М. Кравченко - Босоногие Ангелы или как взлететь н

Дорогие друзья! на странице моего друга Михаила Вячеславовича Кравченко сейчас публикуются главы его книги, которые, увы, выйдут теперь уже после его трагической гибели. Миши не стало 20 мая. Но я уверена, все что он писал, делал и говорил, максимально важно для каждого из нас. Я призываю всех, у кого популярные и читаемые страницы, или тех, кому просто близко мировоззрение Михаила, опубликовать его "Босоногих Ангелов". Пока их пятнадцать глав. Все они здесь. По мере редактирования материала и появления на его страничке новых глав, я буду добавлять их и здесь. ВСЕМ СПАСИБО ЗА ВНИМАНИЕ И ПОНИМАНИЕ!
                      Инна Метельская, публикатор


***************

   Дорогие друзья!
Прежде, чем отправиться в увлекательный (надеюсь) круиз по страницам этой книги, по миру, по городам, портам и континентам, я хотел бы провести небольшой брифинг. Пока мы еще на берегу…
Успех любой экспедиции зависит от сплоченности команды, от умения говорить на одном языке и слушать, слышать друг друга. Искренне надеюсь, что буду услышан вами, и обрету к концу нашего совместного путешествия надежных и мудрых единомышленников.
Итак. К делу…
Как часто  нам приходится слышать расхожую фразу о том, что наши знакомые, друзья и коллеги чем-то самозабвенно увлечены, что для большинства из них путешествия, новые впечатления и познание загадок нашей планеты - настоящее хобби? Что им любопытна жизнь, интересен мир во всех его проявлениях? Уверен, -  часто. Наверняка, в вашем окружении не раз вспыхивали жаркие споры о том, где лучше работать, учиться, куда интереснее поехать, что посмотреть, да и вообще, к чему «эдакому» приложить в жизни руки. Аргументами в споре были и прочитанные книги, и статьи в интернете, и телевизионные программы, и опыт известных и популярных личностей, а то и кого-то из знакомых… Слова, слова, постоянные и всё новые…
Но как часто эти рассуждения воплощаются в реальные поступки? Думаю, что только каждый десятый, если не каждый сотый из тех энтузиа-стов, кто стремится вкусить жизнь во всех её проявлениях, со всеми опасностями, приключениями, уроками и свершениями реализует своё желание на практике. Воздвигая самые разнообразные барьеры, мы всегда находим тысячи причин, чтобы не двигаться вперед, чтобы не вылезать из тёплого болотца, в котором хорошо и уютно, а, главное, безопасно и заведомо стабильно… У кого-то нет времени, у кого-то денег, кому-то мешает маленький ребенок, или сварливая жена, или безработный муж, или дурак-начальник, или завал на работе, или отсутствие этой самой работы… Мы ограждаем свой мирок таким прочным бетонным барьером, выпрыгнуть за который с каждым годом всё труднее. И всё же - стремимся к счастью. Уж очень хочется прожить полноценную и интересную жизнь НЕ ЗРЯ!... Хочется свершений и полёта. В том числе, полёта над Собой!
В этом и заключается главный парадокс постулата о борьбе противоположностей, умудряющихся существовать в зацементированном единстве.
Когда-то и мне казалось, что причин «НЕ сделать» в миллионы раз больше, чем поступить так, как ДЕЙСТВИТЕЛЬНО хотелось бы поступить, как просила душа. Всему помог случай. Увы, не счастливый…
К сожалению, чтобы стать Собой, взлететь над Собой мне сначала пришлось испытать все грани того, что называют горем….
После достаточно серьезной трагедии, которая унесла жизни моих самых близких людей, я долго не мог прийти в себя. Я неделями не уходил с кладбища, от свежих могил. Живя исключительно прошлым, я часами разговаривал сам с собой и с душами тех, кого любил… В то время вокруг моих желаний и устремлений был воздвигнут не просто бетонный забор отчаянья и депрессии, а настоящий саркофаг. В какой-то момент стало казаться, что я словно разделился на две неравные части, одна из которых зачем-то продолжает находиться в Москве (без целей, без желаний, без движения), а другая – сильная и свободная - живет и дышит вне времени и пространства, рядом с теми, кто уже где-то в иных мирах… Я чётко увидел двух человек – сгорбленного и почти пропащего, и другого – большого, свободного, парящего в сизой осенней дымке… Страха не было. Я (какой из двух – не знаю) понимал, что жизнь продолжается. Что та часть, которая сейчас парит над землёй – это тоже я. Точнее, только эта половина и может быть мной. И почему-то эта вторая – огромная и мудрая моя часть - относится ко мне, печально сидящему на лавочке, примерно так, как добрый и любящий хозяин относится к своему щенку. Он кормит его, играет с ним, делает ему прививки, чистит уши и заставляет выполнять команды… Однако, пройдет время, щенок сначала вырастет, потом состарится, потом умрет, а Хозяин, искренне погоревав, заведет себе нового четвероногого друга… Понимаете? Догадываюсь, что принять это сложно. Однако, испытав хотя бы раз в жизни подобное, отчетливо видишь, что возврата к тебе прежнему, больше не будет.
До меня в какой-то момент дошло, что я – это Я, Хозяин, а мое тело, мой привычный образ, который я каждый день вижу в зеркале, кормлю, брею, лечу и тренирую в спортзале – всего лишь ТА САМАЯ любимая собака, которая никак не может управлять моими поступками и распоряжаться моей жизнью… Когда-нибудь, я ее навсегда похороню…, ведь, объективно, – не я умру первым, а она…
Я почувствовал такую вибрацию, которую сложно объяснить словами. Я, сидящий на кладбищенской лавочке (моя любимая собака) не был каким-то выдающимся или породистым, но Я (настоящий Я) знал эту дворнягу много лет и очень любил. Я помнил ее с тех пор, как она была щенком, бегавшим за пчелой, за своим смешным хвостом,  постигая мир, шкодничая и безобразничая… Я знал все ее привычки и повадки. Мы привыкли сидеть вместе у камина, я помнил события ее жизни – помнил, откуда у нее каждый шрам. Мы привязались друг к другу так, что казались одним целым.
Но когда-нибудь моя собака отживет свое собачье время. Я похороню ее, и всегда буду благодарен за то, что была со мной, что преданно и верно мне служила… Потом у меня будет следующая собака,  и уже другое знание, понимание жизни и мира. Я буду воспитывать новую собаку уже иначе, совсем не как ту, что была первой и любимой… Ничего и никого не забыв, я пойду вперед семимильными шагами, выстраивая свои отношения с миром и со своей новой собакой уже на основе нового опыта.
Появилось особое внутреннее ощущение, что тело – это просто то, с помощью чего мы живем. И конечно же, не разумно и не простительно подчинять себя, свою жизнь и свои устремления только тому, чего хочет твоя физическая оболочка, ипостась… А раз ограничения нам диктуют именно они – наши тела (преданные собаки) в тандеме со своим замечательным приятелем Мозгом (самым коварным и мудрым Змеем-искусителем на свете), то почему Я ДОЛЖЕН поступать так, как хочется им, а не мне?
После этого чудесного открытия (или прозрения?) мои внутренние табу были моментально разрушены. Я стал жить так, как мне хотелось, а не так, как диктовали обстоятельства, и нашептывала сладкая парочка (Мозга и Тела). Признаюсь честно, путь к достижению собственной Свободы и Счастья давался мне очень трудно. Стоило зазеваться, растеряться, как разрушенные стены догм и запретов мгновенно вырастали вокруг меня, закрывая солнце, загораживая горизонт. И приходилось многое начинать сначала.
Безусловно, верными помощниками в обретении Себя стали мои (наши с друзьями) экспедиции и поездки. Мы окунались в миры, где люди живут совсем не так как мы, где черное – это белое, а кислое – это сладкое, где смерть – это праздник, а рождение – горе. Сталкиваясь с парадоксами, заглядывая в незнакомые лица и вслушиваясь в чужие души, я сам приобретал определенный опыт. Им-то я и хочу поделиться с вами на страницах этой книги!
В добрый путь! Семь футов нам под килем!


Глава первая.
«— А что вы сделаете, — сказал Мессия толпе, — если Господь                                      обратится прямо к вам и скажет: Я приказываю тебе быть счастливым в этом мире до конца твоей жизни. Что вы тогда сделаете?
И толпа стояла в молчании, ни единого голоса, ни единого звука не было слыш-но на склонах горы и во всей долине, где они стояли».
(Ричард Бах. Иллюзии)

Вы  даже представить себе не можете, как жалко, что Бог не наделил нас умением понимать все языки мира одновременно. Потому что в этом случае, было бы значительно проще в мгновение постигать то, на что в иных ситуациях уходят недели, месяцы и годы…
Правда, даже говоря на одном языке, мы зачастую умудряемся не слышать друг друга… Впрочем, это отдельный разговор, а пока –  моя первая притча о том, как несправедлив был Всевышний, устроив нам Вавилонское столпотворение…
«Как же несправедливо мироустройство, - постоянно думал я все те дни, когда мы с друзьями продвигались во влажной вате цепких  джунглей Новой Гвинеи по направлению к затерянному миру «людей на деревьях». - Сыро, мокро, трудно, да и поговорить не с кем». Мы едва переводили дыхание, с трудом ориентируясь в круговерти ветвей, коряг и болотистых топей. Хотелось, как в детстве, задать кому-нибудь самый простой вопрос (вроде: далеко ли еще?) и получить такой же простой ответ. Но и для этой маленькой роскоши (человеческого общения) нужны были силы, а их по-чти не осталось…
С нашим проводником, Исайей, еще худо-бедно выходило общаться на английском, нарушая обет молчания, который, собственно, никто не давал, а вот наши портеры (носильщики) и два мальчишки-добровольца – Эскель и Дуэль, могли лишь улыбаться, хмуриться, или кивать голова-ми… Проклятый языковой барьер! Впрочем, скоро выяснилось, что малыши всё-таки знают три, от силы четыре слова на английском, поскольку оба учились в миссионерской деревенской школе. Вот с этих первых простеньких «окей, сэр», «ноу, сэр», «йес, сэр» и началась наша необычная дружба.
Всматриваясь в детские лица с жадностью первооткрывателя, я пытался вспомнить себя в их возрасте и представить, как бы реагировал сам, случись со мной, в далеком босоногом детстве, подобная история… Скажем, доведись мне сопровождать в походе по херсонским степям парочку залётных инопланетян… Ведь для этих местных мальчишек, которые за свои семь-восемь лет жизни не видели никого, кроме родственников и соплеменников, появление четверых высоких белых мужчин в странной одежде и обуви (!!!) должно было стать целым событием. Мальчики всю дорогу к деревне старались держаться поближе к нам, то и дело прикасаясь к рюкзакам, фотокамерам, кружкам, ботинкам…  Последние их интересовали особо. Так как никогда ранее, даже в родной деревне, они не видели, чтобы на ноги люди одевали что-то кроме куска резины с тесёмкой (местного варианта вьетнамок). Небольшого росточка, худощавые, ловкие и цепкие, как лианы, на которых они раскачивались словно на качелях, малыши посверкивали лукавыми глазищами, и очень хотели быть всем нам, взрослым, по-настоящему полезными.
Забегая вперед, скажу, что через месяц нашего знакомства, благодаря помощи Исайи, а потом уже и своими силами, мы с ребятами всё-таки подружились. Мальчишки, как губка, впитывали наши русские слова, мы с трудом, но запоминали слова и даже отдельные фразы на местном наречии. А там, где не хватало слов, приходили на выручку жесты, взгляды, даже рисунки, которые мы рисовали в тетрадях, а мальчики палочкой на земле.
Долгие (часами) разговоры с детьми оказались для меня настоящим откровением, какой-то первозданной истиной, которую я давным-давно знал, а потом, в суете будней, забыл.
- Дядя Миша, а у тебя есть мама?
- Есть, Эскель.
- А когда она тебя бросила?
Вот так вопрос… С чего бы? Мама Эскеля, насколько я знаю, жива и здорова. Она провожала нас в джунгли, ласково и заботливо напутствуя мальчишку, который решил сопровождать своего дядю (нашего местного портера) в трудном походе.
- С чего ты взял, что мама должна была меня бросить?
- Ну, как же… Мамы всегда бросают детей. Я однажды упал, и сильно ударился. Мне было очень больно, я поранил ногу, у меня шла кровь, я плакал. А мама нет. Она даже не вышла из дома. Значит, моя боль – это не её боль. Значит, я – это не она…. У меня есть сестра, она только-только родилась. Когда сестра плачет, мама сразу просыпается, и гладит ее, кормит, берет на руки. А я плакал-плакал, но всё без толку…
- И какой ты сделал вывод?
- Плохой. Я понял, что я должен жить отдельно от мамы.
- Тебе было грустно?
- Очень…
Эскель насупился и отвернулся. Как все дети он очень болезненно воспринял первое «взрослое» знание – понимание своей обособленности от мира. В каком-то возрасте каждый из нас начинает потихоньку постигать себя, точнее, свое тело и учится управлять им. Это доставляет радость. Но осознание того, что ты, в принципе, отдельная ото всех единица, сам себе самодержец, что ты, как ни крути, одинок в полном смысле этого слова, приходит позже и дается значительно больнее. Уверен, каждый это пережил. Но заботливая память услужливо и подчистую стерла этот грустный миг из своих архивов, чтобы не доставлять нам лишних переживаний. Тем не менее, вытащить то наше дет-ское горе из «заблокированных файлов» и вспомнить придётся. Хотя бы затем, чтобы свободней идти дальше, поняв, а, не проигнорировав, наши детские сложные чувства.
Задуматься обо всем этом меня заставил юный папуасский приятель…
Когда мама маленького Эскеля кормила его грудью, малышу оставалось просто открывать рот. Всё просто: ребенок хочет есть, кричит, ему дают грудь (или бутылочку, если говорить об иных цивилизациях), и он сыт и доволен. Но представьте ситуацию, когда рядом с младенцем никого нет, а есть ему очень хочется… Он может сколько угодно кричать, плакать, он даже будет видеть бутылку с молоком, у него будут свободны руки и открыт рот, но он скорее умрет от голода, чем сумеет взять бутылку и накормить себя сам. В первые недели жизни мозг ребенка еще не умеет командовать его телом. Они сосуществуют в одном целом человеке, но словно отдельно друг от друга.
Проходит месяц, другой и маленький человечек накапливает опыт. Он уже легко отдает приказание руке, и та тянется к пустышке, к погремушке или удерживает бутылочку с молоком. Мама, кстати, в это время ребенком воспринимается так же, как своя собственная рука или нога. С тем только отличием, что руку можно поднять в любой момент, а маму позвать исключительно дополнительными средствами. Например, плачем. Затем проходит еще несколько лет (как правило, четыре-пять, не больше) и ребенок вдруг,  в один далеко не прекрасный для него день, по-нимает, что мама перестала ему подчиняться. Он приказывает ей поиграть с ним, подойти, обнять, а она делает нечто иное: смотрит телевизор, кормит ужином папу, стирает, гладит, или (вот ужас!) как у Эскеля занимается каким-то другим ребенком.
Вспомните, каждый из нас, хотя бы раз в жизни хотел умереть от отчаяния, от предательства самых любимых людей, от их нелюбви. Мы даже фантазировали себе свои похороны и видели, как горько будут рыдать родители над нашей могилой, а мы будем лежать красивыми и спокойными. Наказав маму и папу как следует, мы, конечно же, оживём. И тогда всё будет в жизни просто прекрасно. Однако время шло, мы, к счастью, не умирали, но привыкали жить в осознанной отстраненности от других. Компенсацией этой детской потери становилось иное сокровенное знание – умение всецело повелевать своим телом! Мы заставляли ноги бежать, и они бежали, руки крутили скакалку, пальцы послушно лепили фигурки из пластилина, голосовые связки учились пищать и рычать. В нас просыпалось Самосознание. И этот трон надолго, если не навсегда, без особых на то причин занял наш мозг.
- Дядя Миша, значит, это я заставляю руку кинуть копьё?
- Это твоя голова, твой мозг, Эскель, дает приказание руке.
- И это я приказываю ногам залезть на самую высокую пальму?
- Конечно. Это опять командует твоя голова.
- Дядя Миша, а кто тогда командует моей головой? Тоже я?
Оп-па! Этот маленький мальчик, дикарь, живущий в тысячах миль от нашего мира и в сотне веков от современной цивилизации со всеми ее фи-лософскими школами, в мгновение ока сформулировал вопрос, к которому я сам пришел только очень зрелым человеком. Если мозг – это часть меня, часть моего организма, то кто управляет им? И управляет ли?
К сожалению, большинству людей так и не удается постичь, что человек – это сложнейшая система, выстроенная вроде большой пирамиды, только поставленной на остриё, основанием вверх. Да-да! Именно так – вопреки всем законам физики, на самую малую точку опоры…
Самая понятная и примитивная часть пирамиды – это наше тело. Оно всегда занимает подчиненную позицию и взбунтоваться может только в том случае, если нарушены физические потоки взаимодействия с центральной нервной системой, с мозгом. Пример тому – ампутация конечности, или паралич… Хотя, многие доктора утверждают, что даже при потере ноги или руки человек продолжает ощущать фантомные боли, пытается поднять или опустить то, чего у него уже нет… Нам только кажется, что тело – это и есть мы. Ещё бы! Мы видим его отражение в зеркале, мы страдаем, если случаются внезапные поломки или сбои в работе нашей физической оболочки. «Я здоров», или «я  болен» - это всё о нём, о нашем драгоценном теле…
Зачастую многие люди отождествляют себя со своим телом и, говоря о любви к себе, любят исключительно его. Особенно очевидно такое отождествление у женщин. Они говорят «я – красивая», имея в виду только разрез глаз, овал лица, форму губ, или длину ног. И лишь при особых обстоятельствах и под чужим воздействием отношение к самому себе может измениться радикально. И вот уже красавица, видя в зеркале те же губы и глаза, вдруг принимается плакать, повторяя: «Я – уродина!». Кто ей внушил подобную чушь? Отчего произошла такая метаморфоза?
А это уже шутки второй ступени человеческой иерархии – происки нашего Мозга…
Я пишу это слово с большой буквы, с определенной долей почтения, потому что до известного предела, наше взаимодействие с миром контро-лируется и производится посредством этого замечательного устройства – мозга. Или, как принято говорить, разума, самосознания и т.д. и т.п. Имен-но мозг приучает нас воспринимать себя Личностью, противопоставлять свое «я» миру, отстаивать позицию, отстранённо (уже без зеркала) осматривая и изучая себя. Теперь на смену определению «я красивый», или «я сильный», приходят иные формулировки. «Я умный». «Я так устроен». «Такой уж у меня характер». Мозг вообще скромностью не отличается. Словно главнокомандующий, он единолично принимает на себя руководство нашей жизнью, совсем не сомневаясь в том, что выражения «мне больно», или « у меня прилив вдохновения» - точно не в его компетенции… Да, безусловно, мозг может довольно четко объяснить, что такое слово «вдохновение», даже искусно его симулировать, но стоит расслабиться и отвлечься, как сконструированное мозгом вдохновение растает без следа, хотя будь оно подлинным – никуда бы не делось…
И вот тут, отчетливо осознавая, что он далеко не самый главный в человеке, мозг включает всю свою змеиную хитрость, все возможные и не-возможные ресурсы, чтобы мы никогда, ни на секунду даже не задумались о том, что в сложной системе нашего «Я» существует еще НЕЧТО… И, собственно говоря, лишь это НЕЧТО и может, по сути, отождествлять себя с нами.
Это огромная, довлеющая над телом и мозгом верхняя часть пирамиды. Благодаря ей вся эта огромная махина, эта глыба, этот человек, касающийся мира лишь одной маленькой точкой опоры, своими двумя ступнями,  незаметный и несущественный для вселенной в целом, умудряется балансировать, завоёвывать пространство, которое значительно больше (в разы) его самого. Этот возвышающийся над каждым из нас свод, купол, чаще всего так и остается невостребованным, непонятым, непринятым… Мозг – постоянная  заботливая прокладка между Телом и Душой, Духом, нашим собственным Я, всячески препятствует такому опасному для него знакомству. Лукавя и хитря, мозг (в исключительных случаях) даже соглашается с тем, что выше него кто-то есть. «Ну, как же, - говорит он, - читали мы умные книги, в церковь ходили, потому знаем и понимаем, что у человека есть душа, что она бессмертна… Но толку-то? Вот я могу человека устроить на работу, познакомить с красивой женщиной, накормить в лучшем ресторане… Я могу натренировать подчиненное мне тело так, что бицепсы станут как у Шварценеггера, а талия – как у Гурченко… А эти ваши высшие сферы… Что могут они? Конечно, они есть, есть…, успокойтесь. Когда-нибудь, на досуге, я обязательно расскажу вам о них… Вы же верите в деда Мороза? Вы же хотите сказок на ночь?»
И мы смиряемся. Понимаете? Некую высшую, иную мерность, чем наш ум, разум, мозг (называйте, как хотите) мы даже не пытаемся постичь. А, не постигнув ее, как добиться гармонии, счастья? Как научиться летать, в конце концов? Ну-ка попробуйте взмыть над землей без крыльев, без самолета, по велению Мозга… Ах, как он бедный тужится. Как заставляет вас закрыть глаза и представить себя птицей. Представить себя Птицей – вот и всё, что он может…
Трудный вопрос ты задал мне, маленький Эскель.
Даже хорошо зная русский язык, умея выразить на нем почти все, что хочу, я, тем не менее, с трудом подбираю слова. Как же перевести это на птичий язык твоего крошечного племени? А, может быть, и не стоит вовсе? Может быть, это твой народ и ты сам поможете мне получить нужные ответы…
Наступает ночь. Ты поспи пока, юный папуасский воин. А мы с читателями, с твоего позволения, перенесемся на некоторое время совсем в другую страну и совсем в иную мерность.
Но я не прощаюсь с тобой, мой мальчик. Мы обязательно увидимся. Если не в жизни, то на этих страницах точно…


Глава вторая.

«Предположим, что Ученик одержал несколько побед, поэтому он             гордится собой, и говорит: "Как я силен! Я победил!". В этот-то момент он и находится в опасности, поскольку именно теперь ему приготовлена такая хитрая ловушка, что он попадётся, в этом нет сомнения, потому что в нем нет СМИРЕНИЯ. Он горд, он рассчитывает на самого себя и самообольщается незначи-тельными результатами, которых достиг».
(Омраам - Михаэль Айванхов)


Случилось мне как-то раз проехать из конца в конец всю Австралию. От Дарвина (северного окончания континента) до Сиднея (это почти самый юг). Скучная и однообразная дорога (с редкими всплесками ярких пятен остановок в природных парках или придорожных мотелях) требовала определенного напряжения воли: уснуть за рулем и свалиться в кювет - было проще простого. От нечего делать, и чтобы как-то привлечь к разговору спутников, я начал излагать им мою теорию о несоразмерности тела, мозга и собственного Я.
Говорил, и хитро посматривал на сидящего слева от меня отца (движение в Австралии традиционно левостороннее). Обычно отец мгновенно включался в жаркий спор, уличал меня в метафизичности взглядов, в противоестественности противопоставления «себя – Себе», традиционно  апеллируя к избитой истине о том, что «самые глупые вещи говорятся всегда с самым умным выражением лица». Но в этот раз он подозрительно долго молчал, кряхтел, вертелся в кресле и сердито жевал орешки кешью, большим любителем которых всегда являлся.
- Пап, ты чего? – не выдержал я.
- Да так… Задумался…
- А почему не возражаешь? – я отвлекся от дороги и внимательно посмотрел на отца.
Тот не выдержал взгляда, отвернулся и заговорил, продолжая неотрывно смотреть в сторону:
- В общем, сын, недавно, когда мы летели в Дарвин, я вдруг понял о каких двух «Я» в одном человеке ты так долго рассказывал. Помнишь, в самолете, когда мы только- только набрали высоту, стюардессы стали разносить презенты от авиакомпании? Тапочки какие-то, беруши, очки для сна, надувные подушки… Хрень, одним словом. Дома уже эту ерунду складывать некуда. Тележка медленно двигалась вдоль рядов, барышни щебетали что-то по-английски, я откинулся в кресле и прикрыл глаза. Брать подарки мне не хотелось, но и отказываться было как-то не-удобно…. И тут вдруг слышу, только что щебет раздавался впереди меня, а теперь несётся откуда-то сзади. Стюардесса проехала мимо моего кресла, не остановившись, и не вручив мне положенный презент. Во мне мгновенно вскипела обида. Точнее, я-то сам умом понимал, что не нужны мне эти безделушки совершенно. Но какой-то другой «я», настырный, мощный и громогласный буквально требовал, чтобы я окликнул девушку, потребовал вручить мне положенное, сделать замечание за подобное неуважение к моей персоне. Я себя осаждал и сдерживал, как мог. «Ты си-дел с закрытыми глазами. Тебя просто не стали будить. В конце концов, если бы ты действительно спал, то ничего бы вообще не заметил!». Так рассуждала одна моя половина. Но вторая не успокаивалась: «Я заплатил за билет. Эти проклятые сувениры входят в его стоимость. Только я могу решать, нужны они мне или нет. В конце концов, тапки всегда можно кому-нибудь подарить, а лишнюю надувную подушку положить в бардачок автомобиля. Авось, пригодится на даче!»
- И какая часть победила? – не выдержал я, и улыбнулся.
- Да никакая. Пока я, как шизофреник, разговаривал сам с собой, тележка уехала  в хвост самолета, и было бы верхом глупости догонять стюардесс за занавеской. Но дело-то не в этом!- Отец азартно потер ладони, глаза его разгорелись. – Дело в том, что я РЕАЛЬНО чувствовал, что во мне происходит борьба двух разных людей. Я, кажется, даже видел их со стороны. И они оба в тот момент ненавидели друг друга. Кто из них был настоящий Я, вот в чем вопрос?
- Ни один…
- Как же? – отец ошарашенно посмотрел на меня.
- Ты сделал только первый шаг к тому, чтобы понять меня, пап. Но посмотри, какое это произвело на тебя впечатление! Ты потрясён! На самом же деле, театр в самолете устроил твой Мозг. О! Он прекрасный актер и может быть многолик, словно Янус. Хорошо, что в данном случае вас (в блистательном исполнении Мозга) было всего двое. Слышал такое выражение – «меня раздирают противоречия». Их может быть и два, и три, и десять. И все они в один голос вопят: «Это Я, именно Я самый настоящий и подлинный Вячеслав Андреевич!» А ты, который действи-тельно Ты, мирно сидишь в кресле, или летишь рядом  с самолетом и лукаво улыбаешься, глядя на то, как распустили хвосты твои интеллектуальные запчасти…
- Но как же так?
- Смотри. Сейчас попробую объяснить еще раз. Ты, как человек с высшим техническим образованием, легко согласишься с тем, что наше тело, как и любое тело в природе – трехмерно. Так?
- Естественно.
- И в этой трехмерности ограниченность нашего тела. Она нам совсем не мешает. Мы привыкли к ней, нам так комфортно. Но как ты думаешь, почему даже самое совершенное человеческое тело легко позволяет управлять собой какому-то мозгу?
- И почему?
- Потому что мозг четырёхмерен! Помимо стандартных трёх измерений, он обладает еще и четвёртым: умением ориентироваться во времени. То есть, легко переноситься из прошлого в будущее и наоборот. Прошлое – это память. Будущее – это мечты. Более того, мозг умеет виртуозно владеть своим временным вектором, перенося ошибки про-шлого в прогнозирование будущего. Иногда люди называют это житейским опытом.
- Это, сын, кстати, замечательное качество. И я не понимаю, почему в твоем голосе звучит ирония. – Отец неодобрительно покачал головой и с досадой выбросил пустой пакетик из-под орешков в раскрытое окно.
Я вздохнул и приготовился к новому долгому разговору.
Почему-то часто случается так, что мы готовы принять на веру любую ерунду, а если начать говорить серьезно – тут же включается какое-то автоматическое недоверие собеседника. С одной стороны, люди произносят знаменитое «Не верю» Станиславского чаще всего просто для поддержания разговора. Абсурд? Конечно! Разве так постигается истина? С другой стороны, это же «не верю» - как предупредительный рык брачующегося тигра: ты, дескать, всегда помни о том, что я имею собственное мнение.
Но самый плохой вариант, когда люди ничего не произносят, а согласно кивают головами, восторженно твердя: «Боже! Какой же ты умный!». И в первом, и во втором, и в третьем случае, они, как правило, вообще не услышали, не расслышали и не поняли того, о чём им пытались сообщить. Его Величество Мозг подключился к беседе, не включившись, но уже уловив определенную опасность: «На мои устои покушаются! SOS! В фильтрационную камеру!».
- Папа, ты действительно уверен, что опыт это синоним мудрости?
- Ну а как иначе? Мы совершаем поступки, делаем ошибки, набиваем шишки… И из всего этого извлекаем уроки, которые позволят нам в бу-дущем избегать опасностей.
- Это не мы, это наш мозг думает, что способен застраховать человека от чего-либо. А на самом деле, выстраивая жизнь исключительно на основе своего опыта, мы просто кастрируем потенциальное счастье.
- Это как?
- Давай я приведу самый простой пример. Допустим, молодой человек, переживая свою первую любовь, столкнулся с безразличием или с предательством девушки. Он выворачивал душу наизнанку, а она предпочла ему, его стихам и букетам местного хулигана. Юноша пережил всё это, переосмыслил и через некоторое время женился. Но и супруга его разочаровала полностью. Она не разделяла его восторженных порывов, не находила радости в сексе, требовала всё более высоких заработков. И какой опыт извлечет из двух сходных ситуаций этот молодой человек?
- Так это же понятно! Следующий раз он будет внимательнее присматриваться к женщинам. Будет выбирать родственную душу….
- А если не найдёт такую?
- Ну, значит, будет жить один.
- Ага! И страдать. И твердить о собственных разочарованиях. Его опыт помог ему рассмотреть в романтических отношениях всего две тревожные кнопки: предательство и непонимание. Он (опыт) прочно зафиксировал прошлое и заблокировал будущее, лишив, таким образом, почти автоматически и ощущения радости настоящего. Прошлое вызывает сожаление и грусть. Будущее кажется расплывчато-туманным. А жить настоящим и получать кайф от каждой проживаемой минуты – мешает опыт. Он на страже. Он бдит! Ах, ты порадовался? Ну-ну! Ты и Клаве радовался, а чем всё кончилось? Пап, ты понимаешь, о чём я?
- Я понимаю. Но ты, мне кажется, всё-таки перегибаешь палку. Такие примеры имеют место быть, но отрицать полезность опыта глупо. Ты, например, схватился за раскаленный утюг, обжегся и запомнил, что так делать нельзя. А теперь представь, что у тебя нет опыта, и ты каждый раз обжигаешься…
- Отличный пример! Он как раз ничему не противоречит. Смотри: ребенок живет настоящим, он исследует окружающий мир. Он хватается за утюг, обжигается, ему больно… В мозгу четко фиксируется – утюг горячий. Хватать нельзя. Но про плиту ему ничего не известно. И про кастрюлю с кипятком. Так сколько раз надо причинить себе боль, чтобы сделать выводы обо всех опасных с точки зрения ожогов предметах? Чему может научить опыт с утюгом? Утюгофобии? Мозг бы так и поступил. Да что там мозг!  Кошка, раз усевшаяся на горячую плиту, больше не будет садиться на горячую плиту. И на холодную тоже. Это всем известно…
Но человек больше мозга. Поэтому, чтобы не ходить в не глаженых рубашках, он преодолевает запреты мозга, отрицает полученный опыт и пытается научиться сосуществовать с этим утюгом, даря себе радость быть аккуратным. Я искренне убеждён, что мудрость людей пропорциональна не их опыту, а их способности к его приобретению. Почему тебя должно удивлять, что опыт так мало нам помогает: мы изменяемся с каждым днем, и то, что мы называем своим опытом, есть опыт другого существа, которым мы больше не являемся.
- Ты совсем меня запутал.
- Не торопись. Подумай обо всем этом еще раз.
- Над чем конкретно?
- Над тем, дорогой мой, Вячеслав Андреевич, что потрясающая способность мозга, возвышающая его над телом, дарующая ему более высокую мерность, а именно - его умение видеть вперёд и назад, круто ограничивает сегодняшнюю радость!


Глава 3.

Но в чем состоит сущность первых двух времен: т. е. прошедшего и будущего, когда и про-шедшего уже нет, и будущего еще нет? А если настоящее остается действительным временем при том только условии, что через него переходит будущее и прошедшее, то как мы можем приписать ему действительную сущность, основывая ее на том, чего нет? Разве в том только отношении, что оно постоянно стремится к небытию, каждое мгновение, переставая существовать…
     (Августин Аврелий)



Этот важный для меня разговор случился в далекой латиноамериканской стране, в Эквадоре. Мы путешествовали группой приятелей-единомышленников, в компании с замечательным ученым, Николаем Николаевичем Дроздовым. И вот в один прекрасный и погожий вечер, мы все, не сговариваясь, вдруг поймали себя на том, что наше пу-тешествие становится однообразным и скучным. Обсудив за вечерним чаем, что же нас не устраивает, что вызывает раздражение, мы пришли к единодушному мнению о том, что все эти дни напряженно работало только наше тело – ноги (на дальних переходах), глаза (отслеживающие незнакомые пейзажи), руки (занятые вёслами или приготовлением пищи). Все те задачи, которые мы решали повседневно, совсем не требовали какого-то особого напряжения. Мозг отдыхал и начинал задыхаться от своей ненужности.
Я говорю непонятно?
Что ж, видимо пришла пора поговорить о нашем взаимоотношении со своим мозгам и способностью использовать все 150% его ресурсов. На всеобщее благо, но, в первую очередь, на свое собственное благо.
Наступила ночь, мои товарищи разошлись по своим хижинам, а я остался на просторной веранде, освещенной зыбким светом керосиновой лампы. Мне было важно записать наш разговор, чтобы потом, в Москве, или в любой другой точке планеты еще раз вернуться к этим мыслям. Воз-можно, они могут пригодиться и еще кому-нибудь.
Если у вас есть пара свободных минут – вчитайтесь в эти эквадорские записки:
« Я никогда не задумывался о том, умён ли я? Считают ли меня таковым другие? Умны ли окружающие меня люди, и, если да – то насколько? И вообще, почему получается так, что если попытаться четко сформулировать любое понятие, оно выглядит детсадовским?
Наше общение с миром и людьми происходит как бы само собой. Но вчера мы с приятелями задали себе эти вопросы прямо, и оказалось, отве-тить на них не так-то просто. Не из-за скромности, не из кокетства, а потому что трудно подобрать точные формулировки и из сумбура, из каши, которая переполняет голову, вычленить действительно важное. Впрочем, я и не сомневался, что так и произойдет.
Действительно, каким-то образом мы делим людей на умных и глупых, богатых и бедных, сильных и слабых, красивых и обычных, хотя и понимаем, что все эти понятия достаточно относительны. Доказывается всё это довольно просто. Я управляю фабриками, езжу на дорогом автомобиле и позволяю себе ездить в те уголки мира, в которые хочу. Вероятно, кому-то я покажусь богачом. А тот носильщик, который помогает нам на маршруте, (повезло раз в год!), ест кукурузные лепешки и всю жизнь носит одну единственную пару штанов — тот, конечно же, бедняк.
Однако какой-нибудь олигарх из списка Форбса вряд ли посчитает меня человеком богатым, ведь его состояние в тысячу раз больше. А российский бомж, кто ночует на улице, и у кого нет на зиму даже тёплого пальто, позавидует нашему индейскому носильщику и сочтёт его человеком вполне обеспеченным, как минимум, едой и теплом.
Скептики мне возразят, что «относительность» понятий – очень выгодная штука для любых философствований. Что всегда можно четко подсчитать деньги, недвижимость, стоимость бизнеса и определить финансовую состоятельность гражданина. Точно так же можно дать жесткое определение аморфному понятию «власть», элементарно узнав число людей, находящихся в чьем-то подчинении. «Популярность» - это количество упоминаний в СМИ. «Сила» - это количество подтягиваний на перекладине или жимов гири.
Ну а попробуйте теперь дать «весовую», числовую или иную чёткую характеристику понятию «ум»?
В чём измерять наши мозги? Ведь ум — это не образование, не совокупность информации, не набор цитат. Все существующие способы измерения ума крайне неэффективны. А известный тест на IQ показывает только способность человека решать тест на IQ, то есть, лишен практического смысла.
Сегодняшний вечер заставил всех нас признать, что мозги, или способность к мышлению отличаются у одного человека от другого лишь количеством тех задач, которые сам человек ставит перед собой и решает их. К работе наш мозг подвигает разница между желаемым (тем, чего хочешь) и действительным (тем, что есть). Глупца, как правило, действительность устраивает. Желание что-то изменить – признак человека думающего. Способность что-то изменить по поставленной задаче – признак умного Мозга.
Я часто привожу пример, который позволяет сбить снобизм с представителей мира людского, тешащих себя своим царственным положением в иерархии природы. Это история Маугли. Если человеческого детеныша изолировать от людей, но обеспечить пищей и теплом, он выживет, сохранив мышление на уровне примата, т.е. животного. И чем же тогда мы лучше зверей?
Мышление человека развивается естественным путём: мы никогда не ставим перед собой цели научиться мыслить (если только не хотим вы-пендриться). У нас есть масса других, более насущных задач. Но именно через решение задач мы учимся мыслить.
Как у каждого из нас развиты мышцы, просто потому что мы ежедневно совершаем определенные телодвижения, так же у нас развит и мозг — просто потому, что мы мыслим, по мере необходимости. Однако мозги, как и мышцы, можно развивать целенаправленно. Тренировки в спортзале, с постоянным увеличением нагрузки позволяют увеличить физическую силу. Но и мозг, если его загружать постоянно и следить, чтобы нагрузки плавно, но неуклонно увеличивались, тоже увеличивает свой природный потенциал и улучшает характеристики. Именно так мы умнеем.
Многие ли могут признаться честно, что тренируют мозг целенаправленно – ставя перед собой всё более сложные задачи или даже решая головоломки? Вряд ли…
Но почему же тогда, как правило, все поголовно, считают себя умнее других? Почему мы в этом так уверены? Или, наоборот, почему мы счи-таем Ньютона, Ломоносова, Эйнштейна гениями? Чтобы оценить их ум по достоинству нужно, как минимум, обладать умом таким же, а то и боль-шим. Мы называем их гениями потому, что так их называют все! Вы не согласны? Тогда еще более простой пример. Чтобы увидеть крышу сарая надо влезть на крышу дачного дома. Чтобы рассмотреть крышу дома нужно подняться на более высокий, скажем, пятиэтажный дом. Это всем очевидно. Как очевидно и то, что, сложив высоту сарая и нашей дачи мы не получим высоту большую, чем у пятиэтажного здания. Иными словами, два, пять, десять и даже двадцать не очень умных человек никогда не смогут стать умнее небоскрёба Эйнштейна.
Кстати, походя, я бы хотел развеять миф еще одной фразы о нашем мозге, нашем мышлении: «Если ты такой умный, то почему ты такой бед-ный?». Чтобы не возвращаться к этому вопросу, я сразу скажу, что мощь мозга не тождественна вектору цели. Вы спросите, как это понимать? Од-нозначно. Допустим, мы – это автомобили одного класса, одной мощности. Мы все находимся в точке «икс» в Москве. И каждому из нас нужно добраться до своей точки «игрек». Будете ли вы хвалить ту машину, которая доедет до Мытищ быстрее, чем та, что едет в Питер? И радоваться преимуществу питерского автомобиля в сравнении с тем, который ехал во Владивосток. Так же и у равно умных людей с одной и той же мощностью мозга цели могут быть совершенно разными. Да, действительно, большинство стремиться к деньгам, к богатству. Но деньги – не единственная цель. Кто-то хочет открыть вакцину против гепатита C, кто-то написать сказочный роман, кто-то сочинить музыку. Поэтому быть умным — вовсе не обязательно значит быть богатым. Но если богатство — цель умного человека, он, скорее всего, будет богат.
Поэтому, видимо, нужно искать какой-то иной эквивалент «ценности» того или иного мозга, ума. По ходу, хочу отметить, что даже самый умный человек, с огромным потенциалом, тот, кто натренировал свои мозги сложнейшими задачами, может оказаться лузером, если не станет стремиться к саморазвитию и дальше, если замрет без движения. Что толку иметь самую дорогую и мощную яхту, если она годами простаивает в ангаре?
Как же приступить к тренировке мозга? Какой для этого нужен спортзал? Не суетитесь. Всё, что нам нужно, у каждого из нас есть. Надо просто задуматься над тем, как проходит наша обычная жизнь.
Например, мы встали утром, умылись, оделись, позавтракали и отправились на работу. Коэффициент умственных усилий равен нулю. Мы действуем так, как привыкли за долгие годы, совершенно не отдавая отчета в том, что мы делаем. А теперь представьте, что, собираясь на работу, вы обнаружили себя запертым в квартире и без ключей. Волей-неволей мозг включится в работу, взбодрится, начнет решать задачу. Какие-то задачи загружают мышление больше, какие-то меньше. Чем сложнее задача, тем большее мыслительное напряжение требуется, чтобы эффективно разрешить эту задачу. А сложная задача — это, прежде всего, оригинальная задача, то есть такая, с которой вы раньше не сталкивались, не похожая на все предыдущие ваши задачи.
(Кстати, наш пример с Эквадором – яркое тому подтверждение. Мы попали в ситуацию, когда не нужно было напрягать мозги. И почувствова-ли дискомфорт. И только придумав себе определенные задачи, поставив цель, мы мгновенно избавились от сплина и скуки. Как? Об этом я обяза-тельно расскажу, но чуть позже).
Не буду дожидаться следующего вопроса о том, как наш мозг спасти от перенапряжения. Ведь многие думают, что они не в силах справиться с огромным потоком информации, с решением проблем, которые на них сваливаются в течение жизни. Я много думал об этом и потому отвечу до-вольно уверенно: вы никогда не перегрузите мозг так, чтобы он отказался вам повиноваться. Потому что он устроен очень рационально. Львиную долю работы мозг перекладывает на подсознание, формируя своеобразные «костыли» или поведенческие шаблоны. Да, научиться шнуровать ботинки для ребенка – очень сложная задача. Но как только она решена, «шнурки» тут же отправляются в архив и используются мозгом только на подсознании. Это же относится к тысячам наших навыков – от умения есть китайскими палочками до умения водить автомобиль.
Только очень важно понимать, что освоив сотни и тысячи таких шаблонов, доведя их до автоматизма, мы сможем всего лишь обрести уверенность, спокойствие, определенную легкость бытия. Но мы никогда не сможем двигаться дальше. Это как раз то, о чем я говорил в предыдущей главе. Любой опыт хорош и ценен, но точно так же жизнь, основанная исключительно на применении нажитого опыта – скучна, лишена динамики и радости созидания. Лень для мыслящего человека недопустима.
Однажды мне довелось разговориться с одной юной барышней, которая пожаловалась на то, что её руководитель «постоянно заставляет ее напрягать мозги», из-за чего она  испытывает невероятный дискомфорт и головную боль. Но я ответил, что девушка должна молиться на своего ди-ректора, потому что он приносит ей величайшее благо – он тренирует ее мозг. Допустим, нам с вами нужно подняться на 10 этаж. Есть лестница, есть лифт. Можно выбирать любой способ. 99% выберут лифт. А теперь представьте, что перед тем, как вы сделаете выбор, вам объявят, что через месяц будет проведен чемпионат по легкой атлетике, и тот из нас, кто его выиграет, получит дом на Гавайях, роскошный автомобиль и миллион долларов на счет в швейцарском банке. Уверен, что уже на следующий день все забудут, как выглядит лифт в их здании и начнут тренировать ноги, поднимаясь пешком на 10 этаж. Подняться на лифте — быстрее и проще, чем подниматься по лестнице. Так же, проще найти готовое решение возникшей проблемы, чем изобретать своё собственное. Именно так и поступает большинство, используя готовые решения. Подчинённый идёт к начальнику. Девушка просит помочь своего парня. Подняться по лестнице — медленнее и тяжелее, чем на лифте. Но нагрузка на мышцы ног делает ноги сильнее, а езда не лифте — нет. Используя чужие решения ваших задач, вы ускоряете их решения, но решая свои задачи самостоятельно — вы развиваете своё мышление.
Безусловно, пользоваться лифтами, автомобилями, самолётами — эффективно. Но представьте человека, совершенно не испытывающего физической нагрузки, а вместо того пользующегося огромным количеством техники. Это довольно жалкое зрелище, потому что все мышцы этого человека окажутся атрофированными. «Неиспользуемый орган атрофируется» — это закон.
Писатели, художники, музыканты, как правило — мыслители. Вот чистый холст, тетрадь, лист. Ничего нет. И если это творчество от души, то никто  не скажет, не посоветует, что именно должно в результате появиться. Человек сам себе ставит задачу: я хочу что-то создать. Что-то показать, что-то рассказать, что-то дать почувствовать. Зачем? Чтобы мозг с удовольствием эксплуатировал тело, а тело с удовольствием подчинялось мозгу, а они оба, одновременно и с удовольствием подчинялись вам, в вашем стремлении к счастью и чувству гармонии с самим с собой и с миром.
Так что тренируйте свой мозг, смиряя его перед своим величием и своими целями. Тренируйте тело, смиряя его перед задачами, которые по-ставит и решит мозг…
Двигайтесь и двигайтесь вперед, без оглядки на прошлый опыт, не пугаясь новых задач завтрашнего дня. Словом, живите счастливой, полно-ценной жизнью для всего себя, а не только для вашей маленькой части, которая прячется за примитивными стереотипами вроде «сыты, обуты, одеты, ну и ладно»….

Глава 4.
Счастье приносят добрые дела и помощь другим людям.
Стараясь о счастье других, мы находим свое собственное.
(Платон)

Теперь, когда вы уже не сомневаетесь в том, что Вы – это огромный мир, значительно превышающий размерами то, что вы видите в зеркале, можно поговорить и о Счастье. Собственно, я и затеял всю эту катавасию с книгой, чтобы поделиться с вами тем, что каким-то невероятным образом стало для меня очевидным.
Случилось это не сразу и не здесь. А когда?
Возможно, именно в тот день, когда мы с Петровичем, моим закадычнейшим другом, штурмовали Эльбрус, и я стоял на горе и видел перед собой, точнее, под собой, огромный мир. Он был внизу, а я наверху. Он был маленьким и беззащитным, а я – почти всесильным.
Тот, кто ходил в горы, занимался альпинизмом, (и таких людей, слава Богу, тысячи) догадывается, каково это – подняться на высоту пяти с половиной километров. Это, как раз, то самое состояние, когда на вершину ты приходишь не благодаря, а вопреки…
Сначала тебе отказывает тело. Ноги наливаются свинцовой тяжестью, легкие разрывает от недостатка кислорода. Любое движение, любой шаг, даже вздох кажутся неимоверным подвигом. Ты идешь вверх только потому, что твой мозг приказывает: «Иди!». И твое слабое тело подчиняется хозяину. Но вот наступает кульминационный момент, когда уже мозг начинает с ужасом вопить: «Куда?! Зачем?! Немедленно назад!». А потом мозг тоже отключается и перестает понимать, что происходит. Но вот ведь чудеса: обиженный мозг молчит, уставшее тело отказывается работать, а ты – ТЫ! – продолжаешь идти вперед. И в этот самый миг чувствуешь, что на вершину Эльбруса поднимаешься именно ты, настоящий, бесплотный, но могущественный, которому по плечу любая задача и нипочем трудности.
Я помню этот момент так отчетливо, словно всё происходило вчера. Вот мы прошли отметку 5000 метров. Вот я заметил термос, оставленный Андреем на снегу. Подобрал. Вот он бросил фотоаппарат и пакетик с сухофруктами. Пришлось мне взять и их тоже. Всё еще продолжаем идти. Остановки и передышки затягиваются. Петрович стоит чуть впереди и выше по склону, его заносит снег. До него шагов десять. До вершины – триста метров. Я понимаю, что мы их не пройдем ни за что!!! И вдруг – бац! И мы уже на вершине. Смеёмся, обнимаемся, втыкаем в снег флаг, делаем фотографии на память. Но ведь триста метров на такой высоте – это почти час движения. Когда и как он пролетел? Почему в теле такая легкость, а мозги кажутся свежими и проветренными? И в этот миг приходит осознание, что ТЫ, ТЫ САМ, словно независимый эксперт, оцениваешь и свою физическую форму, и готовность мозга к работе. ТЫ начинаешь повелевать всеми своими запчастями и даже (чуть-чуть) вселенной. Это такое неимоверное счастье, почувствовать единство плоти, ума и духа, что ты буквально светишься изнутри, готовый любить всё и всех, прощать всё и всегда, готовый понимать и принимать мир, творить его, изменять и изменяться вместе с ним. В куске плотного снега, отбитого флагштоком, ты видишь буквально каждую снежинку, каждый малюсенький кристаллик и вдруг осознаешь, что и весь Эльбрус, эта гигантская горища, тоже состоит из миллиардов таких кристалликов, почти атомов, и все они открыты и твоему взгляду и твоей воле. Ты чувствуешь себя БОГОМ, ТВОРЦОМ, сильным, цельным и мудрым, и  понимаешь, что ты и был им всегда, только почему-то не хотел принимать это.
Я четко запомнил дату – 9 мая 2003 года. День Победы! День Великой Победы моей родины и победы моей собственной, подарившей мне самого себя.
А теперь ответьте, разве возможно, пережив подобный катарсис, остаться прежним? Разве можно прозрев, захотеть снова закрыть глаза и скатиться в темноту обыденности, с какими-то мелкими рутинными заморочками, какими-то дурацкими обидами, ложными сиюминутными целями и тщеславными попытками доказать миру собственную крутость? Какие, к чертям, обиды? Как можно обижаться на отдельную колючую снежинку, которая мнит себя снегом? Она думает, что я вижу только ее капризы, помню о ее обидах, возвеличиваю её тщеславие. Дурочка…  Достаточно одного теплого выдоха, чтобы она растворилась, стала водой, напитала землю и даже дала толчок новой жизни, какому-нибудь зернышку или травинке. И этот теплый выдох называется Любовью.
Почему мы так редко произносим это слово? Зачем мы вкладываем в него совершенно не тот смысл, который должны? И ведь находим этому объяснения. Как же, Любовь – она одна единственная. Любить можно лишь раз в жизни….Вранье! Любить можно миллионы раз. Должно любить миллионы раз! Иначе мы лукавим, да еще и находим себе оправдания. Как же…. Маму мы любим, но особой любовью. Сына тоже любим, но уже каким-то иным образом. Любим родную жену. Любим близкого друга. Любим женщину. Любим путешествия. Любим свою собаку…. Но всё никак не признаем, что ключевое тут слово «любим». Нет! Мы вечно ищем высший, горний смыл Любви, ограничивая себя в счастье.
Кстати, и счастье-то не что иное, как ответный свет любви. Мы хотим быть счастливыми. Но для начала надо попробовать ощутить хотя бы од-ной своей  клеточкой, что же это такое. Попробуйте вечером приехать к своей старенькой бабушке, скучающей у телевизора, оторвите от собствен-ных дел минут тридцать, подарите ей теплый пуховый платок и всмотритесь в ее счастливые васильковые глаза….
Чувствуете, каким теплом, каким светом вас накрыло? Это почти физически ощутимо. Это и есть счастье. А не тот суррогат радости, веселья и легкости, который человек испытывает, скажем, выиграв миллион. Твой ребенок тебе первый раз улыбнулся – это счастье. Твоя собака выздоровела и завиляла хвостом. Ты гладишь ее и ты счастлив. По настоящему, по-детски, по-человечьи. Разве это Счастье ты ощущаешь, когда покупаешь очередной автомобиль? Конечно, нет. Но для того, чтобы это понять, надо выпустить на волю Себя, настоящего. Иначе можно до старости копить на новую шубу и мечтать, что купив ее, ты будешь совершенно счастлив. В этом смысле хорошо, если человек переболеет разочарованиями «больших денег» как можно раньше. Хоть остаток жизни проведет вне законов алчности, счастливым и свободным.
В тот день, на вершине, я почувствовал, что могу попробовать стать счастливым. Для этого нужна самая малость – подарить счастье кому-то еще. Это фактически формула счастья: «От всего сердца пожелать Счастья другому и искупаться в теплом свете его отраженных чувств».
Вернувшись в Москву, я долго не мог поверить, что научился жить в гармонии с собой и миром. Вот так. За здорово живешь! За какие-то пять минут или триста метров до вершины….
Но мне уже хотелось получать все новые и новые подтверждения своей правоте. Я ел эти ощущения с таким аппетитом, словно меня продержали на жесткой диете всю мою предшествующую жизнь, а теперь вдруг подпустили к волшебному холодильнику. Я, как ребенок, стал экспериментировать: дарить друзьям подарки, говорить им хорошие и теплые слова, искренне желать им добра и счастья. Вы не поверите, но меня накрыло такой ответной волной любви и радости, что хотелось летать.
И теперь, по прошествии уже почти десятка лет, я нахально эксплуатирую это, подаренное мне свыше знание – хочешь быть счастлив - пожелай счастья другому! Эта формула работает безотказно. И она хорошо страхует от депрессий, от зависти, от комплексов неудачника.  Наверняка,  это всё придумано до   меня, и даже описано в книгах. Но я пришел к этой формуле эмпирическим путем и отшлифовал ее внутри себя до совершенства. Поэтому смею делиться ей с вами. Пусть это будет тысяча первая книга о счастье, но вдруг мне повезет, и вы доверитесь именно моим словам. Давайте вместе засыпать и просыпаться со словами «Я желаю вам счастья!»

Пример из жизни: два моих сотрудника, два директора фабрик скандалят при мне из-за какой-то производственной проблемы. Страсти кипят. В глазах чуть ли не ненависть, шквал эмоций, негатива. Наконец, один выходит из кабинета, почти хлопая дверью. А я говорю оставшемуся:
- Вы такие смешные, честное слово. Почему устроили этот ор? Ты знаешь, Лёша, как Сергей тебя любит и уважает? Только вчера мы говорили о тебе. Он восхищается твоей мудростью, твоей рассудительностью. Талантом. Он мне сказал, что  если бы  у него была бы хоть сотая доля твоего потенциала, он был бы счастлив. А как тепло он отзывается о тебе при других!
Бац! Смотрю, глаза увлажнились. Взгляд потеплел. Я, кстати, не лукавил. Сергей действительно говорил все эти слова, правда, в мусорной куче  других слов, пустых, злых и не нужных. Но говорил же! И я вычленил и озвучил именно их.
Через полчаса беседую уже с Сережей и передаю ему всё то, что услышал от Леши в кабинете тридцать минут назад, когда Алексей вынужден был признать, что и он к Серёге замечательно относится, что понимает и уважает его лидерские качества, его напористость, энтузиазм, молодой задор.
Стоит ли объяснять, что к концу дня коллеги решили все свои разногласия, нашли оптимальный вариант сотрудничества, захотели взаимодействовать, а не ссориться. А как трепетно они слушали друг друга? Как по-доброму вибрировали их голоса, а взгляд, обращенный к собеседнику, был внимательным и светлым. Вечером каждый признался, что «просто счастлив» работать в тандеме с другим.
Пиндык, как просто и как прекрасно! (Мои близкие годами искореняют у меня привычку произносить это странное полубранное слово. Но в результате стали произносить его сами. А «подхватил» я его у Маши Ароновой, когда мы снимали с ней сериал «Покупаем наше!». Правда, только сейчас вспомнил об этом, решив извиниться за «пиндык»).
На примере Алексея и Сергея видно, что, включив свою формулу счастья, я помог двум хорошим людям чуть-чуть приподняться над собой, получить заряд оптимизма и хорошего настроения. И сам от этого испытал прилив положительнейших эмоций. Так что еще вопрос – я им помог или они мне.
В другом случае, но тоже на работе,  мне пришлось успокаивать еще одну сотрудницу. Женщина вбежала в кабинет в слезах, в истерике, твердо убежденная в том, что ее окружают одни завистники и враги. Успокаивать ее было бессмысленно. За собственным криком она всё равно ничего бы не услышала. Я просто пошел к ней и обнял. Рыдания стали еще горше, но ругань прекратилась. Проплакавшись, она уже могла меня услышать. И я стал ей говорить то, что ей было важно почувствовать. Что мы все ее любим и ценим, что ее работа, ее старания очень важны для всего коллектива. Что просто люди устроены так, что сказать гадость им легче, чем поблагодарить. О какой обиде может идти речь, когда мы часто не ведаем, что творим…. Я совсем не удивился, когда на следующий день увидел, как Светлана приветливо и доброжелательно беседует со своими «кровными обидчиками». Даже больше – она ходит по фабрике в обнимку со своей главной врагиней, и похоже, что обе от этого получают удовольствие.
Так о каких обидах может идти речь, и о каких депрессиях? Хочешь быть счастлив – будь! Включи в орбиту своего счастья другого человека, подарив ему свою теплоту, и тебе воздастся сторицей. Чем больше  людей в твоей орбите, тем счастливее ты сам. Помните цитату Ричарда Баха, ко-торую я привел в первой главе: «— А что вы сделаете, — сказал Мессия толпе, — если Господь обратится прямо к вам и скажет: Я приказываю тебе быть счастливым в этом мире до конца твоей жизни. Что вы тогда сделаете? И толпа стояла в молчании, ни единого голоса, ни единого звука не было слышно на склонах горы и во всей долине, где они стояли».
Мне очень хочется, чтобы вы знали теперь, что вы ответите Господу….
                                                                                                                                                                              

      Глава 5.
Любое человеческое знание начинается с интуиции, переходит к понятиям и завершается идеями.
(Иммануил Кант)

Что чаще всего говорят об успешных и удачливых людях? Называют их мудрыми или умными? Нет! Трудолюбивыми и талантливыми? Тоже не всегда. Почему-то всегда приятно думать, что успешному человеку просто повезло. Что свой звёздный час он «проинтуичил»…
Интуиция вообще загадочное и очень удобное слово. Я сам не раз задумывался о том, что же она из себя представляет? Как талантливый конструктор предугадывает запросы потребителей не сегодняшнего, а завтрашнего дня? А Жюль Верн или наш фантаст Беляев, которые на страницах своих книг заглядывают в будущее и описывают его так, словно прокатились на машине времени?… А что помогает мне в бизнесе отказаться от очевидно и стопроцентно выгодной сделки без видимых причин, и со временем выяснить, что мне ее предлагали мошенники? Неужели опять она, интуиция?
Так сколько же у нее обличий? Техническая интуиция, художественная, деловая, любовная, личностная…. И где кроется истина, которая бы помогла нам с высот нашей образованности и опытности, заполучить еще и щедрую горсть этой самой интуиции (читай, удачливости), лучшего страхового полиса от неудач….
Истина никогда не зависит от личности. Было бы глупо утверждать, что вкус одного и того же яблока будет разниться во ртах демократа, кон-серватора или радикала, эстрадной звезды или ее костюмерши, меня, человека XXI века или маленького пигмея, не подозревающего о том, что на Земле, кроме его племени, живет еще кто-то…
Вернувшись из экспедиции в Центрально-Африканскую Республику (признаться, едва не стоившую мне жизни), я много размышлял на эту те-му. Я стал искать природу и корни ИНТУИТИВНОГО восприятия мира, как Калиостро искал формулу любви.
В какой-то момент, всё еще находясь под впечатлением от увиденного в Африке, я перечитал труды известнейших философов, так или иначе касающихся вопросов интуиции, и пришел к парадоксальному выводу, что еще Платон первым и последним дал нам ответ на все вопросы…. А мы умудрились его вещие выводы заговорить, замусолить, заумничать…  Впрочем, мы, люди, так поступаем почти всегда.
Так вот, Платон дал самое полное и самое адекватное описание диалектической интуиции, которое потом, увы, всеми иными последователями его философской школы, занятыми поисками абсолютной истины, свелось к знаменитому закону «отрицания отрицания».
Вам всё это кажется чересчур сложным?
Не спорю. Тем не менее, попробую изложить вам свою точку зрения таким образом, чтобы вы ощутили прилив сил, энергии и оптимизма от изменившегося (пусть на один градус) угла зрения на окружающую действительность.
«Познай самого себя». Этот принцип ранней греческой философии сближает мышление и бытие настолько, насколько древние греки в своей интуиции могли приблизиться к пониманию их тождества. И это тот принцип, который я наблюдал и, по возможности, изучал, находясь в пигмейских племенах ЦАРа.
Интуиция…
Какое волшебное слово. Всё, что мы на бытовом уровне называем чутьем, проницательностью или предусмотрительностью, на самом деле ОТ РОЖДЕНИЯ даровано нам природой в качестве особо тонкого механизма, запустить и использовать который мы можем научиться. И я совсем не имею в виду расхожие поучения кумушек у подъезда, которые трактуют интуицию как «здравый смысл», призывая своих чад хитрить, думать, рассчитывать… Точно так же я никогда не соглашусь, что талантливый врач-диагност интуичит сложнейший диагноз только потому, что учился без троек и затвердил латынь как «Отче наш»…
Нет, друзья, всё гораздо интереснее и сложнее.
Однако, прежде, чем рассказать вам о том, какие я сделал для себя выводы и чем намерен руководствоваться впредь, чтобы использовать да-рованную Богом природную интуицию, давайте отправимся в джунгли.
Самые маленькие люди планеты – пигмеи – уже заждались нас.
Для начала, позвольте вам представить наших гостеприимных хозяев.
Первые упоминания о пигмеях мы можем отыскать еще у древних египтян, в пантеоне которых был особый лесной бог, карлик Бэс. Жрецами в его храме служили специально доставленные из центральной Африки малыши-пигмеи. Однако само слово «пигмей» - греческое. Греки, скорее всего, сами пигмеев не видели, только слышали рассказы о них, ибо греческое слово «пигмаиой» переводится как «размером с кулак»…
Мифы и даже научные трактаты, так или иначе затрагивающие факт существования пигмеев, мы находим у самых титулованных греческих му-жей: Геродота, Аристотеля, Гомера. Однако со временем, маленькие люди, живущие у истоков Нила, которых почти никто не видел, стали превра-щаться из реального объекта в сюрреалистический. Даже само выражение «искать истоки Нила» (которое обозначало поиски пигмеев), стало сино-нимом бессмысленного занятия, чем-то вроде нашего русского «искать иголку в стоге сена»….
Скажу вам даже больше. Готовясь к экспедиции в ЦАР, я много времени провел в библиотеках и был немало удивлен тому, как наше мудрое и образованное человеческое сообщество упорно игнорировало саму возможность найти и изучить пигмейскую культуру. Не только в древности, или в средние века, но и зачастую в наши дни.
Кстати, примерно в XIII веке, некто Альберт Магнус, немецкий ученый, умудрился доказать в своем научном трактате, что пигмеи ВОВСЕ не люди. Потому как они не обладают философией, не знают искусств и не имеют стыда… И ссылался в своих изысканиях доктор теологии не на кого-нибудь, а на самого Аристотеля. И целых пять веков после этого сам факт существования пигмеев, с их ценнейшей культурой и этнографической неповторимостью игнорировался мировым сообществом примерно так же, как рассказы о людях с пёсьими головами, циклопами и гипербореями.
И лишь в конце позапрошлого века, путешественники, изучавшие Африку, принесли в цивилизованный мир новые, но очень скудные сведения о маленьких людях. Безусловно, особую лепту в эти изыскания внесли Поль Дю Шайю, немецкий географ Георг Швайнфурт и журналист-авантюрист американец Генри Мортон Стэнли.
Так, в частности, Генри Мортон Стэнли описывал племя пигмеев, проживающее в непроходимых джунглях на границе Камеруна и ЦАРа. В европейских журналах это племя называлось багелли. Багелли считались кровожадными, нелюдимыми, очень опасными.
Те, кто хорошо меня знает, поймут, почему из всех возможных племен пигмеев я выбрал для экспедиции район проживания багелли. Я не верю в необоснованную кровожадность и считаю, что более всего люди склонны пугать тем, что трудно достижимо и трудно изучаемо.
Чтобы не утомлять вас подробностями организации экспедиции и нашего проживания в племени бонго-бонго, входящего в состав большого объединения багелли (этой поездке посвящена наша книга «Зов Убанги»), я сразу остановлюсь на тех моментах, ради которых и затеял этот рассказ. Я расскажу о фантастической, непостижимой и сверхъестественной интуиции пигмеев, научиться которой я пытался в течение всего месяца, проведенного в джунглях.
Начну с того, что название племени бонго-бонго – очень условно. Просто язык пигмеев очень быстр, стремителен и включает в себя много-кратные повторения. На вопрос: «Кто вы?» -  пигмеи, по птичьи щебеча, повторяют «обонго-обонго-обонго»… «Бонго-бонго», - утомившись, сооб-щает нам переводчик и гид Ричард Око.
Их хижины трудно принять за человеческое жилье. Они настолько малы, что напоминают шалаш для крупной овчарки. Представить, что в нём может жить семья из трех-четырех человек почти невозможно. Кожа у пигмеев чуть светлее, чем у их высокорослых африканских собратьев и ощутимо желтее. Образ жизни они ведут кочевой, однако никогда не покидают район, обжитой их предками исторически. В этом они чем-то схожи с нашими цыганами. Табор может кочевать из села в село, но, так скажем, в пределах одной или двух областей республики.
Основным парадоксом общины маленьких людей можно назвать уникальное сочетание робости и воинственности. Они стеснительны и наивны перед чужой щедростью, с радостью принимают подарки, готовы делить с гостями кров и скудную пищу, но они мгновенно улавливают чужую агрессию, превращаясь в бесстрашных и беспощадных охотников-дикарей. Всё дело в нюансах вашего поведения, и в той нечеловеческой интуиции, которой пигмеи наделены буквально от рождения.
Если вспомнить одну из расистских научных теорий, которая утверждает, что человечество прошло в своем развитии три стадии — детскую, юношескую и зрелую, то следует, что одни народы («цивилизованные») находятся на взрослой ступени развития, а другие задержались на детской, начальной фазе. Пигмеи с их большой головой, выпуклым лбом и, главное, маленьким — «детским» ростом как нельзя лучше, по мнению этих «ученых», иллюстрируют данное расистское положение. Я в корне не согласен с этой теорией. «Детскость» пигмеев – это не свидетельство их инфантильности. Наоборот! Именно в детстве, мы зачастую мудрее и проницательнее любого взрослого. Наша интуиция хранит нас во многих случаях лучше самых строгих нянек и самых любящих родителей. А умничанье – убивает многое из того, что заложено при рождении. Помните, как у Бенджамина Хоффа: «Кролик - он умный! - сказал Пух в раздумье. - У него настоящие Мозги. - Наступило долгое молчание. - Наверно, поэтому, - сказал наконец Пух, - Кролик никогда, ничего не понимает!»


Теперь представьте.
Раннее утро. Ночь доживает свои последние часы. Прохладный дождь барабанит по пальмовой крыше нашей легкой хижины. Тишина такая, что мельчайшие, как пыль, водяные брызги взрываются в не выспавшейся голове раскатистым там-тамом. Мы выходим на поляну, куда вместе с нами подтягиваются из своих шалашиков пигмейские мужчины. Они приходят покурить и выпить кофе, который каждое утро варит в консервной банке на костре мой приятель, Андрей Шереметьев. Сей своеобразный напиток из цикория (которого здесь прорва) и растворимого «Нескафе» (который уже в первые дни стал жутким дефицитом) он, по недоразумению, гордо именует «кофе по-пинмейски» и приходит в полный восторг от того, что бонго-бонго потихоньку становятся записными кофеманами.
Дети и женщины просыпаются позже мужчин, и с их появлением поляна наполняется смехом, криками, беззлобной соседской перебранкой, стуком пестиков, перемалывающих на завтрак сушеные коренья, потрескиванием многочисленных костерков. Дождь почти прекратился. Сквозь вершины огромных, с телебашню, деревьев, на поляну робко проглядывают первые солнечные лучи.
И вдруг, буквально в мгновение ока, мирная картина рассыпается на множество ярких осколков… Пигмеи врассыпную бросаются к своим ко-страм и шалашам, хватая на бегу немудреные пожитки. Мы замираем с открытыми ртами, не понимая, что произошло. Тем временем, всё племя бонго-бонго бодро подхватывает свои легонькие переносные шалашики, устремляется на противоположную сторону огромной поляны и в течение получаса разбивает новый лагерь. Растерявшийся Ричард Око ни у кого не может выяснить, что произошло. Тем не менее, привыкнув доверять нашим маленьким хозяевам, мы прерываем утреннюю трапезу, собираем пожитки, гасим костёр и тоже эвакуируемся метров за пятьдесят от предыдущей стоянки.
Во время «переезда» и несколько часов спустя, мы продолжаем живо обсуждать экстренную смену дислокации. Признаюсь, вначале я и мои спутники были несколько испуганы, и мы даже предприняли небольшую вылазку в район старого лагеря, тщательно исследуя траву на предмет внезапного нашествия змей, ядовитых насекомых или еще какой-нибудь угрозы. Всё было так же, как всегда. Гроз и ураганов в последние дни тоже не было, да и не предвиделось.
Поразмыслив, делаем вывод, что у бонго-бонго, вероятно, проходила какая-то своеобразная репетиция на тот случай, если племени будет угрожать реальная опасность и придется быстро и слаженно эвакуироваться. В бывшем СССР сказали бы – тактические учения по гражданской обороне…
Наступает вечер. Племя все так же безмятежно и буднично готовится к ужину. На новой территории пришлось поработать больше обычного: вырвать траву, убрать коряги, откатить большие камни. Словом, все устали, зевают и потирают закрывающиеся глаза.
Вдруг в этот момент раздается оглушающий грохот, треск, взрыв… На противоположной конце поляны, там, где еще утром стоял наш лагерь, от векового дерева отламывается и летит вниз огромная ветка. Она падает на землю с шумом небольшого артиллерийского снаряда, вгрызаясь в землю сантиметров на тридцать. Мы потом посмотрели эту ветку вблизи – ее окружность составляла обхват рук, а длина – примерно метров шесть. Словом, если бы она упала на наш лагерь, вряд ли кому-нибудь удалось уцелеть…
Тщательное изучение места отлома (и на дереве, с помощью специальных веревочных петель) и на земле, у основания ветки, так и не объяснили нам, что произошло. Ветвь не была трухлявой, или изъеденной термитами. Ствол был без трещин и повреждений. Почему ветвь упала на землю – мы так и не поняли. Зато задались более важным вопросом: как о надвигающейся катастрофе узнали пигмеи? Никакого треска, или скрипа мы не слышали. Да и пигмеи сами подтвердили, что его не было. Визуально ветка выглядела точно так же, как и все остальные. Ни чрезмерных плодов, отростков, ни еще чего-то похожего…
Бонго-бонго ответили просто и ёмко: «Мы почувствовали»…. Не это ли и есть проявление общественной интуиции в ее кристально-чистом, дев-ственном выражении? А ведь эта интуиция спасла десятки жизней, в том числе, и наши.
С того дня я старался постоянно вглядываться, вслушиваться в поведение моих маленьких товарищей. Пытался чувствовать, видеть, осязать и слышать как они. И пришел к удивительным открытиям. (Не «открытиям» в глобально-научном понимании этого слова, а в постижении самого себя). Признаюсь, в будущем это значительно облегчило и изменило мою жизнь. Может быть, пригодится и вам.
Итак, первый вывод, который я сделал, касался принципиального отличия в восприятии мира у нас, отягощенных цивилизацией со всем ее многовековым багажом знаний, и у них – свободных и открытых миру. Мы, воспринимая мир, включаем все ресурсы головного мозга и интерпретируем его одним словом – «понимание». Пигмеи так глубоко не ныряют. Они просто СОЗЕРЦАЮТ! А теперь представьте, насколько шире горизонт их созерцания, без вынужденного анализа (Мозгом!) всего увиденного, услышанного, без попыток тут же найти ассоциативный ряд, миллионы причинно-следственных связей, дать им оценку… Пигмеи не понимают. Они переживают, или, если хотите, проживают увиденное, пропуская информацию через себя мощным потоком, без плотин и шлюзов анализа.
Если говорить научным языком, то весь смысл нашего понимания и логического анализа сведется к простой интерпретации тех или иных фак-тов. А потом мы будем интерпретировать совокупность десяти таких фактов, потом ста, тысячи и т.д. В конечном счете, мы где-нибудь обязательно сделаем ошибку и придем к абсолютно неверным выводам. Если бы пигмеи могли выражаться также наукообразно, то они попытались бы объяснить нам, что жизнь, по их глубокому убеждению, вообще иррациональна. Если бы они читали Гегеля, или он был знаком с их мирощущением, то они заявили бы в унисон с великим философом, что «история учит нас только тому, что ничему не учит».
Итак, какие же выводы я сделал и чему научился у самых маленьких жителей планеты?
1.Я научился дружить с собственными страхами.
Вам кажется это не очень серьезным навыком? Зря! Если мы не сверхчеловеки, то страх (тот или иной) в разных жизненных ситуациях ощущаем. И чем выше наша образованность, социальный статус, ощущение собственной значимости, тем активнее мы начинаем с этими страхами бороться. Мы побеждаем в себе страх, радуемся этому и не понимаем, что кажущееся отсутствие страха блокирует нашу интуицию. Уничтожает ее на корню! Более того, иллюзия преодоления страха всегда обманчива. И он живет в нас тем сильнее, чем яростнее мы уверяем себя, что победили внутренние фобии.
Мои пигмейские приятели научили меня проживать свой страх до конца, до самой глубины, до донца. Осознанно отдаваться ему, продвигаясь внутри своего страха и сопротивления до конца. И чем глубже ты будешь осознавать свой страх, «плавать» в нем, тем быстрее и охотнее на помощь устремиться интуиция, показывая в лабиринтах безысходности единственно верный путь. Наш страх – это и есть мы сами. Научившись его принимать и осознавать, мы учимся принимать себя.
2.Я постиг премудрость контакта с другими людьми без помощи речи, исключительно на эмоциональном уровне.
Современная молодёжь часто употребляет выражение «поймать волну». Могу сказать, что пигмеи ловят твою волну в совершенстве. Они настолько чётко настраиваются на эмоциональную волну друг друга и даже меня, постороннего человека, что первое время я просто диву давался. По микронным изменениям мимики, дрожанию ресниц, приподнятой брови, или нервному потиранию пальцев пигмеи узнают твое настроение, твои ближайшие намерения, твой посыл в их адрес. И соответственно реагируют. Через неделю жизни в их маленькой деревеньке я уже не удивлялся тому, что мне не нужна помощь переводчика Ричарда Око, чтобы договориться о каких-то элементарных вещах. Мы друг с другом здоровались, выясняли планы на день, обсуждали охоту, погоду, словом, всё на свете. Я говорил на русском, они на своем языке. Но мы прекрасно понимали друг друга. Интуитивные предчувствия и аб-страктные идеи происходят из того же источника, где рождаются эмоции, поэтому, чем лучше ты умеешь определять эмоции людей, тем лучше ты сможешь творить и общаться с помощью интуиции. Распознавать и обозначать эмоции — как свои, так и окружающих — эффективное упражнение.
3.Я научился выключать в себе скептика и включать любознательного ребенка.
Мне и раньше приходило в голову, что наши внутренние ограничители, цензоры, критики сильно мешают жизни и успеху. Мы еще не успеваем толком узнать, скажем, собеседницу-блондинку, а уже через минуту выдаем вердикт «Боже, какая дура!». Мы еще не попробовали влезть на высокий забор, чтобы попасть на противоположную сторону, а внутренний цензор нас тормозит и орёт «Стой! Куда? У тебя не получится. Ты толстый, больной и одышливый!». У пигмеев, насколько я выяснил, распространено табу на слово «не могу». Зато они постоянно спрашивают «Как это сделать?». И я даже не удивился, когда однажды вечером, когда я разобрал фотоаппарат, чтобы протереть объективы, ко мне подсел старый пигмей и стал выяснять, тыкая пальцем в технику, как она устроена. Для него не имело значения, что он не знает оптики, не знаком с физикой и не получил вообще никакого образования. Его принципиально волновал сам процесс: «Как это происходит?». Там, где он НЕ ЗНАЛ, включалась его интуиция, и он пытался постигать незнакомый мир с ее помощью.
Так вот, чем чаще мы будем задавать себе позитивные вопросы и реже включать злобного критика, тем благодарнее и активнее начнет работать наша интуиция.
4.Я научился радоваться миллионам ненужных знаний…
Звучит абсурдно, но, тем не менее, это так. К сожалению, подобная роскошь – получать абсолютно незнакомую и, не факт, что нужную тебе информацию – доступна только в таких вот длительных экспедициях. Так много нужно успеть, столько вопросов задать и на столько их ответить… Кошмар! И, тем не менее, занимаясь такими вот многочасовыми беседами, взаимопроникновением двух миров, я в какой-то момент почувствовал вспышки некоего озарения. Сами собой (казалось бы) находились ответы на вопросы, которые меня мучили в Москве. Я с блеском решал те задачи, которые еще вчера мне казались неразрешимыми. Это она, моя дорогая Интуиция, заработала на полную мощь, заметив, что я совсем не отвлекаюсь на анализ, а просто подбрасываю ей разрозненные факты, как дрова в топку, а она, в благодарность, указывает мне верный путь.
5.Ну, и наконец, я понял глубинную потребность в том, чтобы периодически выключать себя из социума, находить покой и радость в одиночестве, а главное, я догадался, интуитивно, откуда такая потребность возникала у меня раньше, еще до знакомства с пигмеями.
Очень часто, особенно по вечерам, пигмеи отходят от общего костра, прекращают свои оживленные беседы, усаживаясь в одиночестве и полном отключении от внешнего мира. Не уверен, что они знают слово «медитация», но возвращаются к товарищам они совершенно просветленные и отдохнувшие. Одна старая женщина ответила на мой вопрос так: «Они уходят погулять в себе!». Право же, лучше не скажешь. Находя время, чтобы прислушаться к своему внутреннему миру, ты обнаружишь, насколько ты на самом деле удивительное и волшебное существо. Обладая способностью слышать себя в одиночестве, ты сможешь научиться слышать свой внутренний голос, даже когда ты не один, и создавать сильные и привлекательные интуитивные идеи как раз тогда, когда они будут нужны.
Зачем я вам всё это рассказываю? Всё просто. У любого из нас существует только одна ЧЕСТНАЯ цель в жизни: приобрести опыт самого полного счастья. Иными словами, прожить жизнь, по возможности, счастливо. Однако жизнь, порой, строже любого школьного учителя. Если в детстве и юности она нам посылает всякие малозначительные испытания, которые никак не омрачают нашего существования, то с годами учительские розги становятся всё жестче, а испытание суровей. Развитие же интуиции помогает увидеть знаки, которые подает окружающий мир, и учесть их до возникновения опасных ситуаций.
Развитие интуиции и сверхчувственного восприятия позволит каждому из нас сосредоточиться на том, что в нашей жизни действительно значимо.
Вы научитесь со временем осознанно, внимательно слушать себя. Вы будете готовы следовать своей душе, куда бы она ни привела. Возможно, иногда вам захочется рискнуть и поиграть с судьбой в азартные игры, хлебнуть полную чашу самого забористого адреналина и бросить вызов всем опасностям мира. Мне самому это знакомо. Но я уверен, что в подобной ситуации только интуиция подскажет вам путь безопасной победы и дальнейшего взросления. Не нужно бояться упасть. Важно знать, как ты потом будешь подниматься! Стать выше самой высокой горы (хотя бы для себя самого) мне помогли самые маленькие люди нашей планеты!


Глава 6.
Половина следствий хороших намерений оказывается злом. Половина следствий дурных намерений оказывается добром.
                                                                                                                                                                ( Марк Твен)

Преамбула моих египетских рассуждений, вызванная зноем, пожарами и иссушающим душу пеклом.
Моя бабушка сказала этим летом: «Нас господь карает за грехи…». Но ведь БОГ никого никогда не карает. Он любит. Всех одинаково сильно и пристрастно. Или всё-таки карает?
Есть блестящая работа русского философа  Евгения Трубецкого "Смысл жизни", изданная в замечательной серии "Философские памятники" и исследование Александра Ильина «Аксиомы религиозного опыта», а так же много других прекрасных источников, в том числе, моя любимая "Роза Мира" Даниила Андреева. Есть откуда получить ответы….
Но… ленимся….
Теперь по - существу моих наблюдений.
Мы не грешники, мы просто ошибаемся и исправляем ошибки. Если же мы грешим, то, по логике вещей, всегда найдётся тот, кто захочет ин-дульгировать наши мелкие прегрешения и серьёзные грехи и даже сделает из этого бизнес.
Единственный грех - это ошибка человека в том, что он невежественен. Он живёт запросами,  -  примитивными потребностями глупой (как сказал апостол Павел) плоти.
А теперь - сама история, и выводы, которые она меня подвигла сделать…
Собственно, сам рассказ…
Из московского зноя я, по иронии судьбы,  решил очередной раз сбежать в египетское пекло. Моря хотелось больше, чем страшило солнце. Да и тамошняя жара переносится и воспринимается как-то иначе. Те же 40 градусов в тени, но ты жив, и даже склонен к активности (и умственной, и физической).
Но эта поездка в страну фараонов  отличалась от десятков предыдущих  принципиально. Хотя бы тем, что мне не хотелось устраивать праздных каникул на курортах Хургады или Шарм-эль-Шейха (честно говоря, я вообще не любитель пляжного отельного отдыха).
Местом временной дислокации мы  с друзьями выбрали Дахаб, с его великолепной нырялкой, непередаваемым колоритом тесных улочек и аб-солютным равенством всего и всех. Здесь олигархи и студенты, мажоры и бродяжки сообща и на равных живут в непосредственной близости от дай-винг-центров в своеобразных «лагерях-ночлежках», стоимость ночи в которых оценивается везде одинаково – один доллар. В Дахабе дружно игнорируются  национальности и возрастные отличия. Старый немец профессор, молодой безработный англичанин  и украинец-банкир средних лет прекрасно уживаются друг с другом, попивая пиво, обсуждая очередное погружение, или угощая всё дайвинг-сообщество купленными накануне на рынке фруктами.  Мне кажется, что здесь и различия между мужчинами и женщинами стираются напрочь. Ведь в дайвинге ты погружаешься на глубину не с дамой, а с бади-партнером – надежным товарищем без пола и возраста, страхующим твою жизнь и здоровье.
Нанырявшись всласть, проверив еще раз себя на «вшивость» в легендарной Голубой Лагуне – подводном глубинном колодце потрясающей красоты и коварности, унесшим несколько сотен жизней, мы заскучали.  Я вспомнил принца Флоризеля, которому всегда хотелось чего-нибудь новенького и, по возможности, авантюрного. Поэтому оставшиеся дни было решено посвятить путешествию вглубь страны, с целью увидеть Египет принципиально иной, нежели в рекламных буклетах. Хотелось стереть в памяти глянцевый блеск его пафосных курортов с дежурно- радушными лицами служащих, но порадоваться искренним и широким улыбкам местных жителей, не обремененных знаниями о чаевых.
Те, кто был в Египте, знают, что внутренние автомагистрали строго контролируются полицией и армией и передвигаться по ним самостоятель-но, без сопровождения гида, вне туристической группы – проблематично.  Есть только две лазейки – кросс-ралли через пустыню, по пескам, либо вдоль побережья. Так как времени было мало, путешествие по пустыне отпало само собой. Осталось побережье. С его единственным, но непреодолимым минусом:  вдоль моря (особенно в диких местах) на машине не проедешь. Впрочем, на мотоцикле или велосипеде – тоже. А топать до ближайшей от Дахаба деревеньки 30 километров по камням и скалам, неся на себе палатки, как-то не хотелось. И тут нам пришла в голову блестящая мысль – арендовать на пару дней трех верблюдов! Тем более, что в этом случае, мы бы могли взять с собой снаряжение для подводного плавания и посмотреть на те красоты, которые (в силу «оторванности» их от цивилизации) другими дайверами не исследованы…
На рассвете наш «транспорт» прибыл прямо к лагерю. Караван из 4-х верблюдов (один – для проводника) смотрелся величественно и красиво. Да и имена у наших двугорбых спутников были под стать их горделивой осанке: Бахтияр, Абдуазим и Джантемир. Имя четвертого я запамятовал, но уверен, оно было таким же звучным.
Мы закрепили поклажу на спинах верблюдов, взгромоздились в неудобные деревянные седла сами и отправились в путь.
Именно с этого момент и почти на протяжении всего путешествия, меня не покидала мысль о справедливости богословской фразы «Благими намерениями выслана дорога в ад». А говоря языком современного делового человека: «Баланс между сиюминутным добром и окончательным отдаленным результатом всегда почему-то оказывается отрицательным».
Почему? Попробую объяснить…
Если вы с детства не были приучены к езде на верблюде, не ходили в караване, не проводили в седле долгие часы – лучше не пробуйте. Мы с приятелями довольно долго (хоть и не всерьез)  занимались конным спортом, но в этом путешествии наши навыки нам абсолютно не пригодились. Поймать ритм животного и приноровиться к нему, когда верблюд двигается по пересеченной местности и чувствует на себе неопытного седока – практически невозможно.
Я с содроганием вспоминаю этот утомительный, многочасовой переход! Небо над нами было высокое, как лоб мудреца, с мелкими морщинками перистых облаков. Белесо-серые, порой уныло-желтушные скалы, по которым наши верблюды передвигались довольно уверено, плотной стеной подступали к самой воде. Мы развлекали себя тем, что придумывали название для очередной скалы, сообразно ее очертаниям. Была у нас скала Мефистофель, скала Фараон, мы даже нашли скалу Спящий Заяц.  Иных развлечений, увы, не было…
Уже по истечении четырех часов  мы напоминали себе те самые египетские  мумии, которые смотрят на людей с надеждой, что их когда-нибудь оживят.
Полуденное  солнце, не переставая, лизало наши лица раскаленным и солёным языком. Или это пот заливал глаза? Даже волны, казалось, за-мерли. Одинокая чайка зависла в полете. Небо и море, как две чаши весов, уравновешивали друг друга в абсолютном спокойствии. Верблюды сту-пали осторожно, как на цыпочках, словно боялись нарушить это равновесие. И не верилось, что где-то кипит жизнью Тверская или Пятая Авеню, падают и растут котировки акций, льёт дождь, а, может быть, идёт снег…
Наш проводник что-то прокричал на гортанном наречии, которое он, по недоразумению, считал английским языком. Мы ничего не разобрали, однако проследив за его рукой, заметили относительно большой и пустынный пляж, на котором, вероятно, можно было спешиться, поплавать и перекусить.
Какое же разочарование нас ожидало! Стоило нам приблизиться к этому вожделенному пляжу, как мы тут же были атакованы полчищами са-ранчи, величиной с мой указательный палец. Она хоть и не кусалась, но раздражала невыносимо, норовя проникнуть под одежду, сесть на лицо и руки. Верблюды занервничали и припустились рысью. Минут через пятнадцать мы миновали саранчовые плантации и снова оказались на острых, обрывистых скалах…
Чтобы не утомлять вас описанием дороги, сразу перенесусь в ночь нашего прибытия в деревеньку бедуинов – конечной цели нашего долгого перехода.
На подходе к деревне, наш проводник легко спрыгнул с верблюда и подошел ко мне, видимо, приняв за старшего.
- Это очень тайная деревня! – сказал он мне, сделав «страшные» глаза. – Вам сегодня очень повезло, что вы сюда попали, вы бы никогда в жизни не увидели этой деревни, – зловещим шепотом продолжал  он. (Паренек даже произнес название деревни – оно было длиннее, чем имя у арабского шейха).
– А как давно здесь живут тайные бедуины? – спросил я, потому что надо было что-то спрашивать.
Но он моей иронии не понял и ответил серьезно:
– Очень давно. Дольше пирамид. Вы всю жизнь будете гордиться тем, что ее видели.
Я сделал вид, что поверил проводнику и не стал уточнять, что бедуины в этих краях появились вместе с арабами. А вот когда они осмотрелись, то тут же назвали себя «коренными» египтянами. Точнее, пред-египтянами. И, конечно же, сами поверили в то, что это их предки строили величественные пирамиды и монументальные  храмы… И стали гордиться ими как своими собственными святынями. Я бы сказал, что бедуины и арабы «проглотили» историю и культуру Египта, как голодный кот глотает кусок колбасы. И начали  кормиться вокруг этой великой культуры. Но история безжалостна! Она отомстила завоевателям, превратив отважный народ скотоводов и земледельцев в народ мелких лавочников и потрошителей туристов. Главная причина потери достоинства сегодняшних жителей Египта (и даже «прирученных» бедуинов)  в том, что они кормятся вокруг того, что сами не создавали.
Провожатый продолжал молча и пытливо смотреть на меня, от нетерпения притоптывая ногой.
– Простите! Я отвлекся, – ответил я. – Благодарю покорно за этот эксклюзив. Я вам этого никогда в жизни не забуду.
Наш проводник не понял юмора, сделал серьезное лицо государственного работника и постарался объяснить мне, что за такую экскурсию надо платить не меньше пятидесяти долларов, потому что эту деревню с противоположной стороны сторожат пятьдесят вооруженных бедуинов. Все-таки то место, где мы находимся, египетская государственная тайна. А египетская тайна в Египте меньше, чем за пятьдесят долларов, не продается. Причем платить надо именно здесь и сейчас. Иначе, судя по его тону, мы рисковали навсегда остаться здесь, превратиться в бедуинов, точнее, рабов бедуинов и не увидеть родины. И самое страшное – мы никому не можем рассказать, что видели эту де-ревню…
Вот в этот самый момент я и подумал, что наше сиюминутное желание (доброе, по сути) подарить себе интересное и увлекательное путешествие начинает превращаться в фарс, который я в повседневной жизни (исключение - театр) считал и считаю злом и пошлостью.
Наш провожатый, получив заветные 50 долларов (сверх оговоренных в Дахабе за верблюдов и услуги), шустро исчез в глубине деревеньки, которая состояла из 2-3 хижин и пары загонов для кур и коз. Еще через несколько минут он вышел с пожилым, заспанным, но улыбчивым мужчиной, который скромно представился нам: «Шейх».
Как потом выяснилось, шейх пребывал в гордом одиночестве, отправив своих пятерых жен и тьму детей погостить в Дахаб. Конечно же, никаких охранников-бедуинов и в помине не было. Но проводник резко перестал понимать английский, сослался на усталость и ушел спать. Мы же, не торопясь, вскипятили на костре чаёк, зажгли кальян и проговорили почти до утра.
Сразу уточню, что наш собеседник в совершенстве владел английским и даже относительно сносно русским языком. Оказывается, он до определенного возраста жил и работал в Каире, но голос крови и зов предков возобладали, и Мустафа решил уединиться с семьей на землях, которые с давних времен принадлежат его семье. Раньше они называли их «дача»…
- Знаешь, Миша! – начал он неторопливый рассказ, - За время моего добровольного отшельничества, я насмотрелся на самых разных людей из самых разных стран.
- Так мы не первые гости? – уточнил я. Так, для себя, на всякий случай…
- Нет, конечно. Ты же понимаешь, это всё туристические трюки…
И тут я рискнул задать ему вопрос, который волновал меня с утра: «Почему наши благие намерения подарить себе радость знакомства с настоящим Египтом обернулись сплошным разочарованием»?
Мустафа ответил сдержанно, практически процитировав Монтеня, о котором, скорее всего, и слыхом не слыхивал (хоть после нашей беседы я уже ни в чем не был уверен):
- Даже в самом добром деле, если покопаться, можно найти очень много злых намерений. И наоборот. Пророк Муххамад учил, что тот, кто намеревается присоединиться к Аллаху ради самого Аллаха, тот его и обретет. Тот же, кто к Аллаху стремится ради любых своих корыстных целей (даже ради любви к женщине) получит только то, к чему стремился. И ни на грамм больше.
Я и сам был всегда уверен, что добрых намерений значительно больше, чем добрых дел, а люди, имеющие добрые намерения, но не осуществляющие их, совершают по отношению к себе определенного рода предательство.
Но намерения (в моём понимании этого слова) – должны быть тождественны не только поступкам, а и убеждениям человека, и его отношению к действительности, жизненным стремлениям, желаниям, пусть даже они не всегда осуществляются.
Возможно, в этом и заключался особый урок этого нашего путешествия, обозначающий всю логическую цепочку от намерения, до поступка и дальше, до уверенности в том, что мы всё сделали правильно. Во всяком случае, нам не придется сожалеть о том, что мы чего-то хотели, но так и не осуществили…
Мустафа ушел спать. В палатке погас фонарик, видимо, мои друзья тоже улеглись.
Я сидел на берегу моря, совсем один, шевелил багровые угольки костра и продолжал размышлять…
Есть, ведь, и еще одно правило, которому я стремлюсь всегда следовать, чтобы мои добрые намерения оборачивались благом, а не бедой. Как это проще объяснить? Ну, например, вы каждое утро кормите свою собаку. Она искренне вам радуется, виляет хвостом, заглядывает в глаза, поскуливает… И вы, из абсолютно доброго намерения доставить своему четвероногому любимцу сиюминутную радость, подкладываете каши побольше, не жалеете мяса, сливочного маслица… А через пяток лет ваш пёс уже задыхается от ожирения, зарабатывает себе сахарный диабет и умирает, прожив половину собачьей жизни.
Поэтому, задумывая что-то, претворяя это задуманное в жизнь, нужно не лениться просчитывать последствия своего поступка на столько, насколько это возможно. Моё «хочу» должно иметь очень чёткий и понятный мне результат. А с другой стороны, если вернуться к примеру с собакой… Какой из двух псов (сытый, довольный, но мало поживший, или полуголодный Полкан-долгожитель) будет более счастлив? Я не знаю. А вы?
Наверное, просчитывать результат и быть уверенным в том, что ты получишь именно то, что хочешь – крайне важно…
Получается, что задумывая поездку к бедуинам, мы просто не увидели финальной картинки, не рассчитали собственные силы, отсутствие опыта езды на верблюдах, не догадывались, что даже на пятой точке можно набить огромные кровавые волдыри… Мы просто видели некую абстрактную цель, как, например, это уютное чаепитие с нашим хозяином. А то, что после него наступит следующий знойный день и придет время такого же изматывающего обратного пути, мы не предусмотрели…
Кстати, доброе намерение все же закончилось добрым делом… Мустафа связался по мобильному телефону со своей родней в Дахабе и они прислали за нами моторную лодку. Оказывается, это было возможно. Только лень и упрямство не дали нам возможности увидеть и рассмотреть иные варианты кроме тех, которые нам пришли в голову первыми.
Что ж. Это отличный урок. Возможно, он пригодится и вам.


Глава 7.
Нагота — не слишком приятная, однако неотъемлемая часть жизни стаи. Мы и думать об этом не думали, пока не появилась Ли. С ее приходом стали случаться конфузы. Поначалу Ли, как и все, не очень-то умела держать себя в руках. Ей потребовалось время, чтобы научиться не перевоплощаться чуть что, раздирая на себе одежду. Мы все успели ее оценить. Нет, выглядела Ли ничего, просто было жутко неприятно, когда она после этого читала твои мысли.
(Стефани Майер. Рассвет)                                                                              
Сегодня я хочу поговорить о самом важном, самом наболевшем, о том, что я тщетно пытаюсь донести до тех, кто мне близок и дорог: друзей, родителей, коллег…. И чувствую, что слушая меня и даже кивая головами, они не слышат. Просто блок какой-то.
Я хочу поговорить о наших навыках и нашем взаимодействии с миром. О том, как взлететь над собой.
Когда мне начинают завидовать, или даже восхищаться достигнутым (чаще завидовать, увы), я с радостью готов делиться секретами этого сво-его, так называемого, успеха. Эти секреты – и не секреты вовсе, скорее, прописные истины. Но почему же они воспринимаются в штыки? Люди задают вопрос: «Почему повезло ему? Как?», - и категорически не хотят слышать ответ. Сейчас у меня есть время и, главное, чистый белый лист бумаги, который было бы смешно воспринимать своим оппонентом, поэтому я надеюсь, что мои рассуждения мне удастся изложить более ар-гументированно и стройно.
Ну, что? Поехали?!
Как я уже говорил, мир всегда адекватно отвечает на твое с ним взаимодействие. Ты к нему с открытым сердцем, и он к тебе так же. Ты в него плюешь, готовься быть оплеванным самому. Такой вот, божественный пинг-понг…. По-другому никогда не бывает, что бы мы там себе ни придумывали. Нельзя лежать на диване сутками и иметь подтянутый пресс, нельзя вкалывать 24 часа в день и говорить, что не зарабатываешь даже на кусок хлеба. Это нонсенс (если ты не раб на плантации, конечно). Нельзя рассчитывать на то, что в век компьютеров можно найти работу секретаря отказываясь осваивать новую технику. Мир очень чутко реагирует на каждое наше взаимодействие с ним. Чутко и адекватно.
А что есть взаимодействие? Это набор навыков, благодаря которым ты существуешь в социуме.
Но вот в чем фишка: все наши навыки (или почти все) мы получаем в детстве и юности. Мы учимся есть ложкой, потом китайскими палочками. Мы учимся ездить на велосипеде, потом на автомобиле. Мы учимся писать диктанты, а потом рефераты и дипломные работы.
Трансформация и архив навыков – минимальны. Это только кажется, что мы умеем многое. Ерунда! Вы задумывались о конкретной цифре своих навыков? Попробуйте! И вы будете сражены наповал. Я вот как-то взял лист бумаги и написал в столбик всё, что умею делать в жизни. Список получился длинным. Аж 632 пункта. В нем были даже такие пустяковые навыки, как завязывание шнурков и расчесывание волос.
А потом я рядом поставил цифру, которая обозначала примерный возраст, в котором я овладел этим навыком. И знаете, что вышло? Что с 30 до 40 лет я пополнил свои навыки всего на 69 пунктов! То есть, сущая ерунда! Но моя приятельница, которая проделала то же самое, была ошарашена еще больше. С 30 до 57 лет она получила всего 17 новых навыков, один из которых был сплав на рафте, а другой – освоение планшетника.
Да-да! Все свои навыки мы получаем годам к двадцати, в крайнем случае, к тридцати. А дальше? Наши желания растут, наши претензии к миру накапливаются, но количество навыков не увеличивается. Так какого лешего мы в претензии к миру?
Я уже говорил – это пинг-понг. Как ты к миру, так и он к тебе. И чем ты его можешь удивить или порадовать, если не хочешь развиваться дальше. Или хотя бы меняться? Я получаю достойное не себя, а достойное своих навыков, которые уже меньше меня, но они автоматически включа-ются каждый раз, когда я вступаю во взаимодействие с миром.
Представьте, приехала в Москву девушка из какого-то богом забытого места. Она хороша собой, она жаждет успеха, она вырвалась из унылого отстоя и готова покорить Москву. Более того, эту девушку по просьбе родственников столичный троюродный дядя взял к себе на работу в престижный офис. Есть одна беда: девчонка страшная грубиянка и матершинница. Она не виновата. У нее дома мат – это нормальный разговорный язык. Если разобраться, то в ее мате нет ничего особо страшного. В конце концов, он ей пригодится, где-нибудь в темной подворотне, в стычке с хулиганами, или даже в разговоре с заевшимся чинушей. Но беда в том, что у девушки мат и хамство включаются автоматически! И во всем бы она была для начальника хороша (и кофе варит, и за порядком следит, и бумаги вовремя раскладывает, и не забывает ничего), но в общении с посетителями или в беседах по телефону….
- Алло, будьте добры Ивана Ивановича.
- Нет его, уехал.
- А когда будет?
- Когда надо.
- Можно конкретнее уточнить?
- Если каждому уточнять, уточнялка отвалится….
- А почему вы мне грубите?
- А кто вы такой, чтобы я вам про начальство отвечала?
- Простите, а вы-то кто?
- Кто – кто… Конь в пальто…
Ну, и что она получила от этого своего автоматического навыка?
Пробуешь объяснить – обижается. Искренне обижается и не понимает, почему к ней придираются. А чего бы проще было принять замечание без обид и слегка поменять свой навык? Но нет! Сразу в штыки: я не дура, я с хорошими людьми общаюсь нормально.
Или другой, такой же простенький пример, который в свое время портил мне много крови. Но, слава Богу, тут уж я настоял на своем и добился того, чтобы мое окружение захотело поменять этот свой навык. Считайте это моей прихотью. Хотя все, что приносит бизнесу ущерб вместо пользы, восприниматься как каприз не может.
Все сталкивались с ситуацией, когда нам диктуют чей-то телефон? Уверен, – все. А многие ли из нас, записывая телефон, повторяют за собеседником каждую цифру? КАЖДУЮ! Уверен – нет! В лучшем случае, записав телефон, мы пробормочем его в конце, даже не задумываясь о том, что наш визави может и сам не помнить его целиком, или элементарно не расслышать. Чаще всего мы просто благодарим и бросаем трубку. И, конечно же,  в 50% случаев в одной или двух цифрах ошибемся. Даже если процент ошибок будет существенно ниже, даже если мы ошибемся всего пару раз, это могут быть самые критические и непоправимые ошибки, которые нанесут ущерб мне, бизнесу и, в конце концов, самому растяпе.
Смотрите, такой малюсенький навык… Сущая ерунда, а сколько баталий было! С сослуживцами, с мамой, с папой, с друзьями… И все они отстаивали это свое священное право на ошибку в записи телефона. Зачем?!!!! Что значат эти ваши формулировки - «я так устроен», или «я так устроена»  - для вашего завтрашнего дня? Я так устроен, поэтому буду наступать ежедневно на одни и те же грабли? Бред! Но мозги кипят, мозги отстаивают каждый полученный навык так, словно его изменение будет равно концу света. Но если ты так устроен, то чего же ты злишься, когда мир очень точно отвечает на это твое с ним взаимодействие? Ты хочешь повышения по службе и не получаешь? Ты хочешь зарабатывать миллионы, а зарабатываешь гроши? Ты хочешь выйти замуж, а сидишь в старых девах? Но как ты это получишь, если с упорством векового пня посылаешь в мир одни и те же импульсы?
Вернусь к телефону… Сегодня все мои близкие повторяют цифры, записывая номер. Это вошло в привычку и стало тем самым автоматическим навыком, о применении которого мы не задумываемся. И никто не умер. Никто не наступил на горло собственному «Я». А проблем и ошибок стало в разы меньше. Только вот для того, чтобы этот навык ввести, мне понадобилось (вы не поверите) десять лет жизни! Пустяковый вопрос и десять лет убеждений. Ну не абсурд ли?

Если вернуться к нашим путешествиям и рассказать о том, чему меня научил изменчивый и незнакомый мир, то окажется, что научил он меня главному – совершенствовать свои навыки, не прикипать к ним, отталкиваться от прошлого опыта, а не сидеть на нем, словно клуша на перине. Сбрасывать старую кожу, если хочу, чтобы за спиной расправились крылья. В маленьком ссохшемся тельце убеждений и навыков просто не найти места, чтобы вырасти большим новым крыльям, чтобы взлететь…
Как всегда, понять это мне помог случай.
Было это в далекой молодости, в Крыму. Мы с приятелями приехали к Черному морю и случайно оказались возле лагеря нудистов. Шок и лю-бопытство – вот две главные составляющие моей реакции на увиденное. Как же так?! Всю жизнь меня учили вести себя прилично, стесняться обна-женного тела, прятать интимные места за слоями плавок и штанов, а тут – на тебе…. Но неприятие и отторжение прошли быстро. Не потому, что я как-то там себя переосмыслил. Нет! Просто лето, вино, молодость, горячая кровь… Через три дня я уже и сам рассекал голышом по пляжу.
Чудеса начались значительно позже. Тогда, когда я попробовал повторить трюк с раздеванием в одной из экспедиций. И даже еще раньше, когда я попытался раздеться в огороде, в доме родителей в родной Каховке. Вы даже не подозреваете, сколько гневных тирад мне пришлось выслушать от отца и недоуменных от лучшего друга. И вот тогда-то до меня дошло, что умение сбрасывать одежду – прекраснейшее упражнение на самоочищение и на провокацию изменения навыков у всех, кто тебя окружает, в том числе и у себя самого.
Но почему именно такое упражнение?
Я много думал на эту тему, читал различные исторические источники и пришел к следующему выводу. Ранее, тысячелетия назад, нагота была делом естественным. Даже Аменхотеп IV со своей женой Нефертити ходили по дворцу нагими. Даже солдаты и офицеры Александра Македонского на военных советах обнажались. И не видели в этом ничего зазорного. Иисуса Христа вели на Голгофу без одежд….
Но с развитием общества, с укоренением, точнее, насаждением определенной морали (читай, тех же ограничений, сковывающих рост наших навыков) людей стали укутывать в многочисленные свитки ткани, в буквальном смысле слова пеленая их крылья.
Мы и так окукливаемся слоями своих предубеждений, страхов и лени, а тут еще такой удобный кокон….
Предстать перед другими людьми обнаженным – это даже тяжелее, чем публично открыть душу. Но попробуйте сделать это! Особенно, если вы уже не юная длинноногая красавица или Аполлон с рельефными бицепсами, а обычный, потрепанный жизнью человек. Попробуйте вначале разоблачиться один на один с природой, где-нибудь в лесу или на речке, нырните в воду, пусть она омоет каждую клеточку вашего тела. Почувствуйте себя беззащитным ребенком, снова готовым воспринимать мир, как в первый раз, снова готовым учиться новому, не циклясь на старых навыках и догмах.
Потом решитесь повторить эксперимент в кругу друзей.
Особенно важно это для тех женщин, кто стесняется своей внешности, кто оброс комплексами, словно мхом. Чего вы боитесь услышать? Того, что вы толстая и некрасивая? Так услышьте это сразу, примите, вздрогните, зарыдайте, но НАВСЕГДА избавьтесь от страха услышать «жирная корова»…. Всё уже позади. Вы это услышали. Теперь ожидание этой фразы не будет вас терзать ночами… Страх ожидания в сотни раз страшнее самого страха.
Но, поверьте, все будет иначе. Во-первых, я уверен, что ничего подобного вам никто не скажет. Просто потому, что другие, одетые, не посмеют критиковать того, кто смелее их. А во-вторых, вы сами, ваш циничный мозг, себя уверили себя в том, что вы некрасивы или толсты. Ваша душа чувствует иначе. Она бы до этого «не додумалась». Не факт, что я или другие видят в вас несуразную толстуху, а не ваши чудесные глаза или обаятельную улыбку. А Мозг вам это внушил. Должен же он как-то управлять и манипулировать вами?
И вот, когда самое «страшное» произошло, когда вы смело продефилировали под «дулами» взглядов от своего коврика на берегу до кромки воды, и не умерли, вы почувствуете, как время повернуло вспять. Вы сбросили не только одежду. Вы сняли с себя груз прожитых лет, ярмо комплексов, рубище своих ограничений и барьеров. Вы снова готовы жить адекватно себе сегодняшнему, взаимодействовать с настоящим, а не с прошлым. Вы подавили самый, пожалуй, главный страх современного человека – страх саморазоблачения (во всех смыслах) и чьего-то осуждения. Вы продемонстрировали в буквальном смысле, что вам нечего скрывать. И вы победили!
А теперь, смотрите: самый главный вывод.
Кто вам мешал раньше сбросить с ног оковы и научиться жить, а не выполнять набор жизненных функций и навыков? Кто?  Ответ прост – ва-ши уважаемые мозги. Это они подспудно и коварно заставляли вас принимать себя не собой, а каким-то «членом социума».
И главное коварство вашего Мозга в том, что он может привлекать в качестве своих аргументов даже те, в которых он ничего не смыслит, ска-жем,…. Бога. Дескать, ты человек, у тебя есть душа, она главная, а тело бренно… Не вы это чувствуете, не нутро ваше вам это сообщает, а услужливый мозг. Он идентифицирует вас «Я Миша», «Я Маша», «Я Саша», «я живу» и «я человек». Если бы мы с детства знали, что мы не Саша - Маша, человек и личность, а просто Душа, мы бы могли достичь такого сумасшедшего полета, что только держись.
Но нас учат другому. Навязывают стереотипы и социально значимые навыки. И лишь через двадцать или тридцать лет Мозг услужливо демонстрирует нам кабалу наших знаний и навыков, да еще и ёрничает при этом: «Да-да, дружок. Конечно! Не спорю. Ты не просто человек. Ты – это Дух. Ты – это Душа, а они будут жить вечно»…
И что понимаем мы? Что у нашего симпатичного тела есть какая-то душа, которую ученые даже умудрились взвесить, и что она будет жить вечно. Будет мучиться, если мы ведем себя неверно и будет блаженствовать, если мы поступали как хорошие мальчики и девочки. И даже, возможно, нам будет дан шанс родиться еще раз….
Представляете, какой подлец, этот наш мозг. Что он нам внушает? Что ты должен отменять все свои радости и ломать свою сегодняшнюю жизнь ради каких-то ценностей, какой-то Души…. Ну назовите ее не Душой, а Ухом… И вслушайтесь в абсурдность звучания: У тебя есть Ухо, ты умрешь, а это ухо будет у Ивана Ивановича…Или вообще это Ухо будет плавать где-то в космосе, а ты ради него всю свою жизнь сейчас коверкай ограничениями и запретами….
Почувствовали, какие каверзы готовит нам наш Мозг, якоря нас своими старыми навыками, своим опытом, своим диктатом?
Так как же быть?
Просто принять (не понять, а поверить, почувствовать), что ты и есть ДУША. Ты и она – это единое целое. ОДНО!
А тело, мозг и прочая, и прочая – всего лишь инструменты и помощники твоей души. Девственной, свободной, обнаженной и первозданной. Она не знает ограничений, она не боится нового опыта, она опирается на ум, но не руководствуется им.
Согласен, задача не из простых. И, возможно, на закрепление этого нового, основополагающего навыка самоозознания у вас уйдет не один год. Но вы всегда сможете повторить полученный однажды опыт сбрасывания одежд. Опыт самоочищения. Опыт нового рождения голым и беззащитным, таким как тебя задумал творец…
Мне кажется, приняв это, приняв безоглядно, можно чуть-чуть приблизиться к тому, чтобы взлететь над собой. А как думаете вы?

Глава 8.

Все, наверное, слышали такое слово «смирение». А многие ли задумывались о том, что оно на самом деле обозначает и для чего придумано?
О! Это великое слово!
Я тут, недавно, был проездом в Черногории и в одном из монастырей купил «Капли для смирения»… Да-да. Не больше, не меньше. И с удовольствием раздарил их всем своим друзьям, в напоминание о том, что в наших разговорах и спорах всегда вызывало бурю протеста. Кто меня хорошо знает, тот поймет, о чем идет речь. Помните, я всё время талдычу о смиренности меньшей мерности перед большей. Мне кажется, это и есть ключевой код в понимании человека и мироустройства.
Сложно?
Ну, давайте на примере….
Дело было в Папуассии, когда мы только-только высадились возле Янирумы и углубились в дунгли. Идти нам предстояло два часа. Через двадцать минут передвижения по джунглям, мы вдруг стали отчетливо понимать, что два часа – это много. Это невыносимо много. Катастрофически! Огромные деревья, увитые красочными лианами и орхидеями, вызывали не умиление и интерес, а стойкое раздражение. Дерево на пути – препятствие. Его нужно преодолевать. А в жару, да при такой влажности, этот несложный маневр выглядит по-другому – п-ре-е-е-о-дооо-ле-е-ев-а-а-ть. Ноги словно налиты свинцом, в легких не хватает воздуха, хотя, казалось бы, он просто висит над нами косматыми комьями – бери и ешь ложкой. Дождя нет, но мы насквозь мокрые.
- Исайя, дай попить! – это Саша. Первым рискнул сказать то, чего хотелось всем с момента выхода из деревни.
- Воды нет. Я забыл… - у Исайи, нашего проводника, в голосе нет ни тени раскаяния.
- Ты что сделал?
-Забыл. Не волнуйтесь, Придем в деревню – попьем.
И Исайя продолжает марш бодрым шагом. Наше раздражение и понимание того, что воды в ближайшем обозримом будущем не предвидится, выплескиваются в небольшой бунт на корабле:
- Исайя, а где моя камера? – слышится гневный шепот, точнее, почти шипение. Это опять Саша. Мы отчетливо понимаем, что спросил он это исключительно потому, что правила воспитания ему помешали, как следует, по-русски, прокомментировать ротозейство нашего проводника.
- Камера, возможно, у тех проводников, что идут сзади.
Останавливаемся. Ждем. Осматриваем багаж отставших проводников. Камеры нет. Саша начинает очень красиво краснеть и недвусмысленно поднимать подбородок. Леша, Андрей и я пока  еще внешне сохраняем спокойствие.
- Тогда камера, возможно, у тех проводников, что ушли вперед, - невозмутимости Исайи мог бы позавидовать любой дипломат.
- Будь добр, найди ее. А заодно уточни, сколько нам еще идти без воды, - Сашин голос пока тих, но в нем очень явно проскальзывает раздражение. С учетом того, что оператор говорит исключительно по-русски, остается только удивляться, каким образом его понял наш папуасский друг, бодро припустивший бегом вперед.
- Сань, ну далась тебе эта камера? Какого лешего? – это уже мы. Это уже нам нужно на ком-то сорвать злость. Пот заливает глаза, губы кажут-ся пересохшими хлебными корками. Под ногами плещутся целые озера коричневой жижи, но они не ассоциируются со словом «вода». Хотя, воз-можно, еще не все резервы организма исчерпаны. И впоследствии, мы, как герои известной сказки, будем рады прильнуть даже к козьему копытцу.
- Ребята, Исайя говорил, что где-то здесь есть родник или ручей. Черт его знает, как это называется, но я готов пойти поискать воду, - оказывается, Александр английский язык нашего индонезийского приятеля понимает правильно. Его пас усталости и злости подхватывает сам Исайя, а наши наезды по поводу «вдруг-понадобившейся-зачем-то-и-кому-то» камеры растворяются в пространстве. И уже готовый взорваться, одуревший от жары и от жажды  Леша лишь скептически улыбается.
Мучительно долго тянутся минуты….
- Друзья, мы можем идти! – Голос Исайи звучит хрипловато, но слышен издалека, - Камера в рюкзаке и я несу ее Саше.
Теперь остается найти самого Сашу, который ушел куда-то вниз, к реке. Мы пытаемся объяснить Исайе, что Александр ушел к роднику, о ко-тором от Исайи же и услышал.
- Но родник там…, - наш провожатый показывает куда-то в противоположную сторону, - Он находится почти у самой деревни, к которой мы идем. Саша не найдет воду внизу…
Делать нечего, начинаем кричать и аукать. Туземцы воспринимают наши крики как своеобразную игру и с удовольствием к ней присоединя-ются. Нужно сказать, что пародировать русское «Са-ша-А-у-у!» у них получается значительно лучше, чем наши бесталанные попытки повторить их гортанные крики «Горр-р-ау-ау-эу-р-ка». После десятиминутной распевки появляется Саша с полной пластиковой бутылкой желтоватой воды. Глаза Исайи, да и всех прочих проводников, лезут на лоб.
- Вот! Я нашел родник! – торжественно заявляет Саша, - Вы не поверите, вода в нем просто кристальная.
Внешний вид воды никак не подтверждает Сашины слова, но мы настолько устали и настолько хотим пить, что охотно принимаем на веру все, что он говорит, и с наслаждением пьем тепловатую и не очень чистую жидкость, предварительно всыпав в нее обеззараживающий препарат. Правда, ни Исайя, ни другие папуасы к нам не присоединяются. Бог его знает, то ли бояться чего-то,  то ли считают, что на чужой охотничий трофей они не имеют прав. Отдохнув, отправляемся дальше….

О чем говорит эта приведенная выше история?
Сейчас вы сами всё поймете. Помните, я говорил раньше, что наше тело как бы трехмерно, а ум четырехмерен, и с легкостью оперирует такими понятиями, как время. Он помнит прошлое, он заглядывает в будущее, он проецирует прошлое на будущее и этим строит настоящее. В чем это выражается? В ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНОСТИ? Отнюдь. Корова, конечно, не побеспокоится о том, что зимой ей будет нечего есть, и негде укрыться от холода. Сено и коровник ей обеспечивает человек, предусмотрительно заботящийся о холодных и голодных временах. Но та же белка или барсук и запасы на зиму сделают, и теплое гнездо обустроят. Так что же выходит, они руководствуются умом? Не сказал бы. Поместите эту белочку в пустыню, или на Северный Полюс, где у нее не будет привычных подручных средств и животное погибнет. Человек выживет везде. Его Мозг подскажет, как предусмотреть и приспособить все накопленные знания и опыт, чтобы выжить в экстремальной ситуации и сохранить себя. И наше тело безоговорочно подчиняется мозгу. Оно не бунтует, не вопит: «Я так устроено! Я не знаю, как строить дом изо льда!», - а берет и строит. Тело смиренно перед мозгом. Как бы вы внутренне не боялись водить автомобиль, к примеру, не были «так устроены», но если мозг прикажет вам научиться вождению, вы пойдете и получите права. При этом, тело не знает, каковы истинные мотивы, побудившие мозг заставить вас сесть за руль. Возможно, вы просто хотели выпендриться перед подругами на крутом авто, а, возможно, решили вечерами заработать денег частным извозом, чтобы поддержать семью материально.
Проходит пара-тройка месяцев, и вы уже радостно заявляете: «Я так устроен! Я умею водить автомобиль!». Новый навык введен. Мозг побе-дил.
Но вот попробуйте ввести новый навык в него самого! Это не реально. Практически невозможно. Ум, мозг (называйте, как хотите) согласен получать новые знания, даже совсем бесполезные. Он готов запомнить, сколько кенгуру живет в Австралии, сколько раз они за свою жизнь хвосты теряют, или сколько тонн сена сжирает этот австралийский экзот за годы жизни…. Но смириться с тем, что в человеке есть нечто большее, чем он сам – мозг не может. Не признает и никогда не признает мозг, что есть мерности больше, чем он сам. Это, в принципе, не возможно…. Во всяком случае, невозможно в обычной жизни, управляемой нашим мозгом.
Но кто же тогда подсказал Саше, где искать воду? Мой мозг, Андрея, Леши, да и самого Саши были уверены, что питьевой воды в этом районе джунглей нет. А Исайя и проводники еще и многократно убеждались в этом на практике. Так откуда вода? Кто победил рациональное в Александре и не дал нам умереть от жажды?
Я благодарен своему другу за этот поступок. Даже не за сам поступок, а за то, что он заставил меня в очередной раз ощутить нутром, что наша высшая мерность, именуемая Душой, может и должна управлять мозгом.
Знаете, что самое радостное в этом?
Как только вы, преодолевая жесточайшее, смертельное сопротивление мозга, приблизитесь к сокровенному постижению своей сути, хотя бы на микрон приблизитесь, дальше все начнет стремительно развиваться, как снежный ком. Такие горизонты, такие возможности откроются – мама дорогая! Это. Примерно, так же, как с ощущением своего тотального родства с Землей. Я тут прикинул, что если отсчитать родословную любого человека на несколько витков назад, прорисовать генеалогическое древо бабушек, прабабушек и дальше, то окажется, что в 500-м году, примерно, моих родственников на земле было 5 миллионов человек. А в 380-м – 10 миллионов. И чем дальше в историю, тем стремительнее нарастает количество твоих предков. В год рождества Христова твоим пращуром мог быть практически каждый живущий тогда на планете.
То же самое и с чувством самосознания, с умением отождествлять себя, Душу,  с собой, Михаилом Кравченко, точнее, с просто «Я». Ох, как же это не просто дается. Как же дрался за меня мой мозг, когда я делал первые робкие шажочки в сторону понимания, что он всего лишь моя запчасть. Как бунтовал, как кликушествовал. Как пророчил мне репутацию человека с поехавшей крышей…
Но тот, кто один раз взлетел над собой и увидел иные горизонты, просто не может жить, как раньше. Ему тесно в старой оболочке. Ему хочется вперед и вверх. И, к счастью, сила влияния твоего мозга на тебя с каждым шажком начинает ослабевать. Ты всё еще прекрасно слышишь, как он бубнит где-то, на задворках тебя, но ты уже не управляешься им, а наоборот – он подчиняется тебе, Душе.

На одной из встреч со студентами мне задали такой вопрос: «А что вы, Михаил, делаете, какие упражнения, чтобы Душа возымела власть над мозгом?». Типичный вопрос коварного Мозга. Ничего не делаю. Просто живу и стараюсь жить в максимальной честности и чистоте в отношении к себе. Как это объяснить на примере? Попробую.
Все знают, что женщинам нравится нравиться. И у некоторых это стремление нравиться так велико, что они даже в магазин или в поход не могут отправиться без макияжа. Спросишь её: «Почему?». – а она в ответ начинает городить кучу всякой ерунды. Что так принято, что это её уважение к окружающим, что это традиции её семьи. Чушь! Будь добра, признайся – мне (МНЕ) нравится нравиться, Я получаю от этого удовольствие. Это ответ Самости. Все иные аргументы – от лукавого, точнее, от Мозга.
Как только вы хотя бы на миг, хотя бы во сне осознаете свое «Я» и почувствуете, что оно выше всего того, что вы привыкли именовать своим именем и фамилией, вам не придется скептически щурить глаз, говоря об особой энергетике земли, себя, всего сущего. Вы сможете питаться солнцем и ветром, их энергией, точно так же, как сейчас колбасой или гречневой кашей. Вы будете испытывать почти экстаз, оказываясь в мощнейшем поле этих природных энергий, где-нибудь на берегу океана или в джунглях. Они там сильные, концентрированные, не разорванные пунктирами чьих-то негативных эмоций и не пробитые пулями алчности, зависти, злости или стяжательства. Наверное я люблю путешествия еще и поэтому…
Только не нужно считать меня городским сумасшедшим.
Я никого не призываю отказаться от хлеба насущного ради поглощения особой энергии. Яичница на завтрак с чашечкой кофе – самое то! Для тела. Для мозга – утренняя газета или новостной портал в интернете. Тоже пища. А душа кормится иным. И как только вы почувствуете, что вас неодолимо тянет в какие-то пампасы, что вам просто необходимо вырваться на природу, в первозданные места – реагируйте мгновенно. Это ваша Душа попросила пищи!
Как-то меня спросили, а не молитвами ли питается Душа? Вероятно, и ими тоже. Не знаю. О себе могу сказать, что молитвы (или что-то похо-жее) мне приходят сверху, когда я сижу голышом на диком берегу океана. Увы, не в храме. Хотя и там я чувствую особый трепет. Но совершенно иной. Если и говорить о храмовых молитвах, то это должны быть такие мощные места силы, как Борободур В Индонезии, Мачу-Пикчу в Перу или Ангкор в Камбодже. Попадая в такие места, даже отъявленный скептик (стоит только его мозгу заткнуться и дать возможность постоять там с закрытыми глазами хотя бы пять минут), согласиться, что с ним происходило нечто необычное.
Хотя необычного и не было.
Просто там, в этих местах, ваша Душа взрослела и пробовала достучаться до вас изнутри, пробовала приоткрыть вам тайну вашего рождения и цель вашего пребывания в этом вашем теле, на этой земле, здесь и сейчас.

Ну что? Так и будете сидеть на диване и лениво листать эти строчки? Или найдете способ связаться со мной и рвануть в очередные Пампасы? Я искренне надеюсь, что вы выберете второй вариант. Пусть даже (ПОКА) с помощью вашего мозга.

Глава 9.

Ну, вот мы и поговорили с вами о том, насколько меньшая мерность смиренней большей мерности. Насколько тело подчиняется уму, настолько ум, по очевидной истине, по абсолютной истине, должен подчиняться своему хозяину – Вам, то есть Душе.
Но хотите следующий парадокс? Его понимание крайне важно для того, чтобы вам захотелось прямо сейчас ощутить за спиной крылья.
Эта смиренность, эта покорность (только и только она) мгновенно, масштабно, невообразимо увеличивает меньшую мерность. Иными словами, чем покорней ваше тело уму, тем безграничней возможности у этого тела. Представьте следующую картину. На тропе лежит огромный булыжник. Килограмм на триста. И к нему подходят два человека. Один – Аполлон, мускулистый богатырь и….. щуплый ботаник. Задача – сдвинуть камень с дороги. Если тело ботаника всецело подчиняется его уму, он станет в несколько сильнее, и сдвинет этот чертов булыжник быстрее соперника-качка. Как? Богатырь будет упираться в камень всем корпусом, напрягать бицепсы-трицепсы, пыхтеть, стараться, а ботаник возьмет… рычаг, или даже экскаватор. И тело юной хрупкой барышни возьмет мо-бильный телефон и одним пальчиком, нажав кнопку, «перекричит» любого уличного горлопана, тихим голоском беседуя с Америкой.
Что обозначают эти примеры?
Почувствовав полное смирение меньшей мерности, та, которая выше и больше берет над ней полное шефство и начинает ее усовершенствовать самыми разными приспособами. Подчинившись Мозгу, мое Тело получает безграничные возможности. И если мы говорим о результате, о КОНЕЧ-НОМ результате, а не процессе, то оказывается, что гора мышц какого-нибудь бритоголового детины, у которого мозгов – кот наплакал, дает его обладателю куда меньше возможностей, чем высокоинтеллектуальному доходяге. Первый так и будет прозябать в своем роскошном мясе, которое к концу жизни оплывет бубликом вокруг талии, а второй – сможет сдвинуть горы. Более того, если его Мозг решит, что тело не эстетично, он же его и усовершенствует. С помощью диет, фитнеса и прочих приспособлений.
Точно так же и Мозг, если бы только он мог смириться перед вашей сутью, перед Душой, обрел бы такие перспективы и горизонты, что только держись! Там микрона смирения хватило бы, чтобы вы стали щелкать как орехи те задачи, которые еще вчера казались неразрешимыми. Вы бы успевали за 20 часов (четырех вполне достаточно для отдыха) получить возможностей, опыта, знаний и их самого очевидного эквивалента – денег – на двести стандартных жизней. Поверьте, перед открывающимся смиренному мозгу горизонтами какая-нибудь астрофизика покажется бук-варем, а алхимия – вполне себе очевидным явлением, результативным процессом, а не лженаукой.
Так почему же мозг протестует против смиренности? Почему сам закрывает свои горизонты?
Мне кажется, я знаю ответ на этот вопрос. Смиренность – это ЛЮБОВЬ! И фарс нашего существования заключается в том, что ощущать любовь могут наше Тело и наша Душа. То есть, низшая и высшая ипостаси человека. А Мозг лишен эмоций. Как заставить смириться, или возлюбить того, кто не понимает о чем идет речь? Можно сколь угодно долго уговаривать свой стол, или стул – «Возлюби меня! Смирись!», но они и ухом не поведут. Да и уха у них никакого нет. И обижаться за это на них не получится.
Зато вы легко можете этот стол отодвинуть. Душа может принудительно смирить Мозги, раз уж им не дано смирения от рождения. Важно понять это всем нутром, почувствовать и захотеть. Даже не так… Возжелать! Осветить! Осветить светом своей Души и собственное Тело, и свой Ум, и все окружающей пространство.
У меня есть добрые друзья, возможно, знакомые вам по нашим путешествиям. Это Шереметьевы Андрей и Инна. Если Андрей – это великолепный, отточенный Ум, то Инна – это огромное Сердце, Душа. И знаете, что эта чертовка с нами делает? Как мы отправляемся в экспедиции? Она (по одной известной ей причине) влюбляется в какую-то загогулину на карте. В совершенно невообразимую точку планеты. В Тьмутаракань. И начинает нас гипнотизировать своим настроением, своими бьющими через край эмоциями, своим светом. Я сдаюсь сразу. Петрович держится. Но потом все равно уступает. И мы мчимся очертя голову к каким-нибудь папуасам, пигмеям или индейцам, потому что свет этих приключений так ослепительно ярок, что проще и правильнее устремиться к его источнику, чем тупо смотреть в искрящуюся бесконечность, рискуя ослепнуть.
Почувствовав, как это происходит в ореоле чужого Света, я стал прислушиваться и к себе.
Помню, как-то в Австралии, где-то на самой середине континента, встретилось нам озеро. Но не обычное озеро. Мы долго блуждали по каким-то кривым горным тропкам, незаметно поднимаясь все выше и выше. И вдруг увидели маленькое чудо. Это было озерцо с водопадом, утопленное в сердцевине высоких скал. Оно было такое маленькое, красивое, теплое… Естественно, все бросились сразу же купаться, спустившись по серпантину до чаши озера. Николай Николаевич Дроздов смеялся как ребенок и шалил как мальчишка. И не только он. Мой отец, седовласый и степенный, стал карабкаться под струи водопада, рискуя свернуть шею, и хохотал на всю округу. А меня словно что-то удержало на месте. Я подошел к краю скалы и понял, что я НЕ СМОГУ ЖИТЬ, если сейчас же не прыгну с этого обрыва. Высота была – метров двадцать. Может, чуть меньше. В море бы такая скала меня не испугала. Но здесь? Мне показалось, что озерцо совсем крохотное. Дна его я не знаю. Риск был столь столь велик, что сводило лопатки. Но я должен был прыгнуть!
И в этот момент я почувствовал, как завибрировало всё мое естество. Мышцы расслабились и тут же напряглись. Кажется, даже позвон-ки,прощёлкав, выровнялись по ранжиру и заерзали в своих гнездах. Пальцы сжимались и разжимались. Мозг мгновенно вычислил траекторию полета, вспомнил все законы физики, рассчитал скорость и силу вхождения в воду, прикинул площадь озерной глади, оценил дислокацию всех, кто был внизу. Всё это происходило словно помимо моей воли, точнее, подчиняясь каким-то непривычным командам кого-то очень сильного, мудрого и светлого. И вдруг до меня дошло, что это большое и всесильное НЕЧТО и есть Я.  Меня обуял совершеннейший восторг. Больше я не колебался ни секунды, так как поверил в то, что все запчасти «Михаила Кравченко» пришли в полную боевую готовность и ничего плохого со мной не случится. Так и вышло….. Мне кажется, что я помню каждую микросекунду этого прыжка-полета. И то, как охнули друзья, и то, как закричал какой-то австралийский щегол, и то, как крутилась рядом со мной в полете ветка, ссорвавшаяся с обрыва в момент отталкивания.
Не растерялся только Петрович! (Вот что значит Ум!) И сделал великолепный снимок. Позже он сказал мне, что за минуту до моего прыжка он вышел зачем-то из озера, взял фотоаппарат, открыл объектив, выставил экспозицию…, повернулся к скале и щелкнул затвором. Меня он при этом не видел.
И после этого Андрей будет утверждать, что никакой мистической связи Душ не существует? Да я первый ему не поверю.
Так что же в обычной жизни удерживает нас от того, чтобы выпустить на волю этот Свет, эту Любовь, свою Душу, чтобы они стали управлять нашей жизнью, а не Тело или Мозг?
Удерживает страх.
Обычно я отношусь к этому понятию с большим уважением. Потому что страх – это СТРАХовка для нашего физического благополучия. Чтобы мы делали, будь мы начисто лишены страха? Перебегали МКАД? Ходили без тренировок по канату над пропастью? Садились бы за руль, не умея управлять автомобилем?
Часто на своих лекциях перед студентами я говорю, что страх – это благо. И не нужно его стесняться. Но есть разные виды страхов: честные и искусственные. Вот эти, искусственные, наша душа и учится преодолевать.
Кстати, если хотите, нам с вами очень повезло, что мы родились именно в нашей стране, полной мнимых и явных опасностей, искусов, несправедливости. Здесь у каждого гражданина уровень страхомера аж зашкаливает. И здесь-то, на нашей прекрасной родине, и встречаются те страхи, которые Душа может и должна преодолеть.
Ну как бы она росла и совершенствовалась в какой-нибудь тихой Италии? Родилась баронессой, прожила жизнь баронессой, вовремя вышла замуж, родила детей, съездила раз пятнадцать на Мальдивы и пристойно отправилась на тот свет баронессой, не ПРЕОДОЛЕВ ничего!
А в России, которая, честное слово, напрямую управляется Господом Богом (иначе она бы уже загнулась от всех наших передряг, сумасшествий и революций) любой человек, хоть баронесса, хоть менеджер, хоть дворник проходят сложнейшую цепочку самопреодоления, растут над со-бой, тянутся к свету. Иначе – смерть. Иначе ты просто не сможешь адекватно реагировать на постоянные пинки и подножки. Те, кто не хочет или не умеет расти, стремиться Душой вверх – спиваются и превращаются в полубезумное хамоватое стадо, равно готовое разорвать любого, кто ниже и, тем более, выше него.
Чтобы выжить, ты просто обязан внутри себя расти!
Заметьте, я говорю не о какой-то успешности, или должности, или карьере…
Имея в виду внутренний рост, я говорю как раз о росте Души. Очень важно, чтобы поколения наших детей и внуков могли сказать: «Мой дед был выдающимся человеком! Личностью!». Именно так, а не «мой дед основал фабрику и оставил бате бабла в наследство». Любое «бабло», поверьте на слово, в мгновение ока может превратиться в гору бумажных фантиков, потому что всегда найдется тот, у кого его больше, или тот, кто захочет тебя разорить. Да! Твои миллионы могут исчезнуть, а твой внутренний стержень, твоя самость, твое «Я» - нет. И только от тебя зависит, будешь ли ты после смерти освещать жизнь своих потомков, вызывать у них законное чувство гордости, или останешься «умершим родственником», которого уже через пять лет и вспоминать никто не будет.
К сожалению, цинизм современного мира опасен тем, что ценности ума (и их эквивалент - деньги), зачастую ставятся выше ценностей Души. В этом беда. И это-то бред! Меньшая мерность у нас начинает управлять большей. Тело – умом. Ум – Душой. Юная барышня, которой хочется ши-карных шуб и бриллиантов, занимается проституцией. Она отключает ум и раздвигает ноги. Ей хочется удовольствий, и она позволяет Телу, падкому на «сладкую жизнь», управлять Собой: своими Мозгами и Душой. Насилуйте ее, сколько хотите, лишь бы у Тела дом был в хорошем районе, шампанское во льду и диван помягче.
А Ум? Эта безэмоциональная субстанция, управляющая Душой…. Что может быть страшнее?
У меня провал в бизнесе? Временные неудачи? Легко решу вопрос, задержав на полгода зарплату пятистам рабочим. И плевать, что у них го-лодные дети и больные родители. И плевать, что они пойдут бросаться с крыш, потому что влезли в кредиты, ипотеки и прочее. Уму-то хорошо. Он-то себя спас.
В качестве домашнего задания для сегодняшней беседы по душам (по Душам), я хочу рассказать вам одну притчу, которая мне очень нравится, и которую я услышал в одном из наших путешествий. Кажется, ее рассказал Никас Сафронов, но я могу и ошибаться:
Было это в старину. На улице сидел слепой мальчик лет двенадцати, и рисовал портреты прохожих, и люди были удивлены необычайным сходством лиц на портрете с оригиналом.
- Чудо, говорили они, как это слепой с такой точностью может передать характер человека, его внешность?
В это время по улице шел знатный боярин.
- А ну-ка, - сказал он, подбоченясь, - напиши мне, малец, и мой портрет.
Когда работа была закончена, боярин заметил, что толпа в страхе притихла.
- Я так и думал. – горделиво сказал он, - Слепому не под силу передать мою удаль и красоту. Я хочу взглянуть на свой портрет.
Люди молча расступились.
И он увидел страшную картину: на рисунке была изображена свинья с ослиными ушами и лошадиным хвостом. Разгневанный боярин приказал выпороть мальчика. И того забили бы батогами, если бы не появился нищий-странник.
- Остановись, боярин- сказал он,- Ребенок ни в чем не виноват! Ты не понял: он рисует портрет души.
Обескураженный боярин отпустил юного художника и пошел прочь. Всю ночь он не сомкнул глаз, а на утро пошел по городу искать нищего. И когда нашел, нищий ему сказал:
- Твой портрет изменится, если сумеешь измениться ты сам.
С того времени боярина никто не мог узнать: он стал щедр, не наказывал слуг, и через год он снова нашел слепого художника и обратился к нему с той же просьбой нарисовать портрет. Но, увы, портрет не изменился. И он снова нашел странника и спросил:
- Почему так случилось? Ведь я стал совсем другим человеком.
- Да, но это только внешне.
Шли годы. Нищий умер. Боярин продолжал жить праведной жизнью. И вот однажды на улице его окликнул слепой мужчина, перед которым лежали кисти и краски. Это был тот самый художник, который вырос и возмужал:
- Добрый человек, - сказал он, позволь мне нарисовать твой портрет. Никогда я не встречал подобной красоты и чистоты. Боярин низко покло-нился и ответил:
- Этим я обязан тебе….


Глава 10.

Что может помочь нам в постижении собственной сути и своей Души?
Наверное, как это ни парадоксально, НЕ сам человек, с караулящим денно и нощно циником-Мозгом, НО обретение Души родственной, ско-рее, родной. Столкнувшись с родной Душой случайно, или в результате целенаправленных поисков, вы ощутите такой колоссальный прилив сил, эмоций, творческого потенциала и успеха, что сами удивитесь тому, как раньше могли жить слепым сиротинушкой, какой скучной и пресной была ваша жизнь. И как, оказывается, просто НЕ мечтать о счастье, а жить счастливым….
И в этой главе я хотел бы поделиться опытом своих поисков, опытом счастливого обретения и опытом сосуществования с теми, кто еще не стал мне родным, но уже скоро, уже вот-вот….
Классическая Дао-философия трактует семь возрастов Души: пять по возрастам человека (младенчество, детство, юность, зрелось и старость) и две высшие – Переходная и Бесконечная. Сами эти толкования, как правило, интересны либо ученым-теоретикам, либо богословам, либо тем, кто зациклен на самокопании. Но мы же с вами обычные, живые, чувствующие люди, в чем-то крылатые, в чем-то заземленные, где-то порочные, грешные, иногда – почти святые. И теоретические знания о «том свете» и о перерождениях нашей собственной Души – это слишком мудрено, чтобы мы отрывали от своей собственной Души бесконечно дорогие нам мгновения нынешнего Бытия, задумываясь лишь о том, чего мы в результате никогда не постигнем.
Я всегда чувствую особую ответственность перед собой нынешним, чтобы отвлекаться на голую теорию о себе «там, когда-нибудь, небесном». Именно Здесь и Сейчас мне хочется обустроить мир так, чтобы я и родственные мне души жили максимально радостно, счастливо и легко. Когда мне приводят в пример цитату Иисуса Христа «Ищите Царствие Божие, а остальное приложится», я не устаю добавлять, что цитата не полная. Я не поленился и когда-то нашел ее окончание: «Царствие Божие сокрыто в каждом из вас!».  Чувствуете?! Это же класс! Это кайф - понять и принять это!
Когда теософы рассуждают о том, что есть некие младенческие души, которые наделены теми или иными признаками и присланы на землю ре-шать те или иные задачи, да еще и приписывают заселение этими Душами самых примитивных народов планеты – я против такой философии и даже против такой религии. Потому что одну из моих родственных душ я встретил как раз в таком вот «примитивном» племени.
Мы гостили у папуасов уже вторую неделю, мы привыкали к их режиму дня, к образу жизни, учились понимать слова и жесты, приоткрывали тайны, постигали секреты, но одна женщина все время оставалась для нас загадкой. Это была пожилая комбайка, которую Леша назвал «Дама с собачкой». Эта женщина жила в племени и словно вне его. Она держалась особняком, ни с кем и никогда не разговаривала, скользила тенью по деревне, иногда, изредка присаживаясь к общему костру, и никогда не выпускала из рук маленького смешного щенка. Исайя рассказал нам, что год назад (или чуть больше) у женщины пропал в лесу муж. Ушел на охоту и не вернулся. Обычно комбаи охотятся группой, и только самые сильные и храбрые воины рискуют уходить за добычей в одиночку. Видимо, этот человек был не робкого десятка. Женщина отправила на поиски мужа двух своих сыновей, старший из которых должен был вот-вот жениться. К сожалению, парни тоже пропали….
Пропасть (потеряться) в джунглях аборигену сложно, поэтому для всей деревни было очевидно, что все ее родственники погибли. Но женщина не стала в знак траура и скорби об умерших отрубать себе фаланги пальцев (это старый обряд, который папуаски выполняют неукоснительно). Она просто… замолчала. А месяц назад, когда у одной из деревенских сук родились щенки, взяла самого маленького и болезного и фактически выходила его.
Узнав историю женщины, я преисполнился к ней самых светлых чувств, так как прекрасно понимал, что чувствует человек, теряя своих любимых людей. Я издалека смотрел на нее, пытался как-то помочь во время совместной добычи саго, угостить чем-нибудь вкусным, но комбайка оставалась такой же суровой, отстраненной и погруженной в себя. Вождь Дандарико сказал, что она обуза для племени и ее не прогоняют только потому, что ее пропавший муж был его братом.
Прошла еще неделя. Наступил новый год. Естественно, мы с друзьями решили отметить этот праздник. Переоделись в Деда Мороза и Снегурочку, сварили для всего племени вкуснючую гурьевскую кашу, вбабахав туда почти недельный запас сахара, приготовили подарки. Праздник удался на славу. И лишь наша Дама с собачкой не принимала участия в общем веселье. У меня сердце щемило от жалости, когда я, в разгар песен и плясок ловил ее обжигающий, потусторонний, невыносимо печальный взгляд. И вот, когда веселье близилось к концу, а я уже расстилал спальники в палатке, полог палатки приоткрылся, и внутрь заглянула та самая комбайка. Я остолбенел. До сей поры ни один папуас, даже мужчина, в палатку не заходил. Женщина указала пальцем на мешок, откуда мы доставали подарки для племени. Черт! К этому моменту мешок был уже совершенно пуст. Я схватил что-то, попавшееся под руку, по-моему, тоненький томик стихов, и еще какую-то фляжку, и ложку и всё это протянул ей. Комбайка взяла мои подарки, гордо кивнула головой и вдруг…. улыбнулась и протянула мне своего щенка.
Я чуть не расплакался, честное слово. От ее улыбки повеяло таким теплом, таким светом. Было какое-то ирреальное чувство, словно я стал свидетелем того, как человек, находящийся в коме или в состоянии клинической смерти, вдруг открыл глаза и задышал. Это было настоящее чудо! Мы так и просидели почти час: она на пороге палатки, я внутри, с заснувшим псом на коленях, глядя друг на друга, молча. Я глазами рассказывал ей историю своей жизни, а она всё понимала, делясь со мной своим горем. Удивительно, но мои друзья, словно тоже что-то почувствовали. Они тихо курили у угасающего костра, издали наблюдая за неподвижной фигуркой, скрючившейся у нашей палатки.
После этой ночи в старой женщине что-то изменилось. Она не заговорила, нет. Но она стала другой. И папуасы это заметили. Они стали более приветливо встречать ее и щенка у своих костров, перестали смотреть на нее, как на чумную. А я, встречаясь с ней глазами, всегда ловил робкую и благодарную улыбку. Красивей этой улыбки я пока ничего не встречал.
Стоит ли говорить, что наши души продолжали общаться друг с другом до самого последнего дня «папуасских каникул»? Они иногда «болтали» друг с другом, подбадривая и утешая, или просто летали рядышком, или тихо сидели на поваленном дереве. Я уезжал из Папуассии в твердой уверенности, что обрел там не только новых друзей, но и родную душу. Чистую и светлую душу маленькой старой комбайки…
Сейчас, пять лет спустя, я знаю, я уверен, что той новогодней ночью Душа женщины из первобытного племени подарила моей Душе какой-то очень важный навык. Я не умею сформулировать его, но он открыл передо мной новые горизонты. Если все же попытаться дать ему определение, то оно будет корявым, хотя и правильным по сути: я обрел возможность оперировать не только сознанием и подсознанием, но и сверхсознанием. Пусть на микрон, но все же…
Мы все живем в мире бизнеса, целей, проектов. Так вот, если хотите, я, благодаря той комбайке, уловил потребность в каком-то особенном, бо-жественном, проекте. Это никак не связано с религией. Отнюдь! Это просто слово такое – божественном. (Сколько не бьюсь, другое слово не подбирается). Я почувствовал, что есть место, предназначенное только для Меня. И никто другой меня не заменит. Есть нечто, что сотворить смогу только Я, и никто другой не сделает этого. Знаете, мне иногда кажется, что понимание этого и есть величайшее счастье. Это слишком хорошо, чтобы быть правдой, но это так. Это какая-та обжигающая радость, почувствовать зов судьбы, почувствовать свое предназначение.
И тогда я уже целенаправленно стал искать родственные и родные души.
Почувствовать их легко. Вы и сами прекрасно можете сделать это, если не будете, как мой любимый друг Петрович, упорно отрицать очевид-ное, возводя вокруг себя бетонные стены «научного» и «не научного». Вот уж у кого Мозг всё взял в свои руки и правит, словно вожжами, его мощ-ной и сильной Душой. А я веселюсь, потому что умею разговаривать с душой Петровича помимо его кучера-погонялы. Мы с ней обманываем мозг и вдвоем рвемся вперед и ввысь.
Я уже говорил чуть раньше, что для поиска родной души нужно делать всего одно, небольшое, но очень важное упражнение. И если не лениться, если не загораживаться дурацкими «Это не моё, потому что я так устроен», то все прекрасно получится! Упражнение заключается в «желании добра».
Все просто. Попробуйте, встретив человека, мысленно или вслух пожелать ему добра и удачи. Только всем сердцем, всей душой. Экспериментируйте! Желайте чего-то еще более конкретного, чего-то значимого для человека. Но поскольку вы все-таки не Бог, то не доводите упражнение до абсурда. Условно говоря, можно желать девушке выйти замуж, но нельзя желать «выйти замуж за Васю». Понимаете, о чем я?
Если вернуться к Библии, знатоком которой я не являюсь, но периодически выуживаю оттуда всегда самое важное и ценное для меня сегодняшнего, то окажется, что Иисус Христос верил в то, что любой человек располагает способностью благословлять и умножать, исцелять и преуспевать. И, конечно же, быстрее всего у человека это получается при взаимодействии с самим собой или родственной Душой. Ваши мечты и желания обязательно реализуются, воплотятся в жизнь, только, ради Бога (!!!) желайте! Не ставьте себе и своим близким блоки в виде отсутствия этого самого желания.
Пожелав добра родной душе, вы бумерангом получите для себя сторицей. Как вы думаете, что дает мне силы работать по двадцать часов в сутки, чего-то добиваться, к чему-то стремиться? Только ваши и мои желания!
Стадия воплощения желания не возможна без его четкой формулировки или при его отсутствии.
Я не очень путано говорю? Вы, если что, переспрашивайте. Будем копать глубже.
Уверен, что каждое наше желание, особенно высказанное вслух, является для вас и родственной вам души уже сформулированным запросом. Куда-то туда, в небесную канцелярию. Только обязательно фиксируйте (вот тут незаменим Мозг) каждый факт исполнения вашего желания. И пусть этот мозговой скептик твердит, что ваше желание исполнилось случайно, само собой, просто совпало, но вы-то знаете, что это потрудилась ваша душа и душа родных вам людей. (Родных – не в смысле родственников, а в смысле близких по духу).
Если вы все еще никак не можете разобраться в своем Я, или по-прежнему считаете себя тем, что видите в зеркале, или неким Большим УМкой, управляющим руками и ногами и позволяющим себе думать еще и о наличие какой-то души, не пытайтесь сразу со мной спорить. Давайте просто поиграем. Ведь ваш Мозг не против игры? Он понимает пользу развивающих игр? Так давайте поиграем в увлекательную игру в слова и желания. Почему нет?
Помните, как сказал Соломон: «Смерть и жизнь во власти языка»? Так что вам стоит произнести вслух ваше желание? Сформулируйте и ска-жите. Произносите так часто, как вам хочется. Можно даже чаще. Параллельно, пожелайте чего-то хорошего для своего близкого. Поиграйте друг с другом в такой вот замечательный пинг-понг. Единственное условие игры – желать мысленно и желать вслух нужно одно и то же. Бог не Тимошка – видит немножко… Поэтому вы должны искренне желать себе или кому-то именно то, что вы произносите. А то была у меня одна сотрудница, которая часто говорила своему непосредственному начальнику (начальнику цеха) примерно следующее: «Ну, да. Ну, да… Пусть тебя Миша директором назначит, на безрыбье-то и рак рыба». Понимаете, что она делала? Она вроде бы и желала человеку карьерного роста, и обрезала ему крылья, заставляя поверить в свою никчемность.
Это уже проституция! Проституция по отношению к себе, к тому человеку, с которым ты взаимодействуешь и чью душу ты мог бы приблизить к своей.
А! – скажет сейчас какой-нибудь скептик, - Вот мы, Миша, тебя и подловили! Не сам ли ты утверждал, что, если «желать успеха и быть готовым к неудаче, то стремление овладеть ситуацией достигнет цели»? Как же можно желать и настраиваться на поражение?
Да, я очень люблю это выражение. Но давайте уметь слушать! Ключевое слово - «Желать». А «быть готовым к неудаче», в моем понимании, обозначает лишь принять боксерскую стойку защиты и стоять насмерть. Не отступать, не сдаваться. Никто не даст вам гарантии, что ваше желание, произнесенное вслух и подкрепленное внутренним чув-ством, исполнится сию же секунду. «Быть готовым к неудаче» - означает лишь акт смирения и терпения, и веры в то, что желание исполнится, умения выстоять то время, пока желание будет претворяться в жизнь.
А теперь давайте еще раз вернемся к началу главы и попробуем запомнить, что обретение родной или родственной души многократно укрепит нашу собственную душу, поможет в поисках самого себя, обретении себя. Вот почему я советую всем, и чистым, красивым людям высокого полета (родным душам) и тем, кто все еще находится в лагере скептиков попробовать повзаимодействовать с миром через посылы взаимных желаний. Пусть пока это будет Игра.
Но Игра с большой буквы!


Глава 11.

Эту главу я хочу посвятить тем, кто, прочитав предыдущие главы, решит, что всё ему в жизни достанется очень легко, практически «на халя-ву».
Так может случиться, но лишь в том случае, если предел ваших желаний мягкий диван, бокал пива на ужин и неиссякаемая пачка мятых рублей в кошельке…
Книжка называется «Как взлететь над собой», не забыли? И сегодня я буду предельно жестко выражаться.
Если вы не готовы к правде, лучше остановиться и перечитать предыдущие главы еще раз.
Готовы?
Поехали.

Есть у меня приятельница, журналист и директор небольшого PR-агентства, основанного ее семьей, талантливый и творческий человек. Всё, что она «творит» у нее получается просто блестяще. А в целом жизнь не вытанцовывается. Она смотрит мне в глаза и без слов спрашивает: «Ну как? Как тебе? Нравится? Я молодец?». Да, мне нравится и ты молодец. Ну и что тут хорошего? Ты лучше других, равных себе по опыту и профессионализму, умеешь писать статьи или делать презентации. И ты всегда находишься, словно, чуть-чуть выше своих коллег. На шажок.
Так длится уже очень долго. Мучительно долго для нормальной человеческой жизни, которая, как ни крути, конечна!
Этот малюсенький отрыв «на шажок» от равных себе, конечно, при желании, можно трактовать, как огромный отрыв от тех, кто хуже тебя. Но в какой диспозиции ты к тем, кто заведомо лучше тебя? А ведь только сравнение с тем, кто выше и больше тебя имеет значение!
Когда я вместо того, чтобы в сотый раз послушно пробормотать «Нравится, Молодец, Умница» говорю что мне это от неё нынешней слушать уже не интересно, что я-то уже ушел вперед, Она закусывает губу, бычится и пытается мне доказать, что Пушкина или Достоевского из нее не получится.  Ибо - «Она так устроена»...
Ну и сиди в тени, в ожидании очередной похвалы от меня, или мамы, или мужа. Ты включи свой рабочий инструмент – Мозг – и подумай, что мешает тебе идти вперед? На каком направлении тебя ждет успех?
Пусть я соглашусь с тем, что Пушкина из тебя не получится, но из тебя вполне может выйти, скажем, Ксения Собчак – не столько великая журналистка, сколько раскрученный бренд, удачливый предприниматель.
Почему ты не думала об этом, не шла в этом направлении?
Тогда бы тебя хвалили и читали не две тысячи человек, а миллионы. Тогда бы ты не отдыхала раз в году три дня в Египте, а каталась с нами по всему миру или даже спонсировала эти экспедиции. Ты хочешь похвалы и одновременно недоумеваешь, почему ты такая талантливая считаешь ко-пейки….
Так что тебе мешает, дружище?
Ответ простой. Мешают слова «Я так устроена». Если отбросить тупое упрямство и пафос, то они обозначают буквально следующее: я не совершенна, у меня есть слабые места.
Вот! ВОТ! Вот мы и добрались до сути.
Представьте пятилетнего ребенка, которому вы поручите нарисовать на бумаге круг. Догадываетесь, каким неровным, с загогулинами и вы-пуклостями будет этот круг? Так же и человек! Выпуклости – это наши таланты и достоинства, провалы – наши слабости и недостатки. Круг может быть разного размера, большой или маленький, это всего лишь данность. Кто-то действительно может быть одарен больше или меньше, но стремиться к тому, чтобы подравнять линию круга под самую большую выпуклость может каждый из нас. И только добившись того, чтобы ваш круг (читай, ты сам) стал таким безупречным, словно он прочерчен циркулем, только доведя круг до идеала, мы сможем зажечь в нем, как в китайском фонарике, специальную горелку и резко взмыть вверх.
Так к чему я веду? Для того, чтобы взлететь над собой нужно не тренировать дополнительно «выпуклости» (таланты), а сломя голову нестись туда, где провал. Искать свое слабое место, искать то, куда идти категорически не хочется и работать именно в этом направлении.
У той моей приятельницы есть очевидное для меня слабое место: её активное нежелание вникать во все, что не связано с творчеством. А если еще приблизить – то во все, что не связано с творчеством, но тесно переплетено с рутиной бизнеса, в частности с управлением и бухгалтерией. Я начал копать глубже и увидел, что ей мешает. Бардак в делах! Она не знала, сколько страниц в день правит ее корректор, сколько звонков в день делает ее менеджер по продвижению проектов, какова рентабельность ее бизнеса и почему фирма все время болтается на грани скатывания в минус. А когда Ирина (по моей просьбе) притащила отчет своего бухгалтера и попробовала его прокомментировать – тут уж в ужас пришла она сама и заявила, что ей это совсем не нужно и не интересно. И тратить бесценные годы жизни на то, чтобы разобраться в хитросплетении цифр она не собирается.
Но ведь это и была та «впадина», которая в рисунке круга требовала немедленного заполнения. Что толку писать талантливые тексты, если по-том ты сама не знаешь, сколько денег ты за них получила. Не «сколько тебе сообщил менеджер, продавший текст», а сколько в реальности!
Это удивительно мощная штука – идти сознательно туда, куда тебе не хочется идти! Я не призываю насиловать свою личность и делать исклю-чительно то, что не хочется. Это была бы кастрация судьбы. Но переть только на зеленый свет, на «кайф», на «легко дается», не пытаясь заделать личностные бреши и восполнить провалы – еще большая проституция по отношению к самому себе.
Отказываясь идти в сторону своего слабого места, своего провала, человек рискует скатиться до уровня этого провала и превратиться в значительно меньший круг, чем был до этого.
К сожалению, и такие метаморфозы случались с моими знакомыми, и я даже определил для себя признаки такого душевного, личностного «схлопывания». Один из моих прежних директоров всегда любил повторять две фразы. Первую вы уже неоднократно слышали (про «я так устроен»), а вторую – про какую-то особую предвзятость судьбы и мира по отношению к нему. Он даже легко соглашался с тем, что он неудачник. И я долго не мог понять, что мне мешает поступить с этим человеком достаточно жестко и просто расстаться с ним, как с директором. Он сам не хотел меняться и фабрику тянул назад. И вдруг до меня дошло, почему ему выгодно быть «неудачником». Да именно ПОЭТОМУ! Этот покорный и вечно страдающий человек доминировал над нами и легко манипулировал окружающими и мной, прикрываясь своими вечными страданиями. Постоянно меряясь пиписками «у кого больше, у кого меньше» (в фигуральном смысле, конечно), он охотно признавал свою никчемность в сравнении с другими коллегами, демонстрировал стремление к переменам, просил сущую малость – любви и понимания. Однажды я не выдержал и сказал: «Ты врешь! Ты варишь слишком мутный бульон. Если тебя раздражает твое окружение – выскажи ему свое мнение. Разозлись. Если тебя раздражаешь ты сам – разозлись на себя». Настоящее и будущее не ужасно. Оно всегда адекватно тому, как ты с ним взаимодействуешь. И то, какой ты посыл ему (миру) посылаешь, такой же ответ получаешь в обратку.
Если ты, к примеру, страдаешь алчностью, то должен быть готов к тому, что мир (МИР) оставит тебя совершенно нищим. Мощи-то у него по-более, чем у твоей копеечной алчности. И ударит он тебя больнее. Тебе бы пойти в сторону этой слабости, заняться благотворительностью, помочь больным детям, или соседке пенсионерке. Но ты упорствуешь, ты предаешь Себя, свою душу, лукавишь и выкручиваешься, лишь бы из твоего кошелька не выпала ни одна монетка. И, в конце концов, проигрываешь. И обижаешься на весь белый свет, и чувствуешь себя несчастным и обездоленным.
О! Если копать в этом направлении, там такая глубина откроется!
Представьте, что вы – это маленький ребенок, а Большой Мир – это ваш родитель. И вот вы нашкодили. Нашкодили раз, два, три, десять. Включите воображение, представьте, как отреагирует ваш родитель. Вспомните свое реальное детство. Как вас ругают, критикуют, оскорбляют и лишают удовольствий ваши родители. Что при этом чувствует ребёнок? Как он себя ощущает?
Ребёнок чувствует себя беспомощным, бессильным, никчемным, виноватым, подавленным, мрачным, апатичным, несчастным, ужасным, он приходит в отчаяние и т.д. То есть, у него присутствует вся депрессивная симптоматика. Разве в таком состоянии можно созидать и радоваться жиз-ни?
Только если я привожу пример с каким-то понятным отрицательным качеством (той же алчностью, или завистью, или ленью) люди вроде все понимают. Но как только мы заводим речь о слабости иного рода (той же нелюбви к бухгалтерии, как у моей приятельницы Ирины), сразу же вклю-чается блок: это не про меня. Но ведь суть осталась прежней! Ты, в своем нежелании идти в сторону провала – нашкодивший ребенок. А мир и твое бытие – это строгий родитель. Он тебя любит, обожает просто, но воспитывать и наказывать будет до тех пор, пока ты не поймешь, наконец, в чем провинился и не исправишься.
Есть три женщины, которых я очень люблю – моя мама, жена моего друга и давняя знакомая, ровесница мамы, чудеснейшая женщина-библиотекарь. Они все три разные, разного темперамента и возраста, но все три похожи в одном: они не умеют слушать, слышать, но обожают настаивать на своем, считая, что разбираются во всем на свете. И как мне объяснить им, что в 99% случаев они оказываются не правы.
Я не могу с ними НЕ взаимодействовать, или их игнорировать, потому что, как я уже сказал, я их очень люблю.
Я не могу с ними спорить, потому что на это могли бы уйти годы….
Я не могу заставить их себя услышать, потому что…. не могу ДОКРИЧАТЬСЯ!
И я вынужден стоять в стороне и наблюдать, как мир очередной раз отвешивает им оплеуху. Как они сами расплачиваются за свою неправоту, свое упрямство, даже упертость. Думаете, это легко? Видеть, как твои самые близкие  переживают и мучаются, но наступают на одни и те же грабли. Только вчера это были красные грабли, сегодня синие, а завтра будут зеленые.
Я написал это для того и для тех, кто не желая идти в сторону своей слабости забывает, что рядом с ним находятся родные люди, переживаю-щие и страдающие значительно больше, чем сам «мистер нехочуха».
Быть счастливым легко. Взлететь над собой тоже легко. Важно захотеть и честно ответить себе самому на вопрос: почему со мной всё так, а не иначе?
Ваша жизнь сложилась не сейчас. И со временем вы стали похожи на копилку проблем – некоторое время ты их в себе собираешь, а потом, когда их становится слишком много они «выбрасываются» тобой в виде депрессивных состояний и апатии.
Постарайтесь успокоиться.
Не торопясь, проанализируйте свою жизнь и определите, что именно вас вводит в это состояние. Скажите себе честно, что вас тревожит. Какие части вашей жизни вы хотите изменить? Не закрывайте трусливо глаза, обнаружив (чаще всего случайно) ту свою слабость, которую очень хочется игнорировать.
Для того, чтобы ее побороть, нужно поставить перед собой цель, пусть даже временную и потихоньку идти к ней. Эта фраза звучит как-то слишком по-книжному и безлико, но я объясню ее вам на собственном примере.
Лучше всего у меня получается заниматься бизнесом. А больше всего нравится заниматься творчеством. Мне бы хотелось выступать перед зри-телями, поражать их своим остроумием, удивлять талантами, создавать какие-то невообразимые творческие шедевры. Но творчество – это мой личный провал. Я дожил почти до сорока лет, пока честно не признался себе в этом. Однажды я сказал себе: «Брат, да ты бездарен! Ты ничего не умеешь из того, что умеют поцелованные богом гении. Ты не пишешь стихов, не рисуешь картин, не играешь в театре, да и вообще, даже перед публикой выступать не умеешь».
И что вы думаете? Я опустил руки? Нет! Точнее, НЕТ!!! Я стал учиться у Петровича искусству фотографии, у Инны, его жены – искусству стихосложения, у моего приятеля-скульптора основам его профессии. И цели при этом всегда ставил очень небольшие. Например, удивить Андрея хотя бы одним удачным снимком. Или добиться того, чтобы Инна похвалила мое стихотворение, хотя бы одно. Или соглашался выступить с публичной лекцией перед студентами, хотя от страха этой публичности подкашивались колени, а ладони были жаркими и влажными.
Я продвигался к этим целям шаг за шагом, как ребенок, и вдруг, вы не поверите, выстрелило все сразу! Написалась книга стихов, прошла пер-сональная фотовыставка, мне даже посчастливилось сыграть в спектакле роль Чацкого, а недавно еще и в кино роль Иоанна Грозного. И ведь про-шло-то всего пять лет! Даже чуть меньше! Я с одной маленькой ступеньки скаканул сразу на Эверест и увидел еще более высокие горы и горизонты, открывающиеся передо мной. Это совершенно сумасшедшее счастье и радость!
А что было бы, если бы я так и продолжал заниматься только бизнесом, махнув рукой на то, что было во мне внутренним «провалом»? Ну, открыл бы я еще десять фабрик, заработал еще десять миллионов. Да хоть сто! Вопрос в том, стал бы я при этом счастливее? Скорее всего, нет.

Прочитал сейчас все написанное, и подумал, что в этой главе нет и намека на то, о чем мне всегда нравится рассказывать: об уроках тех при-ключений, которые мне подарили мои путешествия. И как только подумал об этом, сразу вспомнил одну притчу, которую нам рассказали в Венесуэ-ле, когда мы были на Ориноко, в гостях у местного шамана:
Когда-то давно старый индеец-гуарани  рассказал своему внуку одну жизненную истину:
- Внутри каждого человека идет борьба двух волков.
Один волк - это зло: гнев, зависть, жадность, надменность, гордыня, жалость к себе, ложь, обиды, эгоизм.
Другой волк - это добро: мир, любовь, надежда, спокойствие, скромность, доброта, щедрость, честность, сострадание, верность.
Маленький индеец, тронутый до глубины души словами деда, на несколько секунд задумался, а потом спросил:
- А какой волк победит?
Ответ старого индейца был прост:
- Всегда побеждает тот волк, которого ты кормишь.

Глава 12.
                                                                               Любить можно лишь ни за что, а если за что-то, это уже другое
                                                                                 чувство, тоже по-своему ценное и достойное, но нет в нем
                                                                                 обреченности, безоглядности и бескорыстия истинной любви.
                                                                                                                                             (Ю. Нагибин).


Если бы это была очередная книга о путешествиях, которые я пишу вместе с друзьями, то эту главу просто обязан был бы написать Леша Се-менов, так как именно он отвечает у нас за тему любви. Да-да, той самой любви, которую все мы понимаем достаточно однобоко – как взаимоотно-шения между мужчиной и женщиной.

В каком-то из своих интервью я сказал, что человек счастлив только в те моменты, когда он испытывает чувство любви. Только эти точки лю-бовных вспышек, озарений, экстазов и есть жизнь. Остальное – просто никчемное прозябание.
Сказал и задумался: а какую именно любовь я тогда имел в виду?
Если быть предельно честным и ответственным перед собой, то окажется, что любовь и Любовь суть разные вещи, хотя мы и не ставим в мыслях этой заглавной буквы. Эйфория, любовная горячка, страсть, даже чувство полета – это физический и ментальный аспекты любви, дарованные нашему телу и мозгу.
Дух же умеет любить всё, даже елку в лесу, только делает это так чисто и мягко, что мы греемся в тепле этой Любви, но почти никогда не осознаем этого, даже тогда, когда начинаем любить не ёлку, а родственную Душу...

В каждом нашем путешествии, в знакомстве с другими странами и народами, так или иначе, всплывал вопрос любви. Той любви, что очевидна для ста человек из ста, а не для избранных (как с любовью Духа).
А что вы хотите? Мы, изнывающие в духоте современной цивилизации, в жестком рыцарском корсете догм и моральных правил-запретов, вырывались в пампасы, где все человеческое естество предельно обнажено и еще не испорчено. Как гончая, учуявшая дичь, мы просто носом чувствовали флюиды настоящих, натуральных человеческих взаимоотношений, отношений между полами, имеющими единственное стремление – продолжение рода. Сколько же копий было сломано в дебатах о том, существует или нет в этих племенах любовь, в привычном для нас, шекспировском ее понимании.
Я помню, как первый раз меня торкнуло это звериное ощущение физической готовности к любви в племени масаев. И как я был поражен тому, что в результате узнал…
Представьте масайский крааль, точнее, у них он называется бома. Это периметр, огороженный плотным частоколом высохших заостренных палок, внутри которого расположены хижины, сложенные из коровьих и даже человеческих экскрементов. Стройматериал высушивается на солнце, разбавляется водой, смешивается с глиной и формируется в «кирпичи». Затем из этих кирпичей складывается круглая юрта. «Живут всю жизнь в дерьме, а как чудесно выглядят» - пошутил Николай Николаевич Дроздов. И, действительно, люди, которые вышли навстречу нашим джипам были прекрасны. Всего два или три мужчины справили сорокалетие. Остальные были совсем молодыми воинами, фактически юношами. «Морани, - опять пояснил Дроздов. – Молодых масайских воинов называют морани». Они питаются исключительно молоком и свежей кровью коров, возможно, по-этому у них такая гладкая, без единого изъяна кожа, такие мощные, мускулистые шеи (при общей сухопарости сложения). Эти шеи напоминают капюшон рассерженной кобры, или шею гепарда, замершего перед прыжком, или сильный загривок быка, предвкушающего корриду. Шеи плавно перетекают в довольно широкие плечи, особенно сильно контрастирующие с узкими бедрами и тонкой талией. Ноги – длинные, сухие и тонкие, выдающие в масаях прекрасных и неутомимых бегунов.
Помнится, я подумал тогда, что масаи должны быть прекрасными охотниками и воинами, равно как и активными, вечно неудовлетворенными самцами, ведущими полигамный образ жизни. И как же я ошибся! Полигамными, точнее полигиничными, у масаев оказались дамы: худенькие, высокие, плоскогрудые и бритые наголо женщины-тростинки, угловатые настолько, что, казалось, они начисто лишены всех, так любимых нами, женских округлостей.
Выяснилось, что масайские юные барышни ведут довольно свободный образ жизни. В любовные отношения они вступают еще в детстве, часто и охотно меняя партнеров, иногда по нескольку раз за ночь. Та девушка, которая умудрилась переспать с максимальным количеством мужчин, считается самой желанной и престижной невестой.
Метаморфоза в ее сознании и поведении наступает после заключения брака. Теперь она навсегда привязана к одному мужчине, а он старается хранить ей верность. Исключения составляют лишь его контакты с подрастающими соплеменницами. На отношения с ровесницами обычно накладывается строгое табу. Миф о полигамии масаев, кстати, главная ошибка туристических путеводителей. Все они утверждают, то что масаям не свойственно.
В масайских семьях никогда не бывает разладов и разводов. Брак заключается единожды и на всю жизнь. Самое свободолюбивое племя мира (по уверениям этнографов) добровольно заключает себя в тесную узницу «сожительства» с единственным избранником. Кстати, по поводу свободолюбия масаев ходят легенды. Колонизаторы знали, что масаев нельзя поработить или упрятать в тюрьму. Максимум через три месяца жизни в заточении масай умирает. Поэтому от идеи продавать их плантаторам-рабовладельцам Америки пришлось быстро отказаться. Да и сейчас, в современной Танзании и Кении, масаев не арестовывают. Им лишь назначают крупные денежные штрафы, в зависимости от тяжести совершенного преступления.
И вот эти свободолюбцы сознательно обрекают себя на жизнь с одной женщиной, в одном доме до скончания века?
Теперь рассмотрим прямо противоположную ситуацию. В некоторых уголках мира, где нам довелось побывать, на тех же Карибах, в Экваториальной Африке и даже в Австралии до сих пор существуют вполне моногамные браки, при которых мужчина щедро делится с каждым встречным поперечным гостем своей супругой. И отказываться от такого подарка – большущая обида для хозяина. Слава богу, мы всегда заранее выясняли, существуют ли в тех племенах, куда мы отправляемся подобные традиции, и если «гостеприимный брак» существовал – предпочитали ночевать не в чьих-то хижинах, а в палатках.
Смотрите, как интересно, практически каждое первородное племя, сохранившее традиционный уклад и считающееся моногамным, по сути своей таковым не является. Тогда получается, что наше сегодняшнее восприятие любви с его обязательной спутницей – верностью – некий искусственный элемент, появившийся в обществе на каком-то ци-вилизационном этапе? И является ли моральное общественное табу на измены свидетельством прогресса человечества? Почему Иисус Христос учил нас не прелюбодействовать, хотя у иудеев, у египтян, у римлян был широко распространен гостеприимный брак?
Мне кажется, я нашел ответ на этот вопрос.
Он кроется в самой сути многогранности любви. Забыв уроки мудрых древних греков, которые выделяли всего два вида любви – Эрос и Филию, в которых первый вид олицетворял всё то, что связано со страстью, а второй – всё, что страсть исключало, мы пытаемся слепить из любви эдакую ЭроФилию, удивляясь, почему эти два положительных заряда отталкиваются. Каждый нормальный мужчина и каждая нормальная женщина переживали любовный пыл, вожделение, страсть. Но далеко не все способны на многогранную Филию, на то, что свидетельствует о любви духовной. Точнее, мы испытываем лишь отдельные составляющие этой Филии – любовь к детям, родителям, родине, истине, богу…. И лишь самые высокие Души умеют любить безгранично, испытывая высшую форму любви – любовь к ближнему.
Да-да, дорогие мои друзья, до меня вдруг дошло, что любовь к ближнему - выше любви к Богу.
Бога любить просто и приятно. Он не предаст, не продаст, не изменит. Он всегда будет рядом с тобой. Он ОТВЕТНО любит тебя.
А вот твой ближний – далеко не всегда. И тут наступает самый интересный момент, который проверяет нашу Самость на прочность и гармоничность. Объединив в себе (у кого как получится) Эрос и Филию, мы начинаем страшно бояться безответности того самого ближнего, на которого они направлены. Если бы мы действовали по физиологическим законам (как в первобытных племенах), никаких терзаний, ревности и прочего, никаких подозрений в измене мы бы не испытывали. Но мы подмешиваем в букет наших чувств не только эротическое вожделение и удовольствие (пищу для тела), но интерес и уважение (пищу для Мозга) и даже в значительной степени духовное, эмоциональное родство (то, что, конечно же, питает Душу).
Поскольку большинство из нас считает себя неким конкретным индивидуумом (скажем, Васей Пупкиным), наделенным неким абстрактным Духом (зачем он ему, Вася и сам не знает), то Тело и Мозг, ощутившие любовь и желание обладать кем-то (Дуней Ромашкиной), тут же начинают защищать завоеванное с отважностью и свирепостью цепных псов. А растерянная Душа, то есть настоящий Вася Пупкин, со слезами на глазах наблюдает за этими баталиями, чувствуя, что и в этот раз ее не услышали, не поняли, не пустили дальше порога супружеской кровати или общей коммунальной кухни.
Почему мы забыли философию древних, такую чистую, такую изящную и духовную, которая в сказочной мифологии рассматривала любовь не столько как факт личной жизни, сколько как универсальный космический процесс, в котором человек участвует, но не играет решающей роли? Мы бы поняли, что по законам этой космической игры, мы лишь одна из дуальностей (мужчина и женщина) необходимых для гармонизации всего процесса. Мы лишь вода и пламя, земля и небо, день и ночь, черное и белое….
Так разве можно говорить об измене, если ты вдруг все это признал прямо нутром, сердцем? Ты обрел свою половинку, которую безумно страшно потерять. Эта половинка, кстати, тоже Ты, но воплощенный в женском теле, это твоя родственная душа. А изменить самому себе не получится, как бы себя эта вторая твоя половинка не вела, и на что бы она тебя не провоцировала, и в чем бы она тебя не упрекала.
Поэтому, если вы задаете себе вопрос об измене, ревности, то для начала  разберитесь, в какой из граней любви вы сейчас находитесь, и какая из ваших запчастей (Тело или Мозг) отвоевывает свою добычу.
Поверьте, это безумно трудное упражнение и очень необходимое просветление.
Без него тупик.
Без него никак.
И не в какой-то там абстрактной будущей загробной жизни, а здесь и сейчас, поелику ваша Душа, то есть вы сами, все-таки присутствуете именно здесь, и именно сейчас.
Мне доподлинно известно, сколько личных драм и трагедий пережили мои друзья, мои самые близкие люди, наступая на вечные грабли слов «измена» и «ревность». Как мне достучаться до вас, чтобы вы услышали то, что удивительным образом преобразило, расцветило и осчастливило мою жизнь?
Влюбленный человек, как тетерев на току, как правило, глух к любым увещеваниям и уговорам. Но сейчас-то у вас есть минутка? Вы сидите с чашечкой кофе и читаете эту книгу, поэтому сможете, как минимум, отключить один свой инструмент – Тело – его запросы к удовольствиям, и настроить второй инструмент – Мозг, хотя обращаться я, конечно же, буду к вашей Душе.
Итак, если вы только начинаете мучиться болью измены, которая выражается либо в стыде (у изменившего), либо в ревности (у обиженного), постарайтесь почувствовать и принять сердцем одну простую истину – Душа к изменам не способна! Ни ваша, ни чья бы то ни было еще. Это такой целостный и чистый Космос, который нельзя оплевать или опошлить. И если вы действительно любите (ЛЮБИТЕ!) то с радостью простите себе и ей (своему Телу и ее Телу) любую слабость, лишь бы не потерять родную Душу. Что будет, если вы сейчас отлепитесь от этой Души и захлебываясь слезами, пуститесь в одиночное плавание? Воля ваша, конечно, но вы ведь ПОТЕРЯЕТЕ, а не ОБРЕТЕТЕ.
Если вы думаете, что рассуждая обо всем этом, я говорю какие-то абстрактные вещи, не пережитые мной лично, то вы ошибаетесь. Сколько дров было наломано, сколько минут, дней, месяцев было потрачено на эти напрасные и иррациональные терзания - подсчитать сложно.
А потом, однажды, в Центральной Африке, сидя с температурой у огромного поваленного дерева и не находя сил, чтобы встать (друзья знают, что тогда я подхватил жесточайшую малярию), я вдруг поднял глаза к небу и отчетливо увидел себя, сидящего, с высоты птичьего полета. Тот, в небе, Я, был радостен и счастлив, он очень отстраненно наблюдал за моим телом, жалея его и любуясь им одновременно. Он позволял моему телу страдать, но я был уверен, что какую-то роковую грань мне переступить все же не суждено. И до меня дошло (не уверен, что в тот самый миг, но примерно), что точно так же Я наблюдаю за своим телом ВСЕГДА. И его, Тела, самочувствие, а уж тем более, его поступки никак не изменяют Меня, парящего в вышине.
Вернувшись в Москву, я рассказал об этом своем открытии одной приятельнице, радуясь, что сейчас это сакральное знание существенно об-легчит ей жизнь (женщина очень переживала от измен мужа). И знаете, что эта чудачка мне ответила: «Спасать то, что разрушено, не стоит. Такая семья будет напоминать склеенный кувшин, который издалека вроде бы радует глаз, но вблизи все его трещины проступают. Так и измена, которую тщательно скрывают, ранит своими осколками. Сколько можно прожить, ежедневно причиняя себе боль обманом?».
ОНА НИЧЕГО НЕ ПОНЯЛА!
Она опять думала о каком-то обмане, о каких-то осколках.
Душа не умеет обманывать.
Обманывает Мозг, Тело, но это же наши низшие ипостаси. А предавать они (Тело и Мозг) собираются Душу!
Хороший принцип создал Антуан де Сент-Экзюпери: «Мы в ответе за тех, кого приручили». Но взрослые люди привыкли поступать как ма-ленькие дети, которые хотят иметь всё, что им понравится, не задумываясь о последствиях. И отказываются от единожды обретенной родной Души….
Подумайте об этом, пожалуйста, друзья. И тогда вы поймете, почему я давно и ни на кого не обижаюсь!


Глава 13

                                                                                                Отучить от чего-нибудь — труд более тяжелый и первоочередной, чем научить чему-то.
(Квинтилиан)


Смотрю вокруг и думаю, сколько же по земле ходит-бродит старых детей….
Не устаю изумляться, видя, как во взрослую жизнь входят не возмужавшие, помудревшие, окрылённые Души, а такие вот детки-старички, так и не сумевшие осознать, зачем им была дарована короткая, в сущности, жизнь.
Помните, грустный бородатый анекдот об этом самом «в сущности»?
Это когда на каком-то грузинском кладбище туристам показывают самые красивые надгробия и те читают буквально следующее: «Такой-то такой-то родился в 1912 году, умер в 1970, в сущности, прожил пять лет». И так почти у каждой могилы. То два года жизни, то четыре…. «Что за странная математика?» - недоумевают туристы, а экскурсовод объясняет:
- У нас в Грузии мужчина должен построить дом себе, построить дом старшему сыну, купить машину себе, купить машины всем детям, подарить всей родне по винограднику, выдать замуж дочерей, сыграв свадьбы на 5 тысяч человек, минимум, и положить на сберегательную книжку миллион. И когда он это всё сделает, можно сказать, что он, в сущности, жил.
- Коля, напиши на моей могилке: «В сущности, родился мертвым», - печально вздохнув, говорит один из туристов другу….

Анекдот мудрый, но в нем сделан неверный акцент на материальное благополучие. И я полностью согласен с тем, что совсем не всегда годы нашей жизни тождественны промежутку между датой рождения и датой ухода.
Возьмем обычного среднестатистического человека. Он рождается, переживает период младенчества, затем дошкольные годы, начальную школу…. Что интересует его в тот период? Элементарное накопление навыков. Он учится ходить, четко знает, что кашу в рот можно положить ложкой, а не рукой, чтобы не обжечься. Потом он осваивает велосипед и запоминает буквы, из которых складываются слова. А дальше вся его жизнь представляет сплошное усовершенствование полученных навыков. Ходьбу можно заменить прыжками, бегом и плаваньем. Умение писать шариковой ручкой – умением набирать тексты на клавиатуре компьютера. Ложку заменить вилкой и даже китайскими палочками. Велосипед – автомобилем. Любой из этих навыков незаметно доводится до автоматизма и становится таким же естественным, словно всегда был человеку присущ. Ложка или карандаш кажутся продолжением руки, такой своеобразной физической приспособой, колеса велосипеда – двумя лишними шустрыми парами ног. Это фигурально, конечно. Но, тем не менее…. Как только мы перестаем фиксировать в Мозгу некое действие (вот я поднимаю руку, растопыриваю пальцы и беру зубочистку), мы получаем автоматизированный навык, привычку, опыт. (Запомните это слово – ПРИВЫЧКУ!).
И каждый раз, ВЫНУЖДЕННО усовершенствуя эти элементарные навыки, человек испытывает внутренний дискомфорт и детский протест: а зачем оно мне надо, меня и так все устраивает.
Представляете друзья?! Мы усовершенствуем навыки через «не хочу». Через внутреннюю борьбу. Что уж тут говорить о введении ПРИНЦИПИАЛЬНО новых навыков? Только задумайтесь над тем, что людская косность, ограниченность, вечное «я руководствуюсь жизненным опытом» - это не что иное, как отказ от того, чтобы поменять спичку, которой ковырял в ухе вчера на специальную ватную палочку сегодня!
И в этом-то коварство нашего опыта, ПРИВЫЧКИ, как любят утверждать некоторые.
Да, ты умеешь ходить, но жизнь тебя подводит к пропасти, через которую протянут тонкий канат. И ты, со своим навыком ходьбы, резко останавливаешься и понимаешь – дальше ты не рискнешь сделать и шага. Почему? Ты разучился ходить? Нет! Просто изменились обстоятельства, и мир тебе предложил очередной вопрос. Вместо того, чтобы сообразить, каким образом можно перебраться через пропасть, (например, привязав себя на петле из брючного ремня к канату и перебирая руками-ногами как альпинист), ты отстаиваешь полученный навык ходьбы и соотносишь его с опасностью упасть в бездну. А ведь на другой стороне пропасти тебя могут ожидать золотые горы, несметные сокровища, красивейшие женщины, молодильные яблоки…. Но ты предпочитаешь остаться здесь, со своим убеждением в том, что раз ногами пройти нельзя, то и пробовать не стоит.
А ведь таких «пропастей» у нас у каждого случается по пять на дню. И наш Мозг, наше Тело их именно так и воспринимают: пропасть, обрыв, опасно! А если это не пропасти? Если судьба нам дает шанс? Тысячу шансов ежеминутно….
И дело даже не в том, опасно или нет, что-то предпринимать… Дело в том, насколько нас ограничивают и кастрируют наши навыки, наш опыт, наши мозговые убеждения. Мы их отстаиваем с какой-то несусветной лютостью и отчаянием, не понимая, что они гробят нам жизнь.
Представьте, что наш опыт – это наше имущество, наш капитал, собранные за долгие годы упорного труда. Вот эти дома, машины, золото-бриллианты, шубы, чайники, сервизы, прочие атрибуты, эквиваленты прожитых трудовых лет…. И теперь еще раз представьте, что сбылись пророчества майя (или кого там, инков?) и этот 2012 год действительно последний в истории планеты. Завтра, через полтора часа наступает Армагеддон. Неотвратимо. Не как в кино, а прямо-таки КОНЕЦ, и всё! Что вы будете делать? Рыдать над имуществом? Не думаю… Вы выйдете на улицу, обнимите родных и близких, тесно-тесно прижметесь и будете впитывать во все глаза последний закат, или радугу, повисшую в небе, или вслушиваться в трель соловья… Вы даже не подумаете о том, что в какой-то квартире осталась какая-то соковыжималка или пачка купюр в коробке из-под чая. И только те, кто не верит, что КОНЕЦ – это конец, будут тратить последние секунды на вытаскивание из дома нажитого скарба. Так и уйдут на небо, спасая ненужный скарб, мусор, ПРИВЫЧКУ жить красиво. Хочется вам быть в ряду этих мусорщиков? Так что ж вы держи-тесь за свой опыт, за «имущество» Тела и Мозга? Никак не можете поверить, что конец света, умирание и воскрешение происходят не раз в миллиард лет, а ежесекундно: здесь и сейчас?
Могу привести другой пример, из иной, как говорят, оперы. Возможно, он пригодится моим коллегам-бизнесменам, практикам до мозга костей….
Много лет назад я встречался с Альберто Ниери, выдающимся итальянским дизайнером, мебельщиком. Его, как и меня безмерно удивлял тот факт, что люди, покупая диваны, в 80% случаев заказывают коричневую или светло-коричневую обивку.
Почему?!!!!
Спросишь – говорят: «Практично». Что практично? Ты на 200 лет диван покупаешь? У тебя есть привычка ронять на обивку по вечерам яич-ницу? И, вообще, кто тебе сказал, что на красном или черном диване пятна более заметны, чем на коричневом? Из всего, что более всего пачкает ме-бель, я могу назвать вино (красное), чернила (синие), кефир (белый), зелёнка (зеленая). Где тут коричневый цвет? Кто ввёл тебе, человек, этот дурацкий навык, а, главное, зачем ты за него держишься?
Так мог бы вести себя ребенок, которому мама строго-настрого запретила подбирать на улице фантики, потому что они могут быть заразными, потому что они мусор. И автоматом под это понятие – «мусор» - попала бы любая бумажка, валяющаяся на тротуаре. А вдруг там бы лежала пятитысячная купюра? Неужели твоя собственная мама не подняла бы ее?
Вот в чем лукавство нашего Мозга! Он живет в плену догм и навыков, оставляя лишь небольшие лазейки, вроде той самой купюры на дороге. И человек…. перестает взрослеть. Он стареет, оставаясь, по сути, седым и сутулым ребенком.
И, благо бы, мы еще собственными навыками руководствовались.
Так, нет же. Мы еще умудряемся руководствоваться чужим опытом, чьими-то убеждениями. Вспомните, многие наши родители замусоривают дома и дачи миллионами ненужных баночек, пакетов, веревочек, резиночек, поломанными табуретками, порванной или ставшей малой одеждой. Зачем оно им? Откуда этот навык?
Ответ - «Пригодится!», - я не признаю. Да, согласен: родители родителей, бабушки и дедушки, возможно, пережили войну, голод, разруху, тотальный дефицит всего. Но сами родители уже нормально зарабатывали, их дети ходили в школу и ездили в пионерлагеря, потом закончили институты, занялись бизнесом и СЕГОДНЯ они в состоянии покупать маме чуть ли не каждый день по новой паре чулок или по кофточке. Так зачем она хранит в чулане свои старые, рваные халаты за пятьдесят лет и те носки, в которых папа первый раз пришел из армии? Зачем она мою, вашу (МОЮ, ВАШУ) жизнь превращает в мусорную свалку?
Это тот самый случай, когда чей-то чужой навык может обернуться для другого человека уже серьезной проблемой. И если взрослый человек сможет противостоять диктату это навыка, но старый ребенок – нет.
Кстати, это тот самый случай, когда я говорю не абстрактно, а говорю о себе. Смотрите, как интересно. Осознав, точнее прочувствовав единожды, что чей-то чужой опыт мне вяжет крылья, не дает летать, я пережил мучительный катарсис выхода из плена чужого опыта, который чуть было не стал моим.
Поняв, что победить мамины привычки у меня не получается, что я сам все глубже и глубже попадаю в плен этого чужого для меня и чуждого навыка, я решил качественно трансформировать его. Здесь мне пришлось использовать все доступные человеку запчасти и приспособы: тело, мозг и даже «подручные» приспособы в виде близких и друзей. И трансформированный, модифицированный навык советского скопидомства очень быстро превратился в навык коллекционирования, заразивший даже отца.
Кто был в моем кабинете, тот знает, что там собраны тысячи, казалось бы, не нужных предметов: книг, сувениров, каких-то альбомов, забавных вещиц, привезенных из разных стран. С первого взгляда – такой же «чулан» как у мамы на даче. Но принципиальное отличие его в том, что все эти предметы я РАЗДАРИВАЮ. Я поменял минус на плюс. Я достаю из этого чулана (а предварительно приношу в него) самые интересные подарки, которые хотя бы на минутку, но согрели мне душу и с удовольствием отдаю их своим друзьям. Они радуются, и я получаю ответное тепло. И вот уже мой мир не захламляется, а греет, светит. Он живет с целью!
Не знаю, успели ли вы заметить между строк очень важное выражение «решил трансформировать». Иными словами – преодолеть. А еще другими – предпринять что-то…
Здесь мы подходим к очень важной характеристике взрослой души. Наша детскость и инфантилизм так и останутся с нами навсегда, не давая взлететь, если мы не будем что-то ПРЕДПРИНИМАТЬ, ограничиваясь лишь намерениями. Даже самыми благими.
Помните, я начал одну из первых глав с вопроса о том, сколько у вас есть знакомых, мечтающих о путешествиях и приключениях? У меня их море. Особенно много стало после того, как мы с друзьями начали не просто сами ездить в путешествия, но еще и снимать об этом фильмы, писать книги. То и дело слышу: «Классно, Миша. Как я бы хотел (хотела) поехать с тобой». Но вот наступает день старта следующего маршрута и вся эта армия желающих куда-то растворяется. У всех находятся ПРИЧИНЫ не сделать то, что просила душа.
- Миш, ну ты не сравнивай свои финансовые возможности и наши.
- Миша, я бы с радостью, но мой доктор не советует именно в это время года и именно в этот климат.
- Миша, у меня на выходе два новых фильма и участие в сериале.
- Миша, как мне бросить ребенка, ведь ему всего три года.
- Миша, ты же знаешь, что я не могу рисковать работой, а отпуска мне не дадут.
И лишь считанные единицы срываются и…летят. У них тоже нет денег, у них тоже хреново со здоровьем, у них тоже хворые мамы и маленькие дети с ревнивыми женами. Но… летят! И именно такие души я начинаю уважать и считать взрослыми. Если хотите, это тест на Созвучие наших душ. Всем остальным я могу еще сто раз рассказывать про взаимодействие Тела, Мозга, Души и пробовать-пробовать-пробовать подтолкнуть их к счастью. НО! Тест не пройден. Мозг блокирует намертво даже стремление к удовольствию. И детская душа старого человечка остается в душной Москве покрываться налетом новых дел и проблем, тихо жалуясь мне в СМС-ках о том, как её всё достало….
Вы можете выбрать себе другой тест. Но пройдите его обязательно. Возжелайте, захотите чего-нибудь вне рамок, или за гранью ваших воз-можностей. Только не лукавьте. Не стоит подглядывать в кошелек и на календарь и говорить: «Возжелаю-ка я Турцию на 7 дней за 300 долларов», если именно такая сумма лежит у вас в заначке и именно столько отгулов накопилось за год. Такое желание и такое исполнение желания - ПРОСТИТУЦИЯ вашего мозга.
Вспоминаю смешной случай.
Подвожу одну знакомую, лет, эдак, шесть назад, после интервью к Киевскому вокзалу (журналистка была из другого города). Рассказываю ей примерно все то, что только что говорил вам, и она, загораясь, отвечает: «Да, да! Я поняла! Ты тысячу раз прав, Михаил! О! Как я теперь изменю жизнь! Я мечтаю, просто мечтаю купить себе французские духи за тысячу долларов»! (Извините, название запамятовал). «Вот приеду сейчас домой, одолжу денег до зарплаты и обязательно куплю!».
Ключевые слова – ДО ЗАРПЛАТЫ и МЕЧТАЮ!
Да ни фига она не мечтала. Она просто элементарно хотела эти пафосные духи и теоретически имела возможность, поднакопив, их купить. Но каков, подлец, Мозг! Он быстро трансформировал ее обычное желание в мечту, настроил мнимых преград и мучительно их «преодолел». Прости-тутка Мозг!
А ее душа так и осталась бескрылой, так и не откликнулась на мои слова, не услыхала или не поняла мою душу.
Зато у меня есть и другой пример. У одной из моих знакомых ребенок безнадежно болен с рождения. ОЧЕВИДНО и БЕЗНАДЕЖНО. Но она столь истово мечтала о его исцелении, вопреки Мозгу, вопреки аргументам врачей, что заразила светом своей веры, огнем своей души и всех нас вокруг. И вот уже девочка живет на свете двенадцать лет. Не год, не два, как отмеряли ей врачи, а ПОНЫНЕ! Вот эта душа, действительно, повзрослела. Вот у нее, действительно, появились крылья и сотни таких же взрослых душ устремились ей на помощь.
Так что выбор всегда за вами.
Если хотите жить тихо, сытно и бескрыло – мы закончим разговор.
Продолжение его нужно только тем, кто ДЕЙСТВИТЕЛЬНО хочет взлететь над собой.


Глава 14.

Если бы вы только знали, как мне не хочется вылезать из уютной норки задушевной беседы у камина, с бокалом хорошего коньяка и сигарой в руке и вытаскивать эти страницы на хирургический стол, под свет беспощадных ламп и скальпель хирурга. Если бы только могли понять, что быть милым пастырем несоизмеримо приятнее, чем правдорубом, вы бы догадались, чего стоит мне весь этот разговор.
Вчера, после нашего возвращения из Черногории, мне позвонила моя приятельница Инка и предложила: «Миш, давай встретимся и поболтаем по старинке». По старинке – в ее понимании именно так: душевно, неторопливо, перетирая в сотый раз неудачи и проблемы, жалуясь друг другу на жизнь и суку-бизнес, на непонимание близких и отсутствие любви.
Но я чувствую, вижу – нельзя по старинке. Нельзя, категорически! Так что, прости, дорогая Могилева, но сегодня я не пастырь, но хирург. И говорить мы будем о лукавстве. Твоем, моем, нашем, общем. И о том, к каким непоправимым бедам оно может привести, если мы будем продолжать жить в мире иллюзий.
Давненько я не вспоминал на этих страницах опыт наших путешествий и приключений, поэтому начну свою хирургическую операцию с анестезии – притчи о давно минувших событиях. Давайте вернемся в Венесуэлу, в Латинскую Америку, на Канайму – «страну» мощнейших водопадов и стремительных рек. Все  наши приключения описаны подробно в книги «Кито-Кока-Ориноко», ноя хочу зафиксировать внимание на одном эпизоде.
Итак. Канайма.
Собственно заповедником территория Канаймы, получившая название в честь лагуны на реке Каррао, стала в 1972 году. Почти сорок лет назад. По меркам природы — срок ничтожный, неуловимое мгновенье. Ведь возраст этих скальных массивов, по словам нашего гида, — более двух миллионов лет! Для нас, людей, это — необозримый временной интервал, эра, которую и представить трудно.
Эти гигантские каменные плато или столовые горы (похожие на перевернутые вверх тормашками грибы лисички) называются тепуи. Всего их здесь больше ста.
- Ты пойдешь в лагуну? – заглядывает ко мне приятель. – Все уже собрались. Говорят, там самый красивый пляж в мире…
Песок, покрывающий берега лагуны приводит нас в состояние шока: чистейший, песчинка к песчинке, белого цвета с вкраплением розоватых зерен, он хрустит и нежно стонет под ногами, как живое существо. Если ритмично загребать ногами, звук становится похож на грустную индейскую мелодию. Такого я ещё нигде не встречал, а повидать самых разнообразных пляжей мне довелось предостаточно... Вода в лагуне шоколадного цвета. И это не обман зрения в надвигающихся сумерках. Местный гид объясняет, что всё дело в особых растениях (водорослях) и растворенных в воде минералах.
- Здесь прорва золота. Там внизу. Под водой… - у гида вид мечтательного авантюриста.
На видном месте пляжа стоит большой щит: «Купание вне зоны пляжа категорически запрещено».
- Прошу вас помнить об этом! – переводит проводник. – Если вы нарушите запрет, меня дисквалифицируют и уволят, а группу депортируют с Канаймы.
Дело в том, что в Лагуне существует сильное круговое течение. Сносит прилично, но плыть можно. Правда, только в сухой сезон. Сейчас не разгуляешься. Либо унесет в водопад, либо будет крутить до тех пор, пока не кончатся силы.
Вода приятная, она ласково обволакивает тело, смывает не только пыль и пот, но и все тревоги.
Мы с Андреем, Алексеем и девчонками идем на скалы, фотографировать водопад сверху. Начинает темнеть, и нужно поймать уходящий свет.
Хороших снимков получается мало. Андрей забирается на самый верх и подходит к водопаду совсем близко, но перед глазами только тяжелые, клокочущие, янтарные буруны воды. Я пробую найти площадку пониже, чтобы в кадр попадали ниспадающие потоки. Совсем рядом тенью проскальзывает Алексей. Он челночит между нами, передавая наши сообщения друг другу. Нужно сказать, что из-за рева воды говорить приходится очень громко.
Вдруг снизу раздается крик. Пробуем подойти к краю утеса и понять, что случилось. У кромки беснующейся воды, на шатком камне стоит Саша Фе-тисов и размахивает над головой белой ветровкой. В сумерках уже плохо видно его лицо, но судя по интонации, случилось нечто ужасное. Скорее догадываемся, чем слышим, но сворачиваем съемку…
Мы горохом катимся к Александру. Земля мокрая, склон крутой, сланцы, непредусмотрительно одетые для такого мероприятия, мгновенно соскаль-зывают с ног и теряются. Тонкие, гибкие корни деревьев цепляются за пальцы ног, режут кожу ступней, словно бритвой. Выступающая кровь только усиливает скольжение. Аня оступается, падает на живот и вперед руками скользит по склону. В самый последний момент ее ловит Алексей.
Саша стоит бледный и растерянный.
- Что произошло? – спрашиваем мы, не успев отдышаться.
- Я пошел снимать водопад. Но не на гору, а сюда. И наткнулся вот на это… - Саша показывает на сандалии, белую рубашку и серые шорты.
Мы следим за его рукой.
- И что? – не понимаю я.
- Это вещи Володи-психолога…. Он, когда вы ушли, сказал, что ему плевать на запреты. Что указывать ему никто ничего не может. Даже Бог. Потому что он выше Бога.
- Что за бред? – возмущается Алексей.
- Я тоже подумал, что бред. Тем более, я видел, как Вова Сайгин уводил его пьяного с лагуны. Но потом я нашел вот это…
Раздается короткое, смачное ругательство. Коллективное, замечу. И сразу за ним встревоженный голос Андрея:
- Миша, ты выше меня ростом. Глянь, мне кажется, или в пене человек?
Посмотрев туда, куда показывает рука Андрея, я чувствую, что земля уходит из-под ног. В том месте, где мощные потоки водопада соприкасаются с поверхностью озера, вздыбливаясь, мгновенно серея и превращаясь в мохнатые липкие шапки противной пены, закручиваясь в смертельном и страшном танце, белеет какой-то округлый предмет. Даже предположить жутко, до икоты, что это не просто предмет, а запрокинутая человеческая голова, вращающаяся безвольно, покорно, смертельно….
Решение принимается моментально.
- Саша, ты можешь добежать до пляжа? Нужно вызвать спасателей.
- Бегу! – коротко, по-военному отвечает Фетисов и бросается напролом по острым прибрежным камням, рискуя сломать себе шею. Дорогущая тех-ника (и камера, и наши фотоаппараты) брошены на большой валун, который периодически облизывают волны. Но нам сейчас не до техники.
Голова продолжает все тот же похоронный вальс в водовороте, а до спасателей Саше бежать примерно полтора километра…
Быстро темнеет.
Теперь уже совсем трудно что-либо различить. До пострадавшего человека примерно метров тридцать. Доплыть или дотянуться чем-то – не реально. Правда, в десяти метрах от берега есть довольно большое скопление камней, с них можно было бы попробовать добраться до Володи, но это смертельно опасный аттракцион. Вода с ревом проносится между нами и этим утлым островком.
- Быстро все раздевайтесь! – командую я.
Не спрашивая, зачем – все снимают одежду, оставаясь в плавках и купальниках. Понять, что происходит – не возможно. Просто очень страшно. Впервые человеческая смерть находится от тебя так близко, а ты ничего не можешь сделать.
Но, похоже, цели раздевания не понимают только девчонки. Андрей и Алексей тут же принимаются рвать футболки и джинсы на отдельные лоскуты, которые из-за того, что намокли, стали прочнее во сто крат. Наконец готов импровизированный канат. Леша с Андреем берутся за его концы, а я становлюсь в петлю, разместив ее где-то в районе груди. Рассчитав траекторию течения, я выбираю точку, максимально приближенную к стене водопада. Могучее течение мгновенно, как тростинку, сносит меня обратно. Но до камней остается несколько мощных гребков…
Закрепившись на валуне, я даю отмашку Андрею. Теперь уже мой друг, перебирая по канату руками, рискуя быть снесенным потоком, пробирается ко мне.
Инка отворачивается и тихо плачет от страха. Рядом с ней безнадежно рыдает Аня.
- Ну, девчонки, выручайте! – Леша совсем бледный, но губы его решительно сжаты. Он придавливает канат тяжеленным камнем и вручает им его конец:
- Только не свалитесь сами! Упритесь ногами и, если что, бросайте все к чертовой матери. Главное, чтобы вас не унесло. Меня мужики как-нибудь выудят… - Леша пытается улыбаться.
Тяжелая, мокрая веревка натягивается, и Леша прыгает в воду. Женщины орут, как ненормальные. Но держат!
Я зажмуриваюсь и пытаюсь вспомнить все молитвы, которые когда-то читала моя бабушка: «Боженька, пожалуйста. Пожалуйста, милый Боженька!»
Сколько прошло времени? Десять минут? Двадцать? Есть ли смысл рисковать дальше? Наверное, есть. Даже если Володя погиб, мы не можем его тут бросить….
В темноте уже совсем плохо видно, но друзья снова обвязывают меня веревкой вокруг талии.
- Леша! Что там? – орут испуганные женщины.
Я уже в воде, в нескольких гребках от пятна светлой головы. Водоворот так и кружит нас в смертельном танце. Его – светлую и мою темную головы.
Я даже не успеваю осознать, как умудрился ЭТО рассмотреть в полной темноте, как внезапно понимаю, что водоворот высвечивает мощный луч прожектора. Это прибыла лодка спасателей….
Описывать, как оказывали первую помощь захлебнувшемуся пеной и находящемуся без сознания Володе, как затем возвращались к месту трагедии, чтобы отыскать забытую аппаратуру, как отпаивали друг друга чаем с ромом (озноб колотил, не отпуская), как бинтовали изрезанные ноги – я не буду.
Скажу лишь, что разговор после всего случившегося состоялся очень серьезный.
Председателем собрания стал Вячеслав Андреевич, мой отец. Он никого не обвинял, не порицал. Он просто попросил объяснить, что произошло?
Владимир, осунувшийся, бледный до синевы и сидящий в стороне ото всех, хмуро ухмыляется:
- Вам не понять…
- А ты попробуй. Объясни. Нам вместе еще четверо суток куковать.
- Я проверял себя. А вы мне помешали. Точнее, они помешали – Владимир презрительно вскидывает руку в направлении нашей компании.
- Ах ты, гад! – срывается темпераментная Могилева. – Да люди из-за тебя погибнуть могли. Они жизнью рисковали…
- Помолчи, пожалуйста, - осаживает её Николай Николаевич. – И что же, Володя, вы хотели проверить?
- Какая вам разница? Какое вам всем до меня дело? Это мои игры с Богом. Я не собираюсь отчитываться…

Игры с Богом. Самые дурацкие игры на свете. В нас нет веры, но полно суеверий. Мы доверяем собственное счастье подкове или кроличьей лапке и живем в плену каких-то малоценных духовных практик и разочарований. Потому что мы лукавим, говоря о духовности. Себе врем, понимаете? Что бы получил в результате своих игр Владимир, не приди мы ему на помощь? Разочарование? Чушь! Смерть бы он получил и всё!
Меня в тот момент, словно током шандарахнуло: «Разочарования нет. Есть или промысел божий, счастливый случай или смерть». Нельзя верить сразу в две силы – Добра и Зла. Добро – это абсолютная сила, которой не может противостоять ничто другое. По крайней мере, не может противо-стоять в равной степени. Или Добро, или смерть. Смерть – в понимании многих – Зло. Но это зло – выбор (и опять-таки, единственный) тех, кто противопоставил его Добру. Скажем, кто-то бросился на человека с ножом и убил его. Но убив его, он причинил Зло себе, он сам стал олицетво-рением этого зла. А убитый человек (допустим, что он был светлым и хорошим) так и остался со своим Добром. Да, он погиб. Но погиб счастливым, убежденным в силе добра, и не испытав разочарования.
Понимаете, какая интересная штука вытанцовывается?
Смерть – это, конечно, самый крайний и больной пример. Но наше желание Добра и боязнь разочарований, эта вечная дуальность – не есть ли маленькая смерть в каждой отдельной секунде жизни. Здесь действует великий закон непротивления, который еще мало кто понимает. Если уж вам так необходимо играть, играйте не с Богом, а с жизнью. Играйте в доброту, в любовь, в свет. И не смущайтесь слова «играйте». Всё рано у вас не получится «заиграться». Ибо любовь – это элементарное следование законам жизни, что бы вы там себе не придумывали.
Я крайне редко цитирую религиозные тексты, ибо, признаюсь, просто плохо знаю библию. Но один запомнил очень хорошо, потому что мне показалось после этого случая на Канайме, что я его сам и придумал…
«Говорю вам, любите своих врагов, благословляйте тех, кто вас проклинает, делайте добро тем, кто вас ненавидит, и молитесь за тех, кто стремится использовать вас во зло и преследует вас».
Добрая воля, по моему,  создает защитный покров человеку, ее проявляющему. И против него не будет действенным никакое оружие. Другими словами, любовь и добрая воля уничтожают врагов внутри человека, а потому он почти не рискует встретить врагов и вне себя!
Безусловно, у каждого правила есть исключения. Но, помнится, еще в школе нас учили, что исключения, как раз и подтверждают правила. Учитесь жизни на чужих ошибках и совокупном опыте поколений. Опирайтесь на него, но не руководствуйтесь им! Поймите, что никто на земле не в состоянии одолеть АБСОЛЮТНОЕ непротивление. Вода – одна из самых сильных стихий – мощна именно тем, что она наиболее податлива.
Не надо бороться со злом, поскольку зла не существует. Не существует нищенской зарплаты, болезней, измен, скандалов и распрей. Это иллюзии, которыми ваш проститутка-Мозг кастрирует вашу же душу. Он понимает в какой-то момент, что вы выросли, что вы вот-вот готовы взлететь и начинает придумывать сложности и испытания. Исподволь, по чуть-чуть:
-  А давай я тебя уволю с работы. Ну что, испугался? Поверил в зло?
- А вот сейчас простужу тебя или отравлю испорченной рыбой и ты проваляешься с температурой и рвотой. Страшно?
- А как тебе губная помада на рубашке любимого человека? Ты до сих пор будешь считать, что все это от большой любви и силы добра?
Да! Буду! Потому что это ты, Мозг, оперируешь понятиями подлостей, предательств, корысти и прочего. Больной человек выражает болезнь, бедный – бедность, богатый – богатство. А души, которые этот всесильный Мозг заталкивает на самый чердак подсознания, страдают. И помучив их хорошенько, довольный до предела Мозг заявляет: «В страданиях рождается счастье». Кому он рассказывает сказки? Поймите, почувствуйте, если вы, ДУША, не станете контролировать себя, этим обязательно займется кто-то другой.
Как же мне это вам объяснить?
Попробуйте просто поверить, довериться мне. Если самая ужасная, самая изощренная пытка Мозга, любое испытание, которое он притянул в вашу жизнь, не найдет эмоционального отклика в вашей душе и вы будете пребывать в светлой доброте, уверенности в силе этого света и доброты, страдание непременно уйдет из вашей жизни. Отчаянье от тяжкого труда при уходе за тяжелобольным родственником (кто ухаживал за инсультником, тот поймет) может лишать вас сил, но и многократно усиливать вашу душу, укреплять ее к дальнейшей жизни. Кто знает, для каких светлых и чистых подвигов понадобятся вам силы в следующие десять лет? Ведь если ты уверен, что все к ДОБРУ, то ты его и обретешь!
Помню, в пионерском лагере у нас была одна девочка, баптистка. Мы ее воспитывали всем отрядом, гнобили, рассказывали, что пионеры не должны жить так как она. А она совершенно не обращала внимания на наше отрядное негодование, и каждый день начинала со слов:
- Этот день будет моим! Сегодня день свершений. Благодарю за этот удачный день! Чудеса будут следовать за чудесами, и не будет им конца.
Прошло тридцать лет, и только сейчас я поймал себя на мысли о том, что каждое утро просыпаюсь с этими словами. И снова радуюсь жизни, радуюсь тем чудесам, которые мы с жизнью встретим и обыграем. Я не боюсь разочарований. Их нет. И в этом сегодня моя главная сила.


Глава 15.

                                                                                                                         Мы  стремимся, по-видимому, задним числом  сделать наше  мышление
                                                                                                                        и суждение причиной  нашего  существа; но фактически  наше  существо
                                                                                                                        есть причина,  по которой мы мыслим и судим,  так или иначе.
                                                                                                                         - И  что влечет нас к  этой почти бессознательной комедии? Инертность и
                                                                                                                        Лень, и не в меньшей степени тщеславное желание  казаться  насквозь
                                                                                                                         содержательными и  своеобразными по характеру и мыслям:
                                                                                                                         ибо этим достигается уважение, приобретается доверие и власть.
(Ницше)


Мы уже столько с вами переговорили о том, что такое Мы, что такое счастье, что есть жизнь, что хотелось бы сделать некий промежуточный итог. Согласны?
Прежде, чем взлететь над собой, нужно понимать, кто же Ты, и от чего, от какой такой тверди Ты будешь отталкиваться. Без точки опоры никакой полет невозможен. Разве что во сне. А летать всем хочется не только на простыне, с закрытыми глазами с одиннадцати вечера до семи утра, но и в любое другое время жизни.
Кстати, Если вы внимательно читали предыдущие главы, то вы легко ответите и на следующий вопрос: почему книга называется «Босоногие Ангелы»? Ну что? Есть варианты?
Пока вы думаете, я попробую поговорить, а вы настройтесь на то, чтобы услышать. Услышать – это уже очень много. Это почти принять. Без этого «слышания»  невозможно взаимодействие, невозможна ответная реакция, в лучшем случае согласные кивки головами, примерно такие же, какие де-лает покорный муж в ответ на вечное бурчание жены. Кивок согласия – это защитная реакция Мозга. Точно так же, к слову, как и кивок несогласия. Дескать, чего ты надрываешься, я все равно делал, делаю и буду делать так, как считаю нужным.
Вот об этом и поговорим.
Как-то давно, лет десять назад, если не больше, мы с друзьями почти три недели путешествовали по Таиланду. Отправлялись, как всегда, спонтанно, по зову души, поэтому проигнорировали определенные сложности, возникшие при отъезде. А именно: один из моих приятелей только-только вернулся из госпиталя, где ему ремонтировали поврежденный позвоночник. Точное название болячки я не помню, но что-то там с межпозвонковыми дисками. Кстати, в том, что мы проигнорировали этот факт, странного-то и не было. Если бы мы осторожничали свыше разумных пределов, мы бы до сих пор сидели на попе ровно, ожидая пока у меня пройдет насморк, у Инны мигрень, у кого-то гастрит, а у кого-то рассосется что-то другое, скажем, завал на работе…
Так вот. Прилетели мы в Бангкок, затем поехали отдохнуть на море, на острова, а там…. И тебе водные лыжи, и гидромотоциклы, и дайвинг, и нырялка без акваланга. Словом, спину мой приятель опять сорвал. Что делать? Оставлять его в госпитале, а самим путешествовать дальше? Решили проконсультироваться у местного доктора, владельца массажного салона и нашего старинного приятеля мистера Сида. Мистер Сид набирает своих массажисток только из специальных школ при монастырях, где девушки изучают искусство лечебного массажа от трех до семи лет. Мы видели эти школы и видели это обучение. Попробуйте встать у стены, отойти от нее на два шага, согнуть руку в локте, а локоть прижать к туловищу. Теперь наклонитесь к стене и упритесь в нее одним пальцем согнутой руки: указательным, безымянным, мизинцем по очереди. Этот палец, не сгибая фаланги, должен будет держать вес вашего тела часа, эдак, три-четыре. Тренировка пальцев одной руки длится день. На следующий – тренируется другая рука. Силища в этих пальцах неимоверная. Но это самое примитивное упражнение, были там и более сложные. Естественно, есть в этих школах и какие-то специальные медицинские лекции, и многочасовая практика….  Мистер Сид, в год нашего нынешнего приезда, забрал в свою клинику из монастыря двух учениц – Бунси и Ради. Ради была родом из очень бедной деревеньки. Ее отправляли в монастырь, в надежде, что девушка выучится и начнет присылать родственникам и односельчанам деньги из города, ведь на ее обучение последние гроши собирала вся деревня. Бунси – была местной «аристократкой», она выросла и воспиталась в доме друга мистера Сида – известного китайского массажиста Вейшенга. Девочка с трех лет помогала отцу в массажном салоне, видела его сеансы, знала все тонкости массаж-ного бизнеса. Но когда отец случайно и трагически погиб, салон закрылся, а мистер Сид отправил Бунси в монастырь. Теперь 25-летняя девушка мечтала заработать денег, чтобы возобновить отцовский бизнес. Девушки отличались и характером, и своим подходом к профессии. Бунси выглядела настоящим профессионалом: она легко ставила диагноз, обнаруживала проблемную зону, не задумываясь применяла известные с детства приемы и методики отца. Ради была робкой и стеснительной. Она старательно и по многу часов в день занималась самоподготовкой, постоянно бегала за консультациями к более опытным подругам, вечно сомневалась и задавала вопросы.
Каково же было наше удивление (и удивление Бунси), когда мистер Сид для лечения нашего друга выбрал… Ради.
- Это не справедливо! – возмущалась Банси, огорчаясь, что мимо ее кармана проплывает довольно внушительный гонорар. – Я всё делаю лучше! Я много училась, с самого детства, а Ради учится до сих пор, и будет учится до старости!
- Учиться нужно не до старости, а до смерти! – Ответил ей мистер Сид, - Если будут трудности, эта девушка обязательно посоветуется и не испортит работу, не навредит больному. А ты боишься спрашивать. Не бойся, что не знаешь, бойся, что не учишься, иначе не станешь настоящим мастером.
Я запомнил этот мудрый ответ. И даже понял его, как мне показалось тогда.
Прошло пару лет. Мы задумали писать первую книгу и стали пересматривать свои путевые заметки. Случайно наткнулись на описание этого случая. Я перечитал строчки дневника и вдруг понял, что в словах мистера Сида скрывался совсем не тот смысл, который я уловил тогда. «Ура! Теперь-то я понял по-настоящему!» - обрадовался мой Мозг. Книга не случилась, и дневники остались в архивах еще лет на пять. Когда Инна предложила перевести все наши записи в электронный вид, я снова наткнулся на тайскую тетрадь и опять прочел про Ради и Бунси. Каково же было мое удивление, когда я сообразил, о чем же на самом деле хотел сказать и о чем говорил мистер Сид! Это была как вспышка, как озарение. Бог мой, получается, я все эти годы слушал, но не слышал!
Да, человек именно так и устроен. Услышит в пятнадцать лет притчу или басню и всё поймет. Пройдет пять лет, случайно наткнется на неё, и бац себя ладошкой по лбу – ах, вот же она о чём…. А ведь мне казалось, что я всё давно понял. Проходит еще десять лет. Ну, вот теперь-то я точно понимаю, о чём…. Через два дня какой-нибудь ужасный случай, или проблема согнёт тебя, и ты уже вспоминаешь эту притчу, даже не читая. И именно в этот момент до конца осознаешь смысл мудрых слов. Представляете?! Ведь слова одни и те же. И каждый раз мой мозг был убежден, искренне убежден, что он всё расслышал правильно. Начинаешь задумываться над этим, и Мозг тут же оправдывается: «Да. Это диалектика. Я так устроен!». Мозговая блевотина это, а не диалектика, простите за грубое слово, но оно очень правильное. Это всё – бла-бла-бла. Пустые попытки ответить на элементарный вопрос: почему не расслышал с первого раза? Что за такой умственный онанизм, пустое времяпрепровождение, зачем переваривать одно и то же по десятку раз? Будь добр, потрудись единожды, а не трать годы жизни на мнимое удовольствие переоценки и переосознания. Я потому и говорю, что это мозговая мастурбация, которая в отличие от ее физической ипостаси не полезна, а СМЕРТЕЛЬНО опасна для Мозга. На этот маленький кирпичик информации, глубоко осознанный и расшифрованный, ты за десятилетия уже столько бы мог всего настроить, наДстроить. А ты постоянно доставал этот кирпич и клал его обратно. Вот и случился у тебя здесь провал.
Но как же научиться слушать и слышать с первого раза?
Прежде всего, надо начать с того, чтобы перестать себя защищать.
Сразу же слышу ваши возражения: а я и так открыт,  себя не защищаю, я ничего не доказываю! Вот это и есть защита отрицанием!
Единственный путь разблокировки этой защиты – это ДЕТСКОЕ желание задавать вопросы. Но не те вопросы, которые изначально звучат как утверждение. Вы догадываетесь, о чем я. Вместо того, чтобы спросить: «Почему так?», мы говорим: «Значит, вы утверждаете, что?»…
У меня есть отличный пример из реальной жизни. Один из моих директоров фабрик. Феноменальный человек в искусстве прогибаться под свой Мозг. Он считает себя моим учеником и вечно удивляется: «Миша, что не так? Я же задаю вопросы, как ты советовал?». Дурашка, он даже не понимает, что его последний вопрос уже звучит как утверждение. Ты понаблюдай за собой. Проведи следующий день без отрицаний. Просто честно отметь, сколько вопросов ты задал за день, и сколько из них было настоящих вопросов, а не закамуфлировано под них.
Уже одно это простое упражнение гигантские просторы перед тобой открывает! Если я задаю вопрос, если я открыт, то я начинаю угадывать истину, приближаться к ней, я начинаю видеть, я начинаю натыкаться на многочисленные подсказки, которые жизнь нам везде услужливо разложила.
Но Мозги упорно отказываются входить в это открывающееся пространство. Они терпеть не могут вечные вопросы, так как трактуют их как неопределенность. Для Мозга все должно быть очевидно прямо сию секунду. Ибо где начинается неопределенность, отстраненность, ирреальность, там кончается власть Мозга. Он оперирует исключительно знаниями! Ему комфортно жить в «знаемом» мире. Потому что Мозг терпеть не может оставаться в дураках, выглядеть смешным или нелепым. И мы, подчиняясь ему, тоже начинаем жить исключительно знаемым.
А теперь – самое важное!
Есть знания, есть опыт. Есть запредельное, незнаемое и пока недоступное. И очень тоненькая, микронная пленка, отделяющая одно от другого. Каждый раз в момент прорыва этой пленки незнаемое становится знаемым, у нас загораются глаза, мы вкушаем сладость новых открытий, восторг постижения, но и электрический удар, разряд разозленного Мозга на неожиданность. Вот эта тонкая грань и есть жизнь! Остальное, увы, ее имитация, ожидание жизни.
Руководствуясь знаемым, или знаниями, читайте, как хотите, мозг живет в предсказуемом и ожидаемом мире. И получает то, что ожидает. А ты, Ду-ша, Человек, нарушаешь его ожидания. Конечно, он взбунтуется и попробует тебе показать, где раки зимуют.
Обычный пример из жизни:
Вы всегда ожидаете от своего супруга каких-то вещей. А он их не делает. Вы ждете – и всё никак! Естественно, тут же возникает конфликт, ибо Он, ваш супруг, никак не хочет соответствовать вашим ожиданиям. Вы злитесь, психуете, ставите вопрос ребром, в запале заводите разговор о разводе. Остановитесь! Вы кого любили? Его или свои ожидания? Вы приходите в раздрай, жизнь сыплется, а все почему? Потому что ожидаемое всегда выше настоящего. «Я не ожидала от тебя…» Да и хрен с ним. ТЫ-то чего расстраиваешься? ТЫ САМА? Не ожидала, теперь ожидай! Можно в детстве расстроиться от того, что не получил ожидаемое. Сколько раз жизнь нас щелкала этим по носу? Помните? Поревем, похнычем и снова вперед получать неожидаемое. А что изменилось, когда мы стали взрослыми? Вместо того, чтобы утереть сопли и оправиться покорять миры, мы становимся в обиженную позу и говорим: «Всё. Я обиделся смертельно. Уговаривайте меня. Иначе не прощу!». Точнее. Это не мы говорим. А наш Мозг. И мы, МЫ, позволим этому четырехмерному карлику управлять пятимерным пространством нашей жизни? Ну не бред ли? Мы предаем себя, предаем близких, отношения, настроение, весь остальной мир только потому, что наш Мозг заглючило после получения не того, что он ожидал. Мозгу наплевать на нашу жизнь, лишь бы ему самому было комфортно. Он, подлец, даже способен уничтожить наше тело из чувства мелкой мести. Накормить снотворными таблетками, выбросить в окно с десятого этажа, засунуть головой в петлю. В ярости он даже не отдает себе отчет в том, что месть Телу и Душе уничтожит и его самого. Это примерно как в фильме-катастрофе про сбесившийся глобальный компьютер. Сейчас уничтожу Землю и взорвусь сам.
А ведь его ожидания могут быть смешными, или пустяковыми, или вообще навязаны третьей силой.
Помню, как в детстве мама мне внушала: «Если человек при тебе выражается нецензурно, значит, он тебя не уважает». Скольких друзей я растерял из-за этой установки. А сколько раз попадал в конфликтную ситуацию в армии, не умея (ЗАБЛОКИРОВАНО!) в ответ на хамство адекватно ответить: «… твою мать». И лишь годы спустя, я научился (нет, не материться, слава Богу), но не раздражаться при чужой брани, осознавая, что если я рос в одной среде, то другой человек воспитывался иначе, и его соленые словечки – это его норма языка, а не обязательное неуважение ко мне или другим людям. Сейчас, занимаясь бизнесом, я просто ужасаюсь тому, что происходило бы, если бы я этот мамин и Мозга блок не снял. Да я в цех не смог бы                                                                                 войти, ни одних переговоров бы не провел. Я бы поворачивался, хлопал дверью и уходил, потому что мама так сказала…
И ведь при этом Мозг нам внушает, что он все делает исключительно из благих намерений, заботясь, чтобы у нас все было хорошо.
Чем же снимать блокировки мозга, спросите вы? Если, конечно, спросите…
Удобнее всего – эмоциями, но исключительно положительными.  Представьте, что вы нарушили запрет Мозга (как в предыдущем случае, например, услышали, как кто-то при вас выругался нецензурно). Реакция Мозга – блок. Отрицание. Возмущение и физическая реакция, команда телу - уйти немедленно. Возмущение – это негатив.
Чтобы понять, как действуют негатив и позитив на ситуацию, нарисуйте картинку океана, моря, на котором разыгралась буря. Вы – ваша Душа – пловец в этом море, ну а море, понятное дело, жизнь. Мозг поднимает огромные волны эмоций возмущения и негатива. Что вы будете делать? Сопротивляться? Да этой волной негатива вас тут же прихлопнет, накроет сверху, вы и пикнуть не успеете. Правильнее будет расслабиться и постараться улечься на эту волну сверху, чтобы она или вынесла вас к берегу, или сама улеглась. Вот это и есть реакция  компенсации негатива, правильная реакция Души. Со временем вы научитесь не просто лежать на волнах, но и задействовать более сильные положительные эмоции компенсации, а они уже что-то вроде доски для виндсерфинга: позволят уплыть еще дальше, да еще и получить удовольствие. Понимаете? Садись на эмоцию – и плыви. Вот мой принцип.
Но опять стоит принять во внимание следующее: ваши эмоции - это мощная приспособа. Но это тоже – не вы. Не Мозг, но и не Вы. Одна моя приятельница случайно придумала словосочетание «сесть на эмоцию». Это самое правильное сочетание слов, которое звучало из уст Могилевой, да простит меня моя болтливая подружка. Именно «сесть на эмоцию», как на волну. Думаете, я не злюсь? Еще как злюсь. Но я могу сесть на эту злость и направить ее туда, куда надо, например, какие-нибудь авгиевы конюшни разгребать. А если злость начала бы управлять мной, то я такого бы наворотил, что мама не горюй! Неделю, а то и больше разбирать бы завалы пришлось. А неделя, поверьте, это просто безразмерный срок человеческой жизни, за который можно успеть очень много. Кстати, именно из-за этого «временного» элемента еще хуже «пережидать» всплески эмоций, даже негативных (к чему нас всячески подталкивает все тот же двуликий Янус, наш Мозг). Возникла вспышка эмоций (хоть хороших, хоть негативных) обязательно направь их на что-то, на действие. Не пережидай! Потому что или прихлопнет волной сверху, или ты заляжешь на дно, пока буря не стихнет. Плохо и в одном и в другом случае. В одном – захлебнешься, в другом – просто потеряешь время, если не задохнешься там, на дне. У тебя что, жизнь безразмерная? Иногда час, минута, секунда могут кардинально поменять в судьбе все. Секунда – и ты сотворил новую жизнь (чертовски приятная секунда). Секунда – и ты, проскочив на красный свет, отправился к праотцам. Плывите, управляйте эмоциями и… взлетайте!
Кстати, вы нашли ответ, почему книга называется «Босоногие Ангелы»?
Все просто. Я не знаю точного определения, что такое Душа, но если это то, что я чувствую, что-то очень красивое и крылатое, то ангел – самый точный ее образ. Ну, а по поводу босоногих всё понятно! Такими мы приходим на этот свет, такими мы отправимся в гости к Богу. На небе, думаю, ботинок не носят….                                                                                                                                                                           
                                                                                                                                             


Рецензии
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.