Медвежье сердце

Зима  туманом  уходила,
Морозы  прятались  в  тепло,
Еще  в  лесу  все  так  уныло,
Но  до  тепла  не далеко,
Весна   лишь  только  просыпалась,
Но  с  каждым  днем  сильней  капель,
Зима  свой  век  продлить  старалась,
Глядишь  вот  солнце, вдруг  метель

Вон  по  проталинам , так  резво,
Косой  бежит, петляя  след,
За  ним  кто гонится  наверно,
Его,  желая  на  обед!
Ну,  так  и  есть,  три  старых  волка,
За  ним  по  следу, как   судьба,
От  них  петлять,  не  будет  толка,
Спасет  лишь случай  беляка
И  он  под  старым  буреломом,
Укрытым   снежною  горой,
Увидел  ход, как  шанс  свой  новый
И  сразу  в  омут  с головой,
Туда  нырнул, а  там  свободно,
Тепло  и  сухо,  как  в  раю
И  стало  так  внутри  спокойно,
Косой  решил «вот  тут  вздремну»,
Улегся  он  как  на  перину:
«Какая  теплая  трава,
Сюда  бы  мне  морковки  кинуть,
И  можно  жить  здесь  года  два»
А  волки  рядом  покрутились,
Но  лезть  не  стали, лишь  рыча,
На  что то  сильно  разозлились,
Ушли, свой  рык  под  нос  бурча.
А  зайцу   снилось,  море  грядок,
Морковь, капуста,  вся  еда,
Во  сне  навел  он  с  ней  порядок,
Но  вдруг  вздохнуть  он  мог  едва!

Тут  кто-то  сгреб  его  в  охапку,
Прижал  к  себе, давай  лизать,
Косой  обмяк  и  стал  как  тряпка,
Мог  только  громко  верещать
Объятья,  чьи то  разомкнулись,
Косой  весь  мокрый чуть отполз,
Во  тьме тут  что-то  шевельнулось,
И  зайца  в миг  прошиб  озноб,
Медведя  морда  подтянулась,
Его  обнюхала  всего,
Душа  Косого   ужаснулась,
Инфаркт  почти  скосил  его!
-«Косой, ты,  что  здесь  потерял?!
На  мне  разлегся, как  хозяин!!»
-«Прости  Михалыч, я  не  знал!
Я  думал, дом  необитаем!
Меня  загнали  сюда  волки!
Тебя  не  видел  в  темноте!
От  них  спасался, что  тут  толку,
Раз  прибежал  я  в  пасть к  тебе!
-«А   мне  Косой,  такое  снилось!
Бочонок  меда, ягод  куст!
И  сердце  радостно  так  билось,
Глаза  открыл,  мой  домик  пуст!
Тебя  я  принял  за  конфетку,
Проголодался,  пока  спал»
-«А  мне  от  страха  бы  таблетку,
Испуг  мне  сердце  разорвал!»
-«Косой,  не  бойся, есть,  не  буду!
Скажи,  весна  уже  пришла?
Быстрей бы  лето, это  чудо,
Когда  едой  земля  полна!»
-«Весна  пришла, но  снег  лежит,
Днем  солнце  сильно  пригревает,
Зима  сосульками  бежит,
Мороз  скрипит,  но  отступает!»
-«Эх, рано  ты  меня  поднял!
Еще б  чуток, поспать  с  недельку!»
А заяц  тут  же  задрожал:
-«Так  ты  ложись  в  свою  постельку!»
-«Теперь  уж   точно  не  заснуть,
И жрать  становиться  охота!»
Решил  он  зайца  припугнуть:
«Зайчатины  хотелось  что –то!»
Косой  услышав,  встрепенулся:
-«Михалыч, может,  я  пойду?
Сегодня  в  страх  свой  окунулся,
Еще  чуть- чуть  и  сам  умру!»
-«Беги  Косой!» едва  сказал,
А  зайца  след  уже  простыл,
«Ого, как  быстро  ускакал,
Откуда  в  зайце  столько  сил?»

Медведь,  с  берлоги  вылезая,
Вздохнул, почувствовав  весну,
И  осторожно  так  ступая,
Пошел  тропинкой,  что  в  лесу,
Он  шел  знакомою  тропой,
Минуя  чащу  и  овраг,
Для  леса  был  всегда  он  свой,
Уже  он  слышал  лай  собак
Веселье  птиц  дарило  радость,
И  солнце  жмурило  глаза,
Он  был  расстроен  снегом  малость,
Кругом  проталины,  вода.

Вот  за  опушкой,  дом  средь  леса,
Собаки  лают  и  рычат,
И  сена  стог, что под  навесом,
А  вот  и  двери, так скрипят,
Хозяин  вышел  на  порог:
-«Топтыжка?! Ты ли?! Неужели?!»
Бежать  к  медведю  со  всех  ног,
Глаза  мужчины  заблестели 
Медведя  Обнял  и  погладил,
А тот  лизнул  его  в  ответ,
Он  помнил  медвежонка  ради,
Играл  со  смертью  человек.

Тогда, назад  всего  два  года,
Когда  медведицу  убив,
Три  браконьера, три  урода,
В  мешок  засунули  избив,
Он  был  напуган  и  кусался,
Мать  не  могла  ему  помочь,
А  он  так  звал, во всю  старался,
И  с  ним  в  мешке  бежали  прочь!
Потом  стрельба  и  злые  крики,
А  он сидел  в  большом  мешке,
И  люди,  словно  звери  дики,
Висела  жизнь  на  волоске,
Он  вспомнил  брошенный  мешок
И  как  он  вылез   осторожно,
Тогда  понять  еще  не  мог,
Уже  и  радоваться  можно,
Тут  человек  присел  с  ружьем,
Его  за  ухо  потрепал,
А  руки  пахли  молоком,
Добро  собой  он  излучал
Поднял  его,  сказал: «Пойдем!
Один  не  выживешь, сожрут!
Да  и  малыш  еще  притом,
А  дома  примут  и  поймут!»
Он  по  дороге  лишь  заметил,
Что  человек  слегка  хромал
И  на  одежде  шесть  отметин,
Идя  он  кровью  истекал
-«Вон  видишь дом,  туда  беги!
А  я  присяду  отдохнуть,
А  лучше  помощь  позови,
Боюсь,  что  мне  не  дотянуть!»
И  медвежонок  словно  понял,
Метнулся  к   дому  и  рычать,
И  лай  собак  его  не  тронул,
Он  продолжал  кого-то  звать
Из  дома  быстро  отозвались,
Тогда   хозяина  спасли,
А  шесть  отметин  оказались,
Ножа  следами,  тело  жгли.

И  он  остался  в  этом  доме,
Ходил  за  женщиной  хвостом,
Играл  с  девчонкой, звали  Тоней,
Так  интересно  было  в  нем
Хозяин  звал  его  Топтыжка,
Он  быстро  к  этому  привык,
Любил  капусты  кочерыжки,
Но  и  от  леса  не  отвык,
Порой  бывало  убегая,
В  лесу  он  долго  пропадал,
Но  возвращался,  путь  свой  зная,
Дом  лесника   оберегал.

Два  года  мигом  пролетели
И  человек  сказал  тогда,
-«Прожили  мы  с  тобой  метели,
Но  жить  в  лесу  тебе  пора»
А  он  смотрел  не  понимая,
Хозяйка  гладила  его,
А  Тоня  бантик  доставая
-«Дарю  тебе,  бери  его!»
На  лапу  бантик  повязали,
Лесник  обнял,  сказал «Иди!
И  даже  если  будет  трудно,
Сюда,  прошу,  не  приходи!
Ты  сам  в  лесу  себе  хозяин,
А  здесь,  так  просто,  царь  зверей!
И сей  момент,  для  всех  печален,
Давай  Топтыжка , ну, смелей!»

Он  окунулся в  жизнь  лесную,
Учился  многому  теперь,
И  территорию   чужую,
Он  отвоевывал,  он  зверь
Округа  в миг  его  признала,
Он  стал  хозяином  в  лесу,
Но  только  память  возвращала,
На  тропку  к  дому, к  леснику
Он  приходил  и  чуть  поодаль,
Так  из  кустов  на  дом  смотрел,
Свободы  было  теперь  вдоволь,
А  он  туда,  он  к  ним  хотел,
Потом  грустя  и  обижаясь,
Он  уходил  обратно  в  лес,
К  зиме  спокойно  собираясь,
Вдруг  еж  кричал: «Чужак  залез!»
Лес  охватило  беспокойство,
И  старый  волк  ему  сказал:
-«Уже  не  хватит  мне  геройства,
Чужак  оленя  разорвал!
Михалыч, страхом  лес  трясется,
Ты  прогони  его  скорей!»
-«Иду! Иду! Что  остается?!
Я  тут  не  зря же  царь зверей!»
Когда   он  вышел  на  опушку,
Медведь-чужак   оленя  ел,
Отбросил  в  сторону  он  тушку
И  на  Михалыча  смотрел
-«Ты  что ль  щенок  здесь  верховодишь?!
Теперь  твой  лес,  он  будет  мой!
Ведь  я  сильней, ты  не  находишь?!
Лишь  смерть  найдешь  в  борьбе  со  мной!»
Чужак- медведь, он  был  огромен,
Он  только  видом  страх  внушал,
«Его  прогнать  я  не  способен»
Михалыч  только  чуда  ждал,
Но  старый  волк  его  не  бросил,
Он  тут  же  выскочил  вперед:
-«Мы  за  оленя  с  тебя  спросим,
Тебя  позор  здесь  только  ждет!»
-«А  это  кто  седой  и  дерзкий?!
Бродячий  пес  на  костылях?!
Ты  на  словах  уж  больно  резкий!
Едва  стоишь  ты  на  ногах!»
-«Сейчас  узнаешь  волчью  хватку!
Не  стой  Михалыч,  помогай!
Хватай  его  за  ту  лопатку!
К  земле  старайся,  прижимай!»
Медведи  ринулись  навстречу,
Друг  друга,  массою  давя,
«Последним  будет  этот  вечер»
Волк  вдруг  подумал  про  себя
Медведи  дрались  и  крутились,
Никто  пока  не  уступал,
То  отбегали, вновь  сходились,
И  каждый  рык  свой  издавал,
Но  вот  Михалыч  шел  в  атаку,
И  получил  когтями  в  бок,
Чужак   закончит  эту  драку,
Победный   чувствуя  итог,
Тут  волк  стрелою  извернувшись,
Залез   под  брюхо  и  схватил,
Чужак,   как  в  пламя  окунувшись,
Не  зарычал,  а  завопил,
Михалыч  бросился  и  дважды
Когтями  морду  зацепил,
Чужак  бежать, но вот  что  важно,
Волк  пасть  еще  не  отпустил.

Михалыч  с  волком  на  поляне,
Друг  другу  раны  зализав,
Крутили   бой  как  на  экране,
Все  эпизоды  расписав
-«Ну,  ты  волчара, как  придумал?!
То  запрещенный  был  бросок!»
-«Михалыч, я  тогда  не  думал,
Бежал  на  помощь со  всех  ног!
Тогда  решил, пора  вмешаться
И  ухватил,  как  удалось!»
-«Так  он  же  самкой  мог  остаться!»
И  эхо  радости  неслось.


Они  с  волком  сдружились  очень,
Волк  старый  многому  учил,
Но  ход  судьбы  всегда  так точен,
И   волк  ушел,  в  тот  мир  почил,
Он  умер  тихо,  без  сражений,
Закончив  честно  волчий  век,
Грустил  Михалыч, к  сновиденьям,
Тогда   пошел  и  первый  снег
И  он  залег  в  свою  берлогу,
О  волке  долго  горевал,
О  чем-то  думал  понемногу
И  не заметил,  как  уж  спал,
А  в  сновиденьях  все  смешалось,
И грусть,  и радость, холод, зной
И Тоня  с  бантиком  смеялась,
Он  так  во  сне  ходил  домой.


А  вот  сейчас, оставив  зиму,
Все  это  в  памяти  пройдя,
Сюда  вернулся, в  дом  любимый,
-«Топтыжка!», слышал  для  себя
Его  во всю  уже  трепали,
Но  это  нравилось  ему,
Хозяйка  с  Тоней  обнимали,
А  сам  хозяин  нес  еду,
Его  конечно  покормили,
Родной  заботой  окружив,
В  сарае  сена  развалили,
Чтоб  здесь  побыл  чуть -  чуть  пожив,
Собаки  ревностно  смотрели,
Но  понимали,  то  медведь,
В  сарай  две  ночью  залетели:
-«Ты  что  приперся?! Ну,  ответь!»
Овчарка  Шуня  все  храбрилась:
-«Как  укушу тебя  за  зад!
Чтоб  ты  ушел, не  возвратился,
А то  приплелся  он  назад!»
Вторая  сучка  лайка  Дора,
К  нему  спокойно  подошла:
-«Ответь,  скажи,  уйдешь  как скоро?
Чтоб  успокоиться  могла!»
-«Косой  поднял  меня  пораньше,
Недельку  я  побуду  здесь,
Вы  не  ревнуйте, вы  же  старше,
Я  медвежонок, как  и  есть!»
-«Ты  слышишь  Дора,  медвежонок!
На  триста  литров  бочки  есть!?!
Еще  скажи, что  ты  ежонок,
Мы  потеряем  сразу  честь!
Живи  пока,  мы  разрешаем!»
И  Шуня  гордая  пошла,
-«Мы  медвежонка  вспоминаем»
Шепнула  Дора  и  ушла.

Неделя  быстро  пролетела,
Весна   теплом  свое  брала,
Под  утро  рано  птица  пела,
И  он  собрался  со  двора,
Однажды  только  обернулся,
На  дом  родной  так  посмотрел
И  в  лес  весенний  окунулся,
Там  впереди  так  много  дел.

О  том,  как  дальше  жил, опустим,
Летели  месяцы  стрелой,
Ее  он  встретил, счастье  с  грустью,
Случилась  встреча  их  весной,
Познал  любви  медвежьей  счастье,
О людях  быстро так  забыл,
От  жизни  он  не ждал  ненастья,
Свой  лес,  конечно же  любил.

А  осень  выдалась  короткой,
Уж  в  октябре  морозец  дал,
И  он, к  берлоге  своей  тропкой,
Шел  и  о  сне  уже  мечтал

Ворона  вдруг  его  догнала:
-«Беда  Михалыч! Погляди!»
Когтями  бант  она  держала,
И  сердце  екнуло  в  груди
-«Ты  где  взяла?! И  что  случилось?!»
-«В  наш  лес  беда  пришла! Кошмар!»
-«Ты  расскажи, что   получилось!
Уже  потом  кричи  свой  кар!!»
-«Бродячих  псов  большая  стая,
Напала  там  на  лесника,
Они  на  дереве  от  края,
Стреляет   он  наверняка!»
-«Они? Он  значит  не  один?»
-«Девчонка  с  ним,  годочков шесть!»
-«Путь  укажи! Бегу  я  к  ним!»
-«Михалыч, диких  псов не  счесть!»
-«Не рассуждай! Дай  направленье!»
-«У старой  балки, за  ручьем!»
И  он,  оставив  все  сомненья,
На  помощь  ринулся  бегом,
Он  знал, бродячие  не  шутка
И  где  бы  стая  ни  была,
Съедают  всех  и  это  жутко,
Беда  действительно   пришла
Он  думал: «Только  бы  успеть,
Волчара  здесь  бы  пригодился,
Спасти  людей  бы  мне  суметь,
И  я  б  тогда  собой  гордился,
Ну, вот  ручей,  чуть  дальше  балка,
А  вон  и  свора  диких  псов,
Их  слишком  много, будет  свалка,
Но  к  драке  я  уже  готов»
Он  сходу  бросился  на  стаю,
А  лапы  смерть  его  несли:
-«Я твари  всех  вас  заломаю!
Зачем  в  мой  лес  сюда  пришли?!»

Осенний  лес  стал  местом  битвы,
Где  нет  пощады  никому,
Медведя  рык  и  визг  молитвы,
Вели  к  итогу  одному.

У  дуба  он  остановился,
Увидел  Тоню, лесника
И задом  к  дубу  прислонился,
Лишь  грудь  открыта  для  врага
А   с  дуба  выстрелы  случались,
Собак   сбивая  наповал,
-«Вот  так  Топтыга  повстречались!»
Он  слышал,  как   лесник  кричал,
А  Тоня плакала, держалась,
Семь  лет  девчонке, мало  сил,
И  сильно  ветка  так  качалась,
-«Не  плачь!» отец  ее  просил
Медведь   опять  пошел  в  атаку,
Найдя  когтями  морду  пса,
Тот  от  удара  замер  сразу,
Но  пять  других  ему  в  бока
И  в  это  время  треск  раздался,
Лесник  хотел  ее  схватить,
Но  наверху  лишь  он  остался,
Она  же  вниз, ей  там  не  жить
Медведь   подставился  умело,
Он  как  перина  для  нее,
Она  за  ним,  стоит  он  смело,
Но  как  спасти  теперь   ее?!

Собаки  встали  полукругом,
Вожак   оскалился  рыча:
-«Отдай   добычу, будешь  другом!!
А  нет,  потухнешь  как  свеча!»
Он  посмотрел: « их  семь  осталось,
Вертеться  явно  не  смогу»
И  Тоня  плакала,  боялась
-«Держись  Топтыга! Помогу!»
Лесник  по  веткам  вниз  спускался,
А  псы  готовятся  к  броску,
В  ружье  один  патрон  остался,
-«Я  вам  шакалы  так  скажу!
Мой  лес  для  вас  могилой  станет!
Людей  я  этих  не  отдам
И  стая  ваша  в  землю  канет,
Пускай   погибну  даже  сам!»
-«Ты  что  медведь  ополоумел?!
Отдай  ее,  и  мы  уйдем!»
-«Вас  думал,  схваткой  образумил!
Мы  к  договору  не придем!»
Бросок  смертельный,  псов  предвидя,
Собой  он  девочку  накрыл,
Вожак  его  возненавидев,
Клыки  свои  тот  час  вонзил,
Собаки  тело  его  рвали,
А  он  не  мог  им  отвечать,
Ведь  лапы  девочку  спасали,
Ее,  стараясь  закрывать
Лесник  ножом  ударил  сзади,
Вожак  лишь  взвизгнул  и  упал,
Он   резал  их,  не дав  пощады,
Медведь  подмоги  очень  ждал
Он  торопился  нож  сжимая
И  сталь  устала  кровь  пускать,
Псы,  эти  раны  получая,
Все  бросив  стали  отступать,
Последний  раз  клыки  оскалив,
Собаки  медленно  ушли,
Вдогонку   им  свинец  отправив,
Обнял  он  дочку, свет  души!
Медведь  стонал, не мог  подняться,
Лесник  и Тоня  рядом  с  ним
-«Топтыжка,  надо  продержаться!»
Но  зов  судьбы  неудержим
Медведь   лежал,  но  был  доволен,
Любимых  спас  своих  людей,
А  шаг  до  смерти, он  ничтожен,
Когда  есть  разум  у  идей
Он  все  пытался  встать  на  лапы,
Но  так  безжалостно  слабел,
В  том  раны  были  виноваты
И  он  на  девочку  смотрел
Она  же  гладила  рукой
И  говорила: « мой  Топтыжка,
Давай  пойдем  быстрей  домой,
Ты  мой  любимый  самый  мишка!»
Лесник  обнял  его  за  шею
И  головой  к  нему  прильнул
-«  Прости  родной, я  не  сумею,
Тебя б  домой  не дотянул!»
Кровь  уходила  забирая,
Остатки  жизни  у  него,
А  Тоня,  так  не  понимая:
-«Пап, он  глаза закрыл  чего?»
Лесник  от  дочки  отвернулся,
Стараясь  слезы  удержать:
-«Топтыжка  в  сон  свой  окунулся,
Устал  он  дочка, будет  спать,
Пойдем  домой, пусть  он  поспит,
Ему  так  надо  отдохнуть!»
А  голос   все-таки  дрожит
И   боль  в  душе, такая  жуть.

Осенний  лес  в  закате  алом,
Был  так  спокоен и  красив,
И  ветер  листьев  покрывало,
Стелил,  историей  накрыв,
А  лес  наполнился  легендой,
Про  жизнь  медведя  и  людей,
Все  остальное  неизменно,
Медведь   в  России  царь  зверей!

Январь- март  2017г.


Рецензии
Знала бы, чем закончится - не читала! Растрогали меня -сентиментальную, до слёз!

Какие ёмкие по смыслу и объёму стихи Вы,Руслан, пишите!

Понравились Ваши повествования!

Желаю Вам и в дальнейшем творческих находок, вдохновения и успеха во всём!

С уважением, Н.В.

Надежда Вожжова   01.09.2017 14:12     Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.