Sberbar-2-апофатика-

Дата написания:
1982—1984
Дата первой публикации:
1995
«Тридцатая любовь Марины» — роман российского писателя Владимира Сорокина, написанный в 1982—1984 годах и впервые изданный на русском в 1995 году. В романе показана метаморфоза, произошедшая с человеком богемы, пассивно не принимающим тоталитарный режим. При постепенной фиксации на псевдо-патриотической и духовной символике, героиня романа становится, в прямом смысле, безликим текстом советских газетных передовиц, то есть сутью режима.
Действие романа происходит в 1983 году. Главная героиня книги Марина Алексеева — тридцатилетняя женщина, преподающая музыку в ДК одного из московских заводов, чья собственная музыкальная карьера пианистки не сложилась из-за сломанного в юности мизинца. Первая часть книги (формально роман на части не разделён) посвящена в первую очередь прошлому Марины, особое внимание при этом уделяется становлению её сексуальности, эта часть книги изобилует сексуальными сценами. Читатель узнаёт, что невинности лишил Марину её собственный отец и что, несмотря на многочисленные сексуальные контакты с мужчинами, удовлетворение она получает только с женщинами, которых у неё на момент повествования было уже 29. Описание прошлого и сексуальной жизни Марины заканчивается сценой расставания с 29-й подругой. В следующей части описывается настоящее Марины, в первую очередь её общение в диссидентских кругах, её раздражение по поводу окружающей советской убогости, её романтическая влюблённость в живущего за границей писателя-диссидента (судя по описанию, Солженицына), её поиски места в жизни и надежды на настоящую, 30-ю по счёту, любовь. Заканчивается эта часть её встречей с секретарём парткома того же завода Сергеем Румянцевым, после которой Марина неожиданно решает резко поменять свою жизнь. Она символически сжигает на костре все вещи, напоминающие ей о диссидентском прошлом, от Библии до портрета писателя-диссидента, и по предложению Румянцева устраивается работать на завод простой расточницей. Этим начинается третья часть книги, в которой Марина и окружающие её люди достаточно быстро с обычного языка общения переходят на штампованный язык советских передовиц, а потом диалог героев и вовсе переходит в непрерывный многостраничный поток советской пропаганды времён Андропова, уже никаким образом не связанный с изначальным сюжетом.
Таким образом, в конце романа Марина растворяется в советском обществе, а читателю остается решать, кто или что является 30-й любовью Марины. Это Сергей Румянцев — мужчина, с которым Марина испытала свой первый настоящий оргазм, который к тому же случайно оказывается очень похожим внешне на писателя, в которого Марина была долго влюблена? Или все же, судя по тому, что отношения между Мариной и Сергеем после первого их сексуального опыта переходят в исключительно производственную плоскость, этой любовью является новый рабочий коллектив героини или даже вовсе всё советское общество? Но наиболее вероятен третий вариант — последняя часть романа (с политинформацией и соцсоревнованиями) это откровенная издёвка над ценностями и смыслом предлагаемыми гражданам СССР их идеологическими менторами.
Отзывы критики[править | править вики-текст]
« Даже В. Сорокин может описывать любовную страсть, не прибегая к матерщине («Тридцатая любовь Марины»).
— Юрий Фоменко[1]
»
« «Тридцатая любовь Марины» не просто игра с содержанием текста, а совмещение обычных сюжетов с необычным их изложением, то есть изменение формы, создающее новое содержание.
— Павел Ладохин[2]
»
« ...такие тексты, как «Тридцатая любовь Марины» и «Роман» уходят в амплификационный экстаз, теряют информативность, но приобретают магические функции.
— Мария Энгстрем[3]
»
« В романе «Тридцатая любовь Марины» В. Сорокин придаёт различные эксельсистские статусы такому, казалось бы, совершенно низменному предмету, как женские гениталии.
— А. И. Сосланд[4]
»
« В произведениях «Заседание завкома», «Сергей Андреевич», «Сердца четырёх», «Тридцатая любовь Марины» активно эксплуатируется эстетика соцреализма, они построены на реалиях советского времени, оперируют сакральными и просто бытовыми понятиями ушедшей эпохи и действительно в полной мере иллюстрируют особенности соц-арта как специфически восточноевропейской разновидности постмодернизма... В. Сорокин в полной мере сумел использовать особенности соц-арта в своих романах, рассказах и пьесах, которые, начиная от «Тридцатой любви Марины» и заканчивая «Сердцами четырёх» и «Голубым салом», являются полноценными произведениями, но вместе с тем сливаются в единый текст, обладающий общими творческими характеристиками. Цель этого текста – разрушить каноны советской официальной литературы, показать традиционное советское общество с необычной для читателя нелицеприятной стороны. Стремление шокировать, удивить абсурдным развитием событий в ранних произведениях Сорокина объясняется не чем иным, как строгим следованием поэтике соц-арта.
— Д. В. Новохатский[5]
»
Примечания[править | править вики-текст]
; Юрий Фоменко. «Вирус, разъедающий совесть человека...» Журнал «Сибирские огни» 2010, №2
; Павел Ладохин. Настоящее русской литературы. журнал «Знамя» 2004, №3
; Мария Энгстрем. Апофатика и юродство в современной русской литературе.
; А. И. Сосланд. Сублимация, возвышенное, транс. // Труды "Русской антропологической школы", выпуск 6. РГГУ — 2009. Страницы 405-406
; Д. В. Новохатский. Поэтика соц-арта в творчестве Владимира Сорокина.
Ссылки[править | править вики-текст]
Текст романа на официальном сайте Владимира Сорокина


Рецензии