Из книги Время Стихов

В подборку включены избранные стихотворения из книги «Время Стихов», написанные, в основном, в 2014 году.
Книга издана в Москве, издательство «Вест-Консалтинг», в ноябре 2014 года.
Под твердым переплетом, на 117 страницах, разместилось более 110 стихов.
По вопросам приобретения книги обращайтесь к автору через емэйл  - ссылка «Отправить письмо автору»  -  на Стихирной странице Григория Оклендского.
=  =   =   =   =

Время стихов

- I -
И снова нам в угоду - новый год!..
Есть в нем надежды чистота и свежесть,
Как первый снег, касающийся нежно
И тонких пальцев, и забытых нот.
И, преодолевая немоту,
Звучат аккорды музыкой старинной,
И новый год мальчишкою невинным
Вступает на коварную тропу...
- II -
Столетие минуло... Долгий век
Свинцовых ливней, обреченных судеб...
А мы живем, не различая буден,
Плывем плотвою по теченью рек.
И смотрим в небо, тусклый взгляд вперив
В созвездие единственного Бога...
Неясен путь, извилиста дорога,
И только храм пугающе красив.
- III -
Думы ночные январского лета.
Дымчатый след облаков.
Море качает бездонное небо.
Время стихов...
Память моя растревоженной стаей
К дальним просторам летит...
Что вспоминаешь, когда наступает
Время уйти?!
- IV -
Вопросы есть - но кто на них ответит?
Зияет Храм - оплот всея Руси,
Гудит над миром шквальный черный ветер,
И Мунк кричит, хоть мертвых выноси...
За годом год... И кто за нас в ответе?!
Быть может Он, живущий в небеси,
Откроет нам как жить на белом свете?
Кому дары пастушечьи нести?!
*  *  *  *  *  *  *  *

Крымский вопрос

Какое горлышко узкое
У крымской большой земли!
Схватили за горло русские
И отняли за грехи?!
Незрячий славянский демон
Посеял зерна вражды.
Они прорастут сквозь время
Бурьяном дикой травы.
Холодный воздух весенний
Застыл в ожиданье бурь.
И бьется о берег темень
Гнетущей картинкой сюр.
Тревожно лицо заката,
Прожектор разинул рот -
Корабль салютует флагом,
Вываливаясь за борт.
По чьей же недоброй воле
Ты, брат, мне больше не брат?
И гроздьями в минном поле
Убитый лежит виноград.
*  *  *  *  *  *  *  *

А в городе нашем…

А в городе нашем гроза заливает глаза,
Полощет асфальты и кровь затирает усердно.
Зачищенный город гудит в эйфории победной...
А тут непогода, кромешная тьма, голоса...

А в городе нашем зачем-то разводят мосты,
Разводят людей по колоннам, углам, баррикадам.
Ослепшие люди штурмуют казармы и склады,
И разум теряют у самой последней черты.
 
А в городе нашем какие-то люди снуют.
Похожи на нас, но безлики. Одеты по форме.
И вежливо смотрят глазами зелеными... Зомби?!
Пришли ниоткуда и как бы нигде не живут...

А в городе нашем... О чем вы?! Ведь, город - не наш...
Он скорчился, выцвел и высох, как старый отшельник.
С петлею на шее он истово ждет понедельник,
Дрожащей рукой прижимая к груди патронташ.
*  *  *  *  *  *  *  *

Не хочу я ничего пророчить...

Не хочу я ничего пророчить.
Не хочу неправедных смертей.
Дымный день становится короче,
Тени обгоревшие - в рядочек.
Канул в лето... Ставим жирный прочерк.
Волком выть, наверно, веселей.
*   *   *
Городок окраинный, забытый.
И квартирка - стены да кровать.
В доме двое - мать, и сын убитый -
В ящичке размером пять на пять...
Горе материнское бессильно
Воскресить из праха сыновей.
Жертвоприношение России -
Траур вдов, безумие вождей...
Причитает мать, и сердце стынет:
- Был опорой. Был большим и сильным.
- А вернулся прахом... прахом, мать...
- Жизнь прошла. Что мне осталось, сын мой?!
За тобою следом умирать...
~   ~   ~
Ничего я не буду пророчить.
Я не смею пугать матерей.
Мир войной извергается ночью.
Стрелки улиц разодраны в клочья.
Я ж воюю с упрямою строчкой...
Так, пожалуй, гуманней. Честней.
*  *  *  *  *  *  *  *

Письма из Новой Каледонии

I. Знакомство

Каледония Новая... Новая!
На ладони лежит незнакомая.
Островная, спокойная, чистая...
В непогоду - по-женски неистова!
Океанские воды неспешные
Омывают такую нездешнюю -
Будто странницу-диву беспечный прибой
Полюбил и увлек за собой.
Белоснежные зубки коралловы
Нас улыбкой кокетливой балуют.
И парижского шарма знакомый настой
Пробуждает в груди непокой.
Здесь французские тонкие запахи,
Круасоны воздушные к завтраку.
И француженка кофе подаст поутру.
Я, пожалуй, останусь в плену.

II. Фантазия

Женщина, высокая ногами,
грудью подпирает мирозданье...
Может быть, она - дитя природы
с удивленно-юными глазами?
Иль мираж, увенчанный короной,
медленно плывущий небесами?!

И влечет заоблачность нагая...


III. Небылица

Я опять попал на рифы и подсел, как на иглу.
И сижу как пленный рыцарь - а куда я убегу?!
Разноцветные рыбешки, растревоженная рать,
Словно улей медоносный, на меня хотят напасть.
Рыбки бегают кругами, изругали в пух и прах!
И свистят! Домкрат призвали под командой черепах!
Черепахи быстрокрылы, океан им дом родной,
Прибежали три тортиллы, вопрошают - что с тобой?
Проглотил язык от страха, испускаю пузыри.
Пропадай, моя рубаха! Ласты быстрые мои!
Щас отнимут трубку, маску - я пред рифом виноват,
И рифмованную сказку не допишешь... Так-то, брат...
Но великие тортиллы благородны и добры.
Есть в них внутренняя сила, да и панцирем тверды!
Тело рыцаря на панцирь водрузили не спеша -
Молодым протуберанцем успокоилась душа.

Живи, родной!
Всплывай! Домой!
*  *  *  *  *  *  *  *

Где бы ни жил…

Где бы ни жил – ты родился евреем.
Значит, и посох, и крест.
Будешь скитаться седым Моисеем,
Манну небесную есть.
Видишь, дорога начертана Богом
Нитью на жёлтом песке?
Эта дорога - к родному порогу.
Только осилят не все...
Мне бы успеть до скончания века!
Неразделённой судьбой
Просто лепить из себя человека.
Просто?! Попробуй, друг мой...

Звёзды озябли морозною ночью.
Гулко дрожит тишина...
Тесно прижавшись, глядят многоточьем,
И пробирают до дна.
Самое время подумать о вечном,
Взгляд устремить в небеса.
Встретиться с Мамой, обняться сердечно,
И посмотреть ей в глаза...
И, возвернувшись в земные пределы,
Благословляя живых,
Вырастить деревцо, чтоб шелестело
Памятью дней молодых.
Высадить деревцо в тихой оградке,
Камушки вкруг разложить...
Мамы уходят походкой негладкой
И завещают нам жизнь...

Где бы ни жил – ты родился изгоем.
Значит, котомка, и в путь!
Долго плыви обжигающим морем
В земли, где хочешь уснуть...
*  *  *  *  *  *  *  *

Звуки музыки

Господи, откуда эта музыка?!
Из какой неведомой дали?!
День течет неспешною обузою,
Вечером лениво клонит к ужину...
Музыка, со мной поговори!

Музыка чарующей отдушиной
Растворится в сладком полусне.
Слушаешь её или не слушаешь,
Звуков удивительное кружево
Оплетает... тает в вышине.

А оттуда - мощным завихреньем -
Стрелы молний! И аккордов гром!
Радуясь земному притяженью,
В полный рост, иль невесомой тенью,
Звуки проникают в каждый дом.

Звуки и волшебны, и речисты.
Величавы, как морской прибой…
В небе сине-синем, чистом-чистом,
Руки белокрылые арфистки
Чайкою летают над волной.
*  *  *  *  *  *  *  *

Шведская семья…

Девочка моя, хочу тебе сказать...
Может, этих слов подчас недоставало?
Две судьбы сплелись в общую тетрадь...
Письмена твои, с самого начала,
Нежные, душистые - ландыши любви...
Ты приворожила будущее словом!
Что бы я сейчас тебе ни говорил
будет отголоском молодости. Снова
по сибирской стуже, просыпаясь, вижу
тающее утро на губах твоих...
Загадаю встречу – в городе Яремче,
Рождество и свечи... Сказка для двоих...
Незамысловата музыка любви -
Просто расскажи, что готовишь ужин...
Просто позвони! Тихо позови...
Прилечу к тебе бородатым мужем!
~~~ ~~~ 
Столько лет прошло! Тянется рассвет...
Островная жизнь. Разговоры с Б-гом.
Я не только муж. Я ещё поэт.
Справишься с двумя? Или звать подмогу?!
Шведская семья... И любовь втроём.
В откровенных снах даже не мечтала!..
Сорок сороков вместе проживём!
А потом?! Потом... всё начнём сначала!
*  *  *  *  *  *  *  *


Рецензии
Спасибо. У Вас замечательные стихи.

Татьяна Рыбакова 2   06.01.2015 08:04     Заявить о нарушении
Спасибо, Татьяна. Рад, что читаете. Вдвойне, что откликается.
Всего доброго в канун Рождества!

Григорий Оклендский   06.01.2015 14:20   Заявить о нарушении