Альманах 194. О, если б без слова сказаться душой

            
                                                                                                                                                

                                                                                                                                  
                                           «...крылатый слова звук                                                   
                                      Хватает за душу и закрепляет вдруг                        
                                      И темный бред души, и трав неясный запах»
                                                                       А. Фет

  Как и что можно писать о Фете? И нужно ли писать? Читающий его и чувствующий поэзию  не нуждается в такого рода статьях. Человек,  не читавший его стихов со времени начальной школы  и не помнящий, что знакомые ему слова
«Ласточки пропали, а вчера зарёй всё грачи летали, да, как сеть, мелькали
вон над той горой» принадлежат этому поэту,  с интересом будет скорее вылавливать те факты, которые заставляли его страдать долгие годы.
 И всё-таки тянет меня опять к столу, чтобы набросать какие-то свои записки о том,
кто стихами своими  очаровал и взволновал меня ещё в отроческие годы и продолжает волновать и удивлять до сегодняшнего дня.
   Удивительная вещь - поэзия! Что она такое? Её, кажется, нет в материальном мире, а она живёт! и действует на человека, который родился спустя несколько веков с того дня, когда под действием чувств своих написал стихотворение автор… И о чём, собственно писал-то он? - о природе, о любви, о каких-то незначащих для общества моментах своей жизни, не боролся за справедливость, не призывал к  борьбе, не порицал пороки, не учил никого.
  Не учил никого, а любящие и читающие его учились, отзываясь душами своими на движения его души, прозвучавшие когда-то и оставшиеся после его смерти.

   В.Ф. Одоевский*,  размышляя о поэзии чистого искусства**, пишет:  «бесполезное» составляет разгадку всех внешних действий человечества и «украшения жизни». Более того, оно служит основанием жизни,  самым несомненным доказательством чего является поэзия», без неё, считает он, «древо жизни должно было бы исчезнуть».
      В своём стихотворении «Поэт», А. Пушкин писал:

Но лишь божественный глагол
До слуха чуткого коснется,
Душа поэта встрепенется,
Как пробудившийся орёл.
Тоскует он в забавах мира,
Людской чуждается молвы,
К ногам народного кумира
Не клонит гордой головы;
Бежит он, дикий и суровый,
И звуков и смятенья полн,
На берега пустынных волн,
В широкошумные дубровы...

   Этот «божественный глагол» коснулся и юного Афанасия Фета, который стал знаменитым поэтом уже в студенческие годы.
          Отцом его был русский аристократ старинного рода Афанасий  Неофитович Шеншин, матерью - немка Шарлотта Элизабета Фёт (Foet), урождённая Беккер. Они познакомились в Германии, где Шеншин, лечился на водах. Любовь заставила  связать их жизни: Шарлотта, будучи  замужем, бежала с Шеншеным в Россию, оставив в Германии мужа и  свою  маленькую дочь. В 1820г. в селе Новосёлки Мценского уезда Орловской губернии у  неё родился сын, которого назвали так же, как отца.
  Повенчанными родители маленького Афанасия быть не могли, несмотря на то, что мать его приняла православие и при крещении стала называться Елизаветой,  - её развод не был оформлен.
  До четырнадцати лет барчук Афанасий не знал того, что он был незаконнорождённым. Ребёнок не был зарегистрирован в дворянской родословной книге. Из потомка столбового дворянина он вдруг превратился в «гессен-дармштадского подданного», и больно, и, вероятно, стыдно было слышать ему недоумённые вопросы однокашников: «Откуда ты?» или «Кто ты такой?».
    Запутанная история его происхождения потрясла его и тяжело сказалась на дальнейшей судьбе. Сорок лет, став уже известным поэтом, прилагал он усилия восстановить свою фамилию Шеншин, после смерти отца. «Предрассудки», - подумают некоторые сегодня; но для Фета это стало мучительным страданием. «Со стороны легко смотреть на чужую изуродованную жизнь, но к своей собственной так относиться трудно», -писал он.
  А фамилия Фёт, изменив своё звучание, была уже прославлена его поэзией. Только в 1874г. Александр II удовлетворил  прошение  поэта о возвращении ему фамилии отца и вступлении во все права наследования. «Я представляю, сколько этот человек выстрадал в своей жизни», - сказал государь, подписывая указ.
  Однако, вернёмся к горькой молодости Фета. Странная фамилия, сомнительное положение в обществе мучили его. Окончив Московский университет, он стал офицером кавалерийского полка не потому что тяготел к воинской службе, а потому, что офицерский чин в России, после выслуги лет, «давал потомственное дворянство».
  Когда его полк стоял в Херсонской губернии, Фет влюбился. Как предполагают сегодня, его любовью стала дочь отставного генерала и обедневшего помещика Мария Лазич. Эта любовь закончилась трагедией. Как сам поэт пишет в своих воспоминаниях, он «ясно понимал, что жениться офицеру, получающему 300 рублей из дому, на девушке без состояния, значит необдуманно или недобросовестно брать на себя клятвенное обещание, которое он не в состоянии выполнить… Мы оба были дети: мне 28, а ей 22».
    После мучительных сомнений он высказал это своей любимой.

                      ***
Среди несметных звёзд полночи
Как эти две глядят мне в очи,
Не поглядит нигде звезда;
Но неизменна воля рока:
С заката той, а той с востока -
Им не сойтиться никогда.

Среди людей так часто двое
Равно постигнули земное,
Затем что стали высоко,
И оба сердца пышут страстью,
И оба сердца рвутся к счастью,
И счастье вечно далеко.
1849

   Она погибла в 1850 году. Прячась от отца, она курила, лёжа, и читала книгу. Зажжённая папироска или непотушенная спичка упала на её кисейное платье, которое вспыхнуло. Испугавшись, она бросилась к балконной двери; но пламя поднялось выше её головы… Промучившись четверо суток, она умерла. С. Дмитриенко пишет: «В некоторых пересказах истории этой любви Фета высказываются предположения, что она совершила самоубийство».
    Это потрясение оставило тяжёлый след в душе поэта. В своих стихах на протяжении всей жизни он неоднократно возвращается к пережитому.

               Старые письма

Давно забытые, под лёгким слоем пыли,
Черты заветные, вы вновь передо мной
И в час душевных мук мгновенно воскресили
Всё, что давно-давно утрачено душой.

Горя огнём стыда, опять встречают взоры
Одну доверчивость, надежду и любовь,
И задушевных слов поблекшие узоры
От сердца моего к ланитам гонят кровь.

Я  вами осуждён, свидетели немые
Весны души моей и сумрачной зимы.
Вы те же светлые, святые, молодые,
Как в тот ужасный час, когда прощались мы.

А я доверился предательскому звуку -
Как будто вне любви есть в мире что-нибудь!
Я дерзко оттолкнул писавшую вас руку,
Я осудил себя на вечную разлуку
И с холодом в груди пустился в дальний путь.

Зачем же с прежнею улыбкой умиленья
Шептать мне о любви, глядеть в мои глаза?
Души не воскресит и голос всепрощенья,
Не смоет строк и жгучая слеза.
1859

   Шли годы, а он всё снова и снова возвращался к воспоминаниям о своей любви и трагической смерти любимой. Она внезапно возвращалась к нему, и он писал, обращаясь к ней.

            ***
Ты отстрадала, я ещё страдаю,
Сомнением мне суждено дышать,
И трепещу, и сердцем избегаю
Искать того, чего нельзя понять.

А был рассвет! Я помню, вспоминаю
Язык любви, цветов, ночных лучей.
Как не цвести всевидящему маю
При отблеске родном таких очей!

Очей тех нет - и мне не страшны гробы,
Завидно мне безмолвие твоё,
И, не судя ни тупости, ни злобы,
Скорей, скорей в твоё небытиё!
4 ноября 1878

                  ***
Нет, я не изменил. До старости глубокой
Я тот же преданный, я раб твоей любви,
И старый яд цепей, отрадный и жестокий,
           Ещё горит в моей крови.

Хоть память и твердит, что между нас могила,
Хоть каждый день бреду томительно к другой, -
Не в силах верить я, что ты меня забыла,
        Когда ты здесь, передо мной.

Мелькнёт ли красота иная на мгновенье,
Мне чудится, вот-вот тебя я узнаю;
И нежности былой я слышу дуновенье,
            И, содрогаясь, я пою.
2 февраля 1887

    Эти воспоминания не оставляли его и тогда, когда он женился на Марии Петровне Боткиной. Детей у них не было; но брак оказался вполне благополучным. Жили они до самой смерти дружно и похоронены рядом в церковном склепе деревни Клеймёново, в  родовом имении Шеншиных.
   Фет успешно занимался хозяйством. С дворянами  уезда тесных отношений не поддерживал. Единственным собеседником и другом его был Лев Николаевич Толстой, с которым они виделись часто, благо  Ясная Поляна, находилась не так далеко
   
За два года до смерти А. Фет написал  это стихотворение:

                  ***
На кресле отвалясь, гляжу на потолок,
           Где на задор воображенью,
Над лампой тихою подвешенный кружок
          Вертится призрачною тенью.

Зари осенней след в мерцаньи этом есть:
        Над кровлей, кажется, и садом,
Не в силах улететь и не решаясь сесть,
   Грачи кружатся тёмным стадом…

Нет, то не крыльев шум, то кони у крыльца!
          Я слышу трепетные руки…
Как бледность холодна прекрасного лица!
            Как шёпот горестен разлуки!..

Молчу, потерянный, на дальний путь глядя
                  Из-за темнеющего сада, -
И кружится ещё, приюта не найдя,
                Грачей встревоженное стадо.
15 декабря 1890

  Афанасий Афанасьевич Фет-Шеншин  умер 21 ноября 1892 г. в Москве. Похоронен в селе Клеймёново.

  Творческое наследие Фета огромно: это - не только стихи и переводы***, но и воспоминания, написанные в прозе, и очерки о ведении сельского хозяйства.
    Его стихи имеют структуру романса, и, положенные на музыку, они сделали поэта популярным, ещё до выхода его сборника.
   Писарев, не воспринимая творчество Фета серьёзно,  в 1863г написал: «Со временем… продадут его пудами для оклеивания комнат под обои и для завёртывания сальных свечей», и ещё многое, как по представлению критика,  будут использоваться  напечатанные стихотворения Поэта.  Хотелось бы сказать: «Ошибаетесь, Дмитрий Иванович, ох, как ошибаетесь!»


Ещё об А. Фете:
http://www.stihi.ru/2006/12/28-1286


*В.Ф. Одоевский - князь,  русский писатель, философ, музыковед и музыкальный критик, общественный деятель.
** Чистое искусство - эстетическая теория, появившаяся в ХIХ в., основанная на  утверждении независимости искусства от политики и общественных требований.
*** За переводы Горация Фет был удостоен высшей литературной награды России Пушкинской премией.


Рецензии
Уважаемая Татьяна!
И снова восторженно-благодарственные слова.
P.S.
Только исправьте - дармштадтский...

Ия Бурцева   15.12.2014 12:29     Заявить о нарушении
Большое спасибо, Ия, и за тёплые слова и за помощь. Опечатки исправила. Буду надеяться и на дальнейшее сотрудничество.

Дорогие Страницы -Продолжение   15.12.2014 22:38   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.