Подольские курсанты. цикл Непокоренные

Уважаемые читатели, в данном произведении, я попытался отразить подвиг офицеров и курсантов двух военных училищ, которые в октябре 1941года ценой своих жизней спасли Москву, задержав продвижение немецких войск на 12 дней. Из трех тысяч курсантов вставших на защиту Москвы, к исходу двенадцатого дня обороны, в живых осталось около 500 человек. Один из героев в произведении ( командир десанта НКВД Иван)- в действительности Старчак Иван Георгиевич, который прошел всю войну и участвовал в проведении 122 рейдах и 12 десантных операциях в тылу врага. Умер он в 1981году. На ходатайство общественных организаций, о присвоении ему звания героя, министерство обороны ответило, что ничего значительного как герой, он не сделал. Ни один из курсантов, за те бои, не представлены были к наградам, даже посмертно.



                    Ставка  А.Гитлера.

-«Мой  фюрер, разрешите  доложить?!
  Передовые  части  на  подходе!
Москве  семь  дней  осталось  жить,
Советов  силы  на  исходе!!!»
-«Похвально  Гейнц !! Тогда  вперед!!!
И превратите  кремль  в  прах!!
Крест  золотой  тебя  уж  ждет,
Посей в  их  душах  смерти  страх!!!»

Гудериан,  бросая  танки,
 кричал:- «Быстрее  на  Москву!!!
  Уносят  пусть свои  портянки!
И знают, пленных  не беру!»


    г. Подольск  моск.область


Внезапно  сыграна  тревога,
Курсанты  все  как на  подбор,
-«Равняйсь!», он  начал  речь  с  порога:
-«Сынки,  серьезный  разговор.
Сегодня  мной  приказ  получен,
К утру  нам  выставить  заслон,
Маршрут  противника  изучен,
Как  жаль, что это был не сон,
А мы резерв  последний  ставки,
Москва надеется на  нас,
Остановить  должны  мы  танки,
Реальный  бой  нас  ждет   сейчас!»

Глаза  мальчишек  загорелись
«Доверят  нам  Москву  спасти!»
Они и верят и  не верят,
Но каждый  в бой  готов  идти.

-«Вы  обратиться  разрешите?
Они же дети  все еще!»
-«Майор, в руках  себя  держите!
Пришел  приказ и значит  все!»
-« Неужто  там  настолько  плохо,
Что  поднимают  даже  нас?!»
-«Намного  хуже,  вся  дорога 
Без  войск  осталась  тут  сейчас!
И Юхнов  пал  сегодня  ночью,
И  до  Москвы  им  пять  часов!
Врага  увидим мы воочию,
Москвы  ворот лишь  мы засов!»
Курсантов  строй,  окинув  взглядом,
Он  на  мгновение  застыл :
-« Сынки,  я буду  с вами  рядом!
Мы  их  задержим!»  им  твердил.

Стояли,  молча  офицеры
И  каждый  ясно  понимал,
Настал  предел  последней  меры,
Верховный  даже  их  позвал.

-«  Раздать  патроны  не  жалея!
Выходим  ровно  через  час !
И  где  старлей ?! Ко  мне, живее!
Послушай  Леня  мой  приказ,
Сажаешь  роту  на  машины
И выдвигаешься  вперед ,
И  побыстрей  прошу  родимый,
Отряд  десанта  тебя  ждет,
Ты  вместе  с ними, этой  ночью
В  лоб  атакуете  врага,
Они не ждут  атаки  точно,
Атакой   выиграем  дня  два!
Деревню  если взять  удастся,
То  закрепляйтесь  прямо  там,
И  я  прошу  родной,  держаться,
Ты  нас  спасаешь, знаешь сам,
А  мы  займем  рубеж  Ильинский
И  подготовимся  пока,
Как  говорил  стратег  великий
Укусим  немцев  за  бока!»

Он  по отцовски его  обнял:
-«Надеюсь  Леня   на  тебя  »
-«Я, командир, давно  все  понял,
Считайте  есть  у вас  два  дня!»

-«Вперед!»  команда  прозвучала
Машины  двинулись  во тьму
Война  уже  юнцов  встречала,
Суровой  битвой за  Москву.
    
                                д. Стрекалово

-«К машинам !» прибыли  на  место.
-«Старлей, ты  сильно  не  шуми,
Рассредоточьтесь, а  то  тесно,
В атаке  левый  фланг  держи.
Я командир  десанта,  Ваня,
А  хочешь  просто,  капитан,
Мои слова  пускай  не  ранят,
Троих  отправь  на  тот  курган,
Там  пулемет  мной  установлен,
Прикроют  спины если  вдруг,
Враг контратакой  подготовлен,
То  пулемет  наш  лучший  друг.
Надеюсь,  ты  задачу  знаешь?»
-«Отбить  деревню  и  стоять?!»
-«Любой  ценой,  ты  понимаешь,
Врага  нам  надо  задержать!
А  потому,  скажи  курсантам,
Назад  дороги  просто  нет,
Вперед  идут  пусть  за  десантом,
На  отступление, запрет!»
-«Иван,  пойми,  мои  мальчишки
Недавно  школьники  еще
Войну  читали  только  в книжках,
А  тут  фашистское  зверье».
-« Сейчас  война,  забудь  про  жалость,
Они  теперь  уже  бойцы,
Не  знаю,  сколько  жить  осталось,
Но  верю,  смогут  пацаны!
Минут  пятнадцать  и  начнем,
Не дрейфь   старлей   и  фронт  держи!
Когда  деревню  отобьем,
Ты  закрепиться  всем  скажи».

Ночной  атакой ,  той  бесстрашной
Они  погнали  немцев  вспять 
И  та  победа  была  важной
Они  учились  побеждать.
Но  были  первые  потери
И  были  мертвые  друзья,
Свинец  им пел  такие  трели 
Не  испугаться  там  нельзя.
-«Ну что  старлей, деревня  наша!!
Теперь  вгрызаться   и  стоять!
Под  утро  чую,  будет  каша,
С землей  нас  будут  здесь  мешать!»
-« Иван, давай  убитых  соберем,
Их  надо  где-то  уложить»
-« Ты что старлей?!  А ну  идем!
Хлебни  сто  грамм!»
-« Не  буду  пить!»
-« А  я  сказал,  давай ка  пей!
На  сбор  убитых  время  нет,
Живых  ты  лучше  пожалей,
Им  завтра  видеть  много бед!!»
-«Ох,  обжигает  сей  напиток!»
-« Чистейший  спирт,  как  не  крути!»
Рассвета  час  уже  так  близок
Как  знать,  что  ждет  их  впереди.

          Ильинский    рубеж   обороны

А  на  Ильинском  рубеже
С  тревогой  встретили  рассвет
-«Майор, ну  что,  готов  уже?»
-« Да  вот  смотрю,  фашиста  нет!
Сдается  мне,  наш  лейтенант ,
Достойно  выполнил  задачу»
-«Узнать бы ,  что  у них,  да  как??»
-« Так  тяжко  точно ,  не  иначе ,
Слышна  такая  канонада
И  целый  день  уже  бомбят!»
-«Держаться   там  ребяткам  надо,
Пусть  за  приказ  меня  простят.
А  нам ,  поглубже  рыть  окопы!!
И  доты  лучше  укрепить!
Плевать  на  море  их  пехоты,
Броню  бы нам  остановить!!»

                       д. Стрекалово

Стрельба  затихла, только треск
Домов горящих  и  дворов,
Огня  безудержного  блеск
Сожрать  постройки  все  готов, 
Картина   боя  ужасала
Закат  вступал  в  свои  права
Шесть  танков  в  поле  догорало
Какие  могут  быть  слова,
Он,  на краю  воронки  молча,
Картину  эту  оглядел,
Тела,  разорванные  в  клочья,
Кричать  хотелось,  но  стерпел
Увидел одного  курсанта
Тот  шел  и  слезы  вытирал
-« Пацан,  не  видел  лейтенанта?!»
Тот головой  лишь  покачал.
-« Иди  туда,  к  тому  сараю!
Все  кто  остались,  будут  там»
-«Где  командир,  я и не  знаю ,
Я  не  пойму  как  выжил  сам»
-«Иди  сынок, иди  родной,
Вы  все,  герои,  безусловно,
Ценой  ужасно,  дорогой,
На  сутки  задержали  ровно!»

Он  вдруг  услышал, кто-то  звал:
-«Иван!  Иван,  иди  ко мне!»
Он  подошел,  едва  узнал
-«Ох,  Леня!  Ни черта  себе!»
-«Отвоевался  я,  Иван
На  ноги  точно  мне  не  встать».
-«Да  у тебя  с  десяток  ран!
В тыл  надо  срочно  отправлять!»
-«Ты  не  смеши! Ты  сам  все  знаешь,
До  тыла  мне  не  дотянуть,
Людей  спаси, меня  оставишь,
Их  на  себя  хочу  стянуть!»
-«Ты  подожди,  перевяжу ,
Носилки сделаем  тебе».
-«Ты  брось  Иван, тебе  скажу!
Останусь  я  на  рубеже!
И  обойдемся  без  сочувствий,
Мой  выбор надо  уважать,
И  нет  уже  других  предчувствий,
Тащи  туда! Там  буду  ждать!»

У  тела  мертвого  танкиста,
Он  простонал: «Оставь  вот  здесь,
Оценят  пусть  во  мне  артиста,
Я  с  них  собью  бравады  спесь!
Снарядов  пять  возьми  из  танка,
Со  мною  рядом  уложи,
Его  чуть  в сторону, обманка,
Его  объедут  и  кранты!
Своих,  давить  они  не  будут,
А  на меня  поедут  враз,
Ну  а  меня  не позабудут
Коль постараемся  сейчас!
А  мне  оставишь  ты  гранату
И  тут  нормально  громыхнет,
Запомнят  русского  солдата,
Что,  не  страшась,  на  смерть  идет!»

Иван укладывал   снаряды,
На  лейтенанта  все  смотрел,
А  у  того  в  глазах  бравада,
Он  был  действительно  так смел.

-«Все  сделал  Леня! Ты  держись!
Твой  выбор очень  не  простой ,
Но  я  клянусь,  всю  свою  жизнь,
Я  буду  мстить  за  выбор  твой!
За  всех твоих  юнцов  курсантов,
Не  будет  жалости  во мне,
Я  буду  бить  этих  поганцев ,
Пока  стою  я   на  земле!
А  коли  выпадет  погибнуть,
То  буду  помнить  до  конца,
Душе  к такому  не  привыкнуть,
Наверно  все же  есть душа!»
-«Тебе  спасибо, друг  Иван,
Ты сохрани  тех,  кто  остался,
Так  получилось, много  ран,
Но  там  скажи, как я сражался,
Как  погибали  пацаны,
Совсем  безусые  мальчишки,
Все  это  важно  для  страны,
Пускай  о них  напишут  книжки!
Пускай  запомнят  их  навечно
И  память  свято  берегут,
Мы  не  апостолы конечно,
Но  может  их  в  раю то ждут?!»
И  капитан  встал  на  колено,
Пожали  руки:- «Ну,  прощай!»
-«Я  задержу  их  непременно !
Ты  Ваня  нас  не  забывай!»

Поднявшись , быстро  капитан
Стал  растворяться  в  темноте
И  предрассветный  лег  туман,
Так  тихо  стало  на  войне.
Он  подошел,  там  у  сарая
Бойцы  сидели  в  тишине
И  грустный  траур  нарушая:
-«Горушин!»
-«Я»
-« Иди  ко  мне! 
 Что  это  все?!»
-«Все  кто  остался,  серьезно, больше  не  собрать,
Я  капитан  итак  старался,  но  больше  некого искать»
-«  И  сколько  их?»
-«Курсантов? Восемь!
С  десанта  семеро  со  мной!»
-«Да,  за  потери  с  нас  не  спросят,
А  скажут,  выжили  так  в  бой!
Отряд!  Построиться  и  слушать!
Мы  здесь  держались,  как  могли
Противник  мощью  своей  душит,
Москву  на  сутки  сберегли!
Теперь  отходим ,   через  лес,
Идем  к  Ильинским   рубежам!
Надеюсь,  силы  еще  есть?
Вперед   Горушин,  сзади  сам!»

Он,  замыкая,  оглянулся,
Рассвет   картину  открывал,
И  кто б   увидел,  ужаснулся б
-«Какой   ценой!» он  прошептал.

Фашисты  начали  движенье,
Пехота  сразу  за  броней,
Отряд  в лесу  исчез  в  мгновенье
Рубеж,  оставив  за  спиной.

В  лесу  догнало  эхо  взрыва,
Иван  поправил  автомат,
Душа  болит   невыносимо :
«Прощай  родной  мой  лейтенант».

Фашисты  бегали , кричали,
Танк искореженный   пылал,
Убитых, раненых  таскали,
Майор,  контуженный  орал:

             ..
-«  O meine  Gutte!!!  Они  же  психи!
Воюют  мертвые  уже!!»
И  та  истерика  и крики
Слышны  на  взятом  рубеже.


              Ильинский  рубеж  обороны

Рубеж  Ильинский   весь  в  тревоге
Уж  третьи  сутки  ждут  атак
И  офицеры  не  так  строги,
Курсантов  учат, что  да  как.
-«Ну  что, майор, готовы  к  бою?
Фашисту   спаса  не  дадим?»
-«Василь  Андреевич, не  скрою,
Все  размышляю, хватит ль  сил!»
-«Бодрей  майор,  бодрей  держитесь!
Курсанты  смотрят  все  на  нас
И  офицеров  соберите,
Я  доведу  до  вас  приказ!»

Он понимал, что должен  словом,
Всех  офицеров  поддержать,
Им  предстоит  в  бою  суровом
Курсантам  духа придавать,
Своим  примером  заставляя,
Достойно смерть  встречать  в  бою,
Любой  ценой, не отступая,
Стоять  у  жизни  на краю.

-«Мои  соратники!  Друзья!
Объехав  с  Жуковым  рубеж,
Просил  сказать,  назад  нельзя,
Собой  закроем  эту  брешь!
Просил, дней  пять  нас  продержаться,
Любой  ценой  их  задержать,
А  значит, будем  здесь  сражаться
И если  надо  умирать!
Наш  фронт  растянут, это  плохо,
Но  на  позициях  стоять!
Пять  дней, ну  разве это  много?!
Бойцов  от паники  держать!
А Вас,  майор, прошу  особо,
СавИново  деревня  есть,
Чуть  впереди,  домов  не  много,
Отсюда  километров  шесть,
Возьмите  взвод,  там  закрепитесь,
Вы  первым  встретите  врага
И сколько  будет  сил, держитесь,
Пусть хоть  до  смерти два  шага,
Вы  боем  их  должны  сковать,
Стянуть  к  себе,  не  дать  прохода!
И  танки, танки  выбивать,
Приказ  дам  ночью  для  отхода».

Тут  подбежал  сержант  с разведки,
Клочок  бумаги  передал,
И  генерал, слегка  заметно,
Кивнул  и  дальше  продолжал:
-«Там  у  Стрекалово, деревни,
Курсанты  наши  бой  ведут,
Но  враг  прорвался   и поверьте,
К утру,  конечно,  будут  тут!
Майор, быстрее  выдвигайтесь!
Все  остальные,  по  местам!
И фронт  держать  всегда  старайтесь,
Я на командном  буду  сам».

И  наступила  тишина
В  окопах  просто  все  молчали,
Все  понимали,  что  война,
Но в тот  момент  ее не знали,
Ее  познать  лишь  предстоит,
Пока же  страх  внутри  сжигает,
И  каждый  думает, молчит,
Что  будет  с ним,  еще  не знает.
А ветер,  в  сумерках  играя,
Дарил  последнее  тепло,
Взвод  уходил,  судьбы   не зная,
В  деревню, что  не  далеко.

       д. СавИново

-«Быстрей  ребятки! Шевелись!
Уже  вон  первые  дома!
Кто  там  последний?! Подтянись!
Так  не  успеем  ни  черта!
Взвод,  всем  построиться!  Приказ!
Занять  в  деревне  оборону!
Окопы  рыть  уже  сейчас,
Атака  может  быть  и  сходу!»
Закат  уже  сменился  ночью,
Окопы  роются  во тьме,
СавИново  деревня  точно,
Преградой  станет  на  земле.

-«Ну,  старшина, что  мыслишь  Палыч?»
-«Надеюсь, день  здесь  отстоим»
-«Согласен, шанс  конечно  малый,
Но  победить,  то мы  хотим!
Победа  сложится  из  многих,
Таких  же  важных где-то  дней,
А  коль  погибнем  по  дороге,
То все  равно  причастны  к ней!»

Майор  сидел  со старшиной
И как-то  разом  замолчали
И каждый  в  мыслях  шел  домой,
Где  их  с победой  очень  ждали,
Но каждый  знал, что путь  домой
Давно  лежит  через  войну,
Приказ «Держать, любой  ценой!»
Всем  означал  лишь  вещь  одну,
Что  права  нет  на  отступленье
И  как бы  жить  ты  не  хотел,
В  тебе  горит  одно  стремленье,
Идти  к  победе  пока  цел.

Ночь  постепенно  уходила,
Майор  совсем  еще  не  спал,
А  тишина  ко сну  клонила
И  старшина  уж  задремал,
Майор  заканчивал  письмо,
Писал  жене  и двум  мальчишкам,
Писал «Все  будет  хорошо,
А вот молиться, это  слишком.
Целую  Вас,  мои  родные,
Ваш папка  очень  любит  вас,
Растите  сильные, большие,
А  папке  в  бой  идти  сейчас.
Любаша, милая,  до  встречи,
Детишек  наших  береги,
Не  знаю  встречу ль  этот  вечер
И  что там  будет  впереди…»

Хотелось   многое  сказать,
Обнять  и  что-то  объяснить,
Но  шум  заставил  его  встать,
Листок  успел  в  карман  сложить.

-«Эй  Палыч , быстро  просыпайся,
Ты  старшина, а  все  проспал,
На  правый  фланг  ты  выдвигайся!»
И  тут  он  громко  закричал:
-« Взвод,  к  бою!!  С  добрым  утром!
Надеюсь,  видите  гостей?!»

А  немцы  двигались  как  будто
Колонна  адовых  чертей,
Он  глянул  время,  полшестого
-«Взвод!  Без  команды  не  стрелять!
Ко  мне  Захара,  вестового!
Пока  в  прицеле  всех держать!»
-«Да  это  вроде бы  разведка,
Не  больше  взвода, две  брони!»
-« Так  что,  подарим  им  конфетку?
Ты  лучше  их  в  прицел  возьми!»

-«Курсант  Захаров,  вызывали?»
-« Ты  вот что  Саша,  будь  со  мной,
Потом  найду  тебя  едва ли 
Когда  начнется  этот  бой»


     Ильинский   рубеж  обороны

-«Василь  Андреич ,  слышен  бой !
СавИново  деревня  точно!»
-«Что ж   правы  были  мы  с  тобой,
Иваныч  должен  встать  там  прочно!
Успел бы  только  окопаться
И  день  хотя бы  отстоять,
Им  надо  очень  постараться
И  на  себя  удар  принять»

В  окопах  нервное  молчанье,
Все  просто  слушают  войну
И  затаив  свое  дыханье,
В  себе  все  чувствуют  вину,
Ведь  там  товарищи,  друзья,
Уже  ведут  смертельный  бой,
А  им  помочь  никак  нельзя,
Для  всех  участок  фронта  свой.




      деревня   СавИново


-« Иваныч!  Справа  проседаем!
Я  вглубь  деревни  отхожу!»
-«Давай! Давай  быстрее  Палыч!
Я  в тех  домах  тебя  найду!!»

Он  на  часы,  всего  лишь  десять,
Уж  две  атаки  позади,
В  атаку  третью  так  их  месят,
Четыре  танка  впереди.

-«Курсант  Романов!  Две  гранаты!
А  сами  вглубь  деревни, марш!»
-«Степан  Иваныч,  мы  солдаты!»
Сказал  курсант,  к  себе  прижав,
Он  не  успел  ему  ответить,
Курсант  метнулся  сквозь  дворы
-«Куда?!  Назад!!  Тебя  заметят!!»
Но  где то рядом  охнул  взрыв.
Курсант  же,  сильно  пригибаясь
Спокойно  минул  три  двора,
От  автоматчиков  скрываясь,
Увидел  танк, решил, пора,
Одна  граната  и вторая,
Танк  закрутился,  задымил,
Но  он  уйти  не  успевая,
Упал,  свинец его  сразил.

Бои  за  каждый  дом  в  деревне,
Фашистов  мертвых  уж  не счесть,
Горят  и падают  деревья,
Но  дух  в  курсантах  еще  есть!


  Ильинский   рубеж  обороны
 
-«Товарищ  генерал,  прорыв  уж  виден!
Броня  деревню  обошла!
Кольцо  сомкнут, никто  не  выйдет!»
-«Чертовски  скверные  дела!
А ну ка  связь! Артиллеристов!
Стрельбицкий,  видишь  эту  мразь?!
Стоят  в  прицеле  как  артисты?
Так  ты  накрой  их  не  таясь!
Дай  залпа  два,  но  аккуратно,
Что бы  деревню  не  накрыть!
Глядь  обосруться   и  обратно
Уйдут  солдат  своих  хоронить !»

Залп  артиллерии  нарушил
Порядок  Вермахта  частей
Но корпус  танковый  обрушил,
В  ответ  удары  помощней,
Раздались  первые  разрывы,
Недалеко  от  рубежа
-« Не  отвечать! Подпустим  ближе,
Чтоб тварей  бить  наверняка!»

Он  глянул  в  сторону  деревни,
Она  была  не  далеко:
«Прости  Иваныч, но наверно
Вернуться  уж  не  суждено»

      деревня  СавИново
 
Часам  к  пяти  стрельба   утихла,
Дым  по  деревне  как  туман,
И  стало  так  безумно  тихо,
Как  будто  вся  война  обман

-«Ты  слышишь?  Тихо  стало  Палыч.
Какая  прелесть,  тишина»
-«Досталось  лихо  нам  Иваныч,
Жаль  не  закончилась  война.
Иваныч ,  делать то,  что  будем?
Накроют  в  доме  нас  к  утру,
А  путь  обратно  уже  труден,
Положат  всех  в  свинца  пургу!»

Майор  смотрел  на  трех  курсантов,
Что  были  с  ним  и  старшиной,
Спасти  их, нет  уже  и  шанса,
Он  знал,  последним  будет  бой:
-«Ты  вот  что   Палыч,  посмотри,
И  раздели  боеприпасы.
Ну  как  настрой ,  богатыри?!»
-«Устали, нет от  них  и  спасу!
Мы  все  их  бьем, а их  все  больше,
Порою  хочется  бежать!»
-«Бежать  домой, намного  дольше,
Уж  лучше  будем  наступать!»
-«Как  наступать?! Так  нас же  мало!
Пять  человек,  а их там  полк!»
Он  рассмеялся,  разобрало:
-«Шучу!» сказал  и  сам  умолк.

Он  вдруг  подумал: «Выход  есть,
Я  попытаюсь  их  спасти»
Он  знал, что  офицера  честь
Обязан  честно  пронести.

-«Все,  разбирайте,  три  гранаты,
По  шесть  патронов  на  бойца»

-«Мои  раскинут  пусть  курсанты,
Я  с  пистолетом  до  конца!»
-«Везет  же  вам,  богатыри,
Еще  по  два  от  командира!»
-«Гранаты  нам  все  забери,
Им  не  нужны  для  их  прорыва!»

И  старшина  взглянул  устало,
Он  понял  многое без  слов,
По  жизни  опыта  хватало:
-«Без  нас  положат  пацанов»
-«Садись кА  Палыч,  все  обсудим,
Решенье  надо  бы  принять,
И  врать  друг  другу  мы  не  будем,
Иначе  им  не  убежать.
А  вы  ребята  отдыхайте,
Мы  тут  пошепчемся  пока,
Лишь  храпака  не  выдавайте,
А то  фашист  намнет  бока!»

-«Я,  командир считал  иначе,
Я думал  вместе  все  уйдем,
Ты  не  подумай, я не  плачу,
Но  их  лишь  мы  с  тобой  спасем,
Без  нас  скажу,  они  не  смогут,
Кольцо  блокады  разорвать,
В  реке  свинца  они  утонут,
А  мы  смогли  бы  прикрывать».

-«Ты   Палыч  правильно  заметил,
Без нас,  им  точно  не  уйти,
Но  я  бы  так  тебе  ответил,
Для  нас  обратно  нет  пути!

Ведь  мы  с тобою  командиры
И  с  нас  особый  будет  спрос,
И  не  парадные  мундиры,
Оденем  мы,  когда  вопрос:
А  был  приказ  вам  отступать?
Так  почему  вы  отступили?
Вы  испугались  и  бежать?
Хоть  одного  врага  убили?
И  после  вот таких  вопросов,
Жить  не захочется  совсем,
Ну  а  с  ребят  не  будет  спроса,
Их  подвиг  ясен  точно  всем!»

-«Пожалуй  прав, Иваныч  ты,
Каков  твой  план? Давай  обсудим»
-«Мы  под  покровом  темноты
Завяжем  бой,  и  бить  их  будем,
Пока  стрельба, неразбериха,
То  пацаны  в  ночи  уйдут,
Через  дворы,  на  пузе, тихо,
К  лесочку  справа  уползут».

-«Что ж  командир, план  не  плохой,
Его  исполнить  точно  сможем»
-«А  ну кА  тише, шум,  какой,
Там  кто- то  немцев  потревожил»

Тут  в  дом  вбежали  пять  курсантов,
У  одного  был  пулемет.
-«О, командир, искал  гигантов?
Смотри,  какой  вдруг  оборот!
Гляжу,  запыхались  как  кони,
Бодров, Игнатов   и  Спасюк,
Плечо  вон  красное  от  крови,
А  сзади,  Трошин,  Тарасюк!
Ну, проходите,  не  толпитесь,
И  доложите,  что  да  как,
И  перед  окнами  пригнитесь,
Бежите  чай  не  от  собак!»
-«  Ты  Палыч  тоже  не  шуми.
Бодров, откуда  вы  бежите?»
-«От  дома,  с левой  стороны,
Мы  прорываться, вы  поймите!»

-«Степан  Иваныч,  разрешите?
Курсант  Игнатов,  доложу! 
Вот  от  двора,  левей  берите,
Правее  немцы, покажу,
Мы  прорывались  ввосьмером,
Вот  захватили  пулемет,
Прорвались  только  впятером,
Да  зацепило, но  не  в  счет,
Осталось  нам  дворов  так  шесть,
Но  танк  чуть  дальше,  впереди,
У нас  одна  граната  есть,
Но  нам  к нему  не  подойти,
У  танка  рядом  два  костра,
Три  мотоцикла  и  пехота,
Нам  сил  не  хватит  для  броска,
Ну,  если  не  прикроет  кто-то!»
-«Доклад  хороший, молодец!
Пока  ребята  отдыхайте»
-«Иваныч, а каков  боец!»
-«Все  хороши,  не  унывайте!
А мы  давай ка  выйдем  Палыч,
С  тобой  пошепчемся  опять»
-«Давай,  я  думаю  Иваныч,
К  рассвету  надо  начинать»
-«Согласен.  Мы  начнем  к  пяти,
И  не  темно  и  не  светло,
Должны  успеть  они  пройти,
Я  так  хочу,  чтоб  повезло!»

Они  зашли  обратно  в  дом,
Курсанты,  молча,  отдыхали,
Устало  окунувшись  в  сон
И  командиры  задремали.
Сон  на  войне, похож  на  счастье,
Он  дарит  радость  и  покой,
Какое б  не было  ненастье,
Сон  все  снимает  как  рукой.
Им  ничего  уже  не  снилось,
Они  дремали  в  тишине,
Лишь  просыпаться  приходилось,
И  понимать,  что  на  войне,
Так  быстро  шли  минуты  рая,
Но  ад  войны заставил  встать
-«Встаем, встаем» всех  собирая,
Он  начал  бодро  поднимать.

-«Отряд  построиться. Приказ.
Кольцо  немецкое  прорвать,
Пойдете  сами  в  этот  раз,
А  мы  вас  будем  прикрывать.
Из  вас  Игнатов  будет  старший,
Его  приказы,  как  мои,
К  своим  прорваться очень  важно,
Теперь  вперед, пора, пошли!»

-«Ну что  Иваныч, бой  последний,
Побольше  их  возьмем  с собой!»
-«Бери тех, слева, я соседний
И танк  останется  за  мной!»

Отряд  курсантов, за  домами,
Пригнувшись,  двигался  вперед,
А  в  это время, слева, сзади
Бой  завязался,  бой  идет.
Слышна  стрельба, гранат  разрывы
И крики  паники  слышны,
А эхо  боя  гонит  в  спины 
Минуты  жизни так страшны,
Тут  впереди  бронемашина
И отделение  солдат,
Граната брошена  под шину,
В атаку  с ходу весь  отряд
Короткий  бой, они прорвались,
В деревне  бой  еще идет,
Но вшестером  они остались,
Игнатов  за собой  ведет.

В деревне бой  затих  внезапно,
Он трижды раненый  лежал,
Враги  подходят  аккуратно,
Но он  сквозь  боль им простонал:
-«Меня  не взять, и не стремитесь,
Уйду  я вслед  за старшиной,
А вы нас все- таки  боитесь!
Зачем пришли тогда  с войной?!»

Патрон последний, это  небо,
И все что дорого  вокруг,
К себе  он  жалостливым  не был,
Его  не взяли  на испуг.

     Ильинский  рубеж  обороны
 
Рассвет. Туман осенний  таял
Командный  пункт,  в нем  генерал:
-«Удар  серьезный  будет? Знаем!!»
Кому-то  в  трубку  отвечал
Потом  закончив  разговор,
К трем  офицерам  повернулся:
-«Должны  их  выдержать  напор,
Так, чтоб противник  захлебнулся!
Кого  отправили  вперед,
Нам  подарили  эти  дни,
Теперь  пришел  и  наш  черед,
А  им  поклон  наш  до  земли!!»

Туман  рассвета  исчезает,
Все  на  позициях  стоят,
Никто  из  них  еще  не  знает,
Собою  подвиг  сотворят,
Двенадцать  дней  Москву  спасая.
Они  познают  ад  земной,
Собой  Отчизну  закрывая,
Уйдут  в  последний,  жаркий  бой!
Себя  жалеть  они  не  станут
Мальчишки,  восемнадцать  лет!
Десятилетия  пусть  канут,
Для  нас  их  подвиг  словно  свет!!!
                                                                          Окончено  16.02.2016г.






      


Рецензии
Примите Руслан и от меня низкий поклон! Благодарю за память о наших дедах и прадедах. Они все - воистину ГЕРОИ.Слов у меня нет, чтобы все свои чувства выразить.

Николай Брылев   03.04.2017 20:55     Заявить о нарушении
Огромное Вам,спасибо! Очень признателен за отзыв!

Руслан Гулькович   03.04.2017 21:13   Заявить о нарушении
На это произведение написано 30 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.