Аметист

Сад мой, словно галерея.
Только фрукт один…  ИДЁТ! (???)            
Как комбриг запартупеен, –
гном похоже, иль енот.

Говорит мне:
«Т,т,ты – фаррртов.
А
 ррречам
 внимать
 г,г,готов?»

Я опешил у черешен:
гном живой пришлёпал – ВОТ!!!
Ветерком был вешним взвешен
 пять минут раскрытый рот:

– Здравствуй, я внимать готов.
Кстати, пью болиголов…

Гном припёрся из бурьяна,
сам с бородкой в два вершка,
не сравнить его с баяном,
но повыше-то горшка!

– Ты, наверно, от …  кротов –
из продольных городов?...

Он предстал в тужурке серой,
сжав руками аметист,
с верой, с грёзой иль афёрой,
как непрошенный артист:

– Я
 пррришел
 и от
 кррротов,
и от 
д,д,дрррррррррревних
 докторрров…
 
Архаичненький задался
 Между нами разговор.
Но зачем он показался,
если, скажем, он не вор? 

– Мой поклон для всех голов…
СУДАРЬ,  Я  ВНИМАТЬ  ГОТОВ!

Гном, известно, чудный малый,
но задиристый чуть-чуть.
В недрах волглых и в провалах         
К самоцветам знает путь.

– Аметист
 беррри
 под кррров,
коль
 не об,б,бдирррал
 кррротов...

Странно этот «стоик» правит
 диалог без всяких норм
 и, как будто, предрекает
 аметист мне на прокорм.

– Я лет пять, как без даров,
без подружек, без пиров...

В колпаке проходчик бравый
 щедр, хотя ведь скупердяй…
Не замыслил ли ораву                               
он ко мне пригнать, ай-яй?!

– Пррринимай
 без пррраздных
 слов
 сей кррристалл
 и  б,б,будь
 здоррров!... 
   
Шепчет ряд деревьев с нами,
шар земной спит под ногой.
Что со мной – не знаю сам я.
Может знает шар земной?…

 – Аметист – игра углов –
короб солнечных узлов!

Самоцвет беру я пьяно:
«Счастлив будь великий гном!
И при этом про тебя я
 всем поведаю кругом!
Может,
        нужно
            гномам
                  дров,
    дров – топить …
                   для докторов?»

 «Нет», –
отрезал без изьяна
 князь алмазов, змеев зять, –
«Лепесток
 тюльпана
 алый
 я
 хочу
 отсюда
 взять!

Вон,
т,т,тюльпан
 горррит
 у  д,д,дррров! 
От него
 сорррвать
 г,г,готов…»

– Ле-пе-е-сток?, –
вот это утро!
Лепесток, так лепесток – 
алый глянец с перламутром,
как предсолнечный восток!..

– Вы-би-рай из все-е-х цве-тков
 тот восторг, что взять го-то-о-ов!

Разобрались.
Чтож, немного
 были речи невпопад, –
он пошёл своей дорогой,
отрррычался рьян и рад,

но не в лаз, что от кротов, а к ежу пролез, где ров... 

Там чуфыркался он в норке,
мол,
«обрррадует
 ж,ж,жену,
лепесток… пчхи… для чертовки!
У-у-удивится ж:
«Н,н,ну-и-ну!»...» 

Я провёл его, суров,
и очнулся, как от снов!..

Это сказака или шиза посетила вдруг меня? Закипел мой разум в измах аметистового дня!

– Эй, – кричу уже я в ров, –
а диагноз докторов?..

Пышет сокровенной славой
 сталагмитовых лесов,   
фиолетово-муаров
 тот, кто заперт под засов!   

Зачарован и готов
 я проспать с ним 100 веков.

Ну и……
ходят мимо дачи
 люди-дачники для дач,
есть у них свои удачи,
я ж для них – простой трепач.

Так   
храню
 уж   
с,с,сто  годков
 даррр
 от гномов и  к,
                 к,
                   кррротов…   

И не знаю как загадку –
гнома рррадость – р,
                      р,
                        разгадать:
в лепестке тюльпана гладком   
есть ли людям благодать?

Сто еще прошло годков.
Твёрд кристалл для коготков!

Но зато мой сад дозорят
 кореша ежи, кроты;
и тюльпаны рвутся в зори!
Приходи сюда и ты.

Хочешь – пей болиголов…
Хочешь – просто будь здоров.


Рецензии