Дети цветов

                                                                                  ГЕРОЯМ 1812 ГОДА   

Мечтали мы на бивуаке...
И близок сон,но ты не спишь,
В горячей сабельной атаке
Войти с гусарами в Париж.

-Добыть вино, повеселиться,
-Ты брат загнул,тут нужен фарт,
-Обнять французскую девицу,
-Увидеть Сенну и Монмартр.

-Нет мы войдем под визг картечи,
-Под блеск отточенных штыков,
-Знамена яркие на плечи,
-И плач поверженных врагов.

-Ты брат загнул,а так красиво
-Когда стремятся в бой полки!
-Молись чтоб завтра кирасиры
-Не изрубили на куски.

-Да завтра бой и будет дело,
-Отправь письмо домой корнет.
-Чтоб к нам Победа прилетела
-Проверь ремень и пистолет.

-Дай закурить,вот кремень выпал,
-Да ранен был и вот в строю,
-От всей души французам всыпал
-За честь и родину свою!

Взошла луна,костер искрится,
Пушистый снег и звезд река,
И мы запомним эти лица,
Сынов гвардейского полка.

Мечтали мы на бивуаке,
И близок сон,но ты не спишь,
В горячей сабельной атаке
Войти в поверженный Париж.

Когда цветет миндаль.

Ты от меня не уходи,
Любовь свою отдай,
Прижму тебя к своей груди,
Когда цветет миндаль.

Я снаряжу крылатый бриг,
В нем дерево и сталь.
Прошу запомни этот миг,
Когда цветет миндаль.

В тебя прекрасна наша дочь,
Мне прошлых лет не жаль.
Как долго длится эта ночь,
Когда цветет миндаль.


Стикс.

Зажав в руке обол
Спускаюсь вниз.
Вези меня Харон
По водам Стикс.

Ни шороха,ни волн,
Игра теней,
Веди печальный челн
Любви моей.

Вода что зеркала,
Мне не солгать.
Хрустальная игла
Речная гладь.

Коцит и Ахеронт,
Эриний визг.
Вези меня Харон
По темной Стикс.

Деревянная рыба.

В стремительной речке ИБО
Среди песка и камней,
Живет деревянная рыба,
Живет миллионы дней.

Однажды рыбак умелый
Поймал ее на крючок,
И словно плод нежный спелый
Упрятал в темный мешок.

-Ведь ты не простая рыба,
Ворчал он спеша домой,
-Я в этом уверен ибо
Ты знак мне данный рекой.

-Глядите какое чудо
Принес я родные вам,
Наверное это Будда
Спустился сегодня к нам!

Живет теперь рыба в храме,
Поклоны ей и почет.
И в рыбе и в Далай-ламе
Священная жизнь течет.

Осеннее.

На дома набросил
Алый плащ закат.
А сегодня осень
И промок Арбат.

На брусчатке лужи,
Моет дождь зонты.
Ветер листья кружит
И мои мечты.

Кот стального цвета
Прошмыгнул в тупик.
До свиданья лето,
Не грусти старик!

И уже в вагоне
Я куплю билет.
На ночном пероне
Пассажиров нет.

На старом кладбище.

На старом кладбище идем по аллеям,
Вазоны и черный гранит.
Здесь ангелы слезы роняют камеям
И блеск отшлифованных плит.

Увядшие листья лежат под ногами
И в мареве ранней весны,
Застывшие лица плывут рядом с нами
В потоке густой тишины.

Сегодня весна и на старом кладбище,
Средь камней пробилась трава...
Здесь столько схоронено -тыщи и тыщи-
Здесь мертвые сны и слова.

Весеннее.

Я обрезал плетистые розы,
Почерневшие после холодной зимы,
Их безжалостно жалили снежные осы
Из далекой и снежной страны.

А скворец прилетел и у дома
Вспомнил песни свои, что берег до тепла,
И от скорого мая по телу истома
Будто мама пирог испекла.

И травы прошлогодней пожары
И качаются гнезда в ветвях тополей
И на улице нашей влюбленные пары,
Внемлют музыке теплых ночей.

Еще.

Еще я растерял цветы
На мокрой от дождя дороге,
И ранней осени плоды
Плывут на тыквенной пироге.

И солнце падая за лес,
Глядит на мир бардовым оком,
И дождик сыплется в отвес
Размеренной струей волокон.

Еще я растерял любовь
К себе цветущих нежных женщин,
Листаю прошлого альбом
Друзей все меньше, меньше,меньше.

Колыбельная.

Спи моя девочка в розовой комнате
Ангел спустился с небес.
Ярко искрится в розовом городе
Звездного неба отрез.

Кот полосатый плывет на кораблике,
Зайка морковку жует,
Что-то факир твердит на арабике,
Кто тебе спать не дает.

Спи завтра будет новое солнышко,
Будет как прежде тепло,
Спи все печали легкое облачко
В даль от тебя унесло.

Тебе.

Ты далеко, от этого печали
Терзают сердце бедное мое.
Мы о любви безоблачной мечтали,
Но оказалось мы не для нее.

Наполнен парус и команда в сборе
И ветры чувств канаты напрягли,
Но как нам выжить в неспокойном море,
Не повстречать чужие корабли.

Вот жизнь узор рисует на ладони,
А смерть сожжет опавшие листы.
Ты мой родник играющий на склоне
Среди холодной, вечной пустоты.

Бузина.

Заколдованным отваром
До пьяна,
Пышет жаром,пышет жаром
Бузина.

Расплодилась возле ямы
У реки,
И пылают красных ягод
Маяки.

Осень скоро сбросит лето
С вышины,
И исчезнет краска с веток
Бузины.

Женский образ нарисован,
Он чужой,
Заколдован,околдован
Бузиной.

Печаль.

Кому нужна моя печаль.
Щепой потрескивает лампа
И дождик с мокрого эстампа
Смывает лета пастораль.

Скорее да, чем просто нет
В стенах дворца гуляет лама
Ах как моя мечтает мама
Узнать загадочный Тибет.

А ты снежинка на руке,
Не быть тебе библейской Евой,
Целован снежной королевой
И яд на снежном языке.

На погосте.

На погосте жарким летом
Пижмы, Львинный Зев,
Земляника красным пледом,
Тень от крон дерев.

Немота, по травам ветер,
Под крестами мох,
И могилы не приметить
В рост чертоплох.

Плачут ангелы на небе,
Водопады слез.
Да крылами черный лебедь
Достигает звезд.

На краю вселенной.

У вселенной на краю
Посидим вдвоем.
Я дровишек наколю,
Мы костер зажжем.

И по струнам тростника
Побежит вода.
Эх печаль отпускника
Это не беда!

Колокольчик-сторожок
До поры молчит,
Сказка за стежком стежок
И комар звенит.

У вселенной на краю
Размечтались мы.
Баю,баюшки баю
Щуки и сомы.

Галифе.

А пришли они страдальцы с войны,
Растворились и в Москве и в Уфе,
Хоть с усами,а на вид пацаны
И широкие,как степь галифе.

Ковыляют,кто осколком побит,
Коли жив остался значит герой!
Не беда,что ты солдат-инвалид
Пол Европы у тебя за спиной.

И скупые краски майских цветов
Донесет салют до самых высот,
И лежат полоски медных крестов
Под кустами и под торфом болот.

Те ребята не дождались весны,
Пьем вино за них,дымим самосад.
Все подсчитаны у стервы-войны,
Не вернуть их убитых назад.

Штрафная рота.

А штрафная рота
Ровно полегла,
На краю болота,
Дальше не смогла.

Травяные былки
С жемчугами рос,
Вверх глядят затылки
Стриженных волос.

Кашель пулемета
На закате смолк,
Где вставала рота
Воет смерти волк.

Ветер ивы клонит
Из последних сил.
Лишь трава запомнит
-Кровью искупил.

Муза.

Гулящая муза
Какой тебя греет притон.
Здесь голос Карузо,
Вино и прозрачный хитон.

Мелькают наяды,
Сатиры сидят у огня.
И гаснут Плеяды,
Запутавшись в гриве коня.

Кто нищий скиталец
Скорее, скорее к столу,
Ты наш постоялец,
Свой в доску на нашем пиру!

На ложах алькова
Обманут несчастный поэт,
В объятьях другого
Ты слушаешь нежный сонет.

Осеннее.

Смотреть люблю на облака,
На их долины и вершины,
Когда они издалека
Плывут в родные палестины.

Слегка поплачут над Окой,
Омоют мост и город старый,
Я струны трогаю рукой
Дождем настроенной гитары.

Знакомый ритм живой воды
Меня смущает и тревожит,
И осень в топкие следы
Цветные яблоки положит.

Ее нет.

Обнимаю твой запах,
Глажу пряди волос.
Повстречаться внезапно
Нам с тобой довелось.

И расцвел мезальянса
Ярко красный цветок,
Лживы карты пасьянса
Им не ведом итог!

Боже кто мне ответит
Это явь или бред.
Только листьями ветер
Шелестит-Ее нет.

Вьюга.

Пес безродный
Я дворняга.
Пес бездомный
Скоро слягу.

От болезни
Шерсть облезла,
Дверь железом
У подъезда.

Город-камень
Сердце мутит,
Боже амен
Вьюга крутит.

Ночи время,
Месяц бычит,
Мне на темя
Бед накличит.

Вьюга смело
Льдинки крошит,
Мое тело
Запорошит.

Тоненькая девочка.

Тоненькая девочка
Из моей весны,
На чулочках стрелочка
Май и влюблены.

Ландыши цветущие,
За спиной букет,
И соседки злющие
-Больно мало лет!

Тоненькая девочка
Я тебя любил...
Наливное яблочко
Только надкусил.

Маме.

Разбуди меня мама с рассветом,
Распахни нам окно в старый сад.
С добрым утром и зреющим летом,
С ярким солнцем на стеклах монсард.

Как же грустно пустеют сирени,
А пионы в роскошном цвету!
Изменения света и тени,
И уносится шмель в высоту.

На крыльце ты меня провожаешь,
В след машине помашешь рукой,
Я вернусь, ты же милая знаешь,
В домик наш над студеной рекой.

В каком-то там году.

Мешая рдестовый кисель
В заброшенном пруду,
Мы добывали карасей
В каком-то там году.

Луга созревшие цвели,
Цвела в пруду вода,
Жужжали толстые шмели,
Кусали овода.

Я рядом с птицами парил,
Плыл рыбою у дна,
Я с небом синим говорил
Из нашего окна.

И вот из этой чепухи,
Все больше на ходу...
Рождались первые стихи
В каком-то там году.


Падает снег.

Как ласково падает снег,
Снег трогает щеки мои,
В апреле,в излучинах рек
Цветные поют соловьи.

Упрятала тихо зима
Морозы к себе в саквояж,
Сложила метелей тома,
С луной прихватила пейзаж.

И важно,в хрустальных санях
Гнедые ее понесли,
И иней блестел на конях,
И гривы до самой земли.

Хиппи.

Ты творила фенечки из бисера,
Нашивала лейблы на джинсу,
В меру холодна и не зависима,
С юными прыщами по лицу.

Убежать хотела с музыкантами,
Все копила деньги на билет,
Чтоб найти поляны с земляникою
В мире среди пушек и ракет.

Тех баллад виниловые копии-
Это так далекие мечты...
Ты ушедшей юности утопии
Заплела как в волосы цветы.

Ангел.

Распахни свои крылья ангел,
Услади меня мягким сном,
Не хочу я небесной манны,
В моем горле дыханья ком.

Я взлечу к облакам высоким,
Упаду на поля дождем,
И с цыганкою черноокой,
В след за табором мы пойдем.

Мы пойдем далеко далеко,
В золотые твои края,
Там,где слышится райский клекот,
Где поет и цветет земля.

Зеркало.

Любили меня женщины когда-то...
Не вспоминай,что было то прошло,
Теперь лишь солнце в час заката,
Дарит тепло.

Я их тела ласкал на ложе ночи,
И зажигались звезды в их глазах,
И те слова и эти строчки
На небесах.

Летают мотыльки и отраженье
В холодном зеркале,в иных мирах,
Я им обязан вдохновеньем
В моих стихах.

Проник мой далеко пытливый атом,
Проник туда за грань,пронзив стекло,
Туда,где солнце в час заката,
Дарит тепло.

Старая актриса.

В тенях растерянного грима,
И с ярко-красным цветом рта,
Вы в прошлом стройненькая прима,
И неземная красота.

А время шло,цветы и роли
Лишь для молоденьких актрис,
И нет страшней на свете боли,
Чем жизнь без сцены и кулис.

И Вы одна в пустой гостинной,
Забыты Богом и страной,
С промозглой сыростью каминной,
И бесконечной тишиной.

Любовь моя.

Любовь моя, в костре сгорают листья,
И сумерки дотронулись земли,
Мы так безжалостно стираем письма,
Из памяти оставленной любви.

И ничего, ни капли не осталось,
Не помнят неги божие тела,
Ах дорогая!Чувство ждет усталость,
Мы так желали счастья и тепла.

Ушла любовь,к чему теперь обманы,
Зачем ласкать увядшие цветы,
Нас разделяют дни и океаны,
И бесконечность звездной пустоты.

Клевер.

Июнь будет знойным,вот счастье,
Прогнозы гидрометцентра.
Куда от любовной напасти,
Здесь нет на латинском рецепта.

Под сердце,из жерла вулкана,
Ты раскаленная лава,
В меня,из камней истукана,
Вливаешся точно отрава.

Не знаю дрожжишь или плачешь,
Ты-Распускается клевер,
А я для тебя что-то значу?
-Прости истекло наше время.

Серебряный век.

Вот и я за Серебряным веком,
Погоняю процессоров рать,
Он учителем был,был опекой,
Да практически нежная мать.

Телефон,эллектричества лампа,
Дирижабль,самолет,Гумилев,
Век был полон любви и азарта,
И удачи хитровских воров.

Или там в глубине авангарда,
Ларионов-Бубновый Валет,
И загадочный ритм Мандельштамма,
И стремительный русский балет.

Век ушел,за серебряной дверью,
Он сомкнул и мои кандалы,
И я в слово так истово верю,
Слово кровь,а не капля смолы!

Русалка.

Трава измята луговая,
Туман касается реки,
А ты красивая такая,
Вплетаешь в волосы цветки.

И беспокоить тебя жалко...
Расположилась на лугу,
Зеленоглазая русалка,
И убежать не убегу.

Остолбенел,рубаха к телу,
Травой прилипла луговой,
А ты кукушкой полетела,
Над моей буйной головой.

Снег,мои чувства снег.

Снег, мои чувства снег,
Метель, твое имя метель,
Зима-я твой человек,
На много длинных недель.

Зверь,одинокий зверь,
Бежит не плутает,бежит,
Ты быстро прикрыла дверь,
И пес у огня лежит.

Снег,засыпает снег,
Метель,закружила метель,
Зима-я твой человек,
На много длинных недель.

Желудь.

Пустота глотает звезды,
За окном заря,
Как прозрачен свежий воздух
В сердце сентября!

Лес с осенними грибами,
Все вокруг осин!
И не зря гордятся бабы,
Тяжестью корзин.

Желудь шапочкой накрылся,
Пообедал впрок,
Приземлился,покатился,
И в ложбинку лег.

Осеннее.

Под зонтом,под осенним дождем,
Среди листьев опавших,цветных,
Мы с тобой дорогая идем,
В этот миг для двоих.

Ну и пусть,что троллейбус уже
Далеко отошел,укатил,
И такси мирно спят в гараже,
Я долги оплатил.

И нечаянно желтым зажглись,
Вдоль аллей фонари, фонари,
Осень сладкая нам желтый лист
От щедрот подари!

Старый пес.

Во дворах и по бульварам,
Под дождем из звезд,
От нужды в кафтане старом,
Бродит старый пес.

-Неприветлив здешний климат,
-Развивает злость,
-Да безумные отнимут
-И чужую кость.

И уткнувшись деду в ноги,
Под дождем из звезд,
Забывал свои тревоги,
Шарик старый пес.

Лесное озеро.

Лесное озеро, вода заледенела,
И потянулись к югу журавли,
И на рябинах ягода созрела,
И к глубине плотва и голавли.

Да грустно все кругом,но дышится свободно,
Забытый лист куда-то полетел,
Спешит зима с дыханием холодным,
Посеребрить оставленный удел.

Совсем уж беден сад,но лес еще с грибами,
И по оврагам ухает сова,
И не спеша, осенними шагами,
Иду домой и прелая листва.

Скворечник сер и пуст,и черным его око,
Глядит на двор с собачьей конурой,
И над рекой то близко,то далеко,
Струится дождь туманной пеленой.

Я будто бы застыл и снег на капюшоне,
И всякий зверь укрылся до тепла,
И на горе,в хрустальном перезвоне,
Ввысь колокольни легкая стрела.

Колодец.

Цепь мотай колода,
Из дубов венцы,
Крепко,для народа
Ладили отцы.

Много ль мало смысла,
Как тут не крути,
Деве с коромыслом,
По воду идти.

Напомадит губы,
Заплетет косу,
Ууу-хохочет фубан,
За рекой в лесу.

Полегли ребята,
На лихой войне,
Лебеда,да мята,
Да свеча в окне.

Инок.

Зелень:укроп, петрушка,
Лук,салат,базилик,
Бревен накат,избушка,
Да с бородой старик.

На воду смотрит инок,
Ноги ушли в песок,
Густо растет барвинок,
Гладит волна мысок.

Ворот,лафет дубовый,
Где у колодца дно?,
Век народился новый,
Иноку все равно.

Кижи.

Кто же тот удалой плотник,
Кто такую красу делал!
Он построить не мог плохо,
И конечно не взял денег.

И летела вокруг щепка,
От удара звенел комель,
На добро был он брат щедрый,
И бородку в руках комкал.

Строил все для других верно,
И рубил на глазок,в лапу,
И стоят купола вечно,
И стоят купола ладно.

Мой город.

Когда сентябрь опять смешает краски,
И листья по воде дорогой золотой,
Седой туман в прозрачной полумаске,
Укроет берег над Окой.

Как хорошо в осенней круговерти,
И город мой еще от лета не остыл,
Кленовый лист,как марку на конверте,
К стеклу мальчишка прилепил.

Каштана плод зеленый и колючий,
Ежом лежит себе на скошенной траве,
И облака вдруг превратились в тучи,
И капли бьют по голове.

И устремились вверх зонты цветные,
Из водосточных труб звучит лихой оркестр,
И поползли ресницы накладные
Уездно-чепорных невест.

И город мой спасаясь от простуды,
Набросит теплый плащ и включит в окнах свет,
Вдруг нет на небе целостной посуды,
И дождь придет на много лет.

Кораблик.

Мой одинокий кораблик,
Окским простором живи,
В гуще заводов и фабрик,
Ниточку не оборви.

С солнца лучей до заката,
Легкой влекомый волной,
Мимо осеннего злата,
Мимо красы луговой.

Ветер раздуй мои флаги,
Цель мне звезда освети,
Хрупкий корабль из бумаги,
Не затеряйся в пути.

Охапка дров.

Спустился лист с вершины тонкой,
Лоскутный завершен покров,
Течет дорога грязью топкой,
А ну в камин охапку дров!

И бересты иссохшей лента,
Зашевелится от огня,
Забытый жар былого лета,
В уже осеннего меня,

На свет и тьму мир делит лампа,
На самом краешке стола
Наш кот уснул,свисает лапа,
Как скоро все:огонь, зола.

Уже я жду зимы и снега,
Развод понтонов на Оке,
И вздох из атомного века-
Лист фотографии в руке.

Триста дней января.

А между сопок лагеря,
В них струпья серые бараки,
И словно стужи января,
Метелью вскормлены собаки.

Тепло одет мороз-конвой,
Плыви зека по морю снега,
Спасибо брат,что ты живой,
Не сдох от сталинского хлеба!

Начертан путь через тайгу,
Пройдет железная дорога,
Пили и грейся на бегу,
Проси всемилости у Бога.

А между сопок лагеря,
Летят доносы брат на брата,
И триста дней у января,
Нам от восхода до заката.

Снежный дед.

Катится снежный ком,
Будто я снежный дед.
Вытоплен жарко дом,
В доме погашен свет.

Белая в шпуле нить-
Снежный заряд и мгла,
Как же мне дальше жить,
Если любовь ушла.

Серебром дальний лес,
Кованый серп за мост,
Много на свете мест,
Мало желанных звезд.

Хочется волком выть,
В сердце торчит игла,
Как же мне дальше жить,
Если любовь ушла.

Перебор.

Сегодня трефовый туз,
Колоды слепая власть,
Ушел с молотка картуз,
Карта ложится не в масть.

Стирает плечами шар,
Борта у счастливых луз,
Разящий летит удар-
К двойной единице туз.

Рыжий кот смотрящий в стену.

Степа рыжий кот
От носа до хвоста.
Думает он-Вот
В людях суета.

В жизни им зачем
Активные пасы?
Я вот рыбку съем,
Полижу усы.

А от суеты,
Большая вреднота,
Слушаешь ли ты
Своего кота?

Рома.

Я увидел табор кочевой,
Мускулистые тела коней,
Гибкий стан цыганки молодой,
И глаза,как тысяча ночей.

У Оки гуляла молодежь,
Старики сидели у огня,
-Побежишь к цыганке,пропадешь,
Ах зачем ты выбрала меня.

Рома,Рома я же сам не свой,
Поспешил к тебе издалека,
Ты смеялась звонко надо мной,
И над нами звездная река.

Что цыгане птицы на легке,
Мне об этом напевала ты,
-Подари колечко по руке,
-Все скажу до самой пустоты.

День,неделя табор кочевой,
Снялся разом среди бела дня,
А любовь к цыганке молодой,
Еще долго мучала меня.

Звенят цикады.

Цветы в садах
Благоухают,
И к ночи в лепестках
Себя скрывают.

И я цвету
Пионом ярким,
Гляжу на высоту
Я летом жарким.

Лягушка спит,
Спит тетка-лейка,
Давным давно сидит
В тени скамейка.

Мой сад устал,
Он ждет прохлады,
Все,все на карнавал!
Звенят цикады.

Старый Новый Год.

Мы на Старый Новый Год
Пьем игристое вино,
Мы кладем в бокалы лед,
Смотрим старое кино.

И стучится в окна снег,
Будто много к нам гостей,
За спиной двадцатый век,
С телефонами друзей.

И вокруг зеленых лап,
Серебрится мишура,
Дети лепят снежных баб,
На окраине двора.

Едет поздний пассажир
На заснеженном авто.
Я здесь тоже долго жил,
И не вспомнит-то никто.

Армейскому товарищу.

Первый снег над Москвой
И заторы машин,
Я несу по Тверской
Непочатый кувшин.

В нем сухое вино
Из далекой страны,
Вот родное окно,
В сердце чувство вины.

Мой товарищ-Привет,
-Шел я долго к тебе,
-Ты отведай букет,
-Расскажи о себе.

Первый снег на дома,
Снег растает к утру,
Нынче рано зима
Закружила шургу.

-Дай дружище совет,
-Что ты некогда спать!
Мой в кармане билет,
Через час уезжать.

Осеннее.

Три антоновских яблока-
Поцелуй скорой осени,
У раскидистой яблони,
Пожелтевшие под зиму.

Перемытые ливнями
И холодными росами,
Рядом с тёмными сливами,
Будто нищенки босые.

На компот опоздавшие,
Со щеками разбитыми,
Утром в траву упавшие,
И навеки забытые.

Гамбит.

Легкокрылых мошек глиссада
Над стеной из жгучих крапив,
И усталость летнего сада,
И усталость сгорбленных ив.

От жары наш розовый мячик,
Укатился к розам в тенёк,
Солнцу рад лишь солнечный зайчик,
И со стёклышком паренёк.

На доске для шахмат фигуры
Разленились,замер гамбит.
Отдыхают ферзи и туры,
Белый слон противника спит.

Дышит зной на крыши и трубы,
На мостки,речной перекат,
И в смоле сосновые срубы,
Ах когда же вечер,закат!

Костёр.

В костре любви нет больше дров,
Исчез огонь,лишь едкий дым,
И слово жаркое любовь,
Вдруг стало образом пустым.

Теряя кровь цветёт закат,
И скоро ночь в глуши аллей,
И ждать устал пустынный сад
Свиданий любящих людей.

Дыханье спит,огонь угас,
И дорогая,ты права,
Ни кто не сможет,кроме нас,
Найти прощальные слова. 


Дачные аллеи.

Утопают в зелени акаций
Дачные аллеи.
Словно платья хрупких граций
Тени.

Поднимаются за дальним лесом
Пирамиды сосен.
Скоро травы под навесом,
Осень.

У реки кустятся жутко злые
Заросли крапивы.
У забора золотые
Сливы.

От земли великий урожай
Набирает семя.
И не затушишь твой пожар
Время.


Кивач.

С дорожной сумкой на плече
В глуши карельских снов,
Я побывал на Киваче,
Средь скал и валунов.

Там с рёвом вниз спешит река
И кажется на дне,
Она утопит облака,
В бездонной глубине.

Зелёный мох крадёт шаги,
Ждёт красношляпый гриб,
Привал,из сумки пироги,
И птица скрип,да скрип.

Воздушный шарик.

Шарик воздушный,
Радость для глаза,
Синий не скучный,
Облачко газа.

Шарик воздушный,
Взвился над нами,
Лист не послушный
В след над домами.

Шарик воздушный,
Точка на небе,
Людям так нужный,
К звёздам и мне бы.


Соль Камская.

Дядя мой в лагерях Соликамска
Отбывал свой положенный срок.
До печёнок хлебнул соли камской,
Это был его третий звонок.

В жизни вора и рецидивиста
Только мать была светлым лучём,
От раздачи колоды до виста,
Эта жизнь для него "ни почём".

Так и жил молодой и фартовый,
И Господь не обидел лицом,
Только мама:-Сыночек бедовый
От войны, "за погибшим отцом".

На ялике.

Цветная лодочка заката,
Под парусами облаков,
Украшенная не богато
Меня несёт меж берегов.

Где берега-мои печали,
А лодка мчит по быстрине,
Туда,где о любви мечтали,
Мы в детстве только лишь во сне.

И остров наш в цветах и травах,
Поёт нам песни тростника,
О наших тайнах и забавах
Всё знают:ялик и Ока.

Ангел.

Я один заблудился в метели,
И вокруг ни жилья, ни огня,
Лишь колючего снега качели,
Белый ангел!Похож на меня!

Этот образ и свет ниоткуда,
Среди сонма холодных частиц,
Будто розы библейского чуда,
Расцвели на пробелах страниц.

Снег ложится на крылья,не тает,
Этот лик будто вечный покой,
Белый ангел меня охраняет,
Он божественной послан рукой.

Земляника.

Дождик с небес сыпется,
Льётся вода.
Земля водой насытится?
Никогда!

Зверем бегу чащею,
Логово ждёт.
Тень моего пращура
Приведёт.

Он за меня молится,
Тройней персты.
Видишь стоит вольница?
Кресты.

Стройные и деревянные
Слуги могил.
Трезвые и полупьяные,
Перехвалил.

Склепный народ трудится,
Варит туман.
Если душа заблудится!
На кукан!

Ох велики тяготы,
Папоротник.
На бугорках ягоды
Земляник.

Клин.

Над Садовым Кольцом
Белой птицей лечу,
В синем небе с отцом
Повидаться хочу.

Чёрный ворон крыла
Распростёр над Москвой,
Та надежда была
Прошлогодней листвой.

Время точит металл,
Полирует гранит,
Я от клина отстал,
Видно нерв перебит.


Скворцы.

Ещё апрель такой холодный,
Висят с карнизов леденцы,
Но в месте, к нам,с потоком водным,
Спешат весёлые скворцы.

Начнёт свистеть самец у дома,
А вот и самочка у нас!
В скворечник ветки и солому,
Хозяйству нужен глаз да глаз!

И от восхода до заката,
Пищат голодные птенцы,
И от рассвета,вот забота!
Летают,трудятся скворцы.

Русь.

Снежная пелена,
Воет метель,пусть,
Милая сторона,
Вечная Русь.

Мало в дали огней,
Новых бояр шик?
Поторопи коней
Дядя ямщик!

Снежная пелена,
Не отвести глаз!
Милая сторона.
Бог хранит нас!

Встреча.

Ты на бардовом "Рено",
Я-грузовой "Мерседес",
Как это было давно,
Вот мы и встретились здесь.

Вывеска "Шиномонтаж",
Мастер-худой армянин,
Ты-красота и кураж,
Я-я скитаюсь один.

Улицы пыльных дорог,
На перекрёстках судьбы,
Чай и солёный пирог,
Да верстовые столбы.

Помнишь по городу шли,
Ели душистый пломбир!
Помнишь!Да ты говори!
Да и Ока и буксир!

Как это было давно,
Вот мы и встретились здесь,
Рядом застыли:"Рено"
И грузовой "Мерседес".

Бабка молочница.

В деле бабка утром рано,
Голос слышен далеко:
-Дачники,подъём с дивана!,
-Забирайте молоко!

И стучит пустою банкой,
Когда людям нужно спать,
Ох вредна же эта бабка,
К чёрту не кому послать!

Лишь когда рубли завяжет
В перестиранный платок,
Улыбнётся и прикажет:
-Буду в среду,жди сынок!

Лето,пыльно,жарко,сухо,
Тут с ума сойти легко,
Где ты вредная старуха!
Где парное молоко!

Вечер,вечерок.

Вечер,вечерок
Сахарным снежком,
Месяц остророг,
Скрип под сапожком.

Речка занялась,
Льдинками давно,
Щупает карась,
Плавниками дно.

Зеркалом блестит,
На дороге лёд,
Самовар пыхтит,
Тает в сотах мёд.

Чёрный дымоход,
Трогает огонь,
Набирает ход,
Серебристый конь.

Кожаный хомут,
Серая дуга,
Жжет мороза кнут
Белые снега.


Город.

Я чужой в этом городе сонном
Среди ярких витринных огней,
Он заполнен букашечьим сонмом
У разбитых ночных фонарей.

Долгожданная желтая осень,
Закружила листами дерев,
Листопад из колоды подбросил,
Ненавистную чёрную треф.

Как из этого выбраться круга,
Убежать от бездушных камней,
Пусть холодная,зимняя вьюга,
Сдует гибельный сон с площадей!

В миг исчезнут гнилые оковы,
Что дымилось,сгорело до тла,
И согреть наши души готовы,
Разорённых церквей купола.


Деду.Пелевину Дмитрию Алексеевичу.

Ты сражен был в первом бою,
И упал на землю лицом,
За детей и веру свою,
Начинён фашистским свинцом.

А бойцы хрипели:-Ура!
И валились снопами вниз,
И крестьяне и бухгалтера,
Все без шанса и жизненых виз.

Наши жёны от вечной беды,
Надорвали в отчаянье рот,
Расцвели густые сады,
Над телами выбитых рот.

И теперь здесь груши с кулак,
А от яблок ветви к земле,
И не помнит жутких атак,
Отдыхающий шмель на стволе.


Рядовой.

Солдат на войне не считают,
Нет времени,есть по важнее дела,
И души их вверх улетают,
И прячет земля в глубине их тела.

Поля прорастают травою,
По ниткам окопов весною ручьи,
Готовясь к последнему бою,
Родные погосты ты вспомнил свои.

Как траву у речки косили,
И скромные ласки любимой жены,
Иван ты,а может Василий,
В клещах твоё имя у страшной войны.

Солдат на войне не считают,
Землёй,как шинелью укрыт рядовой,
И души их вверх улетают,
Поля прорастают высокой травой.

Монгольские скулы.

Могольские скулы,да рана,
На сердце суровом моём,
В тебе течёт кровь Чингис хана,
И тело пылает огнём.

Ты дочь раскалённого ветра,
Наездница вольных степей,
Здесь видится даль киллометра,
Да гривы спешащих коней.

Прости,но я тоже из вольных,
Меня ждёт морская волна,
И нам расставаться так больно!
Но разве в том наша вина?

Весенее.

Нет цвета в любви моей,
Какие-то серые будни,
Весна через несколько дней,
Но улицы не многолюдны.

В ложбинах блестит вода,
И небо высокое ближе,
Согревшихся птиц суета,
Коты удивительно рыжи.

Нет цвета,а значит тепло,
Не вторглось в иссохшие вены,
Но солнце планету зажгло,
Обрушатся снежные стены!

Средь листвы винограда.

Вот распускается лето,
С семячком пух на воде,
Ваза с остатком букета,
Лампа на ржавом гвозде.

Радости скромного сада,
Нет городской суеты,
И средь листвы винограда
Мне улыбаешся ты.

Одноклассники.

Девчонка одноклассница,
Где три десятка лет?
Да и какая разница,
Тех лет сегодня нет!

Кто к югу,кто на севере,
Нашёл себе приют,
Из интернета,с сервера,
Приветы выдают.

А,я тебе чернилами
Строчил:-Идём в кино,
И май собравшись с силами,
Гнал бабочек в окно.

Какие были праздники!
Какой был яблонь цвет!
Привет вам одноклассники,
Что нам десятки лет!


Юная рисовальщица.

Кто-то любит пейзаж и офорт,
Преломление свето-теней,
Ну,а ей по душе натюрморт
Из обычных вещей.

Это может быть ваза с цветком,
Среднерусской природы дары,
Ей здесь каждый листочек знаком,
"И рисунок коры".

Утром,в комнату к нам,весь в пыльце,
Залетел перепуганный шмель,
У художницы шок на лице,
-Папа он оживил акварель!

На Пасху.

На Пасху бьют в колокола,
"Коровка божья"на ладони,
Слеза из белого ствола,
Через соломинку,в бидоне.

И мы вдвоём,к руке рука,
С изюмом пасху уплетаем,
Яйцо,цветная скорлупа,
О чём-то суетном мечтаем.

Как хорошо дышать весной!
Спешить за бабочкой лимонной,
Как хорошо,что ты со мной,
В весёлой шляпке ретромодной.

Луна.

Луна и в доме тишина,
Когда же снег коснётся век,
И не моя во всём вина,
Я человек.

Звезда осветит города,
Кленовый лист сорвётся вниз,
И доберутся холода
До брёвен изб.

Смотри,как холодно внутри!
Вагон,заплёванный перон,
Лицо из памяти сотри,
И этот сон.

Луна и дышит глубина,
Как лёгок бег небесных рек!
И не моя во всём вина,
Я человек.

Русский Север.

Соцветья клевера
Узоры севера,
Ребята смелые
И ночи белые.

Жить не торопятся,
Но избы топятся,
Сараи с дранками,
Чаёк с баранками.

На ветках чижики,
Под ёлкой рыжики,
Не трудно рыбарю
Наесться рыбами.

На всё заморское
Стать беломорская,
И небо синее,
Вот здесь россияне.


Осеннее.

Когда осеннего дождя
По крышам звуки,
Листва касается плаща
И мёрзнут руки.

Природа новые цвета
Мне дарит щедро,
В полях соломья простота,
Порывы ветра.

Под ёлкой крепкий боровик,
А там маслята,
И дуб раскидистый велик,
Трава примята.

Лист падает.

Целовались мы на скамейке,
Гроздь рябины,яблоки,клён,
Твой браслет серебряной змейкой,
Завитком чугунный балкон.

От кого скрываемся Саша,
Может быть,когда-то потом,
Полетит история наша,
Снимком жёлтым в пыльный альбом.

Тот цветок Эдемского рая,
Для меня твой любящий взгляд,
Тянет к югу белая стая,
А вокруг,вокруг листопад.

Осеннее.

Лист багряный птицей на крыло,
И порывы ветра рвут пальто,
Где теперь весёлое тепло?-
Рыжий клоун цирка шапито.

Каждый зверь готовится к зиме,
Подбирает тёплую нору,
И дрожжит рябина на холме,
И прозрачный иней по утру.

И река, вне власти,без оков,
В отраженьях-синева небес,
И моя озябшая любовь-
Одинокой птицей в дальний лес.

Столько лет снег.

И летит столько лет снег,
Седина-с облаков пух,
Чем себе говорить:-Нет!,
Лучше я в этот снег бух!

Желтоглазой звезды страз,
Прошлой жизни моей миг,
Как хотелось ещё раз,
Мне увидеть другой мир.

Где горячий отца взгляд,
Где струится его смех,
Но в билете затёрт ряд,
На экране валит снег.

И летит столько лет снег,
Он к утратам моим глух,
Оголён для стиха нерв,
И настроен на ритм слух.

Весенний рыжий кот.

Ветерок целует ветки,
Над гнездовьем вороньё,
Проживает у соседки
Кот-домашнее зверьё.

Не найти хитрее рожи,
Вновь вернулся на заре,
Оттого и мастью схожи
Все котята во дворе.

























                              


Рецензии
Конечно, я за стихотворение о героях 1812 года. Здорово, ярко, бодро. Катерина

Екатерина Адасова   08.09.2014 12:07     Заявить о нарушении
"Зело бодро"- порадовали Катерина, спасибо Вам.

Александр Вениаминович Пелевин   08.09.2014 23:43   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.