Ворожея

Старожилы Земли говорят - по Земле очень больно бывает ходить,
А песок бесконечного пляжа планеты вонзается в мякоть стоп,
Остаётся лишь петь бесконечную песню, и ткать разноцветную нить,
Быть спокойным, не думать, не знать, не бояться, однажды нажав на «стоп».

Ворожея сжигает свечу. От усталости в мыслях витает прах.
Прямо к морю, сквозь тонкие тёмные улочки, ноги ведут её,
Столько душ, столько судеб проносится мимо, как карты Таро в руках,
И отшельницы платье - защита, а море - попытка забыть своё.

Как давно это было, и странно представить, обман это всё, или нет,
Только в детстве колдун мимоходом девчонку приметил, и тихо шепнул:
«Не видать ни семьи, ни детей, ни любви - не твоё это. Видишь свет?
Так смотри на него, и иди прямо к свету». И в спину рукою ткнул.

И заплакала девочка, зная, что всё это - правда, какая есть,
И растила себя, будто воина, чувствуя, войн - непочатый край,
И всё время одна. И прозрачны глаза. И в глазах непосильный крест -
Всё идти и идти по прямой, не свернув никогда в иллюзорный рай.

И любила, и знала, что все предадут, оставляя её одну.
Друг-рыбак, седовласый старик, как отец, выручал, утешал, спасал.
Он-то помнит, как лезла топиться, крича «Адов мир, я хочу утонуть!»
А старик, как покорный слуга, молча вытянул к берегу за волоса.

Ворожея она. Это роль. Это боль. На столетье её игра.
Старожилы Земли говорят: кто сыграет достойно, проснётся Там,
В самых ласковых снах, среди любящих, Там, вне игры и вне света рамп.
Засыпая навеки «отсюда», скорее проснись, Ворожея, «туда».

06.06.17.


Рецензии