Джон Мильтон. Потерянный рай. Книга X

John Milton. Paradise Lost. Book X
© John Milton, 1667, 1674
© Александр Андреев, перевод, 2015

*

Содержание

Узнав о прегрешении Человека, ангелы-хранители покидают Райский сад и
возвращаются в Рай, чтобы рассказать о том, как тщательно они бдили. Там их
оправдывают: Бог заявляет, что они были не в силах предотвратить вторжение
Сатаны. Он посылает своего сына судить нарушителей; тот спускается, произносит
соответствующий приговор, но затем из жалости прикрывает их одеждой и
возвращается на Небо. Грех и Смерть, сидевшие до тех пор у Ворот Ада, чудесной
телепатией ощутив успех Сатаны в его Новом Свете и грех, совершённый человеком,
решают прекратить сидение в Аду и последовать за их отцом Сатаной к жилищу
Человека. Чтобы упростить путь из Ада в этот Мир и обратно, они строят широкое
шоссе (мост) через Хаос, следуя пути, который первым проторил Сатана; готовясь
отправиться на Землю, они встречают его, вернувшегося в Ад и гордого своим
успехом; все радуются. Сатана прибывает в Пандемониум и хвастается перед полным
собранием своими успехами в борьбе за Человека; но вместо аплодисментов слышит
общее шипение всей публики, неожиданной превратившейся в змей, как ему и было
предписано в Райском саду; введённые в заблуждение видом растущего перед ними
запретного Дерева, они жадно тянутся к фруктам, срывают их, но едят только прах
и пепел. Описываются дела Греха и Смерти; Бог предсказывает окончательную победу
Сына над ними обоими и обновление всего сущего, но сейчас приказывает ангелам
внести некоторые изменения в небеса и стихии. Адам, всё сильнее осознавая
глубину падения, отвергает утешения Евы; она настаивает и в конце концов
успокаивает его, а затем, чтобы избежать проклятия, которое наверняка передастся
их потомству, предлагает Адаму жёсткие меры. Он их не одобряет, но, надеясь на
лучшее, напоминает ей данное им обещание, что её потомство отомстит Змею, и
уговаривает отправиться вместе с ним искать примирения с оскорблённым Божеством
молитвой и покаянием.

Тем временем о мерзком и жестоком
Поступке Сатаны в земном раю,
Где он склонил вкусить запретный плод
Сначала Еву, а потом та - мужа,
В Раю узнали: что избегнет взгляда [ 5 ]
Всевидящего Бога, что обманет
Всеведущее сердце? кто, столь мудр
И справедлив, позволил Сатане
Испытывать ум Человека - мощный
И вольный обнаружить и отвергнуть [ 10 ]
Искус врага, рядящегося другом?
Ведь знали же, и надо было помнить
Запрет Небес - не пробовать плода,
Хоть искушают; а запрет нарушив,
Достойны наказанья и паденья - [ 15 ]
Накликали их множеством грехов.
Из Сада в Рай поспешно поднялись
Все ангелы-хранители - печально
И молча, зная участь Человека
И удивляясь, как тайком проник [ 20 ]
Хитрющий Враг. Когда плохие вести
С Земли достигли Рая, огорчив
Всех слышавших, печаль не обошла
Жильцов небес, но с жалостью смешалась,
Божественную благость не нарушив. [ 25 ]
Бесплотный люд к прибывшим поспешил
Во множестве, стремясь узнать, что там
Случилось. Те скорее прямо к трону,
Чтоб доложить, мол, не смыкали глаз,
Следили, как могли - и получили [ 30 ]
Прощение; Всевышний наш Отец
Из облака секретного на небе
Громоподобным голосом изрёк:

"О, ангелы, о, силы, что вернулись,
Заданье провалив! не беспокойтесь, [ 35 ]
Все эти треволненья на земле
Предотвратить никак вы не могли:
Так предсказали мы, когда бежал
Через залив из Ада Искуситель.
Я вам тогда сказал: он преуспеет [ 40 ]
В коварстве; совратится человек,
На лесть он клюнет и поверит лжи
Про своего Творца; я не давал
Указа, чтоб падение свершилось,
Не задевал ни краешка его [ 45 ]
Свободной воли - на весах он сам
Склонился влево. Но он пал, и что
Нам остаётся? смертный приговор
За преступленье объявить ему,
Хоть он его считает пустословьем, [ 50 ]
Раз сразу не исполнен, скажем, громом,
Как он боялся; но поймёт он вскоре:
Отсрочка - не прощенье. Справедливость
Излишня, раз глумятся над подарком.
Кого же я послал судить? тебя, [ 55 ]
Мой полномочный Сын, тебя поставил
Судьёй над Раем, над Землёй, над Адом.
Легко заметить: посылал я сразу
И справедливость, и прощенье, дав
Заступника и друга людям (ты ведь - [ 60 ]
Их искупитель вольный), чтоб судил
Паденье человека человек".

Так говорил Отец, сияя славой
С правой руки, где Сын его сверкал
Безоблачной божественностью; ярко [ 65 ]
Отцовское сиянье отражая,
Он мягко и божественно ответил.

"Отец мой Вечный, всё, как ты решишь,
Исполню я на Небе и Земле,
Чтобы твоё благоволенье было [ 70 ]
В сыне возлюбленном. Иду на землю
Преступников судить, но знаешь, как бы
Я ни судил, всё худшее на мне
Должно быть, как пора придёт, ведь я
Тебе так обещал; и не жалею, [ 75 ]
Что на себя твою приму я кару,
Но так смешать я должен справедливость
С прощением, чтоб удовлетворить
Их на земле и ублажить тебя.
Ни публики не нужно, ни толпы, [ 80 ]
Когда в суде лишь те, кого мы судим,
Те двое; но приговорён-то третий,
Что бегством сам признал свою вину,
А змея обвинять нам вовсе не в чем".

Сказав, он встал с сияющего места, [ 85 ]
Овеян славой; власти и престолы,
Господства и начала провожали
Его до Райских врат, откуда ясно
Видны и Райский сад, и побережье.
Спустился сразу; скорости богов [ 90 ]
И время неспособно подсчитать.
Скатилось солнце к западу изрядно
С обеда, и легчайший ветерок
Дул по земле и предвещал прохладу
Вечернюю, когда пришёл спокойный [ 95 ]
Судья, он же заступник, осудить
Людей: они, услышав голос Бога,
Гулявшего в Саду, что доносился
С воздушными потоками под вечер,
Укрылись от него среди больших [ 100 ]
Деревьев - и жена, и муж; а Бог,
Приблизившись, заговорил с Адамом.

"Где ты, Адам? обычно ты так рад
Меня увидеть. Я тебя теряю
Нерадостным, запрятанным в глуши, [ 105 ]
Где, кажется, ты долгом пренебрёг;
Иль я не так заметен? что тебя
Там держит? Что случилось? Выходи".
Смущённо вышел он, а следом Ева -
Ещё смущённей, хоть грешила первой. [ 110 ]
В их взглядах были не любовь друг к другу
И к Богу, а вина, смятенье, стыд,
Отчаянье, упрямство, гнев, и ложь,
И ненависть. Адам, хоть долго шёл,
Ответил очень коротко и быстро. [ 115 ]

"Услышал я в Саду Твой голос, но
Был наг и скрылся". Милостивый Бог-
Судья ему заметил без упрёка.

"Меня ты слышал часто, не боясь,
А радуясь, так почему же стал я [ 120 ]
Тебе так страшен? кто тебе сказал,
Что наг ты? уж не ел ли ты от древа,
С которого велел тебе не есть?"

Адам сказал тревожно, раздражённо:
"О небо! окончательно я скован [ 125 ]
Перед судьёй: признаю ли вину
За преступленье, или обвиню
Второе "я", товарища всей жизни;
Она мне верит, значит, должен я
Скрывать её проступок, чтобы не [ 130 ]
Подставить; но необходимость нас
Сильнее, и на голову мою
Падут и грех, и наказанье сразу,
Невыносимо и неотвратимо;
Я должен быть спокоен, но легко Ты [ 135 ]
Поймёшь всё то, что я хотел бы скрыть.
Жена, кого Ты создал в помощь мне
И дал мне в дар, хорошая такая,
Прекрасная, божественная даже -
Я от неё беды не ожидал, [ 140 ]
А тут она наделала такое,
Что вроде бы само как оправданье:
Дала мне плод от дерева, я съел".

Верховная ему сказала Сущность:
"Она что - Бог твой, чтобы подчиняться [ 145 ]
Ей, не Ему? или она вожатый,
Тебя превыше, что ты в жертву ей
Всё мужество принёс, сдал место выше?
Ведь я её и создал из тебя
И для тебя, её ты совершенней [ 150 ]
В достоинстве: ей нужно восхищаться,
Она могла привлечь твою любовь,
Но ведь не подчинить! её дары
Пригодны, если ими управлять,
Не подчиняться: ты бы так и делал, [ 155 ]
Когда б ты знал хотя бы сам себя".

Сказав, Он бросил Еве пару слов:
"Так что же ты наделала, жена?"

На это Ева с горестным стыдом,
Признавшись, но не дерзко, не болтливо, [ 160 ]
Ответила пристыженно-смущённо:
"Змей обольстил меня, и съела я".

Услышав, Бог тотчас же приступил
К суду над обвинённым змеем, пусть
И зверем, неспособным возложить [ 165 ]
Вину на превратившего его
В орудье зла, но замаравшим цель
Его созданья - обвинённым верно,
Испорченным. Другое не касалось
Людей (поскольку больше не узнали), [ 170 ]
Вину их не меняло; наконец,
Бог Сатану, грешившего сначала,
Хоть тайными словами, осудил,
И возложил проклятие на змея:

"За сделанное проклят ты пред всеми [ 175 ]
Скотами и зверями полевыми;
Ходить тебе на стелющемся чреве
И прах есть всю свою земную жизнь.
Вражду кладу между тобой с женой,
Меж вашим семенем: её тебя [ 180 ]
Пусть в голову язвит, твоё - в пяту".

Речённое сбылось, когда Иисус,
Марии сын (той, новой Евы), видел,
Как Сатана, князь воздуха, с Небес
Пал молнией; затем, восстав из гроба, [ 185 ]
Подверг позору власти и начальства,
Торжествовал, взойдя на высоту,
И плен пленил на воздухе, - в том царстве,
Что Сатана давно себе украл, -
Чтоб сокрушить врага у ног своих; [ 190 ]
И тот, кто предсказал его крушенье,
Жене провозгласил свой приговор:

"Умножу, умножая, скорбь твою
В беременности; ты детей родишь
В болезни; подчинишь ты волю мужу, [ 195 ]
Господствовать он будет над тобой".

Последним он приговорил Адама:
"За то, что ты жену послушал и
Ел с дерева, хотя я про него
Сказал тебе: ты есть с него не должен - [ 200 ]
Я землю проклинаю за тебя,
Ты есть с неё со скорбью будешь вечно;
Она волчцы и тернии взрастит,
И будешь ты траву есть полевую,
И хлеб ты будешь есть в поте лица, [ 205 ]
Пока не возвратишься в землю, ибо
Ты из земли был взят в момент рожденья,
Ты прах, и в прах ты вскоре возвратишься".

Так он - Судья-спаситель - Человека
Судил, и предназначенную смерть [ 210 ]
Надолго отодвинул; пожалев
Стоявшего раздетым, так как воздух
Изменчив стал, не постеснялся он
Взять роль слуги: как позже омывал
Он ноги слуг своих, так и теперь [ 215 ]
Заботливый отец прикрыл детей
Звериной кожей - то ли от убитых,
То ли, как змей, её сменивших новой;
Не думая, одел своих врагов
Не только шкурой внешней, от зверей, [ 220 ]
Но внутреннюю наготу прикрыл,
Постыдную, своей одеждой славной,
Чтоб укрывала их от глаз Отца.
К Нему, поднявшись, быстро возвратился,
Вернулся в славе в райское цветенье, [ 225 ]
И в благодати он Отцу поведал
(Хоть тот всё знал), что стало с Человеком,
И о своём ходатайстве сказал.

Пока же суд вершился на Земле,
Меж Адских врат со Смертью - милым сыном - [ 230 ]
Сидела искусительница-Грех;
Ворота в Хаос пламя изрыгали
С тех пор, как Враг прошёл, а Грех открыла;
И вот теперь Грех к Смерти обратилась.

"Сын, почему мы смотрим друг на друга, [ 235 ]
Когда отец могучий, Сатана,
В других мирах успешно ищет нам
Счастливое жилище? Несомненно,
Он сможет всё; ведь если бы не мог,
Давно б вернулся, яростью врагов [ 240 ]
Гоним - нет места лучше ни для их
Отмщенья, ни ему для наказанья.
Я чувствую в себе рожденье силы
И крыльев рост, и новые владенья
За этой бездной - то ль меня влечёт [ 245 ]
Симпатия, то ль родственная сила,
Что может и вдали объединять
Всё схожее секретным дружелюбьем
И тайной связью. Ты же - тень моя,
И должен быть со мною неразлучен: [ 250 ]
Смерть от Греха никто не отделит.
Но если путь обратный очень труден,
И он вернуться через наш залив
Не сможет, то попробуем мы сами
Рискнуть - ведь наши силы не слабы - [ 255 ]
Найти дорогу через море-Хаос
Из Ада в новый мир, где Сатана
Господствует: ну, чем не монумент
Достоинству и праву Адских сил -
Устройство перехода для обмена [ 260 ]
Или переселенья наших братьев.
Не промахнусь я - очень зов силён
И нового влеченья, и инстинкта".

Худая Тень ей отвечала так:
"Иди, куда ведут судьба и сила [ 265 ]
Влечения, я сильно не отстану,
Не заблужусь - ведь ты ведёшь: так сильно
Я чую запах бойни и добычи,
Вкус смерти от всего, что там живёт;
Я не останусь в стороне, но помощь [ 270 ]
Свою тебе охотно предложу".

Для Смерти запах смертных перемен
С земли был наслажденьем. Вороньё
Вот так же, находясь за много миль,
Предчувствуя сраженье, к полю битвы, [ 275 ]
Где армии построены, летит,
Привлечено телами, чья судьба -
Принять назавтра смерть в кровавой бойне.
Раздула ноздри мрачная фигура,
Почуяв, наконец, свою добычу [ 280 ]
Издалека в густой воздушной дымке.
Затем из Адских врат вдвоём в огромный
Сырой и тёмный Хаос понеслись,
И с силой (силы их огромны были)
Над водами парили; по пути [ 285 ]
И твёрдое, и вязкое, как штормом,
Швыряло, и совместно всё стремилось,
Как рыбьи косяки, в воронку Ада.
Так два полярных ветра, что воюют
Над Ледовитым морем, вместе гонят [ 290 ]
Громады льда по тайному пути
К востоку, за Печору, к берегам
Китая. Смерть скопившуюся почву,
Холодную, сухую, твёрдым камнем
Трезубца пригвоздил и закрепил, [ 295 ]
Словно плавучий Делос; остальное
Он обездвижил горною смолой
С горгоньим взглядом; к адским корневищам
Прибил широкий, как ворота, берег
И водрузил огромнейший утёс [ 300 ]
Над пеной бездны мощной аркой - мост
Длиннющий, сбитый с неподвижной стенкой
Оставшегося без ограды Мира,
Что Смерти отдан: вот широкий, ровный
И гладкий путь до самой бездны Ада. [ 305 ]
Так, сравнивая малое с великим,
Неся порабощенье грекам, Ксеркс
Покинул свой дворец Мемнона в Сузе -
И к морю, чтобы через Геллеспонт
Мостом Европу с Азией сомкнуть; [ 310 ]
И волны негодующие сёк.
Понтифика достоин труд такой:
Возвысили хребет из твёрдых скал
Над страшной бездной, следуя пути,
Которым приземлялся Сатана, [ 315 ]
Впервые опустившись через Хаос
На внешнюю пустынную сторонку
Круглого Мира; из алмаза гвозди
И цепи понаделали - всё быстро,
Но прочно; и всё рядышком теперь - [ 320 ]
И место встречи Неба с нашим миром,
И слева Ад доступен на огромной
Дистанции: три разных перехода
В три места там видны одновременно.
И вот они, найдя  на землю путь, [ 325 ]
Хоть рвались в небо, видят Сатану
В зенит летящим в ангельском обличье
Меж Скорпионом и Центавтром (солнце
Вставало в Овне): он маскировался,
Но любящие дети опознали [ 330 ]
Его мгновенно, хоть и под личиной.
Он, Еву соблазнив, беспечно скрылся,
Вид изменив, в лесу, и наблюдал,
Как акт его постыдный, хоть невольно,
Но повторила Ева против мужа, [ 335 ]
И видел, как стыдились и пытались
Прикрыться; но увидев, как спустился
Сын Бога, чтоб судить, он устрашился
И прочь помчался, не спастись надеясь,
Но чувствуя вину за гнев, который [ 340 ]
Он сам и вызвал; к ночи он вернулся
И слушал, как в отчаянии пара
Печалилась и жалостно ругалась,
И собственную долю видел - пусть
Не нынешнюю, будущую. Вот [ 345 ]
Вернулся, рад, он с новостями в Ад,
И на границе Хаоса, у новых
Опор Моста, он встретил тех, кто шёл
Встречать его - любимое потомство.
Счастливой встреча вышла; видя Мост, [ 350 ]
Ещё сильнее он возликовал.
И радовались до тех пор, пока
Красотка Грех не прервала молчанье.

"О, велики дела твои, родитель!
И их плоды себе ты не оставил, [ 355 ]
Как автор и верховный архитектор;
Но я не то чтоб сердцем ощутила
(Ведь моё сердце связано с твоим
Сладчайшей связью, тайною гармоний)
Успех твой на земле, чему твой вид [ 360 ]
Свидетель, но почувствовала прямо,
Хоть меж миров дистанция огромна,
Что надо с сыном за тобой спешить:
Роднит троих нас роковая связь.
Нас Аду не сдержать, и эта пропасть, [ 365 ]
Пусть мрачная, не помешает нам
Последовать твоей дорогой славной.
Ты нам, закрытым за вратами Ада,
Добыл свободу, ты придал нам силы
Забраться далеко и возвести [ 370 ]
Зловещий мост над этой тёмной бездной.
Теперь весь мир наш: доблестью ты выиграл
То, что не строил; мудрость отыграла
Потерянное, отомстив за наш
Провал в Раю. Ты будешь здесь монархом, [ 375 ]
Не там; пусть там Он празднует победу,
Добытую в бою, а новый мир
Оставит, жертва собственной судьбы,
И делит всю монархию с тобой,
Границей отделив свои владенья [ 380 ]
От мира твоего; а то попробуй
Его престолу угрожать серьёзней".

Князь Тьмы на это отвечал довольно:
"Моя дочурка! сын мой, он же внук!
Родство вы доказали с Сатаной [ 385 ]
(Горжусь я этим именем - противник
Всесильного небесного Царя),
Достойны вы меня и нашей адской
Империи, раз рядом с райской дверью
Триумф с другим триумфом повстречался, [ 390 ]
Свершился славный труд, и Ад с Землёй
Стал общим царством, общим континентом,
Легко доступным. И, пока спускаюсь
Во тьму я, вашей пользуясь дорогой,
К союзным силам - их оповестить [ 395 ]
И сообща отпраздновать успех, -
Вы по своим бесчисленным орбитам
Спешите поскорее в Райский сад;
Живите там и правьте, на земле
И в воздухе господствуйте, особо [ 400 ]
Над человеком - он объявлен главным;
Его поработите и разбейте.
Послами шлю вас, будьте полномочны
Вы на земле, моей бескрайней силой
Полны. Теперь от вашего напора [ 405 ]
Зависит власть моя над новым царством,
Что получил я для греха и смерти.
Коль справитесь совместно, Ад всё сдюжит;
Ступайте, да пребудет с вами сила".

Он отпустил их, и они помчались [ 410 ]
Нести свои несчастья через толщу
Созвездий; звёзды помутнели, а на
Планеты от парада злых планет
Нашло затменье. Сатана - к мосту,
К воротам Ада; Хаос с двух сторон, [ 415 ]
Разорван и застроен, громко выл
И с отвращеньем мощными волнами
Решётки поднимал. Через ворота
Распахнутые Сатана прошёл
И встретил запустение: ведь стража [ 420 ]
Назначенная бросила свой пост
И в верхний мир пустилась; остальные
Спешили в Пандемониуме скрыться,
В стенах столицы гордой Люцифера,
Что имя получил за яркий свет, [ 425 ]
Как у звезды, что с Сатаной сравнили.
Стояли легионы там, а гранды
В совете ждали, что нашёл в дороге
Их император посланный: уйдя,
Он приказал им, все и подчинились. [ 430 ]
Татары так от русских убегали
За Астрахань в заснеженных полях;
Персидский шах, в Армении всё бросив,
Рогами полумесяца гоним
Турецкого, приют искал в Тебризе [ 435 ]
Или Казвине. Сброшены из Рая,
Они ушли вглубь Ада от границ
И зоркую охрану развернули
В столице, ожидая час за часом
Явления искателя с разведки [ 440 ]
Во внешнем мире. Он же, не замечен,
Одетый, как простой вояка-ангел,
Прошёл, и от дверей дворца Плутона
Невидимым взошёл на трон высокий,
Что под богато шитым балдахином [ 445 ]
На самом верхнем месте возвышался
Весь в царском блеске. Он туда присел
И посмотрел вокруг, сперва незримый;
Из облака в сиянье голова
И образ яркий появились - в славе, [ 450 ]
Дозволенной ему со дня паденья,
Иль в ложном лоске; и от восхищенья
Склонилась вся стигийская толпа,
Узнав, что перед ней их вождь могучий,
Вернувшийся; приветствовали громко: [ 455 ]
Все пэры грандиозного совета,
С дивана встав, поздравили того,
Кто тишину рукой установил,
А словом завладел вниманьем общим.

"Престолы и господства, власти, силы! [ 460 ]
По праву вас зову и по владеньям;
Неслыханный успех я возвещаю,
Вернувшись, вам, и поведу я вас
С триумфом из ужасной адской ямы,
Проклятого узилища тирана [ 465 ]
И дома скорби! Так владейте впредь
Огромным миром, - лишь немногим ниже
Родного Рая, - что добыт был мной
С опасностью. Я б долго мог вещать,
Что делал, как страдал, с какою болью [ 470 ]
Летел в громадной безграничной бездне
В смятении - теперь через неё
Мост проложили Грех и Смерть, чтоб вы
Маршировать могли; но я-то сам
Прокладывал свой путь и продирался [ 475 ]
В непроходимой пропасти, в утробе
Бездонной Ночи и сквозь дикий Хаос:
Храня секреты ревностно, они
Мешали мне и рёвом возвещали
Протест Судьбы. Вот так нашёл я новый [ 480 ]
Прекрасный мир, который нам в Раю
Предсказывали встарь: работы дивной
И идеальной; там в чудесный Сад
Вселили Человека, нас изгнав
Ему на счастье. Я его склонил [ 485 ]
К предательству Творца, к тому ж - дивитесь! -
Обычным яблоком! Тот, оскорбившись, -
Посмейтесь! - отказался враз от Мира
И своего любимца Человека,
Оставив их Греху и Смерти - значит, [ 490 ]
Мы можем без труда и без опаски
Махнуть туда, и жить, и Человеком
Так управлять, как сам он должен править.
Да, и меня судили, хоть, точнее,
Тупого Змея, чей я принял облик [ 495 ]
Для человека: мне вражда досталась,
Какую присудил он человеку
И змею: мне его лишь в пятку жалить
И получать в ответ по голове;
Мир, купленный ценою синяка [ 500 ]
И даже худшей раны? Вот отчёт вам
В моих делах. Нам остаётся, боги,
Недолгий путь к полнейшему блаженству".

Сказав, он постоял, аплодисментов
И криков одобренья ожидая, [ 505 ]
Как вдруг со всех сторон услышал разом
Всеобщее и злобное шипенье,
Многоязыкий жуткий звук презренья;
Он удивился, только ненадолго,
И начал поражаться сам себе: [ 510 ]
Лицо поменьше стало, удлинилось,
Прижались руки к рёбрам, заплелась
Нога за ногу, и упал, подкошен,
Ужасный Змей, на пузе распростёршись,
Сопротивляясь тщетно: сила свыше [ 515 ]
Им управляла, наказав тем видом,
В каком грешил, как рок велел; пытался
Заговорить, но лишь шипел язык
Раздвоенный, как у других - ведь все
В змей превратились, так как поддержали [ 520 ]
Его мятеж: ужасный шум шипенья
Разнёсся в зале, что теперь кишел
Закрученными монстрами - там аспид,
Там скорпион, рогатая гадюка,
Там гидра, амфисбена, рыба-меч, [ 525 ]
Там уж (не так кишела почва под
Горгоньей кровью, иль на островах
Офузии), а в середине - главный,
Большой дракон, побольше, чем родился
От солнечных лучей в грязи пифийской, [ 530 ]
Питон огромный, сохранивший власть
Над прочими: ведь все они за ним
Направились в открытые поля,
Где собрались остатки войск мятежных,
Упавших с неба; кто как мог, стояли [ 535 ]
И предвкушали, как увидят скоро
Вождя, что к ним с победой возвратился;
Но не его увидели, а ворох
Кошмарных змей; и испытали ужас
С симпатией: ведь, видя перемены, [ 540 ]
Они в себе их чуяли; из рук
Щиты и копья падали; все сами
Валились и шипели, заражаясь
Ужасной формой, словно в наказанье
За преступленье. Так аплодисменты [ 545 ]
В шипенье обратились, а триумф -
В позор из их же уст. Росла там роща,
Посаженная в миг их перемены
Властителем Небес - усугубить
Страданья их: вся в тех же дивных фруктах, [ 550 ]
Что Ева надкусила с наущенья
Врага. И в эту странную картину
Они вперили взоры, представляя,
Как множество деревьев появилось
Из одного, на горе им и стыд; [ 555 ]
Но, мучимые голодом и жаждой,
Обольщены, сдержаться не смогли
И облепили, кольцами свернувшись,
Деревья гуще тех кудрей змеиных,
Что красили Мегеру. Жадно рвали [ 560 ]
Красивые плоды - как те, что возле
Асфальтового озера в Содоме;
У этих не касание, а вкус
Обманывал: надеясь закусить,
Да с аппетитом, вместо фрукта прах [ 565 ]
Жевали, и противное на вкус
Плевали сразу; только лишь вкусят,
Смиряя голод с жаждой - их рвало,
И челюсти сводило им от сажи
И пепла: попадали в плен иллюзий [ 570 ]
Всё время, а не раз, как человек
Обманутый. Так ела их чума,
Пока к ним, истощённым и шипеньем,
И голодом, их формы не вернулись -
Так, говорят, впервые ощутили [ 575 ]
Они то, что смиряет их раз в год
И грех перед людьми напоминает.
Но сохранилось славное преданье,
Что до сих пор язычники хранят,
Как храбрый Змей, которого зовут [ 580 ]
Офион, с Евриномом (может, Еву
Забыть не могут) правили вначале
Олимпом, где Сатурн и Рея жили,
Пока ещё Юпитер не родился.

А в Райский сад уж парочка из Ада [ 585 ]
Явилась: Грех, чьё раньше началось
Правленье, во плоти пришла селиться;
За ней и Смерть невдалеке спешил,
Ещё не сев на бледного коня;
К нему-то Грех тогда и обратилась: [ 590 ]

"Второй, всесильный отпрыск Сатаны,
И как тебе удел наш, Смерть? Добыт
Великими трудами, но не лучше ль,
Чем мрачный Ад стеречь полуголодным,
Без имени и никому не страшным?" [ 595 ]

Ответил так ужасный сын Греха:
"От голода я вечного страдаю,
И мне что Ад, что Райский сад, что Рай -
Там лучше, где найдётся больше пищи;
Тут, хоть разнообразно, маловато, [ 600 ]
Чтоб прокормить огромнейшее тело".

В ответ кровосмесительница-мать:
"Траву сначала ешь, цветы и фрукты,
Затем зверей, дичь, рыбу - там немало;
И то, что острой Времени косой [ 605 ]
Накошено, глотай всё без остатка;
А я, вселившись в человечий род,
В нём отравлю слова, дела и мысли,
Чтоб сладким стал последний твой обед".

Сказав, они отправились крушить, [ 610 ]
Лишать бессмертья всякое созданье,
Готовить их к полнейшему развалу.
А Всемогущий, видя это всё
С престола посреди своих святых,
Так обратился к их рядам светлейшим. [ 615 ]

"С каким же жаром свора адских псов
Несёт раздоры в мир, что создал я
Таким прекрасным, и берёг бы дальше,
Когда б людская глупость не впустила
Ужасных фурий, что меня считают [ 620 ]
Глупцом (как адский принц и все его
Приспешники), что так легко позволил
Войти и овладеть столь райским местом,
И на проделки их глядит сквозь пальцы,
И слушает ехидные насмешки: [ 625 ]
Они трясутся, словно в лихорадке,
Над тем, что я оставил им и отдал
Всё целиком в их жуткое владенье;
Не знают, что завлёк я псов из Ада,
Чтоб слизывали муть и грязь с того, [ 630 ]
Что Человек грехом своим загадил,
Что было чистым; чтобы, обожравшись,
Те лопнули от одного движенья
Руки твоей, победоносный Сын,
Чтоб Грех и Смерть с Могилой через Хаос [ 635 ]
До самого рта Ада долетели -
Заткнуть его прожорливую глотку.
Так, обновившись, Небо и Земля
Очистятся и станут беспорочны;
А до тех пор проклятье на обоих". [ 640 ]

Закончил он, и голоса небес
Запели аллилуйю мощным хором,
Как море: "Справедлив твой каждый шаг
И все решенья о твоих твореньях;
Кто умалит тебя? И слава сыну, [ 645 ]
Что послан человечество спасти:
И с новым небом воспарит земля
Иль спустится с небес". Они всё пели,
А сам Творец, окликнув поимённо
Всех ангелов могучих, дал заданья [ 650 ]
Согласно обстановке. Солнцу он
Велел перемещаться и светить,
Чтоб землю и морозом, и жарой
Измучить, чтобы с севера зима
Бесилась, а на юге жуткий зной [ 655 ]
Всё выжигал. А ангелы Луне
Путь предписали, и пяти планетам
Движенья прочертили - в квадратуре,
Секстиле, оппозиции и трине,
Вдохнув в них силу, научив сходиться [ 660 ]
В синоде зла; незыблемые звёзды
Узнали, как влиянье злое слать -
Кто восходя за солнцем, кто спускаясь
Окажется сильней. Узнали ветры
Все уголки и время возмущать [ 665 ]
Моря и берега, а гром узнал,
Как страх рождать в воздушном тёмном храме.
Бог дал, по слухам, ангелам заданье
Земные полюса от оси Солнца
Склонить на двадцать градусов: толкали [ 670 ]
Они тяжёлый шар. По слухам, Солнце
Просили повернуть на колеснице
От равноденствий в сторону Тельца,
Где Семь сестёр и Близнецы-спартанцы,
На тропик Рака; дальше мимо Льва, [ 675 ]
И Девы, и Весов, до Козерога;
Чтоб каждый климат видел измененье
Сезонов: а иначе бы весна
Весь год царила, радуя цветами
И день, и ночь, но лишь не тех, кто за [ 680 ]
Полярным кругом: тем сияет вечно
Всё тот же день, а низенькое солнце,
Забыв о расстоянье, всё обходит
Их горизонт, не зная ни востока,
Ни запада - что запретило снегу [ 685 ]
От Лабрадора двигаться, а с юга
От Магеллана. Солнце, плод отведав,
Как с пиршества Фиеста, прочь пошло:
Иначе как бы мир, необитаем,
Хоть без греха, сумел бы избежать [ 690 ]
Морозов жгучих, пышущего жара?
А перемены в небе потихоньку
И землю изменили - зло от звёзд,
Туманы и чумные испаренья
Добавив. Вот уж с севера грохочут [ 695 ]
От самоедских стран и Норумбеги,
Из медных стен прорвавшись, снег и льды,
Метели и суровые шторма;
Борей, Каэций и Аргест гремят,
И Фраский баламутит лес и море; [ 700 ]
Навстречу мощный Нот и чёрный Афр
Приносят с юга грозовые тучи
Сьерра-Леоне; столь же беспощадны
Восточные и западные ветры -
Эвр и Зефир, и дующие сбоку [ 705 ]
Сирокко и Либеккьо. Вот начало
Бесчинства неживых; но прежде Распря,
Как дочь Греха, дала смерть неразумным
Созданьям через жуткую вражду:
Зверь воевал со зверем, с дичью дичь [ 710 ]
И с рыбой рыба. Вместо сочных трав
Друг друга ели; и людей не чтили,
А убегали или на прошедших
Глядели мрачно. Это были беды
Извне; Адам считал себя причастным [ 715 ]
И наблюдал, хотя и из укрытья,
В беде покинут и внутри терзаем;
Барахтаясь в бурлящем море страсти,
Пожаловался - душу отвести.

"О, горе счастью! Славный новый мир [ 720 ]
Закончен, а с ним вместе кончен я -
Его венец блаженный, ныне проклят.
И кто меня спасёт от лика Бога,
Которого увидеть было счастьем?
Но если б горе кончилось на этом! [ 725 ]
Я заслужил, и я его стерплю,
Раз заслужил; но этого же мало:
Всё, что я съем, что выпью, что увижу -
Всё проклято. Тот голос, что сказал
Когда-то мне "Плодись и размножайся!", [ 730 ]
Теперь мне страшен: что же мне плодить
И множить? лишь проклятья в свой же адрес.
Кто из потомков, зная, что всё зло
Ему досталось от меня, меня же
Не проклянёт? "Нечистый предок наш, [ 735 ]
Адам, спасибо": эта благодарность -
Как ненависть; и кроме тех проклятий,
Что сам навлёк, я получу всем скопом
На голову свою поток огромный -
Я стану центром страшного тайфуна [ 740 ]
За всех. Сколь мимолётна сладость Сада,
Оплаченная нынче вечным горем!
Просил ли я, Творец, меня из глины
Лепить, просил ли выводить из тьмы
На свет, просил ли помещать в чудесном [ 745 ]
Саду? а коль желанья с бытиём
Моим не совпадали, значит, нужно
Меня обратно к праху возвратить,
Раз я готов отречься и отдать
Полученное, раз не в силах сладить [ 750 ]
С твоим условьем, удержать не в силах,
Что не искал. Зачем к такой потере
(Достаточная кара) добавлять
Навеки горе? не понять твою
Мне справедливость. Впрочем, поздно я [ 755 ]
Стал спорить; лучше б сразу отказался
От уговора, как он был предложен.
Ты согласился: так добро возьмёшь,
Но не заплатишь? пусть тебя Господь
Без разрешенья создал: если сын [ 760 ]
Не слушается и с упрёком скажет
"Зачем ты произвёл меня на свет?
Я не просил", - такой укор ты примешь?
Но он рождён не от твоих желаний,
А лишь необходимостью Природы. [ 765 ]
Тебя Бог создал, и служить себе
Назначил, и блаженство дал в награду,
И наказанье тоже в его воле.
Что ж, подчиняюсь, это справедливо,
Я прах, и в прах я должен возвратиться: [ 770 ]
Приди же, час! зачем он сам отсрочил
То, что на этот день нам предписал
Законом? почему мне жить дают,
И дразнят смертью, продлевая вечно
Боль смертную? я б с наслажденьем принял [ 775 ]
Свой приговор, и стал землёй без чувств,
И с радостью свернулся на коленях
У матери-Земли! Там отдохну я,
Посплю спокойно; жуткий голос Бога
В ушах не загремит, страх новых бед, [ 780 ]
Грозящих мне с потомством, там не будет
Меня терзать. И лишь одно сомненье
Тревожит: вдруг умру не до конца,
Вдруг чистое дыханье жизни, дух,
Что Бог вдохнул, не погибает вместе [ 785 ]
С телесной оболочкой? и в могиле
Или в другом ужасном месте стану
Живущей Смертью? Сколь же мысль страшна!
Но почему? во мне дыханье жизни
Грешило; то умрёт, где жизнь была [ 790 ]
И грех; а в теле нету ничего.
Умру я, значит, весь; долой сомненья,
Ведь больше человеку не постичь.
Раз бесконечен Бог, то гнев его
Навек? возможно, но ведь человеку [ 795 ]
Смерть суждена. И как яриться вечно
На человека, что закончит смертью?
Бог создал Смерть без смерти? это странно,
В таком противоречье невозможность
Для Бога - подтверждение не силы, [ 800 ]
А слабости. Готов ли ради мести
Конечное он сделать бесконечным
В гонимом человеке, утоляя
Неутолимое? тогда б он ставил
Свой приговор превыше сил Природы, [ 805 ]
И все причины действовали бы
Не по своим назначенным пределам,
А так, как принимают их предмет.
Но вдруг смерть - не удар, что чувств лишает,
Как я хотел бы, а беда навеки, [ 810 ]
Наставшая сегодня: ощущаю
Её в себе, и всюду, и так будет
Всегда; о ужас, этот страх гнетёт,
С безумным постоянством возвращаясь
На голову мою; и Смерть, и я [ 815 ]
Бессмертны, и в одном застряли теле,
И не один я, но и всё потомство
Так проклято: завидное наследство
Вам, сыновья, оставлю; если б мог я
Всё взять себе, а вам не оставлять! [ 820 ]
Хвалили б, обездолены, как ныне
Меня клянёте! Почему, невинно,
Должно всё человечество страдать
От одного? Что от меня исходит?
Лишь развращенье - и ума, и воли; [ 825 ]
Они не только дело, но желанье
Со мной разделят; как же им предстать
Пред ликом Бога? после всех бесед
Его я предал; все мои уловки
И спутанные мысли привели [ 830 ]
Меня на суд: я первый и последний,
Единственный виновник, я источник
Всей порчи, вся вина лежит на мне,
И гнев на мне. Наивный! как снести
Тот груз, что тяжелее, чем Земля, [ 835 ]
Чем Мир весь, пусть его я разделю
С дурной женой? Ты этого хотел,
И ты боишься краха всех надежд
На бегство, и останешься несчастным
В минувшем и в грядущем, Сатане лишь [ 840 ]
Подобен в преступленье и в судьбе.
О, совесть, завела меня ты в пропасть
Ужасных страхов; не уйти оттуда,
Лишь погружаться глубже мне и глубже!"

Так сильно горевал Адам в ночи [ 845 ]
Спокойной, но не мягкой и прохладной,
Как до паденья, а в дыханье чёрном,
В сыром и жутком мраке, что нечистой
Его душе двойным казался страхом.
Лежал он, распростёршись, на земле [ 850 ]
Сырой, холодной, часто проклиная
Создателя и обвиняя Смерть,
Что запоздала, хоть и объявили
Её в день прегрешенья. "Что ж ты медлишь,
О Смерть, когда могла б одним ударом [ 855 ]
Добить меня? Так держит слово Правда?
Так справедлива справедливость Бога?
Смерть не идёт на зов, и справедливость
Не ускоряет шаг по каждой просьбе.
Леса, ключи, холмы, долины, рощи, [ 860 ]
Учил я ваши тени отвечать
Далёким эхом на другую песню".
Найдя его в такой печали, Ева,
Сама в тоске, приблизившись, хотела
Утешить мягкой речью сильный гнев; [ 865 ]
Но он её отверг, сурово бросив:

"Уйди, змея! тебя такое имя
Роднит с Врагом, ты лжива и противна,
Как он; осталось форму взять и весь
Окрас змеиный, чтоб предупреждать [ 870 ]
О фальши твоей внутренней другие
Создания - ведь ты небесной формой
Их вводишь в заблужденье. Без тебя
Я б оставался счастлив, но гордыня
С тщеславием в ответственный момент, [ 875 ]
Не вняв предупрежденью, подтолкнули
К неверности тебя, чтоб приглянуться
Хоть Дьяволу, зарвавшемуся ради
Обмана; но, со Змеем повстречавшись,
Ты стала жертвой, от тебя и я. [ 880 ]
Как доверял тебе, считая мудрой
И постоянной, стойкой к искушеньям?!
Не понимал я - это только вид,
Не сущность, лишь негодное ребро,
Кривое от природы, как мы видим, [ 885 ]
Из левой части вырвано, и славно,
Что выброшено - явный был излишек
В моём боку. О, как мог мудрый Бог-
Творец, что населил небесный Рай
Лишь духами мужчин, создать в итоге [ 890 ]
Новинку на Земле, дефект природы
Прелестный, а не заселил одними
Мужчинами, как ангелами, землю;
И не нашёл других путей создать
Род человечий? Мы бы избежали [ 895 ]
И горя здесь, и будущих бессчётных
Бед на земле из-за ловушек женских
И связей с этим полом: либо ты
Достойного партнёра не найдёшь,
А женишься случайно или с горя; [ 900 ]
Желанную же редко обретёшь
Из-за её капризов - те идут
Лишь к недостойным, или, если любят,
Родня не отпускает; или встретишь
Свой идеал под старость и за мужем- [ 905 ]
Противником, к стыду ему, на горе.
Жизнь человека станет сущим адом,
И мира в семьях будет не видать".

Он замолчал и отвернулся. Ева
Настойчиво, с текущими слезами, [ 910 ]
С одеждой в беспорядке, скромно пала
К его ногам и, обнимая их,
Просила мира, жалобно моля:
"Адам, не отвергай! Ведь Небо видит
Любовь мою к тебе и уваженье, [ 915 ]
И знает: навредила не со зла,
По заблужденью! Я молю прощенья,
Колени обнимаю; не лишай
Своих приятных взглядов и поддержки,
Советов в самом трудном положенье - [ 920 ]
Последнего оплота. Без тебя
Как проживу, где силы я возьму?
Ну, а пока мы вместе, хоть на час,
Пусть мир царит меж нами; будем вместе,
Как в горестях - мы общие враги [ 925 ]
Ниспосланного нам судьбиной Змея
Жестокого. Не вымещай на мне
Всю ненависть свою к такому горю -
Не нужно, я сама ведь пострадала
Сильней. Грешили оба мы, но ты лишь [ 930 ]
Пред Богом, я - пред Богом и тобой;
И я вернусь на место приговора
И Небо умолю, чтоб наказанью,
Тебя освободив, меня подвергли,
Единственно виновную в беде, [ 935 ]
Законную мишень для гнева Бога".

Рыданья Евы кончились; печаль,
Утихшая с признанием ошибки
И сожаленьем, тронула Адама;
И вскоре его сердце стало мягче [ 940 ]
К единственной отраде его жизни,
Склонившейся покорно перед ним,
Моля прощенья (милое созданье!),
Прося совета после огорченья.
Обезоружен, он забыл свой гнев [ 945 ]
И успокоил Еву мирной речью.

"Беспечна, ненасытна, как всегда,
Теперь ты хочешь то, чего не знаешь -
Себе всё наказание; увы!
Снесла б своё - едва ли полный гнев [ 950 ]
Ты выдержишь, не устояв от части,
И не снеся моих упрёков. Если
Молитвой можно изменить судьбу,
Я первый поспешу, и буду громче
Просить, чтоб на меня валили всё, [ 955 ]
Тебе простив и слабый пол, и хрупкость:
Ведь пострадала ты из-за меня.
Но встань, довольно спорить и ругаться -
И так нас обругают; поспешим
В чертог любви, чтоб облегчить немного [ 960 ]
Друг другу наши общие страданья;
Ведь смерть, что нам сегодня обещали,
Как видно, будет долго к нам идти,
И с каждым днём больнее, перейдя
На наше несчастливое потомство". [ 965 ]

И Ева, дух переведя, сказала:
"Адам, на тяжком опыте я знаю,
Как для тебя слова мои пусты,
Ошибочны, к тому же несчастливы,
Как оказалось; но, раз ты позволил [ 970 ]
Мне, гадкой, снова быть с тобою рядом,
В надежде возвратить твою любовь -
Одну отраду сердца моего,
Живу или умру, - тебе открою,
Какие мысли сердце мне волнуют, [ 975 ]
Что могут облегчить глубины боли
Или покончить, быстро, но терпимо,
С такой бедой - и выбор облегчить.
Раз ты грустишь так сильно о потомстве,
Что станет жертвой горя, пищей Смерти, [ 980 ]
И будет подвергаться массе разных
Напастей, что мы сами породили,
Боишься, что из наших чресел выйдет
В проклятый мир столь безутешный род,
Что после жалкой жизни будет сожран [ 985 ]
Кошмарным монстром, то в твоих же силах
Предотвратить зачатье злополучной
Проклятой расы, не рожать совсем.
Бездетен ты, бездетным оставайся;
Так мы у Смерти отберём избыток, [ 990 ]
Оставив на съеденье нас одних.
Но если трудно после всех бесед,
Любовных взглядов отказаться от
Любви телесной, сладких брачных уз,
Желания растаять без надежды, [ 995 ]
Как тает та, что здесь, перед тобой,
С тем же желаньем, и мученья будут
Страшней, чем мы с тобой боимся, - может,
Освободить себя и всё потомство
От наших страхов, прекратить всё сразу [ 1000 ]
И смерть искать, а не найдём - исполнить
Работу Смерти над собой самим;
Зачем нам, замерев, дрожать от страха,
Что к смерти приведёт, когда есть средство
Кратчайший путь из множества избрать, [ 1005 ]
Разрушить разрушенье разрушеньем".

Она замолкла, видно, уступив
Отчаянью: так сильно мысль о смерти
Её пугала, что бледнели щёки.
Но этим-то Адама не проймёшь: [ 1010 ]
Его сильнейший ум мечтал о лучшем,
И вот что он сказал на это Еве.

"Твоё желанье жить и наслаждаться
В тебе, о Ева, явно пробуждает
Всё лучшее, не то, что слабый ум; [ 1015 ]
Но эта мысль о саморазрушенье
Всё превосходство ставит под вопрос:
Тут не презренье - боль и огорченье
Потере столь любимых удовольствий.
А если ищешь смерти как конца [ 1020 ]
Всех бед, надеясь кары избежать,
Не сомневайся: мудрый Бог найдёт,
Как мщеньем утолить свой гнев, не дав
Остановить себя; и я боюсь,
Что скорой смертью боли не избыть [ 1025 ]
Назначенной; а неповиновенье
Скорее спровоцирует, и жизнь
Нам смертью станет. Так давай поищем
Решенье безопасней; и, похоже,
Одно приходит в голову, как вспомню [ 1030 ]
Часть приговора - что твоё потомство
Подавит змеям головы; на первый
Взгляд, ерунда; но может, речь о нашем
Враге - о Сатане, в обличье Змея
Нас обманувшем. Голову его [ 1035 ]
Разбить - вот это мщенье! но его
Не будет, если умереть самим
Иль не рожать детей: так Враг сумеет
Бежать от наказания, а мы
Своё ещё в два раза увеличим. [ 1040 ]
И хватит о насилье говорить
Против себя, сознательном бесплодье,
Что нас надежд лишит, оставив лишь
Гордыню, злобу, нетерпенье, гнев,
Сопротивленье Божьему ярму [ 1045 ]
На наших шеях. Вспомни, как спокойно
И мягко Он нас слушал и судил
Без ругани и гнева; ждали мы
Немедленно конца, ведь мы считали,
Что смерть придёт мгновенно; а тебе [ 1050 ]
Достались только муки при рожденье
И воспитанье, но и радость будет
В плодах твоих. Меня проклятье чуть
Задело: хлеб мне добывать трудом -
И что же? ведь безделье было б хуже; [ 1055 ]
Меня поддержит труд; а если холод
Или жара замучит, Он уже
Заботливо одеждой нас снабдил,
Жалея, хоть при этом осуждая.
А если мы помолимся, Он нас [ 1060 ]
Услышит лучше и смягчится сердцем,
Научит нас в любое время года,
Как одолеть дождь, лёд, и град, и снег!
Вот небо выражение лица
В горах уже меняет - влажный ветер [ 1065 ]
Легко взлохматил локоны прекрасных
Деревьев; значит, нам пора искать
Укрытье понадёжней, где согреем
Озябшие тела, пока светило
Не скрылось в холод ночи: мы, лучи [ 1070 ]
Собрав, потом раздуем их на мху,
Иль высечь постараемся огонь,
Столкнув два тела; может быть, и тучи,
Сражаясь, столкновеньем породят
Косое пламя молний, что, ударив, [ 1075 ]
Зажжёт кору у елей или сосен
И, далеко тепло распространяя,
Заменит солнце. Он научит нас
Использовать огонь и всё, что может
Помочь нам искупить свои грехи [ 1080 ]
С молитвой, к высшей милости взывая.
Так сможем мы достойно жизнь прожить
Без опасений и с Его поддержкой,
Пока не упокоимся во прахе:
Ведь это дом наш и приют последний. [ 1085 ]
Что ж лучше сделать нам, как не вернуться
Туда, где Он судил нас, чтобы в ноги
Ему упасть, во всех грехах признаться
И умолять прощенья, орошая
Слезами землю, наполняя воздух [ 1090 ]
Чредою вздохов искреннего сердца
В знак горя и униженной мольбы?
Наверняка смягчится, недовольство
Забудет Он; в Его же строгом лике,
Когда Он самым грозным нам казался, [ 1095 ]
Светились благодать и состраданье!"

Так говорил отец наш; Еву тоже
Раскаяние грызло; и вернулись
Туда, где Он судил их, и упали
К Его ногам, во всех грехах признались, [ 1100 ]
Прощенья умоляли, орошая
Слезами землю, наполняя воздух
Чредою вздохов искренних сердец
В знак горя и униженной мольбы.

Конец десятой книги.

*

John Milton. Paradise Lost. Book X

The Argument

Mans transgression known, the Guardian Angels forsake Paradise, and return up to
Heaven to approve thir vigilance, and are approv'd, God declaring that The
entrance of Satan could not be by them prevented. He sends his Son to judge the
Transgressors, who descends and gives Sentence accordingly; then in pity cloaths
them both, and reascends. Sin and Death sitting till then at the Gates of Hell,
by wondrous sympathie feeling the success of Satan in this new World, and the
sin by Man there committed, resolve to sit no longer confin'd in Hell, but to
follow Satan thir Sire up to the place of Man: To make the way easier from Hell
to this World to and fro, they pave a broad Highway or Bridge over Chaos,
according to the Track that Satan first made; then preparing for Earth, they
meet him proud of his success returning to Hell; thir mutual gratulation. Satan
arrives at Pandemonium, in full of assembly relates with boasting his success
against Man; instead of applause is entertained with a general hiss by all his
audience, transform'd with himself also suddenly into Serpents, according to his
doom giv'n in Paradise; then deluded with a shew of the forbidden Tree springing
up before them, they greedily reaching to take of the Fruit, chew dust and
bitter ashes. The proceedings of Sin and Death; God foretels the final Victory
of his Son over them, and the renewing of all things; but for the present
commands his Angels to make several alterations in the Heavens and Elements.
Adam more and more perceiving his fall'n condition heavily bewailes, rejects the
condolement of Eve; she persists and at length appeases him: then to evade the
Curse likely to fall on thir Ofspring, proposes to Adam violent wayes which he
approves not, but conceiving better hope, puts her in mind of the late Promise
made them, that her Seed should be reveng'd on the Serpent, and exhorts her with
him to seek Peace of the offended Deity, by repentance and supplication.

Meanwhile the hainous and despightfull act
Of Satan done in Paradise, and how
Hee in the Serpent, had perverted Eve,
Her Husband shee, to taste the fatall fruit,
Was known in Heav'n; for what can scape the Eye [ 5 ]
Of God All-seeing, or deceave his Heart
Omniscient, who in all things wise and just,
Hinder'd not Satan to attempt the minde
Of Man, with strength entire, and free will arm'd,
Complete to have discover'd and repulst [ 10 ]
Whatever wiles of Foe or seeming Friend.
For still they knew, and ought to have still remember'd
The high Injunction not to taste that Fruit,
Whoever tempted; which they not obeying,
Incurr'd, what could they less, the penaltie, [ 15 ]
And manifold in sin, deserv'd to fall.
Up into Heav'n from Paradise in haste
Th' Angelic Guards ascended, mute and sad
For Man, for of his state by this they knew,
Much wondring how the suttle Fiend had stoln [ 20 ]
Entrance unseen. Soon as th' unwelcome news
From Earth arriv'd at Heaven Gate, displeas'd
All were who heard, dim sadness did not spare
That time Celestial visages, yet mixt
With pitie, violated not thir bliss. [ 25 ]
About the new-arriv'd, in multitudes
Th' ethereal People ran, to hear and know
How all befell: they towards the Throne Supream
Accountable made haste to make appear
With righteous plea, thir utmost vigilance, [ 30 ]
And easily approv'd; when the most High
Eternal Father from his secret Cloud,
Amidst in Thunder utter'd thus his voice.

Assembl'd Angels, and ye Powers return'd
From unsuccessful charge, be not dismaid, [ 35 ]
Nor troubl'd at these tidings from the Earth,
Which your sincerest care could not prevent,
Foretold so lately what would come to pass,
When first this Tempter cross'd the Gulf from Hell.
I told ye then he should prevail and speed [ 40 ]
On his bad Errand, Man should be seduc't
And flatter'd out of all, believing lies
Against his Maker; no Decree of mine
Concurring to necessitate his Fall,
Or touch with lightest moment of impulse [ 45 ]
His free Will, to her own inclining left
In eevn scale. But fall'n he is, and now
What rests but that the mortal Sentence pass
On his transgression Death denounc't that day,
Which he presumes already vain and void, [ 50 ]
Because not yet inflicted, as he fear'd,
By some immediate stroak; but soon shall find
Forbearance no acquittance ere day end.
Justice shall not return as bountie scorn'd.
But whom send I to judge them? whom but thee [ 55 ]
Vicegerent Son, to thee I have transferr'd
All Judgement whether in Heav'n, or Earth, or Hell.
Easie it might be seen that I intend
Mercie collegue with Justice, sending thee
Mans Friend his Mediator, his design'd [ 60 ]
Both Ransom and Redeemer voluntarie,
And destin'd Man himself to judge Man fall'n.

So spake the Father, and unfoulding bright
Toward the right hand his Glorie, on the Son
Blaz'd forth unclouded Deitie; he full [ 65 ]
Resplendent all his Father manifest
Express'd, and thus divinely answer'd milde.

Father Eternal, thine is to decree,
Mine both in Heav'n and Earth to do thy will
Supream, that thou in mee thy Son belov'd [ 70 ]
Mayst ever rest well pleas'd. I go to judge
On Earth these thy transgressors, but thou knowst,
Whoever judg'd, the worst on mee must light,
When time shall be, for so I undertook
Before thee; and not repenting, this obtaine [ 75 ]
Of right, that I may mitigate thir doom
On me deriv'd, yet I shall temper so
Justice with Mercie, as may illustrate most
Them fully satisfied, and thee appease.
Attendance none shall need, nor Train, where none [ 80 ]
Are to behold the Judgement, but the judg'd,
Those two; the third best absent is condemn'd,
Convict by flight, and Rebel to all Law
Conviction to the Serpent none belongs.

Thus saying, from his radiant Seat he rose [ 85 ]
Of high collateral glorie: him Thrones and Powers,
Princedoms, and Dominations ministrant
Accompanied to Heaven Gate, from whence
Eden and all the Coast in prospect lay.
Down he descended strait; the speed of Gods [ 90 ]
Time counts not, though with swiftest minutes wing'd.
Now was the Sun in Western cadence low
From Noon, and gentle Aires due at thir hour
To fan the Earth now wak'd, and usher in
The Eevning coole, when he from wrauth more coole [ 95 ]
Came the mild Judge and Intercessor both
To sentence Man: the voice of God they heard
Now walking in the Garden, by soft windes
Brought to thir Ears, while day declin'd, they heard,
And from his presence hid themselves among [ 100 ]
The thickest Trees, both Man and Wife, till God
Approaching, thus to Adam call'd aloud.

Where art thou Adam, wont with joy to meet
My coming seen far off? I miss thee here,
Not pleas'd, thus entertaind with solitude, [ 105 ]
Where obvious dutie erewhile appear'd unsaught:
Or come I less conspicuous, or what change
Absents thee, or what chance detains? Come forth.
He came, and with him Eve, more loth, though first
To offend, discount'nanc't both, and discompos'd; [ 110 ]
Love was not in thir looks, either to God
Or to each other, but apparent guilt,
And shame, and perturbation, and despaire,
Anger, and obstinacie, and hate, and guile.
Whence Adam faultring long, thus answer'd brief. [ 115 ]

I heard thee in the Garden, and of thy voice
Affraid, being naked, hid my self. To whom
The gracious Judge without revile repli'd.

My voice thou oft hast heard, and hast not fear'd,
But still rejoyc't, how is it now become [ 120 ]
So dreadful to thee? that thou art naked, who
Hath told thee? hast thou eaten of the Tree
Whereof I gave thee charge thou shouldst not eat?

To whom thus Adam sore beset repli'd.
O Heav'n! in evil strait this day I stand [ 125 ]
Before my Judge, either to undergoe
My self the total Crime, or to accuse
My other self, the partner of my life;
Whose failing, while her Faith to me remaines,
I should conceal, and not expose to blame [ 130 ]
By my complaint; but strict necessitie
Subdues me, and calamitous constraint
Least on my head both sin and punishment,
However insupportable, be all
Devolv'd; though should I hold my peace, yet thou [ 135 ]
Wouldst easily detect what I conceale.
This Woman whom thou mad'st to be my help,
And gav'st me as thy perfet gift, so good,
So fit, so acceptable, so Divine,
That from her hand I could suspect no ill, [ 140 ]
And what she did, whatever in it self,
Her doing seem'd to justifie the deed;
Shee gave me of the Tree, and I did eate.

To whom the sovran Presence thus repli'd.
Was shee thy God, that her thou didst obey [ 145 ]
Before his voice, or was shee made thy guide,
Superior, or but equal, that to her
Thou did'st resigne thy Manhood, and the Place
Wherein God set thee above her made of thee,
And for thee, whose perfection farr excell'd [ 150 ]
Hers in all real dignitie: Adornd
She was indeed, and lovely to attract
Thy Love, not thy Subjection, and her Gifts
Were such as under Government well seem'd,
Unseemly to beare rule, which was thy part [ 155 ]
And person, hadst thou known thy self aright.

So having said, he thus to Eve in few:
Say Woman, what is this which thou hast done?

To whom sad Eve with shame nigh overwhelm'd,
Confessing soon, yet not before her Judge [ 160 ]
Bold or loquacious, thus abasht repli'd.
The Serpent me beguil'd and I did eate.

Which when the Lord God heard, without delay
To Judgement he proceeded on th' accus'd
Serpent though brute, unable to transferre [ 165 ]
The Guilt on him who made him instrument
Of mischief, and polluted from the end
Of his Creation; justly then accurst,
As vitiated in Nature: more to know
Concern'd not Man (since he no further knew) [ 170 ]
Nor alter'd his offence; yet God at last
To Satan first in sin his doom apply'd
Though in mysterious terms, judg'd as then best:
And on the Serpent thus his curse let fall.

Because thou hast done this, thou art accurst [ 175 ]
Above all Cattle, each Beast of the Field;
Upon thy Belly groveling thou shalt goe,
And dust shalt eat all the dayes of thy Life.
Between Thee and the Woman I will put
Enmitie, and between thine and her Seed; [ 180 ]
Her Seed shall bruise thy head, thou bruise his heel.

So spake this Oracle, then verifi'd
When Jesus son of Mary second Eve,
Saw Satan fall like Lightning down from Heav'n,
Prince of the Aire; then rising from his Grave [ 185 ]
Spoild Principalities and Powers, triumpht
In open shew, and with ascention bright
Captivity led captive through the Aire,
The Realm it self of Satan long usurpt,
Whom he shall tread at last under our feet; [ 190 ]
Eevn hee who now foretold his fatal bruise,
And to the Woman thus his Sentence turn'd.

Thy sorrow I will greatly multiplie
By thy Conception; Children thou shalt bring
In sorrow forth, and to thy Husbands will [ 195 ]
Thine shall submit, hee over thee shall rule.

On Adam last thus judgement he pronounc'd.
Because thou hast heark'nd to the voice of thy Wife,
And eaten of the Tree concerning which
I charg'd thee, saying: Thou shalt not eate thereof, [ 200 ]
Curs'd is the ground for thy sake, thou in sorrow
Shalt eate thereof all the days of thy Life;
Thorns also and Thistles it shall bring thee forth
Unbid, and thou shalt eate th' Herb of th' Field,
In the sweat of thy Face shalt thou eat Bread, [ 205 ]
Till thou return unto the ground, for thou
Out of the ground wast taken, know thy Birth,
For dust thou art, and shalt to dust returne.

So judg'd he Man, both Judge and Saviour sent,
And th' instant stroke of Death denounc't that day [ 210 ]
Remov'd farr off; then pittying how they stood
Before him naked to the aire, that now
Must suffer change, disdain'd not to begin
Thenceforth the form of servant to assume,
As when he wash'd his servants feet so now [ 215 ]
As Father of his Familie he clad
Thir nakedness with Skins of Beasts, or slain,
Or as the Snake with youthful Coate repaid;
And thought not much to cloath his Enemies:
Nor hee thir outward onely with the Skins [ 220 ]
Of Beasts, but inward nakedness, much more
Opprobrious, with his Robe of righteousness,
Araying cover'd from his Fathers sight.
To him with swift ascent he up returnd,
Into his blissful bosom reassum'd [ 225 ]
In glory as of old, to him appeas'd
All, though all-knowing, what had past with Man
Recounted, mixing intercession sweet.

Meanwhile ere thus was sin'd and judg'd on Earth,
Within the Gates of Hell sate Sin and Death, [ 230 ]
In counterview within the Gates, that now
Stood open wide, belching outrageous flame
Farr into Chaos, since the Fiend pass'd through,
Sin opening, who thus now to Death began.

O Son, why sit we here each other viewing [ 235 ]
Idlely, while Satan our great Author thrives
In other Worlds, and happier Seat provides
For us his ofspring deare? It cannot be
But that success attends him; if mishap,
Ere this he had return'd, with fury driv'n [ 240 ]
By his Avengers, since no place like this
Can fit his punishment, or their revenge.
Methinks I feel new strength within me rise,
Wings growing, and Dominion giv'n me large
Beyond this Deep; whatever drawes me on, [ 245 ]
Or sympathie, or som connatural force
Powerful at greatest distance to unite
With secret amity things of like kinde
By secretest conveyance. Thou my Shade
Inseparable must with mee along: [ 250 ]
For Death from Sin no power can separate.
But least the difficultie of passing back
Stay his return perhaps over this Gulfe
Impassable, Impervious, let us try
Adventrous work, yet to thy power and mine [ 255 ]
Not unagreeable, to found a path
Over this Maine from Hell to that new World
Where Satan now prevailes, a Monument
Of merit high to all th' infernal Host,
Easing thir passage hence, for intercourse, [ 260 ]
Or transmigration, as thir lot shall lead.
Nor can I miss the way, so strongly drawn
By this new felt attraction and instinct.

Whom thus the meager Shadow answerd soon.
Goe whither Fate and inclination strong [ 265 ]
Leads thee, I shall not lag behinde, nor erre
The way, thou leading, such a sent I draw
Of carnage, prey innumerable, and taste
The savour of Death from all things there that live:
Nor shall I to the work thou enterprisest [ 270 ]
Be wanting, but afford thee equal aid.

So saying, with delight he snuff'd the smell
Of mortal change on Earth. As when a flock
Of ravenous Fowl, though many a League remote,
Against the day of Battel, to a Field, [ 275 ]
Where Armies lie encampt, come flying, lur'd
With sent of living Carcasses design'd
For death, the following day, in bloodie fight.
So sented the grim Feature, and upturn'd
His Nostril wide into the murkie Air, [ 280 ]
Sagacious of his Quarry from so farr.
Then Both from out Hell Gates into the waste
Wide Anarchie of Chaos damp and dark
Flew divers, and with Power (thir Power was great)
Hovering upon the Waters; what they met [ 285 ]
Solid or slimie, as in raging Sea
Tost up and down, together crowded drove
From each side shoaling towards the mouth of Hell.
As when two Polar Winds blowing adverse
Upon the Cronian Sea, together drive [ 290 ]
Mountains of Ice, that stop th' imagin'd way
Beyond Petsora Eastward, to the rich
Cathaian Coast. The aggregated Soyle
Death with his Mace petrific, cold and dry,
As with a Trident smote, and fix't as firm [ 295 ]
As Delos floating once; the rest his look
Bound with Gorgonian rigor not to move,
And with Asphaltic slime; broad as the Gate,
Deep to the Roots of Hell the gather'd beach
They fasten'd, and the Mole immense wraught on [ 300 ]
Over the foaming deep high Archt, a Bridge
Of length prodigious joyning to the Wall
Immovable of this now fenceless world
Forfeit to Death; from hence a passage broad,
Smooth, easie, inoffensive down to Hell. [ 305 ]
So, if great things to small may be compar'd,
Xerxes, the Libertie of Greece to yoke,
From Susa his Memnonian Palace high
Came to the Sea, and over Hellespont
Bridging his way, Europe with Asia joyn'd, [ 310 ]
And scourg'd with many a stroak th' indignant waves.
Now had they brought the work by wondrous Art
Pontifical, a ridge of pendent Rock
Over the vext Abyss, following the track
Of Satan, to the self same place where hee [ 315 ]
First lighted from his Wing, and landed safe
From out of Chaos to the out side bare
Of this round World: with Pinns of Adamant
And Chains they made all fast, too fast they made
And durable; and now in little space [ 320 ]
The confines met of Empyrean Heav'n
And of this World, and on the left hand Hell
With long reach interpos'd; three sev'ral wayes
In sight, to each of these three places led.
And now thir way to Earth they had descri'd, [ 325 ]
To Paradise first tending, when behold
Satan in likeness of an Angel bright
Betwixt the Centaure and the Scorpion stearing
His Zenith, while the Sun in Aries rose:
Disguis'd he came, but those his Children dear [ 330 ]
Thir Parent soon discern'd, though in disguise.
Hee after Eve seduc't, unminded slunk
Into the Wood fast by, and changing shape
To observe the sequel, saw his guileful act
By Eve, though all unweeting, seconded [ 335 ]
Upon her Husband, saw thir shame that sought
Vain covertures; but when he saw descend
The Son of God to judge them terrifi'd
Hee fled, not hoping to escape, but shun
The present, fearing guiltie what his wrauth [ 340 ]
Might suddenly inflict; that past, return'd
By Night, and listening where the hapless Paire
Sate in thir sad discourse, and various plaint,
Thence gatherd his own doom, which understood
Not instant, but of future time. With joy [ 345 ]
And tidings fraught, to Hell he now return'd,
And at the brink of Chaos, neer the foot
Of this new wondrous Pontifice, unhop't
Met who to meet him came, his Ofspring dear.
Great joy was at thir meeting, and at sight [ 350 ]
Of that stupendious Bridge his joy encreas'd.
Long hee admiring stood, till Sin, his faire
Inchanting Daughter, thus the silence broke.

O Parent, these are thy magnific deeds,
Thy Trophies, which thou view'st as not thine own, [ 355 ]
Thou art thir Author and prime Architect:
For I no sooner in my Heart divin'd,
My Heart, which by a secret harmonie
Still moves with thine, join'd in connexion sweet,
That thou on Earth hadst prosper'd, which thy looks [ 360 ]
Now also evidence, but straight I felt
Though distant from thee Worlds between, yet felt
That I must after thee with this thy Son;
Such fatal consequence unites us three:
Hell could no longer hold us in her bounds, [ 365 ]
Nor this unvoyageable Gulf obscure
Detain from following thy illustrious track.
Thou hast atchiev'd our libertie, confin'd
Within Hell Gates till now, thou us impow'rd
To fortifie thus farr, and overlay [ 370 ]
With this portentous Bridge the dark Abyss.
Thine now is all this World, thy vertue hath won
What thy hands builded not, thy Wisdom gain'd
With odds what Warr hath lost, and fully aveng'd
Our foile in Heav'n; here thou shalt Monarch reign, [ 375 ]
There didst not; there let him still Victor sway,
As Battel hath adjudg'd, from this new World
Retiring, by his own doom alienated,
And henceforth Monarchie with thee divide
Of all things parted by th' Empyreal bounds, [ 380 ]
His Quadrature, from thy Orbicular World,
Or trie thee now more dang'rous to his Throne.

Whom thus the Prince of Darkness answerd glad.
Fair Daughter, and thou Son and Grandchild both,
High proof ye now have giv'n to be the Race [ 385 ]
Of Satan (for I glorie in the name,
Antagonist of Heav'ns Almightie King)
Amply have merited of me, of all
Th' Infernal Empire, that so neer Heav'ns dore
Triumphal with triumphal act have met, [ 390 ]
Mine with this glorious Work, and made one Realm
Hell and this World, one Realm, one Continent
Of easie thorough-fare. Therefore while I
Descend through Darkness, on your Rode with ease
To my associate Powers, them to acquaint [ 395 ]
With these successes, and with them rejoyce,
You two this way, among these numerous Orbs
All yours, right down to Paradise descend;
There dwell and Reign in bliss, thence on the Earth
Dominion exercise and in the Aire, [ 400 ]
Chiefly on Man, sole Lord of all declar'd,
Him first make sure your thrall, and lastly kill.
My Substitutes I send ye, and Create
Plenipotent on Earth, of matchless might
Issuing from mee: on your joynt vigor now [ 405 ]
My hold of this new Kingdom all depends,
Through Sin to Death expos'd by my exploit.
If your joynt power prevailes, th' affaires of Hell
No detriment need feare, goe and be strong.

So saying he dismiss'd them, they with speed [ 410 ]
Thir course through thickest Constellations held
Spreading thir bane; the blasted Starrs lookt wan,
And Planets, Planet-strook, real Eclips
Then sufferd. Th' other way Satan went down
The Causey to Hell Gate; on either side [ 415 ]
Disparted Chaos over built exclaimd,
And with rebounding surge the barrs assaild,
That scorn'd his indignation: through the Gate,
Wide open and unguarded, Satan pass'd,
And all about found desolate; for those [ 420 ]
Appointed to sit there, had left thir charge,
Flown to the upper World; the rest were all
Farr to the inland retir'd, about the walls
Of Pandaemonium, Citie and proud seate
Of Lucifer, so by allusion calld, [ 425 ]
Of that bright Starr to Satan paragond.
There kept thir Watch the Legions, while the Grand
In Council sate, sollicitous what chance
Might intercept thir Emperour sent, so hee
Departing gave command, and they observ'd. [ 430 ]
As when the Tartar from his Russian Foe
By Astracan over the Snowie Plaines
Retires, or Bactrian Sophi from the hornes
Of Turkish Crescent, leaves all waste beyond
The Realm of Aladule, in his retreate [ 435 ]
To Tauris or Casbeen. So these the late
Heav'n-banisht Host, left desert utmost Hell
Many a dark League, reduc't in careful Watch
Round thir Metropolis, and now expecting
Each hour thir great adventurer from the search [ 440 ]
Of Forrein Worlds: he through the midst unmarkt,
In shew Plebeian Angel militant
Of lowest order, past; and from the dore
Of that Plutonian Hall, invisible
Ascended his high Throne, which under state [ 445 ]
Of richest texture spred, at th' upper end
Was plac't in regal lustre. Down a while
He sate, and round about him saw unseen:
At last as from a Cloud his fulgent head
And shape Starr bright appeer'd, or brighter, clad [ 450 ]
With what permissive glory since his fall
Was left him, or false glitter: All amaz'd
At that so sudden blaze the Stygian throng
Bent thir aspect, and whom they wish'd beheld,
Thir mighty Chief returnd: loud was th' acclaime: [ 455 ]
Forth rush'd in haste the great consulting Peers,
Rais'd from thir dark Divan, and with like joy
Congratulant approach'd him, who with hand
Silence, and with these words attention won.

Thrones, Dominations, Princedoms, Vertues, Powers, [ 460 ]
For in possession such, not onely of right,
I call ye and declare ye now, returnd
Successful beyond hope, to lead ye forth
Triumphant out of this infernal Pit
Abominable, accurst, the house of woe, [ 465 ]
And Dungeon of our Tyrant: Now possess,
As Lords, a spacious World, to our native Heaven
Little inferiour, by my adventure hard
With peril great atchiev'd. Long were to tell
What I have don, what sufferd, with what paine [ 470 ]
Voyag'd th' unreal, vast, unbounded deep
Of horrible confusion, over which
By Sin and Death a broad way now is pav'd
To expedite your glorious march; but I
Toild out my uncouth passage, forc't to ride [ 475 ]
Th' untractable Abysse, plung'd in the womb
Of unoriginal Night and Chaos wilde,
That jealous of thir secrets fiercely oppos'd
My journey strange, with clamorous uproare
Protesting Fate supreame; thence how I found [ 480 ]
The new created World, which fame in Heav'n
Long had foretold, a Fabrick wonderful
Of absolute perfection, therein Man
Plac't in a Paradise, by our exile
Made happie: Him by fraud I have seduc'd [ 485 ]
From his Creator, and the more to increase
Your wonder, with an Apple; he thereat
Offended, worth your laughter, hath giv'n up
Both his beloved Man and all his World,
To Sin and Death a prey, and so to us, [ 490 ]
Without our hazard, labour, or allarme,
To range in, and to dwell, and over Man
To rule, as over all he should have rul'd.
True is, mee also he hath judg'd, or rather
Mee not, but the brute Serpent in whose shape [ 495 ]
Man I deceav'd: that which to mee belongs,
Is enmity, which he will put between
Mee and Mankinde; I am to bruise his heel;
His Seed, when is not set, shall bruise my head:
A World who would not purchase with a bruise, [ 500 ]
Or much more grievous pain? Ye have th' account
Of my performance: What remains, ye Gods,
But up and enter now into full bliss.

So having said, a while he stood, expecting
Thir universal shout and high applause [ 505 ]
To fill his eare, when contrary he hears
On all sides, from innumerable tongues
A dismal universal hiss, the sound
Of public scorn; he wonderd, but not long
Had leasure, wondring at himself now more; [ 510 ]
His Visage drawn he felt to sharp and spare,
His Armes clung to his Ribs, his Leggs entwining
Each other, till supplanted down he fell
A monstrous Serpent on his Belly prone,
Reluctant, but in vaine: a greater power [ 515 ]
Now rul'd him, punisht in the shape he sin'd,
According to his doom: he would have spoke,
But hiss for hiss returnd with forked tongue
To forked tongue, for now were all transform'd
Alike, to Serpents all as accessories [ 520 ]
To his bold Riot: dreadful was the din
Of hissing through the Hall, thick swarming now
With complicated monsters head and taile,
Scorpion and Asp, and Amphisbaena dire,
Cerastes hornd, Hydrus, and Ellops drear, [ 525 ]
And Dipsas (not so thick swarm'd once the Soil
Bedropt with blood of Gorgon, or the Isle
Ophiusa) but still greatest hee the midst,
Now Dragon grown, larger then whom the Sun
Ingenderd in the Pythian Vale on slime, [ 530 ]
Huge Python, and his Power no less he seem'd
Above the rest still to retain; they all
Him follow'd issuing forth to th' open Field,
Where all yet left of that revolted Rout
Heav'n-fall'n, in station stood or just array, [ 535 ]
Sublime with expectation when to see
In Triumph issuing forth thir glorious Chief;
They saw, but other sight instead, a crowd
Of ugly Serpents; horror on them fell,
And horrid sympathie; for what they saw, [ 540 ]
They felt themselvs now changing; down thir arms,
Down fell both Spear and Shield, down they as fast,
And the dire hiss renew'd, and the dire form
Catcht by Contagion, like in punishment,
As in thir crime. Thus was th' applause they meant, [ 545 ]
Turn'd to exploding hiss, triumph to shame
Cast on themselves from thir own mouths. There stood
A Grove hard by, sprung up with this thir change,
His will who reigns above, to aggravate
Thir penance, laden with Fruit like that [ 550 ]
Which grew in Paradise, the bait of Eve
Us'd by the Tempter: on that prospect strange
Thir earnest eyes they fix'd, imagining
For one forbidden Tree a multitude
Now ris'n, to work them furder woe or shame; [ 555 ]
Yet parcht with scalding thurst and hunger fierce,
Though to delude them sent, could not abstain,
But on they rould in heaps, and up the Trees
Climbing, sat thicker then the snakie locks
That curld Megaera: greedily they pluck'd [ 560 ]
The Frutage fair to sight, like that which grew
Neer that bituminous Lake where Sodom flam'd;
This more delusive, not the touch, but taste
Deceav'd; they fondly thinking to allay
Thir appetite with gust, instead of Fruit [ 565 ]
Chewd bitter Ashes, which th' offended taste
With spattering noise rejected: oft they assayd,
Hunger and thirst constraining, drugd as oft,
With hatefullest disrelish writh'd thir jaws
With soot and cinders fill'd; so oft they fell [ 570 ]
Into the same illusion, not as Man
Whom they triumph'd once lapst. Thus were they plagu'd
And worn with Famin, long and ceasless hiss,
Till thir lost shape, permitted, they resum'd,
Yearly enjoynd, some say, to undergo [ 575 ]
This annual humbling certain number'd days,
To dash thir pride, and joy for Man seduc't.
However some tradition they dispers'd
Among the Heathen of thir purchase got,
And Fabl'd how the Serpent, whom they calld [ 580 ]
Ophion with Eurynome, the wide-
Encroaching Eve perhaps, had first the rule
Of high Olympus, thence by Saturn driv'n
And Ops, ere yet Dictaean Jove was born.

Mean while in Paradise the hellish pair [ 585 ]
Too soon arriv'd, Sin there in power before,
Once actual, now in body, and to dwell
Habitual habitant; behind her Death
Close following pace for pace, not mounted yet
On his pale Horse: to whom Sin thus began. [ 590 ]

Second of Satan sprung, all conquering Death,
What thinkst thou of our Empire now, though earnd
With travail difficult, not better farr
Then stil at Hels dark threshold to have sate watch,
Unnam'd, undreaded, and thy self half starv'd? [ 595 ]

Whom thus the Sin-born Monster answerd soon.
To mee, who with eternal Famin pine,
Alike is Hell, or Paradise, or Heaven,
There best, where most with ravin I may meet;
Which here, though plenteous, all too little seems [ 600 ]
To stuff this Maw, this vast unhide-bound Corps.

To whom th' incestuous Mother thus repli'd.
Thou therefore on these Herbs, and Fruits, and Flours
Feed first, on each Beast next, and Fish, and Fowle,
No homely morsels, and whatever thing [ 605 ]
The Sithe of Time mowes down, devour unspar'd,
Till I in Man residing through the Race,
His thoughts, his looks, words, actions all infect,
And season him thy last and sweetest prey.

This said, they both betook them several wayes, [ 610 ]
Both to destroy, or unimmortal make
All kinds, and for destruction to mature
Sooner or later; which th' Almightie seeing,
From his transcendent Seat the Saints among,
To those bright Orders utterd thus his voice. [ 615 ]

See with what heat these Dogs of Hell advance
To waste and havoc yonder World, which I
So fair and good created, and had still
Kept in that State, had not the folly of Man
Let in these wastful Furies, who impute [ 620 ]
Folly to mee, so doth the Prince of Hell
And his Adherents, that with so much ease
I suffer them to enter and possess
A place so heav'nly, and conniving seem
To gratifie my scornful Enemies, [ 625 ]
That laugh, as if transported with some fit
Of Passion, I to them had quitted all,
At random yielded up to their misrule;
And know not that I call'd and drew them thither
My Hell-hounds, to lick up the draff and filth [ 630 ]
Which mans polluting Sin with taint hath shed
On what was pure, till cramm'd and gorg'd, nigh burst
With suckt and glutted offal, at one sling
Of thy victorious Arm, well-pleasing Son,
Both Sin, and Death, and yawning Grave at last [ 635 ]
Through Chaos hurld, obstruct the mouth of Hell
For ever, and seal up his ravenous Jawes.
Then Heav'n and Earth renewd shall be made pure
To sanctitie that shall receive no staine:
Till then the Curse pronounc't on both precedes. [ 640 ]

He ended, and the Heav'nly Audience loud
Sung Halleluia, as the sound of Seas,
Through multitude that sung: Just are thy ways,
Righteous are thy Decrees on all thy Works;
Who can extenuate thee? Next, to the Son, [ 645 ]
Destin'd restorer of Mankind, by whom
New Heav'n and Earth shall to the Ages rise,
Or down from Heav'n descend. Such was thir song,
While the Creator calling forth by name
His mightie Angels gave them several charge, [ 650 ]
As sorted best with present things. The Sun
Had first his precept so to move, so shine,
As might affect the Earth with cold and heat
Scarce tollerable, and from the North to call
Decrepit Winter, from the South to bring [ 655 ]
Solstitial summers heat. To the blanc Moone
Her office they prescrib'd, to th' other five
Thir planetarie motions and aspects
In Sextile, Square, and Trine, and Opposite,
Of noxious efficacie, and when to joyne [ 660 ]
In Synod unbenigne, and taught the fixt
Thir influence malignant when to showre,
Which of them rising with the Sun, or falling,
Should prove tempestuous: To the Winds they set
Thir corners, when with bluster to confound [ 665 ]
Sea, Aire, and Shoar, the Thunder when to rowle
With terror through the dark Aereal Hall.
Some say he bid his Angels turne ascanse
The Poles of Earth twice ten degrees and more
From the Suns Axle; they with labour push'd [ 670 ]
Oblique the Centric Globe: Som say the Sun
Was bid turn Reines from th' Equinoctial Rode
Like distant breadth to Taurus with the Seav'n
Atlantick Sisters, and the Spartan Twins
Up to the Tropic Crab; thence down amaine [ 675 ]
By Leo and the Virgin and the Scales,
As deep as Capricorne, to bring in change
Of Seasons to each Clime; else had the Spring
Perpetual smil'd on Earth with vernant Flours,
Equal in Days and Nights, except to those [ 680 ]
Beyond the Polar Circles; to them Day
Had unbenighted shon, while the low Sun
To recompence his distance, in thir sight
Had rounded still th' Horizon, and not known
Or East or West, which had forbid the Snow [ 685 ]
From cold Estotiland, and South as farr
Beneath Magellan. At that tasted Fruit
The Sun, as from Thyestean Banquet, turn'd
His course intended; else how had the World
Inhabited, though sinless, more then now, [ 690 ]
Avoided pinching cold and scorching heate?
These changes in the Heav'ns, though slow, produc'd
Like change on Sea and Land, sideral blast,
Vapour, and Mist, and Exhalation hot,
Corrupt and Pestilent: Now from the North [ 695 ]
Of Norumbega, and the Samoed shoar
Bursting thir brazen Dungeon, armd with ice
And snow and haile and stormie gust and flaw,
Boreas and Caecias and Argestes loud
And Thrascias rend the Woods and Seas upturn; [ 700 ]
With adverse blast up-turns them from the South
Notus and Afer black with thundrous Clouds
From Serraliona; thwart of these as fierce
Forth rush the Levant and the Ponent Windes
Eurus and Zephir with thir lateral noise, [ 705 ]
Sirocco, and Libecchio. Thus began
Outrage from liveless things; but Discord first
Daughter of Sin, among th' irrational,
Death introduc'd through fierce antipathie:
Beast now with Beast gan war, and Fowle with Fowle, [ 710 ]
And Fish with Fish; to graze the Herb all leaving,
Devourd each other; nor stood much in awe
Of Man, but fled him, or with count'nance grim
Glar'd on him passing: these were from without
The growing miseries, which Adam saw [ 715 ]
Alreadie in part, though hid in gloomiest shade,
To sorrow abandond, but worse felt within,
And in a troubl'd Sea of passion tost,
Thus to disburd'n sought with sad complaint.

O miserable of happie! is this the end [ 720 ]
Of this new glorious World, and mee so late
The Glory of that Glory, who now becom
Accurst of blessed, hide me from the face
Of God, whom to behold was then my highth
Of happiness: yet well, if here would end [ 725 ]
The miserie, I deserv'd it, and would beare
My own deservings; but this will not serve;
All that I eat or drink, or shall beget,
Is propagated curse. O voice once heard
Delightfully, Encrease and multiply, [ 730 ]
Now death to hear! for what can I encrease
Or multiplie, but curses on my head?
Who of all Ages to succeed, but feeling
The evil on him brought by me, will curse
My Head, Ill fare our Ancestor impure, [ 735 ]
For this we may thank Adam; but his thanks
Shall be the execration; so besides
Mine own that bide upon me, all from mee
Shall with a fierce reflux on mee redound,
On mee as on thir natural center light [ 740 ]
Heavie, though in thir place. O fleeting joyes
Of Paradise, deare bought with lasting woes!
Did I request thee, Maker, from my Clay
To mould me Man, did I sollicite thee
From darkness to promote me, or here place [ 745 ]
In this delicious Garden? as my Will
Concurd not to my being, it were but right
And equal to reduce me to my dust,
Desirous to resigne, and render back
All I receav'd, unable to performe [ 750 ]
Thy terms too hard, by which I was to hold
The good I sought not. To the loss of that,
Sufficient penaltie, why hast thou added
The sense of endless woes? inexplicable
Thy Justice seems; yet to say truth, too late, [ 755 ]
I thus contest; then should have been refusd
Those terms whatever, when they were propos'd:
Thou didst accept them; wilt thou enjoy the good,
Then cavil the conditions? and though God
Made thee without thy leave, what if thy Son [ 760 ]
Prove disobedient, and reprov'd, retort,
Wherefore didst thou beget me? I sought it not
Wouldst thou admit for his contempt of thee
That proud excuse? yet him not thy election,
But Natural necessity begot. [ 765 ]
God made thee of choice his own, and of his own
To serve him, thy reward was of his grace,
Thy punishment then justly is at his Will.
Be it so, for I submit, his doom is fair,
That dust I am, and shall to dust returne: [ 770 ]
O welcom hour whenever! why delayes
His hand to execute what his Decree
Fixd on this day? why do I overlive,
Why am I mockt with death, and length'nd out
To deathless pain? how gladly would I meet [ 775 ]
Mortalitie my sentence, and be Earth
Insensible, how glad would lay me down
As in my Mothers lap! There I should rest
And sleep secure; his dreadful voice no more
Would Thunder in my ears, no fear of worse [ 780 ]
To mee and to my ofspring would torment me
With cruel expectation. Yet one doubt
Pursues me still, least all I cannot die,
Least that pure breath of Life, the Spirit of Man
Which God inspir'd, cannot together perish [ 785 ]
With this corporeal Clod; then in the Grave,
Or in some other dismal place who knows
But I shall die a living Death? O thought
Horrid, if true! yet why? it was but breath
Of Life that sinn'd; what dies but what had life [ 790 ]
And sin? the Bodie properly hath neither.
All of me then shall die: let this appease
The doubt, since humane reach no further knows.
For though the Lord of all be infinite,
Is his wrauth also? be it, man is not so, [ 795 ]
But mortal doom'd. How can he exercise
Wrath without end on Man whom Death must end?
Can he make deathless Death? that were to make
Strange contradiction, which to God himself
Impossible is held, as Argument [ 800 ]
Of weakness, not of Power. Will he, draw out,
For angers sake, finite to infinite
In punisht man, to satisfie his rigour
Satisfi'd never; that were to extend
His Sentence beyond dust and Natures Law, [ 805 ]
By which all Causes else according still
To the reception of thir matter act,
Not to th' extent of thir own Spheare. But say
That Death be not one stroak, as I suppos'd,
Bereaving sense, but endless miserie [ 810 ]
From this day onward, which I feel begun
Both in me, and without me, and so last
To perpetuitie; Ay me, that fear
Comes thundring back with dreadful revolution
On my defensless head; both Death and I [ 815 ]
Am found Eternal, and incorporate both,
Nor I on my part single, in mee all
Posteritie stands curst: Fair Patrimonie
That I must leave ye, Sons; O were I able
To waste it all my self, and leave ye none! [ 820 ]
So disinherited how would ye bless
Me now your curse! Ah, why should all mankind
For one mans fault thus guiltless be condemn'd,
If guiltless? But from mee what can proceed,
But all corrupt, both Mind and Will deprav'd, [ 825 ]
Not to do onely, but to will the same
With me? how can they then acquitted stand
In sight of God? Him after all Disputes
Forc't I absolve: all my evasions vain
And reasonings, though through Mazes, lead me still [ 830 ]
But to my own conviction: first and last
On mee, mee onely, as the sourse and spring
Of all corruption, all the blame lights due;
So might the wrauth. Fond wish! couldst thou support
That burden heavier then the Earth to bear [ 835 ]
Then all the World much heavier, though divided
With that bad Woman? Thus what thou desir'st,
And what thou fearst, alike destroyes all hope
Of refuge, and concludes thee miserable
Beyond all past example and future, [ 840 ]
To Satan only like both crime and doom.
O Conscience, into what Abyss of fears
And horrors hast thou driv'n me; out of which
I find no way, from deep to deeper plung'd!

Thus Adam to himself lamented loud [ 845 ]
Through the still Night, not now, as ere man fell,
Wholsom and cool, and mild, but with black Air
Accompanied, with damps and dreadful gloom,
Which to his evil Conscience represented
All things with double terror: On the ground [ 850 ]
Outstretcht he lay, on the cold ground, and oft
Curs'd his Creation, Death as oft accus'd
Of tardie execution, since denounc't
The day of his offence. Why comes not Death,
Said hee, with one thrice acceptable stroke [ 855 ]
To end me? Shall Truth fail to keep her word,
Justice Divine not hast'n to be just?
But Death comes not at call, Justice Divine
Mends not her slowest pace for prayers or cries.
O Woods, O Fountains, Hillocks, Dales and Bowrs, [ 860 ]
With other echo late I taught your Shades
To answer, and resound farr other Song.
Whom thus afflicted when sad Eve beheld,
Desolate where she sate, approaching nigh,
Soft words to his fierce passion she assay'd: [ 865 ]
But her with stern regard he thus repell'd.

Out of my sight, thou Serpent, that name best
Befits thee with him leagu'd, thy self as false
And hateful; nothing wants, but that thy shape,
Like his, and colour Serpentine may shew [ 870 ]
Thy inward fraud, to warn all Creatures from thee
Henceforth; least that too heav'nly form, pretended
To hellish falshood, snare them. But for thee
I had persisted happie, had not thy pride
And wandring vanitie, when lest was safe, [ 875 ]
Rejected my forewarning, and disdain'd
Not to be trusted, longing to be seen
Though by the Devil himself, him overweening
To over-reach, but with the Serpent meeting
Fool'd and beguil'd, by him thou, I by thee, [ 880 ]
To trust thee from my side, imagin'd wise,
Constant, mature, proof against all assaults,
And understood not all was but a shew
Rather then solid vertu, all but a Rib
Crooked by nature, bent, as now appears, [ 885 ]
More to the part sinister from me drawn,
Well if thrown out, as supernumerarie
To my just number found. O why did God,
Creator wise, that peopl'd highest Heav'n
With Spirits Masculine, create at last [ 890 ]
This noveltie on Earth, this fair defect
Of Nature, and not fill the World at once
With Men as Angels without Feminine,
Or find some other way to generate
Mankind? this mischief had not then befall'n, [ 895 ]
And more that shall befall, innumerable
Disturbances on Earth through Femal snares,
And straight conjunction with this Sex: for either
He never shall find out fit Mate, but such
As some misfortune brings him, or mistake, [ 900 ]
Or whom he wishes most shall seldom gain
Through her perversness, but shall see her gaind
By a farr worse, or if she love, withheld
By Parents, or his happiest choice too late
Shall meet, alreadie linkt and Wedlock-bound [ 905 ]
To a fell Adversarie, his hate or shame:
Which infinite calamitie shall cause
To Humane life, and houshold peace confound.

He added not, and from her turn'd, but Eve
Not so repulst, with Tears that ceas'd not flowing, [ 910 ]
And tresses all disorderd, at his feet
Fell humble, and imbracing them, besaught
His peace, and thus proceeded in her plaint.
Forsake me not thus, Adam, witness Heav'n
What love sincere, and reverence in my heart [ 915 ]
I beare thee, and unweeting have offended,
Unhappilie deceav'd; thy suppliant
I beg, and clasp thy knees; bereave me not,
Whereon I live, thy gentle looks, thy aid,
Thy counsel in this uttermost distress, [ 920 ]
My onely strength and stay: forlorn of thee,
Whither shall I betake me, where subsist?
While yet we live, scarse one short hour perhaps,
Between us two let there be peace, both joyning,
As joyn'd in injuries, one enmitie [ 925 ]
Against a Foe by doom express assign'd us,
That cruel Serpent: On me exercise not
Thy hatred for this miserie befall'n,
On me alreadie lost, mee then thy self
More miserable; both have sin'd, but thou [ 930 ]
Against God onely, I against God and thee,
And to the place of judgment will return,
There with my cries importune Heaven, that all
The sentence from thy head remov'd may light
On me, sole cause to thee of all this woe, [ 935 ]
Mee mee onely just object of his ire.

She ended weeping, and her lowlie plight,
Immovable till peace obtain'd from fault
Acknowledg'd and deplor'd, in Adam wraught
Commiseration; soon his heart relented [ 940 ]
Towards her, his life so late and sole delight,
Now at his feet submissive in distress,
Creature so faire his reconcilement seeking,
His counsel whom she had displeas'd, his aide;
As one disarm'd, his anger all he lost, [ 945 ]
And thus with peaceful words uprais'd her soon.

Unwarie, and too desirous, as before,
So now of what thou knowst not, who desir'st
The punishment all on thy self; alas,
Beare thine own first, ill able to sustaine [ 950 ]
His full wrauth whose thou feelst as yet lest part,
And my displeasure bearst so ill. If Prayers
Could alter high Decrees, I to that place
Would speed before thee, and be louder heard,
That on my head all might be visited, [ 955 ]
Thy frailtie and infirmer Sex forgiv'n,
To me committed and by me expos'd.
But rise, let us no more contend, nor blame
Each other, blam'd enough elsewhere, but strive
In offices of Love, how we may light'n [ 960 ]
Each others burden in our share of woe;
Since this days Death denounc't, if ought I see,
Will prove no sudden, but a slow-pac't evill,
A long days dying to augment our paine,
And to our Seed (O hapless Seed!) deriv'd. [ 965 ]

To whom thus Eve, recovering heart, repli'd.
Adam, by sad experiment I know
How little weight my words with thee can finde,
Found so erroneous, thence by just event
Found so unfortunate; nevertheless, [ 970 ]
Restor'd by thee, vile as I am, to place
Of new acceptance, hopeful to regaine
Thy Love, the sole contentment of my heart
Living or dying, from thee I will not hide
What thoughts in my unquiet brest are ris'n, [ 975 ]
Tending to some relief of our extremes,
Or end, though sharp and sad, yet tolerable,
As in our evils, and of easier choice.
If care of our descent perplex us most,
Which must be born to certain woe, devourd [ 980 ]
By Death at last, and miserable it is
To be to others cause of misery,
Our own begotten, and of our Loines to bring
Into this cursed World a woful Race,
That after wretched Life must be at last [ 985 ]
Food for so foule a Monster, in thy power
It lies, yet ere Conception to prevent
The Race unblest, to being yet unbegot.
Childless thou art, Childless remaine:
So Death shall be deceav'd his glut, and with us two [ 990 ]
Be forc'd to satisfie his Rav'nous Maw.
But if thou judge it hard and difficult,
Conversing, looking, loving, to abstain
From Loves due Rites, Nuptial imbraces sweet,
And with desire to languish without hope, [ 995 ]
Before the present object languishing
With like desire, which would be miserie
And torment less then none of what we dread,
Then both our selves and Seed at once to free
From what we fear for both, let us make short, [ 1000 ]
Let us seek Death, or he not found, supply
With our own hands his Office on our selves;
Why stand we longer shivering under feares,
That shew no end but Death, and have the power,
Of many ways to die the shortest choosing, [ 1005 ]
Destruction with destruction to destroy.

She ended heer, or vehement despaire
Broke off the rest; so much of Death her thoughts
Had entertaind, as di'd her Cheeks with pale.
But Adam with such counsel nothing sway'd, [ 1010 ]
To better hopes his more attentive minde
Labouring had rais'd, and thus to Eve repli'd.

Eve, thy contempt of life and pleasure seems
To argue in thee somthing more sublime
And excellent then what thy minde contemnes; [ 1015 ]
But self-destruction therefore saught, refutes
That excellence thought in thee, and implies,
Not thy contempt, but anguish and regret
For loss of life and pleasure overlov'd.
Or if thou covet death, as utmost end [ 1020 ]
Of miserie, so thinking to evade
The penaltie pronounc't, doubt not but God
Hath wiselier arm'd his vengeful ire then so
To be forestall'd; much more I fear least Death
So snatcht will not exempt us from the paine [ 1025 ]
We are by doom to pay; rather such acts
Of contumacie will provoke the highest
To make death in us live: Then let us seek
Some safer resolution, which methinks
I have in view, calling to minde with heed [ 1030 ]
Part of our Sentence, that thy Seed shall bruise
The Serpents head; piteous amends, unless
Be meant, whom I conjecture, our grand Foe
Satan, who in the Serpent hath contriv'd
Against us this deceit: to crush his head [ 1035 ]
Would be revenge indeed; which will be lost
By death brought on our selves, or childless days
Resolv'd, as thou proposest; so our Foe
Shall scape his punishment ordain'd, and wee
Instead shall double ours upon our heads. [ 1040 ]
No more be mention'd then of violence
Against our selves, and wilful barrenness,
That cuts us off from hope, and savours onely
Rancor and pride, impatience and despite,
Reluctance against God and his just yoke [ 1045 ]
Laid on our Necks. Remember with what mild
And gracious temper he both heard and judg'd
Without wrauth or reviling; wee expected
Immediate dissolution, which we thought
Was meant by Death that day, when lo, to thee [ 1050 ]
Pains onely in Child-bearing were foretold,
And bringing forth, soon recompenc't with joy,
Fruit of thy Womb: On mee the Curse aslope
Glanc'd on the ground, with labour I must earne
My bread; what harm? Idleness had bin worse; [ 1055 ]
My labour will sustain me; and least Cold
Or Heat should injure us, his timely care
Hath unbesaught provided, and his hands
Cloath'd us unworthie, pitying while he judg'd;
How much more, if we pray him, will his ear [ 1060 ]
Be open, and his heart to pitie incline,
And teach us further by what means to shun
Th' inclement Seasons, Rain, Ice, Hail and Snow,
Which now the Skie with various Face begins
To shew us in this Mountain, while the Winds [ 1065 ]
Blow moist and keen, shattering the graceful locks
Of these fair spreading Trees; which bids us seek
Som better shroud, som better warmth to cherish
Our Limbs benumm'd, ere this diurnal Starr
Leave cold the Night, how we his gather'd beams [ 1070 ]
Reflected, may with matter sere foment,
Or by collision of two bodies grinde
The Air attrite to Fire, as late the Clouds
Justling or pusht with Winds rude in thir shock
Tine the slant Lightning, whose thwart flame driv'n down [ 1075 ]
Kindles the gummie bark of Firr or Pine,
And sends a comfortable heat from farr,
Which might supplie the Sun: such Fire to use,
And what may else be remedie or cure
To evils which our own misdeeds have wrought, [ 1080 ]
Hee will instruct us praying, and of Grace
Beseeching him, so as we need not fear
To pass commodiously this life, sustain'd
By him with many comforts, till we end
In dust, our final rest and native home. [ 1085 ]
What better can we do, then to the place
Repairing where he judg'd us, prostrate fall
Before him reverent, and there confess
Humbly our faults, and pardon beg, with tears
Watering the ground, and with our sighs the Air [ 1090 ]
Frequenting, sent from hearts contrite, in sign
Of sorrow unfeign'd, and humiliation meek.
Undoubtedly he will relent and turn
From his displeasure; in whose look serene,
When angry most he seem'd and most severe, [ 1095 ]
What else but favor, grace, and mercie shon?

So spake our Father penitent, nor Eve
Felt less remorse: they forthwith to the place
Repairing where he judg'd them prostrate fell
Before him reverent, and both confess'd [ 1100 ]
Humbly thir faults, and pardon beg'd, with tears
Watering the ground, and with thir sighs the Air
Frequenting, sent from hearts contrite, in sign
Of sorrow unfeign'd, and humiliation meek.

The End of the Tenth Book.


Рецензии
Замечательный перевод!!

Татьяна Любовинкина   24.08.2015 23:13     Заявить о нарушении
Благодарю Вас, Татьяна! :)

Александр Анатольевич Андреев   07.09.2015 11:20   Заявить о нарушении
Татьяна,добрый день/вечер... У Вас счетчик рецензий на странице встал, почитайте пожалуйста...

Прошу прощения у автора за вмешательство

До Мейнстрима Далеко   16.02.2016 15:50   Заявить о нарушении