Rafael Gonzalez Crespo - переклади

Rafael Gonzalez Crespo
Veintiun grados bajo cero

Рафаэль Гонзалес Креспо
Двадцать один градус ниже нуля

Если все представляется реальным, возможно, так оно и было...

Предисловие

... Двадцать один день ниже нуля" - повествует нам об одном путешествии. Это удивительное путешествии через Польшу, Беларусь и Россию, во время которого мы не чувствуем усталости ни от расстояния, ни от пыли дорог. Потому как, прежде всего, это путешествие внутрь себя. Не только Альфред Вигон, сопровождаемый своим невероятным товарищем Владимиром, но и мы с первого момента путешествия садимся с ними в машину,  движемся навстречу нашей цели и живем вместе с ними перипетиями поиска. И пока всё это происходит, мы чувствуем зарождающееся внутри нас семя жаждущего приключений духа,  которое прорастает сначала хрупким паростком, а затем наполняет нас решимостью не останавливаться, пока не найдем то, что ищем, и, найдя, стать навсегда его частью...
                                              Марин Белло Креспо

ГЛАВА I
Владимир и я

Владимир лихо лавировал по замерзшей реке. Это неправда, что русским привычно делать это, тем более в начале марта, когда в любой момент можно провалиться под лед, что чревато серьезными последствиями. Просто хотел произвести на меня впечатление, что очень часто встречается в этих краях - смесь тщеславия и эпатажа перед иностранцем, - зачастую, чтобы скрыть свои недостатки на манер декораций Потемкина...
Мы делали остановки в пути, чтобы размять ноги и снять напряжение, после долгого тура по извилистой и ухабистой дороге, причем, ночью, прежде всего, чтобы не встретиться с непредсказуемыми ГАИ - дорожной полицией: грубыми, коррумпированными, определяющими скорость на глаз,  но были и другие причины...

Не имея возможности хлебнуть чего-нибудь горяченького в этих необитаемых краях, я чувствовал себя в ужасном настроении из-за страстного желания выпить кофе, который, казалось, мне уже нужно будет не просто пить, а впрыскивать в вену. Пришлось удовлетвориться несколькими ломтиками колбасы с черным хлебом, которые Владимир достал из старой плетеной корзины, где прятал свои сокровища и где хранились запасы провизии не на один присест.
Все началось давным-давно, хотя сама идея этой поездки возникла совсем недавно и вела свое начало из Варшавы...
Бродя польской столицей в ожидании прибытия автомобиля, как только позволит снегопад, я обратил внимание на нарядно одетых людей, каждый из которых нес хлеб, украшенный разноцветными лентами. Я присоединился к этой процессии, которая привела меня к скромной, но красивой церквушке, в которую я вошел, ища убежища от нулевой температуры на улице. Здесь понял, что празднуют Пасху, и принесли, следуя традиции, с любовью испеченные дома куличи, чтобы снискать божье благословение.
Мои безусловно благие намерения были вознаграждены, - и моему удивлению не было предела! - так как спустя некоторое время, в полученный на входе пластиковый стаканчик, который я принял из интереса, проходящий между скамейками человек с  видавшим виды чайником налил кипящий бульон, согревающий сначала руки, а затем желудок. Если бы я мог знать, что это единственная горячая пища, которую я приму на протяжении довольно таки длительного времени, я, пожалуй, повторил бы. Бульон придал мне сил, и, более того, простое, но эмоциональное церковное служение заставило меня обратиться к Всевышнему с просьбой, чтобы Владимир прибыл вовремя и все прошло хорошо, хотя, не было ни малейшей уверенности, что Бога может заинтересовать это дело...
Владимир тоже был как тот город, неопределенного возраста, нечто среднее между героями "Унесенных ветром" и "Как зелена была моя долина": морщинистое вплоть до волос лицо, ветхая одежда и Лада 124, аналог испанской модели SEAT 124, самой модерной из всего антиквариата, глядя на которую, хотелось плакать, и не только из-за своего цвета, а еще и потому, что часть двигателя была пришвартована к корпусу с помощью телефонного кабеля, вероятнее всего, украденного.

Путешествовать с Владимиром почти то же, что заниматься экстремальными видами спорта, такими как прыжки с парашютом, рафтинг или альпинизм... Он отпускал руль, пел во весь голос или матерился, объяснял, какие иностранцы все тупые, не способные понять ни русскую душу, ни его страну, ни вообще ничего...
Когда он был пьян, становился особенно разговорчивым но, тем не менее, на следующий день ничего не помнил или не хотел вспоминать, ничего не говорил и был предельно естественен и счастлив за рулем, напевая между делом или понося на чем свет свою жену и свекровь, проживавшую вместе с ними...
 
... Наконец, я закончил завтракать под бдительным взглядом нашей хозяйки, с нетерпением ожидающей пока я доем, поблагодарил и задал магический вопрос, которого она ожидала весь завтрак.
- Я ищу Юлию Петрову, которая живет на улице Горького, 7. Думаю, её не трудно будет найти?
- Как раз и будет, - ответила она с удивлением, - потому что близняшка Берии уже не живет там. Почти два года как съехали в Слюдянку, чтобы поближе к работе мужа. А зачем она вам? - спросила.
     Берия? - подумал я, - опять Берия...

... Владимир встал, как pоза, - или, как говорят в России "как огурчик"-, попросил завтрак и с ходу умял его...

Глава V
Страсти по Святому Матвею

... Юлия расплакалась, так как там находилось все, чем владела её сестра, - старая кукла, что была единственной её игрушкой, несколько старых газет, неизвестно кем разрисованных и столько денег, сколько вряд ли она видела за всю свою жизнь...
- Берия, мой отец, был человек слабохарактерный, но добрый... Он умер на заседании Политбюро, в июне этого же года, задушенный собственноручно Хрущевым, на глазах у всех.
... Знаете ли Вы, что в 1949 г. СССР имел атомную бомбу, благодаря исследовательским побуждениям моего отца? Знаете ли вы, что он построил Академгородок, который является теперь самым большим научно-исследовательским центром нашей страны? что он хотел воссоединения обоих немецких государств, но никто его не поддержал? Мой отец инженер, а Сталин хоть и был настоящим зверем, но окружал себя умными людьми...
 ... Быть дочерью Лаврентия Берия это тяжелое бремя, и если я в какой-то мерепреодолела это, то  моя сестра Ольга страдала невероятно из-за этого, но гораздо больше, что ничего не знала о своем сыне, - повторила она
- Но если я её найду, то она узнает и о своем сыне, - сказал я.
- И как вы сделаете это, если даже не знаете, где искать её.
- Ольга верит в Судьбу, я нет, но я верю в нее. Так что я надеюсь, что Судьба поможет мне, поможет нам...

Глава VIII
Одна правда скрывает другую

- Второй вопрос: что ищут, - продолжил я.
- Дневники Берии. Они не представляют сегодня большой важности, но мы не хотим никаких новых открытий, пусть легенда остается в таком виде, как она уже написана.
Отчасти в ней содержится правда, но за одной правдой скрывается другая, которая уже не заслуживает никакого внимания.
- Речь идет о реабилитации Берии? - спросил я.
- Речь о том, чтобы оставить Берию в покое, пусть остается в отведенном ему месте. Мы не хотим нового рытья историков, не хотим больше журналистских сенсаций, не хотим американских интерпретаций. Мы хотим, чтобы все оставалось как есть, - ответил он...

Глава X
Наконец-то дома
.................



Rafael Gonzalez Crespo
Veintiun grados bajo cero

Si parece realidad, es posible que lo sea...

Prologo

... Veintiun dias bajo cero es el relato de un viaje. Un maravilloso viaje a traves de Polonia, Bielorrusia y Rusia, sin que la distancia y el polvo del camino causen la menor fatiga. Y, sobre todo, un viaje interior. No solo el de Alfredo Vigon, guiado por su indescriptible companero Vladimir, sino el nuestro, porque desde el primer momento vamos sentados con ellos en el coche que los conduce a su destino y vivimos con ellos las peripecias de su busqueda. Y mientras lo hacemos, sentimos crecer en nuestro interior la semilla, al principio fragil, del espiritu sonador que acaba devorandonos y que nos impele a implicarnos cada vez mas en la resuelta determinacion de no parar hasta encontrar lo que se busca y, una vez encontrado, formar parte de ello para siempre...
                                               Marin Bello Crespo

CAPITULO I
Vladimir y yo

Vladimir hacia cabriolas sobre el rio helado. No es cierto que los rusos hagan estas cosas y menos a primeros de marzo, cuando en cualquier momento se puede romper la capa y tener un grave accidente. Simplemente queria impresionarme, algo muy frecuente por aquellos lares — mezcla de vanidad—, de epatar al extranjero e incluso de ocultar sus carencias con decorados de Potemkin...
Hab;amos hecho un alto en el camino para estirar las piernas y aliviar la tension, despues de un largo recorrido por carreteras tortuosas y llenas de baches durante la noche, especialmente porque asi no nos encontrariamos con los imprevisibles GAI de la policia de trafico: zafios, corruptos y que median la velocidad a ojo, aunque este no era el unico motivo.
La posibilidad de tomar algo caliente, en aquellos parajes deshabitados, era ninguna y yo estaba empezando a estar de malhumor por la falta de cafe que necesitaba no ya beber sino inyectarme en vena. Tuvimos que conformarnos con unas rodajas de embutido con pan negro que Vladimir saco de una vieja cesta de mimbre en donde escondia sus tesoros y que nos servirian de alimento en muchas ocasiones.
Todo habia comenzado mucho tiempo atras, aunque este viaje tan solo acababa de iniciarse en Varsovia...
Mientras le esperaba deambulando por la capital polaca, a la que el llegaria en coche si la nieve lo permitia, observe que la gente iba engalanada y con panes adornados de cintas multicolores. Me uni a la procesion que me llevo a una iglesia recoleta y bonita y entre como para refugiarme de los cero grados de la calle. Alli comprendi que estaban celebrando la Pascua y llevaban, siguiendo la tradicion, el pan hecho en casa, con todo amor, para que fuese bendecido.
Mis aparentemente buenas intenciones tuvieron premio porque, en la entrada, me suministraron un vasito de plastico que cogi distrido y — cual fue mi sorpresa— que, poco despues, un acolito pasaba entre los bancos con una maltrecha tetera, sirviendo caldo hirviente que calentaba, primero las manos y el estomago, despues. Si hubiera sabido que iba a ser el ;nico alimento caliente en muchas horas que mi cuerpo recibir;a, hubiera repetido.
 Me sent; bien el caldo y, sobre todo, aquel oficio religioso sencillo pero emocionante y aproveche para pedir al Altisimo que Vladimir  llegara y que todo nos saliera bien, aunque no estaba seguro de que Dios se ocupara de estas cosas.
Vladimir tambien era como aquella ciudad, de edad indefinida, a medio camino entre los protagonistas de las peliculas “Lo que el viento se llevo” y “Que verde era mi valle”: arrugas hasta en el pelo, ropa raida y un Lada 124 color amarillo, equivalente al SEAT 124 espanol y lo mas moderno en antiguedades, que hacia llorar, y no solo por el color, sino porque tenia parte del motor amarrado al chasis con cables de telefonia, probablemente robados.
 
Capitulo IV
Sludyanka 1992

Viajar con Vladimir se podia considerar deporte de riesgo, como el paracaidismo, el kayak en aguas bravas o el montanismo... Soltaba el volante, cantaba a gritos, echaba juramentos y me explicaba que los extranjeros eramos bobos, que no conociamos nada del Alma Rusa ni de su pais ni de nada.
Cuando estaba borracho, se volvia locuaz y, sin embargo, al dia siguiente no se acordaba, o no queria acordarse, de nada de lo hablado y estaba absolutamente despejado y feliz conduciendo, mientras cantaba e insultaba a su mujer y a su suegra con las que vivia.
 
...Cuando acabe de comer bajo la atenta mirada de nuestra anfitriona ocasional que esperaba ansiosa a que acabara, le di las gracias e hice la pregunta magica que ella llevaba esperando todo el desayuno.
- Busco a Yulia Petrova que vive en la calle Gorcogo, numero 7. Supongo que no sera dificil encontrarla.
- Si lo sera - respondio con asombro - , porque la gemela de Beria ya no vive ahi. Se cambi; a Sludyanka hace casi dos a;os para que su marido estuviera mas cerca del trabajo. ;Por que quiere verla?- contesto.
   Beria? - pense - otra vez Beria...

... Vladimir se levanto como una rosa - que en Rusia se dice "como un
pepinillo"-, pidio desayunar y le puse sobre la marcha...

Capitulo V
La Pasion segun San Mateo

... Julia se echo a llorar, alli estaba todo lo que poseia su hermana, la vieja muneca que fue el unico juguete que tuvieron, unos periodicos viejos que no sabia que pintaban alli y mas dinero del que habia visto en toda su vida...
 - Beria, mi padre, era un hombre debil pero bueno... Murio en una reunion del Politburo, en junio de ese ano, estrangulado por Kruchev, con sus propias manos, delante de todos.
 ... ;Sabe Usted que, en 1949, la URSS tuvo la bomba atomica gracias al impulso investigador de mi padre? ;Sabe que creo la ciudad de Akademgorodok, que fue el centro de investigacion mas grande de mi pais y desde el que se impulso todo su desarrollo? ; que quiso reunificar las dos Alemanias y nadie le hizo caso? Mi padre era ingeniero, Stalin seria un animal pero se rodeaba de gente inteligente...
... Ser hija de Lavrenti Beria marca de por vida y si yo aun no lo he superado, mi hermana Olga sufrio tremendamente por ello, y sobre todo, por no saber nada de su hijo - repitio.
- Pero si yo la encontrara, tambien conoceria a su hijo - dije.
- Y como lo va a hacer si no siquiera el la puede encontrar.
- Olga cree en el Destino, yo no, pero creo en ella. Asi que espero que la Sudba me ayude, nos ayude...

Capitulo VIII
La verdad esconde otra verdad

La segunda pregunta es que buscan - dije.
- Los diarios de Beria. No tienen hoy mucha importancia pero no queremos desvelar nada, queremos que siga la leyenda tal y como esta escrita. En parte es verdad y detras de ella se esconde otra verdad que ya no merece la pena.
- ;Se trata de rehabilitar a Beria? - pregunte.
- No, se trata de dejar quieto a Beria, en su sitio. No queremos mas historiadores rebuscando, no queremos mas periodistas inventando, no queremos mas americanos interpretando. Queremos que las cosas se queden como estan - respondio el...

Capitulo X
Por fin en casa
..............



Рецензия :

Acabo de leer Veintiun dias bajo cero de Rafael Gonzalez Crespo. Mi primera impresion era: no queria que libro terminar... Y eso es lo mas importante para una novela de aventuras. ;Podria llamarla asi? Creo que si. Ya que definimos este genero, principalmente por el desarrollo de la trama y de las imagenes, sobre todo la de la protagonista, y en palabras del autor, "el perfil: aventurero, soltero, impulsivo... usa mas el corazon que la cabeza." La intriga de la novela no es obvia hasta al final, y por tanto, mas interesante. Me sorprende como gracias a la multitud de detalles el autor representa la era postsovietica. Tengo la sensacion de que el describe este periodo de la historia no solo de oidas, sino como si fuera el espectador de los hechos. Sobre todo quiero destacar el lenguaje de la narracion - es vivo, natural, usa el sentido figurado, lleno del sentido filosofico y estamos reflexionando subconscientemente de su propia Sudba (destino): "...la vida no es como queremos... Y lo curioso es que no estamos seguros de querer cambiar." Como dijo Marin Bello en el prologo: eso es "un viaje interior". Y por supuesto, quiero destacar un maravilloso sentido del humor! Sobre protagonista (leemos a veces entre renglones que el autor dice de si mismo), sobre Vladimir, sobre varias situaciones... "Gastar menos (de algo) que Tarzan en corbatas." etc. Yo queria quedarme con un monton de citas y expresiones de esta novela, - perfeccionar el espanol, junto con Rafael es un placer. Gracias. Le deseo mucho exito y la inspiracion en nuevas obras literarias!
P.S. Solo по comprendo por que se usa "grados" en vez de "dias"... Me parece que los "dias " suena mas en sentido figurado, como si fuera una expresion de fraseologia...
 

Закончила чтение романа Рафаэля Гонзалеса Креспо "Двадцать один день ниже нуля" и моё первое впечатление: не хотелось, чтобы книга закончилась ... Но это и является самым важным для приключенческого романа. Могу ли я называть его так? Думаю, что да. Поскольку мы определяем этот жанр в основном из-за развития сюжета и образов, в частности, главного героя, а он, по словам автора: "авантюрист, не женат, импульсивен... Решения принимает скорее сердцем, чем головой." Интрига романа не раскрывается до последней страницы, и, следовательно, интерес не угасает. Удивлена, каким множеством конкретных деталей автор изображает постсоветскую эпоху. Создается впечатление, что ему знаком этот исторический период не только понаслышке... Особенно хочу отметить язык повествования - живой, естественный, но   часто полон глубокого философского смысла, например, размышления главного героя заставляют нас задуматься и над собственной судьбой: "...жизнь не такова, как мы хотим... И самое смешное в том, что мы не уверены, хотим ли её изменить. " Как сказал Марин Белло  в "Прологе": это "путешествие внутрь себя". И, конечно, хочу отметить замечательное чувство юмора! Относительно главного героя (читаем иногда между строк, что автор говорит о себе), о Владимире, о различных ситуациях... (например, "меньше  тратить (на что-либо), чем Тарзан на галстуки ." и т.д.). В книге встречается много выражений, которые заслуживают быть в одном ряду из самыми популярными литературными цитатами, - совершенствовать испанский язык, вместе с Рафаэлем - это одно удовольствие. Спасибо. Желаю автору успехов и творческого вдохновения на новые литературные произведения!
P. S. В других изданиях встречается "Двадцать один день ниже нуля"... Мне кажется,что с "день", звучит более образно...


Рецензии
Знаешь, Оля, и писатель и переводчик рассказывают очень интересные истории, причём очень талантливо... Но то дела давно минувших дней... Каждый раз, когда я встречаюсь с тобой, как поэтом, прозаиком и переводчиком, не перестаю удивляться твоему многогранному душевному миру, высокой культуре сердца, глубокому интеллекту, красоте Человека и Женщины... Почему-то вспомнилось мне сейчас одно небольшое стихотворение поэтессы из академгородка Новосибирска (к сожалению, забыла фамилию) Прочла его очень давно в любимом мной в то время журнале "Юность", но запомнилось:

От женщин ждут уменья ждать,
желать, смеяться, плакать,
жалеть, любить и сострадать,
и ум поглубже прятать...

Вот в последней строчке вся драма в личной жизни таких женщин...))) Когда я в 46 лет осталась вдовой, я даже не пыталась вторично найти спутника жизни. Однажды молодой человек из соседнего подъезда говорит мне: - Когда я встречаю Вас, Вы только поздороваетесь и улыбнётесь мне, у меня неделю хорошее настроение))) Почему Вы не выходите замуж? - Всё у вас на месте - Вы симпатичная, фигура что надо, красиво одета, умная... А потом я понял, что мужчины Вас боятся! Есть что-то в вас мистическое..." Чем меня изрядно рассмешил))) Оленька, узнаваема ситуация?! Не буду дальше развивать тему, ты и так поймёшь, что к чему))) Обнимаю душой

Любовь Берегиня   13.09.2015 04:47     Заявить о нарушении
Ну, что мне ответить?.. Вы меня насквозь видите... несколько человек (могу пересчитать на пальцах, причем, одной руки будет предостаточно)) понимали меня, как Вы, потому что столько общего у нас в образе мышления, восприятия мира, нравственных (и всевозможных)) принципов... Кстати, у меня на подобные "почему?" уже давно сформировался ответ: Из гуманных соображений,- чтоб никто со мной, капризной, не мучился!)))))
Могу еще только анекдотец добавить: Включила однажды "дурочку", а выключить забыла. Хожу один день, другой... Гляжу, а жизнь-то налаживается!..))) Эх, знать бы, где эта кнопочка!..)))
Спасибо! Обнимусяю, родная душа!*)

Ольга Глапшун   14.09.2015 02:00   Заявить о нарушении
Спасибо, солнышко, - сижу смеюсь над анекдотцем в 3 часа ночи ))) К сожалению, Оля, в этом мире очень часто приходится включать "дурочку" и делать наивные глазки))) Как говорится, ум есть, но я им не пользуюсь...))) Обнимаю нежно

Любовь Берегиня   14.09.2015 03:09   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.