Альманах 202. Галактион Табидзе

На туманные поляны льёт лучи закат багряный,
Край посмертный, берег странный, неживая кромка льда.
Не сбылися обещанья, не исполнились мечтанья,
Бесприютное молчанье воцарилось навсегда.
Тут сама пурга застынет и над всей пучиной водной
Кверху крылья запрокинет и останется такой.
Свет в твоих очах потухнет. Крепко спи в земле холодной.
Крепко спи в земле холодной, непробуден твой покой.
Но проносятся в погоне ветви призрачного леса,
Чьи-то руки, чьи-то лица восстают из прежних дней,
Слышу: топот синих коней без объёма и без веса,
Вижу: мёртвых вереница обступает всё тесней.
Ни о чём жалеть не буду, всё, что кончилось, - забуду
И в подушечную груду не пролью горючих слёз.
Всё исчезло, отзвучало, отмаячило, умчало,
Без конца и без начала вихрь минувшее унёс.
Только в призрачной погоне, в этой путанице спешной,
Слышу: топот синих коней - всё ужасней и ясней.
Все цвета в глазах сливая, сна лишая безутешно,
Ждёт могила вековая, чтобы ты остался в ней.
Кто в лицо тебя узнает, кто по имени окликнет,
Кто по голосу услышит, отзовётся кто мольбе?
Не услышит, не узнает - и опять, опять возникнет
Лес, ветвями заколышет весь в уродливой резьбе.
Лишь снопы лучей весёлых без объёма и без веса
Легионом чисел голых мчатся из минувших дней.
Призрачных скелетов клочья, сучья призрачного леса
Днём и ночью, днём и ночью обступают всё тесней.
И в горячке бесконечной, в этой прозелени вечной,
Всей живущего стихией проклятые с давних пор,
Как волна морская, в пене, в грозном ржанье и храпенье
Кони синие несутся вслед судьбе - во весь опор*.
                                                                   1915

    У меня в руках маленькая книжка стихов грузинского поэта Галактиона Табидзе, изданная в 1978 г. На сколько я знаю, на русском языке стихи этого поэта были изданы  всего в пяти сборниках. В краткой справке о  жизни и творчестве поэта говорится, что он открыл новую революционную страницу в родной поэзии и новую главу в поэзии мировой.   
   «Февральскую революцию 1917г. Галактион Табидзе встретил с энтузиазмом», стихи 1917-1918гг «знаменательны тем, что именно в них в грузинской поэзии впервые прозвучало имя Ленин»,  -  сказано там же.  В 1932 г. Табидзе был избран членом ЦИКа Грузии, в 1933г. ему присвоено звание народного поэта,  1935г. был в Париже на   Первом Всемирном антифашистском конгрессе, в 1944г. был избран действительным членом Академии наук Грузинской ССР, работал в редакции газеты «Коммунист».
   «Галактион Табидзе не оставил сколько-нибудь развёрнутых автобиографических записей.  Личная жизнь его не была богата внешними событиями. Впечатления детства, мать и Ольга Окуджава, судьбу  которой он очень сильно переживал  до конца своих дней, - вот кульминации его биографии в этой сфере».
      В этой небольшой статье не сказано, что поэт был заключён в психиатрическую клинику, страдая от депрессии и покончил жизнь самоубийством, выбросившись из окна.

           Мой голос

Слинявшие к зиме просторы
Опять найдут свои цвета.
Фиалки здесь запахнут скоро,
Сойдясь на прежние места.
Опять оживших лавров тени
И склоны гор к закату дня
Заденет ветерок весенний,
Тоской пахнувший на меня.
Но песня выйдет из тумана
И разорвёт его силки.
Её напевы будут странны
И самобытны, и дики.
Ведь голос сердца побеждает,
Пред ним другие все - не в счёт,
Он даже камни услаждает,
Он даже травы вверх влечёт.
Он всем нутром в ладу с природой,
Он для неё звучит, как зов,
Своей особенною нотой
Средь многих тысяч голосов.
1910
                  Перевод О. Ивинской

    Галактион Табидзе родился 6 ноября 1891г. в селе Чквиши близ Кутаиси в семье священника. Отец его умер до рождения сына.  Поэт писал: «Мои предки по материнской линии принадлежали к роду абхазских царей». Три крови смешались в нём: грузинская, абхазская, гурийская и имеретинская.
  В 1899 г. мать отдала его в частную школу в доме протоиерея, через год он стал учиться в духовном училище в Кутаиси.  В списке учеников,  рекомендованных в духовную семинарию,  значится его имя: «Галактиона Табидзе - сына ныне покойного причётника церкви св. Георгия».
  Он поступил в семинарию в Тбилиси в 1908 году. Здесь он начинает писать стихи, увлекается поэзией А. Блока, Ш. Бодлера, И. Анненского, К. Бальмонта, начинает издавать рукописный журнал «Свет». Его интересы и занятия не соответствуют духу религиозного учебного заведения, кроме того он попадает под пристальное внимание полиции, на него заводят  дело. В 1910г. кончает  жизнь самоубийством его друг - молодой талантливый писатель Кучу Кавтанадзе. Табидзе, потрясённый его смертью, бросает семинарию и некоторое время служит учителем в сельской школе.

                  Я и ночь
 
Вот сижу и пишу.  Лунный свет - словно дым.
И колеблет свечу ветерок-нелюдим.

Серебристая ночь ткёт и вяжет печаль,
И сирени невмочь сбросить лунную шаль.

А небесную глубь просквозила насквозь
То ли песнь, то ли грусть, то ли облака гроздь.

Этим тайным свеченьем спелёнута даль,
И вплетается тень в белопенный хрусталь.

Так и я - в глубине одинокой души
Тайнодержцем живу среди мрака и лжи.

Никому не дано ни унять, ни украсть
Эту дивную тайнодержавную связь.

И хоть кто-нибудь в мире прозреет её
Освещённое лирою небытиё?

О, не вкрадчивой ласке медлительных дев
Подвести под огласку мой тайный напев!

Даже кубок заклятый с проклятым вином
Осушу без оглядки - и вверх дном,  и вверх дном!

Эту горькую быль не дано превозмочь.
Внемлем гласу судьбы - я и ночь, я и ночь.
1913
                            Перевод Г. Маргвелашвили

  В 1914г. появляется в печати первый сборник его стихов. 
     Табидзе влюблён в гимназистку старшего класса Ольгу Окуджава; но мать девушки не одобряет встречи дочери с этим странным, бедным, неблагонадёжным поэтом.

                ***

Всю ночь он брёл по улицам пустым.
И в сумраке,
Меж небом и землёю,
Качался дождь, стуча по мостовым,
И ветер пел и плакал над Курою.

И город спал.
В его невнятном сне
Всё тот же дождь ворочался устало…
Кончалась ночь,
И в смутной вышине
Медлительно и нехотя светало.

............................................
…………………………..

Он огляделся:
Нет конца пути…
И в небе нет ни знаменья, ни Бога…
Всё спуталось.
И некуда идти,
Чтоб жизнь, как ношу, сбросить у порога.
1914
                                Перевод И. Дадашидзе


Ты ждёшь

Не жди от меня молений -
Мне жалок любовный бред
И сил моих нет.
Есть гений
Любви,
И смерти нет.

Сердце теперь смеётся
Над тем, что любило оно.
Ему - всё равно.
Правды не остаётся,
И жизни не остаётся,
И третьего не дано.
1914
                  Перевод В. Леоновича

И всё-таки в 1916г. они поженились.  Назревала революция. В этом же году Табидзе побывал в Петрограде.
       Вместе с женой Ольгой Окуджава Табидзе едет в Москву,  где встречается с Блоком, Брюсовым и Бальмонтом.  Молодая супруга поэта, решив продолжить своё образование, поступает на Высшие женские курсы.
  В письме брату он пишет: «Бедность, какое это унизительное чувство. В этом огромном городе все куда-то спешат, копошатся, как мухи, и ни одной родной души кругом, только лютый мороз неотступно следует за тобой повсюду»
   Он возвращается на родину и приезжает снова через год.


По счастью звёздного часа


Над братоубийством витают виденья
Сладчайшего братства до грехопаденья,

Совпали по счастию звёздного часа
И лепет поэта, и лозунги класса.

Зовите - я вас понимаю без слова
И неизречённостью грозного зова
Я полон.
         А слово… А слово - матерья
Лукавая.
        Слово - преддверье преддверья…
О великолепный сквозняк  анфилады -
От вечной надежды до вечной расплаты!

Я - словоотступник -
Вы это поймёте, -
Учился безмолвью у птицы в полёте,
У вопля - свободе,
У жеста - простору,
А Слово,
          которое в меру и впору…
Опять поперёк штормового разбега
Подвинется суша пологостью борта,
Над берегом взмоет широкое эхо
И смолкнет - нигде - одиноко и гордо.

И вы говорите: привет разрушенью!
Аминь - говорю.
                     Череда созиданий
Грядою протяжною облачных зданий
Огромное обозначает движенье.

Я кланяюсь мальчику Аполлону,
Свой обруч катящему по небосклону -
С востока Надежды.
                              Но смерть на рассвете -
Что это?
            Вместите мне в душу, ответьте!
1917
                                Перевод В. Леоновича

  В 1918г. Табидзе полгода посещает режиссёрские курсы Московской любительской сцены, вернувшись вместе с женой  в Грузию и остановившись в  гостинице,  он неожиданно подвергся обыску.    Грузия, не поддержала ленинской политики, верх в ней взяли меньшевики. 
  В 1921г. Грузия становится членом Федерации Закавказских Советских Социалистических республик.
    В 1922г. Табидзе работает редактором Союза писателей Грузии, основывает журнал «Мнатоба»* . Через два года в нём появляется его поэма «Воспоминание тех дней, когда сверкнула молния». Автор арестован советской властью, тираж уничтожен.
   В 1925г. в журнале «Мнатоба» появляются 100 его стихотворений.  Через два года в Сухуми происходит торжественный вечер в честь поэта. Ему преподносят лиру с надписью: «Галактиону - царю поэтов». В 1928г. широко отмечается двадцатилетний юбилей его поэтической деятельности.  Его командируют на Конгресс Коминтерна.
В 1929г его жену Ольгу Окуджава ссылают в Таджикистан.
  Награды так и сыплются на поэта.
      Во время политических  чисток 30-х годов поэт начинает страдать депрессией и  следствие этого - алкоголизмом.
     11 сентября 1941г. Ольга Окуджава расстреляна вместе с политзаключёнными  в лесу, в пригороде Орла.
  До 1959г. Табидзе всё ещё является руководителем Союза писателей. 17 марта этого года, заключённый в психиатрическую больницу, он покончил жизнь самоубийством.   

               ***

Спускалась осень от Гомбори*
И, затаив дыханье, вброд
Янтарное  переходила море.
Лист реял и не падал плод.

Сомкнутся нежные объятья -
На дне воздушном, в глубине
Сегодня осуждён стоять я.
Минует век - сойди ко мне.

Одна… О нет - нас вечно трое,
И ревность поднимает нож…
Любовь осталась без героя,
Но ты меня не упрекнёшь.

… Я отвернулся, чтобы в спину, -
Удара ждал, как жду любви…
В янтарную мою долину
Ты не спеши - живи, живи.
1916
                Перевод В. Леоновича

                     ***

Луна чиста до белого каленья,
И свет пульсирует, как бы висок.
Стоят деревья, преломив колени,
И тени чертят голубой песок.

Сегодня амфоры времён разбиты,
И полон призраков дворцовый парк.
Сыны земли скользят, как селениты,*
Из голубого света в сизый мрак.

Войска, знамёна, тело на лафете…
И пусто. Женщина стоит - одна,
Как бы душа последняя на свете,
И милосердие и тишина.

- О дни мои!.. - но замирают пени,
И слёзы светятся - и созданы
Сердца прекрасные во искупленье
Непоправимой роковой вины.
1919
                          Перевод В. Леоновича

      

___________________________
*«Синие кони». Перевод  П. Антокольского 
*Менатоба - советник.
Гомбори - село в Грузии.


Рецензии
http://www.youtube.com/watch?v=XN7A4UhfqKI
послушайте его голос

Тимур Колхов   30.05.2016 21:16     Заявить о нарушении
мой дядя учился в тбилиси нищим студентом и видел его

Бонзо Бонзо   07.04.2018 18:46   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.