Лейтенант. цикл Непокоренные

Уважаемые читатели! На Ваш суд выношу новое произведение, которое некоторые критики посчитали слишком длинным и сложным для прочтения. Не претендую, что такое было, но считаю, что так могло быть и скорее всего такие жизненные ситуации бывали. Если не трудно и не лень, то по возможности оставьте Ваше мнение. С уважением, Руслан.


 Судьба  уносит  летопись  времен,
Как  много  их, безвестных  и  пропавших,
Не знаем  мы, фамилий  и  имен,
Но  будем  помнить,  жизнь  за  нас  отдавших
Пусть  это  будет  реквием  огня,
Пусть  это  будет  память  поколений,
Пускай  святыми  будут  для  меня,
Те,  кто  погиб, но  не  согнул  колени! 




Они  бежали  через  лес,
Кто  в  гимнастерках, кто  в  шинелях
-«Сержант! Майор  наш,  где  исчез?!»
-«Его  убило, насквозь, в  шею!
Серегин,  стой!! Где  лейтенант?!»
-«Был  справа,  но  сейчас  не  вижу!»
-«Я  здесь!  Бегу  уже  сержант!!
Я  этих  фрицев, ненавижу!!»
Два  километра  пробежав,
Остановились  у  болота,
Упали, тяжело  дыша
-«Сюда! Сюда!»- кричал  вдруг  кто то
-«Кто  там  орет?!  Проверь  сержант!»
-«Да  там  Синица  дом  нашел!
Давай  быстрее  лейтенант,
Вдруг по  следам  фашист  пошел!!»
У   кромки  самого  болота,
Стоял  бревенчатый   сарай,
Он  подошел: «Ну  что  пехота?!
Прорвались,  точно  в  самый  рай!!»
Солдаты  многие  лежали,
А кто- то  сидя  отдыхал,
Кольцо  врага  они  прорвали,
«Устали», это  понимал.
-«Сержант, ко мне!  Послушай  Дима,
Возьми  Серегина  с  собой,
И  пробегитесь  вправо  мигом,
Быть  может  кто-  то  есть  живой!»
-«Ага,  я  понял!  Эй, Серегин!
Давай  со  мною,  побыстрей!»
Сержант,  окинув  взглядом  строгим,
Махнул  и  скрылся  средь  ветвей
А лейтенант  присел  на землю,
Без  сна уже  четвертый  день,
Он  думал, что  умрет  наверно
И  даже  жить  уж  было  лень
Полк,  в  окружение   попав,
К своим  с  боями  пробивался,
Вчера  майор  сказал  обняв:
«Ну,  Коля,  шаг  один  остался!»
По  карте   кинули  маршрут,
Каких- то  пару  километров:
«Пойдем   вот  здесь,  тут  нас  не  ждут
И  до  болота  триста   метров!»
«О  как майор  ты  был  не  прав,
Нас  встретил  просто  шквал  огня
И  фронт  противника  прорвав,
Бежали  мы  еще  полдня.
Теперь  вот  я  за  командира,
Мне  за  собой  вести  бойцов,
Я  не  герой «Войны  и Мира»,
Я  просто Коля  Иванцов,
Да офицер, да лейтенант,
Но  мне  всего лишь  двадцать  три,
Быть  командиром,  то  талант,
А  я  мальчишка,  посмотри»
В  раздумьях  этих  задремал,
Спиной  к  березе  прислонившись,
А  сон  так  быстро  обнимал,
Он  спал,  спокойствием  упившись
Но  тут  в  плечо  его  толкнули:
-«Летеха,  ты  давай  решай!
Уже  достаточно  хлебнули,
Быть  может  плен наш  лучший  рай?!
Майора  нет,  теперь  свобода!
Куда  бежать, коль  наших  нет?!
Предложишь  нам  через  болото?!
Мы  не  пойдем! Вот  наш  ответ!»
Открыв  глаза,  он  встал  пред  ними,
Каких- то  трое  подлецов,
Казались  раньше  все  родными,
Он  вмиг  очнулся  от  их  слов,
Бойцы   другие  отдыхали,
Он  попытался  объяснить,
Но  вот   его  уже  толкали,
Еще  чуть-чуть  начнут  и  бить
Один  схватил  его  за  ворот:
-«Ты  нам  летеха  не  мешай!
Дня  через  три  начнется  голод,
Ты  сам  в  болоте  подыхай!
А  мы  уйдем  тогда  обратно,
О  долге  сказки  не  читай!»
Раздались  выстрелы  внезапно:
-«Ты  лейтенанта  отпускай!»
Стоял  Серегин  и  сержант,
Дышали  оба  тяжело:
-«Что  происходит, лейтенант?!
Мне  пристрелить  это  дерьмо?!»
А  лейтенант  воспрянул  духом,
К  сержанту  быстро  подбежал
-«Вот  лейтенант, тебе  наука,
Майор  то  был, в  руках  держал!»
Сержант  направил  автомат:
«Винтовки  наземь  положили!
И  вон  к  березе, шаг  назад!
Вы  хлопцы  точно  отслужили!
Ну,  лейтенант,  давай, командуй!
Нам  надо  панику  пресечь!»
-«Не  торопись,  сержант, пожалуй,
Успеем  все  мы  в  землю  лечь!
Ребята  просто  надломились,
Считай  три  месяца  в  котле,
Они ж  достойно  с  нами  бились!
Ты  хочешь их  придать  земле?!»
Все  остальные  наблюдали,
На  что  способен  лейтенант,
Те  трое  у  березы  ждали,
На  них  направлен  автомат.
Сержант  смотрел  на  лейтенанта,
Всех  взглядом  он  обвел  бойцов:
-«Да, командир, с  твоим  талантом,
Мы  оправдаем  стервецов!»
Он  автомат  свой  опустил,
Зло  глянул  в  сторону  березы:
-«Ты  лейтенант  их  зря  простил,
Как  бы  ни  лить  потом  нам  слезы!»
А  лейтенант,  обняв  сержанта,
Всем   крикнул громко «Отдыхать!»
Ему  шепнул: «Мне  так  приятно,
Что  ты  не стал  по  ним  стрелять!»
-«Я  дал  им  всем  понять, чтоб  знали,
Ты  командир,  а  мы  бойцы,
Присяга  есть, коль  присягали,
То  драться  надо  как  отцы!»
-«Спасибо  Дима, так  помог,
А  то я  было  растерялся,
Один  бы  я,  увы,  не  смог,
Майор  наш  вон  как  отстрелялся!
Ты  мне  скажи, нашли кого,
Когда  с  Серегиным  ходили?»
-«Бойцов, аж  двадцать  одного,
Мы  там  их  и  остановили
Они  сидят там  нас  и  ждут,
А  значит  надо  собираться!»
-«Семнадцать  где-то  с  нами  тут,
Лишь  взводу  удалось  прорваться!
Отряд! Построиться! Уходим!
Сержант  Егоров  поведет,
А  замыкающим  Володин,
Надеюсь,  больше  не  взбрыкнет!
Брать  лейтенанта  за  грудки,
Особой  смелости  не надо,
Вот  замыкающим  идти,
Там   пуля  может  быть  награда
Ну  что  Володин,  тыл  прикроешь?!
Иль духа  нет  уже  совсем?!»
-«Зачем  ты  так  меня  позоришь?
Все  понял,  это  видно  всем»
-«Тогда  вперед, веди  Егоров!»
Отряд  неспешно  по  траве
И  слышен  был  лишь  только  шорох,
Сапог  солдатских  по  листве.


Не  долгий  путь, и  очень  скоро,
Они  нашли  своих  бойцов:
-«Привет  орлы! Да  вас тут  много!»
-«О,  лейтенант  наш,  Иванцов!»
-«Да, уцелел  я  в  той  атаке,
И  вы  гляжу,  не  подвели!
Искать  пока  не  будем  драки,
Мы  воевали,  как  могли!
Сержант, командуй! Рассчитаться!
И  по  последнему  доклад !»
-«Я  понял!  Всем  хорош  брататься!
И  становись! Как  на  парад!»
А  лейтенант  стоял  в  раздумьях:
«Что  делать  дальше? Как  же  быть?
Стою  теперь  я  на распутье,
Война, и  некого  винить,
Из  офицеров  я  один
И  от  полка  остался  взвод,
В  болото  путь  непроходим,
Нам  не  нащупать  этот  брод»
Из  мыслей  выдернул  сержант:
-«Все  рассчитались! Ровно  сорок!
Короче  взвод  нас , лейтенант!»
Но  вдруг  услышали  все  шорох
-«Взвод! К  бою! Круговую!
Серегин  справа  наблюдать!
Сержант  Егоров!»
-«Покажу  им!»
-«Стой! Без  приказа  не  стрелять!
Ко  мне  Егоров!»
-«Тут  я,  рядом!
Ну  что  каюк  нам  лейтенант?!»
-«Не  знаю  я,  каким   отрядом,
Но  обошли нас! Не вариант!
Ведь шум  идет  к  нам  от  болота,
Фашиста  быть  там  не должно,
Но  явно  там  крадется  кто-то!»
-«Не  видно!»
-«То-то  и  оно!»

А  из  болота, сквозь  листву,
Выходят  двое  в  маскхалатах
И  просто  падают  в  траву,
Устали, нету  сил  в  солдатах
Лежат  и  дышат  тяжело,
Один  другому: «Сейчас  пристрелят.
Эй вы, ребята, далеко?!»
А  взвод лежит, глазам  не  верят:
-«Так  это ж  наши! Твою  мать!
Сержант  Егоров, со  мной мигом!»
И  побежали  поднимать.
Всех  остальных  позвали криком.
-«Вы  кто?!  Откуда?! Из  разведки?!»
-«Вопросов  много, лейтенант,
Пойдем,  присядем, вон  у  ветки»
-«Идем,  конечно!  Я так  рад!»
-«Ты  лейтенант, не  торопись,
Ты  видно  многого  не  знаешь,
Сейчас  обсудим  нашу  жизнь,
Навряд ли   радоваться   станешь»
Присев  у  сломанного  дуба,
Солдаты  слушали  рассказ,
О  том, что  наших  нет  в  округе,
Враг  у  Москвы  уже  сейчас
А  что бы  мощь  врага  убавить
И  сбить  накал  его  атак,
Решили   в  тыл  десант  направить,
Боями  навести  бардак,
Нарушить  транспортные  сети,
Живую  силу  истреблять,
Задачи  не  простые  эти,
Как  можно  дольше  выполнять:

«….А  мы,  едрить твою  налево!
Попали  сразу  на  заслон
И  уходили  от них  бегом,
Теперь  остались, я  да  он!
Легла  вся  группа  в  перестрелках,
Мы  по болоту  лишь  ушли,
Оставив  маяки  на  ветках,
Мы  точно  скажем,  как  прошли
Я, старшина, Степнов  Андрей,
Мой  позывной  один «Степаныч»,
А это  Стогов Алексей,
По  связи  он  идет «Нарзаныч»,
Всего,  каких то  пару  дней
И  только  двое  нас  осталось,
Война,  так  жалко  мне  парней,
Из групп  мы  лучшими  считались!
Наш  командир, старлей  Гадаев,
Погиб  вчера,  прикрыв  отход,
А  мы  в  болото  понимаешь!
Чуть  не  утопли,  ища  брод!
А  здесь, на  этом  направлении,
Нам  очень  важно  мост  взорвать,
Через  него  идет  снабженье,
Двух  армий,  надо  понимать!
Взрывчатка   есть, зарядов  пять,
Нам  хватит  этого  вполне,
Задачу  будем  выполнять,
Пока  дыханье  есть  во  мне!
Такой   вот  будет  мой  рассказ,
Быть  может,  кто- то  доберется,
И  все  что  слышали  сейчас,
Вам  в  штабе  доложить  придется!»
Сидели,  молча  все  солдаты,
О  чем- то  думал  лейтенант,
Надежды   рухнули  куда-то,
Чесал  затылок  и  сержант
Солдаты  начали  шептаться,
«Неужто  было  все  зазря?»
«Куда теперь  нам  прорываться?»
«Назад? Вперед? Везде нельзя!»
Сержант,   рукой  разрезав  воздух:
-«Ну  ладно, хватит  причитать!
Я, лейтенант, уж  если  можно,
С  разведкой  буду  воевать!
А  то  двоим  им  не  сподручно,
Я  помогу  хоть  мост  взорвать,
А  от  фашиста  бегать  скучно,
За  все  пора  их  наказать!»
Солдаты  бурно  зашумели
И  разделились  голоса,
Одни  своих  искать  хотели,
Другие  здесь  и  до  конца
А  лейтенант  молчал  упорно,
О  чем- то  думал, размышлял,
Потом  поднялся, тихо, скромно,
-«Давайте  строиться!» сказал.
-«Вы  старшина  пока  сидите,
Я  пару  слов  скажу  бойцам,
Их  слишком  строго  не  судите,
Бед  уж  с  лихвой  досталось  нам!»
-«Я  лейтенант, все  понимаю,
Уж  третий  месяц  как  война,
Как  вам  досталось,  представляю,
Что  от  полка  лишь  взвод  едва!»

Окинув   взглядом  строй  бойцов,
Он  начал  громко  говорить:
-«Фашист, таких  вот  храбрецов,
Уже  не  сможет  позабыть!
Мы третий  месяц  как  в  котле!
Прошли мы  все  дороги  ада,
Но  враг  шагает  по  земле!
Лишь  смерть  его, для  нас  награда!
Так   что  нам  делать?! Как нам  быть?!
Иль  руки  к  верху  нам  поднять?!
Друзей  убитых  позабыть,
И  снисхождения  нам  ждать?!
Давайте   выберем  позор!!
И   смачно  плюнем  себе  в  души!
Я  говорю это  в  укор,
Для  тех,  кому  сдаваться  лучше!
Что  скажут  матери, отцы?!
Да  весь  народ  нас  проклянет!
Какие  скажут  храбрецы?!
Коль  лапки  к  верху,  целый  взвод!
А   можем  выбрать  мы  другое,
Ведь,  на  миру,  и  смерть  красна,
Мы  за  свое,  не  за  чужое,
Пойдем   сражаться  до  конца!
И  мы  заставим  их  ответить,
За  боль, за  кровь, за  смерть  детей!
Клянусь! Пощады  им  не  светит,
Утопим  их  в  реке  смертей!
А  если  надо  мост  взорвать,
То, к  черту, мы  его  взорвем!
Чтобы  Москва  могла  дышать,
Снабженье  армий  мы  прервем!
Пускай  последним  будет  бой,
Но  мы  заставим  их  дрожать,
Москву  закроем  мы  собой
И  смертью  нас  не  испугать!
Как  командир, я вас  прошу,
Чтоб  каждый  выбрал  для  себя,
Кем  хочет  быть  он  на  миру,
Какая  ждет  его  стезя!
И кто  решит  со  мной  на  мост,
Тот  смело два  шага  вперед,
Ведь  у  героев   выбор  прост,
Не  смерть, бессмертие  их  ждет!!»
Весь  взвод  в  молчании  геройском,
Два  шага  сделал   и  застыл,
Сержант  стоял  на  месте  стойко,
От  удивленья  рот  открыл
-«Ты  что  Егоров, никак  сдрейфил?!»
-«Да я, да нет! Вот  это  речь!!
Я  лейтенант,  руками  пепел,
Расчищу, чтобы  в  землю  лечь!
Твои  слова,  душе  награда!
Готов  в  атаку хоть  сейчас!
Побыть  героем - мне  отрада!»
-«Еще  пробьет  твой  звездный  час!
Спасибо! Взводу, разойтись!
И  всем  готовиться  к  ночлегу!
Сержант! Сюда, поторопись!
Проверь,  не  мчится  ль  кто  по  следу,
Не  далеко  так,  метров  двести,
И  охранение  поставь,
Чтоб  если  вдруг   плохие  вести,
Врасплох  нас  не  смогли  застать»
-«Так  точно, понял,  лейтенант!
С  собой  Серегина  возьму?!»
-« По аккуратней  там, сержант,
Я  вами  очень  дорожу!»

Сержант  с  бойцом  пошли  назад,
А  он  стоял  и  вслед   смотрел,
В  душе  он  был,  конечно,  рад,
Что  убедить  бойцов  сумел 

-«Ну, старшина, давай посмотрим,
Где  этот  мост  большой  стоит»
-«Сейчас  по  карте  путь  проложим,
Ты  лейтенант, как  замполит!
Такую  речь  сказал, что  знаешь,
Перевернулось   все  внутри,
Бойцов   своих  ты  понимаешь
И  сам  готов  в  огонь  идти,
Я  рад, что  встретились  с  тобой
И  вы  решили  нам  помочь,
Пускай  последним  будет  бой,
Но  мы  погоним  немцев  прочь!»
-«Ты  старшина,  меня  расстроил,
Переживаю,  как  мои?
Отец  навряд ли  дом  достроил,
И мать, и  сестры,  как  они?»
-«Ты, лейтенант, откуда  родом?»
-«С под  Ленинграда, на Неве!»
-«Тогда  не  бойся, войск  там  много,
Сломает   шею  враг  себе!»
Они,  по  карте  путь  наметив,
Все  продолжали  говорить,
За  разговором  вечер  встретив,
Мечтали, как  могли  бы  жить.

В  лесу   так  быстро  ночь  спустилась,
Они, кто  как, но  улеглись,
Сны  от  усталости  не  снились,
А  души  к  дому  все  неслись
Его  слегка  в  плечо  толкнули
-« Ну что  случилось, твою мать?!»
А  мысли  все  во  сне  тонули
-«Эй,  лейтенант! Ну,  хватит  спать!»
-«А, это  ты  сержант, вернулись?»
-«Хреново  дело, лейтенант!
Об  немцев  чуть   мы  не  споткнулись!»
-«Давай  подробнее, сержант!»
-«Подробней  пусть  фашист  расскажет,
Серегин, геть  его  сюда!
Он  и  на  карте  все  покажет,
А  то  уйдет  он  в  никуда!»
Серегин  пленного  подвел,
Тот  с  кляпом, что то  бормотал
-«Сержант, ты,  где  его  нашел?!
Ты  где  и как  его  поймал?!»
-«За  нами движется  до  роты,
К болоту  нас  хотят  прижать,
Там  у  костров, сидит  пехота,
Броню  смотрели, не  видать!»
-«Как  далеко?!»
-«С  полкилометра!»
-«А  этот?»
-«Это  часовой,
Решил  сходить  как  раз  до  ветра
И  сразу  стал   голубчик  мой!»

-«Давай,  буди ка  старшину,
И  выньте  кляп, что он  бормочет?»
-«Так  я  его  и  не  пойму,
Видать,  сказать  нам,  что то  хочет!»
От  шума  старшина  проснулся:
-«О, лейтенант, каков  улов!»
А  лейтенант  лишь  улыбнулся:
-«Немецкий  знаю, десять  слов!»
-«То  не  беда,  я  знаю  много,
Глядишь,  чего  ни будь  пойму»
Потом  сказал  сержанту  строго:
-«А  ну ка,  сделай  тишину!»
И  старшина  повел  допрос,
Слова  свои  он  повторял,
Фашист  проглатывал  вопрос,
Дрожа, ответы  выдавал.
Потом  взглянул  он  на  часы,
Сказал   сержанту : «Забирай!»
Рукой  с  травы  собрал  росы,
Умылся, «Наших  поднимай!»
Он  лейтенанта  приобнял
И  тихо, шепотом   сказал:
-«Фашист, которого  он  взял,
Нам  сдаться  долго  предлагал,
Затем  поведал,  с  трех  сторон,
К  болоту  будут  прижимать,
Какой  уж  тут  с  тобой  нам  сон,
Когда  так  скоро  умирать»
-«А  как  же  мост? Мы  же  хотели!»
-«Видать  с  тобой  нам  не  судьба,
Нас  обложить  они  успели,
Прижмут   к  болоту,  нам  хана!»
-«Постой,  во  сколько  начинают?»
-«Сказал  подъем  как  будто  в  шесть»
-«Они  ж  о  нас  еще  не  знают!
Ни  сколько  нас, ни  где  мы  есть!» 
-«Согласен, этого  не  знают,
Ты  что  задумал, лейтенант?»
-«Они  еще  не  представляют,
Какой  в  игре  достался  фант!
Смотри,  мы  делимся  на группы,
Одна  вот  здесь,  вторая  тут,
Завяжут  бой,  он  будет  трудный,
И  в о концовке,  их  сомнут,
Но  пока  бой, неразбериха,
Мы  потихонечку  уйдем,
Мы  вдоль  болота, очень  тихо,
На  пузе  точно  уползем,
А  дальше  прямиком  сюда,
По  карте  километра  три,
И  сходу  с  криками «Ура»,
Мы  мост  берем,  вот  здесь, гляди!»
-«На  карте, все  легко  и  просто,
Вот  в  дело  это  воплотить,
Забыть  про  жизни  этой  остров,
И  подвиг  главный  совершить!
Да,  это  шанс,  других  не  будет,
Кто  группы  эти  поведет?
Кто  немцам  путь  сюда  отрубит
И  на  себя  удар  возьмет?»
-«Одну  сержанту  я  доверю,
Другую, пусть «Нарзаныч»  твой,
Я  вам  приказывать  не  смею,
Но  очень  важен  этот  бой,
А  мост  взорвать, мы  сможем  сами,
Они  дадут  нам  шанс  уйти,
Закроют  путь  сюда  телами,
Другого  нет  у   нас  пути!»

Две  группы, по  семь  человек,
Уже  построились  в  ночи,
Суровый  им  достался  век,
Духовно,  просто  силачи!

Сержант, «Нарзаныч», старшина,
И  лейтенант,  все  обсуждают,
 По  карте  только  иногда,
От  самокрутки  свет  пускают
-«Пора,  пожалуй,  уж  четыре,
В  запасе  только  два  часа»
Еще  разок  все  прокрутили,
«Ну,  все  ребята, знать  пора!»
«Нарзаныч»  с  группой  двинул  прямо,
Сержант  пока  еще  стоял,
А  лейтенант  смотрел  устало,
«На  смерть  идут» он  это  знал
Сержант  спокойно  улыбнулся
И  лейтенанта  приобняв, шепнул:
-«Ударь, чтоб  немец  ужаснулся,
А  мост  проклятый  утонул!»
-«Держись, сержант! Как  можно  дольше!
Об  этом  я  тебя  прошу,
Быть  может  час, а  может  больше!»
-«Уж  час то, точно  протяну!»
Они  обнялись  словно  братья,
Роднее  не было  души
И  дружбы  верной, те  объятья,
Дороже  жизни  в  той  глуши
Во  тьме  две  группы  растворились,
-«Что ж  старшина  и  нам  пора!
Пойдем  мы  как  договорились,
Всем  наготове   быть  пока!»

Лишь  в  пять  послышались   разрывы,
И  перестрелки  начались,
Бои  кипели  со  всей  силы,
То , группы  яростно  дрались
А  лейтенант  и  старшина,
Собрав  отряд, пошли  к  мосту,
Судьба  у  них  теперь  одна,
Как  и  у  многих,  в  ту  войну.
Фашисты  этого  не  ждали,
Спокойно  спали  у  костров,
Когда  во  тьме  на  них  напали,
Никто  из  них  был  не готов,
А  дальше  паника  и  крики,
Стрельба,  разрывы,  русский  мат,
У  русской  смерти  злые  лики,
Что  не  спасает  автомат,
Они  бросали  все, бежали,
Теряя  в  сумерках  солдат,
А  сзади  русские  кричали,
И  нескончаем  этот  ад!

Сержант  присел: «Хорош  костер!
Ну что, погреемся  пока?!
Серегин, вижу,  ты  хитер,
Тушенку  свистнул  у  врага!»
-«Ага,  сержант, три  дня  не  жрали!
Трофеем  пузо  хоть  набьем!
Они  нас  точно  тут  не  ждали,
Еды, патронов  наберем!»
-«Сержант, а  с этими, что  делать?!
Пять  пленных, их  куда  девать?!»
-«Козлов, ты  как  ребенок, ну  не  вешать!
Вон  там,  у  дуба  расстрелять!»
-«Как  расстрелять?! Я  не  смогу!
Они  же  это… Я  не знаю!»
-«Ты  что  Козлов, я  сейчас  умру!
Врагов  жалеть?! Не  понимаю!
Серегин, все ли уцелели?!»
-«Увы, остались  впятером!
Двоих  у  нас  свалить  успели!»
-«Вот  я  Козлов, тебе о том,
Ты  мать твою, кого  жалеешь?
Кого  не  можешь  расстрелять?!
Ты  неужели  мне  не веришь?
Всем  нам  сегодня  умирать!»
-«Да я, сержант, в  бою  одно,
А  так, не знаю, как  палач!»
-«Поверь  Козлов, им  все  равно,
Тебя б  стрельнули, плачь не плачь!»

Сержант,  в  костер,  отбросив  банку,
Поднял спокойно  автомат
И дал  три  очереди  сразу:
-«Так  отправляйтесь  суки в ад!!
Ну, вот  и  все! И  пленных  нету!
По  кой  они  нам  здесь  нужны?!
Фашистов  этих  всех  к ответу,
Мы  убивать  их  всех  должны!
Чем  больше  мы  их  тут  убьем,
Тем  меньше  их  придет  к  Москве,
Пусть  даже  смерть  свою  найдем,
Мы  на  своей  стоим  земле!»

Стояли,  молча  пять  солдат,
Костер  уныло  догорал,
Врагов  тела  кругом  лежат,
Сержант  команды  раздавал:
-«Смотри,  как  быстро  рассветает,
Нам  оборону  занимать!
Как  повернется, кто  их  знает,
Когда  начнут  атаковать?!»
-«Сержант! Гляди! Два  пулемета!
Патронов   куча  и  гранат!
Нам  бы  людей  еще  пол  взвода
И  мы  устроили бы  ад!»
Сержант  задумался  о чем то:
-«Серегин, быстренько  ко мне!
Козлов,  Еремин, с  пулеметом,
Ложитесь  вон  на том  бугре!
Гуляев,  ты  вот  здесь, у  дуба,
А  я  чуть  выдвинусь  вперед,
А  ты  Серегин,  будь  мне  другом,
Давай  назад,  догонишь  взвод!»
-«Сержант, не  понял, как  назад?!»
-«Серегин, я тебя  прошу,
Взять  пулемет  и  взять  гранат,
Со  взводом  ты  пойдешь  к  мосту!»
-«А  как же  вы  здесь, вчетвером?!»
-«Твой  пулемет, он  там  важнее!
А  немцев  мы  тут  отвлечем,
Прошу  Серегин, по быстрее!»
-«Ты  что  сержант?!  Я  не  пойду!
Я  здесь  останусь  вместе  с  вами!»
-«Серегин! Я  сказал, к  мосту!
Мы  тут  продержимся  и  сами!»
Серегин все  еще  стоял
И  зло  смотрел  он  на  сержанта,
А  тот  слегка  его  обнял,
Шепнув: «Прикроешь  лейтенанта,
Пойми  Серегин, ты  одно,
Там  с  пулеметом, ты  нужнее,
Мост  захватить им  нелегко,
Прошу,  родной, давай  живее!»
-«Все  ясно, понял  командир!
Прощай! Не свидимся  наверно!
Я  нашей  дружбой  дорожил,
Уйдем  по разному, так  скверно!»
-«Не  раскисай  Серегин, слышишь?!
А  лейтенанту,  помоги!
Ложи  фашистов,  пока  дышишь,
У  нас  же  вечность  впереди!»
Бойца  отправив  с  пулеметом,
Сержант  позицию  занял,
Потом  еще  прикинув,  что то,
Другим  не  громко  объяснял:
-«Козлов, Еремин, вы  молчите!
Гуляев, я,  вступаем  в  бой,
А  вы  лежите  и  смотрите,
Вы  вся  надежда  за  спиной!
Когда  здесь  край  уже  настанет,
Вы «диалог»  начнете  свой,
Крошите  всех,  кто  только  встанет
И  до  конца  ведите  бой!»
Рассвет  совсем  в  лесу  хозяин,
Листва  наполнена  росой,
Осенний  лес, он  так  печален,
Но  вдруг  левее, грянул  бой
Сержант  лежал: « «Нарзаныч» бьется,
А  значит,  скоро  будут  тут,
Но  мы  их  встретим, как  придется,
Домой  в  Берлин  не все  уйдут!»

                Мост

Отряд  от  взвода, у  моста,
Бойцы  лежат, команду  ждут,
-«Да, тут  охрана  хороша,
Пока  дойдем,  всех  перебьют!»
-«Да, лейтенант, их  в  лоб  не  взять,
Быть  может  ночи  нам  дождаться?
А  в  темноте, туда  бежать,
К  опоре  ближней  прорываться!»
-«Нет,  не  пойдет! Ты  что  не  видишь?
Нас  там  накроют  с  двух  сторон,
Туда  зайдешь - уже  не  выйдешь,
И  станет  ужасом  наш  сон!»
-«А что же  делать? Как  нам  быть?
Нам  надо,  что - то предпринять»
-«За  эшелонами  следить
И  темноты  конечно  ждать!»
Они  лежали  на  траве,
И  просто, молча,  отдыхали,
Крутились  мысли  в голове,
Как будет  дальше,  представляли
-«Я, старшина, чего  наметил,
А  если  прямиком  на  мост?
Вон  там, по насыпи»
-«Заметят!»
-«Да, под огнем  наш  путь  не  прост!
Но  мы  успеем, мы  заскочим!
Расчет  зениток  уберем!
Там  закрепиться, хотя  в прочем,
С  моста  уж  вряд ли  мы  уйдем!»
-«Одна проблема, лейтенант,
Взрывчатка  сверху  не  возьмет,
Опору  надо  подрывать,
Тогда  от  взрыва  упадет!»
-«Вот  черт! Хреновая  взрывчатка!
Боеприпасов  бы  в  вагон,
Тогда  пришлось бы  им  не  сладко
И навсегда  упал бы он!
Володин, график  рассчитали?»
-«Один  состав  на  два  часа!»
-«Ну, старшина, а  если  взяли,
И  на  мосту  ему, хана!»
-«Ты  предлагаешь?»
-« Да, конечно! Мы  рельсы  эти подорвем
И  встанет  поезд  там  навечно,
А  там  глядишь,  состав  рванем!»
-«Ай, лейтенант, стратег, ей богу!
Тебе б  командовать  полком!
Хороший   шанс! Ребята  смогут!
Мы  эшелоном  мост  запрем!»
-«Володин, как  состав  пройдет,
Отсчет  по  времени ведите!»
-«Я понял! Кто - то  вон  ползет!»
-«А  ну  ка  быстро  посмотрите!
Серегин, ты ?! Не  может быть!»
-«Я  ели – ели  вас  догнал,
Они  остались  там  прикрыть,
Меня  сюда  сержант  послал!
Сказал, что  вам  без  пулемета,
Мост  не осилить  и  не  взять!»
-«Уж  больно  грамотный  он  что то,
Сам  немцев  будет,  чем  держать?!»
Серегин  голову  склонил:
-«Ему  уж  точно  ни к  чему,
Им  лишь  на  час  хватило  сил,
Я  слышал  эту  их  войну!»
И лейтенант  тогда  осекся,
Он  понял, нет  уже  ребят:
-«Прости  Серегин! Ты  готовься,
Такой  подмоге  очень рад!»
А  сам  в  душе  себя ругая,
Уткнулся  в  землю  и  молчал,
Лицо  сержанта  вспоминая
И  как  прощались,  вспоминал.

Часы  минутами  бежали,
Спустился  вечер, словно  вор,
Все  приготовились  и  ждали,
Последним  будет  разговор
-«Ты,  коль  Володин не ошибся,
То  поезд  будет  через  час!»
И  лейтенант  уже  решился:
-«Все, выдвигаемся  сейчас!
Расчет  зениток  уничтожить!
Двумя  гранатами, вперед!
Потери  немцев, только  множить!
И в плен  не брать, убитым  счет!»

Не  видно  в  сумерках  атаки,
Они  в плотную  подошли,
Не  ожидали  немцы  драки,
В  осенней,  ласковой глуши
Но  громыхнуло  эхо  взрывов,
Свинцовый  дождь  хлестал вовсю,
Раздался  крик, десятки  криков,
Бой  разбудил  округу  всю
Расчет  зениток  уничтожен,
Фашисты  в  панике  бегут,
И  старшина  не  осторожен:
-«Нас  лейтенант  они  не  ждут!»
Шальная  пуля  в  это  время,
Его заставила  упасть,
И  он  погиб  в  победу  веря,
В его  глазах  застыла  страсть
-«Алиев, забери  взрывчатку!
Не  отставай! Давай  за  мной!
Серегин, как?!»
-«Да я в порядке!
Я,  лейтенант,  пока  живой!»

Ночная  страшная  атака,
Слепые  пули  бьют  в  тела,
Для  нас  она  святая  драка,
Для  немцев паника  одна,
Сошелся  кто-то в  рукопашной
И  получил  под  сердце  штык,
За  шаг  до  смерти  быть отважным,
Не  каждый  к  этому  привык
-«Давай  ребята! Поднажмем!
Осталось  малость, двадцать  метров!»
Но  немцы  жалили  огнем,
Сметая  наших  адским  ветром
Он  вдруг  почувствовал  удар,
Плечо  пронзило  острой  болью,
Все  тело  окунулось  в  жар
И  форма  пропиталась  кровью,
Он  опустился  на колено,
Но  продолжал  еще  стрелять,
Рука  не  двигалась, болела,
Сознанье  стало  покидать
-«Эй, лейтенант! Что  зацепило?!»
Ответить  он  уже  не  смог,
Сознанье  медленно  уплыло
И  он  упал,  у  чьих- то  ног

А  бой  гремел  в  ночи  усталой,
Кипела  жизнями  война,
И  эта  битва  была  главной,
Смерть  нагулялась  там  сполна

Его  из  омута  забвенья,
Вдруг  паровозный  звал  гудок,
Он  четко  помнил  про раненье,
Но  шевелиться  еще  мог,
Стрельба  моментами  стихала
И  ночь  глушила  тишиной,
Судьба  его  на  подвиг  звала,
Он  остальных  всех  за  собой

-«Кто  слышит?! Поезд! Задержать!
Любой  ценой, чтоб  на  мосту!
Кто  слышит?! Рельсы  подорвать!»
-«Я  слышал! Думаю  смогу!»
-«Боец, фамилия?!»
-«Карпушин!»
-«Тебе  до  рельсов  далеко?!»
-«Так  я  лежу  на  них, как  тушка!
И  немцы  рядом, вот дерьмо!
Стреляют  так, что  не  подняться!
Мне  десять  метров  до  моста!»
-«Тебя  прошу я  там  остаться!
Твоя  позиция  важна!
Гранаты  есть?!»
-«Аж  целых две!»
-«Да  ты  богач, боец  Карпушин!
На  этой  чертовой  войне,
Мы  планы  Гитлера  нарушим!»
Состав  на  мост  вошел  упрямо,
Платформа  впереди  в  мешках
И  луч  прожектора  бьет  прямо,
Все  освещая  в  метрах  стах
-«Пора  Карпушин! Ну, Серега!
Рви  рельсы! Я  тебя  прошу!
Тут  от  тебя  зависит  много!
Мы  их  не  пустим  на  Москву!»
Солдат  молчал, лежал  на  шпалах,
Состав  так  быстро  подходил,
Он  вспомнил  мать  и  братьев  малых,
Прожектор  тело  осветил
И  лишь  наехала  платформа,
Он  крикнул: « Сука! Получай!»
Раздался  взрыв, довольно  громкий,
Душа  солдата точно  в  рай
Платформа  съехала  на  шпалы,
За  нею  следом  паровоз,
Встал  лейтенант  стреляя: «Гады!
Он  смог! Пустил  вас  под  откос!»
Весь  эшелон  остановился,
Он  растянулся  на  весь  мост,
И  лейтенант  заторопился:
-«Вам  тварям  будет  здесь  погост!
Кто  может, все  бегом, за  мной!
На  мост! Бежать, вон  к  тем  цистернам!
Мы  не окончили  свой  бой!
Мы  лишь  ударили  по  нервам!»
Бой  завязался  на  мосту,
Фашисты  все же  наседали,
-«Сдержать  их  больше  не смогу!
Патронов  хватит  нам  едва ли!»
-«Держать, Стеценко! Два  вагона!
Еще  чуть-чуть туда  пройти!
Вон  у  него патронов  много,
Убитый  немец, подбери!»

Тут  вдруг  ударил  пулемет
И  немцы  стали  отползать,
Свинец  их  просто  к  рельсам  жмет
-«Надолго их  не  задержать!»
-«Серегин?! Ну,  ты  таракан!
Ты  раньше, что  не  мог  ударить?!»
-«Патронов  мало,  много ран,
Минуты  три  мне  с  ними  ладить»
-«Да  три  минуты, это  вечность!
Тебе  спасибо, дорогой!»
-«А  это  просто  бесконечность,
Так  долго длится  этот  бой!»
-«Чуть – чуть  Серегин   продержись!
Твой  пулемет, одна  отрада!»
-«Я знаю, но  уходит  жизнь,
Вам  торопиться  очень  надо!»
-«Стеценко, быстро  на  цистерну,
Я  ранен, мне  туда  не  влезть!
Откроешь  люк, бензин  наверно,
Гранаты  хватит за  всю  честь!»
Но  пулемет,  он  замолчал,
Серегин  лбом  в  него  уткнулся,
Один  фашист  вовсю  кричал
И  дождь  свинца  опять  проснулся
-«Стеценко, ну!?»
-«Я  люк  открыл!
Но что то  стало  страшновато!»
-«Гранату  бросить  ты  забыл!!
Иль  труханул  боец,  однако?!»
-«Так  мы  погибнем, лейтенант!»
-«Ты  эко  новость  мне  открыл!
Бросай  Стеценко, ты ж  солдат!
Ведь  я  всегда  тебя  хвалил!»
-«Я, лейтенант, скажу не трус!
Ходил  в атаку много  раз,
Но как подумаю, «взорвусь!»
Перехватило  дух  сейчас!»

А лейтенант  присел  внезапно,
За  бок  схватился, закричал:
«Ребята  гибли  не напрасно!
Чтоб ты здесь  охал и  стонал!
Кидай, не  думай! Будь  что  будет!
Мы  столько  сделали  с  тобой!
Коль  победим,  нас  не  забудут
И  вспомнят  даже  этот  бой!»
Он  видел  немцев  силуэты,
Они  из  тьмы  идут  к  нему,
«Как  жаль, споткнуться  так  на этом,
Солдат  не  смог, но  я  смогу»
Он  вспомнил  мать, отца, сестер,
С трудом  он  в  полный  рост  поднялся,
-«Смотри  Стеценко, мой  костер,
В  душе  моих  родных  остался!»

А  память  лица  все  крутила,
Сержант, Серегин, старшина,
«Нам  так  немного  не  хватило,
Задачу  выполнить  сполна»
-«Эх  ты, Стеценко, посмотри!
Я в  вечность  буду  так  шагать,
Ты  если  сможешь, то  живи!
Смотри,  как  надо  умирать!!»
И  он  шагнул  навстречу  к  немцам,
Успел  лишь  очередь в  них  дать,
И  получил  свинец  по  сердце,
Затем  стал,  молча  оседать

А  в  это  время, взрыв  мощнейший,
Заставил  землю  задрожать,
И  рухнул  мост, объект  важнейший…
А  Гитлер  стал  своим  орать:
«Вы  как  такое  допустили?!
Я  не  могу  это  понять!
Вы  как  на  мост  их  пропустили,
Что  так  легко  смогли  взорвать!!!»
-«Мой  фюрер, их была  не группа,
Мне  доложили, целый  полк!»
-«В тылу  у  войск?! Но  полк  откуда?!
Я  не  возьму  все  это  в  толк!!
Что  делать  с  армией  фон Бока?
Манштейн  и тот  сойдет  с  ума!!
Кто виноват, к стене  дорога!!!
Всех  пленных строить!! Всех  туда!!»

Москва. Лубянка. НКВД.

Он  шел  ковровою  дорожкой,
Он  шел  к  наркому  на  доклад,
Волненье было, но  немножко,
Вестям  разведки был  он рад
-«Давай полковник, доложите!
Надеюсь,  есть  вам  что  сказать?!»
-«Так  точно! Донесение  примите!
Мост  уничтожен, не  поднять!»
-«Что ж, хорошо!
Что  с  группой  сталось?»
-«На  связь  не  вышел  ни  один!
Навряд ли  кто  в  живых  остался,
Их  как  пропавших  всех дадим!»
-«Согласен! Группу  всю  к  медалям!
Готовьте  следующий  десант!»
-«Сейчас  как раз  определяем,
Под  Киев  бросить, как вариант!»
-«Идите! Позже  дам  приказ!
Людей  готовьте  днем  и ночью,
Враг  уничтожить  хочет  нас,
Увидит  смерть  свою  воочию!»



Поклон  до  матушки  земли,
Вам, неизвестные  солдаты,
Вы  наши  жизни  сберегли,
Хранить обязаны  мы  даты
Четыре  года, каждый  день,
Вы  гибли, Родину  спасая,
Будь  проклят тот, кто  бросит тень,
На  подвиг  Ваш, его не зная!




 декабрь 2016 года


Рецензии
Их души к нам приходят с неба -
Солдат — героев, опалённых, той войной...
И в месте с нами, звучит громкое: - «Победа!
Салютом вдруг, над на шею землёй...

А те, герои, что в полях остались...
Уже давно проросшие травой...
Тогда за своих правнуков сражались
И дни и ночи жертвуя собой!

А ныне, вновь ожила ваша слава,
Теперь мы вместе с вами встали в строй.
В огне животворящем эта рана -
Пульсирует, как ваш последний бой.

Сегодня очень мало ветеранов...
Идут года, уносят в мир иной.
И на земле осталось мало шрамов,
Той битвы страшной — битвы роковой.

Всё чаще на портретах оживают:
Их лица и мы чувствуем родство.
Тогда нас ваши души обнимают,
Как будто с фронта принесли письмо.

В полку бессмертном с каждым годом пребывает.
В нём песни о Победе все поют.
Сердца отвагой - этот подвиг наполняет
И внуки к обелискам - правнуков ведут.

Николай Брылев   03.04.2017 21:03     Заявить о нарушении
Спасибо,за такой замечательный отклик!

Руслан Гулькович   03.04.2017 21:13   Заявить о нарушении
На это произведение написано 15 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.