Сны рояля

                                       В.К. 

ГАРМОНИЯ  (сон первый)

                       Я клавишей стаю кормил с руки…
                                                                    Б.Пастернак
 
Ты сел к роялю. И родился звук.
Мне показалось, что это боль,
Кольцами нанизанная на твои руки,
Терзающая и ранящая до крови.

Терпи, это черно-белая гармония.

А может, это была надежда
На что-то иное в привычном мире,
На что-то чистое и даже святое,
Белое-белое на черном-черном,

Смотри, это черно-белая гармония.

Я боюсь громких слов, если есть музыка,
Впрочем, «музыка» тоже громкое слово.
И хотя ты привык называть ее так,
Мне ближе тихое слово.
И хотя ты привык называть ее так,
Мне ближе тихое слово «Блюз».

Проверь, это черно-белая гармония.

А клавиши из-под твоих теплых рук
Стаей взлетали в вечернее небо,
Белые птицы, черные птицы,
Переплетая крылья, крича о своем…

Лети, это черно-белая гармония.

И ты, в бесконечной гармонии звуков
дарил мне чудо прикосновения к небу,
И, знаешь, я забывала твое имя,
Но только, чтобы вспомнить имя Бога…

Молись, это черно-белая гармония.
Спаси меня, черно-белая гармония!…

1991

ЧЕРНЫЙ ОРЕЛ    (сон второй)    

Он будет стоять на вершине -
Богом забытое место -
Холодный порыв норд-веста
Воспротивится, но не отринет.

В клетках душных, бетонных
Ему не хватало простора.
Обитель свободы - горы,
Вонзенные в море склоны.

Скорбя по убитой надежде,
Переняв у людей их нравы,
Он дал себе вечное право
Быть в трауре, как и прежде.

Дотронуться - не дотянуться.
Смотреть - глазам станет больно.
Слушать - уже довольно -
Вены, как струны, рвутся.

Он - черный орел, он - небыль.
Быль, словно боль,испита.
Одно крыло перебито,
Другое тянется в небо.

Еще не исчерпана карма.
Еще не высохло море.
Одиночество - это не горе.
Безмолвие - высшая кара.

Он будет стоять на вершине.
Но однажды все стихнет вокруг,
Уловив новорожденный звук.
И молчания призрак сгинет.

Музыка, Мудрость, Мука -
Триединство неразделимо.
И смерть прошествует мимо
Рождения первого звука.


КОРОЛЕВСКАЯ ОХОТА   (сон третий)         

В лоб она поцелует ребенка.
Он отложит уставшие ноты.
А гонцы королевские громко
Протрубят о начале охоты.

Ей король передал приглашенье -
Этикет нарушений не терпит.
И она амазонку наденет,
И нальет ей "бордо" виночерпий.

Он дрожащие пальцы заломит.
Вся двоцовая знать на охоте.
Он там будет. Он чтит их законы,
Хоть и силы уже на излете...

Кони ждут в ожидании бега,
Им экстаз предвкушенья - привычен.
Свора гончих - и рыжих, и пегих
Рвется в бой за желанной добычей.

И платок из рук королевы
Пал на землю подстреленной птицей.
Помолившись Пречистой Деве,
К небу все обратили лица.

По третьему зову рога,
Золотого в утреннем свете,
Пыль взвилась над лесной дорогой,
Поднимался тревожный ветер.

А она равнодушно скакала,
Ей всегда претили убийства.
И визгливым воем шакала
Ей казался смех камеристок.

Он, задумавшись, ехал следом.
Черный плащ был тяжел, как вериги.
Фа-мажор - это звуки победы.
Ми-минор - о помощи крики...

Он не смог написать финала,
А премьера симфонии - завтра.
В многолюдном сверкании зала
Он услышит: "Бездарен автор"...

Но, готовя участь иную,
Небеса разразились громом.
Кони бросились врассыпную -
Кто-то в чащу, а кто-то - к дому.

Ливень встал перед ней стеною.
Ветки били похлеще розог.
Но раздался шум за спиною -
Чей-то конь хрипло втягивал воздух.

Он с коня соскочил проворно,
Не забыв про долг кавалера.
Он ведь был музыкантом придворным,
А она - женой камергера.

Можно было кричать, отчаясь.
Но зачем им думать о смерти?
...На балу мы с вами встречались.
...Я вас слушала на концерте.

Бесконечный лес. Безнадежный.
Ливень - злей, и ни зги не видно.
Но порой все бывает возможно,
Чтобы не было так обидно.

Домик егеря на поляне,
Деревянный идол удачи
Долгожданным убежищем станет,
Сохранит, отогреет, спрячет.

Он промокшие вдрызг ботфорты
Скинет быстро небрежным жестом...
Божий промысел или черта
Восхвалять за надежное место?

А она над измятым платьем
Веер влажных волос распустит,
Этот дом где-то рядом со счастьем.
Этот дом так далек от грусти.

Дождевые капли так чисто
Заблестят на ее ресницах,
И она их опустит низко...
Может быть, им все это снится?

Руки встретятся незнакомо,
И узнают друг друа сразу.
Все во власти этого дома -
И теперь им не нужен разум.

Время сдвинется. Тысячелетья
Для любви так малы ничтожно.
Бесконечности звездный ветер
Дует там, где все так возможно.

Белый ангел с прозрачным ликом
Им подарит хорал небесный...
От свечей неровные блики
Изогнутся в танце чудесном...

Может быть, он завтра напишет
Свой финал, отбросив сомненья.
Это как откровение свыше.
Это как любви продолженье.

Только после ночного полета
Надо чуть отдохнуть влюбленным.
Так закончится эта охота
В королевском лесу огромном...

Может, им приоткрылась бездна?
Или то была в рай дорога?.. -
Одному лишь Богу известно,
Что их ждет за этим порогом...

 1991 


Рецензии