Детдомка

Первый  раз я увидела Антона второго сентября, когда вошла в новый класс. Он выделялся среди своих одноклассников: был просто одет и сидел один на задней парте. Познакомившись с ребятами, начала объяснять то, чем мы будем весь год заниматься на уроке иностранного языка. Я заметила, как у Антона засверкали интересом глаза, как он внимательно слушал, даже в какой-то момент показалось, что он не дышит. Некоторые ученики вздохнули, другие задумались на пару минут, а он лишь смотрел мне в глаза и слушал. Перед звонком ребята получили своё первое домашнее задание, а на перемене начали расходиться. Один из мальчиков подошёл к Антону и громко крикнул:
- Ну, что, детдомка, идёшь?
Я оторвала свой взгляд от журнала, посмотрела на Антона. Ему явно не нравилось такое обращение к нему. Он опустил глаза и быстро, взяв портфель, зашагал к двери.
Тогда я подумала: “Неужели этот мальчик из детдома? Как-то странно! Хотя он и был просто одет, но зато аккуратно, и никак не был похож на детдомовца.  Когда я заносила журнал в учительскую, встретила классного руководителя 8 “А” класса Веркеева Павла Викторовича,  не удержалась и спросила про Антона. Он лишь утвердительно кивнул головой и сказал:
- Да, Антон Чехлов из детдома. Когда ему было пять лет, родителей лишили родительских прав из-за пьянства и аморального образа жизни. Обычная история. Но ученик он старательный и хороший! Правда, ему трудно выживать в “звёздном”  классе.
Долго разговаривать на эту тему с Павлом Викторовичем не было времени. Прозвенел ещё один звонок, и нужно было идти на урок. После занятий я сидела в своём классе и думала, почему же дети должны расплачиваться за поступки своих родителей. Для себя  решила понаблюдать за Антоном.
На последующих моих уроках этот мальчик продолжал сидеть один. Он старательно готовился, выполнял все задания, ко всему проявлял интерес. В конце урока он подходил к моему столу и говорил: “Спасибо за урок!”  Ни один ученик за время моей работы не благодарил вот так просто и откровенно за мои усилия донести до них знания, которые пригодятся им в жизни. На перемене, когда дети заходили шумно в класс, я замечала, что Антон всегда придерживался больше девочек. Они его жалели и никогда не обижали. Но очень часто приходилось пресекать глупые реплики Васи и Коли, которые были из богатых семей. Меня раздражала кличка, которой они “наградили” Антона – “ДЕТДОМКА”. Первым моим шагом хоть как-то придать уверенность Антону было то, что я попросила Катю Шурмелёву посидеть с ним. Бойкая Катя согласилась и уже перед следующим уроком, поставив свой рюкзак на стул рядом с Антоном, сказала:
- Хочу сидеть с тобой! Ты не против?
- Нет! – робко ответил Антон.
Мальчики искоса посмотрели  на Антона и Катю. Но бойкость Кати спасала эту нестабильную ситуацию.  Я заметила радость Антона от того, что с ним сидела Катя. На его лице была улыбка. Они помогали друг другу с заданиями на уроке.  И я спокойно вздохнула.
Через месяц мы готовили мероприятие “Музыкальный тур по Европе” и приходилось репетировать после уроков. Я заметила, что, если было у ребят пять уроков, то Антон приходил на репетицию, а если шесть и какой-нибудь ещё факультатив, то его не было. На ответственного Антона это было не похоже. На мои вопросы о данной ситуации, он ничего не отвечал, лишь опускал голову и молчал. Потом я спросила у Кати, и она мне шёпотом ответила:
- Наталья Николаевна, дело в еде. У Антона же нет денег, чтобы оплатить школьные обеды, а в интернате обед в 14.15. Если Антон не успевает прийти, ему обед не оставляют. У них с этим строго.
Я просто оцепенела. Получалось, что я со своими репетициями толкала ребёнка к голоду. И ещё больше меня потрясли сложившиеся правила интерната. Ведь, если у них было шесть уроков, то Антону нужно было в любую погоду за 15 минут успеть не дойти, а добежать до интерната, который находился в километрах двух от школы. Я понимала как важно для детей питание, ведь это влияет на их умственную работоспособность и здоровье. Если ребёнок голоден, о какой хорошей учёбе может идти речь! Выход был один – оплатить школьные обеды.  Я подошла тайком к Павлу Викторовичу и внесла необходимую сумму, которая была небольшой, так как половину стоимости школьных обедов оплачивал райисполком. Мы договорились с  классным руководителем не рассказывать никому о моём поступке. Это была наша тайна. Павел Викторович пообещал сам поговорить с Антоном про обеды.
После четвёртого урока школьники обедали в столовой. И каждый учитель спускался с классом, который был у него на четвёртом уроке, на первый этаж в столовую. Я до сих пор помню, что у меня был пятый класс, и я, как обычно, повела их на обед. За соседними столиками сидели ученики из 8 “А” класса, а вместе с ними и Антон. Я украдкой наблюдала за ними. Видела, как Вася и Коля отодвинули небрежно тарелку с супом, как поковырялись вилкой в гречневой каше с котлетой и, попив немного чая, встали. Вася сказал:
- Фу, какая гадость! Как вы это только можете есть!
Никто из  8 “А” класса не съел суп, один только Антон. Он с аппетитом уплетал и гречневую кашу с котлетой, выпил весь чай с батоном, а потом ещё взял и кусочек чёрного хлеба. Сытый и довольный Антон встал из-за стола и понёс свои тарелки  к окошку, сказав поварам спасибо.  Я чувствовала, как накатывались слёзы. Этот мальчик был не виноват в своей судьбе. Ему нужно было как-то выживать в сложившейся ситуации.
Так прошла первая четверть, ученики отправились на каникулы. На улице похолодало, а вскоре начало и подмораживать землю по утрам. На мой первый урок во второй четверти Антон немного опоздал. Он постучался в дверь, зашёл в класс и что-то начал мне объяснять. Я ничего не слышала, я просто смотрела на него: на осенние туфли на ногах, чуть коротковатые брюки, потёртую курточку, на отсутствие шапки и перчаток.  Его уши, лицо и руки были красными от холода. Антон всё время хлюпал носом. Это была ужасная картина. Я сказала, что он может сесть. Долго для меня тянулся этот урок и день. Я осознавала, что необходимые Антону вещи  я не смогу купить на свою небольшую учительскую зарплату, и нужно было искать выход. Вечером мы созвонились с мамой. Моя просьба была такой:
-Мам, может у нас остались какие-нибудь тёплые вещи Вити (моего брата, который в то время заканчивал одиннадцатый класс)? Тут одному мальчику нечего носить! А такой холод на улице!
Мама, доброй души человек, отыскала кое-что для Антона, потом ещё позвонила своей сестре и двоюродному брату. Так мы и помогли согреть мальчишку. Антон был благодарен за подаренные вещи, но чувствовал себя неловко.
Я ему лишь сказала:
- Всё равно их носить уже некому, а тебе они впору! Главное, что теперь не замёрзнешь.
На зимних каникулах Антон приходил ко мне готовиться к олимпиаде по немецкому языку, которая была запланирована на начало марта. Я ему подарила две интересные книги и подписала: “Самому трудолюбивому и благодарному ученику Антону Чехлову от Натальи Николаевны.”  Наши старания принесли результаты – второе место среди учеников восьмых классов. Для всех победителей районных олимпиад  РОНО организовала бесплатную поездку в цирк. Антон потом с радостью рассказывал другим ребятам, что он там видел. На душе стало как-то легче, ведь у Антона оставались в памяти счастливые моменты его жизни, которые хотя бы на некоторое время давали забыть то горе, которое он испытал в детстве.
В мае после урока Антон задержался в классе, подошёл ко мне и сказал:
- Наталья Николаевна, я этим летом собираюсь поступать в кадетскую школу! Может, мы с Вами уже и не увидимся! Хочу Вам сказать спасибо за Вашу помощь и доброту!
Потом он протянул мне домовёнка, сделанного своими руками. Я так была тронута, что расплакалась, обняла Антона и сказала:
- Я уверена, твоя жизнь сложится хорошо! Избегай шумных компаний, не пробуй курить и пить спиртное! Всё в твоих руках!
Я видела, как кристально чистая детская слеза покатилась по щеке. Антон попрощался и ушёл.
Пришёл отпуск, а я всё думала, поступил ли Антон. Однажды вечером позвонила Павлу Викторовичу. Он меня обрадовал, что Антон успешно сдал экзамены, прошёл по конкурсу и теперь будет учиться в столице! Я была счастлива.
Прошло с того момента лет десять. Однажды в учительскую вошёл молодой лейтенант с огромным букетом хризантем. Мы едва узнали в нём Антона Чехлова. Он каждому учителю подарил веточку белоснежной хризантемы. Антон рассказал нам про свою жизнь. Он закончил военную академию, получил квартиру, женился, у него очень хорошие перспективы на работе, много похвальных грамот. Мы только все ахали и охали.
Это был тот редкий случай, когда человек сам построил свою счастливую судьбу на непрочном фундаменте нелёгкой жизни!!!


Рецензии
для всех пример !

Лом Совершенен   03.01.2018 09:04     Заявить о нарушении
На это произведение написано 116 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.