Брамсочайковский

Сидели как-то Пётр и Иоганнес
в кафе на Грабене и пили... кофий венский,
скрипач играл для них венгерский танец,
гламурный, хоть в истоках деревенский.
Два классика, степенны и брадаты,
вели учтивые между собою речи
про оперы, симфонии, сонаты,
ни в чем друг другу явно не переча.

И хоть была их встреча непростою,
казался каждый визави милашкой.
«Сыграют Брамса — изойду слезою!», —
ручался Пётр Ильич за третьей... чашкой.
Когда ж скрипач, намаявшись прилично,
вдруг заиграл начало Вальса-Скерцо,
«Люблю тебя, Петра творенье!», — зычно
воскликнул Брамс, прижав ладони к сердцу.

А дальше завязались разговоры
о доблестях, о подвигах, о славе,
о Вагнере, источнике раздора,
о жаждущей величия державе...
Лишь в полночь разошлись по постаментам.
Один — в Москве, другой — в туманной Вене.
Воспользуемся ж, братие, моментом,
поздравим бородатых с днём рожденья!



(7 мая 2015)

P.S. Пояснение для непосвящённых: Чайковский терпеть не мог музыки Брамса. Но в вечности они где-то рядом...


Рецензии
Замечательно остроумно!

Лариса Морозова Цырлина   14.10.2015 00:14     Заявить о нарушении