Папе это понравится

                          С Е Р Г Е Й   М О Г И Л Е В Ц Е В




                       П А П Е    Э Т О   П О Н Р А В И Т С Я

                                      комедия


        Комедия абсурда о встрече на вокзале Его и Ее, о плодовитой бабушке, большом
        адронном коллайдере, и о папе, которому все это понравится.




   З и н о в и й.
   Ф л о р а.



        Вокзал, расписание вылета самолетов или отправления поездов, стеклянное окно
        кассы, сидения для пассажиров.
        На одном из сидений рядом со своим саквояжем устроился  З и н о в и й.
        Подходит  Ф л о р а  с огромным чемоданом в руке. Ставит его возле
        З и н о в и я,  с трудом переводит дух, трясет онемевшей рукой, садится  на
        свободное сидение.
        Шум поездов, или гул взлетающих, а быть может, и приземляющихся
        самолетов.

   З и н о в и й (глядя прямо перед собой). Они всегда прилетают невовремя.
   Ф л о р а (рассеянно). Что?
   З и н о в и й (доброжелательно, повернув голову к  Ф л о р е). Они всегда прилетают
        невовремя, вот в чем вопрос!
   Ф л о р а. Вы считаете, что вопрос заключается именно в этом?
   З и н о в и й (ехидно). А в чем же еще, позвольте у вас спросить?!
   Ф л о р а (с сомнением глядя на  З и н о в и я). Мне кажется, вопрос заключается
        совершенно в другом, но только не многие об этом догадываются!
   З и н о в и й (с легкой улыбкой). Уж я-то, будьте уверены, догадывался об этом
        всегда, я не какой-нибудь франт из провинции, который спит, и видит, как
        все поезда приходят по расписанию, а все самолеты садятся в одну заранее
        заданную точку в пространстве! Моя работа, слава Богу, научила меня
        наблюдательности и оптимизму. Или пессимизму, я еще точно не решил, чему
        именно. Так что лично мне их уловки просто смешны, и видны насквозь, как
        прозрачное стеклышко!
   Ф л о р а. А где, если не секрет, вы работаете?
   З и н о в и й (доброжелательно и слегка манерно наклоняя голову). На большом
        адронном коллайдере, если вас это интересует.
   Ф л о р а (удивленно). На европейском?
   З и н о в и й. А на каком же еще, конечно, на европейском?! Ведь мы, слава Богу,
        живем в Европе, и никуда уезжать отсюда не собираемся!
   Ф л о р а (резонно). Я лично живу в Америке, а здесь была в гостях у троюродной
        бабушки!
   З и н о в и й (удивленно). Неужели у троюродной?
   Ф л о р а. Да, представьте себе, именно у троюродной! Многие, вроде вас, тоже не
    верят, и удивляются, что у человека может быть троюродная бабушка. Но лично
        для меня это так же естественно, как восход Солнца и наступление нового
        дня после долгой и нескончаемой ночи.
   З и н о в и й. Я лично давно уже не удивляюсь ничему,  моя работа, знаете-ли,
        приучила меня к этому. Для того, кто работает на большом адронном
        коллайдере, все тайны мира кажутся мелкими и смешными, так что, прошу
        вас, не рассказывайте при мне о своей троюродной бабушке!
   Ф л о р а. Помилуйте, да кто вам о ней рассказывает, вы сами пристаете ко мне с
        этим коллайдером, как будто у меня кроме него вообще дел нет никаких!
   З и н о в и й (обиженно, очень манерно). Как вам угодно, сударыня, если вы на
        этом настаиваете, я буду нем, как рыба, и больше ничем вас не потревожу!
   
        Демонстративно закидывает нога на ногу, и глядит прямо перед собой.
        Слышны шумы большого вокзала и какие-то объявления.
        Некоторое время оба молчат.

   Ф л о р а (несколько раз искоса посматривая на  З и н о в и я, и тут же
        отворачиваясь). Простите, который час?
   З и н о в и й (не поворачивая головы). Часы перед вами на стене этого заведения.
   Ф л о р а (притворно щурясь). Простите, я близорука!
   З и н о в и й (равнодушно). Я тоже.
   Ф л о р а (удивленно). Но где же ваши очки?
   З и н о в и й. А вам-то какое дело? Вы, слава Богу, не жена мне, и не любовница,
        чтобы задавать такие вопросы!
   Ф л о р а (обиженно). Простите, я спросила из чистого любопытства! Просто мне
        кажется, что с очками вы бы выглядели гораздо умнее!
   З и н о в и й (он поражен услышанным, и в упор смотрит на  Ф л о р у). Вы считаете,
        меня дураком?
   Ф л о р а. Нет, что вы, совсем напротив, вы очень умны! Просто для человека,
        работающего на большом адронном коллайдере, к тому же европейском, гораздо
        приличней ходить в очках, чем без очков!
   З и н о в и й. Это что, вам папа сказал?
   Ф л о р а. Нет, папа об этом не говорил, я сама обо всем догадалась!
   З и н о в и й (облегченно). А, ну тогда другое дело, если папа об этом не говорил,
        тогда вопрос снимается с повестки дня, и обсуждению не подлежит. Без санкции
        папы я отказываюсь его обсуждать!
   Ф л о р а. А что бы вы вообще хотели со мной обсудить?
   З и н о в и й (оценивающе оглядывает ее с ног до головы). С вами? Ну уж во всяком
        случае не проблемы перехода на зимнее время, такие проблемы я вдоволь
        обсуждал с товарищами по работе!
   Ф л о р а. На большом адронном коллайдере?
   З и н о в и й (мрачно). Да, на европейском, будь он трижды проклят, хоть и не гоже
        так говорить о собственном детище!
   Ф л о р а (резонно). Иногда дети причиняют родителям и не такие неприятности!
   З и н о в и й (убежденно). Такие – уж точно не причиняют, можете мне поверить!
   Ф л о р а. И все же надо быть терпеливым, когда имеешь дело с ребенком. Детский
        мир очень хрупок и чист, он не терпит взрослой грубости и насмешек.
   З и н о в и й (мрачно, философски). Что вы знаете о грубости и насмешках?! что вы
        знаете о жизни вообще?
   Ф л о р а (резонно). Я много читала, и потом, моя троюродная бабушка, у которой
        я гостила недавно, поделилась со мной своим знанием жизни.
   З и н о в и й (откидывает голову, смеется). Ха-ха, я много читала! Ха-ха, бабушка
        делилась своим знанием жизни!
   Ф л о р а (внимательно на него смотрит, укоризненно). Папа бы не одобрил ваше
        нынешнее поведение!
   З и н о в и й (сразу же помрачнев, перестав смеяться). Папа бы вообще ничего не
        одобрил! Он ретроград, и никогда ничего не может одобрить! Посмотрел бы я,
        как он выпутался из нынешней непростой и запутанной ситуации.
   Ф л о р а. А вам она кажется очень запутанной?
   З и н о в и й. А разве нет? а разве нынешняя ситуация не запутана до последней
        возможности?
   Ф л о р а (внимательно на него глядя, осторожно и  вкрадчиво). Вы что, не умеете
        разговаривать с женщинами?
   З и н о в и й. В каком смысле?
   Ф л о р а. В смысле общаться с ними?
   З и н о в и й. У меня нет времени на общение с женщинами, работа поглощает
        меня целиком. Вы не поверите, но после двенадцати часов работы на большом
        адронном коллайдере приходишь домой без задних ног, и спишь до утра, как
        убитый, не в силах даже раздеться, а порой и снять с себя банальную обувь! Так
        что не обессудьте, в такой ситуации мне, как видите, совсем не до женщин!
   Ф л о р а. А вы не пробовали сменить работу?
   З и н о в и й (оторопело уставившись на нее). Работу на большом адронном
        коллайдере? Вы что, с ума сошли? Я ведь ученый, мне, батенька, легче
        остаться без семьи и детей, а также, извините, без женщин, чем сметить работу
        на большом адронном коллайдере!
   Ф л о р а (пытаясь заглянуть ему в глаза). Вы думаете, он вам кого-нибудь родит?
   З и н о в и й. Кто?
   Ф л о р а (кричит). Да ваш коллайдер, черт бы его забрал! Вы думаете, что он родит
        вам что-нибудь путное?!
   З и н о в и й (философски). Что-нибудь он родит непременно!
   Ф л о р а. Да ничего он вам не родит, можете на это и не рассчитывать! А если и
        родит, то такую, извините меня, пакость, что любая женщина родила бы вам во
        сто раз приличнее!
   З и н о в и й. Вы так думаете?
   Ф л о р а. Так думаю не только я, но и моя троюродная бабушка! А она, между
        прочим, мать двенадцати детей и восемнадцати внуков!
   З и н о в и й (уставившись на нее). Она такая плодовитая?
   Ф л о р а. Не то слово, она плодовитая до невменяемости! Представьте себе, все ее
        мужья последовательно умирали один за другим, а она рожала безостановочно,
        как заведенная, и не могла остановиться, сколько ее ни упрашивали!
   З и н о в и й. А ее что, очень упрашивали?
   Ф л о р а. Конечно, и соседи, и родственники, и даже, представьте себе, совсем
        посторонние люди. Но бабушка ни на кого не обращала внимания, и рожала
        нас всех один за другим, словно, извините меня, какая-нибудь свиноматка на
        образцовой и показательной ферме!
   З и н о в и й. Вы очень любите свою бабушку?
   Ф л о р а. О да, я ее обожаю!
   З и н о в и й. И хотели бы во всем ей подражать?
   Ф л о р а. Конечно, ведь я ее внучка! И, кроме того, бабушка всегда говорила, что
        плодовитость в нашей семье передается из поколения в поколение, и уж раз взялся
        за это дело, нечего пенять на обстоятельства и недомолвки!
   З и н о в и й. Да, вы правы, трудности только раззадоривают настоящих ученых!
   Ф л о р а (с сожалением). Как жаль, что я не работаю на адронном коллайдере!
   З и н о в и й. На европейском?
   Ф л о р а. На европейском, хотя, если честно, меня бы устроил любой вариант!
   З и н о в и й. Вы так неприхотливы?
   Ф л о р а. Я неприхотлива до чрезвычайности!
   З и н о в и й. Это, очевидно, наследство вашей троюродной бабушки?
   Ф л о р а. Да, она, даже мертвая, влияет на мое нынешнее самочувствие!
   З и н о в и й. Тянет к вам из гроба свои иссохшие костлявые руки?
   Ф л о р а. О да, тянет, но только не иссохшие, а живые!
   З и н о в и й. Так она не умерла?
   Ф л о р а. Кто, моя троюродная бабушка? Конечно же нет! Попробовала бы она
        умереть в такой ситуации!
   З и н о в и й. А вы считаете, что ситуация критическая?
   Ф л о р а. Если бы я так не считала, я бы не сидела здесь вместе с вами!
   З и н о в и й. Ах, вы меня возбуждаете! (Кладет руку ей на колено.)
   Ф л о р а. Возбуждать – это мое врожденное призвание женщины!
   З и н о в и й. И успокаиваете! (Кладет голову ей на плечо.)
   Ф л о р а. Я знаю, мне об этом уже говорили!
   З и н о в и й (закрывая глаза). Вы не возражаете, если я сосну часок-другой в
        ожидании вылета?
   Ф л о р а. Вылета, или отправления, выражайтесь яснее!
   З и н о в и й. Какая разница, вылета, или отправления?! Главное, что мы опять
        будем вместе!
   Ф л о р а (резонно). Но как на это посмотрит папа?
   З и н о в и й. Я думаю, что папе это понравится!
   Ф л о р а. Вы думаете, что он снизойдет к нашим слабостям?
   З и н о в и й (встрепенувшись, хватая ее за руки). Я думаю, что он поймет все
        адекватно!
   Ф л о р а. Адекватно, или соответственно, выражайтесь яснее!
   З и н о в и й. Адекватно, или соответственно – это не играет большого значения!
   Ф л о р а (грозя ему пальчиком). Ах, негодник, вы опять разбудили во мне
        женщину!
   З и н о в и й (оправдываясь). Помилуйте, я всего лишь решил уравнение с двумя
        неизвестными!
   Ф л о р а. Как ученый, работающий на адронном коллайдере?
   З и н о в и й. Да, на европейском, хоть это и не имеет большого значения!

        Встает, берет в руки чемодан  Ф л о р ы, уходит вперед.
        Ф л о р а  идет следом за ним, неся в руке саквояж  З и н о в и я.
        Звук взлетающего самолета, или отходящего поезда.

   З а н а в е с.

   2010

   e-mail: golubka-@ukr.net
   


Рецензии