Сказание о Великой Княгине Русской Ольге. Поэма

При копировании рисунка - просьба
сохранять целостность изображения.
 






ОТ АВТОРА

               Поэтическое «Сказание о Святой равноапостольной Великой Княгине Русской Ольге» основано исключительно на исторических фактах, изложенных летописцами древней Руси и историками более поздних времён. Однако в летописных свидетельствах о Святой Ольге немало хронологических неточностей и загадок. Эти загадки и неточности можно объяснить, видимо, тем, что Ольга как личность попала в поле зрения летописцев лишь после убийства древлянами в 945 году Великого Князя Игоря, своего супруга, взяв на себя труд княжеского правления, и проявила себя при этом «не как женщина, но как сильный и разумный муж, твёрдо держа в своих руках власть и мужественно обороняясь от врагов», – как сказано об этом в «Житие святых» Димитрия Ростовского.
               С достоверной точностью известно, что преставилась Святая Ольга 11 июля 969 года (по старому стилю).
               Однако год рождения Святой Ольги мы знаем лишь предположительно:
 893-й или 894-й.
               Сына Святослава, наследника княжеской власти, Великая Княгиня Ольга родила примерно в 942-943г. При этом Ольге было уже около 49 лет. Рождались ли у неё и Игоря дети до рождения Святослава, или же Святослав был первым и единственным ребёнком Ольги и Игоря, – мы не знаем, ибо всё это осталось за рамками истории.
               В год смерти Великого Князя Игоря – Ольге было примерно 52 года.
               С достоверной точностью не известен и год крещения Великой Княгини Ольги. Разные источники утверждают разное: 954г.; 9 сентября 955г.; 957г. и др. Следовательно, крещение было принято Ольгой примерно в возрасте 58-60 лет.
               Скончалась же Ольга в возрасте примерно 76-ти лет, а канонизирована (причислена к лику святых) на соборе 1547 года, который подтвердил повсеместное почитание её на Руси ещё в домонгольскую эпоху. Мощи её были обретены нетленными при Святом Князе Владимире, её внуке, который и положил их в Десятинном храме Успения Пресвятой Богородицы. Это был   п е р в ы й   с л у ч а й   о т к р ы т и я   м о щ е й   н а   Р у с и, целивших одержимых болезнями и наполнявших радостью верующих. Так и по кончине Святая Ольга проповедовала вечную жизнь и воскресение.
               Святая равноапостольная Ольга стала духовной матерью русского народа. Через неё началось просвещение Руси светом Христовой веры.
               День памяти Святой равноапостольной Великой Княгини Русской Ольги отмечается ежегодно 24 июля по новому стилю.


 PS!      
            Значение слов и выражений, помеченных звёздочкой – см. «Словарь. Примечания. Исторические справки» в конце публикации.

                                                                                                                                 О.Н.Шарко                                                                                                                              




СКАЗАНИЕ о СВЯТОЙ РАВНОАПОСТОЛЬНОЙ
ВЕЛИКОЙ КНЯГИНЕ РУССКОЙ ОЛЬГЕ


               
По веленью сердца свыше, Божьей волею,
       глядя в тусклое зерцало* древних записей,
       сей строкой, – любовью к Родине рифмованной, –
       будем славу петь Княгине: за труд княжеский:
       труд    п р а в л е н и я,   с  умом в Россию вложенный:
       неожиданно-решительно: стоически!
       Славу петь  в о ш е д ш е й   п е р в о й   в   царство  Божие
       о т   Р у с и, – тогда во всём ещё языческой.
      
И посмертно за Россию Ольга молится.
       Воздаёт Россия Ольге – вечной славою!

…Низко ей, равноапостольной, поклонимся:
       что не выронила Скипетр* с Державою!




Глава первая


…Пишет Нестор*-летописец, повествуя нам,
       как «откуда есть пошла» земля вся Русская;
       как три взрослых сына Ноя: Иафет, Сим, Хам, –
       пережив потоп Всемирный, жребий бросили.
       Бросив жребий, разделили землю на троих
       и решили «в долю брата» вовсе «не вступать»:
       каждый жил в своей лишь части. И границ земных
       не меняли тоже братья: жребий ли менять!
               
На земле послепотопной с радугой* живой
       был один народ:   е д и н ы й,  –  и один язык.
       И умножилось народу, как травы весной.
       И однажды в том народе замысел возник:
       «Сотворим мы столп до неба в поле СеннаАр.
       И ещё построим дивный город Вавилон*.
       Будет славно наше имя, вровень небесам.
       И не будет выше славы среди всех имён».
…С каждым годом столп всё выше от земли взрастал…
       Сорок лет всё строят… – строят… Целых сорок лет!..
       А конца сему не видно… И Господь сказал:
       «Не свершиться этой башне никогда вовек!»
       И Господь разрушил башню; и весь тот народ
       разделил на семь десятков и ещё на два:
       всё – со всем – во всём смешалось!.. И вот речь течёт…–
       но!.. у каждого народа – речь теперь   с в о я.
       И рассеялись народы те по всей земле,
       говоря на непонятных, чуждых языках…
И возникли так славяне; и пришли к реке:
       и осели по Дунаю в разных городах.
       И размножились славяне   о т   п р и ш е д ш и х   тех,
       и прозвались именами от своих же мест:
       серб, хорват, морава, лутич, поморян и чех…

…И на Днепр пришли: селились по Днепру окрест…
               
*Вера их была язычной, то есть племенной.
       Многобожие царило в племенах славян.
       Было всех богов – двенадцать: миром и войной,
       и дождём, и скотоводством правил   и д о л*   там.
       Но особо почитался – солнца светлый бог.
       Да и он не назывался именем одним:
       звался солнца бог: ЯрИло, ХОрос и ДаждьбОг…
       …У славян тогда всё было    р а з н о п л е м е н н ы м…


Но явил Господь на землю Сына Своего.
       И учил Христос-Спаситель Чистоте, Любви.
       И – распяли!.. Не поверив. Не приняв Его.

Но апостолы* по миру весть Любви несли…

В землях скифских и славянских веру нёс Андрей.
       П е р в о з в а н н ы м   был он назван, так как   п е р в ы м   был:
       первым шёл за Иисусом в мудрости речей;
       у ч е н и к   Х р и с т а   был первый; сам учил – как жил.

…И прошёл путём он водным с Новагорода…
       И донёс до ВалаАма* – веру славную:
       проповедовал Любовь Завета Нового
       и крестил славян он в веру православную...
       Это было в первом веке.
                                          И с тех пор жило
       христианство в наших предках: верил – кто хотел.
       Но языческие боги – «делали» своё:
       бог войны Перун был в силе: «правил» – как умел.
       «Око» мстилось вражьим «оком» по числу обид:
       воздавалось за обиду мстителем – сполна!
       А поскольку Справедливость с Местью не дружИт, –
       то тем мщеньям и обидам не было конца…




Глава вторая


…Удивительна Российская история!..

Племена славян, уставши от усобицы*,
       по совету Гостомысла*,  – доброй  волею, –
       не умея меж собою жить в законности, –
       в восемьсот шестьдсят втором году отправились
       бить челом*   варЯгам-рУси*   на княжение…
С той поры – три брата-князя – ими правили:
       *СинеУс, ТрувОр и РЮрик, – все с дружинами.
       Чрез два года Синеус с Трувором померли, –
       и три области слились в одну епархию*:
       Рюрик, – старший брат, – взял в руки власть верховную…

Основал варяг князь Рюрик Русь-монархию.

…Княжил он единовластно в Новегороде:
       покорял, приумножал и завоёвывал.
       Принимая власть, он клялся богу Одину*:
       к н я ж а,   д е й с т в о в а т ь:  воюя земли новые…
Так прошло пятнадцать лет, – и он преставился,
       малолетнего оставив сына Игоря
       на  Олега*…     Скоро князь Олег прославился, –
       побеждая  для Руси с разумной выгодой.

(Игорь Рюрикович князю был племянником;
       а Олег – был дядей – Игорю: по матери.)

…Подчинял Олег Руси всё новых данников*.
       Становилась Русь всё крепче, всё влиятельней…


…И пришёл Олег с дружиной к граду Киеву,
       и узнал, что *Щек, Хорив и Кий уж померли,
       и теперь – *Аскольд и Дир сим градом правили,
       и поляне их княжением довольные.
       И сказал Олег своим одноземельникам:
       «Вы, Аскольд и Дир – варяги были славные.
       Вот поступок мой и слово вам, изменникам:
       вы не Князи! – по закону – над славянами!
       Вот он, Игорь: Князь-наследник рода Рюрика!
       А пока он мал, я – Князь!»  …И вот убиты уж…
       И воссел Олег с тех пор во граде Киеве.
      
       Справедливо, мудро княжил сей отважный муж.

В девятьсот седьмом году пошёл на греков Князь, –
       и вернулся из похода победителем.
       Византия - откупилась: гривнами* спаслась, –
       и подписан договор был Русью выгодный.
Уходя, Олег повесил свой – Олегов! – щит
       над вратами града-Царь Константинополя:
       «В знак победы мощи русской пусть сей щит висит!
       *Не преграда нам ни цепи, ни акрополи!..»

И с тех пор Олега люди   В е щ и м   стали звать,
       преклонясь пред мудро-княжеским предвиденьем.

               
…А  наследник… не стремился Русью управлять, –
       хоть давно уж по годам мог быть правителем…
       И женил Олег – Князь-Игоря на девице:
       благонравной, умной, в строгости воспитанной.
       На неё Олег рассчитывал, надеялся:
       есть советница и друг теперь у Игоря!

(…Говорят про  Ольгу  летописи – разное:
       неизвестно нам её происхождение:
       то ль была она и впрямь княжной болгарскою,
       то ль она… из Пскова родом… – Всё сомнения.
       Говорят, что сам Олег ей это имя дал.
       Имя  «О л ь г а»  переводится  «с в я щ е н н а я».
       Знать и впрямь Олег был Вещим: стало  –  как  сказал:
       через Ольгу и пришло на Русь крещение).



...Тридцать лет три года княжа в граде Киеве,
       Вещий Князь-Олег дружил со всеми странами.
       Вот и дикие древляне* стали смирными
       и в уплате дани ревностно исправными.

...И пришла златая осень к берегам Днепра:
       расцветилась жёлтым, красным и оранжевым.
       Уж седы усы Олега, голова седа, –
       но по-прежнему он первый! меж отважными...
       И вдруг вспомнилось Олегу-Князю Вещему,
       как в ответ кудесник молвил: «…Кто ты – знаю я:
       ты известен, Князь, и конному, и пешему…
       …От коня умрёшь: что носит вот сейчас тебя…»
       Те слова запали в душу, и сказал Олег:
       «Не седлать его совсем мне: больше – н и к о г д а!
       Но велю кормить и холить – сытно, лучше всех:
       ибо конь служил мне верно, преданно… – всегда...»

…С той поры, как конь сменился – шёл уж пятый год.
       И призвал Олег от конюхов старейшину:
       «Где мой конь? Здоров ли? скачет?.. Сытно ли живёт?
       Так ли резв, как был? Красив ли он по-прежнему?»
       И ответил конюх: «Умер»…  И сказал Олег:
       «Вот и верь волхвам!.. Не право говорят волхвы!
       Конь уж умер, – а я жив! Гляди: живее всех!»
       И спросил: «Скажи, где кости он сложил свои?..»
       И приехал Князь на место, где конь верный пал:
       кости голые белеют… Череп да земля…
       И ступил Олег на череп и, смеясь, сказал:
       «От костей ли сих погибнуть должен смертью я?!.»
       Вдруг!.. из черепа скользнула чёрная змея
       и, ужалив Князя в ногу, лентой скрылась с глаз…
       Разболелся Князь и умер…
                                          Вышло:   о т   к о н я.

…А народ стенал и плакал, – Русь слезой лилась…




Глава третья


Игорь Рюрикович* власть приял – опасную:
       ибо знала Русь правителей – великих лишь!
       Коли слаб держать бразды* правленья царские, –
       на престоле на Российском вряд ли усидишь!
       Править Русью Игорь стал уж в зрелом возрасте.
…Год за годом – два – прошло его княжением.
       Вновь древляне воротились к прежней вольности:
       отказались дань платить: с неуважением:
       «Что нам Киев-град? Что Игорь ваш? – не Князь он нам!
       До седых волос прожил за Вещим-дядькою!
       И на рать он не ходил, и меч-то не держал:
       лишь охотился да кашу кушал сладкую!..»
И пошёл с дружиной Игорь... Усмирил древлян.
       И примучил новой данью, ещё бОльшею:
       поспешал сказать: «Меч в руки – мне –  О л е г о в  дан!
       Подчиняйтесь, как и прежде: ...по-хорошему»!

*А потом - он управлялся - с печенегами.

*А потом пошёл на греков, – да пришёл разбит.

И опять пошёл… На сей раз – был с победою:
       доказал, что на престоле крепко он сидит!
       Правда, греки – не воюя!.. – предложили дань:
       обещали даже бОльшую, чем Вещему!..
       И созвал дружину Игорь: «Воевать ли нам?»
       И ответили ему: «Дары обещаны.
       Не на суше мы:  на море.   Кто   с о в е т е н   с ним?
       Не земля под нами, а… пучина чёрная.
       Не известно: победят ли нас… – мы ль победим?
       Без войны дают дары, – чего ж нам более?»

…А тем временем Княгиня сына родила.
       Рад наследнику Князь Игорь: просиял звездой!
       И Великая Княгиня радостью цвела:
       Святослав-младенец крепок и хорош собой!..

…Через время – в год, что следом – заключён был мир.
       Русский Князь Великий чтил послов - торжественно:
       на холме священном клялся, где стоит кумир:
       клялся в дружбе Цареграду, став одесную*.
       *И вои, к ногам Перуна положив мечи
       и щиты свои, и злато со знамёнами, –
       тоже клялись - вслед за Князем - н е   п о д н я т ь   р у к и
       н а   Ц а р ь г р а д…   Варяги были и крещёными:
       христиане присягали в церкви Илии;
       целовали крест в знак мира, Бога славили;
       *и, с Великими Царями «обновляя мир», –
       были рады: «вопреки сей мир Диаволу!..»


…День за днём ещё год минул: как вода в песок.
       Позлатила снова осень клёны да дубы.
       И пришла дружина к Князю: «Нынче дани срок!
       *Поведи нас в дань, Князь Игорь, чтоб разжились мы.
       Вон: СвенЕльдова дружина, что сбирает дань:
       и оружием богата, и одеждою.
       Мы ж – вои Великокняжьи, а наги, Князь: глянь!..»
       И роптали Князю Игорю с надеждою...

И, отправив воеводу по другим местам,
       снарядился Князь Великий - дань с древлян сбирать:
       ближе всех, богаче всех древляне. Князь их, Мал,
       ...недоволен был на Киев, но…  н е   с м е л   н е   д а т ь.
       И собрали дань куницами да белками,
       и медами, и другой лесной добычею:
       воском, дёгтем и дичиной крупной-мелкою;
       и скотом домашним всяким… – по обычаю.
       И с излишком взяли даже. И пошли в свой град...
       Далеко ушли, богатой дани радуясь...
       Да надумал Игорь… - вновь поворотить назад:
       говорят,  «корыстен» очень был Великий Князь.., –
       если верить летописцу…   Только может быть,
       не за данью повернул он: по другим делам:
       мог, – по возрасту рассеян,  –   д е л о    позабыть,
       а свершить   т о   было важно, – и вернулся   с а м.

…Повелел дружине Игорь дань везти домой,
       взяв лишь отроков* с собою частью малою…

Как увидели древляне их тропой лесной,
       то сказали: «Вновь за данью!.. Не пожалуем.
       Коль повадился волк в стадо – всех овец сожрёт!
       Коли будет жив Князь Игорь, – то погубит нас.
       Нам теперь момент удобный: без воёв идёт!..
       И – …убили: меж верхушек был привязан Князь, –
       и отпущены до неба были дерева!..
       …Растерзалось тело Князя - нАдвое!.. - в куски…
       Окропилась алой кровью жёлтая листва…

…Схоронили Князя - тут же: где густы кусты…




Глава четвёртая


…Ждёт-пождёт Княгиня Ольга мужа в Киеве:
       уж давно вернуться б дОлжно... Где Великий Князь?
       Не случилось кабы худа: словно сгинули!
       …И не спит ночами Ольга: вся уж извелась…


Вот, гордясь убийством Князя – как победою,
       презирая малолетство Святославово,
       вероломству своему и дальше следуя, –
       вздумал Мал, Древлянский князь, владеть Державою.
       И отправили древляне в Киев-град послов.
       А числом их было – двадцать: сколь вошло в ладью.
       Те поплыли, приосанясь, в качестве сватов:
       по веленью, по теченью, по реке Днепру…

И пришли к Княгине Ольге от древлян послы.
       Шевельнулось сердце, чувствуя недоброе.
       И сказала Ольга: «…Гости добрые пришли», –
       а подумала: «Не змеи ль подколодные?»
       И сказали так древляне: «Игорь твой убит.
       Меж деревьями разорван… За грабительство.
       Аки волк нас Игорь грабил... Нынче ж - ...будет сыт.
       Погубило Князя хищное правительство.
       Но Древлянский князь наш – добр великодушием.
       Будь супругой князя Мала. Мал – силён. Пригож.
       Что вдоветь тебе? Найти ль супруга лучшего!..»
...И сказала Ольга… с лаской: «Мужа… не вернёшь…
       Мне приятны речи ваши: будете …в честИ.
       Подождите лишь до завтра. А придут вас звать, –
       отвечайте, что велите - вас в ладье нести
       и великими сватами Мала величать».
И ушли послы к ладье…  А им уж снедь несут:
       фаршированных ягняток кашей гречневой
       и другие княжьи яства… И меды текут,
       и играет пиво в чашах… «Эка встречены! –
       похваляясь меж собою, речь вели послы. –
       Какова же будет завтра превелика честь!
       Возвеличимся, как князи, грецкие цари!
       …А и право: будет завтра лень с ладьи-то слезть!..»

А пока во славу Мала в ковш меды лились, –
       в теремном дворе копалась яма каждому…
       Велика была та яма: жутко глянуть вниз!
       Ох, черна сыра-земля: черна по-страшному…

И пришли к послам наутро, чтоб к Княгине звать.
       Говорят: «Уже идите. Ждут для чести вас». –
       «Не пойдём мы», – отвечают. «Аль коней подать?» –
       «Не пойдём и не поедем. Понесите нас!..»
       Киевляне ж отвечали: «Подневольны мы.
       Князя Игоря уж нету. А Княгиня нам
       повелела ...угождать вам, Маловы сваты.
       Что поделать? Понесём уж: коли честь вся вам».
       *И, взвалив ладью на плечи, к Ольге понесли.
…И сидели, избоченясь, важно, как цари;
       и, гордясь, в народ глядели Маловы сваты…
       Как вдруг… в яму полетели с той ладьёй они!..
       Застонали, испугались, закричав, послы:
       возопили вверх, отчаясь: «Не губите нас!
       Мы-то что? Всего лишь только Маловы сваты!
       Мы – всего-то! – ноги-руки. Голова-то – князь!»
       И приникла Ольга к яме, посмотрела вниз:
       нет в ней радости от мести, нет в ней торжествА.
       Лишь сказала, наклонившись: «Хороша ли честь?» –
       и решительно от края ямы отошла.
       «Хуже Игоревой смерти нам!» – кричали ей.
       …Полетела в яму сверху комьями земля…
       Постепенно крики смолкли... В тяжкой тишине
       только заступ носит землю…  Сровнены края.

...Поскакал гонец от Ольги в Искоростень-град*:
       главный град земли Древлянской, где всем правит Мал.
       Поклонился Малу в ноги, как смиренный раб
       и слова Княгини Ольги – для древлян сказал:
       «Коли вправду вы хотите, чтоб за Мала шла,
       то сватами мне пришлите – лучших! –  вы мужей:
       кем гордится, процветает Древская земля.
       А без почестей великих – непристало мне.
       Так хотят все киевляне». – «Только-т и всего!?.»
       И отправили древляне   л у ч ш и х   в стольный град:
       чай, почётно да велИко княжье сватовство!
       Каждый избранный древлянин – чести этой рад.
       И, не мешкая, собрались знатные сваты
       в путь-дорогу: одевались в лучший свой наряд;
       златом-сЕребром блестели… – повезли дары
       для Княгини Русской Ольги в стольный Киев-град…

…Запылились-притомились, – чести ждут сваты.
       Их же – банею встречают: по обычаю.
       «…Мойтесь, гости дорогие: парьтесь от души!
       Чай, не пробовали баньку-то столичную!..»
Стали баниться древляне…
                                    (Лишь они вошли, –
       как закрылась дверь входная вслед им нАмертво!)

…И ту баню, и древлян всех – в бане той - ...сожгли:
       и никто из них не выскочил из пламени…


...Скачет вновь гонец от Ольги в Искоростень-град
       со словами: «Вот иду к вам. Будем пить меды.
       Прежде, чем вступить как дОлжно мне в повторный брак, –
       еду Игоря оплакать: как велят волхвы.
       Наварите-приготовьте множество медов.
       Завезите всё для тризны на могильный холм».

И послушались древляне сих обычных слов.
       И к приезду Ольги – лес тот …уж народом полн.

…И сошла Княгиня Ольга с белого коня,
       и в своих одеждах чёрных на могильный холм, –
       как подкошенная! – пала: «Мать сыра-земля,
       спит в тебе мой ясный сокол: спит уж с давних пор…»
       …Долго Ольга причитала. Все устали ждать.
       Наконец, слезу отёрла шёлковым платком, –
       и тотчас курган великий стали насыпать:
       столь великий – сколько горя было скрыто в нём…

...А дружина-то Княгини – смирна да мала:
       только отроки безусы угождают ей.
       Вот она слегка кивнула, знак им подала, –
       и настало время тризне: веселись да пей!..
       И спросили Ольгу: где, мол, наши-то послы?
       Отвечала Ольга: «Ваши? – …позже подойдут.
       Всем теперь - весьма довольны - Маловы сваты:
       вкупе – с Игоря дружиной – не спеша идут...»
Стали пить меды древляне, как велит СимАргл*:
       полагалось веселиться после похорон:
       веселились – всем народом: кто был юн, кто стар…
       А когда все опьянели… – там и здесь: всё стон!
       Посекли мечами пьяных: тысяч – п я т ь! – легло.
       Потекли ручьи кровавы – да рекой слились.
       …Только мужа воскресить-то… нет: не помогло:
       «Спи спокойно, Князь Великий… да меня дождись…»


Воротилась Ольга в Киев. А как минул год*, –
       собрала воёв отважных усмирять древлян.
       Пуще прежнего воинствен деревской народ!
       Говорят промеж собою: «Не простится нам.
       Будем насмерть отбиваться! …Всё равно казнит.
       Дабы было неповадно впредь и всем другим
       воевать престол законный: ох, сполна отмстит!.. –
       если в битве с Киев-градом мы не победим».

Святославу шёл четвёртый - от рожденья - год.
       И когда сошлись два войска, – малый Святослав
       как Великий Князь Российский выехал вперёд, –
       и в древлян ручонкой детской  с а м  копьё послал.
       И к ноге коня упало длинное копьё,
       пролетевши меж ушами доброго коня...
       «Князь уж начал! – крикнул Асмуд*. – Вслед за ним пойдём!
       Начинай, дружина, биться!.. – жизни не щадя!..»

И разбито было войско дрогнувших древлян, –
       и они позатворились в городах своих,
       и спасались за стенАми все от киевлян;
       и винились перед Ольгой: чтоб простила их...


…Устремилась Ольга с войском в Искоростень-град.
       Горожане трепетали: Игорь был убит –
       и х   р у к а м и!..  Не открыли городских ей врат;
       крепко бились, затворившись: зная:   н е   п р о с т и т!..
       …Так всё лето - ...простояли у высоких стен:
       как дружина ни старалась – не могла град взять.

…Солнце всходит и заходит, ночь сменяет день…
       Но уйти «ни с чем» Княгине… – слабость показать!
       И послала Ольга к граду, и сказала так:
       «Затворились вы надёжно. Только… дальше  –  ч т о?
       Не пополните запасов вы съестных   –   н и к а к.
       Все от голода умрёте: все – до одного.
       …Города другие ваши – уж давно сдалИсь;
       обязались – Киев-граду дань в казну платить, –
       и возделывают нивы, и течёт их жизнь
       мирно, сытно и счастливо, – как и дОлжно быть».
       Отвечали ей: «Мы рады заплатить бы дань.
       Да ведь ты же хочешь мстить нам: ты пришла – убить».
       И сказала Ольга: «Мстила – я уж трижды! вам
       за обиду мужа. Больше уж не буду мстить…
       Накажу вас только данью: дайте – и уйду.
       И помиримся на этом». – «Что же хочешь ты?
       Рады дать мехА и мёду». – «Это – не возьму.
       А возьму …совсем немного: перья да хвосты.
       Каждый двор столицы вашей – пусть отловит мне
       по три голубя, а также – по три воробья.
       И тогда – уйду я утром в Киев-град к себе:
       уж давно заждался Киев: задержалась я».

В тот же день древляне дали Ольге этих птиц:
       по три голубя – с поклоном! – по три воробья, –
       не скрывая удивлённых странной данью лиц:
       не платили воробьями дани никогда!..

…Раздала Княгиня Ольга птиц своим воям, –
       и на лапку каждой птице был привязан трут*.
       И пустили птиц на волю, по своим дворам:
       пусть труты – «огнём горяща!» – по домам несут!

…Солнце красное в закате, – птицу ждёт гнездо.
Разлетелись, взвившись, птицы по дворам своим…

…Запылали голубятни, крыши!.. Пламя жгло
       сеновалы и конюшни… Всюду крик да дым. 
       И пылал в ночи весь город, как большой костёр.
       И бежали от пожара – все: и стар, и мал…
       И хватала всех дружина, – Ольгин план хитёр!
       Так и взят был, наконец-то, князь Древлянский Мал.
Часть   с т а р е й ш и н –  с князем Малом! – осудив на смерть,
       часть другую – Ольга в рабство отдала воям;
       прочих – данью обложила тяжкой: дабы впредь
       никогда не угрожали Киевским Князьям.

…И объехала Княгиня земли всех древлян
       вместе с юным Святославом и дружиною.
       И везде установила им    у р о к    на дань*;
       и введён   п о р я д о к   с б о р о в   был Княгинею.
       …Город Искоростень должен дань платить  в т р о й н е:
       в Киев-град – две части, третью – в город ВЫшгород.
       (Этот город живописный на реке Днепре
       Ольге в дар был дан Олегом  –  к свадьбе с Игорем).

Показав всем мощь и силу, учредив налог,
       наведя порядок должный в Деревской земле,
       воротилась Ольга в Киев: Святослав-сынок
       весь поход был неотлучно и всегда при ней…

*Через год, оставив сына в граде Киеве,
       Ольга в Новгород пошла: пеклась* о Будущем.
       И везде, где шла, – Великою Княгинею
       *установлены   п о г о с т ы   и   с т а н о в и щ а…
       (Государству Ольгой сделано – н у ж н е й ш е е.
       Знаки мудрости её и попечения
       даже через полтораста лет (!..)  усерднейше
       *береглись во славу   О л ь ж и н а   радения).
       Утвердив в стране порядок, учредивши дань,
       воротилась Ольга в Киев на княжение.
       И в любви растила сына, – и Княгини длань*
       мудро княжила, держа бразды правления…




Глава пятая


…И пошли, и побежали день за днём года…
       Год за годом подрастая, Святослав мужал.
       И любил народ Княгиню за её дела:
       справедливость Ольги княжью – каждый уважал…


…Глядя в тусклое зерцало древних записей,
       нам – увы! – не разглядеть в нём – дней течения:
       ибо скудны оказались эти кладези:
       нет! великой жажде Знанья – утоления:
       ч т о   с п о д в и г л о   Ольгу  –  в веру православную?
       Сколько выстрадало сердце?   –   ч е м   ей плакалось?
       Что в Душе произошло большого: главного? –
       и когда  – …к Христу дорога обозначилась?
       Может быть... древляне?.. ею убиенные, –
       и по женской мести, и по государственной! –
       утопили Душу в бездны сокровеннные, –
       и Любовь к Христу Душа признала царственной…

К Богу нет дорог, заранее проложенных!
       Путь Души – у каждой! – свой: всегда – чрез – тернии.
       И идёт Душа путём, никем не хоженным:
       очищаясь и легчая: вере – верная.


…Размышляла Ольга много: для чего живём?
       Для того ли, чтобы пищей стать земным червям?
       Почему на свет родимся? Почему – умрём?
       А когда умрём – что дальше?.. Что ждёт Душу  т а м ?
       И не раз ей вспоминалось, как Аскольд и Дир, –
       поклонявшиеся только богу Одину, –
       на Царьград пошли с войною… Обрели же –  м и р:
       и с Христом вернулись в сердце к новой родине.

Ну, а было-то всё вот как…

                                                            И Аскольд, и Дир
       вместе с Рюриком пришли, с его дружиною.
       Но… –  ушли  они от Князя: повидать ли мир,
       то ль – рассорились, и Новгород покинули.
       И отправились варяги – счастья, что ль? – искать:
       вроде б, как в Константинополь путь держали свой:
       то ль служить хотели грекам, то ли – воевать;
       а, быть может – (мы …не знаем!..) – цель была иной.
       Но… – пришли они к Днепру.  И вот увидели
       городок, что называли люди Киевом.
       И узнали, что давно в нём нет правителей.
       А живут в нём люди – все миролюбивые
       да хозарам платят дань, чтоб их не трогали…
       Завладевши городком с норманнской дерзостью,
       и сманив других варягов с Новагорода, –
       стали властвовать Аскольд и Дир в сей местности –
       как российские государИ великие:
       помышляли – покорить себе Царьград! войной.
       …На двухстах судах – от Киева отплытие –
       состоялось... И прошли они сей путь морской:
       по Днепру судами плыли к морю Чёрному;
       морем шли в Воспор Фракийский (нынешний Босфор), –
       и пришло для Византии …время чёрное:
       знать-не знали раньше греки Русь до этих пор!
…Содрогнулась Византия: смерть, огонь, разбой!..  –
       берега опустошались – неминуемо...
       И вошли судами в гавань Дир и с ним Аскольд, –
       осадив Константинополь с моря синего…

А царил тогда в Царьграде эдакий «Нерон»:
       Михаилом Третьим звался. Он в походе был:
       с агарянами* воюя, – царь был извещён,
       что ужасный неприятель из Руси приплыл.
       И, увидев мощь варягов, устрашился он:
       нет такой у греков силы, чтоб врага сразить!
       И спасти могло лишь… чудо:  ч т о  за страшный сон!?.
…И просили Богоматерь – город защитить...
       В славной церкви во Влахернской* Фотий-патриарх
       взял хранившуюся ризу Богоматери
       и – с торжественным обрядом!.. – нёс её в руках,
       опустив её с молитвой в волны гавани…
       Море синее, – спокойное и тихое, –
       помрачнело, чёрной бездною насупилось;
       и пришла большая буря – грозно-дикая!.. –
       и, громадой волн ревя, на флот обрушилась!..
       Разметала корабли, как щепки, с яростью:
       истребила флот варяжский, проглотив суда! –
       и… тотчас же улеглось сапфирной яркостью,
       и волной лизать лениво стало берега…

…Уцелело от двух сотен – несколько судов.
       Эти жалкие остатки в Киев и пришли…
…Дир с Аскольдом отказались ото всех богов, –
       и святое христианство в сердце привезли…

С малых лет искала Ольга вящей* мудрости,
       и умом одарена была – с щедротами:
       дальновидность* помножалась прозорливостью*,
       любомудрие – духовными заботами.
       В государственных делах – как сильный муж тверда;
       по душе своей – сильна благочестивостью*:
       щедродательна к убогим, нищим; и добра
       к своему народу: правдою и милостью;
       исполняла быстро просьбы справедливые...
       Пребывая во вдовстве, вела жизнь чистую:
       целомудренность, воздержанность Княгинины –
       окружали Ольгу – светом и лучистостью…
       Во второй раз выйти замуж – не хотелось ей:
       соблюдала Ольга сыну власть княжения;
       в сердце Ольги – есть лишь Игорь: нет других Князей!
…А ещё – просилось сердце – во крещение.
       От столичных христиан познались Ольгою
       все священные законы Православия:
       и Душе открылись истины премногие, –
       и Душа её – с а м а! – Христа восславила!..

…И отправилась Княгиня с флотом в Цареград,
       и крещенье приняла в столице греческой.
       Но совсем не однозначной миссия была:
       государственной была: дипломатической.
       Высочайше патриарх Константинопольский*
       совершил над Ольгой  –  таинство Крещения.
       В честь Небесной покровительницы Ольгиной
       стали звать Княгиню русскую – Еленою*.
       Патриарх благословил новорождённую,
       Крест Святой из Древа Господа в руках держа…
       И был принят Крест Княгиней Благоверною.
       *Крест надписан: «Обновися Русская земля…»

Ольгин Крест был из Креста Животворящего
       цельно вырезан, – и Ольгой привезён на Русь.
       Привезла она иконы настоящие
       и, конечно, книги тоже: вот бесценный груз!..


…Возмужал Князь Святослав: достиг дней возраста.
       Передавши сыну власть, бразды правления, –
       начала Святая Ольга труд апостольский,
       предалась она делам благотворения…
И несла Святая Ольга светоч Истины,
       просветленье в души, Божье откровение*;
       проповедовала Ольга веру истово*:
       так, что многие восприняли крещение…

Ольгой было на Руси тогда положено
       почитание – особенное – Троицы.

Храм Святой Софии, в Киеве заложенный, –
       по радению Блаженной Ольги строился.

Над могилою Аскольда был воздвигнут храм, –
       первым князем-православным в Киеве был он! –
       храм Святого Николая: истой веры дань…
       Без вины Олегом Вещим был он умерщвлён…

…Говорила Ольга сыну: «Святослав, сынок!
       Восприми в своё ты сердце веру христиан.
       Есть ОдИн над всеми нами: Вседержитель-Бог.
       Бог нам – Троицей Святою и Любовью дан…»
       Отвечал ей Святослав: «Могу ль креститься я,
       коль дружина вся моя в Перуна верует!?.
       Надо мной смеяться будут все мои друзья…» –
       «Коль ты крестишься – они тебе последуют…»

…Святослав не слушал Ольги: «уши затыкал».
       А порою и сердился, сдерживая гнев!..
       Но другим – не возбранял он; и не поощрял.
       И крестились - без препятствий, если кто хотел…

…В земли Киевские, Псковские Святая шла, –
       и  апостолам Христа  –  была в том   р а в н а я.
       Только… это – «капля в море!..» Понимала. Да:
       целиком вся Русь должна быть Православная!
…И опять просила сына: «Ты – Великий Князь.
       Коль  т ы  сделаешь – то все тебе последуют!..»
       Но… душа Князь-Святослава крепко заперлась.
       И скорбило сердце Ольги – беды ведая…
И говаривала Ольга: «…Воля Божия!
       Если Сам Господь захочет Русь помиловать
       и моих потомков, –  б у д е т  в сердце вложена
       вера истинная, непоколебимая…»


*…Подрастали трое внуков: Ярополк, Олег
       и Владимир, сын Малуши, ключницы простой:
       был единственным Владимир, – младшенький из всех, –
       чья душа была едина с Ольгиной душой:
       он – единственный, кто Ольге был готов внимать,
       принимая сердцем детским Истины Христа…
       И упало семя веры, чтобы всходы дать:
       хоть   с   т р у д а м и   и   н е  с р а з у   вера проросла…




Глава шестая


…Святослав – по духу воин! – храбростью пылал:
       думал он лишь о победах, подвигах в боях;
       он хотел, чтоб с прежней силой! русский меч сверкал:
       как  –  т о  было при Олеге! – в воинских делах.

Словно быстрый ловкий пАрдус* он вынослив был.
       Он легко ходил в походах, много воевал;
       не тащил с собой повозок, мяса не варил:
       на углях зверину жарил; без шатра он спал…
       И все воины – такими ж были, как и он.
       Никогда не нападал он –  не предупредив;
       ибо рыцарски был честен, гордости был полн:
       *объявлял войну словами: «Я иду на вы!»

…И – фактически – Святая Ольга княжила…
       Уж не раз просила сына Киев не бросать:
       много дел и на Руси – великокняжеских!
       *Но… ушёл Князь Святослав: «болгаров воевать»...

А тем временем, узнавши, что Великий Князь
       на Дунай ушёл с дружиной покорять болгар, –
       *печенеги чёрной тучей, Князя не страшась,
       осадили Киев: может – разве что… комар! –
       стены города покинуть! А живой душе –
       это просто невозможно. …Хорошо, что весть
       о набеге печенегов послана уже.
       Но… когда? её получит храбрый русский Князь?..
       А в той вести говорилось: «Княже Святослав!
       Для чужих земель  –  оставил ты врагам  –  с в о ю.
       Под угрозой печенегов стонет Киев-град.
       Поспешай: спасай столицу и свою семью…»

…Все три внука были с Ольгой… Помощи ж – всё нет!
       Уж запасы истощились, кончилась вода…
       И глядит уже, оскалясь, прямо в очи смерть…

…Приоткрылись – и закрылись Киева врата…
       Из ворот же – вышел отрок с конскою уздой
       и пошёл, – как так и надо, – через стан врага.
       Говоря по-печенежски, спрашивал: «…конь мой…
       Не видал ли кто из вас тут рыжего коня?»
       И прошёл он без препятствий к берегу Днепра.
       И, одежду быстро скинув, через Днепр поплыл…
       Спохватились печенеги: началась стрельба!..
       Только отрок тот… плыл быстро: далеко уж был.

На другом же берегу - стоял с дружиною
       воевода Претич, – только… было мало их:
       и ничем не мог помочь он граду Киеву, –
       хоть и жалко воеводе киевлян своих…
       И, увидев, что плывёт к ним киевский храбрец, –
       быстро выслал он ладью навстречу отроку;
       и в ладью его подняли: «Экий молодец!..»

…И глядел на то с прищуром Претич под руку…

…Рассказал им отрок: «Завтра будет впущен враг.
       Завтра Киев будет отдан на грабёж-разбой.
       Защитите хоть Княгиню с внуками!..» – «Но  к а к?!.
       Нас-то… м а л о… Ох-х!..» – качает Претич головой…
       Порешили ж так, однако: «Князь вернётся ведь:
       Святослав… не приголубит, коли не спасём!
       Пусть уж бьют нас печенеги: так и так – всё смерть…
       Завтра утром, как забрезжит, – на ладьях пойдём…»

Миновала ночь, – и близок утренний рассвет.
       Вся дружина разместилась в нескольких ладьях.
       Затрубили громко в трубы: нам преград, мол, нет!!!
       И в ответ раздались крики в киевских стенах!..
       Печенеги, испугавшись, что вернулся Князь,
       разбежались врассыпную, прячась кто куда!..
…Солнца луч упал на землю… – Днепр течёт, струясь…
       Словно здесь и не стояло войско никогда!

Вышла Ольга без боязни с внуками к ладьям.
       И другие киевляне вышли все к Днепру.
       Говорили: «Ай да Претич! Разогнал всех сам!..»
       И смеялись, и ладонью гладили ладью…

Малочисленность их видя, печенежский князь
       подошёл сам к воеводе и спросил его:
       «Что за войско в этих лодках? Ты – не сам ли Князь?» –
       «Святослав вот-вот здесь будет. Я – лишь муж его.
       Мой отряд вперёд Князь выслал, чтобы возвестить,
       что идёт с несметным войском Святослав домой».
       Печенег сказал на это: «О-о-о…  Давай дружить!»
       И ответил Претич: «Ладно. Вот подарок мой…»
       И, подав друг другу руки, новые друзья
       обменялись тут дарами «со своих же плеч»:
       печенег дал воеводе саблю и коня;
       воевода печенегу – щит, кольчугу, меч…

…Отступили печенеги. Да ведь… не ушли!
       Неизвестно:  ч т о   бы сталось, если б Святослав
       со Свенельдом-воеводой тут не подошли,
       силой грозной печенегов далеко прогнав…

…Обнимал Князь Святослав детей своих и мать!
       Ведь представить даже страшно:  ч т о  могло бы быть!
       …Как отцу и сыну рады! Как не целовать!?.

…И остался Князь Великий в Киев-граде жить…


Но… прошло не больше года, – Святослав сказал:
       «Жить хочу в Переяславце: на Дунай пойду.
       Там – земли моей средина… Киев – скучный стал.
       Там же – блага отовсюду: всё туда везут.
       Греки – золото и вина, шёлковую ткань;
       чехи, венгры – для торговли – серебро, коней;
       из Руси – меха, воск, дёготь…  В с ё! – из разных стран.
       Там столицу надо делать – там и место мне!»
       Отвечала сыну Ольга: «Видишь – я стара.
       Уж немного мне осталось на земном пути.
       Чую, скоро призовёт к Себе Господь меня.
       Погреби меня,  как дОлжно, – уж потом иди…»

…И три дня она молилась, к Богу вознося
       православные молитвы о земле родной;
       всех святых молила Ольга, об одном прося:
       чтобы  Русь прониклась Светом Веры, Чистотой…



*…Умерла Святая Ольга на четвёртый день.
       (Но тогда ещё не знали  с в я т о с т и  её).
       Все великим плачем горьким плакали по ней…
       И священник православный отпевал её…

Много лет спустя, Владимир – Святослава сын –
       перенёс святые мощи в Десятинный храм:
       и  открылось:  что  –   н е т л е н н ы,  что  –  с в я т Ы  они!

И  –  впервые! –  Русь познала Божьи чудеса.




Глава седьмая


…И прошло с тех пор два года, – и пришла весна.
       *На днепровские пороги вышел Святослав:
       шёл на Киев… А дружина – численно мала,
       и слабы её остатки: каждый отощал.
       (Возвращаясь из похода с множеством добра,
       Святослав решил, что лучше – перезимовать:
       в БелобЕрежье: на устье зимнего Днепра, –
       где пришлось терпеть им холод, часто голодать).
…Обступили печенеги их со всех сторон.
       Началось кровопролитье: силы – не равны…
       Святослав-Князь пал в сей битве: насмерть был сражён…
       Кто в живых остался – в Киев весть-печаль несли:
       отрубили Святославу голову враги.
       И хотели печенеги – чЕрепа его:
       жёлтым златом оковали и, вина налив,
       по рукам передавали, пили из него…


*Ольгин внук – Владимир-Князь – Святым не сразу стал.
       Длинно шёл он по путям, Перуном ведомых:
       много крови он – невинной даже! – проливал
       и кумиров устанавливал серебряных.
       Долго он о новой вере – и не помышлял:
       долго жил он в темноте, служа язычеству;
       был он мстителем свирепым, много воевал;
       сластолюбцем был, и был братоубийцею.
…Стал слепым он, – и крестился. И, крещась,  п р о щ ё н.
       И очистился крещеньем, скверну сняв с души:
       и – п р о з р е л !..   Прозрел Духовно и телесно он.

…И вся Русь вослед крестилась: «Господи, спаси!..»

*…Ликовало всё и пело в сей великий День.
       И восторгам сердца в День тот – не было конца!
       Снизошла на Русь – святая Божеская сень*, –
       и молитвой православной славит Русь Творца!..


И – сбылись! – раденья Ольги для земель Руси.
       Ольга, – Русский корень веры и Начальница, –
       и сейчас! творит молитвы Господу: «Спаси!..»
       И в сей час за нас Святая Ольга молится,
       просит Господа о милости и благости…
       Воздаётся  ей народом русским – Славою! –
       за величие Души Великокняжеской:
       что не выронила Скипетр с Державою!




 13.03.2005 – 06.06.2005 





СЛОВАРЬ. ПРИМЕЧАНИЯ. ИСТОРИЧЕСКИЕ СПРАВКИ


СкИпетр       – почётный знак государя, верховной власти; жезл.

ДержАва       – земля, государство, самостоятельное владенье; народ и правительство его; одна из регалий, золотой шар, царское яблоко.




К ГЛАВЕ ПЕРВОЙ:

НЕстор – инок монастыря Киевопечерского;  п е р в ы й  летописец нашего Отечества, прозванный отцом Российской истории. Автор «Повести временных лет», составленной около 1113 г. В дальнейшем включалась летописцами как начальная часть во вновь составляющиеся летописи. «Повесть временных лет» отражает события конца ХI – начала ХII века. Нестор включил в текст своего источника договоры русских князей с Византией, дополнил его пересказом ряда устных историко-легендарных сказаний и собственными рассказами об исторических событиях.

РАдуга – Радугу Господь Бог поставил знамением Своего завета с Ноем, что Он по благости Своей не наведёт более потопа на землю за грехи людей. «Я полагаю радугу мою в облаке, – сказал Бог Ною, –чтобы она была знамением (вечного) завета между Мною и между землёю». (Быт. IХ, 13)

ВавилОн (смешЕние) – Был одним из древнейших и богатейших городов в мире и столицей Халдеи.



*«ВЕРА ИХ БЫЛА ЯЗЫЧНОЙ, ТО ЕСТЬ ПЛЕМЕННОЙ»
          Язычная (языческая) вера – от слова   я з ы к  (народ, племя).



Идол – изваяние языческого бога; истукан, кумир, болван.


АпОстолы  – (от греч. a p o s t o l o s – посол) Двенадцать ближайших последователей, учеников Христа, проповедовавших Евангелие в разных землях.


ВалаАм  – остров в Ладожском озере (ок. 30 кв. км); древне-русский духовный центр.




К ГЛАВЕ ВТОРОЙ:


УсОбица  – ссора, вражда, раздор среди народа.

ГостомЫсл – новгородский старейшина, который, умирая, посоветовал призвать властителей от варягов. «Древняя летопись не упоминает о сём благоразумном советнике, но ежели предание истинно, то Гостомысл достоин бессмертия и славы в нашей истории». (Николай Михайлович Карамзин, «История государства Российского», стр.41)

Бить челОм – кланяться, просить от  ч е л О – лоб, часть головы от темени до бровей).

ВарЯги-Русь  – балтийские славяне (скандинавы, норманны).



*«СинеУс, ТрувОр и РЮрик…»

«Нестор пишет, что славяне новгородские, кривичи,  в е с ь  и   ч у д ь    отправили посольство за море, к варягам-руси, сказать им: Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет: идите княжить и владеть нами… Братья именем Рюрик, Синеус и Трувор, знаменитые или родом, или делами, согласились принять власть над людьми, которые, умев сражаться за вольность, не умели ею пользоваться». (Н.М.Карамзин, «История государства Российского», стр.41).

Однако известный учёный и историк Л.Н.Гумилёв считает, что «легенда о двух братьях Рюрика, Синеусе и Труворе, возникла в результате непонимания слов летописи: «Рюрик, его родственники (s i n e   h u s) 
и  дружинники (t h r u   v o r i n g).Дружинников Рюрик посадил в Изборске, родственников отправил дальше, на Белоозеро, сам, опираясь на Ладогу, где был варяжский посёлок, сел в Новгороде. Так, путём подчинения окрестных славян, финно-угров и балтов, он создал свою державу». (Л.Н.Гумилёв, «От Руси к России», стр. 290).



ЕпАрхия  – здесь как общее понятие: область под управлением епарха, правителя.


ОДИН  – Верховный бог древних скандинавов. Наделён чертами могучего шамана, мудреца; бога войны; хозяин Вальхаллы –дворца (чертога мёртвых), куда попадают после смерти павшие в битве воины и где они продолжают прежнюю героическую жизнь.


ОлЕг ВЕщий  – Опекун малолетнего Игоря, дядя по линии матери; варяг. Годы правления: 879–912. Княжив 33 года, умер в глубокой старости. «Воины оплакивали в нём смелого, искусного предводителя, а народ защитника. Присоединив к державе своей лучшие, богатейшие страны нынешней России, сей князь был истинным основателем её величия… Древняя Россия славится не одним героем: никто из них не мог сравняться с Олегом в завоеваниях… Но кровь Аскольда и Дира осталась пятном его славы». (Н.М.Карамзин, «История государства Российского», стр.52).

«Согласно летописи, Рюрик умер в 879 г., оставив сына, которого звали Игорь, по-скандинавски И н г в а р, то есть «младший». Поскольку Игорь, по словам летописца, был  «детескъ  вельми» («очень мал»), по смерти Рюрика власть принял воевода по имени Хельги, то есть Олег. «Хельги» – это было даже не имя, а титул скандинавских вождей, означавший одновременно «колдун» и «воинский вождь». (Л.Н.Гумилёв, «От Руси к России», стр. 29).


ДАнники – дающие дань.


Щек, ХорИв и Кий  – «И были три брата: один по имени Кий, другой – Щек и третий – Хорив, а сестра их была Лыбедь. Сидел Кий на горе, где ныне подъём Боричев, а Щек сидел на горе, которая ныне зовётся Щековицей, а Хорив на третьей горе, которая прозвалась по нему Хоривицей. И построили городок во имя старшего своего брата и назвали его Киев. Был кругом города лес и бор велик, и ловили там зверей, и были те мужи мудры и смыслены, и назывались они полянами, от них поляне и доныне в Киеве» (из «Повести временных лет»).


АскОльд и Дир – варяги, одноземельцы Рюрика, завладевшие Киевом после смерти Кия, Щека, Хорива и Лыбеди и основавшие самодержавную область на юге Руси. В дальнейшем о них в «Сказании…»  будет рассказано подробнее.


ГрИвна – крупная серебряная монета.


*«НЕ ПРЕГРАДА НАМ НИ ЦЕПИ, НА АКРОПОЛИ!»
                                             Греки преградили Олегу вход в Константинопольскую (Цареградскую) гавань, называвшуюся  Судой, цепями. «В летописи сказано, что Олег поставил суда свои на колёса и силою одного ветра, на распущенных парусах, сухим путём шёл со флотом к Константинополю. Может быть, он хотел сделать то же, что сделал после Магомет II: велел воинам тащить суда берегом в гавань, чтобы приступить к стенам городским, а баснословие, вымыслив действие парусов на сухом пути, обратило трудное, но возможное дело в чудесное и невероятное. Греки, устрашённые сим намерением, спешили предложить Олегу мир и дань… Победитель требовал 12 гривен на каждого человека во флоте своём, и греки согласились с тем условием, чтобы он, прекратив неприятельские действия, мирно возвратился в отечество». (Н.М.Карамзин, «История государства Российского», стр. 48).


АкрОполь – центральная укреплённая часть древне-греческого города, обычно на холме.


ДревлЯне – «…Нестор особенно говорит о нравах славян российских. Поляне были образованнее других, кротки и тихи обычаем; стыдливость украшала их жён; брак издревле считался святою обязанностью между ними; мир и целомудрие господствовали в семействах. Древляне же имели обычаи дикие, подобно зверям, с коими они жили среди лесов тёмных… ; в распрях и ссорах убивали друг друга; не знали браков, основанных на взаимном согласии родителей и супругов, но уводили или похищали девиц». (Н.М.Карамзин, «История государства Российского», стр. 29).





К ГЛАВЕ ТРЕТЬЕЙ:


Игорь РЮрикович  – Годы княжения: 912–945.
                                              «Игорь в войне с греками не имел успехов Олега, не имел, кажется, и великих свойств его, но сохранил целость Российской державы, устроенной Олегом, сохранил честь и выгоды её в договорах с Византийской империею; был язычником, но позволял новообращённым россиянам славить торжественно Бога христианского и вместе с Олегом оставил наследникам своим пример благоразумной терпимости, достойный самых просвещённых времён». (Н.М.Карамзин, «История государства Российского», стр. 57).


БраздЫ правлЕния  – власть начальственная (от   б р а з д Ы – удила конские).

 

*«А ПОТОМ ОН УПРАВЛЯЛСЯ С ПЕЧЕНЕГАМИ».
                                             ПеченЕги – кочевой народ, не знавший земледелия, обитавший в шатрах, кибитках или вежах; искавший единственно тучных лугов для стад и богатых соседей для грабительства; «славились быстротою коней своих; вооружённые копьями, луком и стрелами, – они мгновенно окружали неприятеля и мгновенно скрывались от него; бросались на лошадях в самые глубокие реки или вместо лодок употребляли большие кожи. Они носили персидскую одежду, и лица их изображали свирепость». (Н.М.Карамзин, «История государства Российского», стр. 52-53).
                                              «Печенеги, заключив союз с Игорем, пять лет не тревожили России: по крайней мере, Нестор говорит о первой действительной войне с ними уже в 920-м году». (Н.М.Карамзин, «История государства Российского», стр. 53).



*«А ПОТОМ ПОШЁЛ НА ГРЕКОВ, – ДА ПРИШЁЛ РАЗБИТ».
                                              «Княжение Игоря вообще не ознаменовалось в памяти народной никаким великим происшествием до самого 941 года, когда Нестор, согласно с византийскими историками, описывает войну Игореву с греками. Сей князь, подобно Олегу, хотел прославить ею старость свою, жив до того времени дружелюбно с империею, ибо в 935 году корабли и воины его ходили с греческим флотом в Италию. Если верить летописцам, то Игорь с  10 000 судов вошёл в Чёрное море… Россияне, приведённые в ужас и беспорядок так называемым  о г н ё м   г р е ч е с к и м (зажигательная смесь из нефти и серы, которую исторгали из труб – пояснение автора), которым Феофан зажёг многие суда их и который показался им небесною молниею в руках озлобленного врага..,– с великим уроном возвратились в отечество». (Н.М.Карамзин, «История государства Российского», стр.53).


ОдЕсную  – то есть справа, по правую руку (от   д е с н И ц а – правая рука).


ВоИ – воины (древн.)


*«И ВОИ, К НОГАМ ПЕРУНА ПОЛОЖИВ МЕЧИ…»
                                              «Клятвенно утвердив союз, император отправил новых послов в Киев, чтобы вручить князю русскому  х а р т и ю   м и р а. Игорь в присутствии их на священном холме, где стоял Перун, торжественно обязался хранить дружбу с империею; воины его также, в знак клятвы полагая к ногам идола оружие, щиты и золото. Обряд достопамятный: оружие и золото было всего святее и драгоценнее для русских язычников. Христиане варяжские присягали в соборной церкви св. Илии, может быть, древнейшей в Киеве. Летописец именно говорит, что многие варяги были тогда уже христианами».(Н,М,Карамзин, «История государства Российского», стр. 55).



*«И, С ВЕЛИКИМИ ЦАРЯМИ «ОБНОВЛЯЯ МИР…»
                                              «В следующий год (944г.) Лакапин отправил послов к Игорю, а князь российский в Царьград, где заключён был ими торжественный мир…
                      В договоре, подписанном Русью и Византией, говорилось: «Мы, посланные от Игоря, Великого Князя Русского, от всякого княжения, от всех людей Русской земли, обновить  в е т х и й  мир с Великими Царями Греческими, Романом, Константином, Стефаном, со всем   б о я р с т в о м  и со всеми людьми Греческими, вопреки Диаволу, ненавистнику добра и   в р а ж д о л ю б ц у ,  на все лета, доколе сияет солнце и стоит мир. Да не дерзают Русские,  к р е щ ё н ы е  и некрещёные, нарушать союза с Греками, или первых да осудит Бог Вседержитель на гибель вечную и временную, а вторые да не имут помощи от Бога Перуна; да не защитятся своими щитами; да падут от  с о б с т в е н н ы х   мечей, стрел и другого оружия; да будут рабами в сей век и будущий!» (Н.М.Карамзин, «История государства Российского», стр.53-54).



*«ПОВЕДИ НАС В ДАНЬ, КНЯЗЬ ИГОРЬ, ЧТОБ РАЗЖИЛИСЬ МЫ».
                                             
«Х о д и т ь   в   д а н ь  значило тогда объезжать Россию и собирать налоги. Древние государи наши, по известию Константина Багрянородного (Греческого императора – пояснение автора), всякий год в ноябре месяце отправлялись с войском из Киева для объезда городов своих и возвращались не прежде апреля. Целию сих путешествий, как вероятно, было и то, чтобы укреплять общую государственную связь между разными областями и содержать народ и чиновников в зависимости от великих князей. Игорь, отдыхая в старости, вместо себя посылал, кажется, вельмож и бояр, особенно Свенельда, знаменитого воеводу, который, собирая государственную дань, мог и сам обогащаться вместе  с   о т р о к а м и   своими или отборными молодыми воинами, его окружавшими. Им завидовала дружина Игорева, и князь, при наступлении осени, исполнил её желание…» (Н.М.Карамзин, «История государства Российского», стр. 56).

«В год 6453(945). В тот год сказала дружина Игорю: отроки Свенельда изоделись оружием и одеждой, а мы наги. Пойдём, князь, с нами за данью, и себе добудешь, и нам». (из «Повести временных лет»).

Отрок  – дитя от 7 до 15 лет; княжеская прислуга; паж; служитель.




К ГЛАВЕ ЧЕТВЁРТОЙ:


*«И, ВЗВАЛИВ ЛАДЬЮ НА ПЛЕЧИ, К ОЛЬГЕ ПОНЕСЛИ».

«Передвижение посуху в ладьях имело у восточных славян двойной смысл: и оказание почести, и обряд похорон». (Н.Л.Пушкарёва, «Женщины древней Руси», стр. 13-14).


Искоростень – стольный город Древской (Древлянской, Деревской) земли (город Коростень Житомирской области в бывшем СССР).


СимАргл  – бог подземного мира в пантеоне славянских языческих богов.



*«ВОРОТИЛАСЬ ОЛЬГА В КИЕВ. А КАК МИНУЛ ГОД…»

«(946г.) Ольга, возвратясь в Киев, собрала многочисленное войско и выступила с ним против древлян, уже наказанных хитростию, но ещё не покорённых силою».(Н.М.Карамзин, «История государства Российского», стр. 58).



*«КНЯЗЬ УЖ НАЧАЛ! – КРИКНУЛ АСМУД. – ВСЛЕД ЗА НИМ ПОЙДЁМ!»

«В год 6454 (946). Ольга с сыном своим Святославом собрала много храбрых воинов и пошла на Древскую землю. И вышли древляне против неё. И когда сошлись оба войска для схватки, Святослав бросил копьём в древлян, и копьё пролетело между ушей коня и ударило коня в ногу, ибо был Святослав ещё ребёнок. И сказали Свенельд и Асмуд: «Князь уж начал; последуем, дружина, за князем». И победили древлян». (из «Повести временных лет»).


Асмуд – боярин из варягов, воспитатель (пестун) Святослава.



*«И НА ЛАПКУ КАЖДОЙ ПТИЦЕ БЫЛ ПРИВЯЗАН ТРУТ».

«И стояла Ольга всё лето и не могла взять города, и замыслила так: послала она к городу со словами: «До чего хотите досидеться? Ведь все ваши города уже сдались мне и обязались выплачивать дань и уже возделывают свои нивы и земли; а вы, отказываясь платить дань, собираетесь умереть с голода». Древляне же ответили: «Мы бы рады платить дань, но ведь ты хочешь мстить за мужа своего». Сказала же им Ольга, что-де «я уже мстила за обиду своего мужа , когда  приходили вы к Киеву в первый раз и во второй, а в третий раз – когда устроила тризну по своем муже. Больше уже не хочу мстить, – хочу только взять с вас небольшую дань и, заключив с вами мир, уйду прочь». Древляне же спросили: «Что хочешь от нас? Мы рады дать тебе мёд и меха». Она же сказала: «Нет у вас теперь ни мёду, ни мехов, поэтому прошу у вас немного: дайте мне от каждого двора по три голубя да по три воробья. Я ведь не хочу возложить на вас тяжкой дани, как муж мой, поэтому-то и прошу у вас этой малости». Древляне же, обрадовавшись, собрали от двора по три голубя и по три воробья и послали к Ольге с поклоном. Ольга же сказала им: «Вот вы и покорились уже мне и моему дитяти, – идите в город, а я завтра отступлю от него и пойду в свой город». Древляне же с радостью вошли в город и поведали обо всём людям, и обрадовались люди в городе. Ольга же раздав воинам – кому по голубю, кому по воробью, приказала привязывать каждому голубю и воробью трут, завёртывая его в небольшие платочки и  прикрепляя ниткой к каждой птице. И, когда стало смеркаться, приказала Ольга своим воинам пустить голубей и воробьёв. Голуби же и воробьи полетели в свои гнёзда: голуби в голубятни, а воробьи под стрехи, и так загорелись – где голубятни, где клети, где сараи и сеновалы, и не было двора, где бы не горело, и нельзя было гасить, так как сразу загорелись все дворы. И побежали люди из города, и приказала Ольга воинам своим хватать их. И так взяла город и сожгла его, городских же старейшин забрала в плен, а других людей убила, третьих отдала в рабство мужам своим, а остальных оставила платить дань». (из «Повести временных лет»)


Трут  – губа, губка берёзовая, род гриба, растущего на гнилых пнях; фитиль или высушенный трутник, при высекании огня зажигающийся от искры.



*«И ВЕЗДЕ УСТАНОВИЛА ИМ УРОК НА ДАНЬ…»

УрОк – фиксированный размер дани. «Установив уроки, порядок сборов дани и их систематичность Ольга, по сути дела провела  п е р в у ю  в истории Руси финансовую реформу. «Иде Вольга по Деревстей земли с сыном своим и дружиною, уставляющи уставы и уроки…» – отметил летописец. Реформа коснулась не только Древлянской земли, утратившей независимость (племенное княжение было уничтожено «възложением дани»). В 947 г. с целью распространения власти Киева и новых форм организации взимания поборов Ольга отправилась на Приднепровье, Подесенье и в Новгородско-Псковскую землю». (Н.Л.Пушкарёва, «Женщины древней Руси», стр. 15)



*«ЧЕРЕЗ ГОД, ОСТАВИВ СЫНА В ГРАДЕ КИЕВЕ…»  – т.е.в 947 году (подробнее см. выше).



*«…ПЕКЛАСЬ О БУДУЩЕМ».

П Е ч ь с я  – печалиться, заботиться, радеть;
принимая к сердцу, делать, что можешь, на пользу кого или чего-либо; хлопотать, усердствовать, ревновать.



*«УСТАНОВЛЕНЫ ПОГОСТЫ И СТАНОВИЩА…»

Становища (от «с т а н»), погосты (от «г о с т ь» – купец) – своеобразные «крепостицы», защита которых обеспечивалась «воями»; центры, предназначенные для сбора дани. Погосты и становища становились административными центрами и княжеской вотчины, и всего государства, стали опорой великокняжеской власти, очагами этнического и культурного объединения русского народа.



*«БЕРЕГЛИСЬ ВО СЛАВУ   ОЛЬЖИНА  РАДЕНИЯ».

Ольга «…сделала без сомнения всё нужнейшее для государственного блага по тогдашнему гражданскому состоянию России и везде оставила знаки своей попечительской мудрости. Через 150 лет народ с признательностью вспоминал и сем благодетельном путешествии Ольги, и в Несторово время жители Пскова хранили ещё сани её как вещь драгоценную». (Н.М.Карамзин, «История государства Российского», стр. 59-60).


ДЛАНЬ  – рука, кисть, ладонь (црк.)





К ГЛАВЕ ПЯТОЙ:


АгарЯне  – т.е. язычники


ВлахЕрнская церковь  – была построена императором Маркианом на берегу залива, между Перою и Царемградом (Н.М.Карамзин, «История государства Российского», стр. 43).


ВЯщий – больший, величайший, наибольший, высший по силе, величине, власти и пр.

ДальновИдность – предусмотрительность.

ПрозорлИвость – проницательность; острый ум, предусматривающий, верно соображающий и заключающий; п р о з о р л И в е ц – провидец, пророк, кому дано зрение или знание будущего.


БлагочЕстие  – истинное богопочитание; благоговейное признание божественных истин и исполнение их на деле.



*«ВЫСОЧАЙШЕ ПАТРИАРХ КОНСТАНТИНОПОЛЬСКИЙ…»

Обряд крещения Ольги, Великой Княгини Русской, был свершён патриархом Полиевктом, а по некоторым источникам Феофилактом (933-956гг.)



*«СТАЛИ ЗВАТЬ КНЯГИНЮ РУССКУЮ – ЕЛЕНОЮ».

Елена – мать великого Константина равноапостольного, строителя Царьграда (Константинополя). Равноапостольная Елена, много потрудившаяся в распространении христианства в огромной Римской империи, обрела после целенаправленных поисков Животворящий Крест, на котором был распят Господь Иисус Христос. «С целью найти Крест Господень царица Елена в 326 г. отправилась в Иерусалим. Ей указали, что Крест Господень зарыт в землю на месте, где язычники воздвигли храм в честь Венеры. Когда по приказанию Елены сломали здание и стали рыть землю, то нашли три креста и около них дощечку с надписью: «Иисус Назарянин, Царь Иудейский». Чтобы узнать, на каком из трёх крестов был распят Спаситель, стали по очереди возлагать их на умершего. От двух крестов не произошло никакого чуда. Когда же возложили третий крест, то умерший воскрес, – и таким образом узнали крест Спасителя». («Наиболее почитаемые православные Святые», стр. 43)



*«КРЕСТ НАДПИСАН: «ОБНОВИСЯ РУССКАЯ ЗЕМЛЯ…»

Полная надпись на Ольгином Кресте гласила: «Обновися Русская земля Святым Крестом, его же приняла Ольга, благоверная княгиня».



ОткровЕние – открытие, просветление свыше; открытие истин, до коих умом своим человек не доходит; зачатки понятий и убеждений духовных или нравственных.



Истово  – усердно, ревностно.



*«…ПОДРАСТАЛИ ТРОЕ ВНУКОВ: ЯРОПОЛК, ОЛЕГ
И ВЛАДИМИР, СЫН МАЛУШИ, КЛЮЧНИЦЫ ПРОСТОЙ…»

Все три внука Ольги, – Ярополк, Олег и Владимир, – были меж собою неполнородными братьями, так как были рождены разными матерями. «(970г.) Святослав поручил Киев сыну своему Ярополку, а другому сыну, Олегу, древлянскую землю, где прежде властвовали её собственные князья. В то же время новгородцы, недовольные, может быть, властию княжеских наместников, прислали сказать Святославу, чтобы он дал им сына своего в правители, и грозились в случае отказа избрать для себя о с о б е н н о г о   князя. Ярополк и Олег не захотели принять власти над ними, но у Святослава был ещё и третий сын, Владимир, от ключницы Ольгиной, именем Малуши, дочери любчанина Малька: новгородцы, по совету Добрыни, Малушина брата, избрали в князья сего юношу, которому судьба назначила преобразить Россию». (Н.М.Карамзин, «История государства Российского», стр. 64)

«В год 6478 (970). Святослав посадил Ярополка в Киеве, а Олега у древлян. В то время пришли новгородцы, прося себе князя: «Если не пойдёте к нам, то сами добудем себе князя». И сказал им Святослав: «А кто бы пошёл к вам?» И отказались Ярополк и Олег. И сказал Добрыня: «Просите Владимира». Владимир же был от Малуши – ключницы Ольгиной. Малуша же была сестра Добрыни; отец же им был Малк Любечанин, и приходился Добрыня дядей Владимиру. И сказали новгородцы Святославу: «Дай нам Владимира», Он же ответил им: «Вот он вам». И взяли себе новгородцы Владимира, и пошёл Владимир с Добрынею, своим дядей, в Новгород, а Святослав в Переяславец». (из «Повести временных лет»)


ДобрЫня – прообраз былинного богатыря Добрыни Никитича.


ПереяслАвец    – ныне село Преслав возле города Тулча в Румынии.


ПАрдус – гепард, млекопитающее из семейства кошачьих; отличается быстротой бега и выносливостью. Приручался как охотничье животное.





К ГЛАВЕ ШЕСТОЙ:


*«ОБЪЯВЛЯЛ ВОЙНУ СЛОВАМИ: «Я ИДУ НА ВЫ!»

«Князь Святослав, начиная войну, заранее объявлял неприятелю: «Хочю на вы ити». (Повесть временных лет по Лаврентьевской летописи 1377 г., ч.1, под ред. В.П.Адриановой-Перетц, Москва–Ленинград, 1950, стр. 46)

Н.М.Карамзин, передавая летописное сказание, приводит фразу Святослава в форме: «Иду на вас!» (История государства Российского, С-Петербург,1842, т.1, стр. 104). Крылатость фраза получила в редакции: «Иду на вы».

Князю Святославу принадлежит и ещё одна крылатая фраза: «Мёртвые сраму не имут». По словам летописца, князь Святослав обратился к своим воинам перед битвой с греками в 970 г. со словами: «Да не посрамим земли Русския, но ляжем костьми ту: мёртвыи бо срама не имут». («Преподобного Нестора Российской летописец (по Кенигсбергскому списку)»,С-Пб, 1863, стр.54)
               (Н.С.Ашукин, М.Г.Ашукина. «Крылатые слова», стр. 144; 202)



*«НО… УШЁЛ КНЯЗЬ СВЯТОСЛАВ: «БОЛГАРОВ ВОЕВАТЬ».

«в ГОД 6476(968). Пришли впервые печенеги на Русскую землю, а Святослав был тогда в Переяславце, и заперлась Ольга со своими внуками – Ярополком, Олегом и Владимиром в городе Киеве. И осадили печенеги город силою великой: было их бесчисленное множество вокруг города, и нельзя было ни выйти из города, ни вести послать, и изнемогали люди от голода и жажды…» (из «Повести временных лет»)



*«…УМЕРЛА СВЯТАЯ ОЛЬГА НА ЧЕТВЁРТЫЙ ДЕНЬ».

Святая Ольга скончалась 11 июля 969 года, – и «плакали по ней плачем великим сын её, и внуки её, и все люди, и понесли, и похоронили её на открытом месте. Ольга же завещала не совершать по ней тризны, так как имела при себе священника – тот и похоронил блаженную Ольгу» (из «Повести временных лет»). День памяти Святой равноапостольной Ольги – 24 июля по новому стилю.






К ГЛАВЕ СЕДЬМОЙ:


*«НА ДНЕПРОВСКИЕ ПОРОГИ ВЫШЕЛ СВЯТОСЛАВ…»

«(972г.) Печенеги обступили днепровские пороги и ждали россиян. Святослав знал о сей опасности. Свенельд, знаменитый воевода Игорев, советовал ему оставить ладии и сухим путём обойти пороги, князь не принял его совета и решился зимовать в Белобережье, при устье Днепра, где Россияне должны были терпеть во всём недостаток и самый голод, так что они давали полгривны за лошадиную голову. Может быть, Святослав ожидал там помощи их России, но тщетно. Весна снова открыла ему опасный путь в отечество. Несмотря на малое число изнурённых воинов, надлежало сразиться с печенегами, и Святослав пал в битве. Князь их, Куря, отрубив ему голову, из её черепа сделал чашу. Только немногие россияне спаслись с воеводою Свенельдом и принесли в Киев горестную весть о погибели Святослава. Таким образом скончал жизнь сей Александр нашей древней истории, который столь мужественно боролся и с врагами, и с бедствиями, был иногда побеждаем, но в самом несчастии изумлял победителя своим великодушием, равнялся суровою воинскою жизнию с героями песнопевца Гомера и, снося терпеливо свирепость непогод, труды изнурительные и всё ужасное для неги, показал русским воинам, чем могут они во все времена одолевать неприятелей. Но Святослав, образец великих полководцев, не есть пример государя великого, ибо он славу побед уважал более государственного блага и, характером своим пленяя воображение стихотворца, заслуживает укоризну историка». (Н.М.Карамзин, «История государства Российского», стр. 69)



*«ОЛЬГИН ВНУК, – ВЛАДИМИР-КНЯЗЬ, – СВЯТЫМ НЕ СРАЗУ СТАЛ».

«Владимир с помощью злодеяния (убийства брата Ярополка, который в 977 году, подстрекаемый воеводой Свенельдом, объявил войну брату Олегу, древлянскому князю, и тот спасался бегством от войска Ярополкова в древлянский город Овруч.  Воины его, гонимые неприятелем, теснились на мосту у городских ворот и столкнули своего князя в глубокий ров, и князь Олег был раздавлен множеством людей и лошадьми, которые упали за ним с моста. Увидев окровавленный труп брата Олега, Ярополк забыл своё торжество победителя и слезами изъявил раскаяние. – Пояснение автора) и храбрых варягов овладел государством, но скоро доказал, что он родился быть государем великим». (Н.М.Карамзин, «История государства Российского», стр. 72)

«Владимир, утвердив власть свою изъявил отменное усердие к богам языческим: соорудил новый истукан Перуна с серебряною головою и поставил его близ 
т е р е м н о го   д в о р а  на священном холме, вместе с иными кумирами. Там, говорит летописец, стекался народ ослеплённый и земля осквернялась кровию жертв. Может быть, совесть беспокоила Владимира, может быть, хотел он сею кровию примириться с богами, раздражёнными его братоубийством, ибо и самая вера языческая не терпела таких злодеяний… Но сия Владимирова набожность не препятствовала ему утопать в наслаждениях чувственных. Первою его супругою была Рогнеда, мать Изяслава, Мстислава, Ярослава, Всеволода и двух дочерей; умертвив брата, он взял в наложницы свою беременную невестку, родившую Святополка; от другой законной супруги, чехини или богемки, имел сына Вышеслава; от третьей Святослава и Мстислава; от четвёртой, родом из Болгарии, Бориса и Глеба. Сверх того, ежели верить летописи, было у него 300 наложниц в Вышегороде, 300 в нынешней Белогородке (близ Киева) и 200 в селе Берестове. Всякая прелестная жена и девица страшилась его любострастного взора: он презирал святость брачных союзов и невинности. Одним словом, летописец называет его вторым Соломоном в женолюбии». (Н.М.Карамзин, «История государства Российского», стр. 73)

«Теперь приступаем к описанию важнейшего дела Владимирова, которое всего более прославило его в истории… Исполнилось желание благочестивой Ольги, и Россия, где уже более ста лет мало-помалу укоренялось христианство… Древний летописей ваш повествует, что не только христианские проповедники, но и магометане, вместе с иудеями, обитавшими в земле козарской ( то же, что и хозарской – пояснение автора) или в Тавриде, присылали в Киев мудрых законников склонять Владимира к принятию веры своей и что великий князь охотно выслушивал их учение. Случай вероятный: народы соседственные могли желать, чтобы государь, уже славный победами в Европе и в Азии, исповедовал одного бога с ними, и Владимир мог также _ увидев, наконец, подобно великой бабке своей, заблуждения язычества, – искать истины в разных верах.

Первые послы были от волжских, или камских, болгаров. На восточных и южных берегах Каспийского моря уже давно господствовала вера магометанская, утверждённая там счастливым оружием аравитян: болгары приняли оную и хотели сообщить Владимиру. Описание Магометова рая и цветущих гурий пленило воображение сластолюбивого князя, но обрезание казалось ему ненавистным обрядом и запрещение пить вино – уставом безрассудным. «Вино, – сказал он, – есть веселие для русских; не можем без него». Послы немецких католиков говорили ему о величии невидимого Вседержителя и ничтожности идолов. Князь ответствовал им: «Идите обратно; отцы наши не принимали веры от папы». Выслушав иудеев, он спросил, где их отечество? «В Иерусалиме, – ответствовали проповедники, – но бог во гневе своём расточил нас по землям чуждым». – «И вы, наказываемые богом, дерзаете учить других? – сказал Владимир. – Мы не хотим,   подобно вам, лишиться своего отечества». Наконец, безымянный философ, присланный греками, опровергнув в немногих словах другие веры, рассказал Владимиру всё содержание Библии, Ветхого и Нового Завета: историю творения, рая, греха, первых людей, потопа, народа избранного, искупления, христианства, семи Соборов, и в заключение показал ему картину Страшного суда с изображением праведных, идущих в рай, и грешных, осуждённых на вечную му;ку. Поражённый сим зрелищем, Владимир вздохнул и сказал: «Благо добродетельным и горе злым!» –
«Крестися, – ответствовал философ, – и будешь в раю с первыми ».   И великий князь отправил    д е с я т ь    благоразумных мужей… Послы видели в стране болгаров храмы скудные, моление унылое, лица печальные; в земле немецких католиков богослужение с обрядами, но, по словам летописи, без всякого величия и красоты; наконец, прибыли в Константинополь. «Да созерцают они славу  Бога нашего!» – сказал император… и приказал вести послов в Софийскую церковь, где сам патриарх, облачённый в святительские ризы, совершал литургию. Великолепие храма, присутствие всего знаменитого духовенства греческого, богатые одежды служебные, убранство алтарей, красота живописи, благоухание фимиама, сладостное пение клироса, безмолвие народа, священная важность и таинственность обрядов изумили россиян; им казалось, что сам Всевышний обитает в сем храме и непосредственно с людьми соединяется… Возвратясь в Киев, послы говорили князю о богослужении византийском с восторгом… Владимир желал ещё слышать мнение бояр и старцев. «Когда бы закон греческий, – сказали они, – не был лучше других, то бабка твоя, Ольга, мудрейшая всех людей, не вздумала бы принять его». Великий князь решился быть христианином. Гордость могущества и славы не позволяла Владимиру унизиться, в рассуждении греков, искренним признанием своих языческих заблуждений и смиренно просить крещения, он вздумал, так сказать,   з а в о е в а т ь    веру христианскую и принять её святыню рукой победителя. Собрав многочисленное войско, великий князь пошёл на судах к греческому Херсону, которого развалины доныне видимы в Тавриде, близ Севастополя. Завоевав славный и богатый город, который в течение многих веков умел отражать приступы народов варварских, российский князь ещё более возгордился своим величием и через послов объявил императорам Василию и Константину, что он желает быть супругом сестры их, юной царевны Анны, или, в случае отказа, возьмёт Константинополь. Родственный союз с греческими знаменитыми царями казался лестным для его честолюбия. …Василий и Константин… ответствовали ему, что от него зависит быть их зятем, что, приняв веру христианскую, он получит и руку царевны и царство небесное. Владимир, уже готовый к тому, с радостию изъявил согласие креститься… В летописи сказано, что великий князь тогда разболелся глазами и не мог ничего видеть, что Анна убедила его немедленно креститься и что он прозрел в ту самую минуту, когда святитель возложил на него руку. Бояре российские, удивлённые чудом, вместе с государем приняли истинную веру (в церкви св. Василия, которая стояла на городской площади в Херсоне).  Херсонский митрополит и византийские пресвитеры совершили сей обряд торжественный, за коим следовало обручение и самый брак царевны с Владимиром… Сего не довольно: Владимир отказался от своего завоевания и, соорудив в Херсоне церковь, …возвратил сей город царям греческим в изъявлении благодарности за руку сестры их…                              (Н.М.Карамзин, «История государства Российского», стр. 76,77)



*«ЛИКОВАЛО ВСЁ И ПЕЛО В СЕЙ ВЕЛИКИЙ ДЕНЬ».

Это событие произошло в 988 году. …Владимир… велел объявить в городе (в Киеве – пояснение автора), чтобы все люди русские, вельможи и рабы, бедные и богатые шли креститься, и народ… устремился толпами на берег Днепра, рассуждая, что новая вера должна быть мудрою и святою, когда великий князь и бояре предпочли её старой вере отцов своих. Там явился Владимир, провождаемый собором греческих священников, и по данному знаку бесчисленное множество людей вступило в реку: большие стояли в воде по грудь и шею; отцы и матери держали младенцев на руках; иереи читали молитвы и пели славу Вседержителя. Когда же обряд торжественный свершился, когда священный собор нарёк всех граждан киевских христианами, тогда Владимир, в радости и восторге сердца устремив взор на небо, громко произнёс молитву: «Творец земли и неба! Благослови сих новых чад твоих, дай им познать тебя, Бога истинного, утверди в них веру православную. Будь мне помощию в искушениях зла, да восхвалю достойно святое имя твоё!»… В сей великий день, говорит летописец, земля и небо ликовали».
             (Н.М.Карамзин, «История государства Российского», стр. 79)

 День памяти Святого равноапостольного Великого Князя Владимира (при крещении Василия) отмечается православными христианами 28 июля (15 июля по старому стилю).



СЕНЬ  – защита, покров, убежище.





СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ:

1) «Повесть временных лет» монаха Киево-Печерского монастыря Нестора.
«Изборник. Повести древней Руси». Москва, «Художественная литература», 1987.

2) Н.М.Карамзин, «История государства Российского». Москва, «ЭКСМО», 2004.

3)   Н.Л.Пушкарёва, «Женщины древней Руси». Москва, «Мысль», 1989.

4) «Наиболее почитаемые православные Святые». Под редакцией О. Славина. Издательский дом «Фавор – ХХI». Москва, 2002.

5) Н.С.Ашукин, М.Г.Ашукина, «Крылатые слова». Издание четвёртое дополненное. Москва, «Художественная литература», 1988.

6) Л.Н.Гумилёв. «От Руси к России». Москва, «Экопрос», 1994. 



КОНЕЦ.


Рецензии
Ничего себе, Ольга! Да, Вы просто гений и у Вас есть чему поучиться! Спасибо.

Светлана Васильева 10   30.06.2017 07:38     Заявить о нарушении
Спасибо на Добром слове, Светлана!..

С уважением и теплом поэтического сердца

Ольга Николаевна Шарко   30.06.2017 19:55   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.