Джон Мильтон. Потерянный рай. Книга VIII

John Milton. Paradise Lost. Book VIII
© John Milton, 1667, 1674
© William Blake, иллюстрация, 1808
© Александр Андреев, перевод, 2014

*

Содержание

Адам интересуется движением небесных тел, но получает уклончивый ответ и
рекомендацию заняться чем-нибудь более достойным изучения. Адам соглашается, но,
желая подольше задержать Рафаила, рассказывает ему всё, что помнит со времени
собственного создания: как его поместили в Райский сад; разговор с Богом об
одиночестве и достойном обществе; первую встречу и бракосочетание с Евой.
Следует его разговор с ангелом, который после повторных увещеваний отбывает.

Закончил ангел, но в ушах Адама
Приятный голос всё звучал, как будто
Речь продолжалась, а Адам всё слушал;
Очнувшись, он признательно ответил:
"Не знаю, как благодарить, и что [ 5 ]
Могу отдать взамен, историк Божий,
Ведь ты порядком утолил мне жажду
Познания, и удостоил долгой
И дружеской беседой, чтоб поведать
То, что иначе не узнать: я слушал, [ 10 ]
Дивился, наслаждался и, понятно,
Создателю я должное воздал;
Но остаются некие сомненья,
Которые ты можешь разрешить.
Когда весь мир я вижу, что вмещает [ 15 ]
Землю и Небо, и в масштабе вижу:
Земля - песчинка, точка, мелкий атом,
И несравнима с твердью и со всеми
Бесчисленными звёздами, в пространстве
Громадный путь свершающими (это [ 20 ]
Понятно по огромным расстояньям
И ежедневным возвращеньям) только,
Чтоб Землю осветить - песчинку, точку -
Лишь день и ночь, а в остальное время
Бессмысленными... просто поражаюсь, [ 25 ]
Как мудро-бережливая Природа
Излишества такие допустила,
Создав так много благородных тел
Для одного лишь скромного занятья
Никчёмного, устроив в нашей сфере [ 30 ]
Круговорот вращений, день за днём
Всё тех же, а недвижная Земля,
Которой было б двигаться полегче,
От всей прислуги знатной получает
Всё без движенья, словно дань какую [ 35 ]
Неисчислимую: тепло и свет
Бегут к ней бестелесно и мгновенно;
Для скорости такой и чисел нет".

Так предок наш сказал, и видно было,
Что думы тяжелы его; и Ева, [ 40 ]
Сидевшая в сторонке, видя это,
Со скромностью и грацией такой,
Что все б мечтали, чтоб она осталась,
Отправилась к своим цветам и фруктам
Проверить, как цветут и плодоносят [ 45 ]
В питомнике: они её касаний
Как будто ждали, чтобы распуститься.
Не потому ушла, что разговор ей
Не нравился, не потому, что ухо
Высокого боялось: наслажденьем [ 50 ]
Ей было б всё услышать от Адама
Наедине; не ангела, а мужа
Она хотела спрашивать и слушать:
Он мог бы шутки в разговор вставлять
И споры разрешать любовной лаской - [ 55 ]
Не только слово с губ его приятно.
Ну где теперь найдёшь такие пары,
Где царствуют любовь и уваженье?
Она ушла с достоинством богини;
Не одинока - словно королева, [ 60 ]
Она шла вместе с грациями; стрелы
Желаний всем в глаза летели, чтобы
Мечтали все её подольше видеть.
И Рафаил сомнениям Адама
Смог дать ответ и добрый, и простой. [ 65 ]

"За спрос я не виню, поскольку Небо,
Как Книга Бога, пред тобой лежит:
Читай чудесный труд, учи сезоны,
Часы и дни, и месяцы, и годы.
Неважно, что подвижно - то ли Небо, [ 70 ]
То ли Земля, как ты сказал; иное
Великий Архитектор от людей
И ангелов укрыл, не разглашая
Секретов, что нужны для поклоненья,
А не для знанья. Если ж захотят [ 75 ]
Помудрствовать, небесный механизм
Он дал на суд вам, чтобы посмеяться
Над множеством нелепейших теорий,
Моделей неба и расчётов звёзд:
Как собирают космоса картину; [ 80 ]
Как вычитают, делят, множат, лишь бы
Движенья объяснить; как грузят сферу
Эксцентриком и центром, эпициклом
И циклом, и орбитой на орбите.
Твои я слышу мысли (их ты, верно, [ 85 ]
Потомству передашь): ты полагаешь,
Что яркое и крупное не может
Служить тому, что меньше, и Земля
Не может неподвижно получать
От Неба всё. Но рассуди: огромный - [ 90 ]
Не значит лучший; например, Земля,
Столь маленькая по сравненью с Небом,
Не яркая, способна содержать
Гораздо больше, чем пустое Солнце,
Что светит не себе, а плодородной [ 95 ]
Земле; она, приняв его лучи,
Даёт им смысл, доселе неизвестный.
Но все светила светят не Земле,
А жителям Земли, таким, как ты.
Что до громады Неба, пусть она [ 100 ]
Величие Создателя прославит:
Пределы он чертил пошире, чтобы
Знал человек, что он не одинок -
Ему таких объёмов не заполнить,
И он живёт укромно; остальное [ 105 ]
Бог разберётся, как употребить.
Кругов огромных бешеная скорость -
Заслуга Всемогущего: он может
Материальному придать летучесть
Духовного. Не медленный и я: [ 110 ]
С утра из Рая, от жилища Бога,
К полудню я добрался к вам в Эдем -
Дистанция невыразима в числах,
Имеющих названья. Я спешил,
Движенье Неба допустив, сказать, [ 115 ]
Что ты напрасно в этом сомневался;
И подтверждать не буду, хоть тебе,
Как жителю Земли, всё очевидно.
Укрыв свои пути от глаз людских,
Бог Небо от Земли отнёс подальше, [ 120 ]
Чтоб взгляд земной мог ошибиться, а не
Узнать, как есть. Вдруг Солнце в центре мира
Находится, а остальные звёзды,
Взаимному поддавшись тяготенью,
Вокруг него круги свои танцуют? [ 125 ]
В шести ты видишь странное движенье -
Вперёд, назад, вверх, вниз, тайком, недвижно;
А что, если сама Земля - седьмая
Планета, вроде неподвижна, но
Все три движенья сразу совершает? [ 130 ]
Иначе нужно сферы вовлекать
С движением причудливым, попятным -
Иль уберечь и Солнце от трудов,
Когда незримо быстрое движенье
И днём, и ночью ромба выше звёзд - [ 135 ]
Большого Колеса; но в это верить
Не нужно, если движется Земля,
Встречая на востоке день, подставив
Ночи другую сторону, когда
Одна под солнцем. Вдруг тот свет, что послан [ 140 ]
С неё в прозрачный и обширный воздух,
Земной Луне дневной звездою станет,
Как для Земли сама она - ночная?
Взаимно всё; была бы там земля
С полями: ты на ней ведь видишь пятна [ 145 ]
Как облака, а дождь из них способен
Плоды родить из почвы, чтобы там
Их ели; может быть, другие солнца
Со спутницами-лунами увидишь,
Несущие мужской и женский свет - [ 150 ]
Одушевляют мир два пола: каждый,
Возможно, греет на орбите жизнь.
Ведь представлять себе огромный космос
Заброшенным и без живой души,
Светящим, но планетам не несущим [ 155 ]
Ни блёстки света ради населенья,
Так, чтобы свет от них же возвращался
Обратно вверх - по меньшей мере странно.
Но верно ли одно или другое -
Встаёт ли Солнце над Землёй, на небе [ 160 ]
Главенствуя, или Земля над Солнцем;
То ли оно с востока держит путь,
То ли она на западе встаёт,
Тихонечко вращаясь, ото сна
Едва очнувшись, и тебя несёт [ 165 ]
В воздушной люльке через всё пространство -
Решать не думай, это дело Бога,
Пусть он решит; ему служи и бойся.
О всех других созданиях повсюду
Оставь ему заботу; наслаждайся [ 170 ]
Его дарами - этим Райским садом,
Прекрасной Евой; Рай не по зубам
Тебе. Будь поскромнее и мудрее;
О том лишь думай, как тебе прожить;
И не мечтай ты о других мирах, [ 175 ]
Не думай, кто живёт там, как, зачем -
И будь доволен тем, что ты узнал
И о Земле, и о высотах райских".

Адам, лишён сомнений, так ответил:
"О, чистое сознанье, ясный ангел, [ 180 ]
Как хорошо ты просветил меня,
От тонкостей избавил, научил
Жить проще, не давать пустым загадкам
Вкус жизни портить: Бог ведь от неё
Заботы отодвинул, чтобы нам [ 185 ]
Не досаждали, если не полезем
Тщеславно бесполезного искать.
Но мозг готов с фантазией вдвоём
Скитаться бесконечно где угодно,
Пока, предупреждён иль испытав, [ 190 ]
Он не поймёт, что истинная мудрость
Не в том, чтоб устремляться к смутным целям,
Оторванным от жизни, но в познанье
Того, что нужно здесь; иное - дым,
И пустота, и тщетная никчёмность, [ 195 ]
Что оставляет нас без подготовки
К тому, что нам на самом деле важно.
Ну так давай с небес сойдём пониже,
Поговорим о нашем, о насущном,
А там, глядишь, поднимутся вопросы [ 200 ]
О том, что дозволяется узнать,
Твоим благоволеньем заручившись.
Ты говорил о том, что было до
Моих воспоминаний; так послушай,
Наверное, впервые мой рассказ; [ 205 ]
День не прошёл; пройдёт - поймёшь, как хитро
Тебя я здесь придумал задержать,
Историю мою прося послушать -
Пусть тщетно, но надеясь на ответ.
Пока с тобой, я, кажется, в Раю, [ 210 ]
И речь твоя для уха слаще, чем
Плод пальмы, что и жажду утоляет,
И голод в час свободы от забот:
Он так приятен, кормит, насыщает;
Слова ж твои божественные столь [ 215 ]
Прекрасны, что насытиться не можем".

На это Рафаил по-райски мягко:
"Отец людей, в тебе нет недостатка
Ни в благодарности, ни в красноречье:
Господь тебя столь щедро одарил; [ 220 ]
И внутренне, и внешне - Божий образ;
Молчишь ли, говоришь - прекрасен ты
И благолепен в слове и в движенье.
Мы в небе ценим вас ничуть не меньше,
Чем сослуживцев, глядя с интересом, [ 225 ]
Как отнесётся к Человеку Бог;
И видим - Бог вас отличил, даря вам
Свою любовь. Так говори спокойно;
Ведь я в тот день отсутствовал - послали
Меня в поход, да непонятный, странный, [ 230 ]
В далёкий трудный путь к воротам Ада -
Всем легионом (так нам приказали)
Следить, чтоб ни шпион, ни враг оттуда,
Пока наш Бог работает, не вышли,
Чтоб он случайно от такой напасти [ 235 ]
Творенье с разрушением не спутал.
Не то чтобы они мешать пытались;
Но он послал нас утвердить своё
Главенство, тренируя заодно
Повиновенье наше. Заперты [ 240 ]
Ворота были мощной баррикадой;
Но издали был слышен шум внутри -
Не шум от наших песен или танцев;
Но шум стенаний, пыток, беснованья.
Довольные, мы к Свету воротились [ 245 ]
До вечера: так нам и поручали.
Но говори; ведь я твоею речью
Доволен так же, как и ты моей".

И Божьей власти так сказал наш предок:
"Для человека о начале жизни [ 250 ]
Судить непросто: кто ж начала знает?
Мной двигало желанье говорить
С тобой подольше. Ото сна очнувшись,
В траве с цветами я лежал, мой пот
Лучами вскоре высушило солнце, [ 255 ]
Чтоб им же испаренья напитать.
Я любопытный взгляд направил к Раю,
Глядел в пустое небо; вдруг, подброшен
Движеньем инстинктивным, я вскочил,
Рванувшись, и на ноги прямо встал. [ 260 ]
Холмы, долины видел я вокруг,
Тенистый лес, равнину в ярком свете,
Ручьёв журчащих струи; возле них
Созданья жили, шли или бежали,
На ветках птицы пели: всё смеялось; [ 265 ]
И аромат, и радость жили в сердце.
Затем я осмотрел себя - и руки,
И ноги, и пошёл, и побежал
Скачками, ощущая в теле бодрость;
Но кто я сам, откуда, почему - [ 270 ]
Не знал. Хотел заговорить - и мне
Язык повиновался, называя,
Что вижу. "Солнце, - я сказал, - светило,
Земля под солнцем, радостна, свежа,
Холмы, долины, реки, лес, равнины, [ 275 ]
Созданья те, что движутся, скажите,
Коль видели, откуда я и как?
Не сам собой; должно быть, от Творца,
Что превосходен мощью и добром.
Скажите, как узнать, как поклоняться [ 280 ]
Тому, кто дал мне жизнь, движенье и
Огромное неведомое счастье?"
Я звал, блуждал, не зная, как, откуда
Вдохнул я воздух, первый раз увидев
Счастливый свет; ответа не дождавшись, [ 285 ]
Я сел в раздумьях на зелёный берег
В цветах. Там первый раз меня нашёл
Приятный сон - и нежно отобрал
Все чувства, не тревожа, хоть я думал,
Что возвращаюсь в прошлое своё [ 290 ]
Бесчувственное, чтобы раствориться;
Как в голову мою вдруг сон пришёл,
Который появлением своим
Фантазию заставил верить в то, что
Я жив. Предстал божественный мне облик, [ 295 ]
Сказав: "Твой дом зовёт тебя, Адам.
Встань, первый человек, огромной расы
Родитель! Я пришёл на зов - тебя
К жилищу, в Сад блаженный, проводить".
Сказав, за руку взял меня, поднял и [ 300 ]
По воздуху, через поля и воды
Скользя, но не шагая, вверх отвёл
К горе лесистой с плоскою вершиной,
В широкий круг красивейших деревьев,
Тропинок, хижин. Всё, что на земле, [ 305 ]
Теперь казалось тусклым. Все деревья -
В плодах чудесных, искушавших глаз,
Свисавших, возбуждая аппетит,
Желание сорвать; тут я, проснувшись,
Увидел наяву всё, словно сон [ 310 ]
Имел живую тень. И я бы снова
Запутался, когда б мой проводник
Божественный не вышел впереди
Из-за деревьев. В радостном почтенье
У ног его упал я, поклонившись. [ 315 ]
Меня он поднял, мягко говоря:
"Ты думаешь, кто я? Творец всего,
Что видишь ты вверху, вокруг, внизу.
Дарю тебе я этот Райский сад;
Храни его, ешь фрукты сколько хочешь: [ 320 ]
Вкушай с любого дерева в саду,
Спокойно ешь, и голода не бойся;
Но с дерева, что знание даёт
Добра и зла, что посадил я в знак
И послушанья твоего, и веры [ 325 ]
По центру сада рядом с Древом жизни -
Предупрежденье помни - есть не надо;
Последствий горьких бойся: в день, когда
Нарушишь мой единственный запрет
И съешь, ты должен будешь умереть; [ 330 ]
С того дня смертный, ты утратишь счастье;
Из этих кущ ты изгнан будешь в мир
Невзгод и горя". Строгие слова
Его запрета горько отозвались
В моих ушах, хоть я и не хочу [ 335 ]
Навлечь такое на себя; но вскоре
Смягчился он и вновь заговорил.
"Не только это место - Землю всю
Даю тебе с потомством во владенье;
Владей всем, что живёт и здесь, и в море, [ 340 ]
И в воздухе - зверями, рыбой, дичью.
В знак этого встречай зверей и птиц
Всех видов; я прислал их, чтобы ты им
Дал имена, они же поклялись
Тебе повиноваться. Жди того же [ 345 ]
От рыб в подводном царстве: я сюда их
Не звал - они не могут поменять
Свою среду на разрежённый воздух".
Пока он говорил, явились звери
И птицы парно, низко наклоняясь [ 350 ]
От лести, опираясь на крыло.
Я называл их всех и понимал
Природу их: Бог наделил меня
Внезапным знаньем; но и в нём я не
Нашёл того, что всё ещё искал, [ 355 ]
И так сказал небесному виденью:

"Но именем каким, - ты ж выше всех,
Ты выше человечества, не в силах
Тебя назвать я, - как мне поклоняться
Тебе, создатель сущего всего, [ 360 ]
Творец добра для человека? жизнь
Его ты сделал полной, и столь щедро
Всем одарил; но я не вижу, кто бы
Со мной дружил. А в одиночестве
Какое счастье? Как же наслаждаться [ 365 ]
И быть довольным жизнью одному?"
Так я спросил, и яркое Явленье
Ответило, как будто улыбнувшись:

"Но что ты одиночеством зовёшь?
Земля полна живых существ, и воздух [ 370 ]
Наполнен ими, все к тебе готовы
Придти играть; неужто ты не знаешь
Язык их и повадки? И они
Всё знают и не тужат; ими правь
И занимайся; твой удел обширен". [ 375 ]
Так Бог сказал - как будто приказал.
Я всё-таки нашёл в себе дар речи
И обратился с робким возраженьем:

"Не гневайся, Создатель, на меня,
Молю тебя о снисхожденье к слову. [ 380 ]
Не ты ль меня оставил замещать
Себя, а всех других поставил ниже?
Возможно ли общение неравных,
Гармония возможна ль, наслажденье?
Взаимность тут нужна, чтоб и давать, [ 385 ]
И получать; в неравенстве же кто-то
На высоте, другой при этом слаб:
Чужды друг другу, и довольно скоро
Скучают все. Мечтаю я о дружбе,
В которой можно разделять услады [ 390 ]
Разумные - скотина ж неспособна
Жить с человеком. Радость их взаимна
Среди своих, как, скажем, льва и львицы:
Ты точно их распределил по парам;
А зверю с птицей, рыбе с дичью или [ 395 ]
Быку с мартышкой говорить сложнее;
Но человек и зверь - совсем никак".

Всевышний отвечал без недовольства:
"Я вижу, ты изысканное счастье
Себе готовишь выбором друзей, [ 400 ]
Адам, и не намерен наслаждаться
Приятностями мира в одиночку.
Так что ж тогда ты скажешь обо мне?
Достаточно ли я тебе кажусь
Счастливым, или нет - ведь я один [ 405 ]
Всю вечность? я не знаю никого
Похожего, и равного не знаю.
Так с кем же мне тогда и говорить,
Как не с созданьями своими, хоть
Они меня намного ниже - ниже, [ 410 ]
Чем прочие в сравнении с тобой?"

Закончил он, и я ответил скромно:
"Постичь твои высоты и глубины,
Всевышний, человечьей мысли трудно!
Ты совершенен, недостатков нет [ 415 ]
В тебе; другое дело человек:
Отсюда и желание общаться
С подобными, чтоб легче примириться
С дефектами. Тебе-то нет нужды
Распространяться - ты ведь бесконечен [ 420 ]
И абсолютен, хоть и одинок.
А человек количеством искупит
Своё несовершенство, породив
Себе подобных, свой умножив образ,
Неидеальный в одиночку - значит, [ 425 ]
Любовь нужна и искренняя дружба.
Ты, хоть один и втайне, сам собой
Вполне доволен, можешь не искать
Общения с другими; как захочешь -
Поднимешь сам создание любое [ 430 ]
До уровня божественной общины.
Я не могу поднять с колен животных,
И в них довольства не могу найти".
Так говорил я, опьянён свободой,
И благосклонный получил я тут же [ 435 ]
Божественного голоса ответ:

"Мне нравятся, Адам, твои ответы
И знания не только о животных,
Которых называл ты: о себе.
В тебе так явно дышит дух мой вольный, [ 440 ]
Мой образ, не доставшийся животным.
Их дружбу, непригодную тебе,
Имеешь ты причины не любить
И отвергать; до слов твоих я понял:
Негоже человеку одному быть; [ 445 ]
Компанию такую я тебе
Не назначал - хотел лишь посмотреть,
Как ты судить о встреченном способен.
Мой новый дар ты должен полюбить:
Подобье, помощь и второе я - [ 450 ]
Всё то, чего душа твоя желала".

Закончил он - иль я уже не слышал;
Моё земное, поднятое райским,
Так долго нависавшим, дотянулось
До неба в той возвышенной беседе [ 455 ]
И, как за гранью разума предмет,
Осело вдруг, найти пытаясь выход
Во сне, что в тот же миг ко мне пришёл,
Природой послан, и закрыл глаза.
Глаза закрыл, но внутренний мой взор, [ 460 ]
Фантазию, оставил; и я видел,
Мне кажется, абстрактно, будто в трансе,
Сквозь сон, что я лежу и вижу Образ
Чудесный - тот, что видел наяву;
Открыв мой левый бок, он взял оттуда [ 465 ]
Ребро, согрето токами от сердца,
В живой крови; была широкой рана,
Но тут же новой плотью заросла.
Ребро он начал формовать руками;
В руках росло создание - как я, [ 470 ]
Лишь пол другой; прекрасна так, что всё,
Казавшееся ранее прекрасным,
Иль блекло, иль соединялось в ней,
Во взглядах, что с тех пор вселяли сладость,
Неслыханную ранее, мне в сердце, [ 475 ]
Во всём, что одарял прекрасный облик
Любовью и чудесным чувством дружбы.
Она ушла, меня во тьме оставив;
Проснувшись, думал я её найти -
Иль потерять её, а с нею счастье; [ 480 ]
Отчаявшись уже, её заметил
Невдалеке, и как во сне - она
В нарядах неба и земли казалась
Волшебной. Шла она, и вёл её
Творец Небесный, хоть незрим, чей голос [ 485 ]
И направлял её, и поучал
Обрядам брака, святости семьи.
Изящество в шагах, и Рай в глазах,
Достоинство с любовью в каждом жесте.
Я, не сдержавшись, восхитился вслух: [ 490 ]

"Вот это да! своё сдержал ты слово,
Создатель щедрый и великодушный,
Даритель не завистливый - твой дар
Прекрасней всех. Кость от костей моих,
От плоти плоть я вижу, самого [ 495 ]
Себя перед собой; жена из мужа
Извлечена; и должен он забыть
Отца и мать, к жене лишь прилепившись:
Одна душа и сердце, плоть едина".

Всё слышала она; и хоть от Бога [ 500 ]
Произошла, но скромность и смиренье,
Достоинства врождённое сознанье
(Его завоевав, о нём поплачем),
Не яркое, но тихое, тем больше
Желанное: сама природа, словом, [ 505 ]
Свободна от грехов, её толкнула,
Меня увидев, сразу отвернуться.
Но я - за ней; родившись с чувством чести,
Величественно снизошла она
К моим резонам. В брачное жилище [ 510 ]
Вошли - она алела, как восток;
Счастливые созвездья с неба нам
Дарили свет; земля и каждый холм
Нам посылали знаки поздравлений;
И птицы пели; бриз и мощный шквал [ 515 ]
В лесах шумели, из-под их крыла
Вставали розы, запахи кустов
Резвились; наконец, ночной певец
Запел, чтобы Вечерняя звезда
Зажгла фонарь венчальный на холме. [ 520 ]

Свой путь тебе поведал я, моя
История - вся сумма благ земных:
Я наслаждаюсь, находя во всём
Источник удовольствий, но таких,
Что не сбивают с толку, возбуждая [ 525 ]
Столь жгучее желанье - тех, что вижу:
Еды, цветов, трав, ароматов, фруктов,
Прогулок, пенья птиц; но тут, напротив,
Иное вижу я, тянусь к иному;
Тут страсть впервые ощутил я - это [ 530 ]
Смятенье странное: других услад
Был выше и спокойней - тут стал слаб
Под всемогущим взглядом красоты.
Природа ли виновна, часть меня
Оставив беззащитной перед этим; [ 535 ]
Не то, возможно, взяли слишком много
Из бока моего - она чрезмерно
Украшена: снаружи столь изящно,
Хотя, возможно, изнутри не точно.
Я верно понял, что её Природа [ 540 ]
Задумала как низшую умом,
И внутренне она не лучше всех;
Наружностью, опять же, меньше схожа
С создателем обоих, и слабее
В ней видно превосходство, что дано нам [ 545 ]
Над прочими созданьями. Но стоит
Мне подойти, она столь идеальна
И цельна, так себя прекрасно знает,
Что мне её слова или дела
Мудрейшим кажутся, скромнейшим, лучшим. [ 550 ]
При ней всё знанье высшее мельчает,
И Мудрость, с ней едва поговорив,
Склоняется и выглядит как глупость.
Авторитет и разум ждут её,
Задуманные первыми, не позже [ 555 ]
По случаю; и завершая всё,
Величие ума и благородство
С любовью в ней живут, и создают
Ей ореол, как ангельская стража".

Нахмурив брови, ангел отвечал: [ 560 ]
"Природу не вини - она своё
Свершила; ты своим займись, и Мудрость
Не забывай - она тебя не бросит,
Коль в час нужды её не бросишь сам,
Чрезмерное значенье приписав [ 565 ]
Тому, что мелким кажется: себе.
Ведь чем ты восхищён, к чему стремишься?
К наружному; красотка стоит неги,
Почтения и всей твоей любви -
Не подчиненья; взвесь её с собой [ 570 ]
И оцени: самооценка может
Во многом нам помочь, когда она
Верна; чем больше ты об этом знаешь,
Тем легче ей признать твоё главенство
И подчиниться истинной красе: [ 575 ]
Тем более она тебе приятна,
Что ты с почтеньем любишь тех, кто видел
Тебя, каким ты был - совсем не мудрым.
Но как для размноженья человека
Вам самым сладким кажется касанье, [ 580 ]
Подумай: так же всё и у зверей,
У каждого животного - для них
Не сделали бы это столь обычным,
Когда б им нужно было подчиняться
Людской душе иль возбуждать в ней страсть. [ 585 ]
То, что найдёшь ты в обществе её
Приятным, человечным, то полюбишь;
Любовь - к добру, страсть - нет: ведь в настоящей
Любви нет страсти; где любовь, там мысль
Яснее, сердце больше; место ей [ 590 ]
В рассудке, ты по лестнице рассудка
К божественной любви подняться должен,
А не погрязнуть в плотском - потому-то
Ты не найдёшь партнёра средь зверей".

Адам, слегка смутившись, так ответил: [ 595 ]
"Ни красота её, ни то, что служит
Для размноженья всех живых существ
(Хоть брачная кровать её и выше,
И тайные обряды совершенны),
Не радует меня так, как её [ 600 ]
Изящество, что каждый день исходит
Из слов её и дел с любовью и
Уступчивостью: истинный союз
Умов, одна душа на нас двоих;
Гармония в супружеской чете [ 605 ]
Приятней, чем созвучие для уха.
Речь не о том; тебе я открываю,
Что чувствую, не сбитый с толку, встретив
Столь разные предметы, разным чувствам
По-разному открытые; я волен [ 610 ]
И выбрать, и за выбранным пойти.
Любовь не осуждаешь ты, твердя,
Что в Рай она и путь, и провожатый;
Так потерпи, коль спрашивать могу я.
Как любят духи Рая? как любовь их [ 615 ]
Заметить - только взгляд? или они
В сиянии и сущность проявляют?"

И в ангельской улыбке засветился
Небесной алой розой цвет любви:
"Мы счастливы, и этого довольно, [ 620 ]
А счастье без любви не существует.
Все наслажденья тела твоего
(Ты создан чистым) достаются нам
Возвышенней, не находя препятствий
В руках, суставах или диафрагме: [ 625 ]
В объятьях духов воздух льётся в воздух
И чистое соединяет с чистым;
Не требуется лишней передачи,
Как с плотью плоть, или с душой душа.
Но мне пора; уж Солнце, уходя, [ 630 ]
Зелёный мыс лучами осветило
В Гесперии, сигналя мне идти.
Желаю силы, счастья и любви,
Особенно к тому, кого любить
И подчиняться - долг твой; страсти пусть [ 635 ]
Прислушаются к разуму, хоть воля
Твоя свободна; в службе той - судьба
Твоя и рода; будь же осторожен!
Я твоему упорству буду рад,
Как и святые: так держись! держаться [ 640 ]
Иль падать - целиком твоё решенье.
Кто чист внутри, без помощи способен
Отвергнуть все дурные искушенья".

Сказав, он встал; ему Адам ответил
С благословеньем: "Раз тебе пора, [ 645 ]
Иди, небесный гость, посланец Бога,
Которому служу я восхищённо.
Твой разговор был мягок и любезен
И долго будет вспоминаться с доброй
И благодарной памятью: ты к людям [ 650 ]
Будь столь же добр, почаще возвращайся".

И так расстались: ангел - в небеса
Из тени, а Адам - в своё жилище.

Конец восьмой книги.

*

John Milton. Paradise Lost. Book VIII

The Argument

Adam inquires concerning celestial Motions, is doubtfully answer'd, and exhorted
to search rather things more worthy of knowledg: Adam assents, and still
desirous to detain Raphael, relates to him what he remember'd since his own
Creation, his placing in Paradise, his talk with God concerning solitude and fit
society, his first meeting and Nuptials with Eve, his discourse with the Angel
thereupon; who after admonitions repeated departs.

The Angel ended, and in Adams Eare
So Charming left his voice, that he a while
Thought him still speaking, still stood fixt to hear;
Then as new wak't thus gratefully repli'd.
What thanks sufficient, or what recompence [ 5 ]
Equal have I to render thee, Divine
Hystorian, who thus largely hast allayd
The thirst I had of knowledge, and voutsaf't
This friendly condescention to relate
Things else by me unsearchable, now heard [ 10 ]
With wonder, but delight, and, as is due,
With glorie attributed to the high
Creator; something yet of doubt remaines,
Which onely thy solution can resolve.
When I behold this goodly Frame, this World [ 15 ]
Of Heav'n and Earth consisting, and compute,
Thir magnitudes, this Earth a spot, a graine,
An Atom, with the Firmament compar'd
And all her numberd Starrs, that seem to rowle
Spaces incomprehensible (for such [ 20 ]
Thir distance argues and thir swift return
Diurnal) meerly to officiate light
Round this opacous Earth, this punctual spot,
One day and night; in all thir vast survey
Useless besides, reasoning I oft admire, [ 25 ]
How Nature wise and frugal could commit
Such disproportions, with superfluous hand
So many nobler Bodies to create,
Greater so manifold to this one use,
For aught appeers, and on thir Orbs impose [ 30 ]
Such restless revolution day by day
Repeated, while the sedentarie Earth,
That better might with farr less compass move,
Serv'd by more noble then her self, attaines
Her end without least motion, and receaves, [ 35 ]
As Tribute such a sumless journey brought
Of incorporeal speed, her warmth and light;
Speed, to describe whose swiftness Number failes.

So spake our Sire, and by his count'nance seemd
Entring on studious thoughts abstruse, which Eve [ 40 ]
Perceaving where she sat retir'd in sight,
With lowliness Majestic from her seat,
And Grace that won who saw to wish her stay,
Rose, and went forth among her Fruits and Flours,
To visit how they prosper'd, bud and bloom, [ 45 ]
Her Nurserie; they at her coming sprung
And toucht by her fair tendance gladlier grew.
Yet went she not, as not with such discourse
Delighted, or not capable her eare
Of what was high: such pleasure she reserv'd, [ 50 ]
Adam relating, she sole Auditress;
Her Husband the Relater she preferr'd
Before the Angel, and of him to ask
Chose rather: hee, she knew would intermix
Grateful digressions, and solve high dispute [ 55 ]
With conjugal Caresses, from his Lip
Not Words alone pleas'd her. O when meet now
Such pairs, in Love and mutual Honour joyn'd?
With Goddess-like demeanour forth she went;
Not unattended, for on her as Queen [ 60 ]
A pomp of winning Graces waited still,
And from about her shot Darts of desire
Into all Eyes to wish her still in sight.
And Raphael now to Adam's doubt propos'd
Benevolent and facil thus repli'd. [ 65 ]

To ask or search I blame thee not, for Heav'n
Is as the Book of God before thee set,
Wherein to read his wondrous Works, and learne
His Seasons, Hours, or Dayes, or Months, or Yeares:
This to attain, whether Heav'n move or Earth, [ 70 ]
Imports not, if thou reck'n right, the rest
From Man or Angel the great Architect
Did wisely to conceal, and not divulge
His secrets to be scann'd by them who ought
Rather admire; or if they list to try [ 75 ]
Conjecture, he his Fabric of the Heav'ns
Hath left to thir disputes, perhaps to move
His laughter at thir quaint Opinions wide
Hereafter, when they come to model Heav'n
And calculate the Starrs, how they will weild [ 80 ]
The mightie frame, how build, unbuild, contrive
To save appeerances, how gird the Sphear
With Centric and Eccentric scribl'd o're,
Cycle and Epicycle, Orb in Orb:
Alreadie by thy reasoning this I guess, [ 85 ]
Who art to lead thy ofspring, and supposest
That bodies bright and greater should not serve
The less not bright, nor Heav'n such journies run,
Earth sitting still, when she alone receaves
The benefit: consider first, that Great [ 90 ]
Or Bright inferrs not Excellence: the Earth
Though, in comparison of Heav'n, so small,
Nor glistering, may of solid good containe
More plenty then the Sun that barren shines,
Whose vertue on it self workes no effect, [ 95 ]
But in the fruitful Earth; there first receavd
His beams, unactive else, thir vigour find.
Yet not to Earth are those bright Luminaries
Officious, but to thee Earths habitant.
And for the Heav'ns wide Circuit, let it speak [ 100 ]
The Makers high magnificence, who built
So spacious, and his Line stretcht out so farr;
That Man may know he dwells not in his own;
An Edifice too large for him to fill,
Lodg'd in a small partition, and the rest [ 105 ]
Ordain'd for uses to his Lord best known.
The swiftness of those Circles attribute,
Though numberless, to his Omnipotence,
That to corporeal substances could adde
Speed almost Spiritual; mee thou thinkst not slow, [ 110 ]
Who since the Morning hour set out from Heav'n
Where God resides, and ere mid-day arriv'd
In Eden, distance inexpressible
By Numbers that have name. But this I urge,
Admitting Motion in the Heav'ns, to shew [ 115 ]
Invalid that which thee to doubt it mov'd;
Not that I so affirm, though so it seem
To thee who hast thy dwelling here on Earth.
God to remove his wayes from human sense,
Plac'd Heav'n from Earth so farr, that earthly sight, [ 120 ]
If it presume, might erre in things too high,
And no advantage gaine. What if the Sun
Be Centre to the World, and other Starrs
By his attractive vertue and their own
Incited, dance about him various rounds? [ 125 ]
Thir wandring course now high, now low, then hid,
Progressive, retrograde, or standing still,
In six thou seest, and what if sev'nth to these
The Planet Earth, so stedfast though she seem,
Insensibly three different Motions move? [ 130 ]
Which else to several Spheres thou must ascribe,
Mov'd contrarie with thwart obliquities,
Or save the Sun his labour, and that swift
Nocturnal and Diurnal rhomb suppos'd,
Invisible else above all Starrs, the Wheele [ 135 ]
Of Day and Night; which needs not thy beleefe,
If Earth industrious of her self fetch Day
Travelling East, and with her part averse
From the Suns beam meet Night, her other part
Still luminous by his ray. What if that light [ 140 ]
Sent from her through the wide transpicuous aire,
To the terrestrial Moon be as a Starr
Enlightning her by Day, as she by Night
This Earth? reciprocal, if Land be there,
Fields and Inhabitants: Her spots thou seest [ 145 ]
As Clouds, and Clouds may rain, and Rain produce
Fruits in her soft'nd Soile, for some to eate
Allotted there; and other Suns perhaps
With thir attendant Moons thou wilt descrie
Communicating Male and Femal Light, [ 150 ]
Which two great Sexes animate the World,
Stor'd in each Orb perhaps with some that live.
For such vast room in Nature unpossest
By living Soule, desert and desolate,
Onely to shine, yet scarce to contribute [ 155 ]
Each Orb a glimps of Light, conveyd so farr
Down to this habitable, which returnes
Light back to them, is obvious to dispute.
But whether thus these things, or whether not,
Whether the Sun predominant in Heav'n [ 160 ]
Rise on the Earth, or Earth rise on the Sun,
Hee from the East his flaming rode begin,
Or Shee from West her silent course advance
With inoffensive pace that spinning sleeps
On her soft Axle, while she paces Eev'n, [ 165 ]
And beares thee soft with the smooth Air along,
Sollicit not thy thoughts with matters hid,
Leave them to God above, him serve and feare;
Of other Creatures, as him pleases best,
Wherever plac't, let him dispose: joy thou [ 170 ]
In what he gives to thee, this Paradise
And thy faire Eve; Heav'n is for thee too high
To know what passes there; be lowlie wise:
Think onely what concernes thee and thy being;
Dream not of other Worlds, what Creatures there [ 175 ]
Live, in what state, condition or degree,
Contented that thus farr hath been reveal'd
Not of Earth onely but of highest Heav'n.

To whom thus Adam cleerd of doubt, repli'd.
How fully hast thou satisfi'd me, pure [ 180 ]
Intelligence of Heav'n, Angel serene,
And freed from intricacies, taught to live
The easiest way, nor with perplexing thoughts
To interrupt the sweet of Life, from which
God hath bid dwell farr off all anxious cares, [ 185 ]
And not molest us, unless we our selves
Seek them with wandring thoughts, and notions vain.
But apt the Mind or Fancy is to roave
Uncheckt, and of her roaving is no end;
Till warn'd, or by experience taught, she learne, [ 190 ]
That not to know at large of things remote
From use, obscure and suttle, but to know
That which before us lies in daily life,
Is the prime Wisdom, what is more, is fume,
Or emptiness, or fond impertinence, [ 195 ]
And renders us in things that most concerne
Unpractis'd, unprepar'd, and still to seek.
Therefore from this high pitch let us descend
A lower flight, and speak of things at hand
Useful, whence haply mention may arise [ 200 ]
Of somthing not unseasonable to ask
By sufferance, and thy wonted favour deign'd.
Thee I have heard relating what was don
Ere my remembrance: now hear mee relate
My Storie, which perhaps thou hast not heard; [ 205 ]
And Day is yet not spent; till then thou seest
How suttly to detaine thee I devise,
Inviting thee to hear while I relate,
Fond, were it not in hope of thy reply:
For while I sit with thee, I seem in Heav'n, [ 210 ]
And sweeter thy discourse is to my eare
Then Fruits of Palm-tree pleasantest to thirst
And hunger both, from labour, at the houre
Of sweet repast; they satiate, and soon fill,
Though pleasant, but thy words with Grace Divine [ 215 ]
Imbu'd, bring to thir sweetness no satietie.

To whom thus Raphael answer'd heav'nly meek.
Nor are thy lips ungraceful, Sire of men,
Nor tongue ineloquent; for God on thee
Abundantly his gifts hath also pour'd [ 220 ]
Inward and outward both, his image faire:
Speaking or mute all comliness and grace
Attends thee, and each word, each motion formes.
Nor less think wee in Heav'n of thee on Earth
Then of our fellow servant, and inquire [ 225 ]
Gladly into the wayes of God with Man:
For God we see hath honour'd thee, and set
On Man his Equal Love: say therefore on;
For I that Day was absent, as befell,
Bound on a voyage uncouth and obscure, [ 230 ]
Farr on excursion toward the Gates of Hell;
Squar'd in full Legion (such command we had)
To see that none thence issu'd forth a spie,
Or enemie, while God was in his work,
Least hee incenst at such eruption bold, [ 235 ]
Destruction with Creation might have mixt.
Not that they durst without his leave attempt,
But us he sends upon his high behests
For state, as Sovran King, and to enure
Our prompt obedience. Fast we found, fast shut [ 240 ]
The dismal Gates, and barricado'd strong;
But long ere our approaching heard within
Noise, other then the sound of Dance or Song,
Torment, and loud lament, and furious rage.
Glad we return'd up to the coasts of Light [ 245 ]
Ere Sabbath Eev'ning: so we had in charge.
But thy relation now; for I attend,
Pleas'd with thy words no less then thou with mine.

So spake the Godlike Power, and thus our Sire.
For Man to tell how human Life began [ 250 ]
Is hard; for who himself beginning knew?
Desire with thee still longer to converse
Induc'd me. As new wak't from soundest sleep
Soft on the flourie herb I found me laid
In Balmie Sweat, which with his Beames the Sun [ 255 ]
Soon dri'd, and on the reaking moisture fed.
Strait toward Heav'n my wondring Eyes I turnd,
And gaz'd a while the ample Skie, till rais'd
By quick instinctive motion up I sprung,
As thitherward endevoring, and upright [ 260 ]
Stood on my feet; about me round I saw
Hill, Dale, and shadie Woods, and sunnie Plaines,
And liquid Lapse of murmuring Streams; by these,
Creatures that livd, and movd, and walk'd, or flew,
Birds on the branches warbling; all things smil'd, [ 265 ]
With fragrance and with joy my heart oreflow'd.
My self I then perus'd, and Limb by Limb
Survey'd, and sometimes went, and sometimes ran
With supple joints, as lively vigour led:
But who I was, or where, or from what cause, [ 270 ]
Knew not; to speak I tri'd, and forthwith spake,
My Tongue obey'd and readily could name
What e're I saw. Thou Sun, said I, faire Light,
And thou enlight'nd Earth, so fresh and gay,
Ye Hills and Dales, ye Rivers, Woods, and Plaines, [ 275 ]
And ye that live and move, fair Creatures, tell,
Tell, if ye saw, how came I thus, how here?
Not of my self; by some great Maker then,
In goodness and in power pr?eminent;
Tell me, how may I know him, how adore, [ 280 ]
From whom I have that thus I move and live,
And feel that I am happier then I know.
While thus I call'd, and stray'd I knew not whither,
From where I first drew Aire, and first beheld
This happie Light, when answer none return'd, [ 285 ]
On a green shadie Bank profuse of Flours
Pensive I sate me down; there gentle sleep
First found me, and with soft oppression seis'd
My droused sense, untroubl'd, though I thought
I then was passing to my former state [ 290 ]
Insensible, and forthwith to dissolve:
When suddenly stood at my Head a dream,
Whose inward apparition gently mov'd
My Fancy to believe I yet had being,
And livd: One came, methought, of shape Divine, [ 295 ]
And said, thy Mansion wants thee, Adam, rise,
First Man, of Men innumerable ordain'd
First Father, call'd by thee I come thy Guide
To the Garden of bliss, thy seat prepar'd.
So saying, by the hand he took me rais'd, [ 300 ]
And over Fields and Waters, as in Aire
Smooth sliding without step, last led me up
A woodie Mountain; whose high top was plaine,
A Circuit wide, enclos'd, with goodliest Trees
Planted, with Walks, and Bowers, that what I saw [ 305 ]
Of Earth before scarce pleasant seemd. Each Tree
Load'n with fairest Fruit, that hung to the Eye
Tempting, stirr'd in me sudden appetite
To pluck and eate; whereat I wak'd, and found
Before mine Eyes all real, as the dream [ 310 ]
Had lively shadowd: Here had new begun
My wandring, had not hee who was my Guide
Up hither, from among the Trees appeer'd,
Presence Divine. Rejoycing, but with aw,
In adoration at his feet I fell [ 315 ]
Submiss: he rear'd me, and Whom thou soughtst I am,
Said mildely, Author of all this thou seest
Above, or round about thee or beneath.
This Paradise I give thee, count it thine
To Till and keep, and of the Fruit to eate: [ 320 ]
Of every Tree that in the Garden growes
Eate freely with glad heart; fear here no dearth:
But of the Tree whose operation brings
Knowledg of good and ill, which I have set
The Pledge of thy Obedience and thy Faith, [ 325 ]
Amid the Garden by the Tree of Life,
Remember what I warne thee, shun to taste,
And shun the bitter consequence: for know,
The day thou eat'st thereof, my sole command
Transgrest, inevitably thou shalt dye; [ 330 ]
From that day mortal, and this happie State
Shalt loose, expell'd from hence into a World
Of woe and sorrow. Sternly he pronounc'd
The rigid interdiction, which resounds
Yet dreadful in mine eare, though in my choice [ 335 ]
Not to incur; but soon his cleer aspect
Return'd and gracious purpose thus renew'd.
Not onely these fair bounds, but all the Earth
To thee and to thy Race I give; as Lords
Possess it, and all things that therein live, [ 340 ]
Or live in Sea, or Aire, Beast, Fish, and Fowle.
In signe whereof each Bird and Beast behold
After thir kindes; I bring them to receave
From thee thir Names, and pay thee fealtie
With low subjection; understand the same [ 345 ]
Of Fish within thir watry residence,
Not hither summon'd, since they cannot change
Thir Element to draw the thinner Aire.
As thus he spake, each Bird and Beast behold
Approaching two and two, These cowring low [ 350 ]
With blandishment, each Bird stoop'd on his wing.
I nam'd them, as they pass'd, and understood
Thir Nature, with such knowledg God endu'd
My sudden apprehension: but in these
I found not what me thought I wanted still; [ 355 ]
And to the Heav'nly vision thus presum'd.

O by what Name, for thou above all these,
Above mankinde, or aught then mankinde higher,
Surpassest farr my naming, how may I
Adore thee, Author of this Universe, [ 360 ]
And all this good to man, for whose well being
So amply, and with hands so liberal
Thou hast provided all things: but with mee
I see not who partakes. In solitude
What happiness, who can enjoy alone, [ 365 ]
Or all enjoying, what contentment find?
Thus I presumptuous; and the vision bright,
As with a smile more bright'nd, thus repli'd.

What call'st thou solitude, is not the Earth
With various living creatures, and the Aire [ 370 ]
Replenisht, and all these at thy command
To come and play before thee; know'st thou not
Thir language and thir wayes? They also know,
And reason not contemptibly; with these
Find pastime, and beare rule; thy Realm is large. [ 375 ]
So spake the Universal Lord, and seem'd
So ordering. I with leave of speech implor'd,
And humble deprecation thus repli'd.

Let not my words offend thee, Heav'nly Power,
My Maker, be propitious while I speak. [ 380 ]
Hast thou not made me here thy substitute,
And these inferiour farr beneath me set?
Among unequals what societie
Can sort, what harmonie or true delight?
Which must be mutual, in proportion due [ 385 ]
Giv'n and receiv'd; but in disparitie
The one intense, the other still remiss
Cannot well suite with either, but soon prove
Tedious alike: Of fellowship I speak
Such as I seek, fit to participate [ 390 ]
All rational delight, wherein the brute
Cannot be human consort; they rejoyce
Each with thir kinde, Lion with Lioness;
So fitly them in pairs thou hast combin'd;
Much less can Bird with Beast, or Fish with Fowle [ 395 ]
So well converse, nor with the Ox the Ape;
Wors then can Man with Beast, and least of all.

Whereto th' Almighty answer'd, not displeas'd.
A nice and suttle happiness I see
Thou to thyself proposest, in the choice [ 400 ]
Of thy Associates, Adam, and wilt taste
No pleasure, though in pleasure, solitarie.
What think'st thou then of mee, and this my State,
Seem I to thee sufficiently possest
Of happiness, or not? who am alone [ 405 ]
From all Eternitie, for none I know
Second to mee or like, equal much less.
How have I then with whom to hold converse
Save with the Creatures which I made, and those
To me inferiour, infinite descents [ 410 ]
Beneath what other Creatures are to thee?

He ceas'd, I lowly answer'd. To attaine
The highth and depth of thy Eternal wayes
All human thoughts come short, Supream of things;
Thou in thy self art perfet, and in thee [ 415 ]
Is no deficience found; not so is Man,
But in degree, the cause of his desire
By conversation with his like to help,
Or solace his defects. No need that thou
Shouldst propagat, already infinite; [ 420 ]
And through all numbers absolute, though One;
But Man by number is to manifest
His single imperfection, and beget
Like of his like, his Image multipli'd,
In unitie defective, which requires [ 425 ]
Collateral love, and deerest amitie.
Thou in thy secresie although alone,
Best with thy self accompanied, seek'st not
Social communication, yet so pleas'd,
Canst raise thy Creature to what highth thou wilt [ 430 ]
Of Union or Communion, deifi'd;
I by conversing cannot these erect
From prone, nor in thir wayes complacence find.
Thus I embold'nd spake, and freedom us'd
Permissive, and acceptance found, which gain'd [ 435 ]
This answer from the gratious voice Divine.

Thus farr to try thee, Adam, I was pleas'd,
And finde thee knowing not of Beasts alone,
Which thou hast rightly nam'd, but of thy self,
Expressing well the spirit within thee free, [ 440 ]
My Image, not imparted to the Brute,
Whose fellowship therefore unmeet for thee
Good reason was thou freely shouldst dislike,
And be so minded still; I, ere thou spak'st,
Knew it not good for Man to be alone, [ 445 ]
And no such companie as then thou saw'st
Intended thee, for trial onely brought,
To see how thou could'st judge of fit and meet:
What next I bring shall please thee, be assur'd,
Thy likeness, thy fit help, thy other self, [ 450 ]
Thy wish, exactly to thy hearts desire.

Hee ended, or I heard no more, for now
My earthly by his Heav'nly overpowerd,
Which it had long stood under, streind to the highth
In that celestial Colloquie sublime, [ 455 ]
As with an object that excels the sense,
Dazl'd and spent, sunk down, and sought repair
Of sleep, which instantly fell on me, call'd
By Nature as in aide, and clos'd mine eyes.
Mine eyes he clos'd, but op'n left the Cell [ 460 ]
Of Fancie my internal sight, by which
Abstract as in a transe methought I saw,
Though sleeping, where I lay, and saw the shape
Still glorious before whom awake I stood;
Who stooping op'nd my left side, and took [ 465 ]
From thence a Rib, with cordial spirits warme,
And Life-blood streaming fresh; wide was the wound,
But suddenly with flesh fill'd up and heal'd:
The Rib he formd and fashond with his hands;
Under his forming hands a Creature grew, [ 470 ]
Manlike, but different sex, so lovly faire,
That what seemd fair in all the World, seemd now
Mean, or in her summ'd up, in her containd
And in her looks, which from that time infus'd
Sweetness into my heart, unfelt before, [ 475 ]
And into all things from her Aire inspir'd
The spirit of love and amorous delight.
Shee disappeerd, and left me dark, I wak'd
To find her, or for ever to deplore
Her loss, and other pleasures all abjure: [ 480 ]
When out of hope, behold her, not farr off,
Such as I saw her in my dream, adornd
With what all Earth or Heaven could bestow
To make her amiable: On she came,
Led by her Heav'nly Maker, though unseen, [ 485 ]
And guided by his voice, nor uninformd
Of nuptial Sanctitie and marriage Rites:
Grace was in all her steps, Heav'n in her Eye,
In every gesture dignitie and love.
I overjoyd could not forbear aloud. [ 490 ]

This turn hath made amends; thou hast fulfill'd
Thy words, Creator bounteous and benigne,
Giver of all things faire, but fairest this
Of all thy gifts, nor enviest. I now see
Bone of my Bone, Flesh of my Flesh, my Self [ 495 ]
Before me; Woman is her Name, of Man
Extracted; for this cause he shall forgoe
Father and Mother, and to his Wife adhere;
And they shall be one Flesh, one Heart, one Soule.

She heard me thus, and though divinely brought, [ 500 ]
Yet Innocence and Virgin Modestie,
Her vertue and the conscience of her worth,
That would be woo'd, and not unsought be won,
Not obvious, not obtrusive, but retir'd,
The more desirable, or to say all, [ 505 ]
Nature her self, though pure of sinful thought,
Wrought in her so, that seeing me, she turn'd;
I follow'd her, she what was Honour knew,
And with obsequious Majestie approv'd
My pleaded reason. To the Nuptial Bowre [ 510 ]
I led her blushing like the Morn: all Heav'n,
And happie Constellations on that houre
Shed thir selectest influence; the Earth
Gave sign of gratulation, and each Hill;
Joyous the Birds; fresh Gales and gentle Aires [ 515 ]
Whisper'd it to the Woods, and from thir wings
Flung Rose, flung Odours from the spicie Shrub,
Disporting, till the amorous Bird of Night
Sung Spousal, and bid haste the Eevning Starr
On his Hill top, to light the bridal Lamp. [ 520 ]

Thus I have told thee all my State, and brought
My Storie to the sum of earthly bliss
Which I enjoy, and must confess to find
In all things else delight indeed, but such
As us'd or not, works in the mind no change, [ 525 ]
Nor vehement desire, these delicacies
I mean of Taste, Sight, Smell, Herbs, Fruits and Flours,
Walks, and the melodie of Birds; but here
Farr otherwise, transported I behold,
Transported touch; here passion first I felt, [ 530 ]
Commotion strange, in all enjoyments else
Superiour and unmov'd, here onely weake
Against the charm of Beauties powerful glance.
Or Nature faild in mee, and left some part
Not proof enough such Object to sustain, [ 535 ]
Or from my side subducting, took perhaps
More then enough; at least on her bestow'd
Too much of Ornament, in outward shew
Elaborate, of inward less exact.
For well I understand in the prime end [ 540 ]
Of Nature her th' inferiour, in the mind
And inward Faculties, which most excell,
In outward also her resembling less
His Image who made both, and less expressing
The character of that Dominion giv'n [ 545 ]
O're other Creatures; yet when I approach
Her loveliness, so absolute she seems
And in her self compleat, so well to know
Her own, that what she wills to do or say,
Seems wisest, vertuousest, discreetest, best; [ 550 ]
All higher knowledge in her presence falls
Degraded, Wisdom in discourse with her
Looses discount'nanc't, and like folly shewes;
Authority and Reason on her waite,
As one intended first, not after made [ 555 ]
Occasionally; and to consummate all,
Greatness of mind and nobleness thir seat
Build in her loveliest, and create an awe
About her, as a guard Angelic plac't.

To whom the Angel with contracted brow. [ 560 ]
Accuse not Nature, she hath don her part;
Do thou but thine, and be not diffident
Of Wisdom, she deserts thee not, if thou
Dismiss not her, when most thou needst her nigh,
By attributing overmuch to things [ 565 ]
Less excellent, as thou thy self perceav'st.
For what admir'st thou, what transports thee so,
An outside? fair no doubt, and worthy well
Thy cherishing, thy honouring, and thy love,
Not thy subjection: weigh with her thy self; [ 570 ]
Then value: Oft times nothing profits more
Then self esteem, grounded on just and right
Well manag'd; of that skill the more thou know'st,
The more she will acknowledge thee her Head,
And to realities yield all her shows: [ 575 ]
Made so adorn for thy delight the more,
So awful, that with honour thou maist love
Thy mate, who sees when thou art seen least wise.
But if the sense of touch whereby mankind
Is propagated seem such dear delight [ 580 ]
Beyond all other, think the same voutsaf't
To Cattel and each Beast; which would not be
To them made common and divulg'd, if aught
Therein enjoy'd were worthy to subdue
The Soule of Man, or passion in him move. [ 585 ]
What higher in her societie thou findst
Attractive, human, rational, love still;
In loving thou dost well, in passion not,
Wherein true Love consists not; love refines
The thoughts, and heart enlarges, hath his seat [ 590 ]
In Reason, and is judicious, is the scale
By which to heav'nly Love thou maist ascend,
Not sunk in carnal pleasure, for which cause
Among the Beasts no Mate for thee was found.

To whom thus half abash't Adam repli'd. [ 595 ]
Neither her out-side formd so fair, nor aught
In procreation common to all kindes
(Though higher of the genial Bed by far,
And with mysterious reverence I deem)
So much delights me as those graceful acts, [ 600 ]
Those thousand decencies that daily flow
From all her words and actions mixt with Love
And sweet compliance, which declare unfeign'd
Union of Mind, or in us both one Soule;
Harmonie to behold in wedded pair [ 605 ]
More grateful then harmonious sound to the eare.
Yet these subject not; I to thee disclose
What inward thence I feel, not therefore foild,
Who meet with various objects, from the sense
Variously representing; yet still free [ 610 ]
Approve the best, and follow what I approve.
To Love thou blam'st me not, for love thou saist
Leads up to Heav'n, is both the way and guide;
Bear with me then, if lawful what I ask;
Love not the heav'nly Spirits, and how thir Love [ 615 ]
Express they, by looks onely, or do they mix
Irradiance, virtual or immediate touch?

To whom the Angel with a smile that glow'd
Celestial rosie red, Loves proper hue,
Answer'd. Let it suffice thee that thou know'st [ 620 ]
Us happie, and without Love no happiness.
Whatever pure thou in the body enjoy'st
(And pure thou wert created) we enjoy
In eminence, and obstacle find none
Of membrane, joynt, or limb, exclusive barrs: [ 625 ]
Easier then Air with Air, if Spirits embrace,
Total they mix, Union of Pure with Pure
Desiring; nor restrain'd conveyance need
As Flesh to mix with Flesh, or Soul with Soul.
But I can now no more; the parting Sun [ 630 ]
Beyond the Earths green Cape and verdant Isles
Hesperean sets, my Signal to depart.
Be strong, live happie, and love, but first of all
Him whom to love is to obey, and keep
His great command; take heed lest Passion sway [ 635 ]
Thy Judgment to do aught, which else free Will
Would not admit; thine and of all thy Sons
The weal or woe in thee is plac't; beware.
I in thy persevering shall rejoyce,
And all the Blest: stand fast; to stand or fall [ 640 ]
Free in thine own Arbitrement it lies.
Perfet within, no outward aid require;
And all temptation to transgress repel.

So saying, he arose; whom Adam thus
Follow'd with benediction. Since to part, [ 645 ]
Go heavenly Guest, Ethereal Messenger,
Sent from whose sovran goodness I adore.
Gentle to me and affable hath been
Thy condescension, and shall be honour'd ever
With grateful Memorie: thou to mankind [ 650 ]
Be good and friendly still, and oft return.

So parted they, the Angel up to Heav'n
From the thick shade, and Adam to his Bowre.

The End of the Eighth Book.


Рецензии