Путь - даосская притча

О китайском художнике пейзажисте Го Си (ок. 1020–1090)

Разработанные еще в танское время своеобразные законы перспективы, построения пространства и колорита достигают высокого совершенства в пейзажах Го Си, вошедшего в историю искусства завершителем традиции монументального пейзажа X–XI веков.

Художник продолжал творчески развивать черты, присущие пейзажам Цзин Хао и Дун Юаня, Ли Чэна и Сюй Даонина. Го Си подчеркивал вред слепого копирования: «Великие люди и ученые не ограничиваются одной школой, а непременно совмещают, сравнивают, широко обсуждают, тщательно изучают (все существующее), чтобы создать свою собственную школу, и только тогда достигают нужного».

О жизни Го Си известно немного. По всей вероятности, он родился между 1020–1025 годами и умер до 1100 года. Вот что сообщает современник художника Го Жо-сгой, закончивший свои «Записки о живописи» в 1082 году:

«Го Си родом из уезда Вэпь в Хэяне. Ныне занимает должность наставника в искусстве в Императорском ведомстве Шу-юань. Пишет пейзажи зимнего леса. Картины его искусны и разнообразны, композиции — пространственно глубоки. Хотя он изучал и восхищался Ин-цю, но смог выразить свои собственные чувства. Огромные ширмы и высокие стены (с его росписями) намного сильнее (чем у предшественников). В нынешнем поколении он — единственный».

Другие источники мало что добавляют: все сходятся на том, что Го Си учился у Ли Чэна, превзошел его, «создал свой стиль», что кисть его была «свободной».

Подробнее -


О состоянии творчества...


Коль скоро насытились взор мой и слух,
То душу и руку объемлет восторг.
Взволнован я небом, возвышен мой дух,
Пьянён волшебством я, к чему ныне торг…

Я - сам себе корень, себе я - основа!
Я - классик, историк себе: все одно.
А, если украдкой увижу что снова,
Возьму, пораздумав, в своё полотно.

Я всё предоставлю естественным зовам.
«Законы» от них непременно умрут.
Сравню это с песнью, с искрящимся звоном,
С поющим мальчишкой, ныряющим в пруд.



***************

Даосская притча



П У Т Ь




У    Бесконечности 
Спросила  Чистота:

-  О,  Несравненная, 
что  значит  Путь,   ты  знаешь?


      В  ответ  молчания  вселенская волна,
        Где  целостным сознаньем  ощущаешь.

И Недеяние услышало  вопрос.
Тогда:
  «Я    знаю!» -  во    Вселенной  зазвучало!

          - Известны  судьбы  мне  для  всех,  кто  в  мире  рос.
              Известны  тайны  для  конца  и для  начала!


И  Чистота  ушла  к  верховному  Судье.
Там  Безначальное, 
Неведомое  царство
Творило  нечто непрерывное  нигде, 
Невероятное.. прекрасное  убранство.



Ему  вопрос  свой  повторила  Чистота 
И  показала  два  ответа  вероятных,
                    А  в  заключение  добавила  она:

-  Так  рассуди,  кто  прав,  в   законах  всем понятных.



-  Незнанье  глубже!  Изнутри  оно  течёт.
    А  Знанье  -  мельче.  Это  внешние  ступени.


                    И  Чистота  со  вздохом    молвила: 
-  Влечёт 
Меня  сказать,
    Что  это…  тождества.  Ужели?

    Но  кто  ж  тогда  познает  знание  Пути?
    Узнать  Незнание  возможно  ли  полнее?
    Мне,   Чистоте,  вопросов  этих не уйти,
    Я  поняла,  что  нужно быть и  мне  мудрее.



                    Вновь  Безначального  увидела  Она 
                    Глубокий  смысл,  не выражаемый  словами,
                    Но  ощущаемый  движением  ума.
                    Со вздохом молвила  опять, блеснув  очами:



-  Я  поняла,  что  Путь...  неслышим  и  незрим, 
А  если  видим  -  то  не  Путь.
    Не  выражаем...  словами,  музыкою, 
Чувством  никаким,
    И  формы нет  в нём,  значит, он  неосязаем...

            Вопрос  «Что  значит  Путь?»  уходит  в Никуда.
            И  тот,  кто может отвечать,  далёк  от  цели.

                    Но в  полной  радуге  явилась Чистота,
                    И  новой мудростью  глаза её  блестели.




((()))



     Снова путь
    ...в никуда,      
никуда мне не деться
     От себя и  Тебя,   
да от мыслей... Вертеться...
     Суждено мне  всегда,  днём  и  ночью,  да  в  зори... 
                        Неземные  глаза  в  неустанном  дозоре...
                Не  за  мной  и  Тобой, а  за  мыслями  к  свету,
                Да  за  чудной судьбой,  что открылась поэту...


Рецензии