Мусорный ветер

Я руки мыл и рукописи жег,
И хлопали закрылки за плечами,
А за окном коричневый снежок
За доменными вырастал печами

О чем едва могли сообразить
Еще в младых телах из девяностых,
Теперь молчит, глотая сукразит,
Неумолимый внутренний агностик.

Он нам слегка пилюлю подсластил,
Но не воротишь вырванного с корнем,
Зато остался новый русский стиль,
А остальное мы едва ли вспомним.

Надежда есть, но веры больше нет
В передовые строчки из газеты,
И на хвосте приносит интернет
«Кино» и немцев, скрученных в кассеты…

Мы наблюдали, как идет вандал
В цепях по неопознанным могилам,
И кто на пару с нами голодал,
Не назовет свершившееся милым.

По всем долгам с избытком заплатив,
Мы научились без ушибов падать,
Я вытру пот и запишу в актив
Очко за историческую память.

Не ностальгия вовсе, а скорей
Помойный ветер, вынесший из мрака
На улицы разбитых фонарей
Хрустящие обертки доширака.


Рецензии