Джон Мильтон. Потерянный рай. Книга VII

John Milton. Paradise Lost. Book VII
© John Milton, 1667
© William Blake, иллюстрация, 1794
© Александр Андреев, перевод, 2014

*

Содержание

Рафаил по просьбе Адама рассказывает, как и зачем был создан этот мир: Бог,
изгнав Сатану и его ангелов из Рая, на радостях объявляет о своём намерении
создать другой мир и других существ, которые бы там жили; посылает своего Сына
во славе и в компании ангелов совершить сотворение мира за шесть дней; по
истечении этого срока ангелы воспевают успешное завершение трудов и его
возвращение в Рай.

Сойди с небес, Урания, коль верно
Тебя так звать: божественный твой голос
Вознёс меня повыше, чем Олимп,
И выше, чем Пегаса - взмахи крыльев!
Значение, не имя, важно: ты [ 5 ]
Не из девятки муз и не с вершины
Олимпа, но, рождённая в Раю,
До гор и до источников возникла,
Беседовала с Мудростью извечной,
Сестрой твоей, играла с ней при вашем [ 10 ]
Отце Всесильном, так любившем звук
Мелодий райских. За тобой и я
Сумел проникнуть в небеса небес
И, ранний гость, хлебнул там воздух вышний,
Тобой смягчённый. Столь же осторожно [ 15 ]
Спусти меня к родным моим стихиям;
Чтоб с лошади летучей (как когда-то
Беллерофонт, хоть несколько пониже)
Не рухнул бы я на Алейском поле,
Покинутый, скитаться обречённый. [ 20 ]
Ещё я половины не сказал,
Но сфера мира над землёй всё уже.
Я на земле стою, не в небесах,
И тем же голосом пою - не грубым,
Не тихим, хоть он знал плохие дни, [ 25 ]
Плохие дни и злые языки;
Во тьме, среди опасностей, один,
Но всё ж не одинок - то ты ко мне
Придёшь в ночи, то утро засияет
Рассветом. Будь, Урания, мне музой [ 30 ]
Для публики достойной, хоть и редкой.
Но избегай вакхических безумств
Той расы, что фракийского певца
Изорвала в клочки в глуши Родоп,
Где лес и камни слышали все крики, [ 35 ]
Пока тот дикий вой не заглушил
Людей и арфы; не смогла и Муза
Спасти сынка. С тобой любая песня
Полна искусства, без тебя - пуста.

Скажи, богиня, что было за тем, [ 40 ]
Как Рафаил-архангел на примере
Предостерёг Адама от измены
Рассказом о падении из Рая
Изменников - чтоб это не случилось
С Адамом или всем его потомством: [ 45 ]
Им запретили дерева касаться,
И это их единственный запрет,
Легчайший там, где столь обширен выбор
Всех вкусов, чтобы утолить неверный
Их аппетит. Они с супругой Евой [ 50 ]
Внимали, и наполнились восторгом
И мыслями глубокими, услышав
Столь дивные рассказы - не могли
Они представить ненависть в Раю,
Войну так близко к Божьему престолу [ 55 ]
С таким смятением; но зло вернулось
И хлынуло потоком на виновных
В его истоках, и его не спутать
С благословением. Адам отверг
Сомненья в сердце; и спешил, безгрешен, [ 60 ]
Узнать всё, что могло его касаться -
Как этот мир божественных небес
И видимой Земли возник впервые;
Когда он создан, из чего, зачем;
Что было до него в саду Эдема [ 65 ]
Или вокруг; мы, жажду утолив,
Взгляд всё равно с источника не сводим,
Чей мерный шёпот струй вновь будит жажду.
Он так сказал небесному посланцу:

"Сколь новое и дивное для нас, [ 70 ]
Неведомое миру, нам открыл ты!
Счастливо послан, Божий толкователь,
Ты с Неба нам - предупредить о том,
Что привести могло бы нас к потерям,
А знанию людскому недоступно. [ 75 ]
И Богу мы безмерному за это
Навеки благодарны, и наказ
Мы принимаем, только бы исполнить
Господню волю - он же всё задумал
Для нас. Но раз уж ты к нам снизошёл [ 80 ]
И просвещаешь нас о том, что выше
Земных раздумий, но касалось нас,
Как мудрости угодно высочайшей,
Спустись же ниже, расскажи о том,
Что тоже может быть полезно знать нам - [ 85 ]
Как Небо появилось, что мы видим
Так далеко, где нет числа огням
Летящим; или то, что наполняет
Пространство или отступает - воздух,
Обнявший землю; и что побудило [ 90 ]
Создателя, что отдыхал всю вечность,
Так поздно вдруг строительство начать
Средь Хаоса, и быстро завершить;
Уж расскажи нам, если это можно:
Мы не хотим выпытывать секреты [ 95 ]
Империи его, но лишь прославить
Труды его познанием своим.
И свет дневной ещё пройти желает
Так много, хоть и низко. В Небесах
Он слушает внимательно твой голос [ 100 ]
И подождёт, чтобы узнать своё
Происхожденье, знать, как родилась
Природа из невидимых глубин;
А если вдруг послушать захотят
Вечерняя звезда с луной, то Ночь [ 105 ]
Пошлёт нам тишину и сон, чтоб слушать;
А то попросим не мешать рассказу
И с утренней зарёй тебя отпустим".

Так с ярким гостем говорил Адам;
И так сказал подобный Богу ангел: [ 110 ]
"На осторожный твой вопрос отвечу;
Но описать всевышнего дела -
Откуда серафиму взять слова,
И как же их понять сердцам людей?
Но то, что ты поймёшь, и что послужит [ 115 ]
Для прославленья Бога, и тебя
Счастливей сделает, скрывать нет смысла:
Ведь это мне и поручили свыше -
Помочь тебе в желании всё знать
В границах чётких; больше - не проси, [ 120 ]
И не надейся хитростью открыть,
Что скрыто, что невидимый наш Царь,
Единственно всезнающий, укрыл
Завесой ночи от Земли и Неба.
Того, что можно знать, вокруг довольно; [ 125 ]
Но знанье - как еда, ему нужны
И воздержание, и аппетит,
Чтоб управляться с тем, что ум вмещает;
Излишества же мудрость превратят
В безумие, избыток пищи - в газы. [ 130 ]

Так знай: когда из Рая Люцифер
(Его так звали: самый яркий ангел,
Как Утренняя ярче прочих звёзд)
С войсками рухнул в пламени сквозь Бездну
На нынешнее место, Сын вернулся [ 135 ]
Победно со святыми; Всемогущий
Отец наш вечный с трона увидал
Всё множество и обратился к Сыну:

"Вот пал наш враг-завистник, что считал
Мятежниками всех, и с их поддержкой [ 140 ]
Твердыню неприступную, престол
У Божества верховного украсть
Хотел, нас обездолив, и смутил
Столь многих, потерявших место здесь.
Но вижу я, что тут осталось больше; [ 145 ]
Рай населён пока довольно густо,
Чтоб охранять обширнейшее царство
И этот храм высокий посещать
Для службы и серьёзных ритуалов.
Но чтобы он не ликовал от горя, [ 150 ]
Что нам принёс, и не считал, что взял
Из Рая многих, я могу восполнить
Ущерб, если считать таким потерю
Заблудших, и немедленно создам
Мир новый; а из человека - род [ 155 ]
Бесчисленный, чтоб там он жил, не здесь,
Пока заслуги не возвысят их,
Открыв для них весь долгий путь наверх
За послушанье долгое, и станет
Земля как Рай, и станет Рай Землёй, [ 160 ]
Единым царством радости навеки.
Просторы обживайте, силы Рая;
Ты, Сын мой, ты, моё живое Слово,
Через тебя свершится всё - лишь молви!
С тобой шлю вездесущий Дух и силу; [ 165 ]
Вперёд! и в предназначенных границах
Пусть бездна станет небом и землёй;
Да, бездна безгранична, заполняю
Я бесконечность, и простор не пуст,
Но я, безмерный, ухожу от дел, [ 170 ]
И доброта моя вольна работать
Иль отдыхать; Необходимость, Случай,
Идите прочь. Чего хочу - Судьба".

И всё, что Всемогущий объявил,
Исполнил тотчас Слово, сын его. [ 175 ]
Дела мгновенны Божии - быстрее,
Чем время и движение; но уху
Их не поведать без процесса речи,
Чтоб всё могли понять земные чувства.
Весь Рай за объявленьем Божьей воли [ 180 ]
Наполнили триумф и ликованье.
Все пели славу вышним, человеку
Желали мира и благополучья:
Слава тому, кто в справедливом гневе
Прогнал всех нечестивых от жилища [ 185 ]
Благочестивых; похвала и слава
Тому, кто мудро приказал творить
Добро из зла, и вместо злобных духов
На бывшее их место привести
Получше расу, благо растворив [ 190 ]
Во всех мирах и временах навечно.

Так пели иерархии. А Сын
Вернулся из великого похода,
Весь препоясан мощью, в ярком лимбе
Божественности, разумом с любовью [ 195 ]
Наполненный, и в нём Отец сиял.
Бесчисленные с колесницей рядом
Шли херувимы, серафимы, власти
И духи; показались колесницы,
Крылаты, из хранилища Господня - [ 200 ]
Ждал очень долго между медных гор,
Момента дожидаясь, наготове
Небесный экипаж; и вот явился
Внезапно, ибо дух в нём вечно жил
И Бога ждал. Рай распахнул ворота, [ 205 ]
И с гармоничным звуком золотых
Петель они открылись, пропуская
Царя, что с Духом и всей мощью Слова
Пошёл творить новейшие миры.
На райской почве стоя, с берегов [ 210 ]
Они глядели на безмерность бездны,
Как море, тёмной, дикой и пустой,
Вздымаемой со дна бесчинством волн
И ветра, словно горы шли на приступ
Вершин небесных с полюсом по центру. [ 215 ]

"Спокойно, волны! и глубины, смирно! -
Сказал Сын-Слово. - Прекращайте буйство!"
Не задержался; крылья серафимов
Его в отцовской славе поднимали
В безбрежный Хаос, в не рождённый Мир, [ 220 ]
И Хаос слышал всё; а вслед за ним
Вся свита устремилась - насладиться
Творением, его чудесной силой.
Колёса встали. Взял он в руку циркуль
Свой золотой, из Божьего запаса, [ 225 ]
Чтоб очертить границы для Вселенной
И всех вновь сотворяемых вещей.
Одной ногой он встал, другой провёл
Круг в тёмной безграничной пустоте,
Сказав: "Расти в очерченных границах, [ 230 ]
До справедливого предела, Мир!"
Так Небо создал Бог, так создал Землю,
Материю бесформенную. Тьма
Скрывала бездну; но над водной гладью
Дух Господа простёр свои крыла, [ 235 ]
Теплом и продуктивностью наполнил
Всю толщу влаги, но изгнал в глубины
Весь чёрный и холодный грубый шлак,
Весь вред для жизни; а затем слепил
Подобное с подобным, остальное [ 240 ]
Повсюду рассовал, везде вдул воздух,
И Землю за серёдку подцепил.

"Да будет свет!" - Бог молвил, и предвечный,
Чистейший свет, возникший раньше всех,
Пробился из глубин, пошёл с востока [ 245 ]
В свой путь сквозь мглистый воздух в виде шара,
Сияющего облака - ведь Солнце
Ещё не родилось, а было сгустком.
И Бог увидел, как прекрасен свет;
Свет с тьмой развёл по разным полушарьям, [ 250 ]
И Днём он свет назвал, а Ночью - тьму.
И утро было в первый день, и вечер,
И праздновали их, и воспевали
Небесные хоры, едва увидев
Идущие из тьмы лучи востока, [ 255 ]
Рожденье Неба и Земли. С восторгом
Заполнили они пустынный космос,
И золотые арфы пели гимны
Создателю, как называли Бога,
И первым вечером, и первым утром. [ 260 ]

И Бог тогда сказал: "Да будет твердь
Меж водами, и отделяет воды
От вод!" И создал Бог земное небо
Как продолженье жидкости - прозрачный,
Простой, чистейший воздух, уходящий [ 265 ]
Кругами к удалённейшей границе
Огромной сферы - разделенье твёрдо
Всех вод внизу от тех, что наверху;
Ведь он как землю, так и мир построил
На тихих водах в мощном океане [ 270 ]
Из хрусталя, подальше от шумов
Анархий Хаоса, чтоб не влияли
Их крайности на дивную картину;
И Небом твердь назвал; и хоры пели
И вечер, и рассвет второго дня. [ 275 ]

Земля сформировалась, но скрывалась
Ещё в утробе водной эмбрионом,
Не появляясь; и по всей земле
Тёк океан - не просто так: смягчала
Её теплом живительная влага, [ 280 ]
И в матери формировался плод
От влажности; и только Бог сказал:
"Вы, воды, что под небом, соберитесь
Все вместе, пусть земля сухая будет!",
Как тут же высоко взметнулись горы, [ 285 ]
Рождаясь; их безжизненные склоны
Пронзили облака, вершины - небо.
Как высоко холмы взросли, так низко
Огромная образовалась полость,
Постель для вод: туда они спешили [ 290 ]
Довольные, стремительно катясь,
Как капли по пыли, с сухих районов;
Часть поднялась хрустальною стеной -
Так сильно повлияло повеленье
На быстрые потоки. Как войска [ 295 ]
На зов трубы (ведь о войсках ты слышал)
Спешат под знамя, так спешили воды,
Катили волны там, где находились -
Со склона бурно, по равнине тихо;
Ни камни им, ни горы не мешали; [ 300 ]
Они, змеясь вокруг, скрываясь в почве,
Свой находили путь, и в топком грунте
Глубокие каналы прорывали:
Слегка, ведь Бог сухую землю создал
Везде вне берегов, где ныне реки [ 305 ]
Текут, перенося извечно влагу.
Сухую землю Сушей он назвал,
Резервуары водные - Морями;
Увидел: хорошо. Сказал: "Земля
Пусть зацветёт травой, трава даст семя, [ 310 ]
И пусть деревья плод дают такой,
Какое семя на земле имеют!"
Едва сказал, как голая земля,
Невзрачна и безжизненна доселе,
Покрылась мягкой травкой, что в приятный [ 315 ]
Зелёный цвет окрасила её;
И все травинки, бурно расцветая,
Многообразьем красок убирали
Земное лоно; только распустились,
Лоза пошла цепляться; появился [ 320 ]
Плод ароматной тыквы; тростником
Заполнились поля; там рос ветвистый
Кустарник; а над всеми поднялись
Деревья, словно в танце, распахнув
Всю тяжесть веток с фруктами и в почках: [ 325 ]
Холмы короновал высокий лес,
Ключи, долины - небольшие рощи,
А реки - берега; и вся Земля
Подобна Раю стала - там богам
Приятно жить, гулять и навещать [ 330 ]
Тенистые святыни; Бог не слал
Ещё на Землю дождь и Человека -
Возделывать; но шёл из-под земли
Туман росистый, почву и растенья,
Всё то, что создал Бог, питая соком, [ 335 ]
И каждая травинка зеленела
На стебле. Бог увидел - хорошо;
И вечер был, и утро - третий день.

И Бог сказал: "Да будут огоньки
На высоте небес, чтоб отделять [ 340 ]
От ночи день; пусть знаками послужат
Сезонов, дней, круговорота лет;
И пусть они всем светят - я велю
Им разместиться на небесной тверди,
Чтоб Землю освещать!" - и так и стало. [ 345 ]
Бог создал человеку два светила -
Одно (сильнее), чтобы править днём,
Другое - ночью; и наделал звёзд,
И поместил их на небесной тверди,
Чтоб Землю освещать попеременно, [ 350 ]
То правя днём, то управляя ночью,
И тьму от света отделять. И Бог
Увидел, что всё сделал хорошо:
Из тел небесных первым создал Солнце
Как сферу, пусть сперва без света, но из [ 355 ]
Эфирной массы; позже - шар Луны;
И звёзды все - от ярких до чуть видных,
Засеяв небо звёздами, как поле.
Потом он взял большую долю света
Из облачного сгустка, поместив [ 360 ]
На Солнце, сделав пористым (чтоб пить
Тот жидкий свет) и твёрдым (сохранять
Свои лучи в огромном светлом замке).
Другие звёзды из фонтана света
Черпают, чтобы Утренней планете [ 365 ]
Нашлось, чем золотить свои рога;
Они же поглощеньем, отраженьем
Хотят свой слабый свет усилить, ныне
Чуть видный человеку издалёка.
Сперва восток окрасило светило - [ 370 ]
Правитель дня, залив весь горизонт
Ярчайшими лучами, что готовы
Бежать по небу; серенький рассвет
И перед ним взошедшие Плеяды
Дарили радость. Пусть не столь ярка, [ 375 ]
Луна напротив, с запада, зеркально
Подставила лицо, его лучи
Заимствуя: ведь ей другого света
Не надо; она держится поодаль
До ночи, а затем востоком правит [ 380 ]
Сама, вращаясь у оси небесной,
И делит царство с тысячей огней,
Тысячей тысяч звёзд, что полусферу
Заполнили собой: тогда впервые
Взошли и сели яркие светила, [ 385 ]
И вечер был, и утро - день четвёртый.

И Бог сказал: "Пусть в водах народятся
Рептилии с немеренным потомством,
А в небе пусть пернатые кишат,
Чьи крылья отражаются на тверди!" [ 390 ]
И создал Бог больших китов, и всех
Ползучих душ живых, что в изобилье
По роду своему плодились в водах,
И множество родов крылатой дичи;
Увидел - хорошо; благословил: [ 395 ]
"Плодитесь, размножайтесь, и моря,
Озёра, реки, воды наполняйте;
Пусть будет больше дичи на земле!"
И вот моря, заливы, ручейки
Наполнились бесчисленною рыбой, [ 400 ]
Что в плавниках и блёстках чешуи,
Как отмель, собиралась под морскими
Волнами. Часть, одни или попарно,
В водорослях росли или в ветвистых
Кораллах, или солнцу, промелькнув, [ 405 ]
Показывали золото одежд;
А то, в жемчужных ракушках укрывшись,
Искали пищу, или под камнями
Еду в доспехах ждали; гладкокожи,
Дельфины прыгали; а часть побольше, [ 410 ]
Громадной массой двигая, нагнала
Шторм в океане. Там Левиафан,
Крупнейший из живых существ, в глубинах
Простёрся, то ли спит, то ли плывёт,
Как остров, и сквозь жабры море входит [ 415 ]
В него, а вытекает через хобот.
На тёплых берегах, в пещерах, в топях
Потомство, скорлупу едва разбив
Обычным стуком, вылупилось робко
Птенцами, чтобы вскоре, оперившись, [ 420 ]
Подняться на крыло и, режа воздух,
Отвергнуть землю, с клёкотом взлетев
Под облака. Там аисты с орлами
На скалах и на кедрах вили гнёзда.
Часть просто так летала; часть, мудрее, [ 425 ]
Прокладывала путь, собравшись строем,
Знакомая со временами года,
Стремя свой караван над морем ввысь
И над землёй друг другу помогая
Крылом в полёте: так журавль стремится [ 430 ]
В свой ежегодный путь на крыльях - воздух
Дрожит от их неисчислимых перьев.
С ветки на ветку с песнями пичужки
В лесу порхали на цветастых крыльях
До вечера; и важный соловей [ 435 ]
Всю ночь, не умолкая, нежно пел.
Другие в серебре озёр и рек
Купали грудки; лебедь с шеей-аркой,
Под белизной крыла укрытой гордо,
Величественно лапой грёб; но часть [ 440 ]
Взлетала над водой и поднималась
До воздуха небес. Кто по земле
Шагал - петух, чьи крики возвещают
Час тишины; или другой, украшен
Хвостом прекрасным в радужных узорах [ 445 ]
С глазами. Так вода обильна рыбой,
А воздух полон дичи стал. И вечер,
И утро возвестили пятый день.

И встал шестой, последний день творенья,
С вечерней арфой, с утренней; и Бог [ 450 ]
Сказал: "Да породит Земля животных:
И скот, и всех ползущих, и зверей
По роду их!" Земля повиновалась
И, чрево отворив, дала рожденье
Бесчисленным созданьям полной формы, [ 455 ]
И сразу взрослым. Из земли росли,
Как из берлоги, звери, где придётся:
В лесу, в кустах, в чащобе и в пещере -
Среди деревьев, встав, попарно шли;
Скот и в полях, и на лугах рождался: [ 460 ]
То редко, в одиночку, то стадами
Паслись, обширно разойдясь гуртом,
Траву раздвинув; вот и половина
Рыжего льва встаёт на лапы, чтобы
Свой зад освободить: один рывок - [ 465 ]
И на дыбы, и встряхивает гривой.
Рысь, леопард и тигр, как крот, встают,
И взрытая земля вокруг растёт
Холмами; вот олень из-под земли
Торчит рогами; вот, лишь из опоки, [ 470 ]
Крупнейший зверь на суше - мощный слон -
Вздымается; растут овечки с шерстью,
Как травка; дети моря и земли -
Гиппопотам и крокодил в чешуйках.
Вмиг появилось всё, что ползать может, [ 475 ]
Мошка и червь. Кто гибкими крылами
Помахивал, и пёстрые цвета
Ливреи летней с гордостью носил -
Лазурный, алый, золотой, зелёный;
Кто линию по всей своей длине [ 480 ]
В земле извилисто чертил: не все
Ничтожны были; кто-то, родом змей,
Телосложеньем и длиной заметен,
Добавил к кольцам крылья. Первым полз
Грядущего провидец, муравей, [ 485 ]
С огромным сердцем в незаметном теле
(Прообраз справедливости в дальнейшем),
Всем племенем прибившийся к общине.
За ними строем появились пчёлы,
Что вкусно кормят трутней-мужиков [ 490 ]
И строят восковые клетки, где
Хранят свой мёд. Всем прочим нет числа,
И ты их знаешь, так что имена их
Не нужно повторять; ты знаешь змея,
Хитрейшего из полевых зверей: [ 495 ]
Порой в длину огромен, с медным глазом,
С косматой гривой - он тебе не вреден,
Вполне покорен зову твоему.

Рай засиял во всей красе и начал
Движенье, что впервые запустила [ 500 ]
Рука Творца; Земля в убранстве дивном
Цвела улыбкой; воздух, воды, суша
Пестрели птицей, рыбой и зверями;
А день шестой ещё не завершился.
Ещё шедевра не было, венца [ 505 ]
Творенья - существа не столь тупого,
Как прочие, что, разумом согрето,
Ему могло бы памятник поставить
И, гордо возвышаясь, управлять
Другими, и, познав себя, общаться [ 510 ]
Великодушно с Раем, благодарно
Источник счастья своего хваля;
Чтоб его сердце, голос и глаза,
Не уставая, пели и молились
Всевышнему, что их поставил над [ 515 ]
Твореньем остальным. И Всемогущий
Отец (ведь он не может не являться
Повсюду) громко обратился к Сыну.

"Давайте человека создадим
По нашему подобию, пусть правит [ 520 ]
Птицей и рыбой в воздухе и в море,
Зверями, что в полях по всей Земле,
И всем, что по земле умеет ползать".
Сказав, тебя он создал, Человек,
Адам, и в прах земной сквозь ноздри вдул [ 525 ]
Дыханье жизни; сотворил тебя он
По собственному образу, как бога,
И стал ты, человек, живой душой.
Тебя он создал мужем, а подругу
Женой - плодиться; и благословил: [ 530 ]
"Так размножайтесь, землю заполняйте
И подчините, и владейте всею
Морскою рыбой, и воздушной дичью,
И всем живым, что по земле гуляет!"
Где б это ни было - пока у мест [ 535 ]
Ведь нет имён - потом, как сам ты знаешь,
Он в эту рощу перенёс тебя,
В чудесный сад с деревьями от Бога -
Смотреть приятно, и приятно есть -
И дал тебе плоды все эти в пищу. [ 540 ]
Здесь всё есть, что родит земля повсюду,
В разнообразье; с одного лишь древа,
Что учит различать добро и зло,
Не ешь: как только съешь, тотчас умрёшь.
Смерть - кара; так умерь свой аппетит, [ 545 ]
Чтоб не смогли застать тебя врасплох
Ни Грех, ни его чёрный служка - Смерть.

Закончил он, и тут увидел: всё, что
Он сделал, было очень хорошо.
И вечер был, и утро - день шестой; [ 550 ]
Но лишь когда Создатель, все труды
Свершив, но не устав, вернулся вверх,
На трон высокий на вершине Рая,
Чтобы взглянуть на созданный им мир,
К империи довесок, он увидел, [ 555 ]
Как тот хорош, прекрасен - удался
Великий план. Он мчался вверх, а вслед
И возгласы неслись, и слитный звук
Десятков тысяч арф, настроенных
Для ангельских гармоний: отвечали [ 560 ]
Земля и воздух (помнишь, ты ведь слышал),
И Рай, и все созвездия звенели,
Планеты замирали на местах
При восхожденье славной кавалькады.
"Откройтесь, - пели, - вечные врата! [ 565 ]
Открой живые двери, Рай! впусти
Творца, что завершил великий труд
И создал Мир всего лишь за шесть дней!
И открывай почаще: Бог намерен
Ходить охотно к праведникам в гости, [ 570 ]
А далее частенько отправлять
Своих крылатых вестников с посланьем
О милости небесной". Распевал
Эскорт небесный: через Рай, открывший
Сиявшие врата, он напрямую [ 575 ]
Прокладывал дорогу в Божий дом -
Широкий путь, где золото как пыль,
Как камни - звёзды, те, что видишь ты
В галактике: тот млечный путь, что ночью
Похож на пояс, звёздами усыпан. [ 580 ]
А над Землёй седьмой поднялся вечер
Из Рая, потому что солнце село,
И сумерки с востока шли, о ночи
Предупреждая; на Святую гору,
На райскую вершину, царский трон, [ 585 ]
Для Бога утверждённый навсегда,
Поднялся Сын и рядышком уселся
С Отцом (ведь сам он тоже был невидим,
Но пребывал - вот вездесущность в деле),
Свершив свой труд, начало и конец [ 590 ]
Всего, и, отдыхая от трудов,
Благословил и славил день седьмой,
Как день отдохновенья от трудов;
Но тишина не наступила: арфа
Без отдыха играла, пела дудка, [ 595 ]
Цимбалы, духовые инструменты
Тянули звуки нитью золотой,
Играли нежно, смешиваясь в хор
Иль в унисон; дымы от благовоний
Из золотых курильниц скрыли Гору. [ 600 ]
Шесть дней Творенья воспевали все:
"Иегова, славен труд твой! мощь твоя
Безмерна! разве мысль тебя измерит,
Язык расскажет? более велик ты,
Чем ангелов-гигантов победив: [ 605 ]
Тогда ты гром послал; но созидать
Важнее, чем творение разрушить.
Кто повредит тебе, могучий Царь,
Империю кто ограничит? ты
Легко сразил тебя предавших духов [ 610 ]
И их Совет, мечтавший нечестиво
Тебя ослабить и лишить твоих
Поклонников. Кто хочет умалить
Тебя, себе назло лишь проявляет
Всю мощь твою: ты всё их зло берёшь [ 615 ]
И из него добро творишь всё больше.
Взгляни на новый Мир - как новый Рай
У райских врат, лежащий посреди
Хрустального прозрачнейшего моря:
Огромного размаха, с массой звёзд, [ 620 ]
И каждая звезда, возможно, мир,
Пригодный к жизни - но тебе известен
Их круг; и посреди - мир человека,
Земля с огромным нижним океаном,
Приятная для жизни. Человек [ 625 ]
С потомством трижды счастлив - Бог его
Создал по виду своему, возвысил,
Чтоб жил и поклонялся, а в награду
Владел землёй, и воздухом, и морем,
И умножал благочестивый род: [ 630 ]
Да, трижды счастлив, зная своё счастье
И стойко возвышаясь над землёй".

Так пели в эмпиреях аллилуйю,
И так все ликовали в воскресенье.
Надеюсь, я твою исполнил просьбу [ 635 ]
И рассказал, как мир возник, и всё,
Что в мире, и что было от начала
До памяти твоей, чтобы потомство
Через тебя бы это всё узнало.
Ещё что хочешь знать? смогу - скажу". [ 640 ]

Конец седьмой книги.

*

John Milton. Paradise Lost. Book VII

The Argument

Raphael at the request of Adam relates how and wherefore this world was first
created; that God, after the expelling of Satan and his Angels out of Heaven,
declar'd his pleasure to create another World and other Creatures to dwell
therein; sends his Son with Glory and attendance of Angels to perform the work
of Creation in six dayes: the Angels celebrate with Hymns the performance
thereof, and his reascention into Heaven.

Descend from Heav'n Urania, by that name
If rightly thou art call'd, whose Voice divine
Following, above th' Olympian Hill I soare,
Above the flight of Pegasean wing.
The meaning, not the Name I call: for thou [ 5 ]
Nor of the Muses nine, nor on the top
Of old Olympus dwell'st, but Heav'nlie borne,
Before the Hills appeerd, or Fountain flow'd,
Thou with Eternal Wisdom didst converse,
Wisdom thy Sister, and with her didst play [ 10 ]
In presence of th' Almightie Father, pleas'd
With thy Celestial Song. Up led by thee
Into the Heav'n of Heav'ns I have presum'd,
An Earthlie Guest, and drawn Empyreal Aire,
Thy tempring; with like safetie guided down [ 15 ]
Return me to my Native Element:
Least from this flying Steed unrein'd, (as once
Bellerophon, though from a lower Clime)
Dismounted, on th' Aleian Field I fall
Erroneous there to wander and forlorne. [ 20 ]
Half yet remaines unsung, but narrower bound
Within the visible Diurnal Spheare;
Standing on Earth, not rapt above the Pole,
More safe I Sing with mortal voice, unchang'd
To hoarce or mute, though fall'n on evil dayes, [ 25 ]
On evil dayes though fall'n, and evil tongues;
In darkness, and with dangers compast round,
And solitude; yet not alone, while thou
Visit'st my slumbers Nightly, or when Morn
Purples the East: still govern thou my Song, [ 30 ]
Urania, and fit audience find, though few.
But drive farr off the barbarous dissonance
Of Bacchus and his Revellers, the Race
Of that wilde Rout that tore the Thracian Bard
In Rhodope, where Woods and Rocks had Eares [ 35 ]
To rapture, till the savage clamor dround
Both Harp and Voice; nor could the Muse defend
Her Son. So fail not thou, who thee implores:
For thou art Heav'nlie, shee an empty dreame.

Say Goddess, what ensu'd when Raphael, [ 40 ]
The affable Arch-Angel, had forewarn'd
Adam by dire example to beware
Apostasie, by what befell in Heaven
To those Apostates, least the like befall
In Paradise to Adam or his Race, [ 45 ]
Charg'd not to touch the interdicted Tree,
If they transgress, and slight that sole command,
So easily obeyd amid the choice
Of all tastes else to please thir appetite,
Though wandring. He with his consorted Eve [ 50 ]
The storie heard attentive, and was fill'd
With admiration, and deep Muse to heare
Of things so high and strange, things to thir thought
So unimaginable as hate in Heav'n,
And Warr so neer the Peace of God in bliss [ 55 ]
With such confusion: but the evil soon
Driv'n back redounded as a flood on those
From whom it sprung, impossible to mix
With Blessedness. Whence Adam soon repeal'd
The doubts that in his heart arose: and now [ 60 ]
Led on, yet sinless, with desire to know
What neerer might concern him, how this World
Of Heav'n and Earth conspicious first began,
When, and whereof created, for what cause,
What within Eden or without was done [ 65 ]
Before his memorie, as one whose drouth
Yet scarce allay'd still eyes the current streame,
Whose liquid murmur heard new thirst excites,
Proceeded thus to ask his Heav'nly Guest.

Great things, and full of wonder in our eares, [ 70 ]
Farr differing from this World, thou hast reveal'd
Divine interpreter, by favour sent
Down from the Empyrean to forewarne
Us timely of what might else have bin our loss,
Unknown, which human knowledg could not reach: [ 75 ]
For which to the infinitly Good we owe
Immortal thanks, and his admonishment
Receave with solemne purpose to observe
Immutably his sovran will, the end
Of what we are. But since thou hast voutsaf't [ 80 ]
Gently for our instruction to impart
Things above Earthly thought, which yet concernd
Our knowing, as to highest wisdom seemd,
Deign to descend now lower, and relate
What may no less perhaps availe us known, [ 85 ]
How first began this Heav'n which we behold
Distant so high, with moving Fires adornd
Innumerable, and this which yeelds or fills
All space, the ambient Aire, wide interfus'd
Imbracing round this florid Earth, what cause [ 90 ]
Mov'd the Creator in his holy Rest
Through all Eternitie so late to build
In Chaos, and the work begun, how soon
Absolv'd, if unforbid thou maist unfould
What wee, not to explore the secrets aske [ 95 ]
Of his Eternal Empire, but the more
To magnifie his works, the more we know.
And the great Light of Day yet wants to run
Much of his Race though steep, suspens in Heav'n
Held by thy voice, thy potent voice he heares, [ 100 ]
And longer will delay to heare thee tell
His Generation, and the rising Birth
Of Nature from the unapparent Deep:
Or if the Starr of Eevning and the Moon
Haste to thy audience, Night with her will bring [ 105 ]
Silence, and Sleep listning to thee will watch,
Or we can bid his absence, till thy Song
End, and dismiss thee ere the Morning shine.

Thus Adam his illustrious Guest besought:
And thus the Godlike Angel answerd milde. [ 110 ]
This also thy request with caution askt
Obtaine: though to recount Almightie works
What words or tongue of Seraph can suffice,
Or heart of man suffice to comprehend?
Yet what thou canst attain, which best may serve [ 115 ]
To glorifie the Maker, and inferr
Thee also happier, shall not be withheld
Thy hearing, such Commission from above
I have receav'd, to answer thy desire
Of knowledge within bounds; beyond abstain [ 120 ]
To ask, nor let thine own inventions hope
Things not reveal'd, which th' invisible King,
Onely Omniscient hath supprest in Night,
To none communicable in Earth or Heaven:
Anough is left besides to search and know. [ 125 ]
But Knowledge is as food, and needs no less
Her Temperance over Appetite, to know
In measure what the mind may well contain,
Oppresses else with Surfet, and soon turns
Wisdom to Folly, as Nourishment to Winde. [ 130 ]

Know then, that after Lucifer from Heav'n
(So call him, brighter once amidst the Host
Of Angels, then that Starr the Starrs among)
Fell with his flaming Legions through the Deep
Into his place, and the great Son returnd [ 135 ]
Victorious with his Saints, th' Omnipotent
Eternal Father from his Throne beheld
Thir multitude, and to his Son thus spake.

At least our envious Foe hath fail'd, who thought
All like himself rebellious, by whose aid [ 140 ]
This inaccessible high strength, the seat
Of Deitie supream, us dispossest,
He trusted to have seis'd, and into fraud
Drew many, whom thir place knows here no more;
Yet farr the greater part have kept, I see, [ 145 ]
Thir station, Heav'n yet populous retaines
Number sufficient to possess her Realmes
Though wide, and this high Temple to frequent
With Ministeries due and solemn Rites:
But least his heart exalt him in the harme [ 150 ]
Already done, to have dispeopl'd Heav'n
My damage fondly deem'd, I can repaire
That detriment, if such it be to lose
Self-lost, and in a moment will create
Another World, out of one man a Race [ 155 ]
Of men innumerable, there to dwell,
Not here, till by degrees of merit rais'd
They open to themselves at length the way
Up hither, under long obedience tri'd,
And Earth be chang'd to Heav'n, & Heav'n to Earth, [ 160 ]
One Kingdom, Joy and Union without end.
Mean while inhabit laxe, ye Powers of Heav'n,
And by my Word, begotten Son, by thee
This I perform, speak thou, and be it don:
My overshadowing Spirit and might with thee [ 165 ]
I send along, ride forth, and bid the Deep
Within appointed bounds be Heav'n and Earth,
Boundless the Deep, because I am who fill
Infinitude, nor vacuous the space.
Though I uncircumscrib'd my self retire, [ 170 ]
And put not forth my goodness, which is free
To act or not, Necessitie and Chance
Approach not mee, and what I will is Fate.

So spake th' Almightie, and to what he spake
His Word, the Filial Godhead, gave effect. [ 175 ]
Immediate are the Acts of God, more swift
Then time or motion, but to human ears
Cannot without process of speech be told,
So told as earthly notion can receave.
Great triumph and rejoycing was in Heav'n [ 180 ]
When such was heard declar'd the Almightie's will;
Glorie they sung to the most High, good will
To future men, and in thir dwellings peace:
Glorie to him whose just avenging ire
Had driven out th' ungodly from his sight [ 185 ]
And th' habitations of the just; to him
Glorie and praise, whose wisdom had ordain'd
Good out of evil to create, in stead
Of Spirits maligne a better Race to bring
Into thir vacant room, and thence diffuse [ 190 ]
His good to Worlds and Ages infinite.

So sang the Hierarchies: Mean while the Son
On his great Expedition now appeer'd,
Girt with Omnipotence, with Radiance crown'd
Of Majestie Divine, Sapience and Love [ 195 ]
Immense, and all his Father in him shon.
About his Chariot numberless were pour'd
Cherub and Seraph, Potentates and Thrones,
And Vertues, winged Spirits, and Chariots wing'd,
From the Armoury of God, where stand of old [ 200 ]
Myriads between two brazen Mountains lodg'd
Against a solemn day, harnest at hand,
Celestial Equipage; and now came forth
Spontaneous, for within them Spirit livd,
Attendant on thir Lord: Heav'n op'nd wide [ 205 ]
Her ever during Gates, Harmonious sound
On golden Hinges moving, to let forth
The King of Glorie in his powerful Word
And Spirit coming to create new Worlds.
On heav'nly ground they stood, and from the shore [ 210 ]
They view'd the vast immeasurable Abyss
Outrageous as a Sea, dark, wasteful, wilde,
Up from the bottom turn'd by furious windes
And surging waves, as Mountains to assault
Heav'ns highth, and with the Center mix the Pole. [ 215 ]

Silence, ye troubl'd waves, and thou Deep, peace,
Said then th' Omnific Word, your discord end:
Nor staid, but on the Wings of Cherubim
Uplifted, in Paternal Glorie rode
Farr into Chaos, and the World unborn; [ 220 ]
For Chaos heard his voice: him all his Traine
Follow'd in bright procession to behold
Creation, and the wonders of his might.
Then staid the fervid Wheeles, and in his hand
He took the golden Compasses, prepar'd [ 225 ]
In Gods Eternal store, to circumscribe
This Universe, and all created things:
One foot he center'd, and the other turn'd
Round through the vast profunditie obscure,
And said, thus farr extend, thus farr thy bounds, [ 230 ]
This be thy just Circumference, O World.
Thus God the Heav'n created, thus the Earth,
Matter unform'd and void: Darkness profound
Cover'd th' Abyss: but on the watrie calme
His brooding wings the Spirit of God outspred, [ 235 ]
And vital vertue infus'd, and vital warmth
Throughout the fluid Mass, but downward purg'd
The black tartareous cold Infernal dregs
Adverse to life: then founded, then conglob'd
Like things to like, the rest to several place [ 240 ]
Disparted, and between spun out the Air,
And Earth self ballanc't on her Center hung.

Let ther be Light, said God, and forthwith Light
Ethereal, first of things, quintessence pure
Sprung from the Deep, and from her Native East [ 245 ]
To journie through the airie gloom began,
Sphear'd in a radiant Cloud, for yet the Sun
Was not; shee in a cloudie Tabernacle
Sojourn'd the while. God saw the Light was good;
And light from darkness by the Hemisphere [ 250 ]
Divided: Light the Day, and Darkness Night
He nam'd. Thus was the first Day Eev'n and Morn:
Nor past uncelebrated, nor unsung
By the Celestial Quires, when Orient Light
Exhaling first from Darkness they beheld; [ 255 ]
Birth-day of Heav'n and Earth; with joy and shout
The hollow Universal Orb they fill'd,
And touch'd thir Golden Harps, and hymning prais'd
God and his works, Creatour him they sung,
Both when first Eevning was, and when first Morn. [ 260 ]

Again, God said, let ther be Firmament
Amid the Waters, and let it divide
The Waters from the Waters: and God made
The Firmament, expanse of liquid, pure,
Transparent, Elemental Air, diffus'd [ 265 ]
In circuit to the uttermost convex
Of this great Round: partition firm and sure,
The Waters underneath from those above
Dividing: for as Earth, so he the World
Built on circumfluous Waters calme, in wide [ 270 ]
Crystallin Ocean, and the loud misrule
Of Chaos farr remov'd, least fierce extreames
Contiguous might distemper the whole frame:
And Heav'n he nam'd the Firmament: So Eev'n
And Morning Chorus sung the second Day. [ 275 ]

The Earth was form'd, but in the Womb as yet
Of Waters, Embryon immature involv'd,
Appeer'd not: over all the face of Earth
Main Ocean flow'd, not idle, but with warme
Prolific humour soft'ning all her Globe, [ 280 ]
Fermented the great Mother to conceave,
Satiate with genial moisture, when God said
Be gather'd now ye Waters under Heav'n
Into one place, and let dry Land appeer.
Immediately the Mountains huge appeer [ 285 ]
Emergent, and thir broad bare backs upheave
Into the Clouds, thir tops ascend the Skie:
So high as heav'd the tumid Hills, so low
Down sunk a hollow bottom broad and deep,
Capacious bed of Waters: thither they [ 290 ]
Hasted with glad precipitance, uprowld
As drops on dust conglobing from the drie;
Part rise in crystal Wall, or ridge direct,
For haste; such flight the great command impress'd
On the swift flouds: as Armies at the call [ 295 ]
Of Trumpet (for of Armies thou hast heard)
Troop to thir Standard, so the watrie throng,
Wave rowling after Wave, where way they found,
If steep, with torrent rapture, if through Plaine,
Soft-ebbing; nor withstood them Rock or Hill, [ 300 ]
But they, or under ground, or circuit wide
With Serpent errour wandring, found thir way,
And on the washie Oose deep Channels wore;
Easie, e're God had bid the ground be drie,
All but within those banks, where Rivers now [ 305 ]
Stream, and perpetual draw thir humid traine.
The dry Land, Earth, and the great receptacle
Of congregated Waters he call'd Seas:
And saw that it was good, and said, Let th' Earth
Put forth the verdant Grass, Herb yielding Seed, [ 310 ]
And Fruit Tree yielding Fruit after her kind;
Whose Seed is in her self upon the Earth.
He scarce had said, when the bare Earth, till then
Desert and bare, unsightly, unadorn'd,
Brought forth the tender Grass, whose verdure clad [ 315 ]
Her Universal Face with pleasant green,
Then Herbs of every leaf, that sudden flour'd
Op'ning thir various colours, and made gay
Her bosom smelling sweet: and these scarce blown,
Forth flourish't thick the clustring Vine, forth crept [ 320 ]
The smelling Gourd, up stood the cornie Reed
Embattell'd in her field: and the humble Shrub,
And Bush with frizl'd hair implicit: last
Rose as in Dance the stately Trees, and spred
Thir branches hung with copious Fruit; or gemm'd [ 325 ]
Thir blossoms: with high woods the hills were crownd,
With tufts the vallies and each fountain side,
With borders long the Rivers. That Earth now
Seemd like to Heav'n, a seat where Gods might dwell,
Or wander with delight, and love to haunt [ 330 ]
Her sacred shades: though God had yet not rain'd
Upon the Earth, and man to till the ground
None was, but from the Earth a dewie Mist
Went up and waterd all the ground, and each
Plant of the field, which e're it was in the Earth [ 335 ]
God made, and every Herb, before it grew
On the green stemm; God saw that it was good.
So Eev'n and Morn recorded the Third Day.

Again th' Almightie spake: Let there be Lights
High in th' expanse of Heaven to divide [ 340 ]
The Day from Night; and let them be for Signes,
For Seasons, and for Dayes, and circling Years,
And let them be for Lights as I ordaine
Thir Office in the Firmament of Heav'n
To give Light on the Earth; and it was so. [ 345 ]
And God made two great Lights, great for thir use
To Man, the greater to have rule by Day,
The less by Night alterne: and made the Starrs,
And set them in the Firmament of Heav'n
To illuminate the Earth, and rule the Day [ 350 ]
In thir vicissitude, and rule the Night,
And Light from Darkness to divide. God saw,
Surveying his great Work, that it was good:
For of Celestial Bodies first the Sun
A mightie Spheare he fram'd, unlightsom first, [ 355 ]
Though of Ethereal Mould: then form'd the Moon
Globose, and every magnitude of Starrs,
And sowd with Starrs the Heav'n thick as a field:
Of Light by farr the greater part he took,
Transplanted from her cloudie Shrine, and plac'd [ 360 ]
In the Suns Orb, made porous to receive
And drink the liquid Light, firm to retaine
Her gather'd beams, great Palace now of Light.
Hither as to thir Fountain other Starrs
Repairing, in thir gold'n Urns draw Light, [ 365 ]
And hence the Morning Planet guilds her horns;
By tincture or reflection they augment
Thir small peculiar, though from human sight
So farr remote, with diminution seen.
First in his East the glorious Lamp was seen, [ 370 ]
Regent of Day, and all th' Horizon round
Invested with bright Rayes, jocond to run
His Longitude through Heav'n's high rode: the gray
Dawn, and the Pleiades before him danc'd
Shedding sweet influence: less bright the Moon, [ 375 ]
But opposite in leveld West was set
His mirror, with full face borrowing her Light
From him, for other light she needed none
In that aspect, and still that distance keepes
Till night, then in the East her turn she shines, [ 380 ]
Revolvd on Heav'ns great Axle, and her Reign
With thousand lesser Lights dividual holds,
With thousand thousand Starres, that then appeer'd
Spangling the Hemisphere: then first adornd
With thir bright Luminaries that Set and Rose, [ 385 ]
Glad Eevning and glad Morn crownd the fourth day.

And God said, let the Waters generate
Reptil with Spawn abundant, living Soule:
And let Fowle flie above the Earth, with wings
Displayd on the op'n Firmament of Heav'n. [ 390 ]
And God created the great Whales, and each
Soul living, each that crept, which plenteously
The waters generated by thir kindes,
And every Bird of wing after his kinde;
And saw that it was good, and bless'd them, saying, [ 395 ]
Be fruitful, multiply, and in the Seas
And Lakes and running Streams the waters fill;
And let the Fowle be multiply'd on the Earth.
Forthwith the Sounds and Seas, each Creek and Bay
With Frie innumerable swarme, and Shoales [ 400 ]
Of Fish that with thir Finns and shining Scales
Glide under the green Wave, in Sculles that oft
Bank the mid Sea: part single or with mate
Graze the Sea weed thir pasture, and through Groves
Of Coral stray, or sporting with quick glance [ 405 ]
Show to the Sun thir wav'd coats dropt with Gold,
Or in thir Pearlie shells at ease, attend
Moist nutriment, or under Rocks thir food
In jointed Armour watch: on smooth the Seale,
And bended Dolphins play: part huge of bulk [ 410 ]
Wallowing unweildie, enormous in thir Gate
Tempest the Ocean: there Leviathan
Hugest of living Creatures, on the Deep
Stretcht like a Promontorie sleeps or swimmes,
And seems a moving Land, and at his Gilles [ 415 ]
Draws in, and at his Trunck spouts out a Sea.
Mean while the tepid Caves, and Fens and shoares
Thir Brood as numerous hatch, from the Egg that soon
Bursting with kindly rupture forth disclos'd
Thir callow young, but featherd soon and fledge [ 420 ]
They summ'd thir Penns, and soaring th' air sublime
With clang despis'd the ground, under a cloud
In prospect; there the Eagle and the Stork
On Cliffs and Cedar tops thir Eyries build:
Part loosly wing the Region, part more wise [ 425 ]
In common, rang'd in figure wedge thir way,
Intelligent of seasons, and set forth
Thir Aierie Caravan high over Sea's
Flying, and over Lands with mutual wing
Easing thir flight; so stears the prudent Crane [ 430 ]
Her annual Voiage, born on Windes; the Aire,
Floats, as they pass, fann'd with unnumber'd plumes:
From Branch to Branch the smaller Birds with song
Solac'd the Woods, and spred thir painted wings
Till Ev'n, nor then the solemn Nightingal [ 435 ]
Ceas'd warbling, but all night tun'd her soft layes:
Others on Silver Lakes and Rivers Bath'd
Thir downie Brest; the Swan with Arched neck
Between her white wings mantling proudly, Rowes
Her state with Oarie feet: yet oft they quit [ 440 ]
The Dank, and rising on stiff Pennons, towre
The mid Aereal Skie: Others on ground
Walk'd firm; the crested Cock whose clarion sounds
The silent hours, and th' other whose gay Traine
Adorns him, colour'd with the Florid hue [ 445 ]
Of Rainbows and Starrie Eyes. The Waters thus
With Fish replenisht, and the Aire with Fowle,
Ev'ning and Morn solemniz'd the Fift day.

The Sixt, and of Creation last arose
With Eevning Harps and Mattin, when God said, [ 450 ]
Let th' Earth bring forth Foul living in her kinde,
Cattel and Creeping things, and Beast of the Earth,
Each in their kinde. The Earth obey'd, and strait
Op'ning her fertile Woomb teem'd at a Birth
Innumerous living Creatures, perfet formes, [ 455 ]
Limb'd and full grown: out of the ground up rose
As from his Laire the wilde Beast where he wonns
In Forrest wilde, in Thicket, Brake, or Den;
Among the Trees in Pairs they rose, they walk'd:
The Cattel in the Fields and Meddowes green: [ 460 ]
Those rare and solitarie, these in flocks
Pasturing at once, and in broad Herds upsprung.
The grassie Clods now Calv'd, now half appeer'd
The Tawnie Lion, pawing to get free
His hinder parts, then springs as broke from Bonds, [ 465 ]
And Rampant shakes his Brinded main; the Ounce,
The Libbard, and the Tyger, as the Moale
Rising, the crumbl'd Earth above them threw
In Hillocks; the swift Stag from under ground
Bore up his branching head: scarse from his mould [ 470 ]
Behemoth biggest born of Earth upheav'd
His vastness: Fleec't the Flocks and bleating rose,
As Plants: ambiguous between Sea and Land
The River Horse and scalie Crocodile.
At once came forth whatever creeps the ground, [ 475 ]
Insect or Worme; those wav'd thir limber fans
For wings, and smallest Lineaments exact
In all the Liveries dect of Summers pride
With spots of Gold and Purple, azure and green:
These as a line thir long dimension drew, [ 480 ]
Streaking the ground with sinuous trace; not all
Minims of Nature; some of Serpent kinde
Wondrous in length and corpulence involv'd
Thir Snakie foulds, and added wings. First crept
The Parsimonious Emmet, provident [ 485 ]
Of future, in small room large heart enclos'd,
Pattern of just equalitie perhaps
Hereafter, join'd in her popular Tribes
Of Commonaltie: swarming next appeer'd
The Female Bee that feeds her Husband Drone [ 490 ]
Deliciously, and builds her waxen Cells
With Honey stor'd: the rest are numberless,
And thou thir Natures know'st, & gav'st them Names,
Needless to thee repeated; nor unknown
The Serpent suttl'st Beast of all the field, [ 495 ]
Of huge extent somtimes, with brazen Eyes
And hairie Main terrific, though to thee
Not noxious, but obedient at thy call.

Now Heav'n in all her Glorie shon, and rowld
Her motions, as the great first-Movers hand [ 500 ]
First wheeld thir course; Earth in her rich attire
Consummate lovly smil'd; Aire, Water, Earth,
By Fowl, Fish, Beast, was flown, was swum, was walkt
Frequent; and of the Sixt day yet remain'd;
There wanted yet the Master work, the end [ 505 ]
Of all yet don; a Creature who not prone
And Brute as other Creatures, but endu'd
With Sanctitie of Reason, might erect
His Stature, and upright with Front serene
Govern the rest, self-knowing, and from thence [ 510 ]
Magnanimous to correspond with Heav'n,
But grateful to acknowledge whence his good
Descends, thither with heart and voice and eyes
Directed in Devotion, to adore
And worship God Supream, who made him chief [ 515 ]
Of all his works: therefore the Omnipotent
Eternal Father (For where is not hee
Present) thus to his Son audibly spake.

Let us make now Man in our image, Man
In our similitude, and let them rule [ 520 ]
Over the Fish and Fowle of Sea and Aire,
Beast of the Field, and over all the Earth,
And every creeping thing that creeps the ground.
This said, he formd thee, Adam, thee O Man
Dust of the ground, and in thy nostrils breath'd [ 525 ]
The breath of Life; in his own Image hee
Created thee, in the Image of God
Express, and thou becam'st a living Soul.
Male he created thee, but thy consort
Female for Race; then bless'd Mankinde, and said, [ 530 ]
Be fruitful, multiplie, and fill the Earth,
Subdue it, and throughout Dominion hold
Over Fish of the Sea, and Fowle of the Aire,
And every living thing that moves on the Earth.
Wherever thus created, for no place [ 535 ]
Is yet distinct by name, thence, as thou know'st
He brought thee into this delicious Grove,
This Garden, planted with the Trees of God,
Delectable both to behold and taste;
And freely all thir pleasant fruit for food [ 540 ]
Gave thee, all sorts are here that all th' Earth yields,
Varietie without end; but of the Tree
Which tasted works knowledge of Good and Evil,
Thou mai'st not; in the day thou eat'st, thou di'st;
Death is the penaltie impos'd, beware, [ 545 ]
And govern well thy appetite, least Sin
Surprise thee, and her black attendant Death.

Here finish'd hee, and all that he had made
View'd, and behold all was entirely good;
So Ev'n and Morn accomplish't the Sixt day: [ 550 ]
Yet not till the Creator from his work
Desisting, though unwearied, up returnd
Up to the Heav'n of Heav'ns his high abode,
Thence to behold this new created World
Th' addition of his Empire, how it shew'd [ 555 ]
In prospect from his Throne, how good, how faire,
Answering his great Idea. Up he rode
Followd with acclamation and the sound
Symphonious of ten thousand Harpes that tun'd
Angelic harmonies: the Earth, the Aire, [ 560 ]
Resounded, (thou remember'st for thou heardst)
The Heav'ns and all the Constellations rung,
The Planets in thir stations list'ning stood,
While the bright Pomp ascended jubilant.
Open, ye everlasting Gates, they sung, [ 565 ]
Open, ye Heav'ns, your living dores; let in
The great Creator from his work returnd
Magnificent, his Six days work, a World;
Open, and henceforth oft; for God will deigne
To visit oft the dwellings of just Men [ 570 ]
Delighted, and with frequent intercourse
Thither will send his winged Messengers
On errands of supernal Grace. So sung
The glorious Train ascending: He through Heav'n,
That open'd wide her blazing Portals, led [ 575 ]
To Gods Eternal house direct the way,
A broad and ample rode, whose dust is Gold
And pavement Starrs, as Starrs to thee appeer,
Seen in the Galaxie, that Milkie way
Which nightly as a circling Zone thou seest [ 580 ]
Pouderd with Starrs. And now on Earth the Seventh
Eev'ning arose in Eden, for the Sun
Was set, and twilight from the East came on,
Forerunning Night; when at the holy mount
Of Heav'ns high-seated top, th' Impereal Throne [ 585 ]
Of Godhead, fixt for ever firm and sure,
The Filial Power arriv'd, and sate him down
With his great Father (for he also went
Invisible, yet staid, such priviledge
Hath Omnipresence) and the work ordain'd, [ 590 ]
Author and end of all things, and from work
Now resting, bless'd and hallowd the Seav'nth day,
As resting on that day from all his work,
But not in silence holy kept; the Harp
Had work and rested not, the solemn Pipe, [ 595 ]
And Dulcimer, all Organs of sweet stop,
All sounds on Fret by String or Golden Wire
Temper'd soft Tunings, intermixt with Voice
Choral or Unison; of incense Clouds
Fuming from Golden Censers hid the Mount. [ 600 ]
Creation and the Six dayes acts they sung,
Great are thy works, Jehovah, infinite
Thy power; what thought can measure thee or tongue
Relate thee; greater now in thy return
Then from the Giant Angels; thee that day [ 605 ]
Thy Thunders magnifi'd; but to create
Is greater then created to destroy.
Who can impair thee, mighty King, or bound
Thy Empire? easily the proud attempt
Of Spirits apostat and thir Counsels vaine [ 610 ]
Thou hast repeld, while impiously they thought
Thee to diminish, and from thee withdraw
The number of thy worshippers. Who seekes
To lessen thee, against his purpose serves
To manifest the more thy might: his evil [ 615 ]
Thou usest, and from thence creat'st more good.
Witness this new-made World, another Heav'n
From Heaven Gate not farr, founded in view
On the cleer Hyaline, the Glassie Sea;
Of amplitude almost immense, with Starr's [ 620 ]
Numerous, and every Starr perhaps a World
Of destind habitation; but thou know'st
Thir seasons: among these the seat of men,
Earth with her nether Ocean circumfus'd,
Thir pleasant dwelling place. Thrice happie men, [ 625 ]
And sons of men, whom God hath thus advanc't,
Created in his Image, there to dwell
And worship him, and in reward to rule
Over his Works, on Earth, in Sea, or Air,
And multiply a Race of Worshippers [ 630 ]
Holy and just: thrice happie if they know
Thir happiness, and persevere upright.

So sung they, and the Empyrean rung,
With Halleluiahs: Thus was Sabbath kept.
And thy request think now fulfill'd, that ask'd [ 635 ]
How first this World and face of things began,
And what before thy memorie was don
From the beginning, that posteritie
Informd by thee might know; if else thou seek'st
Aught, not surpassing human measure, say. [ 640 ]

The End of the Seventh Book.


Рецензии