Творчеству Чингиза Айтматова

Краешек неба и тучи над горной грядой,
Свист паровоза, сцепившего запад с востоком,
Шёпот ковыльный и тополь, от солнца седой,
И бесконечная горечь полынного сока.

Гладящий редкую бороду, старый отец.
Взгляд материнский, к судьбе терпеливый и робкий.
Щедро омытые зноем отары овец,
Хлопково-белой кипенью текущие в сопки.

Полые воды в ущелье ревущей реки,
Небо, глядящее тысячью звёзд любопытных,
Пятна рассвета в румянце девичьей щеки,
Ветер, пронизанный плачем и пылью копытной.

Старые брички в иссушенных жилах степи,
Чёрный огонь из-под век жеребят повзрослевших.
Если устал, прямо здесь же приляг и поспи,
Так-то оно и душе веселее и легче.

Дыбится степь, плоскогорья сменяют кряжи.
Сам ты себе и дитя, и мудрец, и ровесник.
Сон – хорошо, просыпаешься – значит, ты жив.
Спой же об этом никем не испетую песню.

Пой от свободы,  штурмуй журавлиную высь,
Только вперёд, из себя не утратив ни части.
Веришь в неё? Так не смей отрекаться! Борись!
Если осилишь – осилишь и право на счастье.

Высохнет тальник и ждущие жатвы хлеба,
Скрежет дрофы разобьётся о плоские крыши.
Пой, в этой песне родится иная судьба.
Пой, даже если её никогда не услышат.


Рецензии
Екатерина, мне произведение понравилось в целом.
Не сказать, что метафорность необычная, но образы
не вызывают отторжения от ассоциативных излишеств.
Что можно сказать о тематической канве?
На мой взгляд, творчество Айтматова нельзя сводить
лишь к описательности родины, в которой он жил и
которая дала ему пищу для творчества, ибо в основе
оного на первом месте стоят жизненная философия и
мыслительный базис, как нравственно-духовный вектор
человеческих помыслов, хотя по способности отражать
природу родного края Чингизу было мало равных.
Более того, его русский язык часто вызывал восторг,
не в обиду нашим сермяжным русскоязычным писателям.
В данном случае читатель видит лишь попытку автора
связать образы Киргизии с личностью Айтматова, а это
выглядит как конус, усечённый у основания.
И пара языковых моментов.
1. Дыбится степь, плоскогорья сменяют кряжи.
Кряж'и - здесь сразу спотыкаешься.
2. Спой же об этом никем не испетую песню.
Испетая песня - однозначный нонсенс, с какой
стороны ни взгляни.

Итог.
Грамотно исполненное стихотворение, соответствующее
всем канонам русского классического стихосложения.
Однако, если бы не название, то направленных ассоциаций
с Айтматовым не возникает, а должны возникать...

Всего хорошего.

Евгений Кабалин   15.09.2017 10:53     Заявить о нарушении
Здравствуйте, Евгений! Я рада читать такой развёрнутый, детальный отзыв от человека, которому тоже небезразлично творчество Чингиза Айтматова.
Вы говорите, что направленных ассоциаций не возникает. Я не буду спорить, поскольку все по-разному реагируют на одни и те же вещи. Я почитала Вашу краткую биографию, и нимало не сомневаюсь в том, что такому человеку, как Вы, лирической стороны недостаточно. У меня, как Вы заметили, в основном описана степь. Но это не значит, что я не поняла Айтматова. Про море можно сказать, что это место, где живут рыбы и плавают суда. А можно метафорой. Явно -- последняя совсем не отражает всей сути первого высказывания, но и не возникла бы, если бы сути не имела. Я вижу философию Чингиза Айтматова через степь, как через степь постигал её и он сам. В некотором роде, это озвучено в последних катренах. Вы видите через сюжетную линию. Так есть, хотя бы потому, что Вы -- мужчина, а я -- женщина. Я больше чувствую, нежели следую логике. Ну и, здесь, конечно, больше всего присутствует "Джамиля". Немного "Белого облака Чингисхана" и совсем немного других его произведений. Поэтому, да, заголовок, может, выбран не совсем верно.
Насчёт кряжей в данный момент согласиться не могу.
Насчёт второго замечания -- согласна. Это слово было "изобретено" умышленно. Но до конца я и сама его не приняла. Со временем найду другой вариант.
Признательна Вам за глубокий отзыв.

Спасибо!

Екатерина Камаева   15.09.2017 13:16   Заявить о нарушении
Екатерина, если бы название было посвящено творчеству
Расула Гамзатова или Косты Хетагурова - вполне можно
было бы сделать отождествление. Вот что я имел в виду,
касательно названия и контекста. Основные мотивы схожи.
Ну, а в плане раскрытия темы, то я не разделяю поэзию
на женскую и мужскую, хотя некоторые нюансы есть.
Зрелый Айтматов - это прежде всего "Плаха" - мощное,
базисное произведение русской литературы с глубочайшим
проникновением в основы человека, как создания божиего.
Ему было достаточно написать только его - и мировая
известность была бы обеспечена. Однако, это лишь IMHO.

Евгений Кабалин   15.09.2017 15:38   Заявить о нарушении
Ну...) "Плаха" -- это вообще другой Айтматов. Через (почти) два поколения. Мне не очень легко соединить его тридцатилетнего с ним же, разменявшим шестой десяток. Хотя, я даже раннее творчество Есенина с более поздним не всегда могу увязать, несмотря на то, что разностный период не столь велик, как здесь. В "Плахе" Айтматов уже не столь певуч, но много более глубок. Однако, в раннем творчестве эта глубина уже угадывается. Конечно же, тоже IMHO. И если Вы скажете, что в посвящении творчеству нужно было выбрать некую среднюю линию -- в общем, будете правы.
Что касается "Плахи", от неё у меня странным образом возникает ассоциация с фильмом "Курманджан Датка". Какую-то идентичную силу я чувствую и там, и там. Силу одного и того же порядка.
Я очень рада, что у меня есть возможность беседовать с Вами на эту тему.

Екатерина Камаева   15.09.2017 16:08   Заявить о нарушении
Екатерина, я не смотрел этот фильм, к сожалению.
Будет возможность - обязательно просмотрю.
Вы правильно уловили мою мысль: портрет писателя
должен выглядеть многослойным, сообразно всем
пластам его творчества. Однако, это ни в коей мере
не умаляет тему данного произведения, ибо все мы,
читатели, смотрим на стихи с разных точек зрения,
и ассоциативные ряды тоже весьма различны.
Моё знакомство с Айтматовым началось с "Буранного
полустанка" уже после двадцати пяти.
Потом прочёл всё, что можно было достать в виде
книг этого мастера в книжных магазинах СССР.
До Чингиза было прочитано много всего, но он
был стопроцентным открытием. Не скажу, что
перечитывал его до "Плахи" - просто держал в уме
сюжеты его повестей как ретроспекции. "Плаха" же
стала откровением. Это было похоже на рождение
алмаза: талант писателя засверкал всеми гранями,
отражая великую силу русского языка и создавая
совершенно неповторимый уникальный спектр
связки СЛОВА и МЫСЛИ. Чингиз очень близок к
Достоевскому, когда дело касается раскрытия
глубины человеческой натуры, но его проекция
совершенно уникальна. Я горжусь, что был современником
Чингиза Айтматова.

Евгений Кабалин   15.09.2017 19:25   Заявить о нарушении
Да, Вы правы. Как движется "кровь" в самых незаметных капиллярах человеческой души, видел только Достоевский. Но мне думается, он, кроме всего, и каким-то образом сам плыл в этом "кровотоке", подчас протискиваясь, как ребёнок сквозь родовые пути. Отсюда и эта вечная боль рождения, из-за которой лично мне нелегко его читать. Он увлекает за собой по этим путям, поэтому нужна здоровая (в хорошем смысле) плотность, чтобы остаться наблюдателем, а не стать участником.
Если проводить аналогию, Айтматов довольствуется артериальным "кровотоком", предполагая, что в капиллярах всё подобно, и не идёт туда, где узко и слишком болезненно. И почти всегда прав. Поскольку все эти "тонкости", как правило, индивидуальны. И, в отличие от Достоевского, Айтматов не видит смысла в том, чтобы сделать "посещение" особо узких мест обязательным.
Я так вижу. Кто-то, вероятно, считает по-другому...

Для меня Чингиз Айтматов тоже стал открытием. Правда, познакомилась я с ним благодаря фильму "Первый учитель". И дальше стала читать. Вы верно заметили: его русский язык вызывает восторг. Чтобы, как Вы сказали, связать такие МЫСЛИ, нужен не просто русский язык, а ещё и безупречный.

Понравилось, как сказали про уникальную проекцию. В Айтматове больше полноты, чем в Достоевском. Как больше генетического материала при смешении кровей. Будучи киргизом, он думал по-русски. И его русский язык пропитан этим восхитительным восточным колоритом, который не перебил, но усилил оттенки великого и могучего, как приток природного газа усиливает пламя. Я вижу азиатскую культуру, как первую группу крови с отсутствием резус-фактора, универсальную, могущую питать собой любой организм.

У фильма единственный недостаток: перевод в виде субтитров. Но я смотрела этот фильм не один, и даже не два раза. Относительно себя могу сказать, что очень быстро забываешь, что говорят не по-русски. Слышишь речь, а смысл читаешь, и кажется, будто слышишь слова на родном языке.

P.S. Полностью согласна с изречением Камю. Во лжи себе корень всех человеческих внутренних несчастий. Только в нём. IMHO

Екатерина Камаева   15.09.2017 21:11   Заявить о нарушении
На это произведение написано 12 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.