Притчи Ошо - книга

Пшеница

Слышал я одну древнюю притчу:
………………………………………
Когда Бог ещё жил на земле
И земля не терялась во мгле
Человеческого произвола,
К Богу старый крестьянин пришёл
И сказал у подножья престола:
«Я решенье проблемы нашёл

Как от голода мир весь избавить.
Дай мне сроку всего лишь на год,
Чтобы мог всей природой я править,
И народ отдохнёт от невзгод,
И все люди Тебя будут славить.

Бог крестьянину дал один год,
Чтоб природа ему подчинилась.
Для посева был полный комфорт
И пшеница легко колосилась.

И ни грома, ни сильных ветров
В этот год никогда не бывало,
Даже солнце из-за облаков
Когда нужно лучи посылало.

Был крестьянин доволен. Пшеница
Так росла, как во сне не приснится.
Вверх тянулись колосья, как птица
В небеса, когда глянет зарница.

Вот теперь – так подумали люди –
Лет на десять на всех пищи хватит,
Даже если работать не будем,
Этот год всё с лихвою оплатит.

Но колосья скосили пустые.
В них пшеницы не оказалось.
И тогда все у Бога спросили:
«Что не так? Что с пшеницей сталось?»

Бог ответил: «Пшеница в порядке.
Чтоб созреть ей борьбы не хватило
Прорастать сквозь преграды и в схватке
Чтобы жизнь её дух закалила.

Нужен вызов, шторм, молнии, громы
Пробуждать душу спящей пшеницы,
Чтоб небесных разрядов изломы
Гнали прочь вялых снов вереницы».

Ночь нужна – как и день. Дни печали
Так же важны, как счастья качели.
Если б мы ничего не теряли,
Мы б в сознаньи своём не взлетели.

Ритм полярности важно усвоить,
Для себя хорошо понимать.
Вот когда можно счастье удвоить –
Всё как есть до конца принимать.

 1.02.2003.


Смех

Три мистика китайских забавлялись,
Но открывали людям неба близь:
Ходя по деревням, они смеялись
Так, что у многих животы тряслись.

Так заразительно они смеялись,
Что людям открывался новый мир:
За несколько секунд все изменялись,
И день забот вдруг превращался в пир.

Но в хмурый день пришло людское горе;
Когда шёл дождь в одной из деревень,
Из трёх друзей в живых осталось двое –
Один ушёл в таинственную сень.

И люди говорили: «Не до смеха
Теперь им будет, коли умер друг».
Но мистики смеялись так, что эхо
Смех разносило далеко вокруг.

И люди удивлённо вопрошали,
Не понимая – смех им в уши бил.
Но мистики с улыбкой отвечали:
«Мы спорили – и вот он победил.

Мы проиграли. Мы всю жизнь смеялись:
Мы спорили, кто раньше всех умрёт,
И вот мы здесь, мы в дураках остались,
А он – безбрежность – в облаках плывёт».

У погребального костра всем жутко;
Уж пламя лижет тело, свет померк,
Но здесь последняя игралась шутка –
Друг под одеждой спрятал фейерверк –

И был салют. Друг радовался с нами.
Все дружно танцевали. Смех кружил.
Умерший разноцветными огнями,
Казалось, всю деревню оживил.

Ведь смех, как и любовь, не умирает.
Есть в смерти тела мудрость перемен.
Со смертью Бог нам двери открывает
Туда, где власти не имеет тлен,

Где в кузнице небесного эфира
Куются новой жизни стремена...
И снова наши души в узах мира –
Земных поступков сеем семена.

31.01.2003.


Принятие

Случилось то в таинственном Китае,
Когда мудрейший Лао-Цзы там жил.
То правда или вымысел – не знаем,
Но притчу эту Лао-Цзы любил.

В деревне жил старик. И был он беден,
Но жизнь как дар от Бога понимал:
Чтоб ни случилось, хоть бывал он бледен,
Он до конца всё в жизни принимал.

И лошадь Бог послал ему к закату.
В той лошади он друга признавал,
И хоть большую назначали плату,
Он никому её не продавал.

Была для него лошадь как родная.
За ним она пошла бы хоть в тюрьму.
Масть белая, а статью – огневая.
И сам король завидовал ему.

Но раз пропала лошадь. Все сбежались
И говорили: «Старый ты дурак!
Украли лошадь! Воры постарались!
Не продал вот – лишился просто так».

Старик ответил: «Лошади нет в стойле.
Всё остальное – домыслы, не факт,
И, может быть, она теперь в приволье,
Чтоб род продлить, с конём играет в такт».

Тут лошадь в скором времени вернулась,
А с ней табун из диких лошадей.
«Старик! Тебе удача улыбнулась!», –
Он слышал от сбежавшихся людей.

И так сказал (в нём сердце не смутилось –
Удача иль задача, что за ней?..):
«Я вижу лишь, что лошадь воротилась,
А с ней табун из диких лошадей».

У старика был сын ловчее многих,
Но, объезжая диких лошадей,
Он падает, себе ломая ноги.
И снова слышно возгласы людей:

«Беда, старик, сынок твой – не опора!
Он стал калекой. Ты теперь один
На поле воин – немощного взора
И своего бессилья господин».

Старик сказал: «Вы мчитесь по дороге,
В пыли не замечая всех картин.
Я вижу, что мой сын ломает ноги,
А что за этим – знает Бог один».

В те времена войны призыв случился.
Всех молодых забрали на войну.
Домой из них не каждый возвратился,
И женский плачь тревожил тишину.

«Действительно, старик, твоя удача.
Твой сын хоть и калека, но с тобой.
У нас же сердце вымокло от плача», –
Так говорили люди меж собой.

Никто не знает: в чём его удача,
В чём пораженье. Это – лишь фрагмент.
Сужденьями мы все себя дурачим,
Не видя смысла целостности лент.

Есть только Бог. И всё – его творенье.
А мы – сотворцы. В этом – наша власть:
Творить себя, привычки, настроенье,
Любить, страдать и наслаждаться всласть.

И с Богом мы шагаем в бесконечность,
Одна тропа кончается другой,
Свои объятья раскрывает вечность,
И мы играем радугой-дугой.

4.02.2003.


Ум

Есть разные по ценности поверья,
Но в этом – очень важное посланье:
Наш ум – наш рай; в раю растут деревья,
Что исполняют все наши желанья.

Вот человек попал под это древо,
Устав, уснул. Проснулся – хочет есть,
И вмиг пред ним, как будто бы из чрева
Небес, – всё, что он только хочет есть.

Поел. Теперь желанье возникает
Попить чего-нибудь (желательно вина),
И снова Ум желанье выполняет,
И полный рог им осушается до дна.

Всё хорошо. Приятное виденье
Слиянья губ и нежности волос...
Но он подумал: «Что за наважденье?
Откуда вдруг всё это здесь взялось?

Должно быть, демоны меня дурачат».
Он в страхе стал смотреть по сторонам –
Там демоны свои ловушки прячут
И смрадом оскверняют Бога храм.

Так появились демоны живые.
Подумал он: «Они меня убьют,
Жестокие, ужасные и злые –
Всю кровь мою по капельке сольют».

И человека демоны убили.

03.02.2003.


Доброта

Не многие достигли просветленья
Из женщин от рождения религий.
До нас дошла через века забвенья
История Рентзю в старинной книге.

Она была монахинею дзенской –
Паломничала по святым местам.
Застала ночь её в деревне энской –
Она стучаться стала по домам.

Но люди отказали ей в ночлеге
(О, Божья воля! Истина добра!) –
Своих забот в их суетливом беге
Хватало им от ночи до утра.

Под деревом вишнёвым на поляне
Тогда приют свой женщина нашла,
Но тело мёрзло, и в ночном тумане
Она забыться долго не могла.

Потом уснула. На исходе ночи
Проснулась вдруг от зова Красоты
И изумлённые открыла очи,
И над собой увидела цветы,

Которые в тот миг лишь распустились,
Белее снега, нежны и легки.
Она деревне молча поклонилась
И родились в душе её стихи:

«Из-за их доброты,
тех, что мне отказали в ночлеге,
я узнала цветы
вишни белой в весеннем разбеге;
шёпот ночи, луны
молчаливой сиянье,
наступленье весны,
снов моих увяданье».

03.02.2003.


Дерево

Раз Лао-Цзы, природою любуясь,
Шёл лесом; с ним его ученики.
И вот они на вырубку наткнулись:
От леса там осталися пеньки;

Лишь дерево одно ветвистой кроной
Над головою небо зеленит,
Роскошною зелёною короной
Всех приглашая к отдыху в тени.

И Лао-Цзы сказал: «Кто мне ответит,
Как дерево ушло от топора?
Кто главную особенность заметит,
Поймёт, какая в дереве игра?»

Ответил ученик: «Оно убого,
Все ветви узловаты – стати нет,
И из него не сделаешь пирогу,
И в печке будет тлеть оно сто лет;

Оно прекрасно только тем, что Богом
Положено – быть деревом в пути;
И никаким другим для пользы боком
В миру людей не может подойти».

Добавил мастер: «Будьте бесполезны,
Как дерево в миру, в своём пути.
Для Бога мы в одном всегда полезны:
Душой бессмертной в вечность прорасти».


Встреча

Однажды Диоген смотрел на блики
В реке и, греясь, на песке лежал,
А император Александр Великий,
В поход собравшись, мимо проезжал.

Увидев Диогена, он смутился:
Как нищий удивительно красив,
Казалось, Бога лик ему открылся...
И царь не мог проехать, не спросив:

«Кто ты? И отчего в тебе, как в море,
Сейчас растаяли мои мечты,
И этот свет в твоём блаженном взоре
Даёт покой небесной чистоты?»

Ответил Диоген: «Я – часть природы.
Я счастье мига знаю наизусть,
И пусть несут нас этой жизни воды;
Всё, что случится, то случится пусть.

Есть в жизни мудрость высшего порога –
Всё наслаждение в текучести своей,
Что льётся без усилия, от Бога,
Чтоб обрести себя в бездонности морей.

Я счастлив в этот миг, и я спокоен,
Я доверяю жизни до конца,
Пусть смерть придет – я буду ей доволен –
Мы вечны в свете нашего Отца».

Тут Диоген из слов свой невод выбрал,
И Александр задумчиво сказал:
«Иной судьбы когда бы был мне выбор,
Я б в жизни новой Диогеном стал».

«Зачем же ждать так долго? Ты свободен,
Здесь хватит места, чтоб вдвоём лежать,
И взгляд твой императорский пригоден,
Чтоб облака по небу провожать».

«Нет! Должен я на славы зов ответить!
Мне нужно целый мир завоевать,
Когда ж победу я смогу отметить –
Душой, как ты, я буду отдыхать.
Сегодня я тебя не зря здесь встретил –
Всё для тебя исполню, буду рад!»

И Диоген с улыбкою ответил:
«Раз так, не заслоняй мне солнца, брат!»


Истина

Нас истина зовёт. Она доступна,
Лишь устрани блуждание ума.
Будь бдителен всегда ты неотступно,
Тогда увидишь: истина сама

Повсюду светит, радугой играя
Или луной дорогу освещая
Во мраке жизни нашей, где ума
Блуждание – прозрению тюрьма.

Есть притча, что красавица Чайана
Любила Бога больше, чем мужчин,
И в мире повседневного обмана
Ей оставаться не было причин;

Желала всей душой принять саньясу,
Чтоб Богу быть невестой и женой,
И на себя одеть монашью рясу,
Чтоб сблизиться с духовной тишиной.

Но красота её была причиной,
Из-за которой все монастыри
Её отвергли – жили там мужчины,
Они терпеть соблазна не могли.

Тогда Чайана в жажде достиженья
Сожгла своё прекрасное лицо.
Так, дверь открыв обители терпенья,
Она шагнула к Богу на крыльцо.

Но сорок лет прошло, а не случилось
Ей истину открыть. И Бога свет,
Хотя она без устали молилась,
Не находил в ней искренний ответ.

И вот однажды на закате лета,
Когда сияла полная луна,
Она несла ведро воды и света –
Луна в воде была отражена –

И, затаив дыхание, смотрела
На отраженье; был восторг в глазах;
Вдруг дно ведёрка с треском отлетело
И всё исчезло – пустота в руках.

И в этот миг Чайана просветлела.
Она постигла истины ответ.
Дышала ночь. Луна с небес глядела.
Бессмертна красота. Бессмертен свет.

11.03.2003.


Мастер и ученик

В ученьи Дзен живёт такой обычай:
К учителю приходит ученик
И мастер, ускоряя ход событий,
Даёт понять, чего же тот достиг.

Вот к мастеру пришел один искатель,
Который был уже не новичком,
И чувствовал себя он, как старатель
Перед золотоносным ручейком.

Лил дождь. И ученик поставил зонтик
И туфли снял, чтоб к мастеру войти,
Вдохнул поглубже, чтобы мыслей звон стих,
Чтоб истину в себе скорей найти.

Но мастер в этот раз был, словно сон, тих.
Он лишь спросил, с какой же стороны
От туфель ученик поставил зонтик,
А ученик не помнил стороны.

И, указав на дверь, добавил мастер:
«Иди и медитируй восемь лет.
Потом придёшь. Сегодня я не властен
Зажечь в тебе неугасимый свет.

Будь бдителен всегда. Не существует
Неважного и мелкого для тех,
Кто жизнь как медитацию рисует,
В осознанности видит свой успех.

Не делай разделенья – это важно,
А этим, будто, можно пренебречь.
Успех приходит, когда мы отважны,
Чтоб все движенья мыслей подстеречь.

И совершая действие любое,
Ему своё вниманье удели;
Оно значенье обретёт такое,
Какое вложишь от своей любви.

Так кожуру снимая с апельсина,
Вложи в него своей работы суть,
И быта бездуховная рутина
Преобразится в просветлённый путь.

Духовность – это твой подарок миру.
И не задавит там безумья вес,
Где ты творишь божественную лиру,
Чтоб пролилась симфония небес».

12 – 13.03.2003.


Чудо

Дух Дзен всегда преподаёт уроки.
В них истина, как меч обнажена,
Освобождает, презирая сроки
Того, кто жаждет, из темницы сна.

У мастера спросили: «Есть ли чудо
На свете всех других чудес сильней?».
Суть Дзен, как плод, он выложил на блюдо,
И простотою удивил своей.

«Я знаю чудо жить с самим собою
В согласии, как Бога существо,
И не бежать со спящею толпою
Туда, где потребленья торжество;

Где нет души, нет красоты покоя,
Нет разума единства, доброты,
Где гнев течёт бурлящею рекою,
Растоптаны прекрасные цветы.

Я знаю чудо – быть обыкновенным,
Принять своё ничтожество (оно
Приводит нас к истокам сокровенным,
Где понимаешь: жизнь и смерть – одно);

Не поддаваться умным побужденьям,
Не обольщаться ложной высотой,
Не предаваться бренным наслажденьям,
Не увлекаться вечной суетой,

А просто жить в гармонии с природой
Отпущенных нам радостей и бед –
Во власти самой пасмурной погоды
Ловить душой непреходящий свет».

15.03.2003.


Рецензии
Сокровища Востока – притчи Ошо:
Вселенской мудрости сверкают жемчуга –
Оформил рифмою Любви Никошо,
Душой и Голосом сливая берега.

Сергей Пахомов 7   24.01.2018 00:50     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.