Словесник, брошюра о языке

 
                                                                                                                       Юрий Медных
 
Словесник, брошюра о языке
 
          объединение тем литературоведения и своего опыта.
                                 
                                               Предисловие
             Я меняла страны и города, и накопилось много  впечатлений и стихов, поэтому я после балетной жизни серьёзно потянулась к литературе – к рифмованной строке – это казалось легче, чем проза, и сразу моё перо начало спотыкаться о незнание правил  этого искусства. Обращаясь к методической литературе, я не находила чёткой, стройной системы: разные авторы говорили о правилах творчества по-разному. Мне попалась под руку брошюра «Словесник» - и я поняла, как надо идти  по новому для меня пути – к искусству художественного  слова, поняла, что стихи надо обрабатывать:
            Убирать речевые излишества, а обратная сторона излишеств - ошибки по практической стилистике, вульгаризмы, неправильное применение слов – это азбука творчества.
Словесный «мусор» разговорных привычек снижает художественную ценность произведений. Метрические размеры изобретены давно – это музыка слова,  в рамках которой грамотный автор двигается свободно, не нарушая её.
            Пласты лексики и путь к лаконизму открывают мне возможности художественного слова, его точность и сочность – любое слово, неправильно применив, можно превратить в словесного «паразита», а вульгаризмы в авторском тексте говорят о низком творческом уровне автора.
А. Пушкин дал универсальное начало развитию отечественной литературы, но всё движется развиваясь, и Юрий Медных в своей брошюре «Словесник»  приглашает авторов не останавливаться на достигнутом: что было хорошо для прошлого века, сегодня выглядит огрехами: «Своих старых друзей» - ударение на втором слоге, а размер требует его на первом. – мелочь – нота, поставленная не на своё место, нарушает гармонию.
                 Пунктуация – знаки препинания – музыкальные паузы в ткани стиха; правильное их применение – это продолжение музыки, а точка, поставленная неуместно, разрывает её смысловую и музыкальную нагрузку.
                Возвращением к школьным программам  грамматики в брошюре «Словесник»  Юрий Медных говорит об ответственности автора перед коллегами и читателями, о его уважении к богатству родного языка –  чистоте и красоте.
                              О. Зайцева,  член НООПО «Сибиряки» и её организатор.

                                                        1  О цели:
         У искусства владения художественным словом есть свои законы и правила, наработанные мастерами. Художнику  их необходимо не только знать, но и уметь применять – это азбука любого искусства.
         Нам со школы внушают, что мы – Личность. А мы рождены, чтобы своими делами и постижением наук стать Личностью.
         В творчестве ненужных мелочей нет – все состоит из них, но рассматривать их нужно масштабно – они частицы необозримого целого.

                                             О культуре русской словесности
          После титанической работы над языком Ломоносова и Державина Пушкин преобразовал язык по мировым стандартам на российский лад.
           Теперь наша очередь – дальше шлифовать язык. Эта брошюра приглашает помочь языку убрать
 1 речевые излишества
 2 ошибки по практической стилистике
 3 речевые ошибки, ставшие вульгаризмами
 4 неправильные применения слов
 5 речевые ошибки, занесенные в словарь
 6 необоснованное заимствование слов
                                             
                                                 Исследовать разделы поэтики
 7 цех стихосложения
 8 структура сонета
 9 онегинскую строфу
 10 белый сонет
 11 белый венок сонетов
 12 тонкости в формах поэтики
 13 рифма и образ
 14 метаструктура стиха
 15 метаструктура образа
 17 путь к лаконизму
 18 словотворчество и его шлифовка
 19 критический анализ стихотворений

                                                                                             
                                                           Речевые излишества:
 1. Личные местоимения с глаголами будущего и настоящего времени:
 «Я читаю, ты пишешь, он рисует, я напишу, я буду писать, ты скажешь, ты будешь говорить, он нарисует, он будет рисовать»  – эти местоимения, как прежде твердые знаки в конце слов, ничего не значат, а занимают место на бумаге и время, и внимание слушающего, читающего.
 «Читаю» – уже ясно, что (я) читаю, а не ты и не он и так далее.
 «Внимательно читаю текст» – у читающего возникает любопытство: а что из этого? А «Я внимательно читаю текст» – у читателя возникает равнодушное: и что из этого?
 Тут же в уме возникает ссылка на классиков: у них эта форма гражданствует. Да, но язык развивается, постепенно избавляясь от излишеств, а правильный язык – это наш уровень культуры.
 
2. ошибки по практической стилистике -  это обратная сторона излишеств:
Мы привыкли говорить и – писать:
 «Как хорошо сегодня»! – пытаясь вложить во фразу через относительное местоимение «как» с восклицательным знаком превосходное свое состояние. И  как (же) хорошо? – ничего не значащая фраза зависла. Стремясь к лаконизму в речи, мы обрубили фразу, изуродовав ее.
 «Как хорошо сегодня, так бы и всегда было» – во фразе есть сравнительная степень состояния.

 3. речевые ошибки, ставшие вульгаризмами:
 «Я как бы увидел это» – очень живо представил. Но «я как бы пришел, я как бы сказал» и так далее – выражает не неуверенность и не предположительность, а абсурд: невозможно «как бы прийти или как бы сказать» и так далее.

 4. неправильные применения слов
 Во-первых,  слова невозможно «употреблять», как это господствует в наших грамматиках, «использовать»  их тоже невозможно – они не вещь; слова можно применять.

                                      О словесном мусоре наших привычек:
      
Сколько – столько; как – так
Относительные местоимения часто применяем неуместно,  заменяя ими наречия.
«Сколько видано-перевидано – вспомнить будет о чем» - смысл «много» подразумевается, но не выражен. Возникает вопрос: «И сколько же?».  А «Сколько видано, столько бы и запомнить» - вопрос: и сколько же?  – не возникает – мысль выражена полностью. Или: «много видано-перевидано – вспомнить будет о чем» -  мысль тоже выражена полностью.
«Как хорошо сегодня!»  «Так хорошо нынче!» – такие же обрубленные пословицы, как  «сколько – столько».
 Искажения  возникли из-за подмены пословицы – поговоркой. В поговорке – устном изложении мысли – узнаем мысль по ее началу, а в пословице – письменном выражении мысли – предложение должно быть полным, по правилам письменной речи, выражающей грамотность языка.

Пара
Против правил  практической стилистики  говорим и пишем абсурдно. Слово «пара» в применении к парным предметам и понятиям – уместно. А в применении к непарным – безграмотно:
Костюмная пара, обуви, глаз, ушей, рук, ног, супружеская пара – правильно: левый и правый, он и она.  Но не могут быть  парами минуты, часы, реки, мужчины, женщины, деревья, горы и т. д. – здесь «пара» - звучит безграмотно, показывая необразованность говорящего. А у нас даже в ВУЗах лекции идут «парами».
 По правилам практической стилистики при неопределенности предмета, а именно это и желаем выразить, следует говорить: несколько минут, лет…около двух минут…минуты две… а говоря так, как говорим, подчеркиваем свою неграмотность и пренебрежение к родному языку.

 5. речевые ошибки, внесенные в словарь:
«Каникулярная пора». Почему она «каникулярная», а не «каникульная»? Есть слова: каникулы и партикуляры, производное прилагательное  от «партикуляров» – партикулярный, а от «каникул» – каникульный – по правилам словообразования. Таких примеров в языке много.

 «Электронщик наладил транзистор»  – сразу две нелепости:
 По законам словообразования, специалист по электронике – электроник; по механике – механик (но не механщик). Так и было до романа «Приключения Электроника». А теперь в словари занесен «электронщик» с пометкой – разговорное. А литературное?
транзистор – деталь – делают на производстве, а электроник – мастер по электронике ремонтирует транзисторную аппаратуру.
Пословицы (идеомы) 
Говорим: «утро вечера мудренее», подразумевая, что утро принесет ясность в вопрос, не задумываясь, что слово «мудренее» обозначает, не ясность, а запутанность. А слово «мудрее» - обозначает ясность ума. «утро вечера мудрее» - следовало бы говорить и писать.
«Без сучка и задоринки» - говорим, подразумевая –  гладко. Но не вдумываемся, что «задоринка» - от задора – настроение. А «задиринка» - от задира, заноза, поэтому «без сучка и задиринки». В словарях есть ссылки: так говорят там-то и там-то. Потому и говорят, что  не задумываются о смысле. А писатели обязаны думать.

 В учебнике по русскому языку приведены примеры глаголов исключений на «ить» 2; на «ать» 4; на «еть» 7, ученики (а не учащиеся – учащиеся находятся в училищах) навсегда запоминают  только эти примеры, а примеров гораздо больше, но об этом в учебниках оговорок нет.

Второе лицо вместо первого:
Издавна прижилась в языке форма глагола 2го лица вместо первого.  «Бывало идешь, думаешь, мечтаешь», – говорим  о себе, вместо: «Бывало иду, думаю, мечтаю»,  – это грамотно и  по-русски. Сравним говор туземца: «Джон слышит господина, Джон понимает господина»,  - говорит  о себе какой-нибудь островитянин европейцу, вместо: «слышу вас, господин, понимаю вас, господи». Но этот Джон – дикарь, а мы – образованные. У классиков так написано – да, но им было не до языковых «мелочей» - они создавали наш язык.
«Вы» и «вы»  пишем:  о множественном числе «вы» -  понятно. А «вы» вежливое  превратилось в «Вы» с большой буквы со времен разночинцев. От  Пушкина до Белинского «вы» было с маленькой буквы. У Пушкина в одном из писем вельможе нахожу «Вы» – как подчеркивание Пушкиным высокомерия вельможи, к которому поэт обращается. А царю и дамам – «вы». А у Белинского уже - везде «демократическое» «Вы».

Вульгаризмы:
Старые недоработки языка мы приняли и густо сдабриваем их своими «новыми».
Экраны кино и телевидение пестрят вульгаризмами. Особенно боевики о милиции и полиции. «менты» разговаривают на блатном жаргоне, молодежь – на сленгах. Туда же ринулась и литература – «по-новому». Слова: деньги, женщина, девушка, такси, машина – отброшены: «бабло», «телка», «тачка» и т. д. – вошли в «модную норму» лексики.
                При появлении  в обиходе новых иностранных предметов и понятий происходит  прилив в язык и их названий:
«Но панталоны, фрак, жилет – всех этих слов на русском нет». Но  если иноязычными словами  вытесняем русские  с таким же значением, то это – издержки. Привыкаем к этим словам, ничего для русского слуха не значащим, и забываем свои, а потом перестаем их понимать. Всмотримся и вслушаемся в слова:  в наших – есть суть и основы нашей жизни.
Адекватно – соответственно. (со – вместе – ответ – отклик на сказанное – енно - состояние, равное предмету. А «адекватно» - ничего русскому уму и слуху не говорит.
Ассоциация – сравнение 
Гламурный – легкого поведения.
Компоненты – части.
Контингент – состав.
Парковка – стоянка.
Рентабельность – прибыльность.
Респектабельность – солидность
Спонсор – кассир.
Эксперимент – опыт.
Алфавит –  Азбука – (аз-буки)   
Информация – сообщения;
Иллюстрация – изображение (образ).
Ингредиенты – части.
Офис  - контора, кабинет.
Эксклюзивный - редкий.
Менеджер – (продавец)
 Спонсор – финансист.
 Офис – контора (кабинет) – и так далее.
 Вульгаризмы, обозначающие деньги: «бабки, бабло, баксы» и так далее – нужны для отрицательной характеристики литературных героев, но не в деловой речи. А на довод «так говорят» есть противодовод: народ – языкотворец, а писатель – шлифовщик слов.
          Языковой  подмене усиленно помогаем разговорным сленгом: на нем нынче говорят не только герои книг и кино, а и авторы; милиция-полиция в кино разговаривает на жаргонной смеси, мы – тоже:
                                          А вот – обратная сторона «медали»:
                     Перевод Словаря "Эллочки-Людоедки" на русский язык
 
 Десантура  - десант. В слове «десантура» - вульгарное собирательное пренебрежение к предмету. В остальных подобных образованиях – то же.
 Пехотура – пехота.
 Верхотура – верх
 Несознанка –  ложь.
 Дарить подарки – (тавтология) - вручать подарки.
 Компетенция – осведомленность.
«Провозгласить» лозунг; «огласить» приговор.
 Сексопильный  (слово - урод).
 Сексуальный – готовый к сексу, (без любви).
 Круто – крутой – решительный.
 Клёво – здорово.
 Заява, - заявление.
 Тусовка – танцы, встреча.
 Бабки, бабло - деньги.
 Тачка –  автомашина.
 Кореш – приятель.
 «Телка»– девушка, женщина.
«КрУжит листопад, самолет, птица» – (кого кружит?), а если сам, то – крУжится (что делает?). А «кружИться» – что делать?
Вкуснятина – суффикс «ятин» дает пренебрежение: кислятина, отсебятина.                        
 
Звукопись
Звуками можно многое выразить междустрочно. А если звукопись не очень «уважать», она выкидывает каверзы. – паразитная звукопись – непродуманное соединение звуков. В таких случаях очень «шаловлив» союз «и» перед словами: бал, будто, благо, близко, блаженство, блины  такую же «шутку» выдает «я» перед «буду» и т. д. и  в других нечаянных сочетаниях типа «руби лихую голову» - неблагозвучие обеспечено. 
Если сказать:  «Личные местоимения с глаголами настоящего и будущего времени» - получается паразитное неблагозвучие «и будущего». А если сказать «Личные местоимения с глаголами будущего и настоящего времени» - паразитного  неблагозвучия нет.


                        Пунктуация
       В художественном тексте пунктуация приобретает несколько новое, усиленное лексическое значение:
 1 – у запятой много обязанностей: она разделяет однородные члены и сложные предложения, создавая необходимую интонационную паузу; обособляет обращение, вводные слова с их различными лексическими оттенками; запятая равна по длительности паузы звуку «а, б, в» – «доле». Имена прилагательные не всегда – однородные члены пр.
 2 – точка с запятой немного длиннее запятой, обозначает параллельность событий.
 Он был свидетель умиленный
 Ее младенческих забав;
 В тени хранительной дубравы
 Он разделял ее забавы,
              …………
 Сначала я молчать хотела;
 Поверьте: моего стыда
             ………..
 Но, говорят, вы нелюдим;
 В глуши, в деревне все вам скучно,
 А мы…ничем мы не блестим,

 3 – двоеточие предполагает  распространение мысли; оно длиннее точки с запятой.
 И запищит она (бог мой!):
 Приди в чертог ко мне златой!..

 4 – тире сопровождает резкую смену событий, приложения, контрасты (антонимы). Оно длиннее двоеточия.
 И вообще их презирал, –
 Но (правил нет без исключений)
                  ………
 Тропинка тут вилась – она заглохла,
                 ………….
 Тут садик был с забором – неужели
 Разросся он.
 5 – многоточие создает загадочную недоговоренность внутри строки и в конце ее. Длиннее тире.
 И слезы, тайных мук отраду…   (А.П.)

 6 – точка – пауза, равная трем звукам (долям). Завершает мысль.

 7 – восклицание – повышенная эмоциональность.

 8 – вопрос имеет разные оттенки.

 9 – восклицание с вопросом – возбужденное удивление.
 Как смеете вы это делать!?

 10 – скобки круглые отмечаются только интонационно.

 11 – кавычки тоже относятся к интонации.

 12 – абзац отделяет один смысловой отрывок от другого.

 13 – прямая речь используется в тексте.

 14 – диалог – разговор, начинается с тире,
 но не с черточки.
 – Я знать не знаю вас!
 – Я тоже!
 Тире и черточка – разные знаки. Тире – пунктуационный; черточка – синтаксический: как-то, кто-либо, кто-нибудь и т. д.
На примере  стихотворения  одного поэта  посмотрим  расстановку пунктуации.
Это вариант  с его пунктуацией:

Не все весна. 
Придет и осень.
И станут все луга пусты.
Сентябрь косой незримой скосит
Весенней лирики цветы.

Так думал я.
Все так и вышло,
А листопад навеял грусть.
Но горевал-то я не слишком.
Раз все меняется – и пусть.

Но в сердце все же что-то зреет.
И вник я в суть закатных дней.
Чем грусть осенняя острее,
Тем и лиричней, и родней.

Точка обозначает конец мысли, поэтому мысль о  весне и осени разорвана точками. Лета  у автора нет:
«Не все весна».  – начало мысли – звучит как утверждение, но без тире между словами «всё» и «весна»  утверждения не получилось – строка зависла.
«Придет и осень». – эта строка – без первой, оторванной «точкой», тоже висит.
«И станут все луга пусты» – опять зависшая после «точки» строка. (почему поля пусты)?
А если их соединить пунктуацией, получится раздумье:
«Не все – весна,
Придет и осень –
И станут все луга пусты».
(лето – состояние зрелости – опущено, но есть смена цветения и увядания, а с ними – результат увядания: «и станут поля пусты». Слово «все» поставлено для ритма, потому что  ясно и без него, что все поля пусты, а не частично. А если заменить слово «все», на «вновь» - возникнет протяженность во времени. И снова «точка» после слова «пусты» паразитно обрывает мысль, связанную с работой сентября. А если точку заменить на «тире» – возникает образная связь работы сентября с предыдущими действиями времени.
«Сентябрь косой незримой скосит
Весенней лирики цветы».

Не все – весна,
Придет и осень –
И станут все поля пусты.
Сентябрь косой незримой скосит
Весенней лирики цветы.
«точкой» после слова «пусты»  оборвана мысль, продолженная во второй строфе.
«Так думал я». – после «точки» это – начало новой мысли: (как «так» думал я?)
Все так и вышло, - как «так» и вышло? – как думал. А как думал? А если заменить «точку» на «двоеточие» - оно обозначает: условие и результат – мысль будет ясна.

Посмотрим на это  стихотворение  с нужной а по правилам грамматики пунктуацией:
Не все – весна, 
Придет и осень –
И станут вновь луга пусты:
Сентябрь косой незримой скосит
Весенней лирики цветы –

Так думал я –
Все так и вышло,
А листопад навеял грусть,
Но горевал-то я не слишком:
Раз все меняется – и пусть,

Но в сердце все же что-то зреет –
И вник я в суть закатных дней:
Чем грусть осенняя острее,
Тем и лиричней, и родней.

                                   Содержание и форма:
 Главное в творчестве – единство мысли и образности (форма и содержание). В произведении, как в механизме, не может быть  лишнего (для разбега мысли), никаких объяснений – только развитие сюжета. Существует много правил выражения чувств и мысли – «упаковки» слов в строку –  классические размеры и приемы – все это называется художественными тропами. Рассмотрим некоторые.

               Значения слова «стих»
 а) стих – одна стихотворная строка
 б) абзац из Библии
 в) глагол (успокоился)
 г) настроение (стих нашел)
 д) вульгаризм («стих» вместо «стихотворение»)
 е) стихи (несколько стихотворных строк, стихотворение)
 ж) стих – синоним «слога»
    примеры:
 а) Первый стих (строка) у вас хорош, а остальные (строки) не доработаны.
 в) ребенок стих (успокоился) и задремал.
 г) веселый стих (настроение) на меня сегодня нашел.
 ж) стих (слог) у него сочен и колоритен.
 е) автор прочитал свои стихи (стихотворения).
 Стихи в этом стихотворении образны (строки).
 д) прочту вам сейчас свой стих (стихотворение) – звучит безграмотно, оскорбляя внимание слушателей и уничтожая уважение к автору.
       
Ритм (ударения)                                                                   
       Сначала стихосложение не знало ударений – были краткие и долгие звуки «мора», ставшая  «доля» – наименьшая звуковая единица:  в безударном слоге – одна, в ударном – две. К примеру, слово «мама состоит из трех долей:  маа (ударный) – две доли, ма – одна доля. Пропуск в трехсложной стопе одной доли делает строку «дольником».
 Заливное сегодня на славу – 3ст анапест
 Заливное у вас на славу – дольник.

Не задумываясь о внутренней силе  структуры стиха (часто не зная ее), «современные поэты» кромсают форму, а ею – и содержание. Многие авторы, не умея управлять метрической строкой,  считают, что в стихах правильность слов необязательна. А строка с большая буквы – «анахронизм». 

 В учебниках есть сообщение о трех склонениях существительных и приписка об исключениях. А полноправных исключений тоже три.
 «сочинение», как исключение, изменяется по 3-му склонению, а «сочиненье» изменяется по 2-му склонению:
 П.п. – думаю о сочинении, но думаю о сочиненье.
 «Мы – ярые фанаты этой игры». Мы – ярые фанатики этой игры. Слову фанатизм соответствует слово фанатик, фанатичка, а слову фанатность соответствовало бы слово фанат. Словарь дает слово «фанатик».

В языке различаются три вида ударений:
 а) риторическое – определяет размер ритма: ямб, хорей и т.д.
 б) грамматическое (синтаксическое) – одно в слове.
 г) лексическое (смысловое) – одно в строке, на главном слове.                                                   
               Еще ты дремлешь, друг прелестный – 4 уд.(а, б)
               Пора, красавица, проснись. – 4 уд. рит. 3 грамат.

 Структура строфы
              Изучая сонеты и поняв путем анализа, что Онегинская строфа – видоизмененный  сонет, я попробовал  варьировать их формы, классические и, отступив от классической, и понял, доказав себе своими вариантами, что сонету подвластна любая тема, а ценность сонета не в форме и даже не в его рифме, а во внутренней структуре. Форма, соответствующая содержанию, помогает его раскрытию. Вслед за классиками, я варьировал форму рифмовки сонета, переворачивал сонеты, выворачивал наизнанку, даже сделал сонет «белым». Применил к сонетам все пять классических размеров и стоп. Структура любого сонета – художественный силлогизм: две предпосылки, рассуждение и вывод. Каждый из катренов сонета – тоже силлогизм: первая строка – предпосылка, вторая  – предпосылка, третья  – рассуждение, четвертая – вывод и т. д. без этой внутренней структуры – «сонет»  – лишь форма. Большинство моих поэм написаны  сонетной строфой. Вот некоторые примеры этих опытов.

1 «Россия»
магистрал

Еще не все дороги пройдены
С надеждой: снять с себя оковы
И зарубежных, и альковых,
И доморощенных врагов;
Влюбясь в придуманную родину,
В борьбе мужаем бестолково:
Порой – для звучного глагола,
Среди идейных сквозняков,
Под бесконтрольной черной волей;
Пора найти большое поле
Для полемических клинков:
Зачем мы, нищего беднее,
В «Иванушках» и  всех умнее,
Забыв о силе кулаков.

              Поэма в венке сонетов.  Для его катренов-предпосылок я взял «Русскую октаву» Д. Андреева, написанную  4-х стопным ямбом с его формой рифмовки и нагрузил ключевым смыслом «замок».

2 «Интернет»
магистрал

О том мой белый разговор,
Что стало слышно всепланетно
В любом сверчковом закутке –
Ну можно ли не поаукать?
Хлебнув в Рифмовии озона,
Волною покачу восторг
По интернету без преград,
Без правил и без пунктуаций;
Посторонитесь, институты, –
Искуплено грехопаденье –
Свободословие  – кипит!
Анархия – в АдамоЕвстве –
Цензура руки опустила;
Наука мир гипотезит.

     В  поэме-венке белых сонетов, написанном 4-х стопным ямбом,  я удалил рифму, сделав его белым и этим показал, что сонет и сам венок сонетов держится не на рифме, а на его внутренней образно-философской структуре – развернутом силлогизме. При этом ясно видно по флексиям (окончаниям) – что «рифмы» - окончания:  мужское, женское, мужское, женское; женское, мужское, мужское, женское и т. д. Отсутствие рифмы удалило вуаль рифмовой музыкальности, оставив только музыкальность слога, мысли и образа.

3 «Метаморфозы»
магистрал

Во времена, задолго перед Оно,
Когда нас разделили по полам,
По зову несмолкающего гона
Животными не брезговал Адам:
Приятно Еве в детских перезвонах;
Адамовы объятия пьянят –
Впрягла Адама на житейских склонах
Потомство и кормить, и охранять;
И надо расцветать, не увядая,
Чтоб дольше с нею был Адам, играя,
В великой ненасытности мужской;
И научилась ласки продавать
Жена, подруга, и сестра, и мать
На бурунах стремнинности мирской.

      В  поэме - венке сонетов, написанном 4-х стопным ямбом,  катрены  с одинаковыми рифмами, что позволяет ими  дополнить во втором катрене развитие мысли первого катрена. 

4 «Командировка»
магистрал

Для всех моих наземных лет
Творцом мне дадена монада –
Душа моя – так, значит, надо
Идти своим путем развития;
Затем и даден горний свет,
И горизонты запределов,
И человеческое тело,
Чтоб жить в рядах разумных жителей.
Рожденье – Господа награда,
Чтоб все природные шарады
Мне, по земле идя, разгадывать,
Судьба мной как бы ни вертела;
В развитие, что без предела,
И мне – свои успехи вкладывать.

      В  поэме - венке сонетов, написанном  4-х стопным ямбом,  катрены исполнены  перевернутой «Русской октавой» Д. Андреева. А в терцетах применены рифмы катренов – последовательно – для смысловой и музыкальной связи катренов и терцетов и для усиления общей мысли - силлогизма.

5 «Перевал»
магистрал

Верней друг друга люди познают,
Начав с накалом сил души трудиться
В пути туда, где горный путь змеится,
Где облака на скалах гнезда вьют,
Где солнцу не закажешь ливнем литься,
А спутницу обнять – что похмелиться,
Но отвлекаться кручи не дают,
Да сквозняки в ущелиях поют,
Мы к перевалу, нагрузясь, ползем –
Всегда с трудом дается высота;
Но призывает неба красота,
Лаская взгляды голубым огнем;
И оседлали мы хребет природы,
Осилив все крутые повороты.
       Поэма - венок сонетов написана 5-ти стопным ямбом.  Одинаковой рифмой музыкально и по смыслу связаны катрены, а терцеты – со своими рифмами, для смысловой развязки.

6 «Спуск»
магистрал

Силой творческого взрыва
В мир духовной высоты,
И сердечного порыва
Богом создана мне – ты:
Сила чар границ не знает,
Чем твой ловкий разум занят? –
Не постичь вселенной всей –
И во влаге сухо ей;
Тайна тайн – во чреве скрыта –
Новой жизни зреет слиток
В нем – от натиска страстей,
Вместе с силой материнства –
Видно, бог устроил ринг свой
Из твоих земных затей.

      Поэма - венок сонетов написана 4-х стопным хореем, катрены исполнены с разной рифмой и разной рифмовкой – это усиливает внутренний смысл сюжетного спора понятий.

7 «Женский день»
магистрал

Ты должна, ты обязана
Мир спасти красотой,
Да работою связана
И на кухне – плитой;
Весь свой век молодой,
Как не Богом указано,
Существуешь размазанно,
Занята суетой:
В длинных очередях,
Очень редко – в гостях,
Ешь – что людям заказано;
С грязью буден – в бою,
В равноправном строю,
В снах события празднуя.

       Поэма - венок сонетов написана 2-х стопным анапестом с одинаковыми рифмами в катренах – такая рифмовка своей музыкальностью помогает увязать смысл двух катренов воедино.

8 «Високосие»
Пьеса - венок белых сонетов
магистрал

Муж
Ошиблись, милая, астрологи,
Год обвиняя високосный
В скачках земной гипертонии –
Людьми придуман календарь.
Жена
Ну да; а землю високосия
И катаклизмами мордуют,
И нас замучиваю хворью,
От слова Господа вдали.
Муж
По-кумовски ты к богу лезешь.
Жена
Но не крою весь мир по-своему,
Как ты – Творцу наперекор.
Муж
Придумал в самооправдание
Наш брат как Черномор природы
Творца и високосий зло.

       Поэма-пьеса написана венком белых сонетов. Показана возможность раскрытия темы в венке-пьесе.

9 «Высота»
магистрал

Подруга, снова тайной тайн,
Как в первый день творенья, стань! –
И возродятся из руин
И честь, и женственность, и вера –
Разумной жизни атмосфера,
Любви безмерный альтруизм,
Пороки в нас сводя на нет;
Мух к пахоте наклонит сталь,
На грузила пойдет свинец,
А Библия, понятной став,
Направит разум за собой,
Чтоб разум вел свою планету
Не к демоническому «свету»,
А богоданною судьбой.

      Поэма - венок сонетов исполнена перевернутым сонетом: сначала – терцеты, а потом катрены – этим приемом дано развитие сюжета в каждом сонете – наоборот.

10 «Творчество»
магистрал

Не зря из перистых небес
Перо мне послано сегодня –
И провожу в душе ликбез,
В пороках нашей греховодни;
Дружина образов, ко мне! –
Господь на нашей стороне.
    
     Форма секстета показывает, что в меньшем объеме можно раскрыть тему более сжатыми  силлогизмами.

11 «Времена»
Поэма в венке октав
магистрал

Не может гордая наука,
По горло в омуте идей,
За всё хватаясь крепкоруко,
Уйти от Дарвинских сетей;
Дает на отсеченье руку,
Что опыт – Господа святей,
А люди следующих рас,
Как предков мы, отринут нас.

      А эта форма с более расширенным силлогизмом.

12 «Путана»
вогнутая октава
магистрал

Путаной создали правители
Мораль: я видел на панели
Её в полураздетом теле –
Она дымила табаком
И непотребным языком
Так с панибратией  общалась,
Что, кажется, земля вращалась
Бомжом в подсолнечной обители.

        Если немного изменить рифмовку «Русской октавы» Д. Андреева, получается своеобразный аккорд: его я назвал «вогнутым»: широкая мелодия дактилической рифмы сужается до женской, а потом – до мужской и снова расширяется – до женской и дактилической. Это тоже своеобразно работает на раскрытие сюжета и  мысли.

13 «Наследие»
выпуклая октава
магистрал

Нелегок времени обзор,
Когда метели перевластий
Над нами скрещивали страсти
За красное велихолетие –
Прожгли свинцом свое столетие,
Как словом Бог из Иудеи,
Мы раскаленную идею,
И пожинаем наш позор.

      Вогнутая октава – наоборот, став выпуклой: от мужской рифмы через женскую – до дактилической и – обратно. Новый музыкально-смысловой аккорд, помогающий раскрытию сюжета и мысли.
14 «Богатыри»
 Акропоэма к 200 летию Бородино

Безвестно жившее до боя,
Оно, в мою Москву – окно,
Решало дважды спор с судьбою,
Огнем двух войн обожжено:
Дало отставку Бонапарту
И Гитлеризм сгоняло с карты;
Навеки память горяча,
О бранной славе нам звуча.

       Акростихи и поэмы писать не ново, а если написать так, чтоб акро-форма не чувствовалась – чтобы стихи-поэма звучали абсолютно естественно, раскрывая собой тему. Эта задача, для формы, и поставлена  в поэме. А форма – слуга содержания.

       О форме и содержании: приветствую любую форму – но в грамотном (русский язык и творческие правила) исполнении. Любая фальшь в ритме – ошибка. Любая фальшь в грамматике – ошибка. Маленькая буква в начале строки – не просто «упрощение» формы, а нарушение фонетической и смысловой структуры изложения мысли. Сравним:
«Стой душа, мы с тобой проехали (строка говорит в просторечной форме «проехали» - ошиблись. А вторая строка – с Большой буквы (иллюзия начало новой мысли) –
Долгий и трудный путь» – говорит о всей мысли, а в памяти подсознания остался и первый смысл первой строки  – образ конца строки - вот что такое  Большая буква в начале строки. А при чтении – это особая интонация.
А было бы написано:
"Стой, душа, мы с тобой проехали
долгий и трудный путь."
      – осталась бы смысловая нагрузка только последней строки, а междустрочный смысл первой строки исчез бы вместе с большой буквой. Классиками все это продумано. Каждую «мелочь»  могу объяснить подобным образом, потому что эти «мелочи», испытал в своем творчестве. Поэтому – форма –  любая, но в грамотном творческом исполнении. Маяковский много мудрил со своей «тоникой», но, к примеру, «На даче», хоть и лесенка, а написана 4-х ст. ямбом. Поиски надо вести – так и делаю – не в разрушении формы, а в её усовершенствовании – во владении ею. Этой грамотности на факультете не учат – это творческий огонек и – самообразование. Меня этой грамотности учат  опыты и книги. Пушкин вырос не на ровном месте – вся классика веков – его опора, а не было бы Пушкина, не было бы и Тютчева и Фета, и Лермонтова и остальных классиков – преемственность. У Пушкина образность не броская, а органически слитая  со смыслом. Его – образность – точность изображения и видения автора. Его сравнения и эпитеты были в его время – метафорами. Язык - наше главное национальное достояние и, как сказал  Д. Андреев о боге, пока есть хоть один верующий – Земля будет жить.

   Стихотворные размеры – это ритмическая музыка, а в музыке фальшивые ноты недопустимы. Любой же вариант симметрии звуков приветствуется. В двусложных размерах два слога: ударный и безударный,  а в трехсложных – три: один ударный и два безударных. В строках не учитывается количество слогов (это качество силлабического стихосложения) и не учитываются только ударения (это тоническое стихосложение). А в силлабо-тоническом стихосложении, усовершенствованном Пушкиным для российского языка, учитывается количество ударений, а количество слогов, само собой, соответственно. Автору в творчестве необходимо свободное владение любой стопой.
         Применение стоп благоразумно (по замыслу, по наитию – пригодность) для данной мысли, настроения: 1 -2х-3х-4х- и т.д. стопные хореи, ямбы, дактили, амфибрахии, анапесты, (пиррихий, спондей), дольник, верлибр, белые  стихи. 
       Не следует забывать, что все движется, развиваясь. России повезло с Пушкиным: он дал универсальное начало развитию литературы. Но это не означает, что выше Пушкина подняться нельзя (невозможно). Можно и нужно! на то мы и последователи его: что было нормой для прошлого века (перед большими задачами меркло), то нынче уже воспринимается как огрехи. К примеру, случаются сбои ударений в размерах, их следует избегать.             
                                    Хорей (е)
      Первый слог ударный, второй безударный; хорей своим ритмом настраивает на веселый, пританцовывающий лад:
 Буря мглою небо кроет –
 четырехстопных хорей: если обозначить ударный слог (-), а безударный (v), получится схема
 -v-v-v-v
 если слово уложить в строку не в соответствии с заданным ритмом «ударности-безударности» получится ритмический сбой.
 Пример сбоя в хореической строке:
 «Своих старых друзей» –
 в слове «своих» ударение на втором слоге, а размер требует его на первом.
                                             Ямб 
       Первый слог безударный, а второй ударный – настраивает на живую разговорную речь – рассуждение:
 «Мороз и солнце; день чудесный!»     v-v-v-v-v  (А.П.)

 И в этом размере не исключены сбои ударений, их тоже надо избегать:
 «Через Катунь паром нас перевез» –  (Л.Юс,)
 в слове «через»  ударение на первом слоге, а размер требует его на втором.
 В двусложных размерах встречаются вспомогательные размеры:
                                     Спондей  (э)
 Два ударных слога рядом, применяются авторами специально, для нагнетания действия: 
 «Швед, русский колет, рубит, режет». - - v-v-v-v (А.П.)
                                   Пиррихий 
 Безударная стопа характерна для российских длинных слов, она  придает дополнительную музыкальность строке. v v
 «Уже раскованный, неистовый»  v-v-vvv-v-    (Д.А.)

 Применение спондея и пиррихия в двусложных стопах

 1 спондеем можно напрягать строку в том месте, где он применен: в начале, в середине, в конце
 а) «Рад я встрече нашей теплой» 
 начало строки в хорее    ---v-v-v проверяю двумя ударениями: риторическим – размер, лексическим – нет ли смещения ударений.
 Первая стопа спондея с первой долей второй стопы создает ударный ряд – скороговорку, «взрывающую» начало строки – «чечеточный» темп.
 б) «Ветер, вой, свист твой приятен» –
 середина строки         -v- --v-v
 такое же нагнетание ударных слогов во второй стопе переносит «чечетку» в середину строки.
 в) «Буря в море – блеск, рев – в слугах». –
 конец строки      -v-v---v
 а перенос ударных слогов в конец строки, создает «чечетку» в нем. Это – пример того, как можно управлять музыкальностью в хореической строке  в сторону ее звуковой напряженности.

 а) «Бой волн о берег очень мерен». 
 - -v-v-v-v
 спондей взрывает «чечеткой» начало ямбической строки.
 б) «Приход был стар и очень ветх».
    v- --v-v- спондей переносит «чечетку» в середину строки.
 в) «Играет ветер, быстр, свеж».         
 v-v-v--
 спондеическая «чечетка» в конце строки.  В ямбической строке ее мелодия несколько иная, чем в хореической.

 пиррихий придает строке дополнительную плавность.
 а) «Он уважать себя заставил»    (А.П.)
 vvv-v-v-v  – начало строки, ямб
 первые три безударных слога создают единую плавную волну.
 б) «И лучше выдумать не мог»    (А.П.)
 v-v-vvv- – середина строки ямб
 эта же волна перенесена в середину строки.
 в) «Когда не в шутку занемог»   (А.П.)
 v-v-vvv-   – конец строки ямб.
 а теперь перенесена на ее конец.

 Далее следуют трехсложные размеры: стопа, состоящая из трех слогов, в которых один – ударный.

                                  Дактиль 
     «Приглашает» к более глубокому размышлению, чем ямб. Первый ударный слог как бы подхлестывает на прыжок в это рассуждение. -vv
 «Дальние страны мы видим во сне». –vv-vv-vv-
 В трехсложных размерах наблюдаются сбои ударений более «утонченные» и потому более «вредные».
 Пример сбоя:
 «Есть у нас время и денежки есть.» –
 В словосочетании  «у нас» – паразитное ударение падает на слог «у» – это не спондей – он и пиррихий возможны только в двусложной стопе.
 Пример «лечения» такого сбоя: было бы время, а денежки есть; время имеется – денежки есть – находим слова с нужным ударением.

                               Амфибрахий 
       Второй слог ударный. Этот размер настраивает на прибауточное рассуждение, давая безударный разбег для ударения-прыжка и третий безударный с последующим безударным второй стопы – для нового разбега-раздумья. v-v
 «Игрушка шутливо подарена мне.»   v-vv-vv-vv-
 Пример паразитного сбоя в этом размере:
 «И что я храню в своем сердце сейчас» –
 в слове «своем» «о». Пример «лечения»: и что сохраняется в сердце сейчас.
                                         Анапест 
 Разбег для прыжка-ударения увеличен – утверждающее рассуждение.   vv-
 «Вот парадный подъезд; по торжественным дням.»  vv-vv-vv-vv- 
 Пример сбоя:
 «И куда ее только несет». «лечение»: и куда поспешает она.
 Трехсложные размеры (стопы) можно сравнить с ходом поезда: поезд набирает ход:  ти-ти-таа – анапест; поезд на полном ходу – амфибрахий:  ти-таа-ти; поезд тормозит – дактиль: таа-ти-ти.

 Теперь подробнее о сбоях в трехсложных размерах
                        «Приходи, моя милая, раньше».   
                        vv-vv-vv-v / vv- -v-vv-v  анапест.
      Звуковая закономерность в трехсложной стопе после ударного слога опять зовет ударение: «Приходи, моя»,  согласно размера, звучит как мОя, на О частично падает ударение, нарушая ритм. От этого можно избавиться тремя способами:
 вместо «моя» поставить два односложных слова или заменить слово двусложным с ударением на первом слоге, к примеру:
«Приходи нынче, милая, раньше».
 ритмический сбой исчез, так как ударение стало на свое место
 В этих случаях «паразитное» ударение «подпирается» встречным.
 А третий способ – замена стопы трехсложным словом:
 б) «Приходи нынче, милая, раньше»  vv- vv-vv-v
 в) «Приходи, дорогая, пораньше»      vv-vv-vv-v

 в) неточности: «По диким степям Забайкалья,
                           Где золото роют в горах»   (в степях горы?)
                                ……………..

 «За стеной пиликает гармошка,
 За окном кружится белый снег:
 Мне осталось ждать совсем немножко –
 Ты вернешься, милый по весне».                     
      «Кружится белый снег» – эпитет «белый» ни о чем не говорит – снег и есть белый. А если бы «первый» снег. То налицо образ готовности девушки ждать: с осени до весны – «совсем немножко».
        Кружится  – (что делает?) кружится ударение на У,
 А кружиться – что делать? – ударение на И. неправильное применение слова.
                              «Как тебе служится,
                             С кем тебе дружится»  (в слове «тебе» ударение падает на первый слог, а надо – на второй.
                             «Кораблям не спится в порту:
                             Им снятся»…   (если не спится, то как может сниться?) – это примеры неточности образа.
                            «Покроется небо пылинками звезд,
                             И выгнутся ветви упруго»… (что их выгнет?)
                            
«И дорогая не узнает,
 Какой у друга был конец» – многозначность слова в данном случае дает пошлое значение.
 «Радостно встречать тебя с маленьким сыном
 Выйдет к перекрестку любовь и жена» –
 Сразу три «ляпа»: фонетический: «тебя» (смещено ударение) и смысловой (семантический) – тебя с маленьким сыном – получается, что ты, водитель, с маленьким сыном, а не жена. И третий: сломан размер амфибрахия в первой стопе: если произнести «радостно» с ударением на второй слог, то размер станет на место. В слове «выйдет» то же самое.
 Подобными «шедеврами» полна поэзия советского периода.

                                       Дольник 
        Пропуск слога в стопе изменяет ее музыкальность. Некоторые, произвольно сбивая ритм в строке, называют ее «дольником».
        Примеры дольника
 На ту знакомую гору   v-v-vv-v   а надо бы (v-vv-vv-v)
 Сто раз я в день прихожу,
 Стою, склоняся на посох,
 И в дол с вершины гляжу
              ***
 Потемнели, поблекли залы.
 Почернела решетка окна.
 У дверей шептались вассалы:
 «Королева, королева больна».

        Ритм стихов похож на убыстренную походку. Разберем строку.
        «На ту знакомую гору» - (на ту(ю) знакомую гору) – амфибрахий. Но из первой стопы удален один безударный слог ( ). Если читать как амфибрахий, то получится ударение на «знакомую».
       Перенесение лексического ударения. Следует, пользуясь «дольником», располагать слова, исключая паразитные ударения.
 До восхода сегодня встану,
 Чтоб зарю подержать в руках;
 Над лугами висят туманов
 Серебристые облака;
 Росы плещутся неустанно
 И по брюкам, и в башмаках;
 Хорошо мне в зеленом плесе
 Путь наматывать на колеса.

 Нужен успеха луч,              -vv-v-     (-vv-v(v)-)
 Чтобы пойти на взлет,        -vv-v-     (-vv-v(v)-
 Стаяв из сердца лед,           -vv-v-     (-vv-v(v)-
 Словно с письма сургуч.    –vv-v-    (-vv-v(v)-

       Из схемы видно, что из двустопного дактиля изъята одна безударная «доля», она в скобках. При этом в стопе нет сдвига ударений – получился «дактиле-хорей». А строка стала упруже. Так фигурист на льду может ввернуть и свое коленце, не ломая красоты ритма.

                                        Верлибр 
       Ритмические разностопные строки одного размера, обычно белые, дают приближение к естественной речи.
 Вот девушка, едва развившись,
 Еще не потупляясь, не краснея,
 Непостижимо черным взглядом
 Смотрит мне навстречу.
 Обычно «верлибр» – (с французского – свободный стих) – подчинен определенному размеру, а часть мысли равна строке, отсюда – разновеликие строки. Но поэты – народ непредсказуемый, иногда капризничают. В российской литературе ни «дольник», ни «верлибр» не прижился, оставшись экспериментальным. Если верлибр «распрямить» в строку, то его не отличить от прозы.
                           ***
 В столетье столько переломов,
 Что туловище века стало бесхребетным,
 А мы схватились за лучи луны
 И освещаем ими поцелуи,
 Любуясь ими.
 v-v-vvv-                    v-v-vvv-v
 v-vvv-v-vvv-v          v-vvv-vvv-v
 v-v-vvv-v-                v-v-v-vvv-v-
 vvv-v-vvv-v              vvv-v-vvv-v
 v-v-v                         v-v-v
       Из схемы видно, что это разностопный «белый» ямб. Упрощенное приближение к разговорной речи.
                     
        Вольный стих
 Опять за дружеским столом
 Мы постигать себя присели,
 Хоть еле
 Ворочаем стилом.
 Тот же разностопный ямб, только рифмованный.

 
                   Хокку (из японской поэзии)
       Это лирический или философский  силлогизм в трех строках.
 Первая строка – первая предпосылка, вторая строка – вторая, а третья строка –  «замок» – вывод, суждение.

 Роща в тумане.
 Смутно видны березы.
 Смутно на сердце.         
                ………
 В солнечном сиянье
 Смеются волны моря
 Пенными губами. 
        ……..
 Позади ритм дождей
 И пронзительность встреч,
 Впереди – лишь туман и разлуки…                        

       Из приведенных примеров лишь первый «хайку». Два другие – лирические зарисовки: в них нет силлогизма.       
       А вот хорошая лирическая зарисовка, образное определение русской натуры, со вкусом оснащенное тропами, но зачем-то напечатана с  манерничаньем: разбивка строк и малая буква в начале строки. Стих – строка группирует мысль, иной раз своим обрывом создавая троп, для этого и начинается строка с большой буквы.

       Самоедство…самоедство…
       Всенародный аппетит
             Может, цель, а может, – средство
                            выживания в пути.

                        И моя губа –  не дура,
     покаянье торопя, чисто русская натура,
                       вкусно кушаю себя.  (Н.Ш.)
 «вкусно кушаю» – ради аллитерации ущемлена точность смысла. «кушать» – пробовать на вкус или уважительно о другом: «есть». А по смыслу следовало бы «хрумкаю».

       А вот мнение мастера о сегодняшней литературе:
 Смотрю с тоской на книжные развалы –
 Уходят в тень былые идеалы,
 И сдавшись низкопробности на милость,
 Литература в комикс превратилась.   (Л.Юс.)

 
                             4       
        Пласты  лексики  и  лаконизм
       Любое слово само по себе ценно: оно наполнено значением, данным ему нами. Но любое слово легко превратить в паразита, применяя его не по назначению.
 а) вульгаризмы характеризуют низкий интеллектуальный уровень говорящего.
 б) легко превратить в вульгаризм любое слово, не к месту его применив:
 «пара дней, минут, лет, случаев, находок, слов и т.д. вместо: «дня два, минуты две, года два, случая два, находки две, слова два или (несколько) – это лексика собирательности, приблизительности. Парами бывают: он и она, левый и правый, костюм…
 «Как бы я ни остерегался, но» (это норма), а: как бы пришел, как бы заболел (мусор) – нельзя «как бы» прийти, заболеть, умереть, засмеяться и т.д.

 в) архаизмы и старославянизмы придают лексике высокий пафос: сей, чело, очи… но они создают безвкусицу в напрасном их применении:
 «кушать» вместо есть, очи рабочего (ради аллитерации), вместо «глаза рабочего».

 г) профессионализмы уместны в диалогах, в характеристиках героев, их работы, для метафор…но, знаменитое:
 «Девчонки плывут, как под парусом яхты:
   … Вот это форштевень! Вот это корма!  (Е.Е.)
 Первая строка – романтический образ, а вторая – пошлость.
 д) диалектизмами можно сказать, откуда человек и каков его интеллект.

 е) неологизмы создаются для новых понятий, уточнения ситуаций и их гротеска.
       Все это должно применяться в литературе, особенно в художественной, как «специи» – в очень малых дозах, иначе они создают безвкусицу.
 В стихосложении существуют и другие классические размеры, но в основном авторы пользуются этими, более приемлемыми для русского языка. В языке существуют лексические пласты (уровни). Их упорядочили классики.
      
 Вкрапление (для приправы) одного стиля в другой; для характеристики персонажей, времени; язык героев (их характеристика); язык автора – язык времени и (авторского я).

 Начинать писать следует от души, но со знанием дела. 
                Языковые уровни
      1 уровень художественной речи.
      2 общеприменительный – словарный запас.
      3 разговорный – для диалога.
 4 высокий – ораторский
 5 средний – (разговорный)
 6 профессиональный (у каждой профессии свой).
 7 низкий – жаргон (сленг), брань.
 К общеприменительному словарю «уровневые» слова добавляются, как специи, для характеристик ситуации. Автору не следует забывать о своем лексическом уровне – он (уровень) должен быть ведущим – художественным.      
                            Словарь
       Не все формы слов одинаково приемлемы в любом тексте. К примеру:
 «нет» – имеет много смысловых значений общеприменительного литературного уровня.
 «нет» – норма литературной грамотности; «нету, нетути, неточки…» – смысловые оттенки разговорного характера. Таких примеров в языке много.
 Притяжательное местоимение «их»  не изменяется: нет их тетрадей, а не (ихних) – безграмотно, даже в разговоре; сравним: пасти (курей) вместо кур.

                           О звуках  и рифме
        Язык – это взаимодействие звуков, обозначаемых на бумаге знаками (буквами). Соответствуй звуки буквам, грамматика была бы не нужна. Но они не соответствуют, и при горах учебников по русскому языку, многие его не знают. Рифма –  звуковое явление: созвучия. Буквы могут не совпадать, а звуки налицо: лоб – клоп. И наоборот: дома (мн.ч.) – дама. Большую роль играет ударение: дома-дама. Хоть лучше звучит: дома-лома. Особенно это чувствуется в дактилической рифме:
 дательный-желательно –  неточность окончания не слышна.
«Старую» рифму можно сделать «новой», наполнив ее новым содержанием (образом);
      розы-морозы; принес с собою март морозы, и ветви – в инеевых розах.
      Но рифмы нужны не только для украшения слога, а для большей выразительности вложенной в него мысли. Рифма создает звуковой рисунок (в цвете), подобно улыбке на лице. Но излишняя игра рифмами – явление безвкусицы автора.
       Со временем форма становится неотъемлемой частью содержания, таковы требования закона языка.
       Иногда авторы, увлекаясь стилизацией языка героев, сами говорят так же.
      Автор же, говоря в тексте от своего имени, являет нам образец интеллекта – он ведет нас на высоты культуры.
   Тема и ее решение разными размерами.
       
 Проба пера по теме  «перегибы»
                 Хорей.
 Лист у книги загибает
 Новоявленный вандал,
 А странице нечем баять,
 Что дикарь вступил в скандал
 С сединой культуры века,
 Книгу делая калекой.

                 Амфибрахий
 Эпоха желала быть самой из самых,
 А ветры развитий в ее перегибах
 Сгибали, и надо ж, сталисто-упряма,
 Она погибает от  многих ушибов.
 Диктует бессмертного времени гений –
 Порочны законы любых потрясений.

                       Пеон
 Прокатилось лето красное успехов,
 Испытаний заосеннилась пора,
 И скандалов разлохматилась потеха –
 Это чьей-то лютой зависти игра,
 А фамилия жила и не тужила,
 Да туманами сомнений окружило.

                     О стопности строки.
 Чем меньше стоп – (короче строка), тем быстрее темп повествования.
 Восход разгорелся –
 И, значит, пора…
         
   О стопе  и рифме. 
 Любая стопа в конце строки бывает полной и неполной – женская рифма не дает лишнюю стопу, а мужская рифма не урезает стопы.
 «Мой дядя самых честных правил;
 Когда не в шутку занемог» –
 обе строки четырехстопные – ямбические: первая полная, с женской рифмой (вил) – не пятая неполная стопа, а часть женской рифмы.    
 …Себе накручивая цену,
 Но налетевших лет орда
 Ее оттиснула со сцены –
 И самомнения порок
 Шагнул на старости порог.
 Вторая строка четко четырехстопная мужская – ямбическое окончание (клаузула). Стопность строки в силлабо-тоническом стихосложении считается не по количеству слогов в строке (стихе), а по количеству ударений, а количество слогов соответственно совпадает.
 В рифме заключена эмоциональная связь строк; она  помогает созданию образа: неожиданная рифма зовет к неожиданному повороту мысли через образ, призванный рифмой; облагораживает звучание строфы. Рифмы бывают точными: галла-внушала. Ассоциативные: наслаждение-сновидение. Составные: лиха я - тихая. Каламбурные: скалам бурым – с каламбуром – с калом бурым. И многие другие – их мир неисчерпаем. Чем новее и неожиданнее рифма, тем она ценнее.
 Рифмы делятся на мужские, женские, дактилические и задактилические.
                                    Мужская
 ударение на последнем слоге: занемог - не смог. Дает законченность строке, мысли, как бы ставит собой точку.

                                    Женская
 правил-заставил. Сообщает о незаконченности строки, мысли, смягчая их.
                      
        Дактилическая
 (от «дактиль» +--) известие – на свете я – месте и

                                    Дактиль.
 Новое время под огненным флагом,
 Даль не желая осваивать шагом,
 Било законы и душу, и тело ––
 два безударных слога после ударного, применима в любом размере. Дает раскатистую напевность строке. Бывают и другие виды рифм.
 А есть «белые» стихи – нерифмованные:
   
    Наряжены мы вместе город ведать,
 Но, кажется, нам не за кем смотреть:
 Москва пуста; вослед за патриархом
 К монастырю пошел и весь народ.
 Как думаешь, чем кончится тревога?  (А.П.) –
 в «белых» стихах автор, удаляя рифмы, снимают со строки оболочку созвучий, позволяя увидеть чистоту образа и мысли без наряда рифмовки.

       О владении правилами поэтики
Поэт владеет всеми стихосложными размерами,  как своими пальцами, иначе он будет скован в изложении своих мыслей, тем более – образами. Вот пример акро на тему
 «Зима»
Зноем стужи город жжёт, (хор)
Игры затевает вьюга –
Многосилен ветра рот,
А белым-бела – кольчуга.
            ***
Знобит раздетые стволы:           (ямб)
Играет в ветках ветер в салки –
Мелькает снег быстрей юлы,
А намелькает – полушалки.
                  ***
Знатная в танце у вьюги походка,   (дакт)
Игры весёлых снежинок ловки –
Мигом одели в сугробы слободку,
А на затеи в проказах – ловки.
                  ***
Затеяла белые игры               (амф)
И в холоде синяя высь:
Мелькая над настами, искры
Азартно пускаются в рысь.
             ***
Заплетаются ноги у вьюги         (анап)
И голодно завыла метель –
Меж собою скандалят подруги,
Авралируя стуже постель.

Разумеется, не обязательно тренироваться «акро», но, чем сложнее – тем интереснее.

                                                                    5            
                                                               Тропы
                                                              Сравнение
 К ним относятся слова: как, точно, словно, вроде, под стать, будто, ровно и другие. Каждое их этих слов в союзе с примером сообщает строке особую эмоциональную окраску: легок, как облако. Идет, точно пишет. Когда сам воздух стал неверным, от канонад дрожать устав.

                                  Параллели
 Какая сталь, чугун, железо нам
 Передадут хоть отголосок
 От шороха его присосок
 И ног, бредущих по земле? – (Д.А.)
 Одно сравнивается с другим сопоставлением.

                                  Метафора
 переносит признаки одного предмета на другой, показывая его (предмет) в новом ракурсе.
 Как пахарь, битва отдыхает.  (А.П.)

                                 Гипербола
 Преувеличение чего-либо для более выпуклого его показа.
 В сто сорок солнц закат пылал. (В.М.)
              ……….
 И луна там огромней в сто раз. (С.Е.)

                           Литота.
 Создает преуменьшение:
 И в точку сморщился объект.
              ……….
 С овчинку небо показалось.
 
                                Эпитет
 Определение предмета через приукрашивание его или через точную его характеристику.
 Великолепными коврами.
 …………………………
 Луна, как бледное пятно. (А.П.)

           Ложное лексическое ударение
 В конце строки сильное логическое место и, если фраза обрывается, а мысль нет, то смысл последнего слова произвольно удваивается, образуя своеобразный троп:
 Стой, душа, мы с тобой проехали
 Сложный и трудный путь.  (С.Е.)
 «Проехали» в первом случае воспринимается как (время упущено) – идеома, а потом – как обыкновенный смысл (сообщение о передвижении).
                            Аллитерация
 нагнетание одного звука.
 Когда весенний первый гром,
 Как бы резвяся и играя,
 Грохочет в небе голубом. – звуки «г и гр» создают подражание  грозе.
                  
                    Звукоподражание
 Изображение звуками какого-то явления
 Ж-ж-ж-.;  з-з-з-; гав, кар.
 Их не следует путать с междометиями: гм, тс. и т.д.

                      Синекдоха
 Часть вместо целого:
 Все флаги в гости будут к нам; (А.П.)
 «флаги» вместо государства.

 Швед, русский колет, рубит, режет. – (А.П.)
 Единственное число вместо множественного (шведы, русские).
 Риторический вопрос и ответ.
 Кто сможет дать ответ на это?
 Никто! –
 заменяет обширное объяснение проблемы.
                            Деталь
 Часть объекта вместо всего:
 По глазу ползала муха – описание смерти.

                           Портрет
 Внешности, психологический, нравственный:
 Он был свиреп и горд. Змеиная
 Взвивалась шея к тучам бурым.   (Д.А.)

                                 Пейзаж
 может передать настроение, состояние человека в связи с природой.
 А здесь, внизу туманным мороком
 Переливались тени жизней. (Д.А.)

                        6             
                  Строфа
 это несколько строк (стихов), объединенных мыслью или подтемой.

                                   1 Двустишие
 (дистишие) удобно для афоризма, частушки, эпиграммы.  В нем может быть заключено и сравнение, и суждение, и вывод. Оно требует очень точной и неожиданной рифмы, вплоть до каламбурной.
 Даже к финским скалам бурым
 Подступаю с каламбуром.  (И. К.)
                                    ……….
 Зашумели над затоном тростники,
 Плачет девушка-царевна у реки.  (С.Е.)
 
                                2 Трехстишие
 (терцет, терцина). Ими, с соответственной рифмовкой, написана «Божественная комедия». Совсем по-другому терцет использует японская поэзия. Это лирическо-философские силлогизмы. В них тоже учитываются ударения, а не слоги. Пишутся три строки одним размером, а не разными. Первая строка согласуется с третьей, но они могут заканчиваться и женскими окончаниям (клаузулами), и мужскими.
 Утро дышит испариной,
 Росно будет иль пасмурно? –
 Полон мир ожидания.
            ……….
 Звезды в небе и в реке,
 Город присоединился –
 Рассиялась полночь.
 Первая строка – предпосылка дает состояние утра, вторая – состояние предстоящего дня, третья – вывод: состояние окружающего в этом ожидании.

                            3 четверостишие
 (катрен) – широко применимо в частушке, в стансах – вид стихотворения с самостоятельной мыслью в каждой строфе (катрене); в частушках. Требует отточенности рифм.
 Мной миленку сшита бурка
 И носки подарены;
 Жмет Юденич с Петербурга,
 Как наскипедаренный.  (В.М.)

 Если сравнить четверостишие с балалайкой, то напрашивается сравнительная параллель: балалайка – замечательный народный инструмент, но у нее есть своя «партия» – возможности.  Сложного музыкального произведения на ней не исполнить, а современные авторы умудряются писать ею поэмы … они и получаются балалаечного звучания.
 Четверостишие – это силлогизм: первая строка – первая предпосылка, вторая строка – вторая предпосылка, третья строка – суждение, четвертая строка – вывод.
 Буря мглою небо кроет,
 Вихри снежные крутя:
 То, как зверь, она завоет,
 То заплачет, как дитя.  (А.П.)
 При нарастании строк структура остается прежней.

                                 4 Пятистишие
 используется авторами для рефрена одной из строк строфы, закругленностью формы подчеркивая особый оттенок мысли, заложенной в строфе.
 Шаганэ, ты моя, Шаганэ!
 Потому, что я с севера, что ли,
 Я готов рассказать тебе поле,
 Про волнистую рожь при луне,
 Шаганэ, ты моя, Шаганэ.
               ***
 Свет вечерний шафранного края,
 Тихо розы бегут по полям.
 Спой мне песню, моя дорогая,
 Ту, которую пел Хаям.
 Тихо розы бегут по полям.
          
              ***
 В Хороссане есть такие двери,
 Где обсыпан розами порог.
 Там живет задумчивая пери.
 В Хороссане есть такие двери,
 Но открыть те двери я не смог.  (С.Е.)
                  
                          5 Шестистишие
 (секстет) дает возможность мысли, развитой в четырех строках, подчеркивая ее, быть завершенной.
 Как ныне сбирается Вещий Олег
 Отмстить неразумным хазарам:
 Их села и нивы за буйный набег
 Обрек он мечам и пожарам;
 С дружиной своей в цареградской броне
 Князь по полю едет на верном коне. –   (А.П.)
 «замок» секстета – в данном случае четырехстопного амфибрахия, подчеркивая, заканчивает мысль четырех строк.

                            6 Семистишие 
 позволяет усилить одну из строк стопы дополнительно срифмованной строкой.
 Много крыльев у поэзии,
 Их поэты выбирают,
 Чтоб летать в крылатой стае
 И резвясь, и созидая,
 Обитая в поднебесии,
 То, что по духовным силам –
 И обновно, и красиво.
      
                    7 Восьмистишие
 (октава) – позволяет усилить дополнительным смыслом первые четыре строки, срифмовав с ними две следующие, а «замком» завершить мысль, делая вывод.
 Как весело свои стихи вести   
 Под цифрами, в порядке, строй за строем,
 Не позволять им в сторону брести,
 Как войску, в пух рассыпанному боем!
 Тут каждый слог заметен и в чести,
 Тут каждый стих глядит себе героем.
 А стихотворец… с кем же равен он?
 Он Тамерлан иль сам Наполеон. (А.П.)
 а-б-а-б-а-б-в-в
      Октава написана пятистопным ямбом. Но он для российского языка не «закон». В доказательство привожу пример иной «русской» октавы Д.Андреева
      
        А в час, когда немеешь замертво   
 У потрясающего спуска,
 В закономерностях искусства
 Опору мыслям укажи;
 От непроглядных волн беспамятства
 Обереги свечу сознанья;
 К простым домам, проспектам, зданьям
 Повествованье привяжи!
 а-б-б-в-а-г-г-в

       Здесь и «упаковка» строк совсем другая и рифмовка необыкновенная, звучащая как два неразделимых аккорда:
 А-б-б-в-а-г-г-в, причем, а – дактилическая рифма, б и г – женская, а в – мужская.
 Октава не чуждается  и других рифмовок.

 Пример перевернутой «октавы Андреева»:
 И негде яблоку упасть                             м
 В партийных драках за единство –        ж
 Такое видывали свинство                       ж
 Мы, став невольно «октябрятами».       д
 А где же наше счастье спрятано? -        д
 У сатаны спросить, у бога ль…             ж
 О, время Гога и Магога!                         ж
 Кто отдал им над нами власть?!            м

        Октава (монорима)
 Ученые бряцают шпагами                  а
 Понятий и полны отвагою,                а
 Да и гипотез новых брагою,              а
 Исследуя загадки сна.                        б
 А сны, с бездонными глубинам        в
 Полны мистическими минами          в
 И виртуалов исполинами,                 в
 А нам бы – это все познать!             б

 Вогнутая октава – (д-ж-ж-м–м-ж-ж-д) 
 Путаной создали правители               д
 Мораль: я видел на панели               ж
 Ее в полураздетом теле –                ж
 Она дымила табаком                      м
 И непотребным языком                    м
 Так с панибратией общалась,             ж
 Что, кажется, земля вращалась           ж
 Обратно в солнечной обители.            д

 Выпуклая октава. (М-ж-ж-д-д-ж-ж-м)
 Нелегок времени обзор,                       м
 Когда метели перевластий                     ж
 Над нами скрещивали страсти              ж
 За красное велихолетие –                         д
 Прожгли свинцом насквозь столетие,    д
 Как Словом бог из Иудеи,                      ж
 Мы раскаленную идею,                          ж
 И пожинаем свой позор.                      м

 Возможна и такая форма октавы.
 А-б-в-г-а-б-в-г

 К искусству тянемся, как дети
 К игрушке новой, и зачем
 Нам правила и плотный опыт,
 Что подарили мастера?
 Мы все покажем в нашем свете,
 Без выкрутасов и систем,
 Ведь нам сосед уже похлопал
 За нашей выпивкой вчера.   (Ю.М.)
                     
                        8 Девятистишие
 аналогично семистишию, с еще более расширенными возможностями выражения мысли.

                     9 Десятистишие
 это уже «часть сонета» (его модефикация), в зависимости от рифмовки. Две предпосылки, завершенные «замком» – суждение и вывод в двух строках. Причем, рифмовка не обязательно однотипная. Это возможности формы. 
 Нет! Мне, видно, не придется
 С богом сим в размолвке жить,
 И покамест жизни нить
 Старой Паркой там прядется,
 Пусть владеет мною он!
 Веселиться – мой закон.
 Смерть откроет гроб ужасный,
 Потемнеют взоры ясны.
 И не стукнется Эрот
 У могильных уж ворот.   (А.П.)

 А вот пример двенадцатистишия
 Классическою упаковкой
 И кое-как, и со сноровкой
 Пресыщен творческий народ:
 Секстеты и октав вязанки
 Со звонкой рифменной огранкой
 Толпе творцов не лезут в рот,
 Верлибры с дольниками тоже
 Со смазкой новшества и без
 Наждачкою дерут по коже
 В строку вгоняемых словес;
 Задам-ка я себе урок:
 Сдружиться с дюжиною строк. (Ю.М.)
   
                                     7 
                        Грамматика

                                      Следует отлично разбираться в следующем:
 Склонения – их 6. 3 склонения и три исключения.
 Сочиненье – о сочиненье (2ск)
 Сочинение – о сочинении (искл. По 3му ск.)
    Таблица склонений
             Пустые клетки – отсутствие орфограммы.
      1     !      м.р. ж.р.  – А –Я !______
      2     !      м.р.  – (О)   с.р.  -  О – Е
      3     !      ж.р.   – Ь
             !        1е. ск. !   2е.ск. !  3е.ск. !    - ИЯ  ! - ИЕ   ! -ИЙ !  -МЯ  !
     Р п  !                          !          !      и    !       и     !           !         !   и
     Д.п.!           Е             !          !      и    !       И     !           !        !    и
     П.п. !          Е            !          Е     и    !       И     !    и     !  и    !    и

 Спряжения два и они очень важны, как и склонения, для правильности выражения мысли.
 Строить – строят, пилят гонят …

 Возвратность глагола: ться, тся, ся, сь. –
 очень важны для точности выражения мысли.
 Он строится (что делает – 3л), надо строиться (н.ф.)

                   Таблица спряжений
        1е.сп.                   !       2е.сп.                     !   разноспрягаемые   
       - ЕТЬ                      !     - ИТЬ                        !    хотеть, бежать…
       2 – ИТЬ                 !     - ИТЬ                        !   
    Остальные             !     7… - ЕТЬ ; 4… - АТЬ ! 
  2е.л.ед.ч.  – ЕШЬ    !  2е.л.ед.ч.  –ИШЬ- ИТ ! 2е.л.ед.ч. –ЕТ -ИТ
   3е.л. мн.ч.  –У –Ю  !   3е.л.мн.ч.   –А –Я                      
   3е.л.мн.ч.  –Я -У             ;
 
                           8                  
                   Стилистика   
 Он мчит на моторе во всю прыть. (он мчится на машине во всю прыть).
 Погнал по дороге на велике (кого погнал?) что такое «велик»?
 Двое новых ножниц. Две подруги. Два товарища. Двое товарищей. Четыре цветные обложки. Два новых карандаша. У тех и у других ворот –  примеры практической стилистики.
                                 Времена
 с ними сплошная путаница:
 Он шел по дороге (давно, недавно?), а теперь он где? Он идет по дороге (сейчас).
                                   Виды
 тоже неразбериха. Кладу (покладу), (ложил) положил
                                    Лицо
 нужно правильное его применение.
 Сосна, береза, ель растут в бору (растет). Бор – сосновый лес. Растут в роще (в лесу).
                                 Число
   Новая книга – (род, число, падеж) – согласование.
 Читаю книгу – (число) – управление.
 Быстро хожу – (примыкание).

                                Связи:
 согласование, управление, примыкание.
 Есть еще одна «мелочь»: некоторые «модернизаторы» начинают строку с маленькой буквы, вместо заглавной. В этом нет ни на пылинку шага вперед в развитии культуры, а есть только «яканье». И это не постулат, закрепленный Пушкиным (и до него так писали), а этическая, образная и смысловая норма данной формы.
 
                                                                 9                              
                                                            Сонет
       Сонет – это не только (четырнадцать строк) – это и особая лиро-философская конструкция.
 Всего четырнадцать строк, а они  вмещают две предпосылки, а в них характеристики героев, их портреты, лирическая зарисовка обстановки, времени, события; развертывается рассуждение героев, приводят к выводу и заканчивают разговор афоризмом суждения.
        Есть множество вариантов структуры сонета. Венки сонетов: посвящения, поэмы. Изучая сонеты авторов веков, хочу поделиться с читателем  некоторыми соображениями.
 Поэты создали и отшлифовали этот лексический бриллиант различных тематических направлений, форм и видов: классические, перевернутые, опрокинутые, усеченные, вывернутые раздвоенные, акросонеты, пяти, четырех, трех, двух и одностопные; ямбические, хореические и т.д.
 Сонетом можно выразить сжато, убедительно, веско любую мысль. Есть «черные», пестрые», «серые», «красные» и т.д. сонеты – по настроению.
 По форме сонет в стихосложении  занимает особое место. В какой бы модерн ни впадали авторы,  сонет, как вальс в музыке,  бессмертен.
 Рифмовка этого уникума хоть и общепринята, но свободно варьируется: можно связать рифмами  катрены – предпосылки, можно развязать их, поменяв рифмы – по тематической задаче сонета. И трехстишия – терцеты тоже можно «упаковать» по-разному: объединить самостоятельными рифмами, связать рифмами с катренами, этим уплотнив тематический монолит сонета.
 А-б-а-б-а-б-а-б-в-в-г-в-в-г      а-б-а-б-а-б-б-а-в-г-в-в-г-в

 А-б-а-б-в-б-в-б-г-е-г-е-г-г.      А-б-а-б-в-г-в-г-д-е-е-д-е-е  и т.д.
 Я попробовал исключить рифму, сохранив чередование окончаний (м) и (ж) – в «белом» сонете его структура  не распалась.

            Гадкий Утенок   
               белый сонет
 Узором  рифм увязаны в сонете
 И афоризмов острые клинки,
 И слитки драгоценных силлогизмов.
 А если нимфу рифмы удалить,
 Не превратится ль в Гадкого Утенка
 Сонета Лебедь в обществе чужом,
 Невеждами Курятника осмеян?
 Ведь благородство царственной семьи
 Лишь равному дано увидеть,
 Влюбленным в совершенство быть,
 Воспринимая с чуткостью поэта
 И формы блеск, и окрыленный дух,
 Как  То великий сказочник приметил,
 В Утенке Гадком Лебедя узнавший.

      Сонет – это силлогизм. В нем две предпосылки – мнения – два катрена. Затем суждение – первый терцет и начало второго. Потом «замок» – последние две строки или одна последняя.
 А по какому алгоритму буду рассуждать – моя воля (автора) – отсюда и форма сонета.
 Принято, что сонетом должно говорить о «высоком». Но многочисленные опыты авторов показали, что в этой форме можно говорить обо всем: даже такой «низкий» жанр как басня можно написать сонетом. Более того – форма сонета (по-моему) лучше любой другой годна для басни: два катрена – два мнения, терцеты – спор и суждение.  «Замок» – мораль.

                  Спор
              ( по сказке)
 Однажды Ветер с Солнцем в споре
 Доказывали: кто сильней!
 – Я! – Ветер взвыл, – Волную море
 И тучи делаю грозней!
 – Вон Путник, – Солнце предложило. –
 С него попробуй-ка снять плащ.
 И Ветер, в рвении горяч,
 Набросился со всею силой.
 Толкает, рвет все злей, все резче,
 А Путник кутается крепче
 На все усилия в ответ.
 Тут – Солнце с ласковым теплом:
 Разделся Путник – напекло:
 Сильнее ласки силы нет.

 Катрены и терцеты в сонетах можно рифмовать вариативно.
 Если катренами решается одна тема, лучше держать их на одной рифме. А если в темах есть легкое разногласие, то рифму можно частично изменить. При двух разных темах рифмы катренов лучше «развязать», сделав их разными.
 Два катрена на одной рифме:
 а-б-а-б-а-б-а-б; а-б-а-б-а-б-б-а; а-б-а-б-а-а-б-б;
 и наоборот. Можно «развязать» рифмами катрены:
 а-б-а-б в-г-в-г;
 можно полуувязать катрены:
 а-б-а-б-а-г-а-г и т.д.
 Терцеты тоже рифмуются вариативно:
 е-е-ж-е-е-ж; е-ж-е-е-ж-е
 и т.д. В своем опыте увязываю катрены с терцетами рифмой:
 а-б-б-в-а-г-г-в- е-е-в-е-е-в. И т.д.
 Способ рифмовки катренов мной взят у Д.Андреева из его «русской октавы». Мной испробованы различные способы рифмовки сонетов и октав, приведенных в данной работе.
 Изучая сонеты мастеров этого жанра, я удивился, что у А.Пушкина только три таких миниатюры. Что-то «не чисто». И меня давно настораживала «Онегинская» строфа. Но о ней написано много ученых изысканий. Однако, перечитывая статью о Шампольоне, я задумался: до него ученые считали, что расшифровать иероглифы невозможно. А он расшифровал. И я принялся кропотливо анализировать «Онегина».
 Так думал молодой повеса,        а
 Летя в пыли на почтовых,          б
 Всевышней волею Зевеса           а   
 Наследник всех своих родных   б.
 Друзья Людмилы и Руслана!     в
 С героем моего романа               в
 Без предисловий, сей же час      г
 Позвольте познакомить вас:       г
 Онегин, добрый мой приятель,  д
 Родился на брегах Невы,             е
 Где, может быть, родились вы    е
 Или блистали, мой читатель;      д
 Там некогда гулял и я:                 ж
 Но вреден север для меня.           ж

 Пользуясь тем, что рифмовку в сонете легко и без ущерба для сонета можно комбинировать, А.Пушкин так и поступил, да еще убрал традиционные просветы между катренами и терцетами и получил «Онегинскую» строфу. Это – форма, рифмовка сонета; четырнадцать строк – опять сонет; силлогизм содержания – сонет.
 Мы привыкли анализировать «Онегинскую» строфу так: первый катрен зарифмован перекрестно, второй – две смежных, третий – опоясывающе-смежно. А по рифмам получается, что  третьего катрена нет – есть два терцета: дее и джж.
 Рассмотрим первый катрен: первая предпосылка-тезис сообщает о герое: кто он таков по родословной и о его поведении наедине с собой. Вторая предпосылка обращена к читателю в отношении героя и прежнего творчества автора. Потом идет сообщение-суждение, представление нам героя. К первому терцету добавлена строка второго: в них автор не только знакомит нас с героем, но и представляет друг другу, сближает: «друзья», «приятель»
 Первая строка первого терцета рифмуется с первой строкой второго – это уже не катрен – едд,  ежж. Заканчивается строфа ярко выраженным «замком» сонета:

 Там некогда гулял и я:
 Но вреден север для меня.
 Автор присоединяется к создаваемому им приятельскому кругу героя, читателя и себя.
 Можно разбирать весь роман, кропотливо, придирчиво, и чем глубже вникаю в содержание и музыку строф, тем увереннее понимаю, что читаю сонеты. А.Пушкин гениально «обманул» и современников, и потомков, и всех литературоведов, написав роман сонетами, а назвал свой сонет Онегинской строфой. И не только в форме дело. Вот  несколько схем рифмовки сонетов:
 Абаб – абаб – ввс –ддс
 Абба – бааб – вгв – гдд
 Абаб – абба – гвв – дгд
 И т.д. А у А.Пушкина – абаб – ввгг – дее – джж.
        А применение в терцетах «катренных» рифм создает связь терцетов с катренами.  Аббв-аггв-ддв-еев.

 Приведу пример с Андреевской рифмовкой, но без дактилических рифм:
 А вот она! – под мысли током            а
 Любуюсь формой естества:                б
 В ней нет изяществ божества,            б
 Она естественна – земная;                  в
 Ее рисую слов потоком:                      а
 Во всем строга, но с ней тепло,          г
 Поцеловать бы повезло…                   г
 Но и без ласки – как родная:              в
 Взгляд излучает теплоту,                    д
 И вся она собой в цвету,                     д
 Но ей на свете одиноко.                      а
 А вот: заметила меня,                          е
 Но не прибавилось огня –                   е
 Мы сдержанны, как на уроке.             а
                 -------------
 Свершилось Господа знамение:      
 Снят мавзолей – и Кремль плавно   
 Обходит царственная Навна –         
 Славян Соборная Душа.                   в
 Новоэлитные творения –                  
 Плоды «Интернационала»               
 Россия отдала в скандалах               
 Народам, их «тузов» лиша.               в
 А партии – как злые своры –            
 На суд Всемирным приговором,      
 А не ипатьевски решать.                   в
 Перед  ООН, при Навны свете       
 Сполна преступники ответят            
 За все, на истину дыша. –                  в   (Ю.М.)
 Душа-лиша-решать-дыша – рифма объединяет весь сонет.

       «Зимнее утро» написано урезанными сонетами: (терцетами).
 Мороз и солнце; день чудесный!
 Еще ты дремлешь, друг прелестный -
 Пора, красавица, проснись:

 Открой сомкнуты негой взоры
 Навстречу северной Авроры,
 Звездою севера явись!

        А сложную форму сонета поэты объединяют в еще более сложную и утонченную – в «венок сонетов», где каждый сонет – панегирик  или дифирамб кому-либо или чему-либо.

       Углубляю эту форму, связывая сонеты общей философской темой – стержнем содержания – сюжетом. Получается поэма в венке сонетов. Полагаю, что работа по усовершенствованию сонета бесконечна. Но этот анализ, надеюсь, поможет нам не заученно смотреть на то – что якобы  известно давным-давно, а со-творчески.

               Сонет
 Обработан веков толпою,
 Перевернут, раскрашен, куц…
 И «Онегин» рожден тобою,
 Не с того ли и стал ты рус.
 Ты – философ своей судьбою,
 И несешь двух суждений груз,
 И оттенков хранишь игру,
 И пружинист своей стопою.
 Словно вальс ты: и быстр, и плавен
 И всегда силлогизму равен.
 А секрет – что в тебе замолк,
 Неожиданностью прекрасен:
 Ты – оправа отличных басен,
 Где моралью к ним – твой «замок». (Ю.М.)

 Есть у меня в сборнике «Високосие» уже и примеры венков белых сонетов:

         Ошибки (магистральный сонет)
 Муж:
 Ошиблись, милая, астрологи,
 Год обвиняя високосный
 В скачках земной гипертонии –
 Людьми придуман календарь.
 Жена:
 Ну да; а землю високосия
 И катаклизмами мордуют,
 И нас замучивают хворью,
 От Слова Господа вдали.
 Муж:
 По-кумовски ведь к богу лезешь.
 Жена:
 Но не крою весь мир по-своему,
 Как ты – Творцу наперекор.
 Муж:
 Придумал в самооправдание
 Наш брат как Черномор Природы
 Творца и високосий зло.


                             10                  
               Образность
   Слово и образ или рождение образа
 1 рифма – подруга образа.
 2 все виды тропов – помощники
 3 игривые стыки понятий
 4 примеры: – Подчеркнуты примеры для устного анализа.
 А. П.
 Бывало, он еще в постеле:
 К нему записочки несут.
            ………….
 Увы, на разные забавы
 Я много жизни погубил!
 Но если б не страдали нравы,
 Я балы б до сих пор любил.
              ………….
 Татьяна верила преданьям
 Простонародной старины. 
             …………..
 С.Е.
 О Русь, взмахни крылами,
 Поставь иную крепь!
 С иными именами
 Встает иная степь.
              …………
 Закружилась листва золотая
 В розоватой воде на пруду,
 Словно бабочек легкая стая
 С замираньем летит на звезду.
                  ……………
 Годы молодые с забубенной славой,
 Отравил я сам вас горькою отравой.
               …………..
 Руки милой – пара лебедей –
 В золоте волос моих ныряют.
                 …………..
 А.З.
 У нас в цеху не говорят вполголоса
 Веселые товарищи-станки.
 У нас в цеху равно пустому колосу
 Бесцельное движение руки.
 …………………………….
 Когда меня однажды врач бывалый
 От смерти не сумеет уберечь,
 Хотел бы я чернорабочей шпалой
 Под рельсами натруженными лечь.
 ………………………………..
 Устала ты, родимая, и вот,
 Передник сняв, повязанный с рассвета,
 На лавку села,
                         и который год
 Тревожно смотришь на меня с портрета.
 …………………………………..
 Таким тебя видеть мне грустно и больно,
 Тебе нездоровится, небо, сегодня?
 ……………………………..
 Укрыта осенью в росу,
 Зимой у снега в оккупации,
 Стоит в проветренном лесу
 Забытой женщиною станция.
 ………………………………
 Завидя, как настойчиво с рассвета
 Взялась за дело оттепель сама,
 Ушли метели к полюсу на лето,
 Морозы – вслед, но не ушла зима.

 И спрятавшись под шапкой-невидимкой,
 По январю немея от тоски,
 То с глаз слетит оттаявшей снежинкой,
 То осторожно сядет на виски.
 О.К.
 Зачем я, прошлое листая,
 Разбередила клекот слов?
 Мне не дает покоя стая
 Неоперившихся стихов.

 Стихи рождаются, как дети –
 Из потуг и душевных мук,
 Когда, забыв про все на свете,
 Ты ждешь новорожденный звук.

 Тихо сыплется с небес
 Солнца позолота.

 Л.Юс.
 Мне о тебе несложно говорить:
 Мы так срослись с тобою воедино,
 Что нас уже нельзя разъединить –
 Как ни старайся – на две половины.

 В.Рж.
 Любовь, как цепь, и на разрыв сильна,
 Пока она, как цепь, напряжена.
 Я не бездельник.
 Но без денег.
 Не ем, не пью на серебре.
 Но всем эпохам – современник
 И всем народам – соплеменник
 С негромкой думой о добре.

 Иду, в афиши носом тычась:
 Везде – любовь…
 А ведь она,
 Быть может,
 На десятки тысяч,
 Как и талант,
 Всего одна.

 П.Мор.
 Стихи, что с детства мне знакомы,
 Читаю вроде в первый раз.
 Их глубиною покорен я.
 Видать, пришел их звездный час.
 
                                                          Особенности языка

Творческий почерк и творческая грамотность
Творческим почерком принято считать образный строй автора, художественные его приемы,  стилистику, сюжетное разрешение темы, речевой колорит – язык. Но многие путают творческий почерк автора с  речевой грамотностью: правильным применением слов, их ударений, вставлением жаргонизмов в авторскую речь. Жаргонизмы хороши в речи героев – для характеристики их социального и нравственного уровня через их речь. Автор же применением в своей речи жаргонизмов, желая сойти за «своего парня»,  принижает себя.

Консерватизм и новаторство
В любом творчестве все со временем усовершенствуется: язык и форма изложения мысли, согласно времени, настроению автора и теме. Но в любой форме должна соблюдаться творческая симметрия – музыка, а не диссонанс – какофония. Классиками форма продумана основательно – каждая буква, каждый знак. Новое – для улучшения формы придумать трудно, а «новшество», разрушающее форму – придумать легко.
Не наши ли курьезы неумения читать по правилам пунктуации:
«Довольно. Стыдно мне
Пред гордою полячкой унижаться». Читаемое некоторыми – «Довольно стыдно мне Пред гордою полячкой унижаться», - надоумили Маяковского на создание «лесенки».  А нынче некоторые «доизобретались» до упразднения любых правил грамматики – без них – проще и – «загадочнее». Не каждому языку подходит любая форма изложения мысли. Для французского – верлибр хорош. А для русского -  применение других – пять классических размеров: в них и удаль, и разговорность, и раздумье, и лирика, и задушевность.   

Законы разговорного языка и творческого
Недоразумение нашего времени в том, что Россия была частично грамотной, частично образованной и частично воспитанной страной – высшее дворянство, а Революция сделала нас поголовно «грамотными» - умеющими читать, зато – поголовно необразованными и невоспитанными. Ориентир грамотности и образованности – сюжет «Честь имею» В. Пикуля. У разговорного языка законы одни, а у письменного – другие. Разговорный язык стремится к краткости – ленив язык во рту. А письменный – культура российского народа. Если можно шутя сказать: «Мой твой понимает», то письменно надо сказать: «Тебя понимаю».

«учащиеся – ученики»…
В школах учатся ученики, в училищах – учащиеся, в институтах – студенты, в академиях – слушатели. А если называем  учеников в школах – учащимися, - показываем этим свою речевую неграмотность. Ученик – еще и  высокое понятие: ученик такого-то профессора, ученого, изобретателя, часто – последователь.

Русский и россиянин
Житель Германии – кто? - немец.  Англии – англичанин,  Франции – француз и т.д. –  А житель России почему – не кто? а - какой? – русский. Почему не имя существительное, а имя прилагательное? Говорим: русский, русская, русские – и не задумываемся, что мы – россы, россияне – кто?, а не какие?

Именительный и винительный падежи.
миры огня сжигают тьмы оковы (кто кого сжигает? В построении предложения иногда форма именительного и винительного падежей совпадает – (подлежащее и дополнение) и непонятно грамматически: кото на кого действует: «динамит рвет гранит» - вместо «динамитом рвут гранит».

        Образность – это персональное видение автором предмета, события, состояния, а помогают этому многие способы; видение это должно быть естественным, как бы необычно оно ни было:
 Изба-старуха челюстью порога
 Жует пахучий мякиш темноты. –
 так смог увидеть Есенин старую избушку поздним вечером.  На помощь идут эпитеты, метафоры, сравнения… – весь набор троп.
        Неожиданные сочетания слов – из опыта Есенина. «Черное время», «горячий снег»…а главный помощник – внимательное чтение художественной литературы. Рифма чем неожиданнее, тем ярче. Разные части речи: подкидыш – выдашь. Обнеси – Руси. Вполголоса – да голости (неологизм). Неожиданнось (новизна) рифмы – троп.
          Тауэра – уицраора.  Чистилищ – в пути лишь.

       Соответствие рифмы, образа и сюжета  воплощению мысли, замысла (единство формы и содержания).
     Чем короче строка (меньше стопность), тем убыстреннее  (игривее) темп (мелодия) стиха (строки):
                         Велги белый скоморох,
                         Горстка пепла,
                         Рыщет, ищет вдоль дорог
                         Души – дупла.   (Д.А.)
    Еще об образности: кинжал притупился – прямой смысл. Кинжал острот притупился – метафора (образ).
                                             Сюжет    
     Зачин, развитие, кульминация, концовка.
        1 Замысел и его раскрытие (воплощение в стихотворные строки).
       В творчестве не следует опираться на примеры слабых авторов и даже на слабые строки у сильных авторов, мол, и мне можно. Даже самолюбие подталкивает делать лучше, учится у лучших и на лучших примерах.
       Сюжет – это содержание  рассказа о чем-то; а рассказ должен быть интересен; привлечь читателя с первой строки, даже со слова.          
       Считается, что у И.Тургенева проза простосюжетна (бесхитростно). Но вспомним «простенькую» «Асю». Она начинается с «вывернутой» середины. Говорится о многом неясном – о нем хочется узнать. «Рябинушка» – лирический рассказ, «огней так много золотых» – то же, «если вы не бывали в Свердловске» – то же, «Катюша» – то же. «Орион», «Послание в Сибирь», «Делибаш», «Кинжал» – каждое стихотворение – это взволнованное повествование о каком-то случае в его развитии. Любая эпиграмма остросюжетна, иначе она не интересна. Сюжет не должен быть размазан зачином и объяснениями.
 Вечер черные брови насопил. – вводит нас поэт в грозно-болезненное состояние вечера. «насопить» – не каждый современный словарь объясняет это слово – болезненно нахмуриться.
 Чьи-то кони храпят у двора. – сообщается нетерпеливое ожидание движения.
 Не вчера ли я молодость пропил? – вот причина тревоги.
 Разлюбил ли тебя не вчера? – уже личная трагедия.

      Композиция сюжета
 В сюжете важен «зачин» – с чего начать? А начать можно с чего угодно: с начала, с середины, с конца. Развиваться сюжет  должен своеобразно: по порядку, с отступлениями, с перескоками в действиях – как автору удобнее для полноты раскрытия сюжета, а читателю интереснее. Иногда берется рефреном абзац, фраза, слово и по необходимости вставляется в основной текст – это позволяет без особых словесных длиннот напомнить читателю о нужной мысли. В песне эту роль выполняет припев. В литературе западных писателей этот прием применен сдержанно, в меру, а в наших сериалах выведен за рамки приличия (дерганье) – раздражает, а не напрягает. В каждом рассказе имеется кульминация – момент наивысшего психического напряжения – до этого момента автор слегка «не договаривает» (интригует), а потом внезапная, неожиданная развязка, обоснованная сюжетом. Завершает рассказ «концовка». Она иногда умещается в одном слове, чаще – в строке, еще чаще – в абзаце. В «Метели» мы до конца в некотором неведении. А после фразы «…так это были вы!», прояснившем сразу четыре момента:  дополнено недостающее повествование; наказан повеса; муж с женой обрели друг друга; показана высота нравственности  героев и времени: обручены, значит, навек. А читатель в некотором недоумении: «как сам не догадался?!» – это и есть мастерство автора.         
 Есть еще одно образное определение: в стихотворении, подобно зажженной с другого конца спичке – неожиданная лексическая вспышка должна быть в конце. А есть еще один закон композиции:  у мастеров кисти он наблюдается в «полете» ее по кругу, развивая сюжет и «приходит она к финишу-старту, т.е., к началу. «окольцовывая» содержание в единое.
 «Дела давно минувших дней,
 Преданья старины глубокой». (А.П.)
               ………..
 «Мы все в эти годы любили, (С.Е.)
 Но мало любили нас».
                 -----
 «Мы все в эти годы любили,
 Но, значит,
 Любили и нас». 
 Еще штришок о способе показа героя, применяемый мастерами даже в миниатюрах. (Делибаш) А. Пушкина. Сначала знакомимся с героем через молву, потом через его близких, а потом лично – более полное раскрытие его внешности и характера. (Дубровский).
 Любое творчество – это открытие, изобретение, находка, а не повторение известного. Можно и старую тему осветить по-новому. Каждое произведение должно стать событием в художественном мире, иначе, зачем оно?  Если что-то художественно и грамотно показано мною так, как это только мне видно – значит оно интересно не только мне и моим близким, но многим со-чувствующим, со-мыслящим, со-переживающим. Значит, оно – маленькое художественное событие, а, может быть, и большое.
 «Я спросил сегодня у менялы»
 Есенин повторяет три раза, слегка варьируя вопрос, и в каждом повторе очередная лирическая тонкость.  Ответ менялы звучит резче вопросов.
 «И ответил мне меняла кратко».
 Автор говорит «кратко», а ответ занимает тоже три строфы. Проанализируем текст. (  ).
 Вроде чистая лирика, а в ней четкие экономические взаимоотношения:
 «дает за полтумана по рублю –
 денежная единица указана и ее отношение к рублю. т.е. страна (Персия) экономически вдвое выше нас. А всего-то одна невинная строка!
 Не злодей я и не грабил лесом,
 Не расстреливал несчастных по темницам, –
 мимоходом говорит поэт о себе, а на сомом деле, (ипатьевский подвал) – обвинение красному террору. Мимоходом, лирически. Уметь надо  – так «оговориться».
         В стихотворении о Шаганэ «обыграны строки первой строфы – своеобразная композиция, дающая окольцовку содержанию.
          Ты сказала, что Саади
 Стихотворение обращено к той же Шаганэ, а в жизни это девочка, дочь его друга. Да и сама Персия в стихах – вымысел автора.
          Никогда я не был на Босфоре
                           ……….
          Не ходил в Багдад я с караваном,
          Не возил я шелк туда и хну.
 Опять лирическая подача экономики, средств сообщения, слова о своей значимости в России и – лирика.
          Что в далеком имени Россия
          Я известный, признанный поэт.
                       ……………
          Свет вечерний шафранного края
 Автор сравнивает через чувства к девушке значимость двух культур, раскрывая особенности  персидской.
          Спой мне песню, моя дорогая,
          Ту, которую пел Хаям.
 Автор говорит так, словно далекий для нас Хайям недавно пел современной Шагане свои песни (стихи).
       Поиронизировав над восточным, диким для нас, обычаем носить женщинам чадру, автор заявляет, что современная поэзия лучше прошлой.
        Я спою тебе сам, дорогая,
        То, что сроду не пел Хаям…

 Анализ сюжета, композиции и образной системы.
         Журавли
 Мне кажется порою, что солдаты,
 С кровавых не пришедшие полей,
 Не в землю нашу полегли когда-то,
 А превратились в белых журавлей.

 Они до сей поры с времен тех дальних
 Летят и подают нам голоса,
 Не потому ль так часто и печально?
 Мы замолкаем, глядя в небеса.

 Летит, летит по небу клин усталый,
 Летит к закату на исходе дня,
 И в том строю есть промежуток малый,
 Быть может, это место для меня.

 Настанет день и с журавлиной стаей
 Я поплыву в такой же сизой мгле,
 Из-под небес по-птичьи окликая
 Всех тех, кого оставил на земле.

                 По Ангаре
 Чуть охрипший гудок парохода
 Уплывает в таежную тьму;
 Две девчонки танцуют, танцуют на палубе;
 Звезды с неба летят за корму.

 А река бежит, зовет куда-то;
 Плывут сибирские девчата
 Навстречу утренней заре
 По Ангаре.

 Будут новые плыть пароходы,
 Будут годы друг друга сменять,
 Но всегда две девчонки на палубе
 Под баян будут вальс танцевать.

 На примере этих текстов можно проследить развитие и образа, и сюжета: сначала лирическому герою только «кажется». Потом это «кажется» вырастает в «догадку» о причине нашей задумчивости о небе. «Догадка» перерастает в сокровенное «предположение». «Предположение» развивается в «сопричастность» к происходящему. А из «сопричастности» вырастает уверенность в своем «участии» в лирическо-философском круговороте жизни. И это рассказано естественно, ненавязчиво и потому предельно убедительно. Восклицаем в душе: «Почему сами этого не сказали?!»

 Совершенно другой поворот в песне «По Ангаре»
 «Чуть охрипший гудок парохода» – дает несколько понятий: и усталость трудяги-парохода, и множество пристаней,  которые он приветствует, и (для нас) время – что еще нет теплоходов.
 «Уплывает в таежную тьму» – этническое состояние окружа ющей природы. И тут же глухомани противопоставляются «девчонки», едущие ее (глухомань) будить. И они ее так «будят», что «звезды с неба летят за корму». Сюжет развивает картину будущего: время будет меняться, а девчонки на палубе «под баян будут вальс танцевать. – жизнеутверждения не остановить. Слова простые, ниоткуда не выисканные – а творение непреходяще живо.

                               11                         
                         Жанры
                          1 стихи   
 их преимущество перед прозой – лаконизм в раскрытии одной небольшой темы. Не следует путать тему с деталями сюжета, а деталями  не следует перенасыщать текст.
       Само слово «стихотворение» содержит свою суть: стиховое, стихосложное – созданное при помощи стихов. А что такое стихи, уже знаем. Творение – творчество (поиск, открытие, находка), о чем бы оно ни было по всем законам применения троп. Личные чувства, переживания, испытания, боли, радости, поднятые на высоту образности, общечеловеческого понимания.

 Гладь ты косы ейные –
 Это дело ваше, семейное. –
 Остро сыронизировал Маяковский, подчеркнув разговорным «ейные» личностность происходящего. Любую будничную деталь можно поднять на высоту образности и художественной ценности.  У многих авторов стихотворения (стихи, но никак не «стих» – одна строка) – разрастаются в рассказы, баллады, но без соответствующих форм и содержания. Получаются длинноты.
                                         2 басня
 высмеивает недостатки, пороки и чем короче, тем лучше, не злоупотребляя деталями. Автором подбираются персонажи и действия, характерные для изображения людей в подобной обстановке.
 Конечно же, стрекоза не беззаботно летает (резвится) – она охотится. Но кажется, что она резвится – это и взято во внимание для образа. А муравей в вечной работе – это и так видно.
 Но даже у великого Крылова много басен, перенасыщенных деталями быта, разговорами – мы к ним привыкли и не замечаем этого. Басня – это несколько увеличенная эпиграмма, но с законами своего жанра: простоватость, приглуповатость, иносказательность, мораль – ее можно поместить в начале, в конце и т.д.

                          3 Панегирик, дифирамб
 высветление положительных черт кого-либо. По заслугам или из лести (выгоды) и т.д. применяется в поздравлениях, посвящениях личного и общественного характера. Требует отточенности формы и юмора.

                                           4 ода 
 торжественная речь в честь события. Призыв. Гимн.
 Беги, сокройся от очей,
 Цитеры слабая царица!  (А.П.)
 Применяется возвышенный словесный стиль (словарь) «сокройся» вместо скройся; «от очей» вместо от глаз (с глаз).

                                       5 баллада
 эмоциональный рассказ о ком-либо, о чем-либо. (Песнь о Вещем Олеге). «Гусар» – «Скребницей чистил он коня».
                                      6 рассказ (в стихах)
 повествование о ком-либо, о чем-либо, без личных комментариев.

 Несколько слов о крупных полотнах 
 
                                Поэма
 1 Гаврилиада
 1 посвящение, 2 портрет Марии. 3 святое семейство. 4 внимание бога. 5 сон Марии.
 6 пробуждение. 7 странности любви. 8 влюбленный бог. 9 сатана. 10 Мария с бесом.
 11 понравился. 12 разговор. 13 соблазн. 14 о Еве и Адаме. 15 супружеское счастье.
 16 раздумье Марии. 17 автор (прости). 18 о себе. 19 Гавриил, бес, Мария. 20 Мария – зритель.
 21 посол. 22 о женщинах. 23 посланник и бог. 24 Мария и бог. 25 удивление Марии.
 26  порядочность бога. Дань классицизму.

 2 Черный человек
 1 состояние (к другу. 2 поведение. 3 Черн.ч. 4 речь Ч.ч о человеке. 5 о стране. 6 о чел. Состояние. 7 о морали чел. 8 быть простым. 9 возражение. 10 изумление Ч.ч. 11 автор другу.
 12 природа и я. 13 действие на природе. 14 Ч.ч. речь. 15 вариант. 16 о поэтах. 17 о себе (со стороны). 18 о себе (в развитии). 19 расправа. 20 развязка – эпилог.
                                            поэма 
          Поэма-сказка «Руслан и Людмила» многопланова. Герои показываются в развитии событий и характеров. «Мцыри», «Медный всадник», «Полтава», «Песня про купца Калашникова. Наш век изобилует поэмами и поэмами-сказками. В поэме герои показываются всесторонне, как правило, в критических ситуациях. Пишутся поэмы любыми размерами и строфами. Любимая строфа Твардовского «За далью даль», «Василий Теркин» – четверостишие (катрен). У Пушкина «Кав-казский пленник» и другие – свободная строфа, т.е., строфа-абзац. «Цыганы» – это поэма-пьеса. А «Домик в Коломне» оформлен в классическую октаву. Пушкин не «стесняет» себя жесткими рамками строфики. Но до «катрена» не снисходит.
 «Анна Снегина» начата , как «Онегин» – «изнутри» – разговор возницы с героем–рассказчиком. «Черный человек» построен иначе: в этой поэме мистико-авантюрное построение.
 Венки сонетов пишутся обычно «стансово»: в каждом сонете микротема. Предлагаю несколько усовершенствованную форму: каждый сонет – глава, получается поэма, построенная особым способом: сюжет развивается по ходу развития «венка» – интереснее, содержательнее и продуктивнее. «В нескольких словах целая поэма»! – воскликнул Лермонтов, прочитав надгробную надпись Грибоедову, сделанную его женой.
                                   повесть
 (в стихах) – почти то же, что поэма, но без высокого пафоса.  «Петербургская повесть» – сказал А.Пушкин о поэме «Медный всадник». Структура повести – это развернутый рассказ. Увеличено число героев, протяженность действия и многогранность показа героев. Первые русские повести «Дубровский», «Повести Белкина». В отличие от романа – в центре главный герой. Форму повествования автор выбирает любую, по вкусу. Самой короткой повестью в мире считается «Повесть о ежах».
 «Пара Ежей жила в норе. В холодное время прижимались друг к другу. Если очень близко – кололи; слишком далеко – холодно. Они нашли расстояние без уколов, но с сохранением тепла. Назвали это Вежливостью».
                                            роман 
 широкое полотно со множеством героев и событий, тематически связанных. Жанр русского романа тоже создан Пушкиным. «Роман в письмах», роман в стихах. В романе жизнь нескольких героев разворачивается параллельно, как бы не в общей связи. В романе связь временная, эпохальная, событийная. Рамки романа позволяют автору раскрыть все стороны жизни героев.
                                             эпос.
 (история)  – развитие событий, характеров, судеб на полотне времени.  «Повести временных лет» и «Слово о полку Игореве» – первые русские эпохальные произведения.
 
                                         былины 
 сгущают народную мудрость и внутреннюю, духовную силу в герое-богатыре. А все инородное, враждебное – нечисть. Былина не только восхваляет героев, но и подсмеивается над ними – они не лишены человеческих слабостей: «Святогор и Микула Селянинович» – о мешочке с тяготением Земли.
                                        легенды
 В них отражена ближайшая по времени мудрость народа. Легендарные герои Гражданской войны. Они не вымысел. А подвиги их в легендах о них часто преувеличены – невольная перекличка с былинами.
                                          мифы
 В них хранятся знания далеких веков, эпох и времен. Со времен Лемурии через Атлантиду и до наших дней. На них еще гуще глянец времени.   
                                         сказки
 По словам Леонардо да Винчи, ничего нельзя выдумать совершенно нового – обязательно получится комбинация фантазии и существовавшего.
        В любой сказке отражена быль или желание случиться мечтаемому, поэтому сказок в полном значении этого слова не существует – «копнем» и найдена основа «вымысла». Обо всем этом замечательно сказано Н.К.Рерихом в «Семи великих тайнах космоса».
                           о познании мира и вещей.
        Знаем и познаем окружающее только теми органами восприятия, которые в нас развило время. «Вульгарно материалистически» – увидел, пощупал, понюхал. А Вселенная значительно разнообразнее и тоньше. И вся она материальна: ведь и мысли, и чувства материальны – иначе бы не было телепатии и гипноза. 
                     12          
                Анализ
              И.С.Никитин
 В небе синем плывут над полями
 Облака с золотыми краями:
 Чуть заметен над лесом туман,
 Теплый вечер прозрачно-румян.

 Отрывок написан 3х стопным анапестом, со смежной рифмой, женской и мужской: женская – ударный слог предпоследний: полями-краями, мужской – ударный слог последний: туман-румян.
 В отрывке использованы художественные приемы (тропы):
 «в синем небе» – устоявшийся эпитет, говорящий о чистоте неба.
 «плывут облака» – устоявшаяся метафора, говорящая о ветреной погоде.
 «с золотыми краями» – эпитет-метафора, говорящая об освещении облаков солнцем.
 Чуть заметен над лесом туман» – деталь тонкой зарисовки пейзажа и состояния погоды.
 «теплый вечер» – эпитет, передающий состояние времени суток.
 «прозрачно румян» – эпитет-метафора, тонко передающая окраску зари.
                  А.К.Толстой
        Клонит к лени полдень жгучий,
        Замер в листьях каждый звук,
        В розе пышной и пахучей
        Нежась, спит блестящий жук,
        А из камней вытекая,
        Однозвучен и гремуч,
        Говорит, не умолкая,
        И поет нагорный ключ.
 Стихотворение написано 4хстопным хореем, Срифмована строфа следующим образом: первые четыре строки
 Рифма перекрестная: 1-3: жгучий – пахучий, 2-4: звук – жук. Второе четверостишие срифмовано так же: 5-7: вытекая-умолкая, 6-8: гремуч-ключ. Но это не октава – в октаве иная рифмовка. Рифмы в стихотворении чередуются: женская – предпоследний слог ударный и мужская – последний слог ударный.
 В стихотворении применены следующие художественные приемы (тропы):
 «клонит к лени» – метафора, говорящая о расположении к отдыху, к расслабленности. «пол день жаркий» – эпитет, сообщающий о зное дня.
 «замер звук» – метафора, говорящая о полной тишине.
 «в розе пышной» – эпитет, говорящий о форме розы, о ее красоте.
 «в розе пахучей» – эпитет, говорящий об аромате розы.
 «нежась, спит» – деталь, передающая состояние жука.
 «блестящий жук» – эпитет, говорящий о внешности жука. «однозвучен и гремуч» – эпитеты, сообщающие о звуке вытекающего ключа
 – звук не меняется, громкий; «говорит, не умолкая» – метафора и эпитет, дополняющие характеристику ключа и придающие ему качества человека.
 «и поет нагорный ключ» – метафора и эпитет развивают характеристику поведения ключа, полнее сравнивая его с человеком-горцем.
 Стихотворение передает состояние знойного летнего дня, когда все клонится ко сну или спит, но в это же время жив и бодр ключ. Он не просто жив, а гремит и поет о своем состоянии. Сам дарит жизнь окружающему.
               
                                        С.А.Есенин
                        Темна ноченька, не спится,
                        Выйду к речке на лужок.
                        Распоясала зарница
                        В пенных струях поясок.
 Отрывок написан 4х стопным хореем. Строки соединены перекрестной рифмовкой. 1-3строки: не спится-зарница – женская рифма, ударение на предпоследнем слоге. 2-4 строки: лужок –поясок, мужская рифма – ударение на последнем слоге.
 В отрывке наблюдаются художественные приемы – тропы:
 «темна ноченька» – эпитет в сочетании с «ноченькой» вместо «ночи» говорит о состоянии ночи и души автора.
 «не спится» – деталь передает состояние автора. Непокой побуждает к действию – общению с природой» выйду к речке на лужок»
 «распоясала зарница поясок» – олицетворение природы – метафора передает действие раздевания для купания.
 «в пенных струях» – эпитет говорит о состоянии воды.
 В отрывке говорится о беспокойной душе, которая отдыхает в общении с природой. А природа очеловечена автором.

                               Д.Л.Андреев
 Милый друг мой, не жалей о старом,
       Ведь в тысячелетней глубине
 Зрело то, что грозовым пожаром
       В эти дни проходит по стране.
 Отрывок написан 5ти стопным хореем. Строки срифмованы перекрестно. 1-3: старом - пожаром – женская  рифма,  ударение на предпоследнем слоге. 2-4: глубине-стране – мужская рифма, ударение на последнем слоге.
 В отрывке следующие художественные приемы – тропы:
 «милый друг мой» – эпитет обозначает родственную близость автора к читателю.
 «в тысячелетней глубине» – гиперболическая метафора, определяющая закономерное долговременное развитие событий.
 «зрело то» – метафора указывает на длительную подготавливаемость событий.
 «грозовым пожаром» – эпитет и метафора, говорящие о свершающемся в настоящее время.
 «проходит по стране» – метафора говорит, что нечто идет закономерно, грозно, не спеша, в масштабах страны.
 Отрывок сообщает о том, что автор по-приятельски советует читателю быть дальновидным, мудрым и спокойным под ударами грозных событий наших дней, потому что все закономерно.
            Е.Стюарт
 Налетела гроза весною –
 Прошумела над звонкой сосною.
             
 Ветры долго сосну кренили,
 От земли оторвали корни
 И конечно бы уронили,
 Но была она их упорней.   (:)

 Слезы ей подступали к горлу,
 Но, предсмертным томленьем маясь,
 Ветви к соснам другим простерла
 И держалась, почти прямая.   (;)

 Меж друзей умирала стоя,
 Неприметно чужому взгляду…
 Может быть, это так и стоит,
 Может быть, это так и надо.   (!)

 Только дятел – лесная птица –
 Знал, что в мертвое сердце стучится.

 Стихотворение написано трехстопным анапестом, с женскими рифмами. Две первые и две последние строки дают художественно-зримый орнамент закругленности стихотворения; симметрично удален один слог (доля) из первой и пятнадцатой строки, создавая  экспрессивную музыкальность строк. В стихотворении через образ погибшей сосны показана судьба стойкой женщины, опершейся на помощь друзей в борьбе с ветрами жизни. Даже дятел не выдал ветрам того, что она мертва.
 1. долго ветры …кренили – образ борьбы со стихией.
 2. но она их (ветров) упорней – образ силы противодействия.
 3. слезы подступали к горлу – олицетворения  мук.
 4. в предсмертном томленье маясь – все это – ряд образов – олицетворений – метафоры.
 5. второй катрен – сплошной метафорический образ.
 6. может  так и стоит, так и надо – гимн борьбе за достоинство. 
 7. а вот слабые стороны:  начнем со знаков препинания – они полноценная часть нашей грамматики.
 8. звонкой сосною – говорится о здоровой, молодой сосне.
 Весенняя гроза прошумела над звонкой сосною, не причинив ей вреда, сообщает вступление. Спрашивается: зачем оно, если дальше следует гибель сосны не от грозы, а от частых ветров?
 9. ветры долго сосну кренили. Надо почти уронить, чтобы оторвать корни, а она почти прямая – алогизм в создании образа.
 10. дятел – лесная птица. Дятел иным и не бывает. А здесь имеется в виду, что дятел – лесной врач. Доктор-птица. Это здесь главное – опять алогизм.
 11. но была она их упорней. Она – ударение смещено, поэтому «их» стоит под ударением, а не «она», как должно быть по смыслу.
 12. в стихотворении в двух местах отсутствуют обособления может быть, огрехи издательства.
 13. замечательное стихотворение замечательной сибирской поэтессы почему-то автором не отшлифовано.

          Л.Юсупова
        «Эхо жизни» - (название книги).
 Счастье мне с высоты не упало
 Полосой золотого дождя.            (-)
 Я сама свое счастье ковала,
 «Эхо жизни» на рифмы кладя.   (;)

 Да и Бог от недоброй юдоли
 На опасном пути уберег
 И своею высокою волей
 До вершины подняться помог.   (:)

 Знают песни мои на Алтае,
 Их в Уфе и Казани поют.            (-)
 Видно, волжские ветры, играя,
 Их, как парусник легкий несут.
 Волга, Волга…Родными мне стали
 Дали светлых твоих берегов.     (-)
 Это воды твои напитали
 Звонкой силою строки стихов.   (;)

 «Эхо жизни» - в звенящем названье
 Плеск волны и души перезвон.   (;)
 Эта книга – мое завещанье
 Книголюбам грядущих времен.
 Стихотворение написано трехстопным анапестом, с перекрестной рифмой, ж. и м.
 Стихотворение богато вроде бы неброскими, но точными и потому сильными эпитетами и метафорами (тропами)- это уже почерк мастерства.
 1 с высоты не упало (не свыше подано, а добыто собственным трудом).
 2 полосой (золотого дождя) – штамп «золотой дождь» словом «полосой» превращен в образ.
 3 сама ковала (ковка - очень трудная работа, особенно для женщины).
 4 на рифмы кладя (создавая образы и шлифуя строки).
 5 недобрая юдоль (участь) высокое слово – очень к месту.
 7 Бог – уберег (двойной образ – помощь судьбы; и внутренняя рифма.
 8 до вершины подняться помог (достичь мастерства, а через него – известности).
 9 единение с Волгой – с Русью, дающей силы для работы.
 10 завещание книголюбам (связь времен).
 Замечательное стихотворение - анализ о нужности и признании читателем и литературным обществом ее книги.
              13      
       Замечания:
 1 некоторые знаки препинания не соответствуют логике, обрывая синтаксическую связь катренов.
 2 свое счастье ковала – в слове «свое» смещено ударение, сломан ритм.
 3 их, как парусник легкий, несут. Каверзная звукопись: парусник чего? – (как). Аккуратнее бы с этими «как». Попробуем вариант: Песен парусник легкий несут – звучнее и нет «как».
 Третий и четвертый катрен при желании можно бы и объединить, усилив этим образ стихотворения.
                   
      О неточности в применении языка:
 Беду на расстояньи –  расстоянье – 2 скл. – предл.п. – е.
 Расстояние – искл (3скл) – предл.п. – и. следует написать: Беду на расстоянье.

                       Работа над словом, строкой и рукописью.
 Это не рекомендации, а лишь обмен опытом.
 «Многие авторы, твердо уверенные в своей гениальности, являются только носителями таланта. Выдает их один незаметный, но неопровержимый признак: они ощущают свой творческий процесс не проявлением какого-либо сверхличного начала, но именно своей, только своей прерогативой, даже заслугой, подобно тому, как атлет ощущает силу своих мускулов, принадлежащую только ему и только его веления исполняющую. Такие претенденты на гениальность бывают хвастливы и склонны к прославлению  самих себя. В начале 20 века, напри мер, в русской поэзии то и дело можно было встретить высокопарные декларации собственной гениальности.
 Я – изысканность русской медлительной речи,
       Предо мной все другие поэты – предтечи…
              ………
 Я гений Игорь Северянин,
 Своей победой упоен…
              …………
 Мой стих шагнет через хребты веков
 И через головы поэтов и правительств.

 Подобно подросткам, чувствующим себя сильнее своих сверстников, они кичливо напрягают изо всех сил свои поэтические бицепсы. Все это – таланты, ослепленные самими собой,  мастера, создающие во имя свое, рабы самости – самозванцы гениальности. Суд времени подвергал их каждый раз беспощадному развенчанию». – говорит Д. Андреев в «Розе Мира».

 Многие мастера слова говорят, что писать следует только тогда, когда не писать невозможно. А если не пишется, так это же великое благо для читателя. У каждого это случается по-своему, но суть одна. Вспыхивает мысль (озарение, настроение, вдохновение…). Мысль – явление космическое, теперь это знают многие. Значит, автор настроился на частоту этой мысли, и она стала ему доступна. Теперь ее надо записать, потом обработать: развить, усилить, усовершенствовать и оформить словами. В стихотворении не должно быть ни буковки лишней (для разбега мысли) – только развитие сюжета, как в механизме – ни одной лишней детали. Следует очень вдумываться в значения слов, применяя их.
 Лик – высоко сговорится о портрете, иконе и в то же время напоминает «блик». Ликовать – радоваться (восхищаясь ликом). Сравним – (ова) ть – дрейфовать, смаковать. Ликование – уже существительное – возводить лик в торжество, обрамлять лик торжеством – то же действо, что и ликовать. Действо – действие, деяние. – корень один, а пласты смыслов разные. Сравните у Солженицына: острог – остро, строго, рог, строить…
 Дилетант пишет, как пришло в голову, т.е., как умеет (не умеет). А опытный автор начинает сравнивать пришедшее в голову с уже знакомым, известным, ярким, чтобы мысль подать в ее сиянии. Это и есть художественное оформление мысли. В помощь автору – отшлифованные веками способы (тропы) и формы: жанры, размеры, строфы…
 Но мысль торопит, ускользает, изменяется; приходят новые. Пожалуй, надо все это выложить на бумагу, как есть – бумага стерпит. А жизнь отвлекает другими делами. Пусть написанное остывает.
 Рукопись снова призвала к себе. Теперь основная мысль значительно виднее. Надо найти ей подобающую форму, если она не найдена сразу, в силу мастерства. Каждой мысли надо найти образ – способ подачи ее читателю. Если бы Есенин сказал, что он прожил жизнь, словно проскакал утром на коне. Это уже был бы образ – сильное сравнение. Но у автора: «иль ты приснилась», «весенней, гулкой ранью» «на розовом коне – на коне мечты.
 Копье вонзилось в дерево – информация. Но копье ревности вонзилось в древо его начинаний – образ. И в данном случае уже не скажешь «в дерево» – по стилю не подходит – «в древо».
 Не обязательно подыскивать для образности особенные слова; чем ближе они к предмету, тем лучше. А вот с неожиданной стороны взглянуть на предмет – это здорово. «кирпичным вер- блюдом» Есенин назвал печь.
 Есть образность яркая, бросающаяся в глаза:
 у Есенина, у Цветаевой, у Пастернака, у Маяковского. А есть образность тонкая и очень точная – у Пушкина.
 Мороз и солнце; день чудесный!
 Строка разделена точкой с запятой – в строке две параллельные мысли, а не од-на. Не мороз и солнце являются чудесным днем, это само собой. А в морозный день можно ожидать чудес, и Пушкин раскрывает их в обыденных вещах.
 Еще ты дремлешь, друг прелестный?
 Взаимоотношения с собеседником дружеские. Но что это за друг? Прелестный: полный прелестей; и в этом же слове слышится «лесть» и «прельщение». Это уже особа женского пола. А автор об этом не сказал ни слова.
 Открой сомкнуты негой взоры
 Красавица не спит, она дремлет, нежится: ей не хочется расставаться с миром сонных грез, но они ее уже почти покинули. И не глаза открой, а «взоры» – воззри на бодрствующий мир, с нетерпением ожидающий твоего внимания к нему.
 Звездою севера явись!
 На немалую высоту зовет поэт своего друга. Есть мнение, что поэт здесь говорит о самой России, зовя ее в Звезды севера.
 Очень тонко и точно подобраны эпитеты и метафоры (тропы). По этой дороге нам и должно следовать – нам ее создал и подарил сам Пушкин.
 Но, о рукописи. Найдены приличные образы, нужные слова. О неграмотности языковой и художественной уже не говорим. Пусть рукопись «сохнет». Через некоторое время опять увидим в ней недоработки. Советы и похвалы несведущих друзей и знакомых не в счет. После энной доработки текста, убедившись в своем бессилии сделать лучше, можно показать ее на суд читателя-слушателя. Опять критика – в самое сердце! Опять переосмысление и работа – до совершенства.
 Любая публикация  рукописи – не критерий ее совершенства.
                   
                         14   
Работе над слогом и словом.
 Наш век задал нам много жару:
 Изломов времени не счесть.
 Есть две рифмы, нужные мне; нужны вариации. Пробую их: пару, гитару, фару, фанфары, амбары, угары, загары.
 Теперь попробую варьировать строку к рифме «жару»
 С лихвой и дыма в нем и пару;
               ….
 Плясать пришлось и под гитару;
              ………..
 Включили пятилеток фары;
          ………..
 Звучали трубы и фанфары;

 И злом наполнились амбары;
              ……….
 И надышались мы угаром;
           …………..
 Мы в битвах обрели загары.
 Теперь сварьирую строку к рифме «счесть»
 Перелицовывали честь;
            ………
 Борьба за правду или месть;
              ………
 И многим ноги не унесть.
 Варьируется это и в уме и на бумаге, а вариантов может быть множество. И каждый вариант несет свой оттенок мысли. Надо уметь управлять и мыслью, и оттенками.
 Случается из-за одного слова приходится переиначивать весь текст и много раз. Об этом ярко сказал Маяковский в своей статье о стихах.
 

О менторстве и личности автора в стихах.
         Нескромно выглядят любые поучение, а личные переживания всегда бес-ценны. Авторское «я» – это не «яканье», а
Личное участие в теме.
 1 Ты не думай, что это просто.
 2 Не думаю, что это просто.
 Второй вариант душевнее, доходчивее, ближе, доверительнее.
       Автор не самовыражается в творчестве, а ставит и  решает через личное вос-приятие этические и эстетические задачи века.
                                        О прозе
     Первоначальная работа со стихами и прозой имеет много общего. Если для решения возникшей проблемы (темы) лучше подходит проза, следует подумать о ее жанре.
 Выбран один из малых – рассказ. Выбираю сюжет. Через какое событие (случай) буду решать проблему темы. Сюжет найден (придуман). Берусь за его композицию (последовательность разворачиваемых событий и месте в них деталей). Композиция продумана. Определено точное место фабулы (кульминационного места в сюжете).
 С чего начать повествование? Оно должно быть взрывным, интригующим – это зачин. Теперь нарастающий по напряжению путь к апогею (фабуле) повествования.
 Концовка должна быть неожиданной (инверсной), короткой и исчерпывающей по содержанию.
 Пора одевать замысел словами. Выбираю соответствующий замыслу тон (стиль): юмор, сатира, беседа, повествование. От какого лица: от первого (Я) – автор в роли героя. От третьего (Он), описание со стороны. «Онегин, добрый мой приятель».
 Разумеется, герои имеют свои характеры, наклонности, привычки, внешний вид, лексикон – все это характеризует различные стороны жизни их времени. Чтобы герои (персонажи) не были шаблонными, они должны быть собирательными, а не точными портретами конкретных людей.
 В предложениях продумываю до мелочей место деталей и форму каждого слова, их связи, связь предложений, абзацев, всего текста. А повествование стараюсь делать в меру образным и предельно кратким: ни единого лишнего слова, детали, знака. Четко продумываю расстановку ударений: грамматических (синтаксических), лексических и риторических. Варьирую их, согласно развитию сюжета.
 Это – работа над первым черновиком. Потом прочтения, продумывания, устранение лишнего, дополнения – редактирование: работа над рукописью, пока содержание и форма станут едиными, безупречными. Теперь доверюсь критике грамотного в твор честве читателя. Снова редактирую рукопись. Перебеливаю. Публикую, ориентируясь на критику просвещенного читателя. И если вижу слабые места в тексте, снова его дорабатываю.
 Трудно не повториться при огромном количестве написанного, но мудрость гласит: «Невозможно в одну реку войти дважды». Надо писать по-своему и о своем, освоив законы творчества веков, а не «изобретать» нечто.
        Характеристику героя можно дать на полстраницы, а можно одним словом героя. Словарь автора – это словарь культурного уровня эпохи, а, может быть, и выше.  (у классиков)
        Стихи – еще не поэзия. Автор стихов – еще не поэт, а лишь стихотворец. Поэзия – в образности, стихотворной и прозаической. Владеющий образной мыслью – поэт.
 Уважаемый читатель, слушатель, коллега, спасибо за внимание.
                                          
             Уважаемый собеседник, у искусства владения художественным словом есть свои законы и правила, наработанные мастерами. Их необходимо не только знать, но и уметь применять – это азбука любого искусства.









;
Переоценка ценностей. критика
                                Переоценка ценностей
                         О чистоте творческого языка авторов
                         Здравствуйте, со-перники –
                         Братья по перу,
                         В мире слов – Коперники,
                         На пути к костру.
             Спасибо, друзья по перу, за доверие: сказать, что король нашего художественного литературного достоинства – гол: чтоб «улица не корчилась, безъязыкая», общаясь на уголовном жаргоне, уличном сленге и мате, классики вооружили нас замечательным языком, а мы, имея его, говорим и пишем как на душу ляжет – поймут и ладно, и считаем свою лексическую безграмотность проявлением народной простоты; величаем себя поэтами; бардов развелось, как грибов: этот высокий титул поэта мы уронили до мурлыканья под гитару.
Писатели не блещут мастерством слова, а любители, в замечательном рвении спасти культуру языка от вульгаризмов и иноязычия, взялись за перо, как народ в войну – за вилы, не зная даже основ художественного творчества, а большинство в этом не одарены. За малейшие успехи хвалим друг друга. Глядя на такую стряпню, количество доброхотов растет, как снежный ком: «мол, и я смогу» –  тонем в косноязычии да графомании. Получается, что любители вместо помощи языку, помогают зарубежью добивать его.
                     От любительской работы,
Лишь  СССР  зачах,
Наш язык – на эшафоте,
Графоманы – в палачах.
Но эта трагедия языка началась  ранее развала СССР. Классики 19 столетия значительно обработали наш язык, частично его пошлифовав. А после них внедряется тезис: «лучше классиков не скажем», переросший в «лучше Пушкина не скажем». В переоценке ценностей культура России пятится: после «золотого» Пушкинского века при расшатывании политической формации скатились до Серебряного века. А со сменой формации стали «Бронзовым» 60 годов, Ведь Ленин сказал, что буржуазные авторы нам не нужны – научим своих. Вот и научили: мы вместе с рублем «одеревенели». Впереди у литературы, видимо, «каменный» век.       
«Мастера» языка не ведут публику за собой, а в погоне за популярностью, идут за публикой. Ориентируясь на лексические нормы языка, трудно не заметить в нашей речи, устной и письменной, гекатомбы ошибок, ставших «нормой». Литературный клуб поднимает на щит третьестепенных авторов пролетарского века – (рядом с ними - смотримся). Хоть,   
Ты сердце выпеснил избе,
А в сердце дома не построил,
– горестно заметил Клюеву Есенин. А клюевыми Русь всегда изобилует.
Среди любительского сырца весомость сборников стала оцениваться не по качеству, а на килограммы. Грамотному читателю стыдно за эту любительскую стряпню, ведь и она – наше лицо.
Мелочно описываем свои переживания, а поэзия – это их показ на объективном уровне, как это сделал Бодлер в «Цветах зла». А наш автор, не поняв метаглубинности в саркастической оценке Шарлем Бодлером роли женщины и ее нынешней сути и решив «пободаться с Бодлером», разразилась ругательством в адрес гения, на что хочется возразить:
                     Поэт был знатным кавалером
                     И нынче гениально молод;
                     Куда «бодаться вам с Бодлером» –
Вы и для низких сфер комолы;
Под шум похвального прибоя
Парите образной голубкой,
Но Горний Свет не беспокоят
Стихи, написанные юбкой.

Уровень боли нашего автора за поруганную высоту женственности не сопоставим со всплеском боли  М.Цветаевой:                
   О вопль женщин всех времен:
                   Мой милый! Что тебе я сделала? 
Среди любительской публики, гордой оригинальной образностью в своем творчестве, некоторые подают надежды на рост, пестря лексическими недочетами:

1 «бегу сквозь них со скоростью улитки» – (сквозь ручьи)
1) точнее было бы сказать: спешу, потому что бежать со скоростью улитки невозможно.
2) но ни спешить, ни бежать сквозь ручьи тоже невозможно, а вот (по, через, поперек, вдоль ручьев – можно).
2 «притяженье – кружение»; рифма женская и дактилическая дает звуковую асимметрию – лишняя звуковая доля в рифме: нье и ние (один слог и два слога.
3 «крикнул я всерьез, без смеха». – всерьез – уже без смеха.
4 «звеня, катилось солнце, как ворона» (хорошенькое сравнение); и ворона каркает, а не звенит.
5 «и верить словам, будто звездам с небес».   Звезды с небес – это упавшие (сгоревшие)  Точнее было бы: будто звездам (в небе, на небе.)
6 «в городе мОем осень», –  сбой метрического ударения. В строке 3х стопного дактиля сделан одиночный «дольник» на второй стопе и изувечен сбоем ударения в слове «моем»  Получилось: (моем осень, (чтобы чистая была?)

1 «Так торжественно здесь»  (как? так)  разорвано определение: так торжественно, что-как-словно-будто – но сравнения нет, поэтому «так» по-висло.
2 «У меня был домик – бЕленая хатка»  – белЁная – необоснованно смещено ударение, создавая звуковую безграмотность.
3 «Как умел он лаять – просто для порядка». (как же? умел); ( просто) – лишнее слово, для заполнения пустоты метра)
4 «Мамка мне сказала – там гуляет черт.» Просторечное «мамка» – пренебрежительно к матери, слишком амикошенски для поэтического текста. Или: это из другого лексического пласта: «сбежались мамки» (няньки)?
А  Черт не гуляет, он подстерегает.
6 «Если Бог не выдаст, если черт не съест.»  В народе говорят: «Бог не выдаст – свинья не съест». Черт здесь не кстати. Черт поберет, а не съест.
7 «О царстве изобилия  -  И как-то вдруг забыл я.»  Изобилия – дак-тилическая. рифма; Забыл я – женская. рифма.  Опять нарушена звуковая симметрия. Вроде «красиво», но красота – в симметрии.
8 «Глубже тайны древние спрячет мОе озеро.»  Две хореические строки с дактилической рифмой зачем-то вытянуты в одну, насильственно создав цезуру (паузу) в середине строки. В слове «мое» смещено ударение. Сравним (наше озеро).
Сравним с нормальной цезурой Пушкина:
Признаться вам  - я в стихотворной строчке
Люблю цезуру - на второй стопе.  - безо всякого манерничанья пятистопный ямб с цезурами.
9 «мерси – Си» – зачем французское. «мерси», есть русское «спасибо» – для этого ли Пушкин, в совершенстве владевший французским, очищал наш словарь от иноязычия?

1 «Я прохожу сквозь солнечный овал,» (прохожу – уже я – «я» - лишнее слово). Проходит, сняв телесные одежды, т.е. ментальным телом, то не сквозь овал, а сквозь солнечный шар.
   Сняв тесные телесные одежды. 
   И то, о чем несбыточно мечтал,   5ти стопный ямб.
   Приобретает свет надежды.          4х стопный ямб
   И воплощаются желанья.           4х стопный ямб ( в одной строфе – несимметрично.
2 «звезды – души мОей пристани»      смещено ударение в слове «моей»;  «души» - в данном контексте неблагозвучно: (зачем душить?).

«СорвАлись в бездну яркие кометы,  (сорвалИсь) смещено ударение
Растаяв навсегда в седой дали.» 
У автора много сонетов и есть их венки.  Но сонет – это рассуждение и вывод под одним сюжетом, а не набор красивых фраз.  Сонет – это не столько форма, сколько содержание и внутренняя структура в чеканной форме. «Сонет – это «молния» мысли и чувства, заключенная в форму. А венок сонетов – это гроза, обрамленная  изящной формой.» (С. Суслова). У автора сонеты и их венки даже по форме не являются таковыми.

1 «А ты – мучительно красив,
   И так мучительно – бездушен.»  Как же? Следовало сказать: так же, но размер не позволил.
2 «Как хорошо свободной быть» (как же?)
3 «Что ты кружишь, как палач?»    «Кружишь» вместо «кружишься» дает игривое понятие: какой предмет герой кружит, вместо того, что сам кружится. И разве кружение – характерное движение палача, если с ним сравнивается?
4 «Я давно пересчитала
   Медь потраченных монет.»  – образ бедности.
  И тут же:
  «Уноси свои заплаты
  От моих резных ворот.»   – символ зажиточности. Нет стройности сюжета.
5 «С волками жить – по-волчьи выть» –
   Твердят все без умолку»  «твердят» - это затверживают наизусть или втолковывают кому-либо; «все» - так уж и все? Так уж и без умолку? строка не продумана.
6 «Но не желаю вО всю прыть.» Ударение на «во», этого требует размер, а надо на «всю», – этого требует смысл.
7 «Противно хищника лицо  примеривать.» Оказывается, у хищника не морда, а лицо.
Стихотворения броско, даже крикливо образны, но многословны, хао-тичны по форме и содержанию.

1 «Три пушистых хризантемы,
   Три махровых хризантемы.» Согласно практической стилистики русского языка, прилагательное женского рода при количественных числительных требует окончания «ые», «ие»: три пушистые, махровые, а прилагателные мужского и среднего рода требуют окончания: «ых», «их». – три новых карандаша. Этот стилистический казус подобен применению «пар» в нашем разговоре там, где их быть не может: пара – это левый-правый; он-она. Но минуты, часы, годы, вопросы, случаи пар не имеют, поэтому звучат вульгарно.
2 «какое чудо на рассвете,
…ловить в распахнутую грудь»  (и какое же?)
3 «Но пруд морозец ранний
   Уже подернул синим.»  ( кто кого подернул?) существительные в одинаковой падежной форме.
4 «Ветерок листает сонник» (кто кого листает?)

1 «меня кусает в попку слепень.»
2 «я сопли втягиваю, рад,
 что у меня родился брат»  - отменная детализация; достойная Баркова, но не его творчеством славна русская литература.
СлепЕнь – ударение должно быть на втором звуке Е, а не на первом.
3 «разит специфический запах
лекарств, медицины вообще…»  - вообще – слово, ничего не значащее и в нем, в строке, лишний по размеру слог О. метр строки требует просторечного «вобще».
«Хозяйки нет, хозяин – холостяк» –. Хозяин – холостяк, уже ясно, что нет хозяйки.
«Здесь беспорядок (нету пресеченья)» – нету – просторечная форма слова нет.  В устах автора «отличное» лексическое украшение художественности. «Нету пресеченья» – прозаизм. Авторские «открытия»: ими переполнены стихи.
«В ведре будильник, что вполне логично», – логика в гулкости от ведра, но об этом не сказано – образ не дорисован.
«Заложив письмо междУ страниц» – мЕжду – смещено ударение.
«К почте двинет через расстоянье» – двинет вместо двинется – просторечие, здесь звучит вульгарно. Кого двинет? По какой части тела? Сравним: «На русских двинул он полки».

2 «Россия,      
             матерь мОя!               
                               Русь!»     -  фраза написана 4 ст. ямбом, со сбоем ударения на 3ей стопе, благодаря этому получается вульгарная игривость: Какую матерь мОя? (моет) Россия?
   
3 «Словечком лютым» –
лютое – это (крепкое, соленое словцо).
Словечко (ироничное, нежное).
Слово (крепкое, забористое, бранное).
4 «Их было тьмы.» (их были тьмы (множества), (тысячи) – тюркское)
5 «из грязи, хляби, из дерьма» - слово бранное, не к лицу поэту в адрес России.
6 «и осененное как бЫ»  - ударение поставлено на бы» и вынесено в рифму. Что за извращение фонетики и лексики? Не красит ни слога, ни речи, ни автора.
7 «любви – молвы»   -  рифма – это созвучие, а здесь его нет:  Любви-яви, язви, обвил (1 звукоряд); молвы-головы - халвы (2 звукоряд).
8 «она здесь и рядом.» (рядом, уже «здесь).   

 Эти авторы считают себя элитой в литературе. Но «Лучше Пушкина не написать»  – для многих стало аксиомой. А надо писать лучше –  культура должна развиваться. Александр Пушкин создал язык и литературу, изрядно отшлифовав свое великое детище, чтобы мы, его потомки и наследники, писали на его уровне и - лучше, работая над своими проблемами в языке, как это делали мастера. Нам заниматься нашими проблемами в изящной словесности, до которой руки мастеров не дошли. Это и есть марафон эстафеты нашего художественного творчества – роста. А мы в поисках новизны самовыражения покатились по наклонной, своенравно нарушая классические нормы, и ничего нового этим не создавая. Надо учиться мастерству, осваивая тайны искусства,  и – творить.
Поменьше бы пустых слов, строк, книг, а побольше одухотворенной свежей мысли в виртуозно грамотно обработанную строку! Превратить бы марафон из демонстрации стихотворного сумбура в эстафету поэтических достижений.
Уважаемые творческие со-перники, спасибо за внимание.
Связь времён

Здравствуйте, уважаемые коллеги.
Замечательно, что  многие взялись за художественное перо, значит, культурная связь времён не прервана.
А.Пушкин кропотливо работал  над каждым звуком, над каждым знаком препинания – посвятил этому шутливую поэму «Домик в Коломне», говоря во вступительной части о языке.
В его творчестве разрешаются проблемы личности и общества; личности и власти; личности и природы.
Он  создал литературный язык, жанры и через это разбудил любовь народа к литературе. В любом его произведении видна психологическая глубина мысли. «Борис Годунов» панорамно показывает связь между слоями общества – мыслит автор.
«Медный всадник» - психическая дуэль маленькой личности и большой при участии стихии.
Пушкин создал литературный язык, а, спустя столетие, у Некрасова деревня без мата говорить не может, а народный поэт стилизует свою речь под народную. Народен Пушкин – он учит  грамотно говорить. У Пушкина пеплом Гришки Отрепьева народ выстрелил из пушки – и пошли по Руси самозванцы – об этом сообщает два столетия спустя Д.Андреев. Это – метасвязь времён.
Правильно ли понимаем Пушкина, читая его:

Мороз и солнце; день чудесный!
Ещё ты дремлешь, друг прелестный –
Пора, красавица, проснись:
Открой сомкнуты негой взоры
Навстречу северной Авроры,
Звездою севера явись!
Мороз и солнце (;) поэт радуется содружеству противоположных стихий: морозу и огню (солнцу); день чудесный!  – при содружестве мороза и огня день полон чудес – прекрасный.
Ещё ты дремлешь – не хочешь выходить из состояния полусна в явь, полную чудес;
Друг прелестный – дружба – любимый вид общения поэта;
Прелестный – полный прелестей, лести – нежности;
Пора, красавица, проснись: пора – надо вставать; и пора - замечательная пора;
Друг  оказался красавицей – вот почему – прелестный;
Проснись – войди в мир чудес;
Открой сомкнуты негой взоры
Навстречу северной Авроры, - открой, откройся, сделай откровение;
Сомкнуты негой – на замке неги;
Взоры – воззри на красоту;
Навстречу северной Авроры – навстречу утренней заре;
Петербург – тоже – северная Аврора – навстречу новой столице;
Звездою севера явись – стань звездой дня, Петербурга - покори общество красотой.
Это только маленький пример анализа тех ощущений, которые должны вызывать образные строки поэта у просвещённого читателя.

     Сбылось предвиденье поэта:
Сегодня Пушкин – всепланетен,
Хотя сшагренилась Россия.
…………………………………….
    На интернетовском веку
Иметь прилично языку
Изящность пушкинского слога.
…………………………………….
      Зачем в поэзии народ –
В алхимиках – наоборот? –
Творим свинцы из – золота…
…………………………………….
      Гений в форму прибирал
Слов народных капитал,
Чтоб мы брызгались – эссе.
……………………………………….
      Гений вёл до – благородных
Самоцветы слов народных,
Чтобы мы вели их – к «фене».
……………………………………………
      Он, начало всех начал,
Мысль и форму – повенчал,
А у нас – бракоразводы.
………………………………………….
      Пропись – строчке – командир –
Урезонивать задир,
А задиры пропись – гонят.
……………………………………………
      Бьющим слог – в каменоломню –
Надо  к Пушкину – в «Коломну».

1. Подвиг Пушкина продолжает А.К.Толстой, заслоненный от нас «зеркалом русской революции» и «Хождением по мукам».   У А.К. Толстого психологическая глубина личностей во  – времени. В трилогии о царе Борисе мыслят герои, а ведет их автор, давая соответствующий их положению уровень языка, вплоть до прозы  – у простолюдина.
        Эту же тему, очень по-своему, развивает Д.Андреев.  – метаглубинное развитие личности –  в пространстве: пространственные и временные пласты взаимодействуют, создавая объемную картину вселенной и роль героев в них.
           В «Ленинградском Апокалипсисе» развернуто показана глубинная связь времен, с причинами и следствиями, и становится понятнее трагедия блокадного города и значение воли и дел Петра.
        В трилогии об Иване Грозном показывается личность великого реформатора и причины его психического излома через кромешность его деяний
        «Рух» - судьба России в пожарах межусобиц и набегов степняков.
       «Железная Мистерия» - путь к освобождению от «Железной пяты»(Дж.Лондон) Ленинизма - Сталинизма. Вот  слова Д.Андреева, говорящие о сути нашего времени:
Милый друг мой, не жалей о старом,
Ведь в тысячелетней глубине
Зрело то, что грозовым пожаром
В эти дни проходит по стране.
А сегодня – наследники великих мастеров – продолжаем тему.

Кипим в поиски новых форм самовыражения: у многих начинающих, пробующих перо, пришедших поболтать, выговориться и т.д. - лучшая форма – её отсутствие; лучшая логика – её отсутствие; (очень знакомо).
Долой премудрости грамматики великого языка – полная свобода  – анархия. Всего этого мы уже нахлебались в политике и в литературе. Не даром же «золотой» век «посеребрел». Но и «серебро» для нас – высоковато:
Долой путаницу пунктуации – дорожные знаки движения мысли – вперёд – к авариям непонимания: «казнить нельзя помиловать» – что делать? «Казнить – короче».
Нам не надо ходить в народ ( в простолюдие), мы сами – народ: разговорный лексикон, включая «феню» и маты - в строку.
Нам не до выкрутасов форм поэтической готики - лишь бы высказаться – долой лаконизм, зачем премудрости литературных норм?: пишем по «нормам» разговорного языка –
Да здравствует всеобщая литературная анархия.

Под небом Пушкина, Толстого
Культуру строим модерново:
Святая воля вдохновенья,
Умножь, сколь сможешь, наше рвенье.

ПервоСловие творца
Низвели мы до – сырца
И – хлебаем мыслебрагу.
…………………………………………
От пустых похвал в стихи.ру –
Много сахара и жира –
Долго ль и до – золотухи…
……………………………………..
Нынче слово ку-клукс-кланить
Помогаем графоманам
Болтовнёй – кому не лень.
           ……………………………………..
Модернистов в мыслештормы
Не пускает стихоформа,
Как мужская суть – в танцоры…
            ………………………………………
Она прекрасна образною силой,
Но – коротко писать – не научилась.
……………………………………….
Новым Шариковым Флюгер
Гнёт поэзию на плаху;
В чём меня он приголубит,
В том, конечно, дал я маху.
………………………………………..
Куда шексприровскому мавру
До наших творческих страстей:
В объятиях – сама культура.
…………………………………………….
Лишь бы мысль светилась в тексте,
Не смотря на текста тестость,
Хвалим автора – поэт.
…………………………………….
Лепим нравственность стихи.ру
И творцы, и те, кто – с жиру:
Гипс толочь – месить – мешать…
……………………………………………
И в делах, и в кассе слова
Превратить бы «лохоловам»
Всю свою страну – в лохань.
………………………………………….
Ладя мысли пьедестал,
Век этически блистал,
Отшлифовывая слово –
Наш век – кайно заколдован.
…………………………………………….
Уж не небо ли халтурит
Так – что золото культуры
Промывается – водой.
…………………………………………
«Бог» и «Вы» с заглавной буквы –
Это, как слащаво буркнуть
Блинистый подхалимаж.

     Тираж   
Я мечтал о тираже,
И сегодня он уже
Для любого стал уловом
Петушащегося слова;
Поответственнее, Пети,
Ведь тираж-то – всепланетен,
В нем увидит каждый глаз,
Что за перышки у нас,
И все наши «ку-ка-реки»
К нам приклеятся навеки.

О большой букве:
Начало строки и её конец – это тоже – знаки препинания (тропы): конец строки, предполагая конец мысли, требует небольшой паузы, а если мысль продолжена в следующей строке, то пауза создает инверсию мысли – образ, а усилению его помогает большая буква в начале строки. Делая её маленькой, «стираем» свой же образ. (это – тонкость поэтики).
…………………………………………….
Мыслей – воз,
А слов – сума –
Признак зрелого ума.



;
                       О русском языке


Господа писатели и любители писать, русский язык очень гибок не только – как говорится,  поэтому прислушаемся к нему несколько иначе, чем принято, чтобы увидеть и услышать – как  говорим  и, особенно, пишем. В языке устоялось много видов смысловых неточностей и неправильностей и, приняв их как есть, умножаем их.
Говорить и писать грамотно - отличительная черта культурного человека от толпы, - гласит народная мудрость, но разговариваем, вопреки ей, на гремучей смеси блатного жаргона, книжного языка и иноязычия.
Русскому языку повезло: его обрабатывали классики, и очень не «повезло» народу, владеющему этим языком: классики, сделали язык образцовым, а народу надо бы пройти по этапам роста:  через языковые неуклюжести и выверты.
О слове: в  учебниках  сказано, что части речи и члены предложения «употребляются», но нигде не сказано – вкусны ли они? Употребить в пищу, а применить – в дело, оставив це-лым. Выходит, что безграмотность наша –  глубинна.
            
 Есть слухи, о школьной реформе, по преподаванию «избранных» предметов, а остальные – платно. А если вести пре-подавание с 1го по 4й классы всех предметов – всем ученикам – бесплатно, отмечая способных и прилежных, а потом им предоставить возможность бесплатного обучения с 5го по 8й классы, снова отмечая способных и прилежных, опять только им предоставляя возможность бесплатного обучения в старших классах – престиж обучения в школе возрастёт. А отсеянным предоставлять право дальнейшего платного обучения в школе и в профессиональных училищах. При такой постановке учёбы повысится уровень грамотности учеников, а в будущем – учителей. Знания  учеников оценивать реально, а не условно. Неуспевающих отчислять из школы, открыв для них двери училищ. Школьные программы очистить от новомодных вы-думок.                      

                              Стихи и поэзия
 Отличительной особенностью стихотворения от прозы являются  стихотворные (метрические) размеры (хорей, ямб, дактиль, амфибрАхий, анАпест, пеон, гиперпеон и так далее; строфа, рифма.
  А особенностью поэзии является новая мысль, высказан-ная не в прямом значении, а образно (наличие художественных тропов – приёмов), сама строфа являет собой внутреннюю структуру: силлогизм, а размер и рифма, оформляя мысль,  усиливают её, украшая. Поэзия может присутствовать и в прозе, и в живописи, и в музыке - в любом виде искусства. Стихи – ещё не поэзия, а поэзия – не только стихи.

                        Вдохновение и труд
 Настроить себя на творчество нелегко, а этот настрой и называем вдохновением – это зов одухотворённости к твор-честву. Он лёг на бумагу как первый снег – чистое блаженство. Теперь надо проявлять мысль – начинается работа ума и сердца. Умом ищу образ, в памяти отыскиваю слова, а сердцем накаляю то и другое. Образ найден, а слова топорщатся, не укладываются в размер, смысл шершав, не точен. В памяти –  статья Маяковского «Как делать стихи». Спасибо ему, что сорвал маски с «мистического» вдохновения и показал истин-ную (творческую сторону) вдохновения, о которой говорили мастера слова. Чистое «вдохновение» - это ширма графоманов –  не умеют работать над словом.
                
                              КВН на уроке: 
    (команды внимательных и находчивых).
    Команды мальчиков и девочек готовят вопросы и ответы по пройденной теме (литература или язык). Капитаны на доске записывают баллы. Вопросы должны быть чёткими и ясными, ответы - исчерпывающими: один и два дополнительных вопроса (если нужно).  Таким образом тема разбирается подробно  и усваивается глубинно.   После урока – КВН можно писать диктант и сочинение - результат будет высоким, а знания – крепкими. При уроках КВН двоечников не бывает, про-гульщиков – тоже. После нескольких уроков КВН можно  давать открытый урок КВН.  Класс  делится по рядам на два отряда: мальчики и девочки. Отряды соревнуются в работе по заданной теме: надо выиграть. Ребята  объединяются по способностям, чтобы один мог помочь другому: ведущий горд тем, что ведёт, а ведомый рад получить оценку выше.
Капитаны, работая с отрядом, ведут учет на доске мелом. Табло-доска – поджигает, тут и звонок – помеха.
Проверка тетрадей тоже имеет свои особенности: хорошим ученикам делаю пометки на полях – ученик отыскивает ошибку и исправляет её – нелюбимая работа над ошибками превращается в исследовательскую. А исправленная таким образом ошибка, исправлена не только в тетради, а и в памяти ученика.
 Среднему ученику подчёркиваю ошибку и отмечаю её на полях. Ученик  ищет правило, чтобы исправить ошибку, это тоже исключает её из памяти.
 Слабым ученикам исправляю ошибки, отмечая их на по-лях, а они находит к ним правила и приводят примеры, только тогда ставлю оценку за работу над ошибками – оценка – стимул для работы.


                           Открытый  урок КВН
   Подойдём к изучению русского языка несколько с иной стороны: не запоминание, а понимание его  ставим в основу.
 – Ребята,  для начала создадим  рабочий потенциал.
 – А это как?
 – На левую сторону предлагаю сесть девочкам, а на пра-вую – мальчикам или – наоборот.
 Ученики оживлённо разделились по рядам.
 – Назовите главную часть речи и объясните, почему она главная?
 – Главных части речи две, – слышу голоса с обеих сторон и вижу поднятые руки.
 – Согласен, так сказано в учебниках. А давайте рассуждать: директор в школе – один.
 – Существительное, – слышу голос слева.
 – А правильно?
 – Имя существительное,  – уточняет правая сторона.
 – Почему?
 – А кто его знает?
 – Знаете, надо подумать: что оно обозначает?
 – Предмет, – уточнила левая сторона.
 – А что предмет делает?
 – А если ничего не делает? – иронизирует правая сторона.
 – Ответ не точен: что делает? – существует. Верно?
 – Уразумели, – слышатся голоса.
 – Вот и хорошо; «существует» – какая часть речи?
 – Глагол,  – отвечают обе стороны.
 – Обозначает?
 – Действие.
 – Не точный ответ.
 – Действие предмета, – дополняет левая сторона.
 – Это вторая главная часть речи по учебнику?
 – Да, – отвечает класс.
 – А у чего она на службе?
 – У имени существительного.
 – Верно, идем дальше.
 Выяснили, что все части речи служат своими морфологическими качествами (признаками) имени существительному.
Разберемся подробнее:

                       Имя существительное
 – Может быть собственным: Петр, Дарья, Саваоф, Солнце – это имена, а может быть нарицательным: мужчина, женщина, царь, бог, звезда – названия предметов, – начала отвечать левая сторона и её поддержала правая.
 – Дружно сражаемся – поняли, как поднят потенциал работы?
 – Да,  – ответил класс.
 – Устраним лишний рабочий шум – будем молча поднимать руку. Предмет имеет род:
 – Петр – мужской. Дарья – женский. Солнце – средний, – при общей готовности ответила девочка.
 – Может изменяться:
 – По числам и падежам,  для этого имена существитель-ные отнесены к склонениям, – тоже при общей готовности ответил мальчик.
 – Склонение – это способ отклонения от нормы (им.п.).
 К первому склонению относятся:
 – Имена существительные муж. и жен. рода на «а-я»), – дано слово девочкам.
 – А почему?
 Класс думает.
 –  Очень «упругие»: в д. и п.п. окончание «сворачивается» в (е).
 Ко второму:
 – Более гибкие: на «о-е» - окно, поле и без окончаний (нож) – только в п.п. сворачиваются в (е) – ответ дан мальчикам.
 – А почему не нам, – лукаво возмутились девочки. – Положено обращаться: «дамы и господа».
 – Тогда у вас будет условное преимущество по оценкам. Давайте учитывать большинство поднятых рук, но если из поднявших руку кто-то сфальшивит(не ответит) – снимем за это балл.
 – Согласны.
 – К третьему склонению:
 – Совсем гибкие: женский род «ь» знак – соль – (и),  – быстрый ответ девочек.
 – Остальные:
  – Исключения, – дополнили мальчики.
 – Сколько?
 – Молчание.
 – Три: на «ия», «ие», «ий», – изменяются по третьему склонению, не считая на «мя» – своё окончание: «ени».  Сравним: сочиненье (2скл) и сочинение (иск); история, планетарий. О сочиненье и о сочинении (п.п.) А  сколько частей речи?
 Ребята задумались.
 – Сколько пальцев на руке?
 – Пять.
 – Верно – ими постоянно работаем физически, а речью общаемся, выходит, и её надо знать на «пять».
 – А сколько частей речи?
 – Двенадцать, – ученики, один за другим, подняли руки.
 – Сосчитали – пальцев не хватило. Разберём части речи по категориям. Первая:
 – Именные: имя существительное, имя прилагательное, имя числительное, местоимение, – инициатива за девочками.
 – Глагольные:
 – Глагол, причастие, деепричастие, – инициативу пере-хватили мальчики.
 – Условно отнесем к этой же группе наречие. Теперь – служебные:
 – Союз, предлог, частица, – дублируя, ответили обе ко-манды.
 – К этой же группе отнесем междометие. По группам удобнее разбирать морфологические достоинства (признаки). Уточним, что изучает морфология?
 – Части речи, их значение, назначение и способы изме-нения, – дружно откликнулся класс.
 – Имя прилагательное:
 – Называет признак предмета, из чего сделан (относи-тельное) и по качеству (крепкий, гибкий и т.д.) – это называется разрядами.
 – Почему прилагательное называется прилагательным?
 – Прилагает к имени существительному его качества.
 – Изменяется:
 – Так же, как имя существительное, во всем согласуясь с ним.  Новая тетрадь (род, число, падеж).
 – Дальше:
 – Имя числительное – обозначает число (количество) предметов: пятнадцать листьев;  последовательность их рас-положения (порядок): пятнадцатый, собирательное: семеро ребят – это называется разрядами. Изменяется, согласуясь во всем с именем существительным: (род, число, падеж) новая картина, новый замок, новое зеркало – согласование. Род, число или род, или число: пятый час , пятое число, пятая минута –  управление. По смыслу: быстро бежать – примыкание.
 – Продолжаем:
 – Местоимение – применяем вместо имени существи-тельного, изменяя его тем же способом: я пришёл, ты пришла, оно пришло. Но личные местоимения с глаголами настоящего времени – излишни: иду – уже (я); идёшь – уже (ты); идёт – уже (он) и т.д.
 – Глагол:
 – Глаголет - говорит о действии предмета. Изменяется, сопрягаясь (одеваясь в одну упряжь) с именем существитель-ным и с другими частями речи (спряжение). Глагол не гибок – не склоняется. А  спрягается двумя способами: первое и второе (спряжения). Имеет по спряжению исключения. Имеет род, число, время и вид:
 Род: муж. сред. жен. в прошедшем времени: шёл, шла, шло, шли.
 Число: ед. и мн. : вижу, видим, видят.
 Время: прош. наст. буд. : смотрел, смотрю, посмотрю, буду смотреть.
 Вид: несов. сов. и нач. ф. : делаю, сделал, делать (сделать).
 Лицо: 1,2,3. : делаю, делаешь, делает.
 Соединяется (сопрягается) с другими частями речи тремя способами: род и число, род или число и по смыслу. Род и число, род или число – управление,
по смыслу - примыкание: река текла (род, число). Река течёт (число)– управление.
Течёт быстро (смысл) – примыкание.
 – Волшебная часть речи?
 Молчание.
  – Причастие: очень гибко участвует в действии с другими частями речи, обозначая действие предмета и его признак, поэтому в изменении равно имени прилагательному и глаголу – одновременно, причастно к имени прилагательному и глаголу.
 Вьющееся растение; растение вьётся. Вьющееся – изменяем по падежам, и оно оживает. Краснеющая рябина – видно её в наливе сока – это действительная форма причастия (предмет сам действует).
 Изогнутый лук – видно, как он под чьей-то силой напружинился. Изгибаемый лук – из пассивной палки становится пружиной – страдательная форма причастия («страдает» - испытывает действие со стороны).
 – Деепричастие – тоже волшебная  часть речи, но менее гибкая: имеет признаки глагола и наречия. Дее – признак действия и – причастности к глаголу и – наречию, показывая до-полнительное неполное действие предмета, одновременное с действием глагола:  Человек идет, помахивая прутиком. Чело-век думает, размахивая руками.
 – Наречие – особая часть речи – управляет речью, находясь над нею (действует особняком), не изменяется, имеет разряды.
 Сравним: пыль несётся по дороге; и Пыль быстро несется по дороге – внесено качество действия.
 – Мы убедились, что все части речи служат имени существительному. А служебные части речи помогают им в их службе.
 – Союз:
 – Соединяет части речи по смыслу в предложении, когда они становятся членами предложения.
 Предложение – это не только законченная мысль, как сказано в учебнике, - это части речи, в качестве членов пред-ложения соединены между собой по законам грамматики, чтобы выразить мысль.
 – Предлог:
 – Указывает на отношения членов предложения между ними: «на» - говорит, что один предмет находится на другом, «над» - предмет завис над другим предметом, под – снизу чего-то, «за» - где-то за предметом и т.д.
 – Частица: есть грамматические частицы и служебные: «сь», «ся» - часть слова «себя», обозначает действие над собой: умывать себя – умываться. Но разговорное: «прибираться» – не верно: «прибираться», – делать уборку в комнате, на территории, а не себя. Ещё безграмотнее: «убираться» - грубое «уходить», а не делать уборку. «стираться» - вместо заниматься стиркой. Как можно стирать себя?
 Частицы «б», «бы», «ж», «же», «ль», «ли» и т.д. - придают речи различные эмоциональные окраски.
 Частица «ни» - дает усиление смыслу: Я ли ни говорил – много раз говорил.
 Частица «не» - дает отрицание: Я не говорил этого.
 А дважды повторенная «не» – усиливает: не говорить об этом не надо – обязательно надо говорить.
 – Частица «ни» дает сочинительную или отрицательную окраску слову или предложению: ни там, ни там его нет  – нигде нет; где бы я ни был – во многих местах был.
 – Междометие:
 – Дает эмоциональную окраску предложению: Эх, здорово получается!
 Мы логически подошли к понятию предложения. Что такое предложение?
 – Законченная мысль.
 – Сколько членов предложения?
 – Пять.
 – Главный член предложения?–
 – Подлежащее и сказуемое.
 – Так сказано в учебнике, а по смыслу?
 – Подлежащее – действует.
 – Подлежащее почему так называем?
 – Подлежит действию.
 – Сказуемое:
 – Говорит о действии подлежащего (сказывает) что делает подлежащее.
 – Определение:
 – Определяет – как выглядит подлежащее.
 – Дополнение:
 – Дополняет подлежащее в действии (с чем общается подлежащее).
 – Обстоятельство:
 – Сообщает, при каких обстоятельствах (условиях) происходит действие.
 – Как изменяется подлежащее?
 – По родам, числам и падежам, число, падеж, согласно склонению – все именные части речи в роли подлежащего, но склонение имеет только имя существительное.
 – Что такое падеж?
 – Способность «падать» отклоняться от нормы (и.п.).
 – Определение:
 – Определение и дополнение изменяются так же.
 – Обстоятельство:
 – Не изменяется.

    Права и обязанности членов предложения.
 Части речи – это служащие речи, а члены предложения – эти служащие в должности.
 – Какая часть речи может быть подлежащим?
 – Любая. От этого зависит вид предложения:
 Тишина. Светает. Больные отдыхают. Пять и два – семь. Играющие вошли в азарт. «Удивляясь» вошло к нам без стука. «Далеко» всегда далеко. «И» - хороший союз. «Над» любит быть сверху. «Ни» утверждает, а «не» отрицает. «Ух» – частый помощник в уборке.
 – Сказуемым:
 – Чаще – глагол, реже – имя существительное и наречие.
Плывут облака. Тишина – блаженство. Пыль  – наверху.
 – Определением:
 – Имя прилагательное, причастие, краткое прилагательное:
Новая книга. Гости – учащиеся. Ветер силен.
 – Дополнением:
 – Обычно – имя существительное в косвенных падежах (кроме именительного): Играют мальчики с девочками.
 – Обстоятельством:
 – Обычно – наречие и имя существительное в косвенных падежах:
 Ветер быстро усилился. Туча наползла на рощу.
 Пройдем по некоторым разрядам союзов и осмысленному их применению:
Вопросительные:
 – Сколько, какой, который, где, как? – со знаком вопроса.
 Указательные:
 – Столько, такой, так, тот.
 Составим с ними правильные по смыслу предложения.
 – Сколько посмотрел, столько и увидел.
 – Какой высокий, такой и широкий.
 – Который услышал, тот и откликнулся.
 – Как надо, так и сделал.
А такое словосочетание: «Уж сколько раз твердили миру» - как правильнее сказать?
 – Уж много раз твердили миру.
 «Как хорошо сегодня»!
 –  Очень хорошо сегодня.
«Через пару минут разберём следующий вопрос».
 – Пары – это он и она, левый и правый, костюмная пара. А здесь: минуты через две разберём следующий вопрос.
У этих артистов много фанатов.
 – В словаре есть слово фанатизм – слепая вера или слепое увлечение чем-либо. Производное от «фанатизм» - фанатик, фанатичка. А для «фаната»  должно быть слово «фана».
 Говорим: «без сучка и задоринки», в словарь внесено, а подумаем: «задоринка – настроение», а «Задиринка - шероховатость на чём-либо. Выходит: «без сучка и задиринки», а без «задоринки» - уныло.
  Говорим и в словарь внесено словосечетание: «каникулярная пора», а подумаем: есть «партикуляры» - партикулярно; выходит, должны быть «каникуляры, а не «каникулы», а от «каникул» - пора «каникульная».
   Создали механику – появился специалист по ней – «ме-ханик», открыли и создали электронику – появился специалист по ней – «электроник». А  писатель-фантаст написал «Приключения Электроника», и разговорные «специалисты» занесли в словарь с пометкой «разговорное»: «электроншик» - специалист по электронике. А как же литературное название специалиста? Тогда и механика переделывать в «механщика»?
  В словаре сказано: «утро вечера мудренее». «мудренее» - запутаннее, а ведь понимаем: «мудрее» - яснее.
 Как - так; когда – тогда;  сколько – столько;
 Мы привыкли говорить и даже думать от второго лица «ты» вместо «я»: бывало, идёшь, смотришь и улыбаешься красоте; вместо: бывало иду, смотрю и улыбаюсь красоте; или нейтральное: хорошо идти, смотреть и улыбаться красоте.
  Помнишь, как здесь было хорошо! И как же? – хочется спросить. А если сказать: Помнишь, как здесь было хорошо, как в весеннем саду. Уже спрашивать: как? – не надо.
 Примеры:
 1 «привычные» - как, так, сколько, столько, какой, такой:
 А) какая хорошая сегодня погода! (и какая же?). Очень хорошая сегодня погода. Какая хорошая сегодня погода, такая простояла бы подольше.
 Б) Как здорово получилось! (и как же?). Очень здорово получилось.  Как здорово получилось, так бы и продолжалось.
 В) Так повезло! (и как же?). Очень повезло. Так повезло, что и не сказать.
 Г) Уж сколько раз твердили миру! (и сколько же?) Уж много раз твердили миру. Сколько раз твердили миру, столько раз мир не услышал.
 Д) Столько раз я к тебе приходил! (сколько?). Много раз я к тебе приходил. Столько раз я к тебе приходил, что дорожку протоптал.
 3 «Шаловливые» союзы: как увижу, как услышу (слышится: каку вижу, каку слышу).  «И» перед некоторыми словами – опасно: бал, будто, будет и т. д.
 4 местоимения – «паразиты» дают примеры тавталогии: (я) иду, слышу, думаю; (ты) идешь, слышишь, думаешь; (мы) идем, слышим, думаем; (вы) идёте, слышите, думаете; (они) идут, слышат, думают;
 Но: я шёл, ты слышал, мы шли, вы думали.
 5 Отчуждение: идешь, думаешь, говоришь – вместо: иду, думаю, говорю.
 Слова – дублёры:
 комфорт – удобства,
 информация – сообщения,
 тариф – цена,
 крутой – удалой…
 «Крутой»: применяя не по назначению, превращаем слово в жаргонизм: «крутой артист» - вместо замечательный.
  «Голубой»: через шутку о неприличном поведении (пускать голубков) довели слово до извращенного абсурда.
 «Я думаю»: личные местоимения необходимы с глаголами прошедшего времени, а с глаголами настоящего времени они превращены в тавтологию: не лучше ли: иду, говорю, идешь, говоришь, идем, говорим.

                         Применение частицы СЯ.
 «Я стираюсь» - говорим. Стираюсь – это стираю себя.
 «Убираюсь» - вместо убираю – навожу порядок. «Убираться» - в просторечии – уходить вон.
  И обратное явление – отсутствие частицы СЯ:
  Самолёт кружит над городом - в значении: летает над городом кругами. Кого он кружит? – пассажиров внутри себя – витиевато. Мальчишка погнал на велике (велосипеде) – в смысле поехал. Слова превращаем в вульгаризмы – не заду-мываясь над смыслом.
«Поздравляю любимого мужа, жену, мать, сестру» и т.д. – получается, что у поздравляющего есть ещё и нелюбимые: муж, жена, мать, сестра ит.д. 
 «Как хорошо сегодня» – форма поговорки перенесена в разряд формы пословицы и непонятно – как же хорошо? сравним: как аукнется, так и откликнется – пословица; а сказав: как аукнется – подразумеваем недосказанное (так и от-кликнется) Но: как хорошо сегодня (не поговорка) – поэтому  ничего не подразумевается, и  фраза зависла, не передав степени «как»,  А как хорошо, так и… есть сравнение, на которое «как» и рассчитано. «как» и «так» легко заменить сравнительными наречиями – очень, сильно… – по смыслу.
 «Так хорошо» - такого же сравнения требует и союз «так».
«Сколько пройдено дорог» – «сколько» требует сравнения «столько» или «что» и – наоборот: сколько пройдено, столько же впереди. Легко заменить: много пройдено.
Инверсия: «Белеет парус одинокий» - вместо «одинокий парус» -  внимание сосредоточено на «одинокий», а «на сижу железе я» - вывернутое сообщение; первое – поэзия, второе – речевой урод. Инверсия – речевая специя – аккуратно с ней надо общаться.
                      Лексические неувязки:
«Кораблям не спится в порту – им снятся…». «По диким степям Забайкалья, где золото роют в горах». – если не спится – как может сниться? В степях гор нет.
 Иностранные слова нужны, если в них есть новое, но излишни, если они «копируют» наши слова:
      
           Развитие поэтического слуха:
  Расшиньгиваю – нарушаю порядок слов  - строку известного поэта  и предлагаю ученикам восстановить её по памяти;
  Потом то же делаю с малоизвестным стихотворением и помогаю восстанавливать строки – этим развивается слух к метру (размеру). Пример:
  Ты, моя старушка, жива ещё?
  Привет тебе, привет, жив и я.
  Пусть над твоей избушкой струится
  Тот свет, вечерний, несказанный.

  Сначала ищем рифмы: старушка – избушкой; привет – свет.
  Развивается понятие рифмы и ритма (размера) и смысла.
  Слово рассматриваем во всех его значениях:
  «Течь» – определить часть речи и дать ей полную характеристику.
  Ответ: течь – глагол, неопределённая форма (инфинитив), несовершенный вид, первое спряжение. В предложении может быть сказуемым. (оценка за ответ 4).
  Ответ: течь – имя существительное, ж. род, 3-е скл.ед.ч. и(в) пад; в предложении может быть подлежащим, дополнением. (оценка за ответ 4).
  Полный ответ: оба ответа поочерёдно. И в памяти появилась течь (память ухудшилась – метафора).
  Мысль продолжает бурно течь (хорошее быстрое мышление) – оценка за ответ – 5.
 
                               Пунктуация
Каждый знак имеет своё значение, назначение  и свою величину во времени: они в тексте – как дорожные знаки на улице.
  , (запятая) равна звуковой доле (любой безударный звук).
  ; (точка с запятой) равна полутора долям.
  : (двоеточие) равно двум долям.
  – (тире) равно 2,5 долям.
  … (многоточие) равно 3 долям.
 . (точка) –  3,5 долям.
  (), ?! «…»  - выражаются эмоционально.
 . (точка) равна 3,5 долям.
  (), ?! «…»  - выражаются эмоционально.

           Словарь "Эллочки - Людоедки":
 Нынче на сленге говорят не только герои книг и кино, а и авторы.
 Милиция-полиция в кино разговаривает на жаргонной смеси, мы – тоже.
Адекватно – соответственно.
Альтернатива – выбор.
Ассоциация – сравнение.
Алфавит – (альфа – вита) латынью сказано о русских буквах.
Азбука – (Аз-буки) русские  слова.
«Бабло» – слово деньги заменено блатножаргонным «бабки» -  ещё «сильнее»  – «бабло», по типу – «хайло».
Верхотура – верх.
Гламурный – легкого поведения.
Дарить подарки – (тавтология) - вручать подарки.
Десантура  - десант. (пренебр.простореч.)
«Дискотека» –  пластинку превратли в  «пласт» - не звучно – диск; добавили «тека» - часть от латинского «библиотека» - собрание книг – и получили – место топтания под музыку – каждый топчется «танцует» сам, не касаясь партнера. В жаргонную «тусовку» превратили танцы – красивые движения пар под музыку.
«Заява», - заявление (устно или письменно).
Информация – сообщения.
Иллюстрация – изображение (образ).
Ингредиенты – части.
Идентичный – похожий (одинаковый).
Компетенция – осведомленность.
Компоненты – части.
Контингент – состав.
Круто – крутой поворот, решительный – переделали в жаргонизм.
Клёво – удовольствие от клёва на рыбалке переиначено в жаргонизм – удовольствие.
Пехотура – пехота (то же).
«Кореш» – из слова «корень» образовали блатную метафору.
«КрУжит листопад, самолет, птица» – (кого кружит?), а если сам, то – крУжится (что делает?). А «кружИться» – что делать?
Несознанка –  (то же).
Офис  - контора, кабинет.
Парковка – стоянка.
«Провозгласить» приговор, звучит с экрана – говорит судья, вместо: «огласить» приговор.
«Погнали» (побежали), - просторечие с оттенком жаргона.
 «Гнать» – (врать) – жаргон.
Рентабельность – прибыльность.
«Расчёт» – рас – приставка, счёт – корень, а если корень «чёт» - иной смысл: (чет-не чет) – потеряли букву, звук – тоже..
Санкция – разрешение.
Спонсор – кассир.
Сексопильный  (слово.- урод).
Сексуальный – готовый к сексу, (без любви).
«Тусовка» –  вместо – общение, встреча - искаженная смесь: «тасовать», «туз» и «тузить», подобно отжившему – «ништяк» - не шутя - жаргон.
«Тачка» – за какое сходство обозвали  автомобиль «тачкой»? – инвентарь заключенных – символ тяжёлого труда. - блатной жаргон.
«Телка» – унизили девушку, женщину – до животного.
Тенденция – склонность.
Эксперимент – опыт.
Эксклюзивный - редкий.
 
   

Связь времён статья
Юрий Медных
  Юрий Медных

      Связь времён

Здравствуйте, уважаемые коллеги.
Замечательно, что  многие взялись за художественное перо, значит, культурная связь времён не прервана.
А.Пушкин кропотливо работал  над каждым звуком, над каждым знаком препинания – посвятил этому шутливую поэму «Домик в Коломне», говоря во вступительной части о языке.
В его творчестве разрешаются проблемы личности и общества; личности и власти; личности и природы.
Он  создал литературный язык, жанры и через это разбудил любовь народа к литературе. В любом его произведении видна психологическая глубина мысли. «Борис Годунов» панорамно показывает связь между слоями общества – мыслит автор.
«Медный всадник» - психическая дуэль маленькой личности и большой при участии стихии.
Пушкин создал литературный язык, а, спустя столетие, у Некрасова деревня без мата говорить не может, а народный поэт стилизует свою речь под народную. Народен Пушкин – он учит  грамотно говорить. У Пушкина пеплом Гришки Отрепьева народ выстрелил из пушки – и пошли по Руси самозванцы – об этом сообщает два столетия спустя Д.Андреев. Это – метасвязь времён.
Правильно ли понимаем Пушкина, читая его:

Мороз и солнце; день чудесный!
Ещё ты дремлешь, друг прелестный –
Пора, красавица, проснись:
Открой сомкнуты негой взоры
Навстречу северной Авроры,
Звездою севера явись!
Мороз и солнце (;) поэт радуется содружеству противоположных стихий: морозу и огню (солнцу); день чудесный!  – при содружестве мороза и огня день полон чудес – прекрасный.
Ещё ты дремлешь – не хочешь выходить из состояния полусна в явь, полную чудес;
Друг прелестный – дружба – любимый вид общения поэта;
Прелестный – полный прелестей, лести – нежности;
Пора, красавица, проснись: пора – надо вставать; и пора - замечательная пора;
Друг  оказался красавицей – вот почему – прелестный;
Проснись – войди в мир чудес;
Открой сомкнуты негой взоры
Навстречу северной Авроры, - открой, откройся, сделай откровение;
Сомкнуты негой – на замке неги;
Взоры – воззри на красоту;
Навстречу северной Авроры – навстречу утренней заре;
Петербург – тоже – северная Аврора – навстречу новой столице;
Звездою севера явись – стань звездой дня, Петербурга - покори общество красотой.
Это только маленький пример анализа тех ощущений, которые должны вызывать образные строки поэта у просвещённого читателя.

     Сбылось предвиденье поэта:
Сегодня Пушкин – всепланетен,
Хотя сшагренилась Россия.
…………………………………….
    На интернетовском веку
Иметь прилично языку
Изящность пушкинского слога.
…………………………………….
      Зачем в поэзии народ –
В алхимиках – наоборот? –
Творим свинцы из – золота…
…………………………………….
      Гений в форму прибирал
Слов народных капитал,
Чтоб мы брызгались – эссе.
……………………………………….
      Гений вёл до – благородных
Самоцветы слов народных,
Чтобы мы вели их – к «фене».
……………………………………………
      Он, начало всех начал,
Мысль и форму – повенчал,
А у нас – бракоразводы.
………………………………………….
      Пропись – строчке – командир –
Урезонивать задир,
А задиры пропись – гонят.
……………………………………………
      Бьющим слог – в каменоломню –
Надо  к Пушкину – в «Коломну».

1. Подвиг Пушкина продолжает А.К.Толстой, заслоненный от нас «зеркалом русской революции» и «Хождением по мукам».   У А.К. Толстого психологическая глубина личностей во  – времени. В трилогии о царе Борисе мыслят герои, а ведет их автор, давая соответствующий их положению уровень языка, вплоть до прозы  – у простолюдина.
        Эту же тему, очень по-своему, развивает Д.Андреев.  – метаглубинное развитие личности –  в пространстве: пространственные и временные пласты взаимодействуют, создавая объемную картину вселенной и роль героев в них.
           В «Ленинградском Апокалипсисе» развернуто показана глубинная связь времен, с причинами и следствиями, и становится понятнее трагедия блокадного города и значение воли и дел Петра.
        В трилогии об Иване Грозном показывается личность великого реформатора и причины его психического излома через кромешность его деяний
        «Рух» - судьба России в пожарах межусобиц и набегов степняков.
       «Железная Мистерия» - путь к освобождению от «Железной пяты»(Дж.Лондон) Ленинизма - Сталинизма. Вот  слова Д.Андреева, говорящие о сути нашего времени:
Милый друг мой, не жалей о старом,
Ведь в тысячелетней глубине
Зрело то, что грозовым пожаром
В эти дни проходит по стране.
А сегодня – наследники великих мастеров – продолжаем тему.

Кипим в поиски новых форм самовыражения: у многих начинающих, пробующих перо, пришедших поболтать, выговориться и т.д. - лучшая форма – её отсутствие; лучшая логика – её отсутствие; (очень знакомо).
Долой премудрости грамматики великого языка – полная свобода  – анархия. Всего этого мы уже нахлебались в политике и в литературе. Не даром же «золотой» век «посеребрел». Но и «серебро» для нас – высоковато:
Долой путаницу пунктуации – дорожные знаки движения мысли – вперёд – к авариям непонимания: «казнить нельзя помиловать» – что делать? «Казнить – короче».
Нам не надо ходить в народ ( в простолюдие), мы сами – народ: разговорный лексикон, включая «феню» и маты - в строку.
Нам не до выкрутасов форм поэтической готики - лишь бы высказаться – долой лаконизм, зачем премудрости литературных норм?: пишем по «нормам» разговорного языка –
Да здравствует всеобщая литературная анархия.

Под небом Пушкина, Толстого
Культуру строим модерново:
Святая воля вдохновенья,
Умножь, сколь сможешь, наше рвенье.

ПервоСловие творца
Низвели мы до – сырца
И – хлебаем мыслебрагу.
…………………………………………
От пустых похвал в стихи.ру –
Много сахара и жира –
Долго ль и до – золотухи…
……………………………………..
Нынче слово ку-клукс-кланить
Помогаем графоманам
Болтовнёй – кому не лень.
           ……………………………………..
Модернистов в мыслештормы
Не пускает стихоформа,
Как мужская суть – в танцоры…
            ………………………………………
Она прекрасна образною силой,
Но – коротко писать – не научилась.
……………………………………….
Новым Шариковым Флюгер
Гнёт поэзию на плаху;
В чём меня он приголубит,
В том, конечно, дал я маху.
………………………………………..
Куда шексприровскому мавру
До наших творческих страстей:
В объятиях – сама культура.
…………………………………………….
Лишь бы мысль светилась в тексте,
Не смотря на текста тестость,
Хвалим автора – поэт.
…………………………………….
Лепим нравственность стихи.ру
И творцы, и те, кто – с жиру:
Гипс толочь – месить – мешать…
……………………………………………
И в делах, и в кассе слова
Превратить бы «лохоловам»
Всю свою страну – в лохань.
………………………………………….
Ладя мысли пьедестал,
Век этически блистал,
Отшлифовывая слово –
Наш век – кайно заколдован.
…………………………………………….
Уж не небо ли халтурит
Так – что золото культуры
Промывается – водой.
…………………………………………
«Бог» и «Вы» с заглавной буквы –
Это, как слащаво буркнуть
Блинистый подхалимаж.

     Тираж   
Я мечтал о тираже,
И сегодня он уже
Для любого стал уловом
Петушащегося слова;
Поответственнее, Пети,
Ведь тираж-то – всепланетен,
В нем увидит каждый глаз,
Что за перышки у нас,
И все наши «ку-ка-реки»
К нам приклеятся навеки.

О большой букве:
Начало строки и её конец – это тоже – знаки препинания (тропы): конец строки, предполагая конец мысли, требует небольшой паузы, а если мысль продолжена в следующей строке, то пауза создает инверсию мысли – образ, а усилению его помогает большая буква в начале строки. Делая её маленькой, «стираем» свой же образ. (это – тонкость поэтики).


Переоценка ценностей. критика
Юрий Медных
                                Переоценка ценностей
                         О чистоте творческого языка авторов
Здравствуйте, со-перники –
Братья по перу,
В мире слов – Коперники,
На пути к костру.
Спасибо, друзья по перу, за доверие: сказать, что король нашего художественного литературного достоинства – гол: чтоб «улица не корчилась, безъязыкая», общаясь на уголовном жаргоне, уличном сленге и мате, классики вооружили нас замечательным языком, а мы, имея его, говорим и пишем как на душу ляжет – поймут и ладно, и считаем свою лексическую безграмотность проявлением народной простоты; величаем себя поэтами; бардов развелось, как грибов: этот высокий титул поэта мы уронили до мурлыканья под гитару.
Писатели не блещут мастерством слова, а любители, в замечательном рвении спасти культуру языка от вульгаризмов и иноязычия, взялись за перо, как народ в войну – за вилы, не зная даже основ художественного творчества, а большинство в этом не одарены. За малейшие успехи хвалим друг друга. Глядя на такую стряпню, количество доброхотов растет, как снежный ком: «мол, и я смогу» –  тонем в косноязычии да графомании. Получается, что любители вместо помощи языку, помогают зарубежью добивать его.
                     От любительской работы,
Лишь  СССР  зачах,
Наш язык – на эшафоте,
Графоманы – в палачах.
Но эта трагедия языка началась  ранее развала СССР. Классики 19 столетия значительно обработали наш язык, частично его пошлифовав. А после них внедряется тезис: «лучше классиков не скажем», переросший в «лучше Пушкина не скажем». В переоценке ценностей культура России пятится: после «золотого» Пушкинского века при расшатывании политической формации скатились до Серебряного века. А со сменой формации стали «Бронзовым» 60 годов, Ведь Ленин сказал, что буржуазные авторы нам не нужны – научим своих. Вот и научили: мы вместе с рублем «одеревенели». Впереди у литературы, видимо, «каменный» век.       
«Мастера» языка не ведут публику за собой, а в погоне за популярностью, идут за публикой. Ориентируясь на лексические нормы языка, трудно не заметить в нашей речи, устной и письменной, гекатомбы ошибок, ставших «нормой». Литературный клуб поднимает на щит третьестепенных авторов пролетарского века – (рядом с ними - смотримся). Хоть,   
Ты сердце выпеснил избе,
А в сердце дома не построил,
– горестно заметил Клюеву Есенин. А клюевыми Русь всегда изобилует.
Среди любительского сырца весомость сборников стала оцениваться не по качеству, а на килограммы. Грамотному читателю стыдно за эту любительскую стряпню, ведь и она – наше лицо.
Мелочно описываем свои переживания, а поэзия – это их показ на объективном уровне, как это сделал Бодлер в «Цветах зла». А наш автор, не поняв метаглубинности в саркастической оценке Шарлем Бодлером роли женщины и ее нынешней сути и решив «пободаться с Бодлером», разразилась ругательством в адрес гения, на что хочется возразить:
                     Поэт был знатным кавалером
                     И нынче гениально молод;
                     Куда «бодаться вам с Бодлером» –
Вы и для низких сфер комолы;
Под шум похвального прибоя
Парите образной голубкой,
Но Горний Свет не беспокоят
Стихи, написанные юбкой.

Уровень боли нашего автора за поруганную высоту женственности не сопоставим со всплеском боли  М.Цветаевой:                
   О вопль женщин всех времен:
                   Мой милый! Что тебе я сделала? 
Среди любительской публики, гордой оригинальной образностью в своем творчестве, некоторые подают надежды на рост, пестря лексическими недочетами:

1 «бегу сквозь них со скоростью улитки» – (сквозь ручьи)
1) точнее было бы сказать: спешу, потому что бежать со скоростью улитки невозможно.
2) но ни спешить, ни бежать сквозь ручьи тоже невозможно, а вот (по, через, поперек, вдоль ручьев – можно).
2 «притяженье – кружение»; рифма женская и дактилическая дает звуковую асимметрию – лишняя звуковая доля в рифме: нье и ние (один слог и два слога.
3 «крикнул я всерьез, без смеха». – всерьез – уже без смеха.
4 «звеня, катилось солнце, как ворона» (хорошенькое сравнение); и ворона каркает, а не звенит.
5 «и верить словам, будто звездам с небес».   Звезды с небес – это упавшие (сгоревшие)  Точнее было бы: будто звездам (в небе, на небе.)
6 «в городе мОем осень», –  сбой метрического ударения. В строке 3х стопного дактиля сделан одиночный «дольник» на второй стопе и изувечен сбоем ударения в слове «моем»  Получилось: (моем осень, (чтобы чистая была?)

1 «Так торжественно здесь»  (как? так)  разорвано определение: так торжественно, что-как-словно-будто – но сравнения нет, поэтому «так» по-висло.
2 «У меня был домик – бЕленая хатка»  – белЁная – необоснованно смещено ударение, создавая звуковую безграмотность.
3 «Как умел он лаять – просто для порядка». (как же? умел); ( просто) – лишнее слово, для заполнения пустоты метра)
4 «Мамка мне сказала – там гуляет черт.» Просторечное «мамка» – пренебрежительно к матери, слишком амикошенски для поэтического текста. Или: это из другого лексического пласта: «сбежались мамки» (няньки)?
А  Черт не гуляет, он подстерегает.
6 «Если Бог не выдаст, если черт не съест.»  В народе говорят: «Бог не выдаст – свинья не съест». Черт здесь не кстати. Черт поберет, а не съест.
7 «О царстве изобилия  -  И как-то вдруг забыл я.»  Изобилия – дак-тилическая. рифма; Забыл я – женская. рифма.  Опять нарушена звуковая симметрия. Вроде «красиво», но красота – в симметрии.
8 «Глубже тайны древние спрячет мОе озеро.»  Две хореические строки с дактилической рифмой зачем-то вытянуты в одну, насильственно создав цезуру (паузу) в середине строки. В слове «мое» смещено ударение. Сравним (наше озеро).
Сравним с нормальной цезурой Пушкина:
Признаться вам  - я в стихотворной строчке
Люблю цезуру - на второй стопе.  - безо всякого манерничанья пятистопный ямб с цезурами.
9 «мерси – Си» – зачем французское. «мерси», есть русское «спасибо» – для этого ли Пушкин, в совершенстве владевший французским, очищал наш словарь от иноязычия?

1 «Я прохожу сквозь солнечный овал,» (прохожу – уже я – «я» - лишнее слово). Проходит, сняв телесные одежды, т.е. ментальным телом, то не сквозь овал, а сквозь солнечный шар.
   Сняв тесные телесные одежды. 
   И то, о чем несбыточно мечтал,   5ти стопный ямб.
   Приобретает свет надежды.          4х стопный ямб
   И воплощаются желанья.           4х стопный ямб ( в одной строфе – несимметрично.
2 «звезды – души мОей пристани»      смещено ударение в слове «моей»;  «души» - в данном контексте неблагозвучно: (зачем душить?).

«СорвАлись в бездну яркие кометы,  (сорвалИсь) смещено ударение
Растаяв навсегда в седой дали.» 
У автора много сонетов и есть их венки.  Но сонет – это рассуждение и вывод под одним сюжетом, а не набор красивых фраз.  Сонет – это не столько форма, сколько содержание и внутренняя структура в чеканной форме. «Сонет – это «молния» мысли и чувства, заключенная в форму. А венок сонетов – это гроза, обрамленная  изящной формой.» (С. Суслова). У автора сонеты и их венки даже по форме не являются таковыми.

1 «А ты – мучительно красив,
   И так мучительно – бездушен.»  Как же? Следовало сказать: так же, но размер не позволил.
2 «Как хорошо свободной быть» (как же?)
3 «Что ты кружишь, как палач?»    «Кружишь» вместо «кружишься» дает игривое понятие: какой предмет герой кружит, вместо того, что сам кружится. И разве кружение – характерное движение палача, если с ним сравнивается?
4 «Я давно пересчитала
   Медь потраченных монет.»  – образ бедности.
  И тут же:
  «Уноси свои заплаты
  От моих резных ворот.»   – символ зажиточности. Нет стройности сюжета.
5 «С волками жить – по-волчьи выть» –
   Твердят все без умолку»  «твердят» - это затверживают наизусть или втолковывают кому-либо; «все» - так уж и все? Так уж и без умолку? строка не продумана.
6 «Но не желаю вО всю прыть.» Ударение на «во», этого требует размер, а надо на «всю», – этого требует смысл.
7 «Противно хищника лицо  примеривать.» Оказывается, у хищника не морда, а лицо.
Стихотворения броско, даже крикливо образны, но многословны, хао-тичны по форме и содержанию.

1 «Три пушистых хризантемы,
   Три махровых хризантемы.» Согласно практической стилистики русского языка, прилагательное женского рода при количественных числительных требует окончания «ые», «ие»: три пушистые, махровые, а прилагателные мужского и среднего рода требуют окончания: «ых», «их». – три новых карандаша. Этот стилистический казус подобен применению «пар» в нашем разговоре там, где их быть не может: пара – это левый-правый; он-она. Но минуты, часы, годы, вопросы, случаи пар не имеют, поэтому звучат вульгарно.
2 «какое чудо на рассвете,
…ловить в распахнутую грудь»  (и какое же?)
3 «Но пруд морозец ранний
   Уже подернул синим.»  ( кто кого подернул?) существительные в одинаковой падежной форме.
4 «Ветерок листает сонник» (кто кого листает?)

1 «меня кусает в попку слепень.»
2 «я сопли втягиваю, рад,
 что у меня родился брат»  - отменная детализация; достойная Баркова, но не его творчеством славна русская литература.
СлепЕнь – ударение должно быть на втором звуке Е, а не на первом.
3 «разит специфический запах
лекарств, медицины вообще…»  - вообще – слово, ничего не значащее и в нем, в строке, лишний по размеру слог О. метр строки требует просторечного «вобще».
«Хозяйки нет, хозяин – холостяк» –. Хозяин – холостяк, уже ясно, что нет хозяйки.
«Здесь беспорядок (нету пресеченья)» – нету – просторечная форма слова нет.  В устах автора «отличное» лексическое украшение художественности. «Нету пресеченья» – прозаизм. Авторские «открытия»: ими переполнены стихи.
«В ведре будильник, что вполне логично», – логика в гулкости от ведра, но об этом не сказано – образ не дорисован.
«Заложив письмо междУ страниц» – мЕжду – смещено ударение.
«К почте двинет через расстоянье» – двинет вместо двинется – просторечие, здесь звучит вульгарно. Кого двинет? По какой части тела? Сравним: «На русских двинул он полки».

2 «Россия,      
             матерь мОя!               
                               Русь!»     -  фраза написана 4 ст. ямбом, со сбоем ударения на 3ей стопе, благодаря этому получается вульгарная игривость: Какую матерь мОя? (моет) Россия?
   
3 «Словечком лютым» –
лютое – это (крепкое, соленое словцо).
Словечко (ироничное, нежное).
Слово (крепкое, забористое, бранное).
4 «Их было тьмы.» (их были тьмы (множества), (тысячи) – тюркское)
5 «из грязи, хляби, из дерьма» - слово бранное, не к лицу поэту в адрес России.
6 «и осененное как бЫ»  - ударение поставлено на бы» и вынесено в рифму. Что за извращение фонетики и лексики? Не красит ни слога, ни речи, ни автора.
7 «любви – молвы»   -  рифма – это созвучие, а здесь его нет:  Любви-яви, язви, обвил (1 звукоряд); молвы-головы - халвы (2 звукоряд).
8 «она здесь и рядом.» (рядом, уже «здесь).   

 Эти авторы считают себя элитой в литературе. Но «Лучше Пушкина не написать»  – для многих стало аксиомой. А надо писать лучше –  культура должна развиваться. Александр Пушкин создал язык и литературу, изрядно отшлифовав свое великое детище, чтобы мы, его потомки и наследники, писали на его уровне и - лучше, работая над своими проблемами в языке, как это делали мастера. Нам заниматься нашими проблемами в изящной словесности, до которой руки мастеров не дошли. Это и есть марафон эстафеты нашего художественного творчества – роста. А мы в поисках новизны самовыражения покатились по наклонной, своенравно нарушая классические нормы, и ничего нового этим не создавая. Надо учиться мастерству, осваивая тайны искусства,  и – творить.
Поменьше бы пустых слов, строк, книг, а побольше одухотворенной свежей мысли в виртуозно грамотно обработанную строку! Превратить бы марафон из демонстрации стихотворного сумбура в эстафету поэтических достижений.
Уважаемые творческие со-перники, спасибо за внимание.
                                    

                                    



 


Рецензии
Добрый день, Юрий!...

Теперь понятно, почему сами литературоведы так беспомощны в творческом плане!... Помните притчу о сороконожке, задумавшейся о том, с какой ноги начать движение?...

Храни Вас Бог!

Сергей

P.S. А повседневная безграмотность устной речи и меня возмущает...*

_____________
* - см. "ДПД или Ещё раз о грамотности".

Позмет   10.07.2015 17:29     Заявить о нарушении
Спасибо, уважаемый Позмет. Вы - хороший собеседник. Сонца и удач вам . С ув. Ю.М.

Юрий Медных   11.07.2015 09:19   Заявить о нарушении
Солнца - (опечатка). Ю.М.

Юрий Медных   23.08.2015 14:01   Заявить о нарушении
На это произведение написано 12 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.