Дети голгофы

ДЕТИ ГОЛГОФЫ            
Мне, видимо, следовало взять имена персонажей в кавычки, чтобы в дальнейшем не возникали споры на религиозные темы. Но это может помешать чтению и восприятию.  Поэтому заранее предупреждаю, что здесь  подразумеваются не библейские персонажи. Даже трудно это объяснить, но библейская история, на мой взгляд, в той или иной степени повторяется в судьбах других людей. И каждый из нас может стать ее участником. Антураж, естественно, совсем другой, но алгоритм тот же. Так что тут и крест, и Голгофа – только символы, а Пилат и Иуда – имена нарицательные – образы, отличающиеся от всем  известных…
(Игорь Царев, запись в черновике)

ВСЕМ ПИШУЩИМ СТИХИ ПОСВЯЩАЕТСЯ

Кто крест однажды хочет несть,
Тот распинаем будет вечно.
Н.Минский

Пролог вопросов
 
Какой случайный поворот, какие дерзкие умы,
Какие веские дела призвали нас из вечной тьмы,
Чтобы низвергнуть в эту ночь, под ногти мысли загонять,
И утешаться тем, что мир не изменить и не понять?
 
Неясен замысел Творца. Туманна суть. Назойлив страх.
Мы тщетно рвемся в полусне сквозь ткань смирительных рубах.
Лелеем горькие слова, глотаем скорбное вино,
С немой надеждой смотрим вверх, покорно падая на дно.
 
Но есть и те, кого сквозь боль к себе призвала высота.
Вот кто-то воспарил без крыл на перекладине креста.
Вбив два железных костыля в запястья, чтобы не упал,
Благословила в дальний путь дерзнувшего мечтать толпа...

От Пилата
 
Двум богам на этом свете тесно.
Я и ты. И никого окрест.
Мою спину обнимает кресло.
Твою спину обжигает крест.
Мы похожи, но судьба капризна,
Сердце обволакивает страх:
Да, я бог, но лишь при этой жизни,
После смерти мое имя – прах.
Жить клубком сомнений хуже пытки – 
Сожаленье выело висок.
Нам дана всего одна попытка
Сдвинуть равновесие весов.
Я пытался. Если бы мне лично
Было б свыше право выбирать,
Я бы осудил на безразличье
Всех блаженных духа и пера.
Я бы не дарил бессмертья душам,
Но всегда находятся глупцы,
Что с благим намерением тушат
Хворостом горящие дворцы.
Пред глупцами мы с тобой бессильны.
Я молчал. Поднявшись над толпой,
Ты, изгой, мечтатель, стал Мессией.
Я уже не властен над тобой.
Пятница. Распятие. Твой крест
Мир накрыл. Жалею об одном:
Ты прошел сквозь муки и воскрес,
Мне же воскресенье не дано.

От Иуды
 
Не ведая, за что был предан мной,
Взошел на крест. Я вечно рядом буду.
Вот мое место – за твоей спиной.
Ты слышишь, Бог? Я тень твоя – Иуда.
 
Твой крест тяжел. Мой много тяжелее.
Но, верю, ты поймешь когда-нибудь,
Что проклятый, я все же не жалею,
Единственно возможный выбрав путь.
 
Ворвавшись преждевременностью света,
Ты души обжигал, не возвышая,
Ты сеял страх, не ведая об этом,
Ты вслух мечтал, сердца опустошая.
 
Я понял то, что не заметил ты –
При жизни поклонение нелепо.
Не идеал, так идол доброты
Пройти был должен очищенье небом.
 
Хотел ты, или нет, неважно ныне.
Ты есть. Ты Бог. И это мой успех.
И пусть горит засохшая осина –
Незримый крест решившего за всех.

С распятия
 
Я против воли, а, может, по воле, избит и унижен.
Но не принижен, а наоборот – вознесен.
Боль отпускает, земля отпускает, и небо все ближе.
Вот и свершилось, распят, и тем самым – спасен.
 
Пенится грязь запрокинутых лиц под ногами.
Пропасти глаз и разверстые глотки – кровавыми пятнами.
Сверху мне видно как эта планета богата богами,
Но не прозревшими, лишь потому еще не распятыми.
 
Я вас прощаю мои неразумные братья.
Боль моя ваше прозренье на миг приближает.
Свет предо мною. Распахнуты руки в объятья.
Что это? Что это? Что это? Гвозди мешают…

Эпилог вопросов
 
Какой случайный поворот, какие дерзкие умы,
Какие веские дела призвали нас из вечной тьмы,
Чтобы низвергнуть в эту ночь, под ногти мысли загонять
И утешаться тем, что мир не изменить и не понять?
 
Напрасна цель, опасен свет во тьме капризных пустяков.
Смотри, еще один взошел на пламя собственных стихов.
Ну, что стоишь? Буди народ – пускай колокола звонят!
Беги, кричи, тащи воды, спасай свой город от огня!
 
Спасен взошедший на костер. Дымится мокрая зола…
Ах, Боже мой, по ком, по ком рыдают так колокола?..
                                         1980г.



И пусть эти образы не библейские, но очень узнаваемые. И для каждого - свои, со своими именами...

Всех, "кто крест однажды хочет несть", поздравляю с наступающим Светлым праздником Воскрешения Христова! Света в душе и счастья всем вам!

Ирина Царёва


Рецензии
Вещь - потрясающая. Вот только будет ли спасен - ещё тот вопрос... И я именно что не о библейских персонажах, а о тех, кого имел в виду Игорь... Считается же, что все поэты - люди ПРОКЛЯТЫЕ, и я, в общем, понимаю, почему. Ведь любое творчество - это, в сущности, не что иное, как созидание СВОЕГО, альтернативного мира, а значит - неприятие мира сущего, уже данного свыше, даже если художник искренне считает, что принимает этот мир таким как есть. Но я давно понял, что на самом деле художник в этом случае заблуждается. Ибо сам факт творчества - свидетельство НЕПРИЯТИЯ и , пусть невольного, но противопоставления... Но зато это, по крайней мере - честно.

Федор Калушевич   28.11.2017 03:00     Заявить о нарушении
Ну, слава Богу, что не о библейских, а то и Игорь, и я устали объясняться на библейские темы и ждать "отлучения" :)
Игорь называл поэтов - Демиургами. И это его позиция, которую разделяю и я. А почему создавать что-то лучшее, чем то, что видишь вокруг, это неприятие Божьего мироустройства? Быть может, это попытка размышлений о том, как сохранить его и себя в нем? Главное, писать Добро, а не Зло... И это честно!

Игорь Царев   29.11.2017 01:19   Заявить о нарушении
На это произведение написано 18 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.