Стихи Сергей Вельможко

Поэт.
Публиковался в литературно-художественных альманахах
«Судьба и Слово – 2» (2011 г) и «Судьба и Слово – 3» (2016 г),
выпущенных Ростовским областным литературно-творческим объединением «Дон» имени Е. В. Нестеровой.

                      ЗИМА

Чуть слышно Вечность выпала с небес,
Застывшая в узорах хлопьев снежных,
Укутав белой шубой спящий лес,
На время отойдя с высот безбрежных.
Владычица космических миров,
Хранящая таинственность пространства,
Находит на планете нашей кров,
Три месяца владея сонным царством.
Весной растает снег и – в океан,
А Вечность отойдёт в свои покои,
Земля наденет лёгкий сарафан
И тело яркой зеленью накроет.

               ПОСЛЕ ДОЖДЯ

Не нужно слов, когда болит душа –
Затворница измученного тела,
Бредёшь по лужам, молча, не спеша,
Тебе ни до чего теперь нет дела.
Спокойно рассекаешь башмаком
Небесную прозрачную водицу,
Глядишь кругом, склоняешься тайком,
Спешишь с ладони облака напиться.
Вдыхаешь полной грудью тишину,
Слепую влагу вольности небесной,
И трогаешь в сознании струну
Глубокой откровенности словесной.

                 ОБЛАКА

Плывут над нами снежные вершины,
Сугробы необъятных облаков,
То головы, то звери, то машины,
В потоке поднебесных сквозняков.
Кудрявые вершины снежных шапок,
Насупившись, над пропастью висят,
Вот только жаль – их век довольно краток.
Небесной влагой землю оросят.
В величии недолгого паренья,
Успев землян красою поразить,
Уйдут они от ветра дуновенья,
Не в силах эту силу отразить.

                        САД

Лохматый сад в цветочных лепестках
Воскрес в моём сознании из детства.
Мы с ним похожи – проседь на висках,
Всё то, что мне останется в наследство.
Черешни, вишни, яблони в цвету.
Его ещё трава не затравила.
Несу в себе немую красоту,
Она меня всего вокруг обвила.
Я помню всё, что было в том саду –
На краешке наш домик одинокий.
Я всякий раз во сне к нему бреду…
Он для меня во сне всегда высокий.

                    ДОМ

Там было очень просто и легко
Для детского сознания и тела…
Мы пили все парное молоко,
Веранда от веселья не пустела.
Мной был изведан каждый шаг двора.
Округа, как ладонь, была знакома.
До поздней ночи шлялась детвора, –
Никто не звал заботливо из дома.
Знаком был в доме каждый уголок.
Вся пыль была обтёрта рукавами.
Был другом мне и пол, и потолок…
Паук, вязавший в доме кружевами.

                ДЕТСТВО

Свернувшись клубочком в постели,
Так хочется детство вернуть,
Когда за окошком метели,
Но можно без страха уснуть.
В печи полыхают поленья,
И лижут лучи потолок,
На улице ждёт потепленья
Забытый в миру уголок.
Родители рядышком где-то
За стенкой сопят в тишине,
И тело заботой согрето,
И в доме уютно вполне.

          СТАРОЕ ФОТО

Там всё так же, как прежде,
Старый дом и крыльцо –
Светлый остров надежды,
Без морщинок лицо.
Не изведаны тропы
Мягкой юной стопой,
Не отрыты окопы
Без мозолей рукой.
Там в глубинах сознанья
Хлебный запах печи.
Там простые желанья
И кузнечик в ночи.

              ПОЛЕ

Всюду вспаханное поле,
А по кругу горизонт.
Звёзды светятся на воле –
Небо, словно чёрный зонт.
Царство вечного простора
И повсюду – тишина.
За экраном «монитора»
Где-то спряталась луна.
Вот где центр всея вселенной!
Он трепещется во мне,
В детской тайне, сокровенной,
Невозвратной стороне.

            САНИ

Вся жизнь, как на ладони,
На памяти моей…
Я – рядом с отчим домом,
На жёрдочках саней!
Не чую холод колкий,
Но снег лежит вокруг,
И смех ребячий звонкий,
И всплеск счастливых рук!
Дорога вдоль сугробов…
Весёлый лай собак.
Нет стройных небоскрёбов
И множества зевак.               

               МЕЧТА

Я б хотел родиться вольной птицей,
Чтоб летать без видимых границ.
Не ходить гуськом и вереницей,
Чтоб не падать от подножек ниц.
Чтоб не ведать о фатальных датах,
Об ушедших в прошлое веках.
Чтоб не знать о горестных утратах,
О морщинах и седых висках.
Мне б хотелось средь морских просторов,
Уловив дыхание ветров,
Отойдя от бесконечных споров,
Обитать на скалах островов.

                СОН

Нам с вами снится детство золотое
Наверно чаще, чем вчерашний день.
Для нас то время – радужно-святое,
И нежное, как на кусту сирень.
Нас возвращает сон в былые годы,
Где мы могли наивно горевать.
Тогда не понимали мы свободы,
Той, что хранила детская кровать!
Остались годы где-то за спиною –
Немою тенью, следуя вослед.
Остаток лет покрыты пеленою,
Как будто их совсем в запасе нет.

            СТАРЫЕ ВЕЩИ

Те вещи, что ты пользуешься ныне,
Останутся целы после тебя,
Когда тебя не будет и в помине –
Такие вот законы бытия.
Они в свой век короткий служат верно
Любому, кто с собою позовёт.
Им радостно прислуживать, наверно,
Но вещь ведь существует – не живёт.
И если вдруг случается такое,
Что ты наследство получаешь сам,
Подумай, что несёт в себе немое?
Что было в прошлом с ним? Что было там?

                  ОКРУГА

Окинув взглядом прошлые века,
Нельзя не видеть в мире перемены,
И даже там, где ширится река,
Ручьём вскрывая на планете вены.
Исток далёк и устье не видно…
Здесь сотни лет крестьяне мыли руки.
Ища ступнями илистое дно,
Купались дети и плескались внуки.
Здесь каждый век менялись племена.
Уход сменял былые поколенья.
В округе их не помнят имена, –
Вся жизнь прошла, как будто бы  мгновенье.               

                     ЖИЗНЬ

Вся жизнь – цветные кадры киноленты,
Остались только в памяти моей.
Отдельных дней прекрасные моменты
С годами вспоминаются трудней.
С трёх лет я помню детские мгновенья:
Родимый дом, стоящий у реки,
И ласковые ветра дуновенья,
Тепло и нежность маминой руки.
Мелькают дни пяти десятилетий,
Лаская душу памятью седин,
А в небе также ярко солнце светит,
Но наслаждаюсь им теперь один.

      УНИКАЛЬНОСТЬ

Уникальность жизни велика!
С этим спорить вряд ли кто захочет.
Омывает берега река,
Пересмешник над собой хохочет.
Волшебство скрывается кругом…
Слой земли немало уникален.
В космосе не носятся бегом –
На земле галоп коней реален.
Ход часов никто не повторит
В глубине галактики, вселенной,
И свеча особенно горит –
Уникальность даже в жизни тленной.

                 КИНОЗАЛ

Мы зрители трёхмерного кино,
Берущего начало в День рождения.
Стихает, коль становится темно,
И рвётся лента без предупреждения.
Мы зрители бесценного кино,
А входим в зал, где фильмы не кончаются
И начаты они давным-давно,
И роли где-то в будущем теряются.
Мы смотрим бесконечный сериал, –
Герои каждый век приходят новые.
Так хочется узнать всему финал,
Но кадры, будто листики кленовые.

          ЛЕКАРСТВО

Неспеша шагаю по росе,
Орошая ноги влагой лунной.
Двигаюсь по звёздной полосе
Под руку с гитарой семиструнной.
Я читаю белые стихи
И цветы ласкаю полевые, –
Остаются от тоски штрихи,
Отпуская точки болевые.
Я нашёл лекарство от тоски,
В трёх шагах от шума городского,
Там, где в поле спеют колоски,
Избегая топота людского.

                 ВЗАЙМЫ

Мы все живём у времени взаймы,
Стремительно несущегося в вечность,
Умом коснувшись краешка каймы
Холста, который вяжет бесконечность.
Секунды собирает время в нить…
Не может быть на время остановки.
Нельзя навечно миг остановить,
Хоть сколько ни приложится сноровки.
Толкает время в спину не спеша,
И мы идём вперёд неторопливо,
Робеем на краю, едва дыша,
Срываясь в пропасть крайне молчаливо.

                    КИНО

У каждого из нас своё «кино»,
А камеры находятся в глазницах.
Всё это нам с рождением дано,
И прелесть та скрывается в ресницах.
У каждого из нас свой взгляд на жизнь –
У лётчика, шахтёра и штангиста…
Хоть краешком их жизнь нам покажись,
Водителя такси иль машиниста.
У каждого из нас своё «кино».
Мы видим мир согласно интеллекта.
Кому-то жизнь познать не суждено…
Для них незрима эта кинолента.

                   ЛИЦО

Куда девалось детское лицо?
Оно в пути меняется с годами,
Как дерево – колечко за кольцом,
На лбах морщины тулятся рядами.
Как в сказке нас меняет естество,
Колдуя над телами днем и ночью.
Воистину – крутое волшебство!
Следим за этим таинством воочию.
За годы много сменено одежд,
Лишь тело мы несём по свету бодро.
Небрежное оно у всех невежд,
У тех прекрасно, кто ступает гордо.

           РОДИТЕЛИ

Как не было родителей моих.
Давно умолк их голос в бездыхании.
Бесед не будет добрых на троих, –
Вдали осталось горькое стенание.
Гляжу назад в историю семьи,
Сижу один, как будто бы в изгнании.
Оставил место на краю скамьи –
Зову присесть в живом воспоминании.
Остаток лет я буду жить один.
Могилы мне украсят одиночество.
Над памятью невольный господин,
Припомню всё – от детства до отрочества.

                МОТЫЛЁК

Я чётко слышал, как затихла мать,
Как был последний ею выдох сделан,
Как тело стало тихо остывать,
Когда ей смерть свой сарафан надела.
Я видел, как навек затих отец,
Как смерть его спокойно поглотила.
Знаком мне этот траурный венец –
Его всепоглощающая сила.
От страха смерти я ещё далек,
Она меня нисколько не пугает.
Лечу на свет как будто мотылёк,
Но время – годы медленно сжигает.

                МОЛЬБА

Мы плачем, глядя вслед ушедшим в тишину
и троекратно молимся, ладони к небу протянув,
как будто в состоянье, обратившись к небесам,
услышать наших милых, самых близких, голоса.

                СЛЕЖКА

За мною смерть ходила по пятам,
С недавних пор устроив нагло слежку.
Тихонько усмехалась тут и там,
А я всё время совершал пробежку.
Я все её повадки изучил,
И понял, что она не так ужасна.
Во многих горьких бедах уличил.
Боязнь её, друзья мои, напрасна.
Когда врага узнаете в лицо,
Тогда намного проще с ним бороться!
Не станет он являться на крыльцо –
Сам может на засаду напороться.

                  ДИАЛОГ

– Какими мы в «рассвете» были!
– Наивность милая внутри…
– Мы на плотах по морю плыли…
– Вернуть бы все на «раз, два, три!»
– Вернуть бы молодость – не детство.
Пускай хотя бы на часок.
– Куда-нибудь на время деться, –
Пусть на пригорочек, в лесок.
– Потрогать волосы и брови…
– Пускай вдали, но от живых…
– Пустить колючкой юной крови…
– Но невозможно...       
– Вы правы.

               ВДВОЁМ

Прекрасен миг уединенья
Вдвоём с любимой при свечах,
Когда нахлынет вдохновенье
От бликов пламенных в очах.
Ладони бархат… Запах ночи.
Волненье нежное в груди…
Трепещет сердце что есть мочи,
А тело просит – остуди.
Легки оковы наслаждений,
Где нет стеснения в речах,
Лишь только волны возбуждений
И трепет пламени в свечах.

        ЯБЛОНЕВЫЙ САД

Ах, как прекрасен аромат
Благоухающего тела!
Цветущий «яблоневый сад», –
В нём чувства спеют до предела.
Здесь зреет искушений плод,
Даруя миру совершенство.
В нём нескончаем хоровод
В невероятное блаженство!
Здесь каждый страстью окрылён,
Желая ласковых объятий.
Блажен, кто истинно влюблён!
К нему течёт поток симпатий.

             ОН И ОНА

Любовь – высокое искусство!
В ней только двое – он, она.
Лишь им подвластно это чувство,
Для прочих высится стена.
Хочу понять порывы страсти.
Вплести в поэзию слова,
Когда душа в любовной власти,
Где с миром рвётся тетива…
Небесный крик, биенье сердца –
Трепещет ангел во плоти.
Влюблённым в Рай доступна дверца
По бесконечному пути!

                   РОДНИК

В объятьях тел родник большой любви –
В слиянии сознания и чувства,
Когда друг друга бережно обвив,
Они во власти сущего безумства!
Блаженство возвращая вновь и вновь,
От пылкой страсти голову теряя,
Лелея нежно плотскую любовь,
Они в купели неземного Рая!

           СОСТОЯНИЕ ПОКОЯ

Осенняя пора любви безбрежной,
Где нет её начала и конца.
Свободой дышишь лёгкой, безмятежной,
Живёшь опекой брачного венца.
Вся жизнь уже устроена тобою –
Размерен быт, житейские дела,
Проблемы все остались за спиною.
Ты столько лет спокойствия ждала!
Мужскою лаской допьяна согрета...
Лежишь, забывшись на его плече.
Лишь в памяти остались краски лета, –
Они играют в солнечном луче.

                ТОЧКА

Как не хочется ставить точку,
Даже если порвалась «нить».
Может, взять у любви отсрочку,
Чтобы после себя не винить?
Попытаться разум послушать.
Вдруг возьмёт и подскажет он.
Может снова «плода» откушать,
Погрузившись в любовный сон?
Разглядеть свысока проблему,
Приподняв себя в облака.
Разобрать, словно теорему
И пойти вновь к руке рука!

                   ГРУСТЬ

У грусти необычное лицо.
Оно манит и словно бы пугает.
Налитое, как будто бы свинцом,
Но всё-таки тем самым умиляет.
Так хочется утешить чем-нибудь…
Обнять, погладить голову ладонью.
Своей щекой уткнуться нежно в грудь,
Дыханием своим сердца наполнить.
Когда даруешь нежность и тепло
В округе грусть сменяется весельем.
Становится душевно и светло,
И на лице как будто новоселье!

             КОРОЛЕВА

Привычно лёгкою походкой,
Не замечая никого,
Идёт дорогою короткой,
Скорей, до дома своего.
Ей этот путь давно приметен –
Пройдёт его, закрыв глаза,
Её б возить домой в карете, –
Иного нечего сказать.
Она и вправду – королева!
В ней мудрость есть и красота…
Её достойна каравелла,
Но жизнь, увы, сейчас не та.

        НЕЛЮБИМАЯ

Стоишь на краешке судьбы,
Желая страсти и объятий.
Скрываешь чувства и мольбы
Своих безудержных симпатий.
Проходят годы без утех –
Одна с утра до поздней ночи.
Давно забыт твой звонкий смех,
Улыбка, так – промежду прочим.
Поймаешь чей-то нежный взгляд,
Но он, несмел, проходит мимо,
Не оценив простой наряд
И не назвав тебя «любимой».

                 УЛИЦА

Ах, улица – знакомая старушка,
Ты столько испытала за века.
Ты многим в мире верная подружка –
Здесь многие идут к руке рука.
Твой облик изменяется с годами.
Меняется количество домов…
Когда-то здесь коров вели стадами
И не было сочней травы кормов.
Теперь асфальт и тротуаров плитка
Скрывают грунт веков и след копыт,
И домик свой рогатая улитка
Уж не несёт, а вид её забыт.

              ДВОРЦЫ

Когда-то здесь кипели страсти
Средь кавалеров и невест.
Они у вечности во власти –
На них снисходит благовест.
Минули годы безвозвратно…
Забыты лица, имена.
Их жизнь мелькнула однократно, –
С коней слетели стремена.
Остались здания, колонны…
Остались улочки, дворы…
Летают серые вороны –
Свидетели былой поры.

                   ПАМЯТЬ

Неизменны памяти страницы,
Как их за края ни тереби.
Необъятны в памяти границы
Детской неприкаянной любви.
В ней полны анналы всех событий –
Всё лежит на полочках судьбы,
Сколько бы ни сделано открытий…
Все, кто помнит, – памяти рабы.
Переплеты их оригинальны,
Все кладутся бережно в архив,
В лоно, где события сакральны,
Во владенье «вех» плакучих ив.

                   ВЕЧНОСТЬ

Солнце скатилось с высот к горизонту.
День отошел, мир покрыт темнотой.
Весь небосвод стал подобием зонту –
Ночь наградила землян слепотой.
Вечность проникла на землю украдкой
В виде мерцания тусклой звезды,
Нас обхитрив этой дивной повадкой,
Не оставляя в полете следы.
Утро наступит, она отряхнется,
Сбросит земные оковы с себя,
Звонкой росой на равнины прольется,
Память оставит землянам любя.

                ОКЕАН

О, как прекрасен океан
В руках бушующего ветра!
Игристых гребней караван
В лучах блуждающего света.
Кудрявых брызг седая россыпь,
Стремглав несущаяся  вдаль,
На берег сброшенная осыпь,
На суше пенная печаль…
Жемчужных бус набрав в ладони,
Снесу домой и сберегу.
Не дам сгореть в пылу агоний,
В волнах растаять набегу.

                        ЛУНА

Какая ясность в этом дивном взоре,
Глядящего с небес из темноты.
Неповторимость космоса в узоре,
Висящего в чертогах немоты.
Свидетель всех процессов на планете,
Хранящий верно тайну бытия,
Он не расскажет никому на свете,
Что было в миллиардах жития.
И день и ночь он славно делом занят –
Читает «Книгу жизни» от землян.
Его к себе земляне в гости манят,
В свои каюты – чудо корабля.

                  ПОЛЕТ

Прекрасен сон благословенный,
Когда взлетаешь к небесам.
Поступок – смело-дерзновенный.
Его не волен вызвать сам.
Полёт до головокруженья!
Сначала вверх, а после вниз,
Каприз земного притяженья,
Обняв у брега легкий бриз.
Не нужно крыльев для полёта
Душе, летящей с ветерком,
Стремясь к чарующим высотам.
Мне с детства сон такой знаком.         

                ВЕТЕР

Взгляни, как ветер многолик
В узорах дивных в поднебесье,
А как в фантазиях велик
В невероятном равновесии:
В песчаных бурях над землёй,
В метель холодною зимою,
В позёмке снежною змеёй,
И в осень, балуясь листвою.
О, как могуч морской прибой,
Когда волна о берег бьётся!
Ведь правда – он хорош собой?
Но всё ж незримым остается.

                    ДРУЗЬЯ

Как сложно отыскать в миру друзей,
Кто станет нам поддержкой и опорой.
Им слово «друг» всегда всего важней, –
Они придут на помощь раньше «скорой».
Друзья помогут в самый трудный час.
Поддержат, если вдруг идти устали.
Друзья поймут и не осудят вас,
Когда вдруг дни «затмения» настали.
Для них нет промедления в делах.
Их щедрости завидует не каждый.
Участие – для них не на словах.
Желаю встретить их и вам однажды! 

           ВОЛШЕБСТВО

Не в нашей власти миг рожденья.
И до момента волшебства
Сменялись в свете поколенья
По высшей воле естества.
Момент зачатия случаен…
Глухи в нём силы до мольбы.
Загадочно необычаен
В слепом прообразе борьбы.
Итог во власти хронологий,
И если ход их изменить,
То не было б для нас дороги, –
Плели б другие жизни нить.

                  ЗВУКИ

Как много дивных звуков в тишине
На этой очень маленькой планете!
Они находят отзвуки во мне,
В закате дня, в ночи, и на рассвете.
В кругу планет безжизненно немых
Звучат земные ноты непреклонно –
Весны и лета, осени, зимы.
Способный слышать слышит удивлённо!
Слышны кругом живые голоса
От пенья птиц до шелеста бумаги,
Звучат в раскате грома небеса
И даже капли поднебесной влаги.

        НЕИЗВЕСТНЫЙ СОЛДАТ

Тишина и темно – очень холодно мне.
Жизнь свою потерял на проклятой войне.
С той поры похоронен в могиле сырой.
Как мне хочется встать и умчаться домой!
Но нельзя мне подняться сквозь толщу земли
Из могилы, что братья мне вырыть смогли.
В миг затишья, средь боя, в глухой тишине
Дали клятву с победой вернуться ко мне.
Клён роскошный растёт над могилкой моей,
Охраняя мой сон пышной кроной своей.               

                ЛЕС

Мне приснился сон под утро…
Лес сосновый в тишине,
Помню все довольно смутно,
И не в здешней стороне.
Хлопья снега сыплет с неба,
Гнутся ветви до земли.
Глянь, вокруг какая небыль!
Сосны, словно корабли…
Звери спрятались в каюты.
Ночь. Застыли паруса.
Реи дугами прогнуты.
Вот такие чудеса!          

       МУРАВЬИ

Я видала на окошке
Маленьких солдат.
Семенили по дорожке,
Словно на парад.
Я им крошек положила,
Думала помочь,
И водичкой освежила,
Те ж умчались прочь.
Я глядела удивленно,
Приоткрывши рот…
Вот бы знать их поимённо
Маленький народ.

                    ПОДАРКИ

Есть у жизни горькие подарки –
Выровняться возрастом с отцом.
Словно ты стоишь под сводом арки,
На краю, пред собственным концом.
Возрастом, который был у мамы
Можно овладеть во всей красе.
Глубину неотвратимой драмы,
Где идёшь к последней полосе.
Не уйти от этого подарка, –
В этом деле выбор невелик.
Только не найти свечи огарка,
Что бросал у изголовья блик.

              МЫШОНОК

Ко мне приходит в спальню гном
С коротеньким хвостом.
Прогрыз он норку под окном,
Поссорившись с котом.
Ночами песенки поёт
Писклявым голоском.
Тихонько зернышки грызёт,
Играя колоском.
Мы с ним хорошие друзья,
Мы – «не разлей вода».
Жаль, в норку мне попасть нельзя,
Наверно никогда.

          ЦЫПЛЯТА
Подарили нам цыплят.
Непоседливых ребят.
Родила их тётя Квочка, –
Девять дочек и сыночка.
         ТАРАКАН
Ухитрился таракан
На столе залезть в стакан.
Очень жалко прусака –
Стенка слишком высока.
         БРАТИШКА
Мама купит мне сестричку –
Симпапушку-невеличку.
Буду для родной сестрички
По утрам плести косички.
         ЛУЧИК
Сквозь открытое оконце
В спальню юркнул лучик солнца.
Затаился на стене,
Чтоб присниться мне во сне.
        ВЕЛОСИПЕД
Мне вчера любимый дед
Подарил велосипед.
Если ездить научусь
Всех на свете прокачу!
        ИГРУШКИ
Брат мой каждую игрушку
На ночь прячет под подушку.
У него там целый склад.
Он своим игрушкам рад!
        НЕРЯХА
Я решил измерить лужу.
Еле выбрался наружу.
Всё в грязи – штаны, рубаха...
Неужели я – неряха?
        ПЕТУХ
На забор взлетел петух.
Он и сторож, и пастух.
Петя песенки поёт,
Всем по нотке раздаёт.
        БУКЕТИК
На окошко Дед Мороз
Надышал букетик роз,
Но для ручек слишком нежный
Тот букетик белоснежный.
        ЦВЕТОЧЕК
Для меня сестричка Оля
Принесла цветочки с поля.
Я сплела из них веночек,
И теперь сама – цветочек!
        ПОДРУЖКИ
Я уселась у окошка.
На коленки села кошка.
Мы на улицу глядим –
Очень весело сидим!
        МЫШКИ
Поселились в доме мышки,
Непоседы-шалунишки.
Всюду носик свой суют,
Что-то вкусное жуют.
        КОТЯТА
Кувыркаются котята
От восхода до заката,
А у них такой пушок,
Что пушистым стал стишок.
        ВАРВАРА
Наша доченька Варвара
Любит чай из самовара
И с вареньем пирожки,
И весёлые стишки.
        ВЕСНУШКИ
У моей родной подружки
На лице живут веснушки.
У меня же ни одной.
Видно, ходят стороной.
        ДЕВЧОНКИ
Мы весёлые девчонки –
Разноцветные юбчонки,
Ниже пояса косички, –
Неразлучные сестрички.
        ШОКОЛАДКА
Я, когда пошёл в кроватку,
Взял без спросу шоколадку...
В шоколаде вся пижама!
Что на это скажет мама?
        ОЛАДУШКИ
Мы вчера у бабушки
Кушали оладушки.
С яблочным вареньем,
С хорошим настроеньем!
        ПАУЧОК
Паучок, как по тропинке
Пробежал по паутинке
На кувшинчик с потолка,
Чтоб напиться молока.
           СКАЗКИ
Мама мне читает сказки,
Чтоб скорей уснули глазки.
Чтоб приснился сон чудесный –
Очень-очень интересный!

© Copyright: Сергей Вельможко


Рецензии
Замечательные стихи! Но я предпочитаю читать меньшего объема! Боюсь мой старенький компик выручиться раньше обычного!

Виктория Коптелова   23.10.2017 13:40     Заявить о нарушении
Спасибо, Виктория:)))

Сергей Вельможко   23.10.2017 17:30   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.