Мои Апокрифы

                         МОИ АПОКРИФЫ
                        (цикл стихов)



                    ПРЫГНУВШИЙ С ВАВИЛОНСКОЙ
                            БАШНИ

                     (фантазия на тему
                     Вавилонской башни)
 
                        Всё выше и выше поднималась башня,
                        пока не встревожился Яхве...

                            "Вавилонская башня"
                               infosity.ru



Он прыгнул с Вавилонской башни
легко,
как я с постели на пол
слетел во сне позавчерашнем,
лицо о вазу исцарапав.

Он словно ведал участь многих:
И тех, кто лил цемент на камень,
И тех, кто после долгих оргий
Грехи замаливал под "А'мен!"

В последний раз, среди раздумий,
Насытясь кровью винограда,
Он оглядел гробницы мумий,
И стогны царственного града...

А башня рухнула назавтра.
И за пределами земного
смеялся Яхве.
Зло, азартно.
А вспомнив всё,
смеялся снова.



                      ПОСЛЕ
                      ПОТОПА
                (не библейская версия) 
         
                     навеянно
         прозаической миниатюрой Артюра Рембо
                   «После потопа».

                                       Как только угомонился потоп...
                                       на грязной улице появились прилавки...
                                       кровь полилась...
                                       Мадам N установила фортепьяно
                                       в Альпах

                                                     Артюр Рембо.
                                                   «После потопа»


Когда сошла вода и обнажились горы
И даже грязных улиц перспектива,
Мир загудел... Но первые глаголы
Предназначались только Богу льстиво.

Открылись лавки. Дети быстрый обруч
Гоняли по замурзанным кварталам.
Бедняга-заяц, обнаружив кобру,
Свой кросс по лесу выдыхал устало.

На скотобойнях кровь стекала в лужи.
Дрожали скопом: овцы, козы, серны.
Им лечь на стол в после-потопный ужин
Под ником обезличенным - «консервы».

Убит был Ной (по слухам, в пьяной драке).
А на застрявшем в Альпах фортепьяно,
В заснеженном, беззвёдном полумраке,
Играла дева марши, как ни странно.
 



                 БИБЛЕЙСКИЙ
                 ВЕК


К утру в лампаде догорело масло.
Бог въехал в град на медленном осле.
Над ним луна
мерцала и погасла,
на голубом оставив
лёгкий след.

Толпа носилась в поисках кумиров.
Ей всё равно: каких, когда и где.
А между тем, терпенье
всё скормило.
Всё, что могло,
с ладоней площадей.

Но годы напролёт трудясь, как пчёлка,
И атлас звёзд
втащив на антресоль,
Век - в свитках что-то
зло и нервно чёркал,
из тёмных вод
выпаривая соль.




                                СТАНСЫ ВЕТХОГО
                                        ЗАВЕТА
                                    источником для
                                этого стихотворения
                      послужил «Библейский словарь».

Слова:  предтеча,
нетопырь -  летучая мышь;
левиафан – морское чудовище, символ
хаоса;
мандрагора – растение, плоды которого
обладают наркотическими свойствами
________


Что ни судьба - над ней  господний нож:
Сын Авраама, дети ли Иова.
Ты видишь, как беспомощно здесь слово.
А ноша их –
предтеча многих нош.

Нетопырями тени по углам.
Вот-вот из тьмы и впрямь левиафаном
Ночь приползёт. И надо быть профаном,
чтоб не заметить –
бал  здесь правит мгла.

Ночь лунится на сотни вёрст вокруг.
Храпит Самсон, наевшись мандрагоры.
Но спи не спи, когда здесь рухнут горы –
Не удержать
и миллионом  рук.



           ФАУСТ И ЛЮЦИФЕР ИЛИ –
                 МИР НАОБОРОТ

           навеяно стихотворением
               Теодора Гланца
          «Наоборотный мир»


Здесь, если власть – то власть имён.
И всё равно: Перикл, Ленин.
Здесь Фауст – дьявольски умён,
А дьявол –
жалкий раб сомнений.

Здесь если правила толпа,
То грубо,  злобно и без правил.
Раб слал легко на казнь раба,
Вор тяготел душой к Варраве.

Здесь книгоман костёр из книг
Устраивал под свист и хохот.
Он прав. Ведь то, что было в них
Преступно не сошлось с эпохой.

И подавляя свой восторг,
Сам в сфере мыслей дьявол в целом,
Вёл Фауст
хитроумный торг
с рабом сомнений – Люцифером.




                                         ВИДЕНИЕ
                                         АПОКАЛИПСИСА                               
                        навеяно «Библейским словарём»
    
                              использованные слова:
                  
                      сикомора – разновидность дерева «смоковницы»,
                      предтеча,
                      перст,
                      вотще - напрасно
                      тернии - колючие кустарник и растения,
                      четыре всадника Апокалипсиса


Подобно одинокой сикоморе
Я в землю врос, судьбой пока храним.
Здесь моря нет, но небо – вот где море!
Взлети в него
и воду зачерпни.

А ночью – звёзд! Не сбиться бы со счёта.
Мне б только вникнуть в эту Книгу книг.
Гравюрой к ней
вчера увидел чётко:
коней в пыли
и всадников на них.

Они неслись в предгорье туч
и грозной
предтечей стали горестей таких,
что на земле, где скопом, а где розно
молились и вздымали кулаки.

Но что богам твой страх грядущих Герник?
Молись, бунтуй,
свой гневный перст воздень.
Вотще, как всё...
Сквозь лес привычных терний
прокладывал дорогу
новый день.



                             ЗАЛОЖНИК ПРОШЛЫХ ЖИЗНЕЙ
                          (фантазия на тему реинкарнации)


                                    До тех пор, пока вы
                                    не осознали непрерывный закон
                                    умирания и рождения вновь,
                                    вы просто смутный гость на
                                    этой Земле.

                                           Иоганн Гёте


                                                           Менялись боги. Рушились гробницы,
                                                           Стирало время царства без следа...
                                                           Неведомая сила возродиться
                                                           Меня опять заставила сюда.
             
                                                                      Геннадий Головатый



То не время сочится под пыткой, придуманной кем-то,
Диким воплем своим вызывая смятенье и ропот.
Это тот человек, чей скелет обнаружен в Микенах,
В миллион первый раз
по булыжникам мокрым протопал.

Он искал и искал дом, где умер однажды так страшно,
Но чужими, в тумане,  стояли громады слепые.
Жизнь, казалось, прошлась,
словно грубо заточенный рашпиль,
ничего не оставив: ни камня, ни пепла, ни пыли.

Он дворы обошёл. Но молчанье суровых колодцев
и обшарпанных стен не совпали ни с сердцем, ни с датой.
Лишь прапамять кричала, как  бурей несломленный лоцман:
«Здесь когда-то ты жил и, поверь мне,
здесь умер когда-то!».

И вернулось к нему бумерангом бездомное эхо.
И хламида тумана сползла с заколоченных окон.

Он стоит у двери...
Сквозь унылое небо в прорехах,
взглядом Мессинга смотрит
огромное лунное око.




              В КАПКАНЕ
              ДАЛЁКОЙ ЭПОХИ          
           стихотворение, навеянное
           «Библейским словарём».

                  Использованы слова:

                          виссон – тончайшая льняная ткань
                          василиск – ядовитая змея
                          вежды – веки
                          праща - оружие для метания камней
                        
               
               Длинные веки опущены были до самой земли.
               "Подымите мне веки: не вижу!" сказал Вий
               и всё скопище кинулось подымать ему веки.

                      Н.Гоголь
                       "Вий"


Виссона прозрачная нежная взвесь.
За древом, за веткой – глаза василиска.
До неба дождём эту ночь занавесь –
Я знаю ты где-то, незримо, но близко.

Тяжёлые камни прожитого дня
Легли, как всегда, на усталые вежды.
Но веки, дай срок лишь,
примчатся поднять
уснувшей земле
мудрецы и невежды.

А вОроны делают в небе круги
И так затекла звездочётова выя,
Что, кажется, проще и даже с руки
Пробить это небо, пращою,
навылет.



                                ПОЛЫНЬ
                                ИНЫХ ВРЕМЁН
                            навеяно «Библейским словарём»
 

                   Использованные слова:
                  
                   горлица – дикий голубь,
                   багряница – ткань, окрашенная драгоценной
                   в древности пурпурной краской,
                   власяница – одежда из грубой шерсти
                   одеваемая в знак покаяния или траура,
                   дщерь - дочь
                  
_____


Голгофа грядёт. Но ещё  до неё
Изношена будет не раз власяница
И дух, словно горлица,
рухнет на лёд.
От века и стрел
не дано уклониться.

Кровавые жезлы. Веков  жернова.
Закат
багряницей имперской над миром.
И все мы рабы. И сила права,
во всём благоволя
царям и кумирам.

Но, дщерь!
Ты бежишь из отеческих мест.
Вчера - королева.  Сегодня – босая.
«Жизнь всё же
такой сумасшедший замес!», -
сказал бы, рифмуя столетья,
Исайя.

 


Рецензии
Потрясающий цикл! у Вас будто в голове машина времени, эффект присутствия полный!

Наталия Наволокина   16.04.2017 09:42     Заявить о нарушении
Сочинял стихи этого цикла,
словно в колокол изо всех сил звонил,
с каким-то особым вдохновением.
Очень рад, Наталия, что стихи понравились.
Большое спасибо за отклик!

Всего Вам доброго!
С теплом,
Яков

Яков Рабинер   16.04.2017 16:40   Заявить о нарушении
На это произведение написано 28 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.