Я помню старый барский дом...

Я помню старый барский дом,
В России их уже немного,
Хранивший меж столетних лип
И женский смех, и детский страх.
За ржавым, высохшим прудом
Лежала пыльная дорога,
И слышался скрипучий всхлип
Дверей на темных этажах.

Мне было грустно в этот час
И от увиденного больно,
И чудилось, как будто я,
Птенец, упавший из гнезда,
Душою в прошлое умчась,
Ищу потерянный невольно
Свой кров, где дружная семья
Живёт счастливые года.

Не оттого ли я люблю
Следы имперского величья,
Что красота дворянских гнёзд
В них так печальна и тиха?
Я боль свою не утолю,
Поскольку боль моя – не птичья,
Но в прошлое построю мост
Из строк прощального стиха.
    _______________
    * Иллюстрация – современный вид усадьбы князей Оболенских
       в селе Березичи Козельского уезда Калужской губернии.
       Вот и всё, что осталось от старой России...

МОЯ ВСТРЕЧА С КНЯЗЕМ А.Н.ОБОЛЕНСКИМ

Этой жизни нелепость и нежность
Проходя, как под тёплым дождем,
Знаем мы – впереди неизбежность,
Но её появленья не ждем.

            Георгий Иванов

*  *  *

Кто в России не знает фамилии Оболенских! На протяжении веков этот древнейший княжеский род составлял опору русской государственной власти. Прямые потомки Рюрика, князья Оболенские проявили себя и в военном деле и на дипломатическом поприще. Под знаменами Димитрия Донского рубились они на Куликовом поле, по воле Иоанна III ходили на Литву и Польшу, вместе с Иоанном Грозным брали Казань, а позже, став жертвами его гнева, ложились на плаху…

К концу 19–го века род Оболенских являлся одной из самых крепких и многочисленных династий Империи, кровно связанной с большинством других знаменитых фамилий, в том числе и с царской. «Судьба русского дворянина – шпага, книга или крест! На одном из сих трёх путей должен он служить Отечеству, не пачкая рук торговлишкой и душу оборотливостью не смущая…», – эта фраза, дошедшая до нас из петровской эпохи, многое объясняет в судьбах представителей княжеского рода. За редким исключением все они были людьми военными, но и те, кто выбрал статскую службу, чести фамильной не уронили, более того, приумножили.

Один из таких людей – Алексей Дмитриевич Оболенский, сенатор, член Государственного Совета, в 1906 – 1908 гг. обер–прокурор Святейшего Синода. Жизнь его была тесно связана с Калужским краем, а если точнее – с Козельским уездом, где у Оболенских находилось родовое имение Березичи.

И теперь ещё воображение случайных посетителей старинного княжеского парка поражают огромные липы и лиственницы, посаженные в 90–х годах прошлого века. Ну а обгорелые развалины дворца Оболенских – свидетельство советского варварства – отзываются острой болью в душе всякого, кто хоть на миг сможет себе представить красоту ещё не разоренного дворянского гнезда.

Обожавший свое имение А.Д.Оболенский заказал петербургскому зодчему Адольфу Гавеману необычный проект главного здания усадьбы: в нем причудливо совмещались разные стили восточной и западной архитектуры, было что–то средневековое и в то же время неуловимо присутствовал модерн. Этот сказочный дворец был построен к 1905 году.

Дата символическая! – «вихри враждебные» уже вовсю веяли над страной. Не мог владелец усадьбы предполагать тогда, что через два десятка лет княжеский парк, по аллеям которого ходил некогда гость Оболенских граф Л.Н.Толстой, придет в полное запустение; вековые деревья слышавшие игру на фортепиано Рубинштейна и Римского–Корсакова, будут внимать голосам советских работников, устроивших здесь свой санаторий. Ещё через полвека случайный пожар уничтожил остатки дворца Оболенских. Загаженная территория перестала считаться санаторной зоной. А рядом с обугленными руинами был установлен гипсовый памятник Володе Ульянову (маленький Ленин с книжкой) и открылся детский интернат.

Сам же последний хозяин имения после Октябрьского переворота спасся каким–то чудом. Существует рассказ, что рабочие Стекольного завода, основанного А.Д.Оболенским, не дали приезжим комиссарам расправиться с князем и помогли ему перебраться в Москву. Ну а потом – эмиграция, жизнь в Германии и смерть в середине 1930–х годов в предчувствии новых бед для России.

Оболенские, Трубецкие, Голицыны – все эти древнейшие фамилии, пропущенные через горнило 1–й мировой (Великой) войны и мясорубку Гражданской, теряя виднейших своих представителей, встали на грань полного исчезновения. К счастью, свеча не погасла! Род Оболенских сохранил даже свою прямую линию. И ныне внук А.Д.Оболенского, князь Алексей Николаевич, гражданин Соединенных Штатов Америки, в прошлом – дипломат, служащий Госдепартамента США, получил возможность приехать на землю предков, прикоснуться к останкам родового гнезда…

*  *  *

Удобный американский автобус прибыл в Березичи в жаркий августовский полдень. Два десятка туристов, весело переговариваясь, двинулись по центральной аллее. Их ждал обед и диковинное зрелище – развалины княжеского дома. Сам же князь, опираясь на тяжелую трость, шел чуть–чуть в стороне от группы. В свои семьдесят девять лет глава рода Оболенских держался вполне уверенно и твёрдо. С 1992 года родовое имение навещал он уже четвертый раз, и чем–либо новым удивить его было трудно.

Взгляд князя из–под набухших век казался насмешливым и острым. Русская речь его отличалась какой–то изысканной правильностью и в то же время была насыщена образными выражениями и поговорками, которые можно встретить теперь разве что в словаре Даля. Обращаясь к своим спутникам, он, естественно, переходил на английский, но затем с видимым удовольствием продолжал беседу на родном языке. Со встречавшим гостей директором Национального парка «Угра» В.П.Новиковым князь был явно на дружеской ноге, во всяком случае, общался с ним вполне по–приятельски.

Надо заметить, что, в общем–то, ничего такого сверх–аристократичного в облике Алексея Николаевича Оболенского не наблюдалось. Одетый достаточно скромно он не приковывал внимания какой–то особой осанкой, барственными манерами. И лишь ряд крупных перстней, сверкавших на пальцах, говорил о принадлежности их владельца к богатому и древнему роду.

На этот раз в Россию князь приехал вместе с супругой Евдокией Владимировной. Никто бы не подумал, что эта милая пожилая женщина, так похожая на множество русских бабушек – урожденная американка! Но об этом чуть позже… А пока – о главной цели княжеской поездки.

Туристы из Америки, сопровождающие князя, – люди состоятельные, так или иначе имеющие отношение к бизнесу и готовые вложить средства в «русский проект» при соответствующих гарантиях. Лучшая гарантия, что деньги не будут разворованы, а пойдут действительно на важное и нужное дело, это – княжеское слово! Князю верить можно, князья не обманывают…

Сам же  Алексей Николаевич мечтает – ни больше ни меньше – о восстановлении дворца Оболенских, о реконструкции имения и превращении его в исторический музейный комплекс. К счастью, это еще возможно! Существует даже проект реставрации, разработанный родственником князя берлинским архитектором Герздорфом. Что же касается денежных средств, – то, видимо, приезд американской группы связан отчасти и с проблемой их получения.      

Но всё это – перспектива. А вот – суровая реальность. В интернате, расположенном на территории имения, около ста тридцати детей. Надо ли говорить о том, что живут они отнюдь не богато? В течение ряда лет Алексей Николаевич оказывал им серьёзную помощь, а в нынешний приезд «тряхнул» и американцев: раскошеливайтесь, господа, на благое дело…

Не зря Оболенских в свое время любили жители окрестных сел и рабочие Стекольного завода, – хозяева они были хорошие. А на Руси добро помнят. Оттого–то и дед Алексея Николаевича не был выдан на комиссарскую расправу, да и его самого встречают в Березичах с особым уважением.

И всё же, общаясь с князем, невольно испытываешь чувство некой неловкости: шутка ли – потомок Рюрика, осколок прежней Великой России, и в то же время – американский дипломат, жизнь которого связана с самыми трагическими событиями ХХ века. Вот сидит он за маленьким деревянным столиком в своём родовом парке, чуть поодаль – руины дворца и гипсовый Ленин с отколотым носом, вокруг – столетние лиственницы. Князь ждет вопросов, ему приятно говорить на родном языке.

Полностью этот материал – интервью с князем А.Н.Оболенским –
можно прочесть здесь: http://www.stihi.ru/diary/cornett/2014-11-26


Рецензии