ещё новые стихи

Кирилл  КОВАЛЬДЖИ

ИЗ НОВЫХ СТИХОТВОРЕНИЙ

ДВЕ РОССИИ
- и не белая
и не красная –
очумелая
и прекрасная!
многослойная
вертикальная
- непристойная…
- гениальная!

*  *  *
Россия – сутки в поездах.
Она вопрос вопросов.
Спор в коридоре, храп впотьмах,
жилище на колёсах.
Спор о житье-бытье  в купе
и в тесноте на полках
о власти, будущем, судьбе,
житейских кривотолках.
Свобода, исповедь… Вагон
какие слышит речи!
Здесь откровенности закон
с гарантией невстречи.
По всей стране, по всей длине
прекрасных, бесполезных
идей – нет ни в одной стране
длинней дорог железных.
Успех и горе, смех и грех…
В заботах о ночлеге
по паре тварей – этих, тех,
как в ноевом ковчеге.
Набит Россией весь вагон,
а те, что прочих выше, -
ну, нечто вроде  vip-персон –
те, верно, там, на крыше…

 *  *  *
семь часов на восток
мы летели навстречу солнцу
ночь сжималась в комок
занимался сибирский рассвет
до монгола рукой подать
до китайца и до японца
это двор твой, родина-мать,
огород, где ограды нет…


*  *  *
Верховоды двадцатого века
Вдруг открыли, что нет Человека!
Дескать, это - породы, окрасы,
Представители класса ли, расы,
Шайбы, винтики, гвозди державы…
Эти новости снова кровавы!

*   *   *
Один германский солдат
задохнулся в горячих ливийских песках,
Другой его брат замерз в снегах под Москвой,
А кто их послал 
Глубоко под землёй
Застрелился…

*  *  *
Я был умный мальчик - насмотрелся
на призрачность кумиров
вот король Кароль Второй
из страны долой
вот Мусоллини
висит в Милане вниз головой
вот Гитлер стреляется в бункере
вот расстреливают Антонеску
вот умирает бессмертный Сталин
сносят его памятники
вот расстреливают Чаушеску
и много еще чего
на моем веку -

верить в прочность  следующих
не могу…



*   *   *
Кого-то грохнули,
кого-то трахнули,
нигде не охнули,
в сердцах не ахнули
перед рутинными
и ординарными
между руинами
гуманитарными…

ИЗ МОНОЛОГА ЕСЕНИНА
- Перестал понимать
Сколько женщин я знал,
Перестал понимать
Кто стихи мне нашёптывает…
Сеял я  по Руси
Зёрна синих зеркал,
А свое раскрошил я
За исповедь шоковую…


*   *   *
Посмотри на лица прохожих:
с поздней осенью рядом – весна.
Никакого порядка, похоже,
перепутаны времена.
Но над всем преходящем –  гений.
Он и шествует неспеша
сквозь людское столпотворенье,
как сквозь заросли камыша…



ВОРЧАНИЕ
Люблю стихи, но не самих поэтов…
Верней, люблю, пока они растут,
пока, прекраснодушием согреты,
они не превращаются в зануд.
Поэтов миллионы в Интернете,
на самом деле – очень мало их:
мне даже кажется – на белом свете
с трудом найдется место для двоих…

*   *   *
Что мне говорят ее пограничники?
Говорят
Мое время просрочено
- Можете поцеловать нашу красавицу
в щечку
и отправиться восвояси…

*   *   *
Старым и бессильным
старым и седым
по дорогам пыльным
по моим родным
по родным молдавским
мне брести во сне,
где навстречу ласковое
солнце на коне …

*  *  *
Подарок – это след того, кто подарил.
Вещица? Пусть, но к ней прикреплена
твоя крупица… Мил или не мил
даритель  – он или она...
Далёкий запах, старые слова,
видение включается, как ток,
картина позабытая жива:
откуда что берется – невдомек.
Но ярче миг нечаянной зари,
случайных губ горячая печать …
Шутя, воспоминанье подари,
чтоб мне его до смерти смаковать.
*  *  *
Где ты? Отрываю лист календаря
Ливень вдруг сорвался с неба – где ты?
Снег вихрится –  где ты? – видно, зря
Вспыхнула заря – ты где? – рассветы
А скорей  закаты, на углу букеты
Продают кому? – ты где? – благодаря
Светофору, я живой, но где ты?
Срок всему, а капли янтаря
сохраняют время – где ты? Это
Не бессонница, а проще говоря
Бреда откровенные приметы,
Где ты? – вторят горы  и моря,
Бьют в лицо ответы-рикошеты…


*   *   *
…Пленительная поза -
склонилась голова,
но срезанная роза -
жива и не жива.

На зло и в пику драме
ведь надо же суметь:
живыми лепестками
так нежно прятать смерть!

Вновь от шипа - заноза,
и боль – опять права,
и срезанная роза
еще в руках жива…

Спаси ее, - как в сказке,
по воле волшебства
на полотне, где краски
и в песне, где слова!


ГРИБНОЙ ДОЖДЬ
…Веселый волшебник
 взял землю, дождь и солнце,
смешал
и получился белый гриб.

 Грустный волшебник
 тоже самое проделал,
 получился -
 мухомор.

 *   *   *
Непрочитанное слово
ничего о себе не знает

Ничего о себе не  знает
никто

пока не названо имя
пока на цветок не села пчела
пока не целована женщина
пока звезда не коснулась
зрачка
пока  взгляд не коснулся
звезды
пока жизнь не приснилась тебе
пока ты не приснился
потомку

*  *  *
Собрал  чемодан осмотрелся
не забыл ли чего

всё в порядке

А за дверью вдруг сердце  забилось
что-то   оставил
 забыл…



СОНЕТ РАСКОВАННЫЙ

Крамольный кайф – ломать перегородки,
Границы перечёркивать  подряд…
Мои друзья – свободы самородки,
Они везде и нет для них преград.

И не для них стволы прямой наводки,
Самоубийцы – дети баррикад,
Истошно призывающие  глотки
Во фронтовой непримиримый ад.

Утопия моя - чем хуже прочих?
Гремело: пролетарии всех стран…
Но ненависть звала на бой рабочих.

Милее  братство первых христиан
Поверх границ, но множатся границы…
Поэзия, сподобь нас породниться!


 *   *   *
Я проснулся, как впервые,
оглянулся, удивился,
что я в мире натворил,
наплодил детей и внуков,
и от них теперь по свету
интересные дела…

 *  *  *
Предзакатного моря блеск
Пассажиру слепит глаза.
Он хотел бы остаться здесь,
Да нельзя…

Поезд в тоннель торопится,
В пасть удава скользя …



СОНЕТ
Не я задумал в этот мир мужчиной
Явиться. Я бы, может, не хотел
Животную зависимость от тел
Переживать... Не я тому причиной.

Но прихожу теперь к тебе с повинной,
Что я готов переступить предел,
Что против воли попросить посмел:
Хоть на ночь стань моею половиной.

От напряженности освободи.
Я успокоюсь на твоей груди,
Как человек -  самим собою стану.

Пускай принадлежу к мужскому стану,
Но в мире, где полным полно мужчин,
Какой ни есть, но я всего один.

*  *  *
Преждевременность для гения -
гибель
вместо применения.
В древнем Риме юноша томился,
маялся: «сопьюсь я, стану вором…»,
знать не мог, что он родился
гениальным кинорежиссёром…



ФЕСТИВАЛЬ
Поэты читают стихи друг другу
у моря в Дворце красоты.
В саду противно кричат павлины,
как озабоченные коты…
Поэты вручают друг другу премии,
потом гурьбою идут на фуршет…
Есть южное море, есть ветер времени,
небо есть,
а читателей нет…

*  *   *
Завтра смерть
сегодняшних газет…
Пусть скелетом-раритетом
станут через сотню лет,
если хочешь быть поэтом,
не газетой будь, поэт!

ИЗ ЦИКЛА «ЗЁРНА»

*  *  *
У банкира – телохранитель,
а у поэта –
Ангел-хранитель…

                            *  *   *
Москва слезам не верит.
А Бог?

*  *  *
Тайны не постичь своим умишком,
занавес небес не распороть…
Страсти – человеческие слишком!
Беспристрастен разве что Господь…

*   *   *
Жизнь – это полнота, а смерть – пустое слово,
Щелчок у выключателя в сети.
Но  если во Вселенной Свет - основа,
То с нами что-то Там должно произойти….

*  * *
Пускай несовершенна  голова,
Пуская незрела, не совсем готова.
Пускай ещё – слова, слова, слова,
Но на скрижалях высечено Слово.

О СМЫСЛЕ  ЖИЗНИ
Твердящий – «первый день весны
есть первый шаг к зиме!»,
фанатик  прямизны -
в своём ли он уме?

*   *   *
Дни без строки
как пустые вёдра

*   *   *
Среди громогласных
терялась песенка твоя –
гром утих,
и стало слышно
соловья.
*  *  *
Если в бессоннице чёрной – просвет,
благоговенье и страх
за малых сих и за сирых птах,
тогда человек -
поэт!

*   *   *
И куда ты теперь отправишься?
Я забвенью тебя не отдам…
Нажимаю горячие клавиши
по холодным следам…

*   *  *
Во сне ко мне пришла строка:
«Я спохватился в восемьдесят лет…»
и я во сне  засмеялся
нервным смехом…

*   *   *
Написанное для тебя
я изорвал в клочки
на столе осталось
кровавое пятно.

*   *   *
Разлетаются ласточки,
как по ветру листочки,
стихи полуночные,
отдельные строчки…

       *   *   *
Книги борются с экраном,
отступают на чердак.
В виртуальном мире странном
триумфальный кавардак.

 *   *   *
В метро и троллейбусах
давно не видно красавиц,-
они, должно быть, потеют
в автомобильных пробках…

*   *   *
Никакого резонанса
в нашей рыночной стране:
у поэта нету шанса,
если он – не шансонье…

*   *   *
Двое  постели – это святое!
Но в действиях их
есть и нечто смешное…

ПРО ЭТО
Это сладко, это долго…
Вне  супружеского долга!

*  *  *
Порнография комична,
анатомична,
в гиперболичности -  ложь…

но сначала бросает в дрожь.

*   *   *
Поэт смотрел на сайте порно,
Душа поэта возмутилась, -
Он написать хотел упорно
Стих о любви. Не получилось.


О СВОЙСТВАХ ПАМЯТИ
1
Годы, как из музея,
крадут мои картины:
натыкаюсь на белые стены
памяти
2
То и это в память сдал
как в камеру хранения
но уехал
и не вернулся…
3
я думал – в памяти живут
не старея
но и там - умирают…

*   *   *
Ничего прекраснее не было,
чем после бессонницы – сны,
и вкуснее белого хлеба
после войны.

*  *  *
Где вы,
 друзья, Олеги,
Инки, Майи?
Повывелись, как ацтеки,
инки, майя…

МЕТРИКА
В генах тоже какой-то штрих-код
Дата выпуска – месяц и год
Не хватает еще для отчётности
указание  срока  годности…

*   *   *
Писатель недооцененный
шагал по улице зеленой,
едва взглянул на деву-диву –
она зевнула некрасиво…

РЕВОЛЮЦИЯ
Из огня да в полымя
и обратно

*  *  *
- Сталин был великий вождь! -
голосят двуногие
с кулаками. Только сплошь
все они  - убогие…

      *   *   *
Потому что из болота - в воду,
учимся барахтаться теперь
голые, чумазые … Свободу
мы приобрели за счёт потерь.

*   *   *
От Ивана и Иосифа грозного
с их державными лицами
повернитесь к страницам Гроссмана,
Шаламова, Солженицына!

*  *  *
Налогов ножницы…
Мы  - наложники
и наложницы…

*   *   *
Хуже горькой редьки
во сто крат -
эти шоу,  рейтинги,
электорат …

*   *   *
Ты за смертную казнь, депутат?
Обезглавишь электорат…

 *  *  *
Смотрю: по-прежнему в небесной сини
всё те же журавли…
При мне построили гостиницу «Россия»,
при мне снесли…

*   *   *
Эту я державу
дежа вю


Рецензии
Тяжеловато всё читать,
Ум не осилил столько,
Но в благодарность начертал,-
Поклон, за ваши строки...

С уважением... И долгих лет вам жизни...

Зубарев Владимир   01.11.2016 10:18     Заявить о нарушении
На это произведение написано 12 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.