Каракумы

По материалам дневника мотопутешествия
по пустыням Средней Азии.
                                                 Автор.
    Поэма.

"Учкудук, три колодца,
Защити, защити нас от солнца…"
                                            Ю. Энтин.

 К походу готовы – маршрут наш не прост–
Шальными песками четыреста вёрст.
Подробная карта, секстант и компас,
Воды и бензина приличный запас.
Походная кухня, весёлый настрой,
Палатка, гитара – всё это с собой.
Пустынной дорогой несутся звеня,
Четыре лихих двухколёсных коня.

С рассветом пурпуром алеет восток.
Багряное солнце над миром встаёт,
Лучами украсив пустыни наряд,
Оранжевым светом барханы горят.
И как бы хотелось продлить этот миг,
Но рвётся светило в небесный зенит.
Всё резко меняется сразу, и вот,
Уж солнечный луч всё безжалостно жжёт.

Как маслом картина – эффект миража:
Вот озеро справа – вода, острова…
Вдоль берега зелень, вот пальма растёт,
Всё в мареве жарком воздушно плывёт…
Не веришь, что это природная блажь,
Что это обычный пустынный мираж.
Введёт в заблуждение водная ширь,
Но лопнет всё вскоре, как мыльный пузырь.

А белое солнце всё злее печёт,
Калёный песок обжигает сапог,
Дымится от жара резина колёс.
И мнится – куда тебя леший занёс?
Потрескались губы, песок на зубах,
Скитальцам в пути да поможет Аллах!
Глотнуть бы водицы прохладной чуток,
Да фляги нагрелись – почти кипяток.

Тревожно вползает сомненья змея:
А может мы едем совсем не туда?
Сгинёшь в Каракумах, коль сбился с пути,
Пустыня сурова – с ней брат не шути.
Такая жара, что клянёшь белый свет,
Уж столько прошли, а колодца всё нет!?
Но штурман уверен, и точен расчёт,
Он прямо к колодцу колонну ведёт.

А вот и оазис: обширный навес,
Насос у колодца, с десяток овец,
Во славу Аллаху в полуденный час
Туркмены - сунниты свершают намаз.
Рядок саксаулов, плешивый лужок,
Стоят два верблюда у хилых кустов.
Зелёный вагончик. В проёме дверей –
Радушный хозяин встречает гостей.

Смотритель из местных, опрятен на вид,
Общительный парень, а имя – Саид.
И,спешно желая гостям угодить,
Идёт он к колодцу водицы добыть.
А способ добычи смекалист и прост –
Верблюды по кругу– и ожил насос...
Наполнен водою бетонный бассейн,
Верблюдов уводят в прохладную тень.

Саид приглашает за низенький стол,
В тени под навесом идёт разговор.
Аккорды гитары, чала* и урюк,
Шумит самовар, запах дыни, арбуз.
И каждый –  приятель, товарищ и друг,
Под струны гитары поём "Учкудук".
Но время идёт, и спадает жара,
И трогаться в путь наступает пора.

Немного южней,  в полусотне верстах,
Здесь центр Каракумов – посёлок Дарваз.
Тут сердце пустыни средь царства песка,
Как жерло вулкана здесь – "Ада врата".**
А к юго-востоку пустынный простор,
Ландшафт там равнинный, нет дюн и песков.
У древнего Мерва – хвала временам! –
Ваял свои вирши великий Хайям.

Прекрасен в пустыне волшебный закат.
Как в мареве розовом дюны стоят.
Глотают пески красный, матовый шар,
И сполохом понебу хлещет пожар.
Но время приходит, и блекнет заря,
У краешка неба полоска одна.
Все светлые блики уносятся прочь,
Вступает в права азиатская ночь.

Таинственной темью объята земля.
Диковинным диском желтеет луна
И, призрачным светом чаруя своим,
Окрасила дюны лучом золотым.
И словно морская застывшая зыбь,
Синеют барханы в песках голубых.
А звёзды, как в сказке восточной близки -
Сияют не дальше простёртой руки.

С рассветом, прервав продолжительность снов,
Выходим из зоны сыпучих песков.
Пред нами открылся такыров*** простор,
Он ровный и гладкий, как письменный стол.
Ещё километров с полсотни пройти…
И вот уже горы синеют вдали –
Гряда Копетдага, за нею Иран.
Нам нужно направо. Прощай Туркестан!

Ноябрь 2013.


*  Верблюжье молоко.
** Газовый кратер " Дарваза" – " Врата Ада". (см. иллюстрацию).
Диаметр кратера – 60 м. Глубина – 20 м.
Из кратера вырывается пламя – горит газ.
*** Такыр – плоские глинистые поверхности,
в пустынях субтропической зоны. ( тюрк.)


Рецензии
Я помню пустыню ту - Тхал. Пакистан.
Со мною в засаде мальчишка лежал,
Служил по призыву, лет двадцать на вид,
Призвался с Казани; татарин - Рашид.
Песчаная буря хлестала по нам,
Бойцам разведгруппы - девчатам, парням.
Песок до плюс сорок и хочется пить,
Засада. Про воду приказ был забыть.

Лишь ночью, когда отступает жара -
Из фляги глоток и опять до утра.
А звезды чужие огромны висят
Под ними в песке два десятка ребят,
Без знаков отличий, жетонов и ксив,
Глядят в перекрестье, как месяц красив.
Но вот по утру засекли караван,
С Афгана Пенджабом в обход на Иран.

И форма чужая прилипла к спине;
Сержант Сматулаев! С винтовкой ко мне.
И в оптику линз сквозь песчаную пыль,
Приник к окуляру контрактник Фаиль.
Вот медленно спуск нажимает рука,
А дальше огонь, рёв и крови река
Уходит в песок испаряется в миг,
А рядом навечно мальчишка поник.

Горит героин, но какая цена!
Тебя ненавижу, в тебя влюблена,
Пустыня в которой лежала в песке,
В коротком бою жизни на волоске.
Откуда двухсотых тащили с собой,
Пустыня, в которой все снится мне бой.
Седые барханы блуждающих дюн,
И мальчик Рашид - вечно молод и юн.

Ольга Бонта   18.11.2017 22:04     Заявить о нарушении
Ольга, благодарю за отклик!
Ваше экс. стихотворение поражает своим драматическим
реализмом в сложных природных условиях песчаной пустыни.
Спасибо Вам за замечательный стихотворный ответ.
С уважением.

Владимир Чистяков 3   17.11.2017 12:16   Заявить о нарушении
Просто воспоминания,
Что до песка в зубах;
И снова во снах скитания,
С парнями по тем местам...

Ольга Бонта   18.11.2017 22:02   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 22 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.