

Он же лих и бесстрашен,
Даже брал языка,
Только этого Яшина
Мало знают пока,

За стихи не давали
Орденов на войне,
Хоть поэты бывали
Их достойны вдвойне!

Как постичь и измерить
Его подвиг  и вклад ?-
Например «Город гнева»-
Его Сталинград.

Не поэма, а - бомба,
Не слова, а – тротил!
Чтобы помнили, чтобы
Не сбивались с пути.

В черной флотской шинели
Он прошел по фронтам
Под огнем и шрапнелью.
Из горячего рта

Стих срывался болезно,
Натружено, потно…
Ненавидел  помпезность
На батальных полотнах.

Жилы рвались и вены.
Бой жесток был и страшен.
И в своем откровенье
Прав, конечно, был Яшин.

Он морскому музею
Бросил гневное слово,
Честь и совесть имея
И опыт суровый.

Чтобы без лакировки
О войне говорить,
Он халтурщиков ловких
Мог и крепче отбрить.

Но его захватили
Другие деньки.
Годы мчались, как пули,
И лишь дневники,

Да стихи фронтовые
Обожгут невзначай.
Про дела боевые
После битвы молчал.

Может боль ту безмерную
Бередить не хотел,
Может просто от бремени
Новых мыслей и дел.

Орден Красного Знамени
За бои свои славные
Не носил даже каменный,
А живым и подавно.

Как Денису Давыдову,
Лучший памятник – стих,
Чтоб мальчишкам завидовать,
Чтоб о прошлом грустить.

Лихость, дерзость, отвага
Отличают бойца,
Да перо и бумага,
Чтоб творить до конца.



8. Морская муза Н.Рубцова

Выдающийся Российский поэт Николай Михайлович Рубцов, уроженец села Никола Тотемского района Вологодчины, первые свои стихи написал и опубликовал в годы службы на Северном Флоте.

Северный Флот. Первый поход.
Первое с Музой свидание.
Рубцову идет девятнадцатый год,
В душе зарождая призвание.

Стихов неизбывная светлая грусть
Не в море ли взята поэтом?
Все критикам ясно сегодня, но пусть
Рассмотрят и версию эту.

Стал кубрик матросский, как прежде детдом,
Где делятся самым заветным с друзьями,
Где душу свою поверяют стихами,
Где твой на сегодня единственный дом.

Хоть срочною службой то время зовется,
Но в сердце у каждого вновь отзовется,
И звуки «Славянки» позднее не раз
Соленой слезой навернуться у глаз.
Потом люди скажут: -Поэт он от Бога.-
Проселком тернистая ляжет дорога,
Короткая в звездную вечность стезя,
Где мама, и флот, и любовь, и друзья.
Такие поэты всегда одиноки,
Как море валы поднимает, Вы – строки.
Кипуча морская безбрежная ширь,
Как море и Вы не жалели души.
Как море и Вы – глубоки и безбрежны,
Трагично суровы и ласково нежны.
И кажется мне: под звездою полей
Маячат на рейде огни кораблей.


9. Живописец

Почетному гражданину города Вологды, ветерану Великой Отечественной войны, главному корабельному старшине, народному художнику России, действительному члену Российской Академии художеств   Владимиру Николаевичу Корбакову

Живописец-мастер Корбаков
Из когорты доблестных моряков.
Говорить словами однобоко
Было бы о творческих истоках,
О его бесценном щедром даре,
Блекнет слово, если кисть в ударе.
Меркнет слово, слава колориту,
Слава кисти, что со страстью слита,
Бликам света в их боренье с тенью,
Творчеству, и слава вдохновенью,
И слава тем, кто искрою Христа
Мир сотворяет в плоскости холста.

И каждый раз, как будто в первый раз,
Влюбляться в жизнь, впиваясь буйством глаз

То в скромную березу у ручья,
То в ритмы вологодских площадей .
И вот уж неприметная, ничья
Вернется жизнь природы для людей,

Запечатленной краской в полотне.
И вдруг тебя, как свыше, осенит –
Прекрасен миг и все на свете дни,
А грозным войнам в жизни места нет.

Банальна мысль, но глубоко то чувство,
Которое питает в нас искусство.
И милые российские пейзажи
В нас всколыхнут ту давнюю, однажды
И навсегда дарованную радость –
Любить Отчизну – и другой не надо.

А иконостас его портретов –
Времени знакомые приметы.
Вологжане, долгие Вам лета,
Нас не станет, наши же портреты
Будут говорить потомкам «здрасте!»,
Потому что написал их мастер.


*   *   *
О ратной славе русских моряков,
О подвиге "Корейца" и "Варяга",
Перед врагами не спустившим флага,
Свои картины пишет Корбаков.

Сам, защищавший Родину в бою,
Носивший полосатую тельняшку,
Он знает ратный труд святой и тяжкий
Не понаслышке, как судьбу свою.

И пусть уже давно он не в строю,
Но, одержимый благородной целью,
Он, как на фронте, снова под прицелом
Глаз, объективов. Миссию свою,

Предсказанную свыше исполняет.
Нас удивляет, восхищает он
И мы легко идем к нему в полон –
Своим искусством снова нас пленяет!

И вслед за ним истории страницы
Рассматриваем пристально и строго:
Российский царь, японский флагман Того,
Макаров, Верещагин… лица, лица…

И сводят нас баталии с ума-
Какое буйство чувств и ярких красок!
И кажется, что мастеру подвластна
Российская история сама.

     10 декабря 2004 г. Открытие выставки
В.Корбакова"Страницы истории" – к 100- летию  Русско-Японской войны




10. Космонавты и подводники

Герой Советского Союза летчик-космонавт Павел Иванович Беляев, уроженец села Росляково Бабушкинского района Вологодчины до поступления в отряд космонавтов служил летчиком истребителем авиаполка Тихоокеанского Флота.

У космонавтов и подводников
Есть в службе очень много сходного,-

Об этом говорил Беляев,
На субмарине побывав.
Наш первый атомный подплав
Героями был тоже славен.

С высот космических орбит,
Сойдя в отсеки субмарины,
Пилотку лихо на бок сдвинув,
Вникал и в технику, и в быт.

И, восхищаясь мощью грозной,
И ритмом вахт походных дней,
Он говорил вполне серьезно:
-У вас опасней и трудней.

Конечно, это скромность просто.
И в руки взяв тогда секстан,
Он пошутил:- качнуть бы звезды.-
Была ли шуткой шутка та.

Он с этой крепкой звездной верой
Над Вологдой вознесся в сквере,

Где в вечном карауле словно
Стоят дубки зеленой ратью.
Здесь посадили их любовно
Его космические братья.

В дубраве под присмотром мам
Курносым юным морякам
И космонавтам так легко
Дышать на рубеж веков,
На рубеже тысячелетий.
Скорее подрастайте, дети!

 

11. Офицеру моряку-тихоокеанцу
Василию Ивановичу Белову

Почетный член Вологодского Морского Собрания известный Российский писатель, лауреат государственных премий В.И.Белов всегда поддерживал связи с Российским флотом.

Как из пены морской Афродита,
Возникают творцы и пииты.
Кто повенчан был с морем однажды,
Испытал неизбывную жажду,
Жажду поиска верного слова,
Яркой краски и первоосновы.
И в ряду этом много достойных,
Ныне здравствующих и покойных,
Хоть однажды презревших сушу,
И свою оморячивших душу.

Среди них и Рубцов, и Яшин,
Корбаков, Верещагин, Борисов –
Земляки, моряки бесстрашные.
И духовной достигшие выси.

Есть меж ними еще один
Морю венчанный гражданин –
То Василий Иваныч Белов
(Ясно это без лишних слов).
И сегодня на дальнем ТОФе
Моряки поднимают штофы
За морского бывалого волка.
Вы там с ними на книжных полках,

Вы там с ними в авралах и бедах,
И в былых, и в грядущих победах.

Вам семь футов под килем и впредь
Не хандрить, не болеть, не стареть!

       ноябрь 2002 г.

В.И.Белов - капитан-лейтенант в отставке.
Василий Иванович Белов был почетным членом Вологодского морского собрания. В конце тяжелых 90х годов он в составе делегации правительства Вологодской области ездил на Северный флот, посещал экипажи кораблей подшефной Кольской военной флотилии и сказал свои пророческие слова: "Жив Флот, значит будет жить и Россия!"


***

А сегодня его больше нет
И утрата невосполнима.
Но еще много-много лет
Будем в мыслях общаться с ним мы,

Будем связаны думой одной
О России и как ей выжить.
В каждом доме он, как родной,
Прописался томами книжек.

Из Тимонихи Млечный путь
В даль грядущую нам яснее,
И души нашей русской суть
Всем понятнее рядом с нею.
    5.12.2012 г.


12.  Баллада о подвиге матроса Сергея Преминина

Сергей Анатольевич Преминин, уроженец села Скорняково Велико-Устюгского района Вологодской области, 3 октября 1986 года ценой своей жизни заглушил атомный реактор на аварийной подводной лодке К-219 в Саргасовом море, тем самым предотвратил взрыв ядерного реактора и спас мир от второго Чернобыля. В июне 1996 года Вологодское Морское Собрание ходатайствовало о присвоении Преминину С.А. звания Героя России (посмертно) за его беспримерный подвиг.

В седьмом отсеке субмарины,
Как Бог, все знал Сергей Преминин.

К авралам флотским и тревогам
Душою прикипел Серега.
Он с детства деревенским бытом
Был подготовлен и воспитан
К труду и долгу и на земле,
И быстро стал на корабле
В своих делах незаменим,
И все всерьез считались с ним.
Вот только он в чинах не рос
И горд был званием МАТРОС.
Еще год службы – и в запас,
И он – спецтрюмный Первый класс.
Все чередой своей идет,
Девчонка письма пишет, ждет.

И вдруг рвануло, как на мине.
ПроБИЛ твой час, Сергей Преминин.
В отсеки хлынула вода,
Возник пожар, пришла беда.
Там за живучесть шла борьба,
Но, видно, было не судьба
Спасти команде субмарину,
И перед тем, как на глубины
Ей провалиться навсегда,
Чтоб еще БОЛЬшая беда
Реактор не рванула взрывом,
Спецтрюмный нужен для прорыва
В седьмой задраенный отсек
Один за всех, один за всех.
И он шагнул за переборку
В трех сотнях милей от Нью-Йорка,
Чтоб дикий атом укротить,
Взрыв ядерный предотвратить.

И только Богу одному
Исход, наверно, был известен.
Седьмой отсек горяч и тесен
В смертельном розовом дыму.

Вручную заглушить реактор –
Не с гаечным ключом под трактор.
Вся жизнь минутою одной
Прошла пред ним. А за спиной –
Его друзья, потом Америка.
Добраться б до родного берега,
А в это все труднее вериться,
Ведь бьется атомное сердце,
И разъяренные нейтроны
Опасней дула вороненого.
Но ослабевшими руками
Он гасит ядерное пламя…

Отсек покинуть он уже не смог,
Сознанье отключил смертельный смог.
Патетики высокой здесь не надо.
На берег переправлена команда.
А субмарина рухнула в глубины,
В седьмом отсеке навсегда Преминин .
Он мог бы отслужить свои три года,
Но не вернется больше из похода.
Ты сделал в этой жизни очень много
И не твоя вина, прости, Серега,
Что не вернешься ты домой в совхоз,
Что мама столько выплакала слез,
Что вахту у реактора в отсеке
Тебе нести бессменную навеки.

Собою заслонил второй Чернобыль,
Реактор грозный все же отключил,
Но вот награды, высшей пробы,
За подвиг свой не получил.

А ведь за меньшее порою
Давали звание Героя
И к юбилеям ордена,
А жизнь у каждого одна.

И был бы счастлив я, не скрою,
Когда бы знать наверняка,
Что в Представлении к Герою 
И эта впишется строка.

                 Июнь 1996 года

P.S.
Указом Президента России от 7.08.1997 года Преминину Сергею Анатольевичу присвоено звание Героя Российской Федерации (посмертно)

Срывает время тайного печать
И подвиг не забыть, не замолчать,
Не спрятать вместе с папками в архив.
Пока мы помним, этот подвиг жив!

Ведь он по-существу планету спас.
И Ельцын издает о нем Указ.
О нем кино снимает Голливуд,
И мир о парне вторит: «Рашин гуд!»

Историю нельзя переписать,
Из песни слов не выкинуть, ребята.
Героев воскресают голоса
На перекличках в памятные даты.


И наш герой Россией не забыт,
Хоть поздно, но отмечен по заслугам.
Ему навечно юным в списках быть
Собрания морского, нашим другом.

          28 ноября 1997 года гор. Красавино



13.  Мой корабль

Корабль Российского военно-морского флота с поднятым на нем Андреевским флагом является в любой части мирового океана суверенной территорией Российской   Федерации ( из Устава ВМФ РФ)

Мой корабль – ты Родины частица.
От ее прозрачных зорь вдали
Как в тебе умеет повториться
Все тепло моей родной земли.

Пусть суров наш корабельный быт,
Прост и строг, как в монастырской келье,
Но замешан он на крепком зелье
И ветрам из дальних стран открыт.

Здесь среди полуденных зыбей
В тыщах милей от родного края,
Родину в деталях вспоминая,
Те приметы нахожу в тебе,

Мой корабль, мой остров в океане,
Мой иммунитет, моя броня.
Чаек крик навеки сердце ранит
И влечет в безбрежие меня.

О тебе, родная сторона,
В час, когда закат над морем тает,
Песню под гитару старшина
В кубрике матросском напевает.

Поднят флаг и начат новый день.
От Калининграда до Камчатки
В воздухе, в глубинах, на воде
Флот в дозоре, значит все в порядке.



14.  Вологодским адмиралам

Более сорока адмиралов были уроженцами Вологодчины. Среди них такие блистательные имена, как адмирал флота Советского Союза Н.Г.Кузнецов, флотоводец первого атомного подплава Герой Советского Союза адмирал В.К.Коробов, и многие другие. По инициативе Вологодского Морского Собрания один из новых буксиров Вологодского порта получил наименование «Адмирал В.К.Коробов»

Вологодские адмиралы,
Вы по жизни с открытым забралом
Шли к своей адмиральской звезде
И колени не гнули нигде.
Из глухих деревень вологодских
В основном вышли флагманы флотские.
За кормой тает пенный след,
Он из юных струится лет,
От родительского гнезда
Та проложена борозда.
Деревенский здоровый быт
В основании вашей судьбы.
И от Федора Ушакова
В ваших судьбах есть что-то такого,
Что сближает вас и роднит-
Это детства живой родник,
Это корни родимой сторонки:
Белозерья, Шексны. Пошехонки,
Прионежья и Заволочья,
Мужиков народившие прочных,
Башковитых и одаренных,
И в морскую стихию влюбленных.

Вас швыряла волна крутая,
И судьба ваша ей подстать.
Ваши лучшие годы тают,
Чтобы флотской историей стать,

Чтобы долю свою морскую
Выпить полною чашей до дна.
И на картах в строку пустую
Ваши впишутся имена.

 
Адмиралу В.А.Попову

Нынче праздник лодки в Устье.
Славься, плотницкий топор!
Новой лодкой полюбуйся,
На озерный глянь простор.

А по пирсу ходит флагман –
Статный адмирал Попов,
Местных пацанов ватага,
Триколлор поверх голов,

И Андреевский на стяге
Реет гордо, как в морях,
И глаза полны отваги,
И сверкают якоря.

Вячеслава Алексейча
Стар и млад – все знают здесь,
Прикипел он к Устью сердцем,
Хоть места и краше есть.

В прочном корпусе подводном -
Под водой шестнадцать лет,
Он единственный сегодня
Рекордсмен, подобных нет.

В книге Гиннеса отмечен
Этот доблестный рекорд.
И кивают все при встрече,
И знакомством каждый горд!

Ну а он улыбку прячет
В побелевшие усы.
Не привык он жить иначе,
Матери-России сын.

За нее готов он снова
И под воду, и в огонь,
Но зовут мальчишек новых
В строй под крыльями погон.

Нынче праздник лодки в Устье.
Нынче праздничный аврал!
Почему порою грустен
Взгляд, товарищ адмирал?




15.  С мечтой о море

Н.С.Молотовой – воспитателю детского морского центра "Меридиан"

С пацанами неустанно
Возится из года в год
«Адмирал» Нина Степановна,
Дел у ней невпроворот.


Этих дел привычней гнет
Кухонной идиллии.
Под началом у нее
Целая флотилия.

У ее курносых юнг
Синь в глазах расплескана,
Их на север и на юг
В снах уносят лоцманы.

Бескозырки набекрень,
Им моря завещаны.
Над рекою целый день
Весла чайкой плещутся.

Наша Вологда-река
Тоже к морю тянется.
Что посеешь, на века
В пацанах останется.

      Поэма-посвящение «Имена на картах» была написана и издана в 1998 году
                       (данная  редакция 2013 года)


Рецензии
Леонид, прекрасная поэма! Замечательные слова "Что посеешь, на века в пацанах останется".
С уважением
Елена

Елена Радлинская   26.06.2009 02:03     Заявить о нарушении
Елена, рад, что нашли время прочитать такой объемный труд и душевно благодарен за добрый отзыв, спасибо!
С уважением
Леонид

Леонид Юдников   30.06.2009 09:22   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.