Эдмунд Спенсер Дафнаида-2

Эдмунд Спенсер  ДАФНАИДА-2 
(Перевод с английского, вторая половина, 295-567).

       
III.

Я часто вспоминаю эту речь,            295
Она мне в грудь до сердца проникала,
Любое слово било, будто меч
Из твёрдого калёного металла.
Их не сравнить со сладостью речей,
Которыми пленялся я, бывало,           300
В начале увлечённости моей.

И вот я пепельную бледность щёк,
Которой Смерть бедняжку наделила,
Её глаза, где прежний огонёк,
Навек потух в преддверии могилы,        305
Сопоставляю с ярким блеском глаз
Где крылась покоряющая сила.
Как был я счастлив ! Как убит сейчас !

Я рад был видеть, как она ведёт
Всех дочек пастухов, сминая травы,       310
И возглавляет звонкий хоровод
С венком на голове и с видом павы.
А если громче пела иногда,
На зависть певчим птицам всей дубравы,
И пастухи внимали и стада.               315
 
Подружки пастухов ! А кто же вас
Сплотит теперь ? Кто нынче запевала ?
Кто украшает праздники сейчас ?
Она их королевой представала.
И вот сменила праздники печаль.           320
Одни стенанья, вместо карнавала.
Тоскуют и окрестности и даль.

Отныне пусть волынки не звучат,
Чтоб люди от напевов не хмелели.
Не нужно больше на весёлый лад.          325
Настраивать овсяные свирели.    
Довольно праздников. Их сменит страх.
Не нужно зажигать огней без цели.
Пусть ужас воцаряется в сердцах.

Пусть более не станет пенья птиц.         330
Пусть дикий вой бежит в лесу по тропам.
Пусть засуха иссушит глубь криниц.
Пусть реки разливаются потопом.
Пусть раздаётся похоронный звон.
Пусть все цветы завянут скопом.           335
Пусть призраки летят со всех сторон.

Природа - мать всех дышащих окрест.
Пора ей отдохнуть от старой моды.
Пусть не родит приятных нам существ.
Пускай плодятся монстры и уроды.           340
Её оплошность - весь мой горький крах.
Она не мать - виновница невзгоды.
Плачь, плачь, пастух, под стон людей и птах !

IV
Ты, маленькое стадо !  Я свой скот
Водил в луга, знал каждую опушку.           345
Теперь кормитесь астрами* с болот
да рутой; ешьте ложную петрушку**.
Травитесь сорняками поскорей.
Лишь волк готов пожрать такую тушку,
А кости станут лакомством зверей.           350

Примечание: *Астры – у Э.Спенсера ASTROFEL . Поэт, наверное, имел в виду жёлтые болотные
aстры (starwort), которые считаются вредными для овец, но скорее всего Спенсеру пришлось  по нраву красивое название этой травы – ASTROFEL. Одна из «малых поэм» Э.Спенсера называется ASTROPHEL.  Смотрите «Astrophel», строки. 184-196, там описан этот цветок (из примечаний к английскому изданию малых поэм Э.Спенсера).
Русские названия соответствующих растений - из рода Callitriche: болотник, красовласка,
водяная звёздочка; из рода Stellaria, семейства гвоздичных: звездчатка, мокричник, песчанка.
**По всей видимости речь идёт о кокОрыше, иначе "собачьей" или "дурьей" петрушке.

Нет, овцы, я не вас кляну, стеня !
Я не хочу для вас жестокой муки,
Которая свалилась на меня.
Сходя с ума в погибельной разлуке,
Я жизнь кляну, в которой столько зла,        355
Но небесам не до моей докуки,
И мною даже Смерть пренебрегла.

Ей подавай лишь лучших и благих,
Безбожные у Смерти - без вниманья
И жизнь не отнимается у них,                  360
Поскольку продлеваются страданья.
Так учредил Великий Судия.
Иначе Смерть была б не наказанье,
а прекращенье тягот житья.

Вот Дафна и была унесена                       365
В достойное заслуженное место.
Я жив. Епитемья моя трудна.
Она ж ушла, не высказав протеста.
А мне никак не перейти межу.
Не помогают ни слова, ни жесты.                370
И я теперь лишь призраку служу.

Пойду бродить как бедный пилигрим
В далёкое и долгое скитанье.
Пусть будет разум мучим и томим,
Как раздобыть в дороге пропитанье.              375
Мои же слёзы станут мне питьём,
И, чтобы стали тяжелей страданья,
Мне ложем будет жёсткий глинозём. 

Покойная была моей Святой*;
Она глядит с заоблачного трона                   380
(воспрянув с обретённой высотой)
на мой удел и плачет сокрушённо.
Витающим вверху не всё равно,
когда до них доходят наши стоны,
они в тревогах с нами заодно.                    385

Примечание: Пастух Алкион называет Дафну "Святой" – Saint. Отдельные комментаторы (Harris; Steffen)  отмечают, что это соответствует католической религии,  а для протестантов в такой терминологии есть признак идолопоклонства.

Надеюсь, что пока я горем сыт,
А небеса всё поддают мне жару,
Пока Судьба мне неотступно мстит,
Моя Любовь, разрушив злые чары,
Пошлёт за мной, как вижу я в мечтах              390 
И вынося безжалостную кару.
Плачь, плачь, пастух, под стон людей и птах !

V.

Отныне мной утрачен интерес
К искусству и созданиям Природы.
Всё быстро гибнет под шатром небес,                395
лишь дунет Норд, несущий нам невзгоды.
Под шквалом всё взлетит и упадёт.
Не выстоят и каменные своды,
И Разум - в горе и в плену забот.

Я ненавижу небеса за то,                            400
Что Дафну у меня они отняли,
Земля отвратна мне как решето,
Где накопилось много всякой швали,
Отвратно пламя - вечный спутник гроз.
И воздух, полный вздохов и печали.                   405
Отвратно море как источник слёз.

Мне день отвратен, потому что свет
Лишь подтверждает, что уж нет Любимой.
Отвратна ночь. В ней тьма и света нет,
Но тяжко мне средь ночи нелюдимой.                    410
Отвратно время, мчащееся прочь,
Стирая след поры невозвратимой,
И нам его остановить невмочь.

Отвратна речь - мне б лучше онеметь,
Отвратен слух - я глохну в вечном гаме,                415
Мешая умереть, отвратны снедь,
И зрение, залитое слезами;
Всё стало скверно - гадко обонять.
Все чувства смяты или стёрлись сами.
Я потерял способность ощущать.                         420

Бегу от женщин, не люблю мужчин.
Мужчины сами - все бессчастны ныне.
А с женщинами знаться нет причин -
Моя Любовь меж ними лишь в помине.
Где ж ты, Звезда, сиявшая светло ?                      425
И, злую Смерть виня в её кончине,
Я проклял всё, что будет и прошло.

Мне ненавистен мир и всё, что в нём,
Поскольку в нём всё время перемены.
Весь мир толчками ходит ходуном;                        430
Нет постоянства, обороты, крены.
Здесь что попало смалывают ы жмых.
Здесь горе, здесь преддверие Геенны.
Здесь жалкое житьё едва живых.

Так я всечасно гибну и живу,                             435
Пока не обрету себе могилы.
Мой бедный дух слабеет наяву,
И нет уж Той, что мне крепила силы.
Она ушла, и я почти что прах.
И скорбь тяжка, и жить уже не мило.                      440
Плачь, прачь, пастух, под стон людей и птах !

VI.
Зачем же всё живу я как изгой ?
А Смерть нейдёт, не делает почина.
И яркий свет тревожит мой покой,
И тьма не хочет взять в свою пучину.                      445
Как долго длится сумрачная бредь !
(ВАРИАНТ: Набросить ослепляющую сеть.)
Когда ж она придёт, моя кончина
и отчего так трудно умереть ?
 
Я жалко прозябаю без тепла,
Всегда в тисках невыносимой боли;                          450
Зато кончина будет весела
Как выход из отчаянной юдоли,
Но мне невмочь ускорить мой уход;
Без Дафны я на свете, как в неволе
И должен ждать, когда за мной пришлёт.                     455

А между тем, пока ещё я жив,
Пускай бредут измученные ноги ,
И пусть не просят сделать перерыв,
И пусть не будет жалоб на дороги.
Глаза должны смотреть, а я идти,                           460
Пока не посчастливится в итоге
И посланный не встретится в пути.

Как прежде мать богов*, брела с тоской,
И дочь свою искала, Эвридику,
Шла по свету и в ночь, и день-деньской, -
Так я пойду сквозь тёрн и ежевику,                          465
Не заходя в попутное село,   
Без просьб, чтоб приютили горемыку,
Какое б Солнце в небе ни пекло.


Примечание: * Алкион соединяет здесь два мифа – миф об Орфее и Эвридике и миф о Церере
и Прозерпине. Жена Орфея была вынуждена отправиться в подземное царство, когда её ужалила змея, а дочь Цереры была похищена Гадесом. Церера искала Прозерпину по всему свету.
По рассказу Овидия она в гневе опустошила сицилийскую землю («Метаморфозы», 5. 477-86).
Её речи похожи на слова Алкиона (строки 330-334), когда он желает, чтобы земля иссохла.

Пусть даже сон*, несущий всем покой,                          470
Не станет больше замыкать мне очи;
Не нужен мне и отдых никакой.
Пусть притомлюсь - так станет жизнь короче.
Потом, должно быть, отдохну в гробу.
Теперь я с Филуменой**, дни и ночи,
Оплакиваю горькую судьбу.                                     475

Примечание: *Сон назван у Э.Спенсера хозяином постоялого двора – Harberger.
Это метафора.  Но один из комментаторов (Renwick) считает, что, до прихода посланца от
Дафны, предварительно появится хозяин гостиницы, которы даст усталому паломнику
место для отдыха.
**Филумена. Нужно полагать, что это Филомела – соловушка. По древнегреческому мифу,
девица Филомела была похищена, жестоко обижена и искалечена Тереем, а потом превратилась
в соловья.  Филомела – подруга Алкиона как несчастная ночная птица. Имя Филумена,
повидимому, заимствовано Э.Спенсером  из опубликованной в 1576 году элегии Джорджа
 Гаскойна “The Complaynt  of Philumene” .

Сейчас,когда я вижу в звездопад,
Как яркая звезда из горней сферы
Падёт, чтоб осветить подземный Ад,
Мне кажется - низринулась в пещеру                            480
И не вернётся в небо никогда,
Светлейшая из всех звезда Венеры*,
Прекраснейшая добрая звезда.


Примечание:  *Звезда Венеры, вечерняя звезда  – Веспер . В других произведениях Э.Спенсера она фигурирует как образ божественной красоты и руководства. (В «Королеве Фей», VII-vi.9; в «Эпиталамионе» , 286-94).

Лишь день покажет свой росистый лик
И позовёт других людей к работе,                               485
Я удалюсь в какой-нибудь тайник,
Упрячусь в тень, укроюсь в диком* гроте,
Там буду тайно горевать в слезах,
Прося Творца помочь в моей заботе.
Плачь, плачь, пастух, под стон людей и птах !                  490

 Примечание: *Здесь в текстах у Э.Спенсера встречаются разночтения – DEEPE  - DERNE – DRERE - глубокий - одинокий – страшный.

VII.

Я больше не хочу, сейчас и впредь,
Хвалить всё то, что бренно и невечно,
на все земные прелести смотреть.
Благоухавший вольно и беспечно
Прекраснейший из всех цветок увял.                              495
К живущему природа бессердечна -
Всё быстро мнёт и губит сильный шквал.

Друзья Фортуны ! Вскачь на колесе
Вы едете роскошно и надменно.
Богаты, в почестях, во всей красе -                              500
но это всё лишь временно и тленно.
Должно быть, вы умчитесь далеко,
Но всё уйдёт - что вдруг, что постепенно -
Лишь точный срок предвидеть нелегко.

Несчастные любовники ! Без дам                                   505
Вы страждете от тягостной разлуки
В тоскливой жизни с горем пополам.
Услышьте, как твержу я в страшной муке
Элегии: и каждый стих - слеза,
И горький вздох о Дафне в каждом звуке.                           510
Когда умру, закройте мне глаза !

Cчастливые любовники ! Пока
Над вами нет угрозы расставанья,
Пусть не тревожит вас моя тоска -
Вздохните только о моём страданье.                                515
Любая наша радость невечна.
Судьба всегда готовит испытанья.
Вся наша жизнь на свете непрочна.

Мои друзья и компаньоны, пастухи !
Пусть будет вам вольготно на равнине                               520
И не пугают горные верхи.
Не забывайте о моей судьбине,
А как узнаете, что впал я в вечный сон,
Так, опечалясь, всем скажите: "Ныне,
Проклявши жизнь, скончался Алкион".                                525

Подружки пастухов !  Из вас, зазноб,
Владеющих их грубыми сердцами,
Пусть кто-нибудь, увидевши мой гроб,
Придёт и оросит его слезами,
Наложит кипарисовых ветвей.                                        530
Должно быть, вы растрогаетесь сами,
Узнав о горькой участи моей.

Вы, пилигримы, совершая путь
Во исполненье своего обета,
остановитесь обо мне вздохнуть.                                    535
Прочтите эпитафию поэта,
Что будет мне потом посвящена.
А Дафна - та давно в жилище света !
Молчи ж, пастух, да будет тишина".

Он стал крениться, тяжко застонал,                                 540
Я ужаса не видывал такого.
Он побледнел. Угас его накал.
Он больше не сказал уже ни слова.
Ему глубокий обморок грозил.
Я подскочил, не ожидая зова,                                        545
И тормошил его что было сил.                                          
 
Моё вмешательство не помогло.
Составив обо мне дурное мненье,
Он лишь смотрел презрительно и зло.
Он мог скончаться здесь в оцепененье -                              550
Я тряс его и не давал упасть,
Меня пугало это исступленье,
Его самоубийственная страсть.

Затем припадок кое-как утих,
И стоны стали тише и короче,                                         555
Но день был очень пасмурен и лих
И быстро приближался сумрак ночи.
Я звал несчастного к себе под кров
И уговаривал как можно кротче
Побыть, пока не станет он здоров.                                    560
 
Я звал, но он остался при своём
И, не щадя измученные ноги,
Пошатываясь, вновь пошёл пешком
И мрачно озирался, как в тревоге,
Как будто Смерть привиделась опять                                   565
И ведьмы замаячили в дороге.
А что с ним стало -  не могу сказать.
КОНЕЦ

Edmund Spenser  DAPHNAIDA-2

III.

"So oft as I record those piercing words,                            295
Which yet are deepe engraven in my brest,
And those last deadly accents, which like swords
Did wound my heart and rend my bleeding chest,
With those sweet sugred speeches doe compare
The which my soul first conquerd and possest,                        300
The first beginners of my endlesse care,

"And when those pallid cheekes and ashe hew,
In which sad Death his pourtraiture had writ,
And when those hollow eyes and deadly view,
On which the cloud of ghastly night did sit,                         305
I match, with that sweete smile and chearful brow,
Which all the world subdued unto it,
How happie was I then, and wretched now!

"How happie was I when I saw her leade
The shepheards daughters dauncing in a rownd!                        310
How trimly would she trace* and softly tread
The tender grasse, with rosye garland crownd!
And when she list advaunce her heavenly voyce,
Both Nymphes and Muses nigh she made astownd,
And flocks and shepheards caused to reioyce.                         315
  [* _Trace_, step]

"But now, ye shepheard lasses! who shall lead
Your wandring troupes, or sing your virelayes*?
Or who shall dight** your bowres, sith she is dead
That was the lady of your holy-dayes?
Let now your blisse be turned into bale,                             320
And into plaints convert your ioyous playes,
And with the same fill every hill and dale.
  [* _Virelayes_, roundelays.]
  [** _Dight_, deck.]

"Let bagpipe never more be heard to shrill,
That may allure the senses to delight,
Ne ever shepheard sound his oaten quill                              325
Unto the many*, that provoke them might
To idle pleasance; but let ghastlinesse
And drearie horror dim the chearfull light,
To make the image of true heavinesse.
  [* _Many_, company.]

"Let birds be silent on the naked spray,                             330
And shady woods resound with dreadfull yells;
Let streaming floods their hastie courses stay,
And parching drouth drie up the cristall wells;
Let th'earth be barren, and bring foorth no flowres,
And th'ayre be fild with noyse of dolefull knells,                   335
And wandring spirits walke untimely howres.

"And Nature, nurse of every living thing,
Let rest her selfe from her long wearinesse,
And cease henceforth things kindly forth to bring,
But hideous monsters full of uglinesse;                              340
For she it is that hath me done this wrong;
No nurse, but stepdame cruell, mercilesse.
Weepe, Shepheard! weepe, to make my undersong.


IV.


"My little flock, whom earst I lov'd so well,
And wont to feed with finest grasse that grew,                       345
Feede ye hencefoorth on bitter astrofell*,
And stinking smallage, and unsaverie rew;
And when your mawes are with those weeds corrupted,
Be ye the pray of wolves; ne will I rew
That with your carkasses wild beasts be glutted.                     350
  [* _Astrofell_, (probably) starwort. See _Astrophel_, v. 184-196.]

"Ne worse to you, my sillie sheepe, I pray,
Ne sorer vengeance wish on you to fall
Than to my selfe, for whose confusde decay**
To carelesse heavens I doo daylie call;
But heavens refuse to heare a wretches cry;                          355
And cruell Death doth scorn to come at call,
Or graunt his boone that most desires to dye.
  [* _Decay_, destruction.]

"The good and righteous he away doth take,
To plague th'unrighteous which alive remaine;
But the ungodly ones he doth forsake,                                360
By living long to multiplie their paine;
Else surely death should be no punishment,
As the Great Iudge at first did it ordaine,
But rather riddance from long languishment.

"Therefore, my Daphne they have tane away;                           365
For worthie of a better place was she:
But me unworthie willed here to stay,
That with her lacke I might tormented be.
Sith then they so have ordred, I will pay
Penance to her, according* their decree,                             370
And to her ghost doe service day by day.
  [* _According_, according to.]

"For I will walke this wandring pilgrimage,
Throughout the world from one to other end,
And in affliction waste my better age:
My bread shall be the anguish of my mynd,                            375
My drink the teares which fro mine eyes do raine,
My bed the ground that hardest I may fynd;
So will I wilfully increase my paine.

"And she, my love that was, my saint that is,
When she beholds from her celestiall throne                          380
(In which shee ioyeth in eternall blis)
My bitter penance, will my case bemone,
And pittie me that living thus doo die;
For heavenly spirits have compassion
On mortall men, and rue their miserie.                               385

"So when I have with sorrow satisfyde
Th'importune Fates which vengeance on me seeks,
And th'heavens with long languor pacifyde,
She, for pure pitie of my sufferance meeke,
Will send for me; for which I daily long,                            390
And will till then my painfull penance eeke,
Weepe, Shepheard! weepe, to make my undersong.


V.

"Hencefoorth I hate whatever Nature made,
And in her workmanship no pleasure finde,
For they be all but vaine, and quickly fade                          395
So soone as on them blowes the northern winde;
They tarrie not, but flit and fall away,
Leaving behind them nought but griefe of minde,
And mocking such as thinke they long will stay.

"I hate the heaven, because it doth withhould                        400
Me from my love, and eke my love from me;
I hate the earth, because it is the mould
Of fleshly slime and fraile mortalitie;
I hate the fire, because to nought it flyes;
I hate the ayre, because sighes of it be;                            405
I hate the sea, because it teares supplyes.

"I hate the day, because it lendeth light
To see all things, and not my love to see;
I hate the darknesse and the dreary night,
Because they breed sad balefulnesse in mee;                          410
I hate all times, because all times doo fly
So fast away, and may not stayed bee,
But as a speedie post that passeth by.

"I hate to speake, my voyce is spent with crying;
I hate to heare, lowd plaints have duld mine eares;
I hate to tast, for food withholds my dying;                         416
I hate to see, mine eyes are dimd with teares;
I hate to smell, no sweet on earth is left;
I hate to feele, my flesh is numbd with feares:
So all my senses from me are bereft.                                 420

"I hate all men, and shun all womankinde;
The one, because as I they wretched are;
The other, for because I doo not finde
My love with them, that wont to be their starre.
And life I hate, because it will not last;                           425
And death I hate, because it life doth marre;
And all I hate that is to come or past.

"So all the world, and all in it I hate,
Because it changeth ever to and fro,
And never standeth in one certaine state,                            430
But, still unstedfast, round about doth goe
Like a mill-wheele in midst of miserie,
Driven with streames of wretchednesse and woe,
That dying lives, and living still does dye.

"So doo I live, so doo I daylie die,                                 435
And pine away in selfe-consuming paine!
Sith she that did my vitall powres supplie,
And feeble spirits in their force maintaine,
Is fetcht fro me, why seeke I to prolong
My wearie daies in dolour and disdalne!                              440
Weepe, Shepheard! weepe, to make my undersong.


VI.

"Why doo I longer live in lifes despight,
And doo not dye then in despight of death!
Why doo I longer see this loathsome light,
And doo in darknesse not abridge my breath,                          445
Sith all my sorrow should have end thereby,
And cares finde quiet! Is it so uneath*
To leave this life, or dolorous to dye?
  [* _Uneath_, difficult.]

"To live I finde it deadly dolorous,
For life drawes care, and care continuall woe;                       450
Therefore to dye must needes be ioyeous,
And wishfull thing this sad life to forgoe.
But I must stay; I may it not amend;
My Daphne hence departing bad me so;
She bad me stay, till she for me did send.                           455

"Yet, whilest I in this wretched vale doo stay,
My wearie feete shall ever wandring be,
That still I may be readie on my way
When, as her messenger doth come for me;
Ne will I rest my feete for feeblenesse,                             460
Ne will I rest my limmes for frailtie,
Ne will I rest mine eyes for heavinesse.

"But, as the mother of the gods, that sought
For faire Euridyce, her daughter dere,
Throughout the world, with wofull heavie thought,
So will I travell whilest I tarrie heere,                            466
Ne will I lodge, ne will I ever lin*,
Ne, when as drouping Titan draweth nere
To loose his teeme, will I take up my inne**.
[* _Lin_, cease.]
[** _Inne_, lodging.]

"Ne sleepe, the harbenger* of wearie wights,                         470
Shall ever lodge upon mine eye-lids more,
Ne shall with rest refresh my fainting sprights,
Nor failing force to former strength restore:
But I will wake and sorrow all the night
With Philumene*, my fortune to deplore;                              475
With Philumene, the partner of my plight.
  [* _Harbenger_, one who provides lodging or repose.]
  [** _Philumene_, Philomel.]


"And ever as I see the starre to fall,
And under ground to goe to give them light
Which dwell in darknesse, I to mind will call
How my faire starre, that shind on me so bright,                     480
Fell sodainly and faded under ground;
Since whose departure, day is turnd to night,
And night without a Venus starre is found.

"But soon as day doth shew his deawie face,
And cals foorth men unto their toylsome trade,                       485
I will withdraw me to some darkesome place,
Or some dere* cave, or solitarie shade;
There will I sigh, and sorrow all day long,
And the huge burden of my cares unlade.                              489
Weepe, Shepheard! weepe, to make my undersong.
  [* Qu. _derne_, lonely? Or, _drere?_]


VII.


"Henceforth mine eyes shall never more behold
Faire thing on earth, ne feed on false delight
Of ought that framed is of mortall mould,
Sith that my fairest flower is faded quight;
For all I see is vaine and transitorie,                              495
Ne will be held in any stedfast plight,
But in a moment loose their grace and glorie.

"And ye, fond Men! on Fortunes wheele that ride,
Or in ought under heaven repose assurance,
Be it riches, beautie, or honours pride,                             500
Be sure that they shall have no long endurance,
But ere ye be aware will flit away;
For nought of them is yours, but th'only usance
Of a small time, which none ascertains may.

"And ye, true Lovers! whom desastrous chaunce,                       505
Hath farre exiled from your ladies grace,
To mourne in sorrow and sad sufferauncc,
When ye doe heare me in that desert place
Lamenting loud my Daphnes elegie,
Helpe me to waile my miserable case,                                 510
And when life parts vouchsafe to close mine eye.

"And ye, more happie Lovers! which enioy
The presence of your dearest loves delight,
"When ye doe heare my sorrowfull annoy,
Yet pittie me in your empassiond spright,                            515
And thinke that such mishap as chaunst to me
May happen unto the most happiest wight;
For all mens states alike unstedfast be.

"And ye, ray fellow Shepheards! which do feed
Tour carelesse flocks on hils and open plaines,                      520
With better fortune than did me succeed,
Remember yet my undeserved paines;
And when ye heare that I am dead or slaine,
Lament my lot, and tell your fellow-swaines
That sad Aleyon dyde in lifes disdaine.                              525

"And ye, faire Damsels! shepheards deare delights,
That with your loves do their rude hearts possesse,
When as my hearse shall happen to your sightes,
Vouchsafe to deck the same with cyparesse;
And ever sprinckle brackish teares among,                            530
In pitie of my undeserv'd distresse,
The which, I, wretch, endured have thus long.

"And ye, poore Pilgrims! that with restlesse toyle
Wearie your selves in wandring desart wayes,
Till that you come where ye your vowes assoyle*,                     535
When passing by ye reade these wofull layes
On my grave written, rue my Daphnes wrong,
And mourne for me that languish out my dayes.
Cease, Shepheard! cease, and end thy undersong."
  [* _Assoyle_, absolve, pay.]

Thus when he ended had his heavie plaint,                            540
The heaviest plaint that ever I heard sound,
His cheekes wext pale, and sprights began to faint,
As if againe he would have fallen to ground;
Which when I saw, I, stepping to him light,
Amooved* him out of his stonie swound,                               545
And gan him to recomfort as I might.
  [* _Amooved_, roused.]

But he no waie recomforted would be,
Nor suffer solace to approach him nie,
But, casting up a sdeinfull eie at me,
That in his traunce I would not let him lie,                         550
Did rend his haire, and beat his blubbred face,
As one disposed wilfullie to die,
That I sore griev'd to see his wretched case.

Tho when the pang was somewhat overpast,
And the outragious passion nigh appeased,                            555
I him desyrde, sith daie was overcast
And darke night fast approched, to be pleased
To turne aside unto my cabinet*,
And staie with me, till he were better eased
Of that strong stownd** which him so sore beset.                     560
  [* _Cabinet_, cabin.]
  [** _Stownd_, mood, parosysm of grief.]

But by no meanes I could him win thereto,
Ne longer him intreate with me to staie,
But without taking leave he foorth did goe
With staggring pace and dismall looks dismay,
As if that Death he in the face had seene,                           565
Оr hellish hags had met upon the way:
But what of him became I cannot weene.


Рецензии