Стихи.ру

Стихи и песни Сергея Русских-СеВеРа

- Мужские    Песни -


Муза Ивановна


Наши сошлись интересы
В комнате в доме чужом,
Слушали Марка Бернеса,
И угощались чайком.
С Вами нежданно,  негаданно
Стали супругами мы,
Здравствуйте, Муза Ивановна,
Я Вам пишу с Колымы.

Здесь уж недолго старательно
Буду песочек я мыть,
С Вами потом замечательно
И хорошо будем жить.

Было когда - то так славно нам,
Были так счастливы мы,
Здравствуйте Муза Ивановна,
Я Вам пишу с Колымы.

Я ведь у Вас не Повеса,
Скоро в родные края,
Будем мы Марка Бернеса
Слушать, родная моя.

Будет, конечно так славно нам,
Будем так счастливы мы,
Здравствуйте, Муза Ивановна,
Я Вам пишу с Колымы.






На Белой лодочке



На белой лодочке с подругой вы катались
А я рыбачил в камышах на берегу,
Вы улыбнулись мне и тихо засмеялись,
Забыть то утро никогда я не смогу.

На танцплощадке Вас увидел в центре зала,
Вы были в белом, как сирень весной в цвету,
Вас окружало там поклонников немало,
И каждый взгляд они ловили на лету.
Решился я и подошел к Вам, между прочим,
Вы удивленно вдруг узнали рыбака,
Сказал я тихо – Вы красивы очень, очень,
Хочу Вас пригласить, свободны Вы пока.
Вы прямо в сердце мне взглянули нежным взглядом,
Взмахнув ресницами, сказали тихо – Да!,
Все сразу поняли те, кто стояли рядом,
Что с Вами «фарту» не видать им никогда!

Потом весь вечер танцевали мы как дети,
Я обнимал тебя за талию рукой,
Шептал тебе, что ты одна на целом свете,
Ты тихо мне – Откуда взялся ты такой!?

Мы возвращались с танцплощадки поздно ночью,
Вдруг преградили путь нам пятеро ребят,
Один из них тут мне сказал – Ну что ты хочешь?
- И кто такой ты – мне другие говорят….
Я отвечал им – перепутали «браточки»
Вы все на свете, и больных и докторов,
Такая дивная у нас сегодня ночка,
Я так хочу, чтоб каждый был из Вас здоров!-

Когда я понял, что они не понимают,
Пришлось достать стальное перышко свое,
И для двоих уже на танцах не играют,
А лишь кружит весною злое воронье!



Автор В.Култышев, в данном случае, я выступаю только в качестве соавтора ,  и,  с удовольствием,   исполняю.




На старом кладбище


На старом кладбище лежат солдаты
Ушли на небо все от нас ребята
Седые матери в простых платочках
Давно оплакали своих сыночков.

На старом кладбище лежат поэты,
Сердца надорваны и песни спеты,
И птицы черные кричат над степью,
Что ни один из них своею смертью.

Луна баюкает, и вечер светел,
Спят наши мальчики, России дети.
Живем, как можется, в полях цветенье,
Гуляй красивая, пока есть время.

Приду на кладбище молчать и слушать,
Березки белые как чьи - то души,
Шумят, баюкают меня бродягу,
Не плачьте милые, и я здесь лягу.

R: Что тут делать, наливай
И ушедших вспоминай,
Все горели в этом пекле,
Может там им будет рай,
День прошел, звезда зажглась,
А без памяти мы грязь,
Если живы, будем помнить,
Тех, чья жизнь оборвалась.












Петр Семенович



Давно ли, Петр Семенович «форсить» в цилиндре стали
По Вашей роже  «кепочка» сойдет.
Давно ли Вас в который раз менты с поличным брали.
И вот опять Вы как король, эх времечко идет.

А помнишь, Петр Семенович, гуляли на майдане?
Тогда обоим нам с тобой 20й шел годок.
В глазах мелькал - то чемодан, то «шмель» в чужом кармане,
Ты не сдержался и пошел тогда на первый срок.

А помнишь, Петр Семенович, тот «фраер» понтовался,
Вы с фомкой были, ну а он попер на Вас с пером.
Вы тихо так ему – ты что, дружок разволновался.
Опять крутили руки Вам 3 «мусора» потом.

А все же, Петр Семенович, мы жили - не тужили,
Давай - ка брат, нальем с тобой по первой и второй,
И выпьем за своих врагов, чтобы они так жили,
Всю жизнь поганую свою, как нам пришлось порой.

Стареем, Петр Семенович, летят как птицы годы,
Ты стал «фартовый» бизнесмен и в куражах давно.
И лишь «портачки» на руках, как будто от природы,
Напоминают нам с тобой прошедших дней кино.





В кабак заехал на стрелу


В кабак заехал на стрелу,
Подсел я правильно к столу,
И объяснил все в исключительной манере,
Двоих я сразу срисовал,
Один у плинтуса стоял,
Я понял – «крыша» эта – милиционеры.
Когда бугор у них пришел,
Они за перья, я за ствол,
Ну, ничего тут не поделаешь – работа,
А кто же будет отвечать, они вдруг «заднюю» включать,
И мне валить их, вообщем, тоже неохота,
Когда случилась канитель,
И подошел метродотель,
И мусора уже тихонько подкатили,
Я понял – шансы все же есть,
Я не хочу так сразу сесть,
Вы все продумали, но что - то упустили.
Пробил я репу одному,
А сам по - быстрому к окну,
На варьете я не останусь, извините.
Не я затеял «кипиш» здесь,
Кто подогнал в «мусарню» лезть,
Ну тот ответит , за него вы не просите.
Какой то «фраер» за окном
Спросил меня лишь об одном,
Спросил меня – «За руки вверх!» – Я не ответил.
Я просто выстрелил в него,
А он в меня – мне ничего!
С тех пор наверно зависает в лазарете.
И вот на воле, наконец,
Сегодня просто молодец!
Что будет завтра - я не знаю, кто же знает,
Но тот, кто на «ментов» навел,
Навек по жизни он – козел, и дни свои он очень просто сосчитает!







Спросил у Вовки я



Спросил у Вовки я – Бродяга!
Куда опять ты покатил?
И что там у тебя за «шняга»!
И где ты это прикупил?
Товарищ достает «приблуду»,
И тихо мне так говорит,-
Вопросы задавать мне будут,
Когда докажут,
Что бандит!
Ну а пока еще на воле,
Пока еще не катит срок,
Возьму тебя с собой я в долю,
Берем мотор и в кабачок!

R: Зачем вопросы, на них ответы,
Ой, дайте, дайте «марафету»!
Ой, автоматы, ой пистолеты!
Уж не до «кичи», до лазарету!

Там в «ресторации» ждет Тосик,
Она известна всей Москве!
Нам все она решит вопросы,
Поможет с «мамами» братве!







Татуировочка


Пуделек лохматый был у Вас в руках
Вы его так бережно держали,
Я поправил кепи, чувственность в глазах
Похвалил собачку за медали,
Вы разулыбались и само собой
Разговор у нас тут завязался,
Вы защебетали птичкой озорной,
Я в ответ спокойно улыбался.
 
R: Татуировочка, немногословочка
Кому – «портачка», а мне – воспоминание!
Татуировочка, немногословочка,
В любви признание, в любви – признание!

Первое свиданье в парке городском –
На аттракционах мы катались,
Сели на трамвайчик и от всех тайком
Мы все целовались, целовались.
Плачет мое сердце и душа моя –
Ни письма от Вас, ни «передачки»,
Все равно, конечно буду помнить я
Барышню шикарную с собачкой!




Я помню – в 79м !


Я помню, было это в семьдесят девятом,
Мы подросли и стали дерзкие ребята,
Уже давно самостоятельными были,
Как молодые псы по городу бродили.
15 лет – не знаю много или мало,
Но на девчёнок всё давным - давно стояло,
Библиотеки все скупили букинисты,
Отцы ругались, мамы были голосисты.

        R:
 А ну, послушай паренек, ты погоди,
Снимай - ка джинсы, Вовка слева заходи!
Давай по мирному решим,
Да ты парнишка не спеши!
Тебе чуть больше в этой жизни подфартило,
Наверно в центре он живет,
Еще папаня привезет,
Смотри – ботинки у него из крокодила!

Я помню было это в Семьдесят девятом,
Семья грустила от зарплаты до зарплаты,
Ну а на улице да что там говорить,
Всегда нальют, всегда предложат закурить,
Вся жизнь советская – сплошная тренировка,
Гнала на улицу родимая «хрущёвка»,
Кто посидел, кто спился, кто стал коммунистом,
Кто «щипачем», кто «мусорком», а кто артистом.

        R:
А ну послушай, паренек, ты погоди,
Ты место девочке моей освободи,
Ты здесь наверно в первый раз,
Трамваи сделаны для нас,
Твой папа ездит на обкомовской машине,
А если будешь ты грубить,
Тебе на следующей сходить,
В районе нашем не появишься отныне.

Я помню, было это в семьдесят девятом,
В «буру» катали мы с восхода до заката,
Когда на город тихий вечер опускался,
Всегда на танцах кто - то кровью отмечался,
Мой друг Вован тогда еще был на свободе,
И брючки 30 сантиметров были в моде,
В разлив портвейн, гитара, столик во дворе,
О чем - то пели мы в далеком сентябре.


      R;
А ну послушай паренек, ты погоди,
Давай покурим, ты со мною посиди,
Тебя тогда совсем не знал,
Не знаю, кем теперь ты стал,
Я, может быть, не прав был в семьдесят девятом,
Нам в жизни сложно все далось,
У многих просто не срослось,
Но все равно мы были счастливы когда - то!





Девочка Ляля


Твой носик кокетливо морщится,
Вся жизнь наша – ложь и обман,
Сыграй пианист, если хочется
Про дальневосточный туман.

 А дни вслед за днями проносятся,
Ты снова пришла в ресторан,
Сыграй пианист, если хочется
Про дальневосточный туман.

  Ну что за работа – наводчица,
С “урлою” банальный пасьянс,
Сыграй пианист, если хочется
Мне нервный красивый романс.


             R:
Девочка Ляля, глазки стреляли
Ты начинаешь новую жизнь,
Девочка Ляля будешь ты «кралей»,
Девочка Ляля не торопись!






Про мой город





Про мой город родной, почему - то никто песен не поет,
Может быть, потому я хотел бы восполнить пробел,
В этом месте родился, и мама моя здесь всегда живет,
Этот город на Каме дал крылья мне, чтоб я летел.

Окружен он лесами и тюрьмами, так получилось,
Аномальные зоны вокруг, ничего, проживем,
Дай вам бог, земляки, чтоб у каждого все получилось,
Знаю точно, когда - нибудь вместе мы с вами споем.




R: Здравствуй мой город, здравствуй родной!
Я уж не мальчик, я уж седой.
Пермь дорогая Родина Мать,
Здесь в детских снах я учился летать!

Наши люди живут по своим очевидным понятиям,
Здесь мужчины – мужчины! А женщины – женщины здесь!
И конечно «лоху» не дадут никакие гарантии,
Будут тех уважать, у кого в голове что - то есть.




Частный ресторанчик.

Скажите мне, мы с вами будто бы знакомы,
На прошлой пятнице вы ехали в такси,
Меня не взяли вы попутчиком у дома,
На «Карла Маркса», где я вас притормозил,


Я не в претензии, наверно вы спешили,
Сейчас скажите, чем могу вас угостить,
Тогда в такси вы слишком быстро укатили,
Могу ли я сегодня вас притормозить,

 Вы так зажмурились, как кошка на охоте,
Хочу вас дерзко я на танец пригласить,
Вы здесь случайно или вы здесь на работе?
Могу я вас об этом прямо так спросить!




R:
Наш частный ресторанчик поет на все лады,
Обманщице обманщик нальет живой воды,
Банкиры, музыканты, девчонки, «фраера»,
Страны родной таланты гуляют до утра. 




Лагеря



Лагеря, Лагеря….
От Находки до Мурманска,
Дорогая страна, ты как раненый зверь,
Вовка тихо упал, с красной точкою у виска,
Полетела душа, прошептал он – Не верь!

Лагеря, Лагеря…
Уходили мы топями,
Только клюква одна на губах словно кровь,
Снег хлестал по лицу злыми белыми хлопьями,
Но «менты» за спиной и вставали мы вновь.

Лагеря, Лагеря…..
Нас в поселке машина ждет,
Вовка не умирай, друга я попросил,
Просто так попросил, он минуту уж не живет,
Молодой «снайперок» в снег его положил,
Лагеря, Лагеря…

Первый раз я завыл тогда,
И ломая об наст, пальцы в кровь я пополз,
А товарищ лежит, он остался здесь навсегда,
Он чуть - чуть до огней вон до тех не дошел.

R:
Мама, мама, не ругайтесь мама,
Помню детство, нашу речку Каму,
Жизнь проходит, а я все упрямый,
Мама, мама, Вы не плачьте мама.




На улице Пушкарской

На улице Пушкарской я жил давным - давно,
Район наш был не из «благополучных»,
Сейчас все вспоминаю как любимое кино,
Взрослели мы активно и не скучно,
«Поджиги» и наганы, серьезные дела,
И с белым фильтром «Новость» – Угощаю,
Вчера опять повестку маманя принесла,
-Тебя же на учет поставят!  -  Знаю!

Из пятого подьезда Маринка подросла,
Ей джинсы настоящие купили,
Наташка из 8го «Б» в подоле принесла,
ЧП на весь район, не уследили!
А Кузя напечатал повестку в КГБ
В почтовый ящик бросил историчке,
Туда она помчалась с простудой на губе,
Вся школа хохотала неприлично.

-Я снова «четвертной» в «Буру» вчера проиграл,
-Так ты же знаешь, что там шулера,
-Да я уже все деньги почти что отыграл,
-Но почему - то не пошла игра.
-В четверг на дискотеке гасили мы лохов,
-Да ладно врать!
-Я зубом отвечаю!
-Сначала фраерятся, потом зовут ментов!
А «Смоки» все играют и играют!

-Серега покажи им, как будет Соль-мажор,
-Поставь большую звездочку на третьем,
По физике очкарик пришел студент стажер,
Давай его закроем в туалете!
Три «завтрака туриста» и «Волжское» вино,
Девчонки и мальчишки на природе,
И Нина Анатольевна «в сачке» давным  - давно,
Веселая и пьяненькая вроде.

R:
 По малолетке, по малолетке
Так любил зеленоглазую Светку,
И грустил по Маринке соседке,
По малолетке, по малолетке!



Твой папа был…

Твой папа был «цеховиком» в Норильске,
А мой в Одессе «родским» был вором,
Мы познакомились с тобой по переписке,
Нашли друг друга, но не счастливы вдвоем.

Этап наш встал на станции таежной,
Напротив нашего стоял другой состав.
И мусора совсем неосторожно,
На солнце щурились, забыли про устав.

Прилипли мы к малюсеньким окошкам,
И кто - то крикнул: - «Девочек везут»!
И я увидел вашу нежную ладошку,
И все услышали, как девочки поют.

Вы ручкой маленькой мне бросили «Малявку»,
В ней ваше имя и номер ИТК,
И так случилось, что на любовь заявку
Через решетку в сердце бросила рука.

Потом разъехались мы по командировкам,
В неволю письма из неволи отсылал,
Вы мне писали, как пытают на Петровке,
И я всю жизнь свою вам тоже рассказал.

Наверно часто вы так плакали ночами,
Когда узнали, что хотел в побег уйти,
Но так мечтал я повстречаться с вами,
Ваш срок кончался, ну а мой на пол- пути.

Эх, ты моя головушка дурная,
Я получил по совокупности статей
За то, что так тебя люблю и так скучаю
3 года «Крытки»,  5 уральских лагерей.









На улице Матросова

За окном апрель старается,
Так и хочет нам понравиться,
Где вы «девочки – дюймовочки»,
За коктейльчик уплачу.
Вспоминаю, вспоминается, где все это начинается,
В пол - пути, до остановочки я с подножки соскочу.

Моя Родина – провинция,
«Приблатненная» милиция,
Здесь «блатуют» даже дворники,
Педагоги и врачи,
Ну а кто не «приблатованный», тот, конечно, «замастеванный»,
В каждом доме уголовники, в каждом доме «щипачи»,

Эй, назад, года- соколики,
К тем соседям алкоголикам,
Где жует бродяга старенький за понятья до утра,
Где друзья еще не севшие, пока просто не успевшие,
Если в карты, то «по – маленькой», потому что «шулера».

Там где девочки – «заочницы»,
В миниюбках, им так хочется,
«Биксы» эти в парке Горького,
Мы на «фиксы» ловим их,
И по рубль двенадцать «Волжское», неказистое, неброское,
На рекорд мы пили с Борькою, через две браток притих.

R:
 А на улице Матросова «барагозим» под Утесова,
И у «ЦУМа» преотличную нам «Столичную» нальют,
Не меняем направление, создается впечатление,
Отдыхаем мы «по - мнению», что удачен наш маршрут.



На на улице Ленина

Над колючкою дым, снова традиционный орнамент,
И не свистнет в окно, и картошки мы не испечем,
Жили два пацана, с малолетства общались с ворами,
А сейчас я один, шрамы детства на сердце моем.
Время птицей летит, ну а память со временем спорит,
Возвращает туда постоянно в родные дворы,
Там, где жили взаймы, но конечно мечтали о море,
Там, где жизнь через край, там, где «фарт» через край, до поры.

R:
А на улице Ленина все квартиры под Сталина,
А на улице Ленина тишина и покой,
Что дедами намеряно и отцами оставлено,
Там, на улице Ленина манит мир воровской.

Он- то был сиротой, по бродягам никто и не плачет,
А Француз нам сказал,- Мол, не балуй с удачею зря,
Ну а Вовка ему – Мне на сдачу подругу удачу!
И на форточке той осветили нас в 3 фонаря.
Нас с Французом вдвоем били долго – такая работа,
Вовка тихо лежал на зеленой как море траве,
Тот, который стрелял, все бледнел на глазах отчего - то,
Опер этот не знал, что у Вовки перо в рукаве.

С малолетства он рос, как положено дерзкой «босоте»,
Для него та весна стала, сука, последней весной,
И в 17 всего догнала его пуля на взлете,
Годы птицы летят, ну а он для меня как живой.





Сеня – Виртуоз


На кураже по жизни жил наш Сеня,
И ничего с ним сделать не могли менты,
Он говорил всегда –  ….Понты дороже денег!
Но только если не «корявые понты».
И опера его конечно не любили,
Ну, а, для жуликов всегда он высший класс,
И если вдруг его «какарды» тормозили,
Он отвечал – дружок живем мы только раз!
R:
«Марочка» в кармане, «гаврила» на груди,
«Ювелирный» манит огнями впереди,
Как там карта ляжет, не спросив у нас,
В новостях покажут профиль и анфас.

Он был любимец генеральских жен наш Сеня,
С любой отмычкою почти всегда на ты,
И говорил всегда – «Понты дороже денег!»
Но только если не «корявые понты!»
Случайно как - то на проспекте Таню встретил
Сначала в ней свою соседку не узнал,
И закружил его любви коварной ветер,
И с Таней вместе он по жизни зашагал.

R:
 Марочка в кармане, опер далеко,
«Ювелирный» с Таней взяли мы легко,
Саксофон шуршит нам медленный фокстрот,
Завтра загрустим мы, сейчас наоборот.

И как - то их, совсем случайно, в банке взяли,
Всего наживы то там было миллион,
И всей «братвой» мы им, конечно, помогали,
Есть среди жуликов порядочный закон.
И чтобы не было ненужных разговоров,
«Терпила» в корне показанья поменял,
А адвокат наш был блатнее прокурора,
На оправданье ситуацию создал.
R:
 «марочка» в кармане, «бобочка» при нем,
Ювелирный манит золотым огнем,
Мимо не проходит даже не вопрос,
Снова на свободе «Сеня – виртуоз».





Спой Витек

Время словно вода, режут даль провода
Над полями и над тополями,
И по тем проводам сообщение нам
От того, кто уж год, как не с нами,
Карта вдруг подвела, где ошибка была,
И не нужно сейчас этих споров,
На себя взял вину и ему одному
Рассказали судьбу прокуроры.

Телеграмма пришла, Адресаты нашла
Позаботьтесь о сыне – Сереже,
Ему годик всего, юбилей у него,
Просто батя приехать не сможет,
Ты, браток  не грусти и за все нас прости,
Будет все твоему пацану
Это будем не мы, если нам из зимы
Не получится сделать весну.

Время птицей летит, а бродяга сидит,
Сделать выбор не каждый бы смог,
Для одних гражданин, для других господин,
А для нас ты навеки – «браток».

R:
 Спой Витек, песню горькую спой
Ты да я, сладкий дым папиросы,
Выпиваем сегодня с тобой,
Собрались по простому вопросу.






Блатные частушки

Мы сидим, пиво пьем, за Россию «жуем»,
Будь здорова родная страна,
Мы с Вованом сидим и на девок глядим,
А вокруг девок нет ни хрена.

Вот милиционеры идут, они денег совсем не берут,
Они стали давно все герои кино,
никого не пытают, не бьют.
Мимо нас прошуршал пидорас,
может быть, он совсем не педрила,
Но колечко в ушке и ромашка в руке,
весь красивый, манерный и милый.

Гуманоид Дениска Титов
в космос был полететь не готов,
Просто нам задолжал, миллионы отдал,
«Пацанам» проиграл, будь здоров.

 «Террорист» за мангалом стоит,
А мангал то совсем не горит,
Он собаку сварил и кетчупом полил,
очень вкусный «шашлик»! -  говорит.

Этих чурок в Москве миллион,
баб своих притащили вагон.
А шевелят чужих, будто мало своих
Скоро будет детей легион.




Ты, Я, странная история

Над беседкой нашей во дворе
Стая голубей, синих голубей.
Мы сидим в далеком сентябре,
Ты была моей, девочкой моей.
Я в своих клешах, ты в своих мечтах,
Две косички на груди твоей.

ПР: Ты, я, старая история моя
Ты, я, странная история моя


Семечка на щечке возле губ,
Дай скорей смахну, ну и обниму.
Почему смеешься ты, что глуп.
Что - то не пойму, скажешь почему,
Я почти студент, вот такой момент,
Повезло зачем - то одному.

Ты почти - что все сдала на «пять»,
«Педсовет» решил, шансов всех лишил,
Потому, что Сонечкой назвать
Папа поспешил, папа так решил,
Но ты не грустишь и его простишь,
Ты давно решила воровать.

А на 3м курсе я узнал
Друг твой уркаган весь испортил план,
Следователь все меня пытал,
Где тот чемодан, золота стакан.
Срок за сроком ты, детские мечты,
Так тебя и их я потерял.







Жди

Где - то в районе Уральских гор
Мир бродяг я узнал
Зона на зоне там до сих пор,
Кто попал, тот пропал.

ПР:
Жди , если сможешь
Фото в «нагрудном», там в тепле,
Ты мне поможешь
Дальше жить на земле.

Люди как птицы летят на юг
К пальмам и морю так спешат.
Ты же на север поедешь вдруг,
Если «менты» разрешат.

В серых колоннах идут, идут
Строгий режим, 5й отряд,
Домом «жилзону» они зовут
Так много лет подряд.

Там за стеною овчарок вой.
Тундра не спит, ветер поет.
Спой нам «босяцкую» песню спой
Ту, где подруга ждет.










Мужчина с биографией


• Она заканчивала школу на «отлично».
И белый, с розовым, на выпускном наряд,
Была в тот дивный вечер самой симпатичной,
И вдруг внимательный почувствовала взгляд,
Случайно встретились, как в космосе кометы.
И эта встреча не сулила ничего,
Ведь он прошел блатные университеты,
И все в районе говорили про него.

ПР:
Что он мужчина с биографией,
И что общается он с мафией,
А если сердится то искренно.
 И что ранимая душа.
Что он мужчина с биографией,
С слегка помятой фотографией,
Но одевается изысканно,
И любит женщин не спеша.

• И закружили вальсы их и закружили,
Он с «выпускного» в жизнь свою ее забрал,
Они так нежно и так трепетно дружили,
Он каждый день к ее ногам весь мир бросал.
Доброжелатели ее предупреждали,
Она не слушала, конечно, никого,
Вдвоем смеялись и частенько вспоминали,
Что все в районе говорили про него.

• Пиковый туз в судьбе - обидели подругу,
На место сразу он поставил подлеца,
Когда тот ствол достал, наверно с - перепугу,
Перо быстрее все равно кусков свинца.
Когда обидели ее так не красиво,
Не выбирал он долго - быть или не быть,
Ушел на небо, весь такой счастливый,
Ну а про сына тоже будут говорить……






Выборы Хлебореза

У нас на зоне в среду умер хлеборез,
Зачем - то он за электричеством полез,
Ведь написали же мол – «не влезай, убьет!».
Вот так печально встретил он свой новый год.

В связи с утратой загрустили все подряд
Ведь он для многих был как будто старший брат,
Решили жулики собрание собрать,
И хлебореза стали срочно выбирать.

«Сходняк» собрали в клубе, в красном уголке,
Пришли кто с «планом», кто с чайком, кто налегке.
От верхних жуликов пришел Серега-вор,
От мужиков – Иван Иванович, шофер.

Присев на корточки собранье началось,
Серегу в спикеры, ну так уж повелось,
Едва вступительное слово он сказал,
Как кто - то в двери вдруг тихонько постучал,

«Братва» открыла посмотреть, кто постучал,
Там «Пани-Моника», пидовый генерал,
Так удивился, что ему никто не рад,
И сообщил, что от «меньшинств» он делегат,

Мол, демократия - начало всех начал,
В живот не бейте - он просил и умолял,
Про Хакамаду все примеры приводил,
Как Новодворскую оставить убедил.

Ему доверили собранья протокол,
Тут начался про между фракциев раскол,
Серега - вор : - Ну, в хлеборезы, мол, «братка»,
Иван Иванович - нет нужно мужика!

Тут «Пани-Моника» захрюкал как свинья,
Там место женское, ведь мы одна семья!
От нас естественно кандидатура есть!
«Васятка – маленький», заслуг не перечесть!

Такой старательный, что любят все вокруг,
И, между прочим, «Кума» - самый лучший друг!
И что мол – руки золотые у него,
И рот красивый, сзади тоже ничего!

Тут возмущенье полилося через край.
Консенсус лопнул, сколько чай не подливай,
И «Пани – Монику» все стали оскорблять,
И стали бить его, а он давай орать.

Орал «педрила», что напишет он в «ООН»,
И что с Чубайсом учился в классе он,
Тут нашу дверь вдруг кто - то взял на абордаж,
«Спецназ» вломился, был испорчен форум наш.

Менты смекнули, чем грозит им наш «сходняк»,
Им с демократией совсем неудобняк,
И ну, как начали они нас колотить,
По демократии дубиночками бить.

Ну а мораль же этой песни такова,
Не надо путаться в понятиях «братва»,
Когда решается серьёзное у нас,
Не может быть про - между нами педераст.






Блатная музыка

Вы, уважаемый присядьте поскорее,
Да чтобы не было у нас свободных мест,
А я хочу Вам спеть сегодня, как сумею
Про жизнь блатную, про кураж, и про арест.

Споем мы вместе про Уральские морозы,
Про Коми округ и про Пермскую тюрьму,
Конечно, вспомним про девчёночкины слезы,
Что доверяла сердце только одному,

Споем про маму, хоть не «маменькины» были,
Для нас всегда она же «сыночкина мать»,
И эти руки, что нас гладить так любили,
Когда вернемся-будем крепко целовать,
И добрым словом вспомним тех, кого нет с нами,
Кому, увы! - Не так как нам с тобой везет,
Когда приедем-рассчитаемся с долгами,
И прокурора вспомним, но наоборот.

ПР:
И пойдет у нас с тобой блатная музыка, музыка, музыка,
Если спросишь, то найдешь всегда ты у ЗэКА, у ЗЭКА ответ.
На плечах слегка потерта телогреечка, жизнь моя – копеечка,
Может быть, случайно вспомнит где - то девочка, а может быть, и нет!





Провода

Провода, провода, провода и дороги - дороги
Пересылки, конвой и на «шконке» никак не уснуть.
В алюминиевой кружке вода и затекшие ноги,
Нет, на корточках мне не уснуть, ну хотя бы чуть - чуть.

ПР:
Свободу нагадала цыганка,
Неволю рассказал мне судья.
А в письмах с дальнего полустанка,
Лишь слезы и не могу без тебя.

Впереди, впереди, впереди нам конечно не рады,
Позади пять хозяйских, но видимо мало судьбе.
Серым строем пойдут под дождем снова эти отряды,
И останется лишь вспоминать, вспоминать о тебе.

Почему, почему, почему все опять так случилось,
Карта в масть не легла, слышь, браток, может, дашь мне огня,
Начиналось все правильно так, но опять не сложилось,
Кто - то там наверху проверяет на прочность меня.






У тети Вали

У тети Вали мы выпивали,
Сегодня праздник у нас большой,
Мы рассуждали, мы выбирали,
Мы выдвигали со всей душой.

Конечно, вроде сначала в моде
Был Николаич, но тут выступил Толян.
Сказал конкретно, интеллигентно,
Он – участковый, ну а у них наган.

ПР:
 Все знают Вову - он самый клевый,
 На нашей улице ты лучше не найдешь,
Согласен Генка, согласна Ленка,
И наша славная блатная молодежь.

А тетя Света, что из буфета,
Из привокзального, ну он у нас один,
Кричит: - подружки, налейте в кружку,
Я обожаю просто вот таких мужчин.

Вахтер Сережа, - себе дороже
И, мол, конечно, надо все обмозговать,
Пацан хороший, не курит тоже,
И из военных - значит можно доверять.

Вдруг дядя Вася как отколбасит,
- а если что, «импичиментом» по нему,
Все возбудились и возмутились,
Никто не помнил, что, зачем и почему.


Нахмурит Вова свой взгляд сурово,
Он знает точно, что посеешь - то пожнешь.
Петрович Коля согласен с Толей,
И наша славная блатная молодежь.

Мы не забыли то, кем мы были,
И знаем Вова, ты порядок наведешь,
Согласен Генка, согласна Ленка,
И наша славная блатная молодежь.



По периметру дым


Тайга молчит, снег на ветвях
Идут пятерочки.
«Братва» сегодня в «прохорях»,
А завтра в «корочках».
На белом фоне пасть собаки, словно рана,
А рядом с нею «мусорок» с Узбекистана.

ПР:
 По периметру дым
Был родным, стал чужим,
Надоело в натуре мне тут,
И когда растает снег,
Может с Вовкой по весне
И они нас потом не найдут.

Опять «свиданку» запретили эти гады
Хозяин пьет, бродяга ждет понять бы надо.
Ну а чего там понимать врагу закона,
Встречаем «шмоном» нас опять старуха Зона.

Тайга молчит, она как мать, все понимает.
Она весною плачет, летом обнимает,
И эти тропочки ведут бродяг в «жилую»,
А Вовка снова на побег меня «фолует».

Тайга молчит, снег на ветвях
Идут пятерочки.
Мы завтра будем в куражах,
Все будет «в елочку».



Телогреечка


Ты парнишка за понятья мне не «жуй»,
Я такой же был, не в меру «приблатненный»,
Ты у Кума «поблатуй»,
В «пересылках» потусуй,
И остудят годы разум возмущенный.

Ты парнишка «за понятья не пыжи»,
Осторожней с тем, что вы там тоже были,
Говорили про ножи, про блатные куражи,
Оказались у «параши» - загрустили.

ПР:
Телогреечка, ты как девочка,
Согреваешь нас и в стужу и в мороз,
Ты не смокинг и не фрак, телогреечка,
Но уважают воры даже не вопрос,
Но каждый жулик знает, даже не вопрос.

Ну а истина в вине. Она видна,
Катят мимо пусть невзгоды и ненастья,
Чтоб не дергала жена, не «болела» чтоб страна,
Вот такое твое «фраерское» счастье.


Паренек ты щеки здесь не раздувай,
Аккуратнее, чтоб зубы не болели,
Хоть здоровья через край, все равно не захворай,
Мы еще с тобой по «триста» не успели.





Снова


Здесь нет твоих цветов,
И я послать готов
Лишь севера запах в конверте.
И Полярную звезду
Для тебя я украду,
А вы мусора проверьте.

ПР:
 Снова мир окружен стеною
Ветер-бродяга  воет
Музыку февраля.
Слово ты мне дала весною,
Что будем мы с тобою,
Что будешь ждать меня.

Я напишу ответ
Нет, не забуду, нет,
Что ты одна мне веришь.
Ты мне письмо пришлешь
Будто сама придешь.
Нежности не измеришь.

Но мы на пол - пути.
И нам еще идти
Вместе с тобой, подруга,
И нет для нас преград,
И нас не разлучат
Ни прокурор, ни вьюга.











Берёзонька

Берёзонька, берёзка стоит роняя слезки,
И падают те слезки совсем для нас не в такт,
Берёзка у дорожки, и не слыхать гармошки,
А имя той дорожки – Большой Сибирский Тракт.

А мы идем сутулясь, но все же ей любуясь,
Красавица родная взгрустнула по весне,
И что ж тебе не спится, берёзонька-сестрица,
Как будто бы ты плачешь, - ну прямо в сердце мне.

А мы бредем с конвоем и пес бродячий воет,
И кроме тоу берёзки нет счастья для бродяг,
И капельки как слезки все падают с березки,
Кому- то ты сестричка, кому- то просто так.

Весна как будто в детстве зовет домой согреться,
У мамы отогреться, душою отдохнуть.
Но мы дорогой дальней, сибирскою печальной,
Помечены законом свой продолжаем путь.

R:
      На «пятерки» поделены,
      На отряды разделены,
      Под конвоем усиленным,
      Среди ночи и дня.
      Дочка знает как летчика,
      А «братва» - как налетчика,
      А жена как любимого,
      Ждет наверно меня.










Китаечка

Я, пацаны, решил вам песню написать,
Моей душе уже давно так было нужно,
Ну просто должен же хоть кто то рассказать,
Про нашу юность не обидно и не скучно.
Как воровали мы «китаечку» в садах,
И эти яблочки нас всех обьединили,
На Мотовилихинских купались мы прудах,
Вокруг, да около тюрьмы тогда кружили.

Как Ромка с Зайцем зависали на «югах»,
Ну, и, по юности конечно воровали,
Один отметился не раз на самых дальних лагерях,
Другой по бизнесу узнаете едва ли.
В «сто тридцать третьей» дискотеки на Ура,
А в «сто четырнадцатой» девочки главнее,
«Де - берц» не знали мы тогда, но началась уже «бура»,
И масть катила в масть тому, кто был умнее.

А помнишь, Вова, золотой  «Москва-Пекин»,
Там сигаретки были – тема для наживы,
Еще ведь не было витрин, у нас один был магазин,
Тот поезд скорый - и богатый и красивый.

А дальше – больше: джинсы, жвачка, Боже мой!
И двор на двор, и во Дворце культуры танцы,
И участковые пугали нас тюрьмой,
В стране родной росли мы словно иностранцы.
Туда уже нам не отправить телеграмм,
Не пригласить в кино девчоночки соседской,
Вас вспоминаю и желаю счастья вам,
Всем пацанам моей родной страны советской!

R: Ах эти яблочки «Китаечка»
Запретный плод и искушение,
Вам за испуг, конечно, «саечка»,
Ну, а за смелость – уважение,
Эпоха Болека и Лелека,
Все было просто в голове,
Кто в люди шел, кто в алкоголики,
Жил Леонид Ильич в Москве.


Бродяги, бродяги

Москва – она, конечно красивая столица,
Но есть в России много городов,
Но тот, кто настоящий, тем городом гордится,
В котором детстве бегал без штанов.

В Чите и в Соликамске, и в городе Артеме,
Придет черед споем мы, проведаем бродяг,
Везде ведь наши люди, от нас же не убудет,
Такие песни пишем совсем не просто так,

А в городе Ростове встречают нас как надо,
Блатную песню тоже любят здесь,
Есть в Краснодарском Крае серьезные бригады,
Серьезные мужчины в стране любимой есть.

Все в елочку в Перми и в Магадане,
И в Сочи тоже верю знают нас.
И в Питере, конечно, и в солнечном Кургане,
Везде искусство любят и в профиль и анфас.

R:
Бродяги, бродяги, бродяги,
Бывают для всех чудеса,
Кораблик бумажный поднимет все флаги,
И ветер взорвет паруса.





Раз, два, три.

Нас познакомил на юге фокстрот,
В жизни случился лихой поворот,
И я на севере слушаю вальс,
И вспоминаю о нас.

Вечер лавандой и морем пропах,
Вы, танцплощадка, фиалки в руках,
Девушка милая можно узнать,
Могу ли вас завоевать.

Смех колокольчиком был мне в ответ,
Вы не сказали ни да, и ни нет,
Но танцевали весь вечер со мной,
Стать согласились женой.
Родинка, ямочки, глаз океан,
Что за подарок небом мне дан,
Я грациозной такой не встречал,
Как долго тебя искал.

Время как пуля летит прямо в цель,
В нашей судьбе закружила метель,
Я виноват, и ты не со мной,
Мой человек родной.

R:
 Раз, два, три, раз, два, три, раз два три,
Ты на ту звездочку посмотри,
И я на ту звездочку посмотрю,
Как будто с тобой говорю,
Раз, два, три, раз, два, три, раз два три,
Птицы из прощлого – снегири,
К нам прилетели, чтоб рассказать,
Как научиться летать.






О магаданском санпропускнике

А в тамбуре всегда, всегда чуть – чуть, кого - то не хватает,
А я стою один, стою и сигареточку курю,
А за окном столбы, и годы мои годики мелькают,
Я вспоминаю тех, обычно с кем, без слов я говорю.

В купе товарищ мой и две проникновенные подружки,
Попутный ужин наш, вино, коньяк и беззаботный смех.
На полке, на второй гитара, как супруга на подушке,
Ее я обниму, и буду петь я «песни не для всех».

Спою про лагеря, спою про хулиганов и бандитов,
Как в детстве мы росли, какой была любимая страна,
И только разойдусь, заглянет «проводничка» к нам сердито,
Мы пригласим ее, и ей нальем немножечко вина,

А поезд все стучит, в купе уже сложилась атмосфера,
Мы стали так близки, все родственники на ночь стали здесь,
Грустит товарищ мой, и девочки забыли про манеры,
И искренность в глазах, и у кого - то слезы даже есть.

R:
 А я пою про сопки под луной,
О магаданском санпропускнике,
Чуть - чуть налью, вы выпьете со мной,
Помянем их, ушедших налегке.




Не стреляйте

Мальчик хочет девочку из окна, напротив,
Мальчик хочет девочку в губки целовать,
Девочка «отличница», вообщем - то не против,
Часто улыбается, любит танцевать

Обещала девочка за цветы весенние,
Обещала девочка с ним сходить в кино.
Дело не в букетике, там стихотворение,
Передал ей юноша, про любовь оно.

Мальчику, как водится, карта « крести» выпала,
Разною бывала «масть» в наши времена,
И пургой колючею дружбу их засыпало.
Девочка отличница каждый день одна.

Срок за сроком мальчику, девочка все плакала,
Жизнь бежит, да мимо нас паровоз гудит.
И слезинки на письмо капельками капают.
В край далекий северный боль ее летит.


R:
Не стреляйте, не стреляйте, не стреляйте в белых лебедей.







Брючки отутюжил

С Казанского вокзала я прямо к вам приехал,
Меня привез в столицу наш «Соликамск - Москва»,
Но ты мне отказала, мне стало не до смеха,
Зачем тогда писала красивые слова,

Мол, приезжай «голубчик», мол, приезжай любимый,
В романе нашем будет прекрасный поворот,
Страницу новой жизни открыть необходимо,
Я жду тебя родной мой уже четвертый год.
Вот так по переписке, я в «зоне», ты в столице,
Случайно, неслучайно, четвертый год уже,
Нашли с тобой друг друга, сошлись, как говорится,
По мнению, по жизни, и, в общем – по душе.

По «сто сорок четвертой», ну так уж получилось,
Как будто бы за стажем, уже в четвертый раз.
И у тебя четыре замужества случилось.
Такой вот был наш «рОман», такой ромАн у нас.

Волнительные письма друг другу мы писали,
Ты мне о том, как стала в четвертый раз вдовой,
А я ж тебе ответил, «менты» о чем мечтали,
Что воровать не буду, что буду я с тобой.

Шумишь из - за двери ты, забыла про манеры,
Но как за хлебом выйдешь, тут я не удержусь,
Проверю я квартирку, проверю шифоньеры,
Ну и от обещаний пока, что воздержусь,

R: брючки отутюжил, в новой телогрейке,
Думал, будет ужин, и в клетке канарейка
 (слышь, браток налейка, жизнь моя копейка)
Сапоги «наваксил»,  - Здрасте, добрый вечер,
Вы мне тоже – здрасьте! И до новой встречи.






Пуля острая

Пуля острая задела молодого паренька
Кто хотел его убить, ну тот промазал,
Шрам как метка у воров, пострадал от мусоров,
Вот сюжет для песни или для рассказа.

Уходили поздно ночью прямо через «КСП»,
Часовой на вышке был серьезно пьяный,
Ну и дрогнула рука молодого «мусорка»,
Щеку слева обожгло, оставив рану.

Все так складывалось «ровно», и никто не ожидал,
До «железки» бы добраться до рассвета,
Получилось пострадать, легче будет им искать,
Просто есть теперь особая примета.

По примете и найдут его случайно через год,
А тогда они все шли по листопаду,
Повезло им, повезло и собакам всем назло,
Получала юность волю как награду,


R:
Ветер бьет в лицо, небо хмуриться,
Поздней осенью, небо с проседью,
И идут вперед и сутулятся,
Пацаны, да по тайге, поздней осенью.



А где - то в море

Закружилась голова, - не с вина, а от свободы закружилась,
И забытые слова прямо в душу мне – я начал вспоминать.
Почему то жизнь моя по – особенному, как - то получилась,
Далеко мои друзья, но до воли мне сейчас рукой подать.

В портсигаре лишь одна, разломаю в кулаке и разволнуюсь,
Дал бы кто - то закурить, чтобы воздух не совсем опьянил,
Заплатил - ли я сполна, я у неба вдруг да поинтересуюсь,
Мне ответят облака,- Ну конечно ты за все заплатил.

За спиной железный звук, это двери там за мной закрывают,
Впереди шумит весна, я туда еще конечно пойду,
А пока лишь сердца стук, я пока еще не все понимаю,
Опьянел без вина, так бывает, имейте в виду.


R:
А где то в море зажигает огонечки пароход,
Там «фраера» красиво очень отдыхают,
И без меня тот «борт» «зашел» в какой - то порт,
Мы скоро будем там, пускай меня встречают.
Мы скоро будем там – они еще не знают.





Наступило лето

Столик у песочницы, спят аллеи парка,
Девочкам - заочницам в «миниюбках» жарко,
Наступило лето, отступили вьюги,
И спешат куда - то милые подруги.

Пуделек лохматый, рядом с ним хозяйка,
Дяденька усатый, Ну - ка, не зевай - ка!
Наступило лето, отступили вьюги,
Танцплощадка, танцы буги-вуги.

Вечер как подарок, фонари зажгутся,
И над шуткой старой женщины смеются.
Наступило лето, отступили вьюги,
И находят люди, как всегда, друг друга.






Весна – Шпана

Самолетик над старой зоною,
Вслед за ним на волю мысли отпущу.
Там в уютных креслах люди, нет резона им,
Знать, что я который год чуть – чуть грущу.
Там в уютных креслах люди с Севера на Юг
В Ялты – Сочи так заслуженно спешат.
И никто не помешает им любить подруг,
И каштанами – лавандами дышать.

Ну, а мы тут у «хозяина» грустим пока,
Всё проходит, и когда – нибудь пройдёт,
Наблюдаем самолётик, ну и облака,
Понимаем, что чуть- чуть нам не везёт.
Параллельно понимаем, что настанет час,
Время вдруг,  в один из дней замедлит бег.
И свобода, как невеста поцелует нас,
 И шагнёт за «решку» вольный человек!

Там, на юге все друг другу улыбаются,
И «шипят там, на мангалах» шашлыки,
А девчушки так раздеться постараются,
Что вспотеют все приезжие «Волки»!
Там мамаши расцветают, им не всё равно,
Глазки – губки подведут уже с утра,
Пригласят их в ресторанчик, ну, или в кино
Молодые озорные «фраера»!

Пр; 
Весна – Шпана хулиганит!
Весна – Шпана барагозит!
Весной домой так и тянет,
Весной Домой сердце просит!
Весна – Шпана хулиганит!
Весна – Шпана куролесит!
Весной домой так и тянет,
Весна – Шпана в душу лезет!







Олигархи, дайте денег на культуру!

Я пишу блатные песни, чтобы было веселей,
Раньше я писал про многое другое,
Наснимал десяток «клипов» и лежат они в столе,
В одиночестве любуюсь сам собою.

Композиторы «Крутые» за любовь все «лечат» нас,
Их поэты пишут нам макулатуру,
Силиконовые куклы и припевы десять раз,
Олигархи, дайте денег на культуру!

Про особенность «формата» телевиденье «жужжит»,
И на самом русском радио засада,
Журналистам интересно только кто и с кем лежит,
Если кто не голубой, то им не надо.

И поет не про «путану» тот артист и акробат,
Не про «Айсберг» примадонна пожилая,
С телевизора не сходят, кто – то им наверно рад,
Только я про тех, кто рад уже не знаю.

Люди разные, конечно,  даже разное мы пьем,
Кто – то «абсент» пьет, а кто – то «политуру».
Нужно крепко «покумекать», если мы здесь все живем,
Олигархи, дайте денег на культуру!

Эти мюзиклы чужие. УАУ! Как они нужны,
Стали мы уже почти что «иностранцы»,
За те «бусы», как «индейцы», скоро будем всем должны,
Сколько можно танцевать чужие танцы?

Молодежь нам выпевает «как – бы соул», «как – бы рэп»,
Постоянно демонстрируют фигуры,
Как сказал поэт хороший «…..но едят – то Русский хлеб!»
Олигархи, дайте денег на культуру!



Про психов

А у нас в психобольнице все одни и те же лица,
Все веселый и находчивый народ.
Кто – то просто веселится, так, что не остановиться,
Кто – то песенки «поет» который год.
Алкоголик дядя Вася что – то ищет все в матрасе,
Был когда - то он большой «филателист».
А Петрович – Вор в законе, в «мемуарах» весь о Зоне,
Рядом с ним – Киркоров Вова, он – артист.

У окна лежат два «Буша», надоело нам их слушать,
Про войну и «мусульманский экстремизм»,
С ними спорит Ленин Вова, говорит, что надо снова,
На родной планете строить коммунизм,
Все привычно и пристойно, ну и вообщем – то спокойно,
Психи - тоже люди, что там говорить.
Но однажды утром ранним поступил сигнал от нянек,
К нам решили пациента подселить.

Тетя Клава доложила, по секрету сообщила,
Что гребет к нам необычный пассажир.
В «раздвоении умелец», то он днем – «белогвардеец»,
То, в ночи – геройский красный командир.
Мы не поняли сначала, как «родного» повстречали,
Ну – Деникин и Деникин, боже мой!
Но кому под утро надо, что он строит баррикады,
И орет – « Чапаев, Вася, я с тобой!»

И три дня мы потерпели, больше просто не успели,
Как – то ночью он пошел на абордаж.
Для начала одеяло он поджег, но было мало,
Весь дворец решил поджечь он «Зимний» наш.
Мы не ждали, не гадали, мы «таких» еще не знали
«Полудурков», что нас будут поджигать,
Все решетки с окон сняли, из «больнички» побежали,
От пожара нужно все же убегать.


Все произошло случайно и поэтому, начальник,
Закрывайте все скорей мои дела,
Не смотрите так сурово, я уже совсем здоровый,
Видно «шокотерапия» помогла!





А я приеду ….

А Вы разводите цветочки,
Они шуршат у Вас в садочке,
А Ваша мама бражку гонит,
Слепила дом на самогоне.

А я приеду к Вам, в конце концов,
И не пошлю вперед себя гонцов,
Я неожиданно к Вам в жизнь ворвусь,
Ну и, конечно, улыбнусь,
А я приеду к Вам из дальних мест,
Где - сто процентов никаких невест,
Я просто в город свой опять вернусь,
Ну и, конечно, улыбнусь.

А Вы торгуете на рынке,
У Вас есть «родинка» на спинке,
Торговец дынями Вам как родной,
Он в гости ходит к Вам домой,

А я приеду с дальних северов,
Не буду говорить тех самых слов,
В глаза, как в юности, я загляну,
Ну и, конечно, обниму.
А я приеду ровно через год,
И станет все у Вас наоборот,
Вы вдруг заплачете и я пойму,
Ну и, конечно, обниму.

И чемодан Вы соберете,
От Вашей мамочки уйдете,
Она как прежде будет причитать,
Связалась дочка с жуликом опять.

А я приеду с дальних лагерей,
И ты меня, родная, отогрей,
Я для тебя, родная, все смогу,
Тебя я в сердце берегу,
А я приеду из Мордовии,
Весь с «пошатнувшимся здоровием»,
Меня увидишь и со мной пойдешь,
Я сердцем чувствую, что ждешь




Папа вернулся

Детскую память не смоют года,
- Ты просыпайся, сынок,  - я проснулся..
Мама мне тихо сказала тогда –
Папа приехал, папа вернулся!
Помню щетину его на щеке,
Было так колко и незнакомо,
«Север» - наколка на правой руке,
Понял, что батя мой дома.

Пр:
Просветлел он глазами, обнял..
- Как ты вырос, сынок!
- Ты прости, что тут жил без меня,
- Я приехать не мог!

Ровно неделю мы были вдвоем,
Папа шутил всё, а мама смеялась,
Снова беда постучала в наш дом,
То, чего мама боялась…
Понял потом я с прошествием лет,
Что у «ментов» тоже план, как у прочих,
 И что не «батин» был тот пистолет,
 Просто злил он ментов очень.

Посмотрел он печально, обнял..
- Как ты вырос, сынок…
- Ты прости, что опять без меня..
- Я вернусь, дайте срок..

Сроки тогда – «сорока сороков»
Он не вернулся к нам утром лучистым,
В школе всегда я был драться готов,
Если дразнили – «Сын рецидивиста!»
И я по жизни советуюсь с ним,
Знаю, что «батя» даёт мне силы…
Помню, как будто мы с ним говорим,
Ну и как мама меня будила…

Снится, как он колюче обнял..
- Как ты вырос, сынок…
- Ты прости, что живёшь без меня…
- Я вернуться не смог…..




Дожди и туманы


Дожди и туманы ещё целый год,
Ты с каждым письмом мне становишься ближе
Но время пройдет, быстро время пройдет..
Тебя я увижу, тебя я увижу..

Я длинные письма не жду от тебя,
Достаточно только – Люблю, Жду…и Верю, родной
Ты там береги, дорогая себя,
Уже очень скоро ты будешь со мной..

Я каждую строчку учу наизусть,
Ты так далеко, но мы вместе, я знаю.
Одна лишь любовь и немножечко грусть,
Ты в сердце моём навсегда, дорогая….





Прощай, прощай

Бежит вагон, вперед, вперед,
Куда то в даль который год,
В начале всех путей дорог
Есть милый сердцу островок.
Мои «клеши», твой выпускной,
Твой нервный бал, мой выходной,
Тебе в Москву, в глазах печаль,
Мне в ресторан и за рояль.

А пацаны, а пацаны,
Кто из тюрьмы, а кто с войны,
Кто хулиган, кто коммерсант,
А кто «Блатной», кто музыкант.
Я помню май, беспечный май,
- Целуй скорей, и обнимай,
Шептала ты, шептала – Да!,
Прощаясь с детством навсегда.

Пр:
 Прощай, прощай Страна моя Босяцкая,
Прощай, прощайте детские года!
Прощай, прощай, ты улица простяцкая!
В моей душе ты будешь навсегда!




А я стою

Вы тихо в зал зашли походкою тигрицы,
У сцены сели элегантно, как царица,
Мундштук серебряный все ваши тайны знает,
И чернобурка эти плечи обнимает…
Он через зал к Вам прямо по диагонали
Вдруг подошёл, Вы сразу вся затрепетали,
Он что - то тихо Вам сказал, вы покраснели,
Глазами влажными Вы на него смотрели…

Пр:
 А я стою, для Вас пою,
Свою любовь я Вам даю,
Пою для Вас, для Ваших глаз,
И никого нет кроме нас…

А Ваша чёрная изящная перчатка
Лежала прямо на дорожке с кокаином,
Вы на меня взглянув кокетливо, украдкой..
Ушли за этим «приблатнённым» господином….

Мы с Вами так давно играем в игры эти,
И понимаем, мы давным – давно не дети,
Но почему – то только вечер наступает,
Я снова жду Вас в ресторане, дорогая….





А коктейли я не пью

Я с казино «Метелица», аж, самому не верится,
Как будто бы с попутчиком сыграл на кураже,
Из казино «Метелица», аж, самому не верится,
Унёс через парадный вход «лопатник» денежек.
Иду себе «Фартовый» я, рубаха кумачовая,
И Алла Пугачёвая с киосков мне поёт,
Погодка преотличная, в «лопатнике» наличные,
Все думают – «столичный» я, а не наоборот!

Пр: а коктейли я не пью, в них синтетика!
Лучше Танька мне нарежь винегретика!
Да лучше, Танечка, налей полстаканчика!
Ну, нашей водочки, да на два пальчика!

Иду я с сигареточкой, смотрю – гуляет «деточка»,
«Чулгоки» прямо в «сеточку», а сверху – «Декольте»
Шепчу ей тихо сразу я – Давайте, мол, «отпразднуем»,
Такой безобразие – артист, мол «фуете»…
К чему нам церемонии, я только что с Японии,
Там были на «гастролиях», я в ностальгии весь!
И вы меня обяжете, когда чуть, чуть расскажете,
А, может быть, - покажете, Как вы живете здесь!?

Куда - то мы поехали, в «Кукуево – Орехово»,
Как будто на экскурсию, и просто отдохнуть,
Она мне, искусителю, - Давай зайдём к родителям!
С Артистом познакомятся!… - и мне уж не свернуть..
И вот подъезд с «консъержкою», открыли дверь с задержкою,
Я вижу, что знакомо мне лицо его отца,
Наш папа был тот прокурор, что на весь суд кричал мне – ВОР!
Я понял, - не в восторге он от моего лица.

И фраза первая была, - кого ты дочка привела?
- Я папа познакомилась с артистом «фуете»,
И папа сразу загрустил, и дочке он проговорил,
- Артист, но про гастроли он рассказывал не те!
Вот так в судьбе случается, курьёзы получаются,
Сказал ему всё что хотел, к чему теперь скрывать,
В обед мы с настроением, а к вечеру волнения…
Но жизнь, на то она и жизнь!
Бродяг, чтоб удивлять……






На этапе вы – «ворА»!

Он сидел и «Блатовал», за понятия «Жевал»,
Ну, на корточках, «в натуре», как «законный»,
Что – то, где - то «срисовал», что то, где то «причесал»,
Предложил ему я выпить для «резону»,
По копеечке в «буру» предложил я «кенгуру»,
Просто так, мы отдыхаем – поезд едет,
Он «канючить» что - то стал, но его я «сфоловал»,
Ведь не просто так в купе мы все соседи»!

Пр:
 На этапе вы «вора», а на зоне – «повара»!
Твои «кенты в овраге лошадь доедают»,
Не играл бы ты, браток, не остался б без «порток»,
Так, как ты, «блатные» в карты не играют!

И к утру он присмирел, «блатовать» уж не хотел,
Он не знал, что с ним случится этот случай,
Стал он «заднюю» включать,
Но нам надо получать, стал просить отсрочки долга и «канючить»

Тут и выяснилось вдруг, что «бухгалтер» был наш друг,
Разводить мы «коммерсантов» научились,
Испугали «слегонца», и налив ему винца
Мы его поддержкой в деле заручились,
Проходные векселя, «канителились» не зря
«Обналичили» через него мы лихо,
Заплатил он свой должок и получит «общачёк»
И ушли, собой довольные мы тихо!

А мораль:  туда – сюда, мы рисуем без труда,
Понапрасну «фраера» вы не «блатуйте»!
Аккуратнее в словах, аккуратнее в делах,
В поездах и в самолётах не рискуйте!











Вяжут «мамки» варежки…

Вяжут мамки варежки, теплые носки,
Ночью в женском «лагере» плачут от тоски,
Как на «малолетку» «грев» тот прилетит…
И пацан согреется, поблагодарит…
Вяжут мамки варежки и проходит жизнь,
Жизнь бежит по краюшку…эх, давай держись…
Над тайгой колючею облака из слёз,
Весточку горючую почтальон принёс..

Пр:
 Над тайгой мороз, облака из слёз превратились в лёд..
Все в снегу лежит, голос чуть дрожит, кто то там поёт..
Снег метелями, между елями, между вышками…
И прощается отец с дочкою, мать с сынишкою…

Мама, мы с товарищем замерзаем здесь,
«Заказали» мама мне на два года «сесть»,
По неосторожности и по глупости,
Мама, ты прости меня, ты за всё прости….

Долго у «главшпанихи» тот лежал конверт,
Просто получилось так, - адресата нет,
На «больничке» грешная, некому винить…
Померла, сердешная….как с конвертом быть?
 И решили прочитать, от кого привет?
Что теперь уж причитать, - нет её и нет…
А читали, плакали, что тут говорить….
Захотели в «лагерь» детский «гревчик  подбанчить»…..







Мусорок

Что ревёшь ты «благим матом» мусорочек, мусорок?
Ты ж, кудрявый, с автоматом, ну, а я «пылю» на срок,
Не ори ты, как «терпила», не «блатуй», «охолонись»…
Сигаретку дай, «чертила», расскажу за нашу жизнь…

Пр:
Наша жизнь – как вода в решето утекает…
И «кокардой» тебе Господа не напугать..
У меня «тренировки» по жизни бывают,
А тебе есть ли что тем «присяжным» сказать?

Не кричи, скажи спокойно, возраст твой не аргумент,
Ты веди себя достойно, даже если ты и «мент».
Оба мы при «решке» бродим, ты – за ней, и я за ней,
Просто ты пока свободен, но вопрос – кто свободнЕй….?


«Царь Царей» тебе расскажет в чём  ты прав, а в чём не прав
И накажут, ох, накажут, там не Кодекс, не Устав!
И поэтому, любезный, аккуратней, мусорок!
Не ори так бесполезно, я и так «пылю» на срок…





А Вы разводите цветочки

А вы разводите цветочки, они шуршат у Вас в садочке,
А Ваша мама «бражку» гонит, «слепила» дом на самогоне,
А я приеду к Вам, в конце концов, и пошлю вперед себя гонцов,
Я неожиданно к Вам в дом ворвусь, ну, и конечно, улыбнусь!
А я приеду к Вам из дальних мест,
где сто процентов – никаких невест,
Я просто в город свой опять вернусь, ну, и, конечно, улыбнусь!

А вы торгуете на рынке, у Вас есть родинка на спинке,
Торговец дынями Вам – как родной,
он часто в гости ходит к Вам домой,
А я приеду с дальних «северов», не буду говорить я много слов,
В глаза, как в юности я загляну, ну, и, конечно, обниму,
А я приеду ровно через год, и станет всё у нас наоборот,
Вы вдруг заплачете и я пойму, ну и, конечно, обниму!

Вы чемоданы соберете, от Вашей мамочки уйдете,
Она, как прежде будет причитать, - связалась дочка с жуликом опять!
А я приеду с дальних лагерей, и ты меня, родная, отогрей,
Я для тебя, родная, всё смогу, я память в сердце берегу,
А я приеду из Мордовии, весь с пошатнувшимся «здоровием»
Меня увидишь и со мной пойдёшь, я сердцем чувствую, что ждёшь!





Ну, от «ментов» на лыжи

Ну, от «ментов» на лыжи встал я спозаранку,
Да так любил бесстыжих, - просто иностранки!
Эх, наливает кофе, - носик, губки, чёлка,
А повернулась в профиль – клёвая девчонка!
Наш разговор струился очень деликатно,
Ну, и, контакт случился, было всем приятно,
Эх два часа, как воля, два часа, как – Сочи!
А солнце в щёчку колет, тело счастья хочет!

Пр:
 Солнышко и море для бродяг полезно,
С мусорами спорить очень бессполезно,
Но не бессполезно подлечить нам нервы,
В этом «марафоне» я пока что – первый!

И лишних разговоров нам не нужно было,
И «шмель» жужжал в кармане весело и мило,
Я архитектором отрекомендовался,
Блатной еврейскою фамилией назвался.
Ну, а она в фокстроте прилипала телом,
И улыбалась нежно , чувственно и смело,
Да и «Камю» в бокалы, локоны всё ближе,
Мне тихо всё шептала – что, мол, я бесстыжий!

А как очнулся утром – ни «шмеля», ни «биксы»,
Ну ладно, хоть на месте золотые «фиксы»,
Я как последний «фраер» кинут был умело,
Ну, с самого начала с «клофелином» села,
Ну что поделать с этой дерзкой молодёжью,
Но мы же не по «бану», мы по бездорожью,
Я подтянул «бакланов», дали информацию,
И получил, конечно, с «Маньки – Облигации»!





Стать «шпаною»

Вряд ли я сообщаю Вам тайну,
 вряд ли я раскрываю секрет,
Стать «шпаною» возможно случайно,
А стать «вором» случайности нет.
Тетя Света, Вы нам расскажите,
В коллективе – беда не беда,
Вспоминаем «Страну Общежитий»
Все по праздникам мы иногда.

- Был Серёжка, мой мальчик – хороший,
Рос послушным таким пацаном,
Но однажды с февральской порошей
Постучалась беда злая в дом.
Молодёжь про бараки не знает,
И наверно, - не надо им знать,
Только мама всегда вспоминает,
Как пошел сын её воровать.


В магазине ошиблась со сдачей,
Там работала мать для семьи,
И большая была «недостача»,
Все проплакала ночи свои.
Время было в те годы лихое,
А Сереже – пятнадцать всего,
Он решение принял простое,
Не возьмут в лагерь маму его.

Вылез тихо под утро в окошко,
Зашагал мимо спящих витрин,
Он боялся, конечно, немножко,
В тот же самый залез магазин.
А потом, когда солнце всходило,
- Ты возьми, мама, это пустяк!
Спас он маму, Серёженька милый!
Совершил в жизни свой первый шаг!




А птицы спать нам не давали

А птицы спать нам не давали
Случайный дождик моросил,
А ты любила ли, едва ли,
А я так искренно любил.

А над колючкой ветер стонет,
И вой собаки душу рвет.
Ты так рыдала на перроне,
Я помню это третий год.

И не чернилами, слезами
Ты мне «малявочки» писала,
И не минутами, годами,
Любовь свою ты доказала.

R:
     Север рвет мое сердце и тело на части,
     Север ждет, отвечаю ему вновь и вновь
     Где - то ждет и меня заплутавшее счастье,
     Где - то ждет и меня - не печаль, а любовь.

                                  





Ты далеко


Ты одна все прочитаешь между строчек
И поплачешь тихо, тихо, очень, очень.
Над «запреткой» дождь, снова не уснешь,
Знаю, что меня ты ждешь.

Ты укроешь одеялом дочку нашу,
Вдруг случайно про побег тебе расскажут,
Будешь так ругать, плакать и ругать,
И ночами будешь ждать.


R:
 Ты далеко сейчас
Помню, верю и люблю,
Ты далеко сейчас,
Я тебя благодарю.

Кто - то скажет, что ты ждешь меня напрасно,
Ничего, когда вернусь, устроим праздник,
Уведу тебя в яблоневый рай,
В том саду меня встречай.






Настроили гитары

Настроили гитары, раздули саксофоны
И скрипка, как ребенок – то плачет, то поет.
Тапер еще не старый, рояль еще казенный,
И золотая юность, восьмидесятый год.
«Кримпленовые» брючки, приталена рубашка,
- Зачем хамить,  мужчина, сейчас вас обслужу!-
Волнуются студентки, как будто первоклашки,
Но глазками стреляют, и я на них гляжу.

Со сцены исполняют любимые мотивы,
На улице у входа волнуется народ.
И мест всем не хватает, я – молодой красивый,
Наш столик был заказан, а не наоборот.
«БТ» неторопливо, интеллигентно даже
Курю себе спокойно, подходят пацаны.
И водочка под пиво, и кто – нибудь расскажет,
Как «нахлобучил» «лоха» из заводской шпаны.

«По – киевски» котлетка, официантка Рита,
Мы ей вчера продали «ангорку» и мохер,
У сцены малолетка и с ней слегка небритый
Под «Бони эм» танцует нетрезвый офицер.
И в  штатском, и у входа гудит прокуратура,
У них сегодня праздник, какой – то «мусорской».
И выход на свободу справляет «десантура»,
Наверно мы посмотрим их рукопашный бой.

ПР:
Жизнь – как радуга, «радуга – дуга»
Память музыкой, в сердце и в душе.
Иней бросила на виски пурга.
Сколько будет ещё, сколько было уже….










Старый пес.

Старый пес устало косточку глодал,
Вспоминая юность, годы молодые.
Сколько этих «странных» рвал он и кусал,
Этих – в телогрейках, кто они такие?

Вот его хозяин был совсем другой,
В чистой гимнастерке, в сапогах блестящих,
Для собак он добрый, для людей он злой,
Вообщем был – «Охранник», самый настоящий!

Как - то на этапе случай был такой,
Двое в телогрейках вдруг пошли в побег,
Вместе мы с Мухтаром, (он всегда был злой),
Молча их догнали, уронили в снег.

Брат Мухтар все в горло норовил куснуть,
Злой он был и в этом – не его вина!
А потом пролаял – что успел лизнуть
Крови человечьей – вкусная она……

Старый пес устало косточку глодал,
Лапа чуть болела – горе не беда.
Это как - то летом он под нож попал,
Люди защищаться могут иногда.

Только одного тот пес не понимал,
Почему какой – то у людей бардак,
Тех, кто в гимнастерках он конечно знал,
Но зачем в «телагах» - очень много так?




Ну а там, говорят, супчик жиденький…

В счастливом детстве юный пионер
Залез случайно к бабушке в карман,
Для всех ребят он был тогда пример.
Но уж маячил для него «кичман».

R:
Ну, а там, говорят, супчик жиденький
Супчик жиденький, но питательный,
Будешь там, говорят, ты постриженный,
Будешь худенький и внимательный.

И в комсомольцах он недолго был,
Туда, сюда, -  купить или продать.
Сам спекулянтов сильно не любил,
Клеймил всегда их, надо ж понимать.

А в институте – девочки всегда,
Не по «напрягу», ни к чему «напряг»,
Ведь жизнь студента – лучшие года,
Опять же помнил, что там говорят.

Ну а потом в банкирах хорошо,
Банк вам – не рынок и не гастроном,
Всю жизнь свою он к этому и шел,
Все понимал и помнил об одном.

И вдруг случайно поворот лихой,
И словно в пропасть – лучшие года.
Весь аккуратный был всегда такой,
Ведь вспоминал и помнил он всегда.



Напишите письмо

Напишите письмо, в лагерь дальний письмо напишите,
В Соликамск, Коми Округ, Тюмень, так непросто им там.
И немного тепла и надежды в конверт тот вложите,
То, что помните – радость доставите Вы пацанам.

И в почтовом вагоне покатит письмо за колючку,
Через сопки и тундру покатит, и через пургу,
Напишите письмо, это просто – бумага и ручка,
И согрейте на миг и сердца и барак и тайгу.

Напишите письмо и для тех, кто сегодня в бушлате,
Тот, кто землю грызет, кто в Афгане был, и кто – в Чечне.
То, что их под ружье, так ведь в том они не виноваты,
Я и спорить не буду, и Вы не докажете мне.

И в почтовом вагоне покатит письмо то к солдату,
Тоже «оперотдел» прочитать вдруг его разрешит.
И на острове «Русском», в каком - нибудь дальнем «дисбате»
Улыбнется ему тот пацан, кто чуть – чуть согрешил.

Напишите письмо, своей маме письмо напишите.
Той, что любит и ждет нас одна, ну и тех и других.
В том письме рассказать осторожно себе разрешите
О проблемах и мыслях, о планах и чувствах своих.

И в почтовом вагоне покатит письмо то к старушке,
К той, что тихо поплачет, и так же тихонько простит.
И зачем то пойдет, и поправит зачем то подушку,
Будто здесь, на кроватке, как в детстве сынок ее спит.



Мы не играли в салочки

Мы не играли в «салочки» и в «прятки» не играли.
Годков с двенадцати уже колоду «тусовали»,
Такой расклад достался нам, в чем мы здесь виноваты,
Страны советской сыновьям, росли мы в ней когда - то.

И от мороза одурев, с «цигейкой» на затылке,
Несли мы в «первый номер» «грев», для каторжан посылки,
Стояли в тех очередях – кто к брату, кто к отцу.
Страна сидела в лагерях, Великой – все к лицу.

И главной школой – улица, бараки и вокзалы,
И мамка снова хмурится – с кем я судьбу связала.
- Сынок, ты жить не торопись, живи подольше в детстве!-
Досталась нам такая жизнь от «коммуняк» в наследство.

Учили нас, что жизнь в борьбе соседи, ну и в школе.
И каждый выбирал себе маршрут по вольной воле.
И знали мы про ту борьбу совсем не понаслышке,
И сами делали судьбу вчерашние мальчишки.

R:
     Небо словно на части расколото,
    Знаю точно – так жить не смогу!
    Все решетки покройте мне золотом,
    Все равно через них убегу.






На ступенечках дворца правосудия

На ступенечках дворца правосудия
Не стояла ты, гадом буду я.
Позабыла ты про нашу историю,
Значит все у нас с тобой – бутафория,
Значит - жили мы с тобой в декорации,
И любовь твоя была – имитация,
Почему ты так со мной опрометчиво,
Ведь не глупая была вроде женщина

Заплутала ты по жизни, красивая,
В наше время жизнь пошла агрессивная,
И когда-нибудь срока все кончаются,
Что у нас с тобой тогда получается,

Снова пишешь мне письмо ты с раскаяньем,
Но летит оно ко мне с опозданием.
Что с твоих слов срисовал этот «райотдел»,
Не сотрешь уже никак, как бы ни хотел.

R:
    Снова дарит мне осень разочарованье,
     Эта осень – как горькой отравы глоток.
     И забыты уже все ночные признанья,
     И любовь – не любовь, а по жизни урок.








А мы пока

гребем по жизни нараспашку….


В нежности весенней тополя,
Радуется солнышку природа.
И почти очнулась вся земля,
Словно отпустили на свободу.
Сломаны оковы изо льда,
Речка завздыхала торопливо,
Спущен с неба всем указ сюда
Раньше срока быть чуть – чуть счастливей.

 R:
     А мы пока гребем по жизни нараспашку,
     Товарищ, верь, взойдет и наша та звезда.
     Что заставляет сердце биться под рубашкой,
     Что волей вольной называют иногда.

Белка за «запретку» забрела,
Глупая, здесь нет лесных орехов.
С «вышки» и в нее, что за дела
Целится ефрейтор, ради смеха.
Он хохочет, к ней пришла беда,
Этот «мусорок» не понимает,
Прыгает она туда-сюда,
Но забор высокий не пускает.

Надо бы нам «купчик» заварить,
Он всегда нечаянно найдется.
Помолчать, ну и поговорить,
Кто, куда, зачем домой вернется.
В нежности весенней тополя,
Есть уже амнистия природе.
И почти очнулась вся земля,
Словно отпустили на свободу.






Где - то там, за горизонтом….


Сколько пройдено дорог и протоптано тропинок
И зима уже не радует совсем.
Только память, видит БОГ, состоит из тех картинок,
Тех, которые уж не сотрешь ничем.
А в печурке угольки как – то празднично мигают,
За бараком кружит вьюга хоровод.
На свободе огоньки все на елках зажигают,
На свободе отмечают Новый Год.

R:
Где то там, за горизонтом, за снегами
Новый Год встречает маленький мой сын.
Словно было все вчера, будто было все не с нами,
Ты, нарядная, и запах мандарин.

И «буржуйка» все пыхтит, «духарится» все подружка,
Греет руки непокорная братва.
И никто не запретит «чифирку» освоить кружку,
Все запреты нынче – только лишь слова.

Знаю точно, что придет и на нашу долю праздник,
Эта мысль здесь помогает выживать,
Да и память в Новый год по – особенному дразнит,
Возвращает в дом родной бродяг опять.






Взрослые песни

R:
     Взрослые песни, козыри крести,
     Ходит за годиком годик.
     Взрослые песни, мы снова не вместе,
     Так уж по жизни выходит.

Рельсы стучат, за вагоном вагон,
Путь наш неблизкий, далекий.
Кто – то покинет усталый перрон,
Чей – то платок одинокий.
И из Сибири в Сибирь едем мы,
Через неволю в неволю,
Ждут нас туманы седой Колымы,
Ждет нас печальная доля.

Юный парнишка у «решки» поет,
И про любовь и про лето,
В душах бродяг чуть теплее стает,
Нравится песня об этом.
Даже конвойный в ответ не орет
Юному «зэку – подранку»,
Видимо кто – то его тоже ждет,
Где – то на том полустанке.

Рельсы стучат, за вагоном вагон,
Не «пассажирский», не «скорый».
Мчит через ночь этот спецэшелон,
Поезд немого укора.






Небо нас венчало.


Я не думал, не гадал здесь тебя увидеть,
Мы всего общались пять летних, теплых дней.
В прежней жизни, девочка, мог тебя обидеть,
В этой жизни хочешь стать ты спутницей моей.
Ты же знаешь, милая, кем я был на воле,
Ты же помнишь, юная, что за персонаж,
Ветерок - сам по себе, он гуляет в поле,
Шепчешь ты, что никакому полю не отдашь.

Все три дня свидания ты мне говорила,
Что как прежде будешь ждать, сколько б ни пришлось,
Ты не знала, юная, что мне подарила,
Понял я – в судьбе моей все только началось.

Где – то на краю земли мы с тобой венчались,
Прилетела ты сюда бабочкой ко мне.
Выбрала свой огонек, и мы опять расстались,
Но в прежней жизни стало все – как в далеком сне.

R:
    Небо обвенчало нас северным сияньем,
    Север стал свидетелем, что от жениха,
    А со стороны невесты – ноченька полярная
    Была для нас волшебница – красива и тиха.





Родина


Слезы душат меня, из России своей улетаю....
Слезы душат меня, но из глаз ни одна не бежит.
Потому, что в душе я о Родине тихо рыдаю....
Потому, что она за спиной моей, тихая, спит....

Вот уж трап, самолет, как большая и хищная птица.
Вот уж трап, самолет, он меня из пурги унесет....
Ну а сердце мое все остаться, остаться стремится!
Ну а сердце мое все какого - то чуда так ждет!

Что  же там, впереди... мне не очень сейчас интересно....
Что  же там, впереди... как смогу я свободу догнать...
Вот уже мне несут коньяку стройные стюардессы.
Вот уже мне несут, он поможет мне слезы унять!

ПР:
Родина, моя тихая Родина,
Моя светлая Родина,
Ты – не мачеха, Мать!
Родина, моя тихая Родина,
У меня тебя, Родина,
Никому не отнять!






Хакеры



Вы не плачьте, Билл Гейтс, не рыдайте!
Вы нам денежек наших отдайте,
И тогда вас не будем тревожить,
Беспокоить не будем, быть может...
Не крутите так нервно вы "пейсы",
Это ж, глупо! - так скажут в Одессе!
Сколько вы "накосили" в России,
Мы всего лишь свое попросили...

Есть и к НАТО у нас интересы,
Их там много, так скажут в Одессе!
Попросить пацанов с "Новосиба",
Поломают там все за спасибо!
Из "Челябы" вам вирус отправят,
«БЭНК Нью Йорк»  с Хэллоуином поздравят.
Есть у нас там в "Рабочем" районе,
Восьмилетние парни "в законе".

С Силиконовой вашей долиной
Быстро справятся наши мужчины,
И пацанчики вскроют "ВэбМани",
Слишком много у вас на кармане!
Ну, а те, кто свалил из России,
Мы б вернуться вас к нам попросили,
Русский с русским не будут ругаться,
Не хотим со своими бодаться!

пр: Хакеры, хакеры, хакеры....
      Клавиатуры Шумахеры...
      Нету желания бицепсы модные
      И кубики в прессе качать!
      Хакеры, хакеры, хакеры....
      Клавиатуры Шумахеры...
      Это пацанчики наши свободные,
      Им "Майкрософт" "обувать" (Пентагон, Бэнк Нью Йорк)








Воровская долюшка


Была воровочка - красивая до боли,
И вышивала, в основном, ты с «интуристом»,
И млели «лохи» в ресторане, на танцполе,
«Шмели» у них взлетали так легко и чисто.
Мы вдруг слились с тобою в буржуазном танце
В том полумраке, в том ресторане.
Я на мнгновенье стал почти что иностранцем,
Когда «прокнокал» твои пальчики в кармане.

Я прошептал тебе, родная, ту попалась,
В «чужом» не носим мы то, что ты там искала.
Глазами встретились, но ты не растерялась,
Поцеловала в губы, тихо так сказала.
Тебя, соколик, на «лоха» я проверяла,
Ведь ты же знаешь, что меня давно волнуешь.
Тебя всю жизнь свою, нескладную, искала,
Но не люби меня, воровку, затоскуешь.

Проходят годы, я ее забыть не в силах,
И эта ночь всю жизнь мне снится непрестанно,
Как мне была воровка та милей всех милых,
Ну почему так в жизни все бывает странно.

ПР:
       Воровская долюшка, воля и неволюшка
       Если не поймают, то не расстреляют,
       Воровская долюшка, воля и неволюшка,
       Как там карта ляжет, нам никто не скажет!







Пацаны, пацанчики




Тюрьма стояла на горе, под Разгуляем.
А мы гуляли во дворе, просто гуляли.
Я помню, Борька предложил -
Давай наделаем «поджиг»
И постреляем, и постреляем.

А под тюрьмой «погост» и лес под Разгуляем
И Борька на сосну залез, мы там гуляли, -
Тюрьма, тюрьма «кликуху» дай,
Блатную дай и не ругай,
И без «прикола», их все мы знаем!

Большое горе за забором в Разгуляе,
Мы в жизни столько коридоров выбирали,
И эпизоды как в кино,
Все это было так давно,
Свои пути по жизни той мы все искали!

ПР:
Пацаны, пацанчики,
Загибали пальчики,
Детство никогда нам не вернуть!
Пацаны, пацанчики,
Городские мальчики,
Кто - то в детстве том остался,
Выбирая путь.








Здравствуй мама





И разбудит меня не конвой,
Не овчарок озлобленных лай.
Я умоюсь водой ключевой,
Мама, мне полотенце подай.

Подойдет  и погладит меня,
Да, по - стриженной, по голове,
Никому этот миг не отнять,
Дом родной,  и росу на траве.

Мама, милая, ты уж прости,
Смоет все ключевая вода,
Снова вслед меня перекрести,
Этот крест мне поможет всегда.

Кто же знает, что ждет впереди,
Даст Бог – будет погода стоять
Завтра снова меня не буди,
Высплюсь крепко я завтра опять

ПР:
Здравствуй, мама, здравствуй!
Я пришел домой,
Здравствуй, мама, здравствуй!
Здесь сыночек твой.







Благодарен тебе




Благодарен судьбе, что не смог от тебя я сбежать.
Благодарен тебе, что смогла ты меня удержать.
Без печальной улыбки твоей,
И без мудрости женской твоей,
Не прожить мне ни дня, дорогая моя, ни дня!
Без красивых и трепетных рук,
Что мой мир укрывают от вьюг,
Не прожить мне ни дня, дорогая моя, ни дня!


Ты, родная, прости за все то, что успел натворить.
Ты, родная, прости, что так мало с тобой говорим.
Без любимых и ласковых глаз
И без, вовремя сказанных фраз,
Не прожить мне ни дня, дорогая моя, ни дня.
Без любви, окружившей меня,
Этих чувств никому не отнять.
Не прожить мне ни дня, дорогая моя, ни дня!


Почему - то еще никогда тебе не говорил,
Почему - то про то, что тебя так никто не любил.
Без печальной улыбки твоей,
И без мудрости женской твоей,
Не прожить мне ни дня, дорогая моя, ни дня!
Без красивых и трепетных рук,
Что мой мир укрывают от вьюг,
Не прожить мне ни дня, дорогая моя, ни дня!










Добрый вечер



Добрый вечер, господа, добрый вечер дамы, дамы!
Добрый вечер, женщины, мужчины!
Этот вечер снова наш, снова лучший самый.
Есть на то особые причины.

И я вспомню, конечно, былое,
Мы на вокзале, да, на Казанском,
А черный «Зил», гражданин, вас устроит?
Да мы проездом, мы «по-пацански!»

Добрый вечер, дамочки, леди, «жентельмены»!
Добрый вечер, пацаны, девчонки!
В этот вечер снова непременно
Я спою вам голосом незвонким.

На «симферопольском» в Ялту катили,
И с проводничками выпивали.
Ну и в Крыму мы красиво кутили,
Мы отдыхали, не воровали!

Добрый вечер, живы мы, живы и здоровы!
Во вторых – обуты и одеты!
Отдыхайте, господа, я спою вам снова
Незамысловатые куплеты.

На пляже прямо нас арестовали,
Их было восемь, все были в «штатском».
И по пятерочке сразу нам дали,
За ту сберкассу, ну что под Братском.

Добрый вечер господа, добрый вечер дамы!
!Гоним пену дальше, шаркнем по душе»!
Лучше б я бухгалтер был, говорила ж мама!
Следующей – веселую я спою уже!




Ты скажи мне ветер



Ты скажи мне ветер, что главней на свете?
Вольная дорога, хлеб, или семья?
Ветер отвечает с тихою печалью
Волюшка родная, ведь вольный ветер я.

Я спросил у неба, где ни разу не был,
Что главнее в жизни, что всего важней?
Небо улыбнулось, солнышком мигнуло,
Главное, чтоб свет был в душах у детей!

Я с вопросом к морю, что все с ветром спорит,
Что всего дороже, что всего нужней?
Море мне сказало, что не так уж мало,
Если есть любовь и счастье матерей (у людей)!







Не плачьте родные



Не плачьте, родные, не плачьте,
Вернусь я, родные, вернусь.
Пусть ветер срывает мой парус на мачте,
Пробьюсь я сквозь бури, пробьюсь.

И ты не рыдай, дорогая,
Все будет у нас впереди.
Ты верь мне, хорошая, я точно знаю,
Пройдут эти злые дожди.

Закончится время разлуки,
Вернусь я однажды, вернусь.
Раскину, как в детстве, как крылья я руки,
И радостью сменится грусть. 

ПР:
Все вместе соберемся мы снова,
И сядем за домашним столом.
И кто – то скажет теплое слово,
Мы выпьем, песню нашу споем.





А ты одна



А ты одна, на влажной простыне,
Я где -  то там, за тридевять земель,
Я знаю, ты все плачешь обо мне,
 И между нами вьюга и метель.

Не суждено нам встретить Новый год,
Не будешь ты светиться от любви.
Но все пройдет, поверь мне, все пройдет.
Ты наши фотографии не рви.

Я снова виноват перед тобой.
Но знаю, что поверишь и простишь.
И сквозь пургу я слышу плач родной,
И сквозь метель я слышу, что не спишь.

ПР:
На грудь, при встрече, бросишься ко мне.
Твой тонкий шарф подхватит ветерок,
Я часто вижу встречу ту во сне.
Я без тебя,  родная  одинок.






Ах, кукушечка




Численник на гвоздике, кружка на столе,
Там сейчас заварится, будем «купчик» пить.
И узоры все рисует вьюга на стекле.
Мы февраль переживем, станем дальше жить.

И весна, как девочка, в гости к нам придет,
Обновить скворечники нам надо бы успеть.
Мы встречаем здесь ее, уж, который год.
Где те крылья, чтобы смог встать и полететь.

Зима – лето, «пасочка» есть еще одна.
Ворон – черный прокурор годики склевал,
Манит, манит за собой девочка – весна,
Знал бы я в той юности, эх, да я бы знал!

ПР:
Ах, кукушечка, кукушка, ты добавь чуть, чуть,
Что имеем – не храним, и плачем, потеряв.
Юность я свою, кукушка, чтобы смог вернуть,
Те годочки, что остались в дальних лагерях!








Страна Печали



Когда приехали, то всех – на корточки,
«Клешни» за голову, и матерят.
А воздух здесь какой…ну как из форточки,
Кто «отрицалово» - второй отряд.
И сразу – перегон, да по пятерочкам,
Ну, а на просеке – все снегири.
«Балдоха» в лужицах, снег, как в осколочках,
Мы по проталинам, иди, смотри.

Конвой с собаками, собачки скалятся,
А воздух здесь какой – сплошной «кумар»!
И понимает тот, кто в «крытке» чалился,
Что значит кислород, как Божий дар.
Мутант с кокардою орет, как бешеный,
Мол, шире шаг, орет, кому орет?
Пока в пятерочках все перемешены,
Но каждый знает кто, и как живет.

Когда придем туда, все будет «в елочку»,
Мы будем воздухом лесным дышать.
А лес - то здесь какой, одни иголочки,
Почти не хочется нам убежать.

ПР:
Кому привычка, кому беда,
Этап собачками с утра встречали.
«ДПНК» нам сказал тогда,
- Добро пожаловать в Страну Печали!






А Вокзал, как муравейник




Привезли, - Ожидайте конвоя!
Почему - то конвоя все нет.
Хорошо, что нас в камере двое,
Лепит что - то из хлеба сосед.
Может быть, на заварку налепит
Этот скульптор – бродяга для нас,
На перроне фонарь тускло светит,
Часовой он, как будто сейчас.

Соотечественники покатят
Кто на юг, а кто - на севера
И портвейну, конечно накатят,
Будут опохмеляться с утра.
Может кто - то, кого - то помянет,
За сидельцев случайно нальют,
И на душах теплее вдруг станет,
Может песню, какую споют.

С теми папочками и делами
В край сосновый серебряных вьюг,
Полетят отпечаточки с нами
Наших татуированных рук
В этот раз почему - то спокойно
Принимаю я ношу свою.
Вон, на корточках курит конвойный,
Я, на корточках тих пою.

ПР:
А вокзал, как большой муравейник,
Суетится, вздыхает, жужжит.
Я один здесь, похоже, бездельник,
Мой пока на «запасном» стоит.










Ты дым пускала


Ты дым пускала мелкими колечками,
И я на «понте» подкатил, весь непростой,
Мне показалась стервой бессердечною,
А оказалась ты хорошей и родной.

Асфальт пружинил под моими ботами,
Никто не знал такой еще жары.
Потом одним летели самолетом мы.
Как много дней минуло с той поры.

И тот июль для нас с тобой медовым стал,
Не знали мы, что это – только миг.
И мигом тем в начале жили всех начал,
Я к счастью по – хорошему привык.

Когда судьба мне дарит испытания,
И в разных мы совсем с тобой мирах.
Я вспоминаю наше расставание,
Ночной перрон, твои слезинки на губах.

ПР:
Он волновал у женщин «женское начало»,
И то колечко в Крымском воздухе повисло(в летнем мареве)
Ее сердечко сразу, вдруг, затрепетало.
Она влюбилась, так бывает в жизни.











Так вот ты какая, Любовь


Свои «прикиды, покоцанные молью»
«Спецконтингент» с утра пораньше примеряет.
Сегодня будет, таки, пышное застолье,
Петровна замуж свою дочь определяет.
А дочке той уже слегка за тридцать,
Ну, косолапа, ну и что ж в этом такого,
Петровна так уже устала материться,
Ей, наконец, «подбанчил» зятя участковый.

Она ему давно уже «чекушку»
Подогнала и просьбу изложила.
Мл, ты мою красавицу, толстушку,
Рекомендуй, она же заслужила.
И участковый как – то, на обходе
Нашел ей в луже спящего мужчину.
Ну что ж, бывает всякое в природе,
Что в луже спал, ну были, видимо, причины

Петровна вымыла, побрила и одела,
И этот пассажир понравился ей очень.
Она же в ванной все серьезно рассмотрела,
Себе оставить захотелось, между прочим.
Себе найдет, она ж – директор ресторана.
Все ради дочки, для кровиночки родной.
А то она совсем уж стала странной,
Пусть поживет маленько жизнью половой.

Ну вот, и гости стали собираться.
Невеста в белом, косолапа и толста.
Петровна – зятю: если будешь напиваться
Определю тебя на кичу, как с куста!
А зять ей жестами, что, мол, не понимает.
Как бык мычит чего - то. Боже, он немой!
Петровна замуж свою дочь определяет,
Немой, да Бог с ним, лишь бы был - не голубой!

ПР:
Любовь, любовь, так вот ты какая, любовь!







Взлетаем

Ты снова со мной, и шепчешь -……ты мой!
А я отвечаю -………….не возражаю…..
И мы словно звезды в час ночной
Космический танец начинаем.

Тепло твоих рук и губы твои,
Что поизойдёт пока не знаем,
Не надо, молчи, прошу, не рви,…..
Ту тонкую нить, что мы сплетаем.



            Медленно, медленно, медленно снова взлетаем
                     Вздрогнут ресницы упрямым смешным мотыльком.
И почему ты заплакала, даже не знаем,
Слезы твои у меня на щеке ручейком





Без тебя…….


На небе большом звезды,
Мы поняли все поздно,
Ночные кричат птицы,
И снова ты мне снишься.

Осталось вдали, где - то,
Счастливое то лето,
Но в сердце моем – память,
Что произошло с нами.

Без тебя я, без меня  ты, прости родная……





Голландец



Я встану до рассвета,
Холодный душ и чай,
Свой профиль в зеркалах чужим портретом,
Увижу невзначай.
Опять иллюзий ливень
Омоет душу мне,
И стану снова я чуть, чуть счастливей, наверное.

Вот опять он плывет,
Вовсе это не сон,
Мой печальный голландец легки паруса,
Не найдет он пути своего до сих пор,
Кто на нем капитан, ах как больно глаза,
Кто на нем капитан,
-  Наверно   я…….

Я встану до рассвета,
Ты рядом здесь, со мной,
И вдруг подумаю  -  наступит лето,
Мы уплывем с тобой.







Ны ны ны


Я спою тебе – Ны ны ны
Песню про любовь,
Ты же помнишь как -
Хорошо вдвоем,
Я хочу тебя
Нежно целовать,
Улетим вдвоем
Прямо на луну.

Я люблю с тобой
Ночью танцевать,
Нам так хорошо
Хорошо вдвоем.

Вместе мы с тобой,
Сигаретный дым,
Губы и глаза,
Ты моя звезда.

Раняя заря
Не разбудит нас.
Потому что мы,
Не ложились спать.

Я хочу тебя,
Не хочу подруг,
Я твой акробат,
Ты моя звезда.







Ангара и Байкал

Мальчик с отцом на реке,
Смотрит он на него.
Удочка в детской руке,
Что же главней всего?
И отец, с улыбкой,
- Я сейчас все расскажу тебе:

Я хочу, чтоб ты помнил, сынок,
Никогда это не забывал,
Чтоб однажды сказать честно смог -
Я ваш сын – Ангара и Байкал.

Белый плывет катерок по Ангаре реке,
Догорает уже костерок, росы на зорьке,
Батя мой, с улыбкой:
- Я сейчас все расскажу тебе

ПР:
 Я в Сибири еще пацаном,
Сенокосные зорьки встречал.
По зеленой траве босиком
К вам бежал - Ангара и Байкал,
Я хочу, чтоб мои земляки
Знали точно, что завтра их ждет,
Дети малые и старики,
Весь наш крепкий сибирский народ.










Ту ту ту, На на на


С тобой моя звезда
Танцуем мы одни,
Я трогаю тебя нежно.
Искрятся иногда
Зеленые огни
В глазах твоих больших, грешных.

Наверно ты пришла
Из космоса ко мне.
В той жизни ты была колдунья,
Хочу сгореть дотла в мистическом огне
Твоих зеленых глаз, молчунья.

С тобой моя звезда
 По млечному пути
Мы вместе полетим ночью.
Мы полетим туда,
Где можно до зари
Нам танцевать, как ты хочешь.


Ту, ту, ту, На, на, на
Снова вместе, снова рядом.
Ту, ту, ту, На, на, на
Музыка когда,
Ту, ту. ту ,На. На, на,
Не грусти прошу не надо.
Ту, ту, ту На, на, на,
Прошепчи мне  - Да.














Мама

Стучит по окошку осенний дождь,
Ты плачешь немножко, и ждешь и ждешь,
Давно улетели как птицы года,
Остались метели и холода.

Сыночек на юге. На севере дочь,
Какие подруги здесь смогут помочь,
Эх, старость не в радость, когда ты одна,
Как птичка на ветке, опять у окна.


А завтра все снова как старый сон,
Весь день ни слова, молчит телефон.
На улице люди смеются и в дождь,
А ты их так любишь и ждешь, и ждешь, и ждешь..








Автор В.Култышев. еще одна песня – не моя, которую с удовольствием пою.



Прости

Зови меня, зови, прими меня за дождь.
Твое желанье сбылось,
Я был твоим дождем, я стал твоим плащом,
Мне так нужна эта ложь,

Играл ревнивый гном на грустной скрипке,
Веял ветер песню в бамбук,
Не гони докучливый дождь,
Это я пришел,
Купай себя во мне,
Купи меня за грош,
Я твою поцелую улыбку, смейся мой свет, все хорошо,
Каплями наполни ладонь, я тебе доверюсь одной,
Где я, кто я такой.

Прости за все, что сделал я тебе,
Прости за все, что сделаю еще.








Осень – мулатка

Собери свои слезы в ладони.
И полей наш цветок полевой,
 не обидит никто и не тронет,
если будешь ты рядом со мной.

В диком поле ржаные колосья
Спрячут нас от завистливых глаз,
Там никто ни о чем нас не спросит,
И никто не увидит там нас.

Сказки шепчет здесь северный ветер
Ночь мигает пылинками звезд,
На вопросы бродягам ответит
Здесь бродяга отчаянный клест.

А в реке будут луны купаться
И русалки шептать в камышах,
Ты так любишь со мной целоваться,
Я тебя так носить на руках.


Осень, как и ты - чуть, чуть мулатка, Золотая…








Просто очень мы любили

Там за океаном, за седым туманом
Мы с тобой вдвоем как прежде,
Там в стране далекой, в той траве высокой
растеряли мы надежды.
Поцелуй украдкой  - самый, самый сладкий
Где - то там – вдали, забыли,
Что же было с нами, мы тогда не знали,
Просто очень мы любили.

Как подарок вечер, бабочками свечи
Где - то далеко, далеко
И дрожат ресницы, и совсем не спится
И совсем не одиноко.
И грустить не надо, если двое рядом
В сердце нежность сохранили.
Что же было с нами,
Мы тогда не знали,
Просто очень мы любили.

Время словно птица, не остановиться
Вот и лето на исходе.
Не прощаясь даже, кто - нибудь однажды
Кто - то навсегда уходит.
Наш корабль бумажный хрупкий, но отважный
Мы куда - то плыли, плыли
Что же было с нами, мы тогда не знали,
Просто очень мы любили.










Летают и тают

В свете фонаря фокстрот бойких снежинок,
Сколько там их за окном, не сосчитать,
Нет в твоих родных глазах
Льдинок – слезинок,
Скоро Новый год придет, будем встречать.

Мне тебя поцеловать необходимо,
Через полчаса придут наши друзья,
Слезы счастья на глазах,
Ты так любима.
Скоро Новый год придет,
Плакать нельзя!


R:
Летают и тают снежинки за окном
А люди мечтают о самом близком и родном









Юбочка вразлет

Я тебя так ждал, слишком долго ждал, и, наконец - то ты пришла,
Та, что я искал, ну а ты во мне наверно, что - то не нашла,
Юбочка вразлет, крылья за спиной, как птичка легкая моя,
Кто - то позовет, нежный ангел мой тебя в далекие края.

Что там, впереди, что там ждет тебя, за дымкой, в розовой дали,
Может быть - печаль, может та любовь, что мы с тобой не обрели.
Здесь у нас весна, здесь у нас туман и нет твоих любимых глаз,
Ты снова влюблена, но где - то там, за океаном вспоминай о нас.









Я помню Крым


Я помню Крым, он был студент и музыкант, бродяга умница.
Был месяц май, цвели каштаны, солнце, моря бирюза.
Он как - то шел приморской улицей,
И вдруг увидел эти дивные глаза,
 Вы были так очаровательны, что глаз не мог он отвести,
И офицер, который бережно Вас под руку держал,
Вдруг помрачнел, забыл про глупости,
Что постоянно нежно в ушко Вам шептал.

Вы были так очаровательны, что вечером у пристани,
Увидев Вас к Вам подошел студент бродяга и «пижон»,
И прошептал он очень искренне,
Что так искал любовь и вот ее нашел.

Кафе - шантан встречал вас брызгами огней, вам было не до сна.
Шуршал фокстрот, и скрипка плакала для вас и для него,
Шальная ночь, на пляж звала луна,
Смеялась ты и целовала ты его.

Я помню Крым, о, если б можно было нам вернуться в прошлое,
Он был студент, Вы были дамой с «чернобуркой» на плечах,
Вагон «СВ», всего хорошего,
Мелькнули слезы в Ваших чувственных глазах.

R:
 Светка родная, вспомни родная праздник, который был,
Ты дорогая, вспомни родная, как я тебя любил.








Опять смотрю на твой портрет

Опять смотрю на твой портрет,
И вспоминаю, как дружили мы с тобой,
Мальчишка юных лет я не забуду, нет,
Как поражён был этой дивной красотою.

Случайный взгляд, сомнений нет,
В курортном  парке тихо музыка играла,
Мальчишка юных лет я не забуду, нет,
Гитара плакала, гитара тосковала.

Ты словно в обморок в обьятья мне упала.

Я так любил твой силуэт,
Полет над пропастью и жажда поцелуев,
Мальчишка юных лет, я не забуду, нет,
Тебя красивую и робкую такую.

В моей душе остался свет,
Над нами тихо в небе звездочки шептались,
Мужчина зрелых лет, я не забуду, нет
Тот день, когда с тобою, милая, расстались.







В знойной Аргентине

В знойной Аргентине, в шумном ресторане,
Там, куда не ходят за невестой,
Встретил я девчёнку, глазки озорные,
Сразу показалась интересной.
Юбочка с разрезом, тело молодое,
Талия, как у фотомодели,
Тихо подошел я …. «- Мы еще с тобою
Песню нашу лучшую не спели!»

Дерзким нежным взглядом
И чуть, чуть улыбкой
Мне она на текст мой отвечала,
«…Может лучше к морю мы пойдем с тобою»,
девочка мне тихо прошептала.

Мы пошли на берег,
Море волновалось,
Чайки над волнами трепетали,
Девушка сказала,…… - « Может, потанцуем,
Если Вы, конечно  не устали».

Я ей не ответил, странно было это,
Мы кружились в медленном фокстроте,
И она сказала…»- я давно ждала Вас,
Знала, что сегодня Вы придете!

Просто мне цыганка как - то нагадала,
Что однажды встречу я мужчину,
В этот день сегодня, именно сегодня,
И он сразу мне подарит сына!»

С нею мы упали на пустынном пляже,
Дальше я рассказывать не буду,
В знойной Аргентине сердце я оставил,
Никогда я это не забуду!








Шуршит фокстрот

Шуршит фокстрот в туманной мгле,
Луна, как спелый ананас,
С тобою Мы на корабле
Лиловый негр поет для нас.
Ты с чернобуркой на плечах,
Прекрасна, как морской прибой,
В изящных медленных руках
Мундштук серебряной иглой.

Ты шепчешь…- я тебя люблю,
Мы так устали от забот,
Луна спустилась к кораблю,
Куда - то вдаль корабль ведет,
Тебе Вселенную дарю, целую чувственный твой рот.

Танцуем мы рука в руке,
Ты - Пятница, я - Робинзон,
На непонятном языке
Нам что - то шепчет саксофон.

Люблю я эти огоньки,
В твоих задумчивых глазах,
Споют нам песни рыбаки
На самых дальних островах.





Когда твои глаза

Когда твои глаза Меня согреют теплотой
Хочу тебе сказать – как же счастлив я с тобой.
Когда твои глаза мне отвечают – снова:  Да!
Хочу тебе сказать – Ты мой свет, Моя звезда!

Когда к твоим губам я прикоснусь как в первый раз
То никаким дождям свет зари не скрыть от нас.
Когда к твоим губам я прикоснусь, чтоб все забыть,
То никаким ветрам нас с тобой не разлучить.


Где - то, где - то далеко мы как птицы над землей,
Где - то, где - то далеко мы летим с тобой.









Сокол ты, мой сероглазый сокол
Лишь вошел - затрепетала я,
Соком вся, счастливым сладким соком,
Сразу плоть наполнилась моя,
Задрожала кожа под одеждой,
Поняла, что я твоя навек,
Поняла, что ты моя надежда,
Мой родной желанный человек.






Иду с Урала

Иду с Урала не по млечному Пути,
И под ногами пыль не звездная легла,
Дороги разные случалось мне пройти,
Но лишь одна судьбой назначена была.

Искал ее я, аж, до возраста Христа,
Однажды понял, что себя не обмануть,
И сразу звездочка – наивна и чиста,
Своя, родная осветила путь.

Не жалко пройденных дорог, не жалко дней,
Немножко грустно, но их не вернуть уже.
Тем мы становимся Светлее и Мудрей,
Чем больше думаем о Главном – о Душе







Есть на свете много добрых слов

Есть на свете много добрых слов,
Тех, в которых не найти вреда,
Тех, внутри которых есть любовь,
Забываем мы их иногда.

Пр:
В слове «Надежда» - радость и встречи,
В слове «Дитя» - свет и тепло,
Слово «Любовь» всем душу лечит,
Слово «Добро» победит  слово «Зло».

Есть на свете много слов других,
Тех, в которых спряталась беда,
Хорошо бы нам забыть о них,
Чтобы не было слов этих никогда.

Пр:
В слове «Враги» - горе любимых,
В слове «Война» - плач матерей,
Может быть так необходимо
Эти слова нам забыть поскорей.

Есть на свете много странных слов,
Тех, которые всегда нужны всем нам.
Главное, чтоб чаще про «Любовь»
Говорили мы и тут и там.

Пр:
 В слове «разлука» - есть место «встрече»,
В слове «ребенок» - слово «светло»,
Слово «Любовь» всем душу лечит,
Слово «Добро» победит слово «Зло






ДЕРЕВЕНСКИЙ ЦИКЛ






По реке по речке

По реке по речке плыли 2 дощечки,
Давеча кудрявая пришла,
И сказала – Санька, Истопила баньку,
- «Чуешь как любимый, я тебя ждала?»

В сарафане ладном, больно уж нарядном,
Говорит –« да, удочку ты брось!
Испекла я шаньги, лучше, чем у Таньки,
Ты поешь, любимый,
Не едал, небось.»

По реке, по речке плыли 2 дощечки,
Опосля кудрявая придет,
Скажет – «Ну - ка Сашка, Да попей ты бражки,»
Я женюсь, конечно, коли так пойдет!






На сенокосе

Мы познакомились с тобой на сенокосе,
Я отдыхал в копне у Камы у реки,
А ты купаться вдруг удумала на плесе,
Предполагая, что ушли все мужики.

Моя голуба я увидел красотищу,
Стояла ты и улыбалась облакам,
Пробрался в лодку Дяди Колину без днища,
И как шпион в засаде пост я занял там.

Тебя в чем мама родила, в том ты и села,
На первернутую лодочку ко мне,
Я беспокоить не хотел тебя без дела,
Смотрел и думал – загорела ты вполне,

Потом купалась ты и косы полоскала,
А я лежал в своей засаде и смотрел.
Красивых баб в деревне видел я немало,
Но красоту сейчас я только разглядел.

Разволновался я тем более, конечно,
Когда ты к лодке нашей снова подошла
И уж совсем ты поступила бессердечно,
Когда меня ты бить наотмашь начала,

Я говорил тебе –« Тихонечко родная,
Я просто так, здесь, между прочим, отдыхал»,
А ты кивала, - «Мол, что ты все понимаешь»,
И»колошматила», пока я не упал.

Очнулся я, когда уж солнышко садилось,
Ты все шептала мне – «Очнись мой дорогой,
Ты напугал меня, вот я и рассердилась,
Откуда ж знала я, что слабенький такой».

И как - то быстро свадьбу мы соорудили,
Обзавелися моментально малышом,
Что характерно очень сильно полюбили
Вдвоем купаться возле лодки голышом!







Тут и банька с кваском

Помните, давеча на станции встречал,
Что вы приедете, даже и не мечтал,
Поезд подал гудок, ваш я узнал платок,
В щечку поцеловал и сказал:
   
 «Тут и банька с кваском, ковшик с петухами,
Посидим мы рядком на поляне с Вами,
Я поеду в Москву, промтоваров накуплю,
Вам, родная, я их подарю».

Дождик пройдет грибной, маслята за рекой,
Очень недалеко, просто подать рукой,
Утром проснемся мы, в речке живут сомы,
С вами мы посидим, помолчим.


Сядем под липою и под рябиною,
Пельменей налеплю, встречей вас удивлю
Душистый сеновал очень по  Вам скучал,
Я там без Вас все звезды пересчитал.







Свадьба

Милый сердцу нежный запах огуречного рассола,
Утро раннее, сегодня выходной,
Ох, вчера мы покатались с рыжей Танькою веселой,
Познакомился с девчонкой  заводной.

Не «серчай», подруга Надя, с нею мы не обжимались,
Все случайно просто так произошло,
Свекор «ейный»  нас отправил, до райцентра мы катались,
А потом уж и поехало пошло.

Ты же знаешь, что на свадьбе у Сереги мы гуляли,
Очень быстро наступил такой момент,
Гости много танцевали, гости много выпивали,
И закончился почти ассортимент,

«Ихний» свекор Дядя Ваня, лучший он механизатор,
Говорит мне – Ты свидетель выручай!
Надо сьездить до райцентру, я завел уже свой трактор,
Заодно уж и невесту  покатай!

По оврагам, косогорам быстро сьездили с невестой,
Да не верь ты этим сплетням бабок злых,
Вот «ужо», с тобой, сегодня мы пойдем на свадьбу вместе,
Ты не обращай внимания на них!


R:
 Вот была бы ты баба довольная,
Кабы знал я одну лишь тебя,
Подневольная, подневольная, подневольная
Ты моя судьба!













Автор В. Култышев

Я по деревням хожу  - брожу


Я по деревням хожу - брожу,
И такой как ты не нахожу,
К дому твоему подойду тайком,
Гаснут фонари за бугорком.

Мы с парнями весело живем,
Песни наши местные поем,
Я тебя люблю и тебе дарю,
Эту мою песню, про любовь.

Может быть, поймешь ты наконец,
Что ребенку нужен и отец,
Ты со мною так поступила зря,
О, коварная любовь моя,

Шлю тебе ответное письмо,
Снова вышла замуж я давно,
Но разбились вновь все мои мечты,
Пьет проклятый также как и ты,
Взял меня силком обещал любить
Я не знаю, как теперь мне быть.

Еду на «Уазе» по шоссе,
Ты навстречу мне во всей красе,
Я остановлюсь, мирно улыбнусь
И с тобою сразу помирюсь.








Везу тебе

Везу тебе с продмага 2 ведра селедки
Нам вместо денег снова пишут «трудодни»,
В четверг записан в списке первый я за водкой
Ну а сегодня мы останемся одни.

Я с председателем неделю не ругался,
Хотя не нравится мне этот лысый гад,
Все вспоминает он, как еле оклемался,
Когда весною звал тебя в соседний сад.

Меня твоя маманя сильно не взлюбила,
За то, что в прошлом годе повалил забор,
Оглобля мне нужна была для Михаила,
Ведь он кузнец колхозный, а ведь я шофер,

У клуба бабки все мотают мои нервы,
И «всяку всячину», по новой говорят,
Мне все равно, что будто я давно не первый,
Мне наплевать, что трое у тебя ребят,

Я с бригадиром пить не буду, больно резвый,
И с Васькой тоже из ремонтной мастерской,
И хорошо - то как, что я сегодня трезвый,
И хорошо - то как, что еду я домой   


Ла, лай, ла, лай
Из  «шкапа» ты свою перину доставай
Ла, лай, ла, лай
К тебе я еду,  «дурака ты не валяй».






Егоза

Я у Васьки отбил тебя враз и навсегда,
Потому, что давно тебя люблю,
Не хотел я вреда, но сказала ты – Да!
И «таперя» я песни пою

С малолетства мы с Васькой дружили всегда,
Но вчера нас судьба развела,
Он меня сапогом, я его кулаком,
Вот такая беседа была.

Он сказал мне, что ты отдалася ему,
Я ответил – Не ври, «охламон»!
Отчего почему, я никак не пойму,
Так понравиться мог тебе он!

Егоза, егоза!
Ты не прячь бесстыжие глаза,
Егоза, егоза!
Дорогая моя Егоза.









Письмо

Обратите на почерк внимание,
Я письмо волновался, писал,
Приглашаю я вас на свидание,
Вы увидите – я не нахал.

Я, конечно, живу в напряжении,
Как увидел в «сельмаге» я Вас,
Мне понравились Вы без сомнения,
Полюбил сразу вот и весь сказ,

Расскажу о себе информацию,
Не женатый еще я пока,
Прикупил я 103 облигации,
Возраст мой еще до сорока.

Приобрел тут повадку хорошую,
Две недели как бросил я пить,
Если сладимся с Вами, то брошу я
И махорочку даже курить.

Знаю я, что зовут Вас Валюшею,
Что дояркой пойдете в колхоз,
Буду ждать Вас в четверг за конюшнею,
Ровно в 5 я с букетом мимоз.





По речке Каме

По речке Каме сирень плывет,
Все стало с нами наоборот,
Наступит вечер, я не замечу
Сегодня встречи не будет, нет,
Глаза закрою, ты не со мною,
Ты лишь соседка, а я сосед.

А помнишь белый наш пароход,
Медовый месяц медовый год,
Что стало с нами, погасло пламя,
«Коса на камень» зачем нашла,
Ты не прощаешь, не уступаешь,
Я ожидаю, ты не пришла.

Пройдет обида, печаль пройдет,
Твоя тропинка ко мне ведет,
Тебя укрою от бурь собою,
С тобой родною спокоен я,
Что стало с нами, я все исправлю,
Ты точно знаю  -   судьба моя.









Шепотки

Ты почто, «городского» полюбила,
Ты почто так расстроила меня,
Шепотки под черемухой забыла,
Не обнять мне тебя уж не обнять.

Я на пасеке тоскую дорогая
Эти пчелы все плодятся до зари.
Чем тебя городской завлек, не знаю,
Чем тебя, гад такой, он охмурил.

Соберу я «монатки» и поеду
Прямо в город в далекую Москву,
Не надеюсь на скорую победу,
Но ему бакенбарды оборву.







                  
Возле овина

Возле овина растет калина,
Калина красная уж отцвела.
Куда ты делась супруга Нина,
Куда опять, опять ты удрала

Наступит вечер, пойду я к речке,
И папироску, да закурю.
Когда вернешься, возьму уздечку
И по - мужски с тобой поговорю.

Дорожка вьется тебе не йимется,
Хотя до свадьбы ты другой была,
Еще поплакать тебе придется,
Что нашу семью не сберегла.

На речке утки мне не до шутки,
Зажглось окошечко, да огоньком,
Ты где мой милый, я на минутку,
К соседке бегала за молоком.






Семен Михайлович

Семен Михайлович, Вы дико не ругайтесь,
Что с Вашей дочкой ночевали мы в стогу,
И за 12 й калибр не хватайтесь,
Ведь я тогда стать Вашим зятем не смогу,

Матрена Марковна Вы капли отложите,
Не валидол сейчас Вам нужно наливать,
Да подойдите же скорей и обнимите,
Я Вас давно хотел обнять, поцеловать.

А ночка тихою была и очень звездной,
Я иногда про все на свете забывал,
Да нет, ну что вы мы ни капли не замерзли,
Я дочку вашу так старался, согревал

Ведь вы же знаете, что я не алкоголик,
И на доске почета каждую весну,
Есть у меня в хозяйстве 2 козы и кролик,
И вашу дочку я давно люблю одну.

Обзаведемся мы ребеночком конечно,
Я так подумал, что возможно и двумя,
А если будет хорошо все и успешно,
Потом посмотрим, все зависит от меня.

Солнышко в стаканчике, с девочками мальчики
На траве зеленой обнялись
Милая раскованность, вот, что значит молодость,
Незакомплексованность, это ли не жизнь.








Колыбельная

Спи моя хорошая, никогда не брошу я,
Никогда не брошу я ласточку мою.
Прилетела весточка, спи моя невестушка,
Спи, пока баюкаю и пока пою.

Ну а завтра утречком прилетят воробушки,.
Постучат в окошечко и разбудят нас,
Через поле полюшко вдаль идет дороженька,
Ты со мною рядышком все как в первый раз

Спи, моя хорошая, спи моя надежная,
Спи, моя любимая, отдыхай пока,
А когда проснешься ты, зацелую милую,
Спи мой ветер ветерок, ягодиночка.











ВОЕННЫЙ ЦИКЛ




Светка

Палисадник с георгинами,
Окошко тещино с гардинами,
И ты в задумчивости трепетной,
Моя любимая, хорошая.
Я деликатно тихо подойду,
И разговор серьезный заведу,
Зачем же вы подстригли тополя,
Тебе записочку подброшу я.

Палисадник с георгинами,
И ваша комната с картинами,
Варенье варится вишневое,
А вы девчёночка «фартовая»
И вы поэзию читаете.
Ну и о летчике мечтаете,
И хоть пехота я, но все равно,
 (но все равно вы будете моей)
Со мной пойдете вечером в кино.
(со мной забудете про всех парней)

Ах, Светка, Светка, моя конфетка,
Целую крепко, люблю вас я,
Ах, Светка, Светка, моя конфетка,
Ах, Светка, Светка, душа моя.














Дембельский альбом

Дембельский альбом мой уже готов.
И приказ пришел нужный.
На зарядку мы больше не встаем,
Мы уже здесь не служим.

С завистью в глазах смотрят все вокруг.
Мы цепляем аксельбанты,
И на «КПП» зарыдают вдруг
 Прапорщики и сержанты.

На груди значки честные горят,
Видите - какой ладный.
На носу очки модные блестят.
Весь такой чуть - чуть нарядный.

Лихо тормознет у ворот такси,
Девки все прильнут к окошкам.
Дам ему на чай и скажу – Мерси!
Девкам подмигну немножко.

К дому подойду, сяду на крыльцо,
Улыбаются соседки.
Сейчас увижу я маму и отца,
Выкурю - ка сигаретку.

Скажу я : - Здравствуйте, моя семья,
Целуй защитника, приехал я ,
Скажу я :  - Здравствуйте моя семья,
Налейте «чарочку», приехал я,
Прощайте недруги, прощай друзья
К девчонкам пухленьким поехал я!










Едут

Ты платочком машешь на перроне.
Паровоз гудит как заводной,
Спят солдатики в 7-м вагоне,
Дети нашей армии родной.

Снится одному родная речка,
И батяня с бреднем в камышах,
А мамаша вышла на крылечко,
Кружка молока у ней в руках.

А другому снятся Светка с Нинкой,
Почему - то ссорятся они,
Две голубоглазые блондинки,
Их он фотографии хранит.

Снится молодому капитану,
Что он подполковник в орденах,
Им, конечно, он когда то станет,
Будет поздравлять его жена.

А в 6-м купе сопит сердито
Молодой ефрейтор Иванов,
Для него соседка Маргарита
В пятый раз не напекла блинов
(от него не приняла цветов)

За окном мелькают полустанки,
Летний дождик только что прошел,
В части их уже заждались танки.
Отдыхайте парни хорошо.

Едут, едут молодые пацаны
Едут, едут и конечно видят сны.
Едут от войны и до войны.






Письмо

Здравствуйте мама, пишет вам Коля.
Вот на минутку присел написать,
Целый уж месяц, а может поболе,
Как я решился защитником стать.

Помните мама, как Танька ревела,
Когда мы поехали в военкомат,
Вы ей скажите, чтоб больше не смела,
В клубе на танцах «кадрить» всех подряд.

И передайте, что если узнаю
Я об измене с Васькой Косым,
Я ей все кости переломаю,
Если узнаю, что спуталась с ним.

Ну, у меня все в порядке, покуда,
Очень меня уважают всегда,
Ротный зовет меня – Русское Чудо,
А «дембеля» почему то – Беда.

Ночью подняли на прошлой неделе
И приказали мне поплясать,
Всех их понятно я и «отметелил»,
Ну и знакомиться стали опять.

Вообщем,  мамаша пока я довольный,
Кормят нормально, что тут говорить,
Только не очень мне нравится больно,
Часто полы тут приходится мыть.

И, почему - то, тут все молодые,
Мне ж 28,  наверное,  лет,
У старшины все приказы дурные,
Часто хожу чистить я туалет

Как вы там мама, грустите, конечно,
Вы не печальтесь, окончится срок,
Я Вас сейчас обнимаю сердечно,
Прощаюсь, покуда, ваш Коля, сынок.






Рыжая проказница

Ты стоишь сейчас на КПП.
Дневальный я, все как назло,
Полчаса осталось мне терпеть,
«Деды» все злятся – повезло,
А я стою и улыбаюсь, им назло.

Рыжая проказница моя,
Совсем тебя не ожидал.
Скоро год во сне лишь вижу я
Тебя, как в амию попал.
Ты уж прости меня, что редко я писал.

Пять минут назад сказал майор –
К тебе приехали, сынок,
Сердце застучало как мотор,
Ты подтянул бы ремешок -
Сказал майор, и подмигнул мне как дружок.

Если ты приехала сюда,
За сотни верст, на край земли.
Значит, вспоминала иногда,
Как вместе мы с тобой росли.
И как расстаться до утра мы не могли.

Вот уже осталось пять минут
И полечу я, как орел.
Как секунды медленно бегут,
Вот мимо прапорщик прошел,
И улыбнулся – Ну ты, рыжую нашел!


Эх, рыжая проказница
Ты знаешь почему
Всегда ты будешь нравиться солдату своему!








Белая вьюга

Здравствуй, здравствуй подруга,
Белая, белая вьюга,
Бушлатом маячит «старшой» караула,
Он злится – вся смена уснула,
А как не уснешь, если в 3 по тревоге,
Подняли, кричат – руки в ноги!
Комплект боевой и ночные дороги,
И белая, белая вьюга.

Толян с Костромы матерится,
Сегодня жена не приснится,
Все точно так было на прошлой неделе,
Как нам «маршброски» надоели.
- Товарищ сержант, я на всякий пожарный
Взял чаю две пачки, и кружку.
Мелькают березки, осинки – подружки,
Когда же ты кончишься вьюга.

А там за рекой, за горами
Я встречусь когда - нибудь с Вами.
Наверно, живете Вы где – то,
Где вечнозеленое лето.
И даже не знаете, что вверх по сопке
Сейчас я карабкаюсь с другом.
Комплект боевой, кружка чаю по кругу,
И белая, белая вьюга.















Встань, сынок

Дорога мимо бежит, в груди так сильно болит.
Совсем не так давно тебя водил пацаном в кино.
А молодой лейтенант все говорил (песни пел) про десант,
Ты гордый был такой, мы первый раз по 100 грамм с тобой.

А Светка все еще ждет, Она нет, нет, и зайдет.
Люблю, все говорит, еще не знает, что ты убит.
А помнишь велосипед купил я первый тебе,
Ты так его хотел, разбил коленку, но боль стерпел.

В 4.30 утра ты будишь – «папка пора!»
Сам тоньше удочки, я помню, было все, как вчера,
(Да где же тот генерал, что всех на смерть вас послал.
В глаза бы посмотрел, ты что ж, сыночек, так поседел.)
Но почему ты седой, что видел ты, мой родной?
Собой закрыл всех нас, я знаю – ты выполнял приказ

R:    Встань сыночек, встань мой родной
Я приехал за тобой.
Встань сыночек, встань мой родной,
Мамка ждет тебя домой.

 Спи, сыночек, спи мой родной,
Я приехал за тобой.
Спи сыночек, спи мой родной
Ты для нас всегда живой.















Бежит вагон



Бежит вагон вперед, вперед.
Куда - то вдаль, который год.
В начале всех путей дорог.
Есть милый сердцу уголок.

Мои клеши, твой выпускной.
Твой нервный бал, мой выходной,
Тебе во «ВГИК» – в глазах печаль,
Мне в ресторан и за рояль.

А пацаны, а пацаны
Кто из тюрьмы, а кто с войны.(кто на войну, а кто с войны)
Кто – хулиган, кто коммерсант, (кто - офицер, а кто сержант)
А кто блатной, кто музыкант. ( кто - рядовой, кто музыкант)

Я помню май, беспечный май,
Целуй скорей и обнимай,
Шептала ты, шептала – Да!
Прощаясь с детством навсегда.

Прощай, прощай страна моя босяцкая,
Прощай, прощайте детские года,
Прощай, прощай ты улица простяцкая
В моей душе ты будешь навсегда.

















Я твой солдат

Ты одна все прочитаешь между строчек,
И поплачешь тихо, тихо, очень, очень,
Над горами дым, трудно молодым,
Трудно и совсем седым.
(в этих злых горах,  в этих злых снегах
помню и люблю тебя)

Ты укроешь одеялом дочку нашу,
Рукавички для нее сегодня свяжешь
Вспомнишь о ночах, вспомнишь о руках,
Слезы на твоих глазах.

Кто - то скажет, что ты ждешь меня напрасно,
Ничего, когда вернусь – устроим праздник,
Уведу тебя в яблоневый рай,
Я вернусь, ты так и знай.
(в том саду меня встречай)

R: Я твой солдат, жди я приду,
Путь к тебе найду, обману беду,
Знаешь,  я уже иду.

R2: Ты далеко сейчас,
Помню, верю и люблю,
Ты далеко сейчас,
Я тебя благодарю.
Я за все благодарю.















Огонечки


Огонечки мигают загадочно,
И колеса тук - тук и тук - тук,
Нам с тобой еще ехать порядочно
Мой товарищ и преданный друг.

Рядом рельсы как ниточки длинные,
И на них все танцует луна,
А березки, как девки невинные,
Там у них за окном тишина.

А у нас тут свои обстоятельства
Едем бойко тук - тук и тук - тук.
Будто взяли себе обязательства,
Напугать все березки вокруг.

«Проводничка» у нас симпатичная,
Улыбнется, чайку принесет,
Жизнь сложилась, наверное, личная.
И ее кто - то дома так ждет.

R:
 К дому едем мы с тобой,
Там моя любовь, мы связаны судьбой.
К дому едем мы с тобой, 
Там скажу я – будь моей женой!
















Офицер

Дороги, дороги, судьба не простая,
Но и не искал ты беспечной судьбы,
И шёл через годы, всегда понимая,
Что людям и Родине служите вы.

В Чечне и в Афгане, в учебках военных,
Где долг выполнял ты, где пекло и ад.
Из наших мальчишек, самых обыкновенных
Ты делал умеющих выжить солдат.

И в мирное время как прежде не спится,
Солдатское сердце покоя не ждет,
Сквозь душу и сердце проходит граница,
Граница надежд, добрых дел и забот.

R:
Как всегда ты в строю
За Отчизну свою,
Мы доверим и радость и боль,
Как всегда ты в строю
За Отчизну свою,
О тебе, Офицер я пою.





РАЗНОЕ





Я пою

Я пою, про шальную свою молодость пою.
Я пою и про женщину, которую люблю.
И про птиц я пою еще про перелетных птиц,
Что летают и не ведают границ,
И про свет тот, что из - под твоих ресниц.

Журавли, вы летите в синем небе журавли,
Журавли, снова взять меня с собою не смогли..
Посмотри, как красиво море ночью посмотри,
Как целуются дельфины до зари,
Только никому о них не говори.

Я люблю приходить туда, где радость и любовь.
Я люблю до утра у моря побродить с тобой.
Я люблю, если вдруг приходит музыка ко мне,
Когда солнце отражается в окне,
И ребенок улыбается во сне.

Я хочу, чтобы каждый вечер ты была со мной
Я хочу, чтобы ты мне говорила – мой родной,
И про птиц я пою еще про перелетных птиц,
Что летают и не ведают границ,
И про свет тот, что из - под твоих ресниц.









Милая моя, одинокая

Как и все в нашей жизни случайно,
Я в глазах у тебя утонул,
И попал я в какую - то тайну,
Сразу только туда заглянул.
 Милая моя и далекая, милая моя, одинокая……

Мы расстались до срока, конечно,
И виновен я перед тобой,
Но живет в моем сердце надежда,
Верю - будешь ты снова со мной.
Милая моя и далекая, милая моя, одинокая……

И взломает железные двери,
Долгожданная наша весна,
Ты мне снова, я знаю, поверишь,
Ты такая на свете одна!
Милая моя и далекая, милая моя, одинокая……

















О рыбалке

Терпенье и смекалка и будет вам рыбалка,
Заветная тропинка ведет нас вдоль реки,
Смекалка и терпенье, мужское увлеченье,
Меня поймут, конечно, рыбаки.



Как же громко  будильник звенит,
Разбудил всю семью, безобразник.
Пусть немного жена поворчит,
У меня же мужской нынче праздник,
Пусть немного жена поворчит.

Вот и теща – она тут как тут,
С добрым утром меня поздравляет,
Эти женщины нет, не поймут,
Что за праздник меня ожидает,
Это женщины нет, не поймут.

Электрички гудок, мне пора,
Я в вагоне, сегодня суббота,
И сантехники и доктора,
И для всех есть речная работа,
Рыбаки все сегодня с утра.

Как шпион к речке я подойду,
У меня есть секретное место,
Помню как летом в прошлом году,
Килограммов на 5! Честно! Честно!
Сорвалась щука в прошлом году!


R:
На рыбалку, на рыбалку
Отправляюсь с утра на рыбалку,
На рыбалку, на рыбалку,
Знаю точно, пора на рыбалку!




   

Уеду я от вас….


Уеду я от вас друзья, до свиданья,
Уеду к речке, похожу босиком,
Хочу вам счастья пожелать на прощанье,
И рассказать лишь об одном:

Утро летом звонкое, удилишко тонкое,
Душу так и радуют радуга и лес!
Поплавок удаленький и крючёчек маленький,
Главное не рыба, а процесс!

Я вас с собой туда друзья приглашаю,
Туда, где воду можно пить из реки,
И где нам сердцем отдохнуть не помешают,
Мы будем с вами там друзья – Рыбаки!














Здравствуй рыбнадзор

Проказник ветерок качает поплавок,
Туманы над рекой, клюет! О Боже мой!
Я рыбу прикормил, как дед мне говорил,
И поэтому «фартовый» я такой.

А рядом спит сосед, ему удачи нет,
Давно он загрустил, что не сообразил,
Он рыбу прикормить, осталось лишь курить,
А я ловлю, как дед мне говорил.

R:
Здравствуй, здравствуй рыбнадзор,
Здравствуй, здравствуй,
У меня обыкновенные снасти,
Видишь бойкий поплавок,
А под ним висит крючок,
Вот поэтому и полон мой садок!














Песни, в разное время написанные для женщин




3 дня свидания

Когда мы с танцев шли –
Такой был тихий вечер.
Мы целовались в нашем парке под луной.
Не ожидали мы такой коварной встречи,
Я вся цвела, была я счастлива с тобой.

Они напали неожиданно и молча!
Но сразу нож у одного ты отобрал.
Любимый дрался мой, отчаянно по-волчьи,
Я тихо плакала - меня ты защищал.

Пройдет зима, придет весна, и ты вернешься к нам
И дочка встретит папу в платье озорном,
Губами нежно я прижмусь к твоим вискам,
Я о тебе, любимый, помню об одном.


R:
     Чуть-чуть махорочки, чуть-чуть чайку
     Домашних пирожков я напеку
     Три дня свидания и расставание
      Тебя, родной в своем я сердце сберегу.









Милый Саша


Поднимите ручки, сударь, я прошу
Я Вам револьверчик покажу
Иногда стреляет так неплохо он
Но зачем Вам этот моветон

Вы были ювелиром, понравились мне так
Что в Вашем магазине я сделала бардак
Но так сложились карты – мы встретились в суде,
Бывают ситуации в судьбе.

Столыпинский вагончик, придите на перрончик
И не ругайте этих бедолаг.
Судьба у них такая, поверьте не простая,
Кто знает – кто нам враг, а кто не враг!
R:
Милый Саша, я не ваша, милый Саша!
Почему - то не сложилась песня наша,
Мой напишет на бумаге карандашик –
Милый Саша, я не Ваша, милый Саша!








А я люблю студентов



Саша! Ты помнишь нашу встречу?
В приморском парке тихо музыка играла,
Вечер, какой был дивный вечер!
Гитара плакала, гитара соблазняла.

Я помню, Саша как в квартире коммунальной,
На табуреточке накрыв роскошный стол,
Вы предлагали мне вполне официально –
Свою любовь, свою зарплату, комсомол!

Саша! Я помню нашу встречу,
Как ты меня сердечно обнимал,
Вечер, Какой был дивный вечер,
Саша! Ты в сердце мне попал.
Саша! Куда ж ты запропал!

R:
 Но я люблю студентов
И абитуриентов
И летчиков – налетчиков,
И нравятся мне очень:
Сережка, между прочим,
И кепочка у Вовчика!










Журавли



Ты сказал мне «Прости!»
Ты сказал мне «Прощай!»                                 
Что - то оборвалось у меня вдруг в груди,
«Без меня не грусти,
Плохо не вспоминай!»
И тебя увезли мимо ярких витрин.

Где найти мне слова,
Все давно поняла,
Напишу я письмо в край далекий чужой.
Осень рано пришла,                                          
В небо птиц позвала
Знай, что жду я тебя,
Мой любимый, родной.
                            
 Где найти мне слова,
Все давно поняла,
Напишу я письмо, верю – любишь меня.
Осень рано пришла,
В небо птиц позвала,
Но тебя у меня никому не отнять!
R:
 Журавли, журавли
Вы летите куда - то,
Я кусаю с досады больно губы свои,
Журавли, журавли,
Я во всем виновата
Мы расстались однажды
Журавли, журавли.








Отпечатки пальчиков

Жизнь бежит как ручеек лучистый
Не забуду рокового дня
Помню, полюбила афериста
Он же выкрал сердце у меня,
Как то раз, на Невском, в ресторане
В романтичном танце закружил.
Я влюбилась, дура, как в романе,
Сколько слов он нежных говорил!

Обещал мне горы золотые,
Говорил, что «Летчик», а не вор,
Ждали перспективы нас другие:
Милиционеры, прокурор!

Жизнь бежит, как ручеек лучистый,
Не забуду рокового дня.
Ах, зачем влюбилась в афериста
До сих пор я не могу понять!

R
   Полюбила мальчика, мальчика обманщика,
    И в душе моей следы, отпечатки пальчиков.
    Полюбила мальчика, мальчика обманщика,
    Выкрал сердце и в душе – отпечатки пальчиков!






Незабудки


«Нескучный» сад, Оркестр играет полковой
И флейта плачет, словно ей кого - то жаль,
Поет оркестр, краснеет юнкер молодой.
И дамы томно глазки прячут под вуаль.
Гудит авто, я прикатила погулять,
«Бонжур, мадам!» - тут этот мальчик подошел,
«Вы, не позволите ли Вас сопровождать,
Я Вас искал всю жизнь, и, наконец нашел!»


R:
   Ах незабудки, ах незабудки,
    В меня мальчишечка влюбился не на шутку,
   Какие руки , какие плечи,
   Как романтично он что - то шепчет.

Гуляет публика солидно, как всегда,
И «тырят» мелочь по карманам щипачи,
Я и не думала, что появлюсь сюда,
Давай шепчи мне дорогой, еще шепчи.

Связался ты со мной наверно на беду
Не отводи, дружок, своих влюбленных глаз,
Тебе назначу я свиданье и приду,
Но знай, что это будет наш последний раз!








Соня – Ручка Золотая


Малюсенький еврейский ресторан,
-Что будете покушать Вы, Мадам?
А может быть Вам пригласить цыган?
Такую честь Вы оказали нам!
- Да нет, не нужно ничего, дружок!
- Мне супчика грибного и мацу,
И проводи меня в тот уголок,
Что окнами глядит на улицу.

R:
 Ах, Соня, Соня, Соня!
     Буржуазия стонет,
Секретные агенты сбились с ног,
    Засады и погони, но не видать вам Сони!
Эх, выручайте кони, помоги нам Бог!

А на углу стоит городовой,
И кормит хлебом жирных голубей,
Привет от Сони – Ручки золотой,
Хозяин ты ему потом налей.
-У Вас такой достойный магазин
Меня совсем увлек ассортимент,
Колье, браслеты так блестят с витрин,
Что я зайду, конечно, сей момент.

А офицерик этот хоть куда,
Красив и элегантен, как «роял»!
Ах, где мои бесстыжие года,
Как ловко он платочек мне подал,
Глаза как у оленя у него,
Мундирчик как влитой, сажень в плечах,
Дружочек, ты не знаешь ничего,
Про даму эту с мундштуком в руках!









Ветерок


Все случилось неправильно так,
Солнце, юг, моря синяя тайна.
Для студенток июль не пустяк,
Подошел ты совсем не случайно.
Два букетика, милых вполне,
Ты сказал нам - Анютины глазки!
Вы так нравитесь девушки мне,
С этих слов началась наша сказка,

ПР:
 Ты зачем , Ветерок в танце нас закружил,
   Оборвал лепестки, можно было иначе!
Ты зачем, Ветерок дружбу нам предложил!
И куда - то исчез, ну а мы тихо плачем.

А потом как в волшебном кино:
Яхта утром, ты самый счастливый,
Рестораны, кафе, казино,
Нам устраивал праздник красивый.
Как же трудно любить на троих!
Мы с подругой - влюбленные дуры,
Кроме нас знали все о делах, о твоих,
И «мусарни» и прокуратуры!


За тобою следили весь год.
Мы ж не знали, что ты знаменитый.
Все красиво так было и вот,
Полюбили с подружкой Бандита!
Ты мне шепчешь - он помнит о нас!
Слышишь, дурочка, мы же промокнем!
Мы стоим вместе с дождиком плачем сейчас
Возле дома с решетками в окнах………..








Шарфик сиреневый




Ты скажи мне, «мусорок».
Ты за что же шьешь мне срок?
Не за то ли, что его я так любила?
Потому, что не с тобой,
А с тем, кто мне дорогой,
я частенько по ночам гулять любила.
Ну а я тебе скажу
Почему я не тужу,
Почему особо не переживаю.
Я «малявочк»и ловлю,
Пишет тот, кого люблю,
И поэтому веселая такая.

ПР:
 Шарфик сиреневый, да на груди
И рядом Сережка с букетом.
Был вечер весенний  и ночь впереди
Но мы не расскажем про это.

То, что было, то прошло,
В голубую даль ушло,
И Господь меня простит за то, что было.
Он для всех Авторитет, за любовь держу ответ,
Для меня лишь важно, что мне пишет милый.

«Мусорок» ты не греши, в протоколе напиши.
Все по правде, а не то, как вы решили,
То, что шьешь ты мне сейчас, то касается не нас,
Потому, что мы тогда всю ночь любили.

Помню,  в школе ты ходил, и цветы мне все дарил,
Из - за ревности твоей сейчас рискую,
Но помочь я не могу, у любимого в долгу
Я навеки за любовь его большую.

Ты тогда уж был хорош, с детства на «мента» похож.
Надоел уже, ну что меня ты лечишь.
Я спокойная вполне, но не нравишься ты мне.
Ну, а больше ничего я не отвечу.




Маникюры-педикюры


У меня сомнений нет, что влюбился мой сосед
Я его всегда отказом обижаю.
Приглашает он в кино, в дискотеку даже, Но
Почему - то я артистов уважаю!
   
ПР:
Маникюры, педикюры, бабы дуры
У Лариски жизнь сплошные шуры-муры
Горошком бусики, «неделька» - трусики
И никуда не деться от своей натуры

Полюбила Бельмондо, но я не Бриджит Бардо,
К сожаленью он меня не понимает
Сколько с ним во сне грешу
Сколько писем не пишу,
Почему - то он никак не отвечает.

Челентано так хочу, все шепчу ему, шепчу…
Фотографию слезами поливаю.
Дорогой мой человек, слышишь я твоя навек,
Адриано все молчит, а я страдаю.

А Никита Михалков, просто демон моих снов,
Он меня всегда под утро соблазняет,
Я когда - нибудь напьюсь, и к нему в Москву примчусь,
Наяву пускай меня уже ласкает.

А от ваших, от очков, милый Вовочка Машков
Я с 8-го класса просто как шальная,
Я и в профиль и  анфас обожаю, Вова, вас
И ночами плачу, глупая такая.

Как шампанское в крови очень хочется любви.
И упасть на грудь родному человеку,
А сосед мой ничего, глазки «супер» у него.
Согласиться, что - ли мне на дискотеку?





Не спеши


А на пальце безымянном, помню, не было кольца,
Говорила мама странно, что люблю я подлеца,
Ты шептал слова простые, но кружилась голова,
Где же брал слова такие ты волшебные слова?

Все забыв, тогда нырнула, как русалка в жизнь твою.
Почему не тормознула я у бездны на краю.
Привела меня дорожка в эту стужу и пургу.
Но забыть тебя, Сережка я конечно не смогу.

ПР:
Не спеши, не спеши я тебе говорила.
Подожди, подожди, слишком быстрый роман.
А когда поняла, что я вора любила.
То уже нашу жизнь превратил ты в обман.

А сейчас я вспоминаю, как кутили мы с тобой.
Лимузины не трамваи, ты шикарный был такой,
Помнишь, как играл рояльчик нашу музыку тогда,
Глаз твоих, мой нежный мальчик
Не забыть мне никогда.

Посадили, посадили, все испортили менты,
С моим милым разлучили, и ни свадьбы, ни фаты,
Я во сне тебя целую, а проснусь-нет рядом нет
Ну а память все рисует твой любимый силуэт.




Если кофе-то «гляссе», если юбка, то плиссе
Если туфли - то на шпильке или лодочки,
Если милый - навсегда, с ним и горе не беда,
Если выпить - то шампанского и водочки.



РАЗНОЕ


Колыбельная

Очень женские сны снова снятся тебе дорогая,
Наработалась ты, хлопотала вчера, как всегда,
Для кого - то ты мать, а кому - то ты просто родная,
И тебя, славный город Москва, только красят года.

Ночь спустилась на крыши твои незаметно и тихо,
Задремали проспекты и спят у реки купола,
Засыпают Сокольники и засыпает Плющиха,
Их на зорьке разбудят небесные колокола.

Звезда шепчутся над площадями твоими, столица,
Нужно просто не знать о тебе, чтоб тебя не любить,
И пускай тебе город Москва все хорошее снится,
Завтра снова работа твоя – людям радость дарить.

R:
Спокойной ночи, Москва, спокойной ночи.
Ты так красива, очень, очень,
Ты так любима, Москва, очень, очень,
Спокойной ночи, Москва, спокойной ночи.





Звук твоих шагов.

Звук твоих шагов,
Старый пес вздохнул лениво,
Музыка без слов,
Входишь ты неторопливо,
В кресле у огня,
Элегантная такая,
Смотришь на меня,
Здравствуй милая, родная.

Ты в моей судьбе,
Ноты лунного прилива,
Я шепчу тебе,
Нет на свете нас счастливей,
Девочка - луна
Нам мигает за окошком,
Знаю - влюблена
В нас двоих она немножко.

Я тебя так ждал,
С детства ты во сне мне снилась,
Я тебя искал, с неба ты ко мне спустилась,
Мы с тобой молчим,
И друг друга понимаем,
Звездочка в ночи,
Ты со мной моя родная.

R:
Нежные руки, нежные плечи
Ты для меня и надежда и вечность.
Клин журавлинный, мы 2 белые птицы,
Слезы любви на любимых ресницах.







Поздние тексты «Злой альбом», «Добрый альбом»



Почему мы носим трупик на крестике?

А если бы его вдруг не распяли,
А если бы повесили его?
То чтобы мы тогда – петлю таскали?
Иль виселицу, что скорей всего?
И в той петле носили б мы пророка
Совсем с нерусским выражением лица.
И славили б его, как сына Бога,
Повешенного кем-то мудреца.

А если бы тем римским корифеям
Пришла бы мысль – Мол, голову да с плеч!
То что бы мы повесили на шею?
Наверно плаху, чтоб себя сберечь.
И голову с кровавым окаёмом
На плахе той….а если б он утоп?
Или его, не дай Бог просто ломом,
И почему нерусский саван, а не гроб?

И почему нас в речку кровью загоняли,
Зачем так много крови на Христе?
Зачем Богов славян в огне сжигали?
Нерусские Бога зачем нам те?
Зачем сжигали в хатах деток малых ?
И почему мы все пред ним Рабы?
И чем вам Древних вера помешала?
Какой подлец приделал нам такой судьбы.

Историю вы всю переписали.
Раз сто наверно, может тыщу раз.
Во лжи своей запутались уж сами.
Грехи все ваши сложены на нас.
Торгуете во храмах и приходах
Да и вне ваших старых, грешных стен.
А почему попы все толстые уроды?
И почему вы сверху вниз, а мы с колен?

Моя земля поругана, растоптана врагом
Враг серой тихой мерзостью внедрился в каждый дом.
Педерасты – модельеры.




Педерасты – модельеры научили русских самок
Торговать телами собственных детей.
И летят они в «модели» мотыльками сквозь бордели
Под гипнозом – «…чем худей – тем красивей…»

И понятно – ИМ так надо, чтобы «масса» стала стадом
«….Больше стадо – Больше шерсти…», Ясен пень!
Культ козла и проститутки…..! в виде шутки, прибаутки……,
По военному, системно! Каждый день!

Ах, ты Русский? Ух…Фашист ! Алкоголик – пессимист.
Допивай свои последние сто грамм!
Пара миллионов в год…. Гоним, гоним этот сброд
Вниз, туда к своим заслуженным червям.

Телевидение – у нас. Каждый пятый – педераст.
И по радио мы тоже про «любоффффь».
Про берёзки, про цыган, каждый 3й – наркоман!
Место детям их в кунсткамере готовь!

Здрасьте НАТО, здрасьте ШТАТЫ! Мы стараемся, как можем.
Вот «ЕГ» внедрили, Русский Дух добить.
И Есенины – Тальковы больше вас не потревожат.
Мы заставим стадо эту чушь забыть.

Клоны – клоуны на сцене, «сериалы» тоже….это….
Типа, ну, …..уже закончатся вот-вот…
Больше «мыла», в этой пене….
На лбу «жила» от сюжета…..напряглась такая …- что произойдёт…?

БРАТЬЯ! Нас осталось мало!
10, может быть осталось!
«В крайнем» - 20 миллионов на страну!
Тех, кто верит и страдает,
Тех, кто чётко понимает:
Нам навязывают эти псы ВОЙНУ !


Расскажи – ка мне, брат…
Я помню – как то пригласили в Кремль меня
Кругом:  палаты, стены в золоте, лакеи.
И вдруг выходит Президент меня обнять,
И обнимает – рад он Северу Сергею!
И говорит: Серёжа, здравствуй дорогой!
Давно хотел поговорить с тобой, в натуре.
О том, что происходит с нашею страной.
О том, что происходит здесь, в родной культуре.
И говорит мне Президент так много слов,
Так много искренних и очень откровенных.
Про то, что он, как Вождь народа стал  готов
Предпринимать крутые меры непременно!

Глаза в глаза он как мужчина говорит,
Что понимает – упустили, мол,  культуру!
Что по ночам уже почти совсем не спит.
Грустит за музыку он и литературу.
Заполонили мужеложцы всё вокруг,
КИЧ  стал эмблемой всех каналов и эфиров!
И это всё и не случайно, и не вдруг!
А постепенно навязали нам кумиров.
Что командиры всех российских СМИ
Шпиёны запада, продажные уроды.
Реализуют планы гнусные свои,
И занимаются растлением народа.
И контрразведка упустила всем на горе,
Козлобородые  нам про «лубофь» стенают.
А  стриптизёрши фонограммные  в фаворе.
Сознанье массовое тихо  отравляют.

А молодёжи всё про шмотки и про зад.
Да про Феррари, да про  пиво и про сиськи!
И что, мол,  он, как Президент совсем не рад
Что происходит с нашим обществом российским!
Cерёжа, друг, ну что мне делать подскажи!
Детей же жалко, в чём же дети виноваты?
Их заставляют верить в эти миражи.
Но есть пока ещё нормальные ребята.
Я  отвечал ему,  с улыбкой, не таясь.
Верните наш УК,  что был до перестройки.
И «дихлофосом»  срочно вытравите мразь,
Что всем дала идеологию помойки.

И Президент, нахмурив брови,  прошептал
Сжав кулаки, ну и с решительностью ясной:
 Я был в тебе уверен, Север, и я знал.
Я знал, что встреча наша вовсе не напрасна!
Запели птицы за окном – проснулся я…
И вспомнил сон свой, Президента, нашу встречу..
Подумал – может вещий сон был у меня?
И возрожденье наше, может недалече….?
ПР:
Расскажи-ка мне брат, про свои мечты, про простых людей, про рассвет.
Расскажи-ка мне брат, что имеешь ты, за душой своей, а что – нет!






А пока, «покедова»

Что там будет завтра, я не знаю.
Говорить сейчас я не берусь,
Завтра я, наверно загуляю,
Завтра я, наверное напьюсь.
А сегодня «клацнули» засовы,
Помахал рукой  «ДПНКа»
Ты не приходи, «соколик» снова
Пожелал мне «дядя из ЧКа»…
Пр:
И пока «покедова всем Кентам оттедова»
Обернусь и кепочку сниму.
А «пока покедова всем Кентам оттедова»
В незнакомый мир я занырну.

Подмигнула хитрым глазом птица.
Вор авторитетный – воробей.
Захотелось к стенке прислониться,
Ноги не идут, ну хоть убей…
Волюшка «балдохою» маячит,
«КСП» дымится от весны.
За спиной закрыли, это значит –
Про свободу явью стали сны..
Пр;

Брошу я «котомочку» на плечи.
Рук держать не надо за спиной.
Будущему дню пойду навстречу.
У меня сегодня он другой.
Там, за поворотом остановка,
И «маршрутный» ходит через час.
Эх, закончена «командировка»..
Я сегодня снова среди вас……..






Вася – Бандит.

В бараке он родился заводском.
Роддом закрыт был, мамка срок опередила.
«Буржуйка» согревала угольком.
Страна вся «чалилась» тогда, но не грустила.
До школы  Вася хулиганил иногда:
Ну, так, забавы – «поджига», «карбид в бутылках».
Очаровательные детские года
И из - за девочки кому то – в щёку вилкой.
ПР:
Ты за то, что родился – уже виноватый!
Участковый ему говорит….
Уж потом дали Васеньке «клифт» полосатый…
И «погоняло» – Бандит.

Годочки шли, не рад был комсомол
Тому, кто стаж имел на «малолетке».
И за «карман» второй раз он пошел.
Мигнула воля Васеньке из за «запретки».
В очередной, освободившись «завязал»
С преступным прошлым, как назло вдруг на вокзале
Увидел как «мент» беспризорника пытал.
Взмахнул «пером» и Васю снова «повязали».
Пр:

В обьятиях колымской мерзлоты
Гостеприимно Васеньку встречали
«Определением» добавили менты
Маршрут знакомый, аж до слёз –
В «Страну Печали»!
Судьбу барак «нарисовал» ему,
Не мог исправиться, хоть как не исправляли.
Как ни старался – не «фартило»…. Почему?
В погонах «педагоги» помогали.

ПР:…………
Навсегда дали Васеньке «клифт полосатый»
И «погоняло» = Бандит.






Кстати, пока вы не на Кате…

В случайном поезде, случайно встретились
Один и тот же здесь «пасли карман».
А что до прошлого, - оба отметились,
Был Коми Округ там, был Магадан.
И закружило, и понесло, попался «фраер», такой умелый
Братан Серёга, «держи весло», гораздо лучше твой парабеллум.
ПР:
Да, кстати, пока Вы не на Кате
То денег дайте, уж лучше денег дайте
А если Вы на Кате, то мы уже не кстати
Тогда иначе вопрос решайте.
Вы побыстрее наш вопрос решайте.

Тот «фраер» с девкой был, на щёчке родинка,
А он с лампасами – сам генерал.
И эпизод в СВ такой коротенький
Не угрожали мы, всё сам отдал.
«Как грубоватенько!» – сказала Катенька,
Мы улыбнулись ей и дверь закрыв,
На полустаночке, не на стояночке
С вагона спрыгнули, ушли в «отрыв»…
ПР:

Прошло с полгодика, на пароходике
Гуляли с Серым мы, «на кураже».
И вдруг увидели девчёнку с родинкой.
Она с полковником, вся «в неглиже».
И «подкатила» вдруг, в глазах был не испуг.
Мы ей тихонечко – мол, Отвали!
- Как грубоватенько, сказала Катенька,
- Должны вы доллары, а не рубли…!
ПР:

И на причале враз уже встречали нас,
Она же с палубы нам вслед рукой….
- Как грубоватенько, сказала Катенька,
Осталась в памяти она такой…..
ПР:




ША!

Идёт «пятёрочек» угрюмый строй.
Идут преступники, что «преступили»..
С «Рабочей» зоны той, и до «Жилой»,
Всем им тропиночки определили
Идут который год, который век.
Несут свою беду, ну кто как может.
Под солнцем северным и в дождь и в снег
Несут  беду свою тяжёлой ношей.
ПР:
«Полусладкое» с шоколадкою
Да с Маринкою – хулиганкою
Вспомним кореша что то не спеша
Скажем памяти потом – ША!

Пора опять «запрыгнуть в воровское»,
Да под бутылочку по памяти, друг мой,
В 80х были мы «Детьми Застоя»,
А в 90х – «пацанами и братвой».
Там «бродяжня» кабацкая гуляет,
Там «чешут десны» за «понятья» во дворах,
На «кураже» никто из нас ещё не знает,
Что остаётся юность наша в тех годах.
ПР:

Никто не знал, как карта завтра ляжет,
И что же Боря «разбалячит» завтра нам.
Лишь те кресты на кладбищах расскажут
Какая доля вышла пацанам.
И будет худо, если мы забудем
Про то, что было, было и прошло.
Поклон сердечный всем хорошим людям
Поклон и тем, кому не повезло.
ПР:








Ассоциация на ситуацию


ПР:
Давайте вместе мы рассмотрим ситуацию,
Не провокацию, а комбинацию,,
Разбудим мы свою фантазию абстракцией
На ситуацию ассоциацией.

В тюрьму случайно вдруг Киркоров попадёт,
Да вместе с Борей Моисеевым на нары.
Тюрьма от смеха тут же сразу упадёт,
Увидев рожи «приблатнённой» этой пары.
Места «козырные» для них определят.
Они займут, согласно купленным билетам.
И будут «греть» они тюрьму, пока сидят.
И будут всех благодарить ещё за это.
А передачки им такие будут слать !!!
Бродягам это и во сне порой не снится.
«Босоте» будет там чего конфисковать,
А им – диета и подкрашивать ресницы.
«Кудрявый» песни станет петь для всех бродяг,
А «балерун» - ну тот, конечно в подтанцовке,
Один заменит весь «кардебалет» «ничтяк»
И что нибудь ещё «прошепчет» в оконцовке.

Мне интересно – загрустит ли вся страна,
А если Зверева пристроить к ним «под шконку»?
Ведь не настолько же у нас страна больна,
Чтоб загрустить по парикмахеру – подонку.
А в «женском лагере» Собчачку будут ждать.
Когда случится у мужчин такое дело.
Она там будет мамкам про «гламур» вещать,
И делать будет с пониманьем и умело.
Ещё есть «басурманин» - Тимотя зовут.
Он в «накаляках» весь, готовится конечно.
Уж этого то, ну точно отъебут.
Сейчас пока «блатует» в клубах он беспечно.
Ну, а за что же могут «голубей» закрыть?
Свои фантазии я снова продолжаю
Статьи давно уже сумели отменить,
Статьи, которые никто не уважает.
Враги народа отменили про врагов,
И педерасты про своих всё запретили.
«Дерьмонократы» опозорили отцов
А  «либерасты» всей России накозлили.



Давай нырнём

Мысли едут по маршруту в СССР опять,
Нашу память почему то снова не унять.
Как на танцах мы играли и на свадьбах «жгли»,
Как гражданкам помогали тратить их рубли.
«Зав. Столовой», тётя Римма любит молодых,
Ночью так неутомима, без ума от них.
Барабанщик не боится, Лёха – ловелас,
Если вдруг «банкет» случится – будет нам «заказ»!
ПР:
Давай нырнём сейчас, друг мой!
В те времена, в стране родной,
Давай нырнём туда, друг мой!
Туда, домой, туда – домой.

Мысли едут по маршруту в СССР опять..
Очень хочется кому то снова рассказать.
Как за джинсы «принимали» злые «опера»,
Как товарищей сажали – будто бы вчера..
Как «Очкарик» наш поехал первый раз в тюрьму,
Целых «восемь» не до смеха было там ему.
А пришёл – переживает: Странная Страна!
Уж за это не сажают, это не вина!
ПР:

Мысли едут по маршруту в СССР опять,
Нашей юности минуты будем вспоминать.
Юность  флагами маячит, Первомай прошел
Мы живые, это значит – Было хорошо!
С каждым годом память множит – «было» на «прошло»!
Повезло нам, или может быть – не повезло?
Если будет настроенье, я ещё не раз
Напишу стихотворенье и спою для вас…..
ПР:








Тайна

Шёл я в парке как - то листопадом
«Бил баклуши» я который день,
Кто - то зашуршал вдруг, слева, рядом.
Я взглянул на эту «дребедень»…
Тут и приключилось это чудо.
Тут я и сражён был наповал.
Много я рассказывать не буду,
Понял – ты любви моей причал…
Пр:
Тайна, между нами есть тайна!
Всё совсем не случайно, даже эта слеза!
Тайна, между нами есть тайна!
И нежны и печальны у любимой глаза.

С этими зелёными глазами,
И с улыбкой уголками губ.
Что я мог поделать, Таня с Вами.
Хулиган порой бывает груб….
Подкатил уверенной походкой.
Сообщил я сразу, что влюблён.
Дрогнула в улыбке подбородком.
И сказала – Что за «моветон»?
ПР:

А потом гуляли мы с тобою,
Танечка, Танюшенька моя.
Ты надолго стала мне судьбою
Милая и долгожданная .
Позабыли мы про всё на свете,
Я про своих жён, ты про мужей.
И бросались листьями, как дети.
Первый поцелуй, - как у детей.
ПР:

И сейчас я снова вспоминаю
Как парк осенний слева зашуршал.
Письма от тебя я получаю,
Верности такой не ожидал.
ПР:










Благодарен судьбе.

Благодарен судьбе, что не смог от тебя я сбежать.
Благодарен тебе, что смогла ты меня удержать.
Без печальной улыбки твоей, и без мудрости женской твоей
Не прожить мне ни дня, дорогая моя, ни дня…
Без красивых и трепетных рук, что мой мир укрывают от вьюг.
Не прожить мне ни дня, дорогая моя, ни дня…..

Ты, родная прости за всё то, что успел натворить.
Ты, родная прости, что так мало с тобой говорим.
Без любимых и ласковых глаз, и без вовремя сказанных фраз
Не прожить мне ни дня, дорогая моя, ни дня.
Без любви, окружившей меня, этих чувств никому не отнять..
Не прожить мне ни дня, дорогая моя, ни дня..

Почему то ещё никогда тебе не говорил..
Почему то про то, что тебя так никто не любил..
Без печальной улыбки твоей, и без мудрости женской твоей
Не прожить мне ни дня, дорогая моя, ни дня…
Без красивых и трепетных рук, что мой мир укрывают от вьюг.
Не прожить мне ни дня, дорогая моя, ни дня…..




















А ты одна

А ты одна на влажной простыне,
Я где - то там, за тридевять земель.
Я знаю – ты всё плачешь обо мне
И между нами вьюга и метель.
ПР:
На грудь при встрече бросишься ко мне.
Твой тонкий шарф подхватит ветерок.
Я часто вижу встречу ту во сне.
Я без тебя, родная,  одинок.

Не суждено нам встретить Новый Год,
Не будешь ты светиться от любви.
Но всё пройдёт, поверь мне, всё пройдёт.
Ты наши фотографии не рви.
ПР:

Я снова виноват перед тобой,
Но знаю, что поверишь и простишь
И сквозь пургу я слышу плач родной,
И сквозь метель я вижу, что не спишь.















Звёзды падают слезами.

Звезды падают слезами с неба предрассветного.
Что случилось между нами, милая секретного?
Почему счастливо  плачешь? Почему грустишь?
Не уснуть мне, это значит, -  что и ты не спишь.
Звезды в росы превратились на полянах вдруг.
С неба слёзы опустились всё умыть вокруг.
Не грусти, моя родная, успокойся сном.
Счастье есть, мы это знаем, вот оно - кругом!

Вдоль причала, что на речке лодочки стоят.
И смешные человечки, как и мы не спят.
Ловят удочками что – то в тёмной глубине.
Может звёзды или ноты, что приснятся мне.
Вот и ты мне улыбнулась, я тебе в ответ.
Хорошо, что ты уснула,  даришь мне свой свет.
Отдыхай, моя родная.  Завтра будет вновь
Наше утро и такая нежная любовь!

Звезды падают слезами с неба предрассветного.
Что случилось между нами, милая секретного?
Всё случится, мы успеем всё с тобой открыть.
Наше счастье мы сумеем вместе сохранить.





















Ангелы
Ангелы танцуют на траве.
Это счастье наше, это дети наши.
Музыкою ветер в голове.
Вот они и пляшут, вот они и пляшут.

Смехом растревожат небеса.
Их глаза сияют, их глаза сияют.
Колокольчиками голоса.
Ангелы всё знают, наши тайны знают.

Почему – то нас давно там нет
С ангелами вместе, с ангелами рядом.
Быстро промелькнуло столько лет.
Но грустить не надо, но грустить не надо.

Промелькнули звонкие года.
Помнишь – тоже ангелами были?
Главное, чтоб ангелов всегда
Мы с тобою в сердце сохранили.



Слышишь, Русский?
• Слышишь, Русский! – пора нам, пора.
Просыпаться во имя Добра!
 Не заменит никто нас с тобой.
Ты гордись, Воин этой судьбой!
• Русь, Отечество, Дети, семья
Это  Правда и Сила   моя!
Предавать память предков нельзя!
Потому, что я Русский, друзья!
ПР:         Я твой Воин, знай матушка Русь!
Ничего, никого не боюсь!
Ты – Душа моя, Родина-Мать.
Никому никогда не отнять!
• Я не пьяница,  не наркоман
Мне не нужен враждебный дурман
Потому, что Я Русский, друзья!
 Забывать мне про это нельзя!
• Видишь – реки, леса и поля?
Это, брат мой – всё наша земля!
Слышишь, Русский,  тот гром в небесах?
Это наших дедов голоса!!!
• Брат мой Русский, вставай же, проснись!
 На судьбу, на себя оглянись!
Нам с тобой это всё защищать.
Нас с тобой никому не сломать!







Я поставлю точку
• Я поставлю на листе бумаги точку,
С этой точки напишу сразу строчку
С этой строчки сочиню тут же песню
С этой песни  стану очень  известным.
Ты же хочешь, чтоб  рядом был гений,
Заработал  для тебя кучу денег.
И купил на эти деньги так много,
Чтобы многого хватило надолго!
• Ну, а вдруг и не получится точка?
И откуда тогда выйдет строчка?
Если строчки нет – то нет куплета.
Может зря ты влюбилась в поэта?
 Ты же хочешь, чтобы было всё просто?
Чтобы был у тебя личный остров.
А на острове, на том – личный гений.
С кучей денег, а не стихотворений!
• Но я всё-таки  ту точку поставлю.
И себя с этой точкой поздравлю.
Знаю точно – способен не каждый
Написать с точки песню однажды!
Ничего, что совсем я не гений,
Но  в плену твоих прикосновений
Может быть - я куплю тебе остров?
Ты же знаешь, что это так просто!











Я тебе подарю.
• Я тебе подарю много звёздных ночей
И царицу Луну и рассветные росы
Молодую зарю, танец первых лучей.
И ответы на все, на любые вопросы!
Я тебе расскажу  все секреты свои
Чтобы ты лишь одна, лишь одна это знала
И туда провожу, где поют соловьи.
Чтоб в разлуке о них  ты всегда вспоминала.

Даже если уйдёшь ты случайно и вдруг
Улетишь, уплывёшь в эти дальние страны
Всё,  конечно поймёшь – оглядевшись вокруг
Чувств моих не понять - очень было бы странно!
Снова встретимся мы в карнавале огней
Я увижу в глазах только радости слёзы.
И  тебе подарю много звёздных ночей.
И царицу Луну и рассветные грёзы.

• Я тебе подарю золотые цветы
На своём корабле поплывём мы однажды.
Чтобы этот корабль не забыла вдруг ты
Я бы очень хотел, остальное не важно.






Здравствуйте, Сволочи!



• Здравствуйте, Сволочи, это я.
И я приветствую вас всех сердечно.
Вы все мои знакомые, а кто-то и Друзья.
И я такой же, как и вы, конечно!
А почему мы сволочи – да потому..
Да потому, что все мы трусоваты.
И не хотим за правду сесть мы  в тюрьму
И жить лишь от зарплаты до зарплаты.
• Тихонечко на кухне мы пожужжим
О том, что вымираем всей страною.
О том, что новый Сталин нам необходим!
И тянемся за кружкою пивною.
Увидим на «манеже» тех же,  « в ящике»
Послушаем про жизнь их половую.
О юности ушедшей, ну и о «совке»
Немедленно за рюмкой потоскуем.
• По радио прослушаем мы «Их Шансон»
Задумаемся –  что же это, братцы?
Хоть слово и нерусское, но ИХ «музон»
Решил эстрадой пошленькой остаться.
Воруем ли мы, сволочи? Конечно – «ДА!»
Кто как, чего и где «наколобродит»
Кто в Лондон свалит, ну а кто – в «оф-шорный» Магадан.
У всех всегда по-разному выходит!
• А что же ждёт нас, сволочи? Да всё ничтяк!
Ждёт всех нас наша старость  «сволочная».
У олигархов старость есть и у бродяг.
Я вам здоровья, сволочи, желаю!
Здравствуйте, Сволочи, это я.
И я приветствую вас всех сердечно.
Вы все мои знакомые, а кто-то и Друзья.
И я такой же, как и вы, конечно!
ПР:    И подумать нам, конечно просто лень,
         Что – «Больше стадо! Больше шерсти – ясен пень!»
         И не важно - кто бродяга, кто буржуй!
         Пьёшь коньяк ты, или шнягу – не бунтуй.





Не спеши

Снова лето листает все дни, как пустые страницы
Скоро осень в окно постучит, всё своим чередом.
Кто из нас виноват в том, что может разлука случиться?
И зачем же разлуку мы сами с тобою зовём?
ПР
Не спеши, не спеши…впереди ещё так много вьюг, не спеши
Дорожи, дорожи тем, что есть у тебя, что вокруг дорожи.


Кто-то нашу весну украдёт даже в воспоминаньях
Мы не можем с тобой допустить этого воровства.
Может быть что-то произойдёт, и нарушив молчанье
Кто-то скажет из нас обязательно эти слова.

ПР
Подожди, подожди, посмотри мне в глаза, может быть, подожди.
Уходи, уходи,  Обещаю , что буду грустить, уходи.         

Улыбнёшься ты мне как тогда, на той улице летней
Когда город затих вдруг на миг, нас увидев двоих.
Может быть, эта ссора у нас и не будет последней.
Но есть Вера, Любовь и Надежда – ты помни о них!






СЫНУ




• Ты тоже  в июле родился, только спустя сорок зим.
 Видно я Небу сгодился! И  наградило Родным!
 Ты словно Эхо природы. Ты, словно Эхо моё,
Что ждёт тебя, мальчик мой через годы? Каждому, знаю – своё.
• Мы с тобой яркие люди, так уж случилось, сынок.
 И по-другому не будет, я,  вот, -  иначе не смог.
Это и просто и сложно, как испытанье судьбой
Может кому-то бесцветным быть можно, только не нам, сын, с тобой.
• А почему и не знаю – доля  такая у нас.
Но об одном понимаю – наш огонек  не погас.
Вовремя ты появился. Папу, меня сохранить.
Чтоб я ещё на Земле потрудился. Чтобы хотелось пожить.
• Мальчик мой, будь осторожен, быстро сынок не сгорай!
Только когда негодяй невозможен – сердце своё открывай.
Знаю – советы напрасны, мне тебя не уберечь
Жизнь предлагает нам много соблазнов и соблазнительных встреч.
• Можно желать очень  много, и сочинять  много слов.
Я попрошу лишь у Бога, чтобы ты был жив - здоров.
Чтоб мы свечу не задули и огонек свой любя
Пусть ровно в сорок, и тоже в июле будет сынок у тебя!




Небо было огромным и синим


• Небо было огромным и синим
Я в ромашковом поле лежал.
Был всегда я сыночком России
И от мамки я не убежал.
Небо пахло весной и свободой
Озорую  я  всю свою жизнь.
Мне досталась такая порода
Эх, держись братцы! Только держись!

• Покружив в этой жизни бродягой
Понял многое и оценил
Иногда доверял я бумаге
Свои мысли про то, что любил.
И про то, как водило по свету.
Про друзей, тех – кому доверял.
И  ромашковые те рассветы
Я в разлуках всегда вспоминал.

• И, как в детстве во сне я летаю
Над ромашковой милой   страной
Тихо, тихо я вновь повторяю:
Я же твой мама, сын твой родной.
Небо пахнет весной и свободой
Мне кричат снова – остановись!
Я отвечу – такая порода!
Эх, держись, братцы! Только держись!








Баламут

Стояла пора звездопада
И август, бродяга шалил
Той звездочкой, словно наградой
Двоих нас с тобой наградил.
Наверное,  мы загадали
Желанье одно на двоих?
И оба для всех мы пропали,
Забыли про всех остальных!

Остались на целой планете
Мы только вдвоём – ты и я.
Дурачились в море, как дети.
Так искренно и без вранья.
Как всё быстротечно и зыбко
Тот август нырнул в звездопад.
Лишь с фото на память улыбка
Твой нежный и любящий взгляд.

Зачем же так быстро мелькнуло
Случайное счастье – звезда.
Я помню, как ты мне шепнула:
-Ты в сердце моём навсегда!
И нас разлучили вокзалы
И август нам не удержать.
Но то, что ты тихо сказала
Я буду всегда вспоминать.

ПР:
Баламут, этот август такой баламут
Позовут,  мысли снова туда позовут.
Может быть, снова встретимся там, может быть.
Чтоб сердца снова звёздному небу открыть!


Сегодня жив, а завтра жил

• Спою для вас про ту субботу в ресторане
Суббота – день свиданий,  передач                            
Так получилось, что случайно на кармане            
Имел я «трёшку», значит был почти богач. 
И покружив по этой жизни невесёлой
Я подкатил в ближайший кабачок.
С местами трудно было  в городах и сёлах
Но  я нашёл, уже сидел там тот  «бычок».
• Он сразу сходу мне про то, как любит Бога.
И сообщил, что по профессии – артист.
Мне все равно, ну что мечеть, что синагога,
Ведь я в натуре – православный атеист.
Потом сознался он в порыве откровенья:
-Люблю блатную жизнь, но воровать боюсь!
Имел сначала  я какие-то сомненья.
Так этот лох развеял все их, сознаюсь!
• Фашисты, коммунисты, либералы,
Плевал артист вокруг  нерусские слова.
Его я слушал битый час устало
От того мусора заныла голова.
Болтун наверняка находка для шпиона
И для меня, хотя я вовсе не шпион.
Закончили мы вечер лёгким шмоном.
Болтун сам спровоцировал на шмон.
• Мы выпили немного, грамм по триста.
Он всё мне про блатную жизнь шутил
На выходе обнял я артиста-афериста.
И  кошелёк хозяина сменил.
Вот так бывает иногда тоскливо.
Я не хотел, ну что ещё сказать.
Попался рядом пассажир болтливый.
Пришлось его культурно наказать.
ПР:  Сухо бряцал бубен и стонали бабы
        И скрипач по душам всем пилил
        Мы – как на вулкане, ты сильный, или слабый.
        Танцуй, танцуй!  Сегодня -  «жив!»,     А завтра – «жил!»





Загадай меня


Странная, лукавая королева нежная
Я прошу кудрявая только об одном.
Загадай меня случайно, и люби по-прежнему.
Когда звёздочка мелькнет за твоим окном!
Восемь суток гонят нас в призрачные дали.
Восемь суток – может быть глупости для вас.
Для меня же вечностью эти сутки стали.
Ни воды, ни чая нет в «прицепном» у нас.

Пр: Загадай меня, загадай.
       Не грусти, прошу, не грусти!
       Не рыдай, судьбу кляня, не рыдай!
       И прости меня, и прости!

Нашей дружбы поворот вышел очевидный.
 Как струна запевшая вдруг оборвалась.
Не случилось «отпетлять» – это и обидно.
Наша дружба втоптана сапогами в грязь!
Восемь суток снишься мне, королева нежная
А разлуки впереди целых восемь лет.
Вряд ли будет всё потом, всё у нас  по-прежнему.
Но Королеву юную я не забуду, нет!








Мы все, как тени..

Давно уже взрослым стал, и что тут печалиться
И песен понаписал – кому-то и нравятся.
Запомнят их все  друзья, забудут их все враги.
А мне забывать нельзя, что с Неба, то береги.

 В тех песнях немного слов, о том, что случалось вдруг
Ругали своих врагов, любили своих подруг.
И ты их со мной споёшь, подхватит их улица
Хоть  в юность уж не нырнёшь, но незачем хмурится.


Пр: Мы все, как тени исчезаем в своё время,
       Но  остаются наши песни и стихи.
       Удел поэта – он и счастье, он и бремя.
       Удел поэта – сознавать свои грехи.

И будет в них о любви, и будет в них про детей
О мире и о войне,  про старых своих  друзей.
Про прошлое, про семью, о Родине и про дом.
Напишем про жизнь свою – мы с детства её поём.

Годочки бегут, бегут, зима перейдёт в весну.
И что там за той весной – неведомо никому.
Но главное знаем мы, что в водовороте лет
Пришли сюда не из тьмы, уйдём мы отсюда в свет!







ГРУСТНАЯ Песня

Я не хочу сложных гармоний
Может потом, но не сейчас.
Я не смогу быть посторонеей
Ни у тебя, ни у себя и не у нас.
ПР:
Облака плывут по небу облака
Мы увидимся с тобой наверняка
Наша  встреча  предназначена судьбой
Эта встреча впереди у нас с тобой.
• Где ты сейчас, где то далёко.
               Я не звоню, ты не звонишь
               Вместе никак, врозь одиноко
              Я же так жду, я же так жду…. что ты молчишь.
• Ждут впереди новые встречи
Жизнь не роман и не рассказ
Все говорят, что время лечит
Но почему, ну почему – только не нас.







Тук, тук, тук.

Тихо «прости!» сказал ты, но я не готова
Тихо «Люблю!» шепнул мне всего лишь 2 слова.
Эти слова меня снова околдовали
Эти слова так многое нам обещали…..
Грустно  перрон поплыл мимо окон вагона
Ты вместе с ним, а я мимо, мимо перрона
Руку поднял и мне помахал на прощанье.
Кто и зачем придумал для нас расставанья?

Я не смогла забыть всё и я не забыла
Но поняла -  «Прощу!», просто очень любила
Руку мою ты поцеловал на прощанье
Это тепло я чувствую сквозь расстоянья.


ПР
Тук, тук, тук, стучат колёсики, так, так, так, неутомимые
Тук, тук, тук а сердцу хочется, так, так, так назад к любимому
Тук, тук, тук, спешат  колесики, так, так, так, дождь – гость непрошенный
Тук, тук, тук, а сердце просится так, так, так, к нему хорошему.
Тук, тук, тук…..так, так, так…

Где то вдали ещё впереди наша встреча.
Я поняла, что ты весь из противоречий.
Видимо я всегда и ждала не простого
Душа моя к такому была и готова.




На планете Грёз

• Там наверняка – на планете грёз
Обязательно нас ждут и добра желают.
Ждут издалека долго и всерьёз
И нелёгкий наш маршрут  там  понимают.
ПР: Наша жизнь – мелодия простая
       Нот всего лишь семь, это знают все.
       Только иногда мы забываем
       Детства дом родной и траву в росе.
        По которой мы бегали с тобой
      Вот из прошлого строка – будет пусть такой.
• Если б кто-то знал, что же впереди
Что за следующий куплет в этой странной песне?
Жизнь не карнавал, есть в ней и дожди.
Но каждый хочет сочинить песню интересней

Главное в другом – чтобы не забыть
В сердце память сохранить сквозь пургу и ветер.
Про свой отчий дом, где тебя любить
Будут просто так  за то, что ты есть на свете!





Звёзды падают слезами


Звезды падают слезами с неба предрассветного.
Что случилось между нами, милая секретного?
Почему счастливо  плачешь? Почему грустишь?
Не уснуть мне, это значит, -  что и ты не спишь.
Звезды в росы превратились на полянах вдруг.
С неба слёзы опустились всё умыть вокруг.
Не грусти, моя родная, успокойся сном.
Счастье есть, мы это знаем, вот оно - кругом!

Вдоль причала, что на речке лодочки стоят.
И смешные человечки, как и мы не спят.
Ловят удочками что – то в тёмной глубине.
Может звёзды или ноты, что приснятся мне.
Вот и ты мне улыбнулась, я тебе в ответ.
Хорошо, что ты уснула,  даришь мне свой свет.
Отдыхай, моя родная.  Завтра будет вновь
Наше утро и такая нежная любовь!

Звезды падают слезами с неба предрассветного.
Что случилось между нами, милая секретного?
Всё случится, мы успеем всё с тобой открыть.
Наше счастье мы сумеем вместе сохранить.






А композитор пишет оперу


ПР:
А композитор пишет оперу, а опер дело заведёт.
И даст он денег полупокеру, похвалит за казенный счет.
А композитор пишет оперу, а опер к делу подошьёт.
И поощрит он полупокера, а полупокер всё  пропьёт.
• Лучше маленький Ташкент, чем большая Колыма
  Справедливо так все граждане считают.
  Но укрась, чтоб не побрили  не хватает всем ума
  И поэтому наш север заселяют.
  А страна у нас большая, Север это вам не Юг.
  Это вам не горнолыжка на Домбае.
   И  подруги редко едут, не хватает всем подруг
 И грустит босота,  тундру колупая.   

• Что за кипиш на болоте, что за шухер на бану?
Наш Володя с детства был рецидивистом
В пятый раз украл лопату у бабули, ну и ну.
От возмездия хотел он скрыться быстро.
Но бабуля не стерпела по-соседски этот срам
Собрала пенсионеров взвод  ударный
Повязали снова Вову,  потащили к мусорам.
И поехал Вова , как вор легендарный.

• Мы работы не боимся, но работать не пойдём.
Был Алеша с детства мальчиком пытливым.
В основном   щипал барыг он и впускали в каждый дом.
Так как он слепил себе блатную ксиву.
И в глазок маячил ксивой и пугал всех обыском
Но случайно вдруг нарвался на майора.
А майор наладил в бубен Лёше крепким кулаком.
Ну и  наладили на Север прокуроры.



                                        Дела – как в Польше!



• Давно сменили воровское на цветное,
Ну, а у красных букву «М» на букву «П».
 Эх, Где ты времечко блатное, озорное?
 Пойти податься, что ли в секту «СВП».
(Пора на «лыжи», братцы с этого купэ….)
  Да и куда нырнуть сейчас простому люду?
 И защитит кто, неужели полицай?
  Да вам не надо много, как тому верблюду.
 Эй, Слышь, дедуля 43й вспоминай!
ПР: Дела, в натуре, как в Польше, тот прав у кого побольше!
• По телевизору кудахтают наседки,
У них - как будто гей-парады каждый день
 Как зомби липнут к сериалам все соседки,
И учат жить меня потом – кому не лень.
 Образование убили и культуру.
 ЕГЭ сплошное у бурятов и якут.
 И геометрию, ну и литературу,
А про историю не спрашивайте – врут!
• Попы торгуют водкой, и махоркой даже.
Им пьяный Боря сразу квоты подарил!
Но вам никто об этом точно не расскажет.
 Он все газеты с ихним ЦРУ пропил.
Всё развалили, кроме углеводородов,
 Жиреет углеводородная страна.
Но только та страна не ваша, не народа!
 Она другим народам лихо отдана.
• А что же Армия? Да нет её, уж нету!
 Разоружаемся со смехом каждый день!
Когда взорвём свою последнюю ракету
– Тут будет НАТО, да и все – кому не лень!
Но мы, конечно – в авангарде технологий!
Даёшь всем НАНОпылесосы в каждый дом!
Чубайс это безусловно – не Мавроди!
Его же не посадишь ни за что потом!

• А что же мамочки? Совсем рожать забыли?
По миллиону убываем кажный год!
Нас либерасты в ту «свободу» заманили.
 И дерьмократы тоже – не наоборот!
А мы послушные, Да здравствует свобода!
 Виссарионыч, ну какой ты был плохой!
Воспоминания у русского народа
Уже давно 282 – под той статьёй!






КАТОРЖНЫЙ ВАЛЬС    Россия


Ты, Россия забыла опять про свой каторжный вальс
И  тебя каждый век танцевать ангажирует мразь.
И послушно ты в вальсе кружишься,
В этом замкнутом круге  кружишься
Снова веришь в хорошее, милая, перекрестясь…..
• И зачем небесам проверять снова гордость твою
Неслучайно в бокал тебе горького яду нальют.
А вокруг всё нерусские лица(эти алчные лица)
Остаётся нам  лишь материться.
А  они о тебе панихиду, как прежде поют.
Для чего тебе, мамочка каторжный вальс танцевать?
Ты же знаешь – закружат тебя, чтоб потом раздевать.
Всё равно в диком вальсе кружишься,
В этом замкнутом круге кружишься.
А твоих сыновей поведут снова к стенке стрелять.
ПР: И не спится, на ресницах слёзы-росы серебром
      Ты же -  мать, сестра, подруга, не рыдай!
      Что  кружиться сильной птицей, Ты взмахни, взмахни крылом
       И из замкнутого круга улетай!
Дорогая забыла совсем ты про каторжный вальс
Почему ещё, ну и зачем  с ним не разобралась?
И прощала ты всё всем прощала
Сыновей своих юных теряла.      И наивной была, вечно к Богу упрямо стремясь…


Рецензии
Сергей! Ваши стихи - это живая душа, повидавшая немало.И как итог "Сыновей своих юных теряла. И наивной была, вечно к Богу упрямо стремясь…" По душе!!! А это от меня.В унисон.http://www.stihi.ru/2012/09/24/10965 Может станет песней.
С Любовью Татьяна

Татьяна Дегтярёва -Есина   06.04.2013 19:07     Заявить о нарушении правил

Разделы: авторы / произведения / рецензии / поиск / вход для авторов / регистрация / о сервере     Ресурсы: Стихи.ру / Проза.ру