Все стихи, посвященные Н. Колычеву

Н. Колычеву на его фото на стихире

Как труден путь земной и очень долог,
Но есть во всём порядок и закон.
Он, как и ты, на фоне книжных полок
И трёх, на них поставленных икон.

Но здесь не фон, а точный указатель,
Как бы пролог, идущий в эпилог.
На полке книги -  стало быть,  писатель,
На них  иконы -  стало быть,  пророк.

Всё это так! И нет во мне ухмылки,
Хотя глаза закрою – вот он ты:
На фоне кухни, где в углах бутылки
Среди щемящей душу пустоты.

Среди потери, вдавленной в окурки,
В кругу тепла от газовой плиты,
И с потолка по жёлтой штукатурке
Подтёки  растворившейся мечты.

Что впереди? Какая перспектива?
Болезнь и боль, и старость без гроша.
Как хорошо, что в поле объектива
Смогла вместиться только лишь душа.

А там за кадром – бред! Страна, эпоха.
Там всё, как есть и было испокон.
А, знаешь, все мы смотримся неплохо
На фоне книжных  полок и икон!

Н.Колычев Ответ:

Нас очень крепко связывает что-то,
Раз сквозь разлуку, из страны иной
Смог разглядеть ты нечто в этом фото,
Совсем не совместимое со мной.

На фоне книжной полки многотомной,
Среди икон, с печалью на лице...
Ты прав, на этом снимке я не дома,
На этом снимке я в Череповце.

Я был в гостях. И гостю были рады.
И гость тому, что был в гостях, был рад.
Любезный друг, Валера Виноградов
Не выпускал из рук фотоаппарат...

...Ты прав. И я признаюсь, как мужчина,
Что понимаю сам - как ни взгляни,
Нельзя увидеть за моей личиной
Ни святости икон, ни истин книг.

Как арестант тюрьмы гнилого тела я
Сквозь расстоянья выдохну в ответ:
"Ты прав! На этом снимке всё поддельно!
И фон, и я, и яркий свет, и цвет...

Я не такой! - глупее, гаже, хуже...".
И мне привычней выглядеть плохим.
Нет техники, чтобы снимала душу.
Вот потому я и пишу стихи.

Николаю Колычеву

А нас с тобой всего лишь двое
На сём веку, на всём веку,
Лишь эти окрики конвоя,
Лишь капли крови на снегу.

Лишь этот чёткий отпечаток,
Рванувшихся  - по следу – вслед,
Да лай натасканных овчарок,
Которых и в помине нет.

Нет ничего на свете, кроме
Попытки бегства в никуда,
И пролитой не нами крови
На твердь остывшего следа.

Есть дом. Семья. И даже виза.
И даже поезд и перрон.
Есть гавкающий телевизор,
Натасканный со всех сторон.

И есть мечта уйти от воя, -
В запой, в забой, в метель, в пургу
От этих выкриков конвоя,
От капель крови на снегу...

Н.Колычев Ответ:

Очнись! Какая там дорога?..
Какой конвой?.. Какая кровь?..
Нас много, Игорь, слишком много -
Бездействующих мудаков.

Что толку - обвинять ли, плакать...
Подонков слово не берёт.
Мы не смогли пойти в атаку
На тех, кто предал наш народ.

Ведь в нас пылало гнева пламя,
И мы могли уже не раз
Своими рваными телами
Похоронить всю эту мразь.

Какой позор - сдыхать под игом,
От унижения устав!
...Нет, не корчагины мы, Игорь,
И не страдальцы за Христа.

Беспутие медведопутья...
Хрипит в агонии страна...
А мы с тобой, Козлов, по-сути -
Два мудрствующих пердуна.

Другу Николаю Колычеву песня

Да я знаю: всё путём,
Коля!
Мы однажды обретём
Волю
И махнём в духмяный рой
К Волге,
Ты – на первой, я – второй
Полке.

А колёса: «Тук-тук-тук!» -
Только.
А со мною лучший друг
Колька!
На дорогу, на века,
Чаю.
И бутылка коньяка
К чаю.

Развернёт душа мехи
В полночь.
Ты начнёшь читать стихи,
Сволочь,
Да соседский каравай
Кушать,
А они тебя давай
Слушать!

Соберёшь проводников
В кучу,
Да, ты Коля, ты таков –
Лучший!
Завернёшь звенящий стих
В нотки
И попросишь ты у них
Водки.

Проводник рванёт в галоп
Резво.
Сколько, гад, с тобой хлопот,
С трезвым.
Ну, а с пьяным, я не вру,
Честно –
Станет всем в одном миру
Тесно.

Встанет на уши вагон,
Сбредит.
Коля, он не просто, Он –
Едет!
Он – поэт, почти герой
В толке.
Рядом - друг, но – на второй
Полке…

Н.Колычев Ответ:

Игорь, Игорь...
Мечтатель, романтик... Нам некуда ехать.
Всё иное - на Волге твоей и на Канде моей.
Не придёт этот поезд весёлый из прошлого века,
Тот, в котором и пьют, и поют, и торопят: "Налей!"

Сколько лучших и нужных из жизни досрочно повыслано!
Сколько разной заразы друзьям отравило умы!
Всё вокруг изменилось: и люди, и песни, и мысли...
Оттого-то и воем навзрыд неизменные мы.

Приезжай! Нам о встречах мечтать остаётся немножко...
И, уж если о стуке колёсном загложет тоска,
Хочешь, буду стучать по столу алюминиевой ложкой,
И за водкой отправлю жену, словно проводника.

Наболело за жизнь! Но всего объяснить не сумею.
Ведь такое в душе, что досадно от слов пустоты...
Знай, покуда ты есть - я всегда буду вдвое сильнее
И мне хочется, чтоб то же самое чувствовал ты.

КОЛЯ, КОЛЯ...
                     
Коля, Коля, колёса колотятся,
Мы в окошко таращим глаза.
Вот уже Кандалакша и Колвица
Откатились куда-то назад.

Нам всего и осталось – таращиться
На равнины, холмы и луга.
Помнишь старый наш фильм «Барабанщица»?
Вот и мы, как в тылу у врага.

А недавно гордились успехами
Нашей бывшей советской страны.
Вот уже и Москву мы проехали,
Вот уже и границы видны

Коля, Коля, назад не воротятся,
Не предъявят на землю права,
Ни твоя Кандалакша и Колвица,
Ни моя чумовая Москва.

Где сойдём? За какими пределами?
Где настигнет лавина вины:
Что же мы со страною наделали?
Как же дальше нам жить без страны?

Да закрой эту чёртову форточку!
И обидно, и больно до слёз.
И давай под закуску и водочку
Слушать стук очумелых колёс...

Н.Колычев. Ответ:

Игорь, Игорь... колёса вращаются,
Трупы изб в полутьме за окном.
Как же русской душе не отчаяться,
Если ходит вся Русь ходуном?

Где же ты, проводница-стаканщица!
Поскорее разлить — и до дна!..
Коля, помнишь кино « Барабанщица»?
Нет, не помню такого кина.

Наливай! Я хочу успокоиться!
Наливай, а не то быть беде...
Ты не ехал со мной этим поездом,
Ты вообще... самолётом летел.

Но плеснём ниже носа, где брешь лица!
Повторим! И закуски — ничуть!...
Чтоб понять: это ты мне мерещишься,
Или я твоя пьяная жуть?

Ну, чего на меня ты таращишься.
Ты уж лучше в окошко гляди.
Страшно, брат... Что твоя «Барабанщица»?
Это.. просто для рифмы, поди.

Небо выстлано чёрными птицами,
Свищет ветра секущая плеть...
Нам страною былой не гордиться бы,
Нам её бы беречь да жалеть.

— Вот бы был порешительней Колычев!
Вот бы вышел, Отчизну любя!
— И — в расход, всю партийную сволочь бы!..
С Горбачёва — и аж до тебя!

Как бы я бы тогда постарался бы,
Не жалел бы патронов и сил!
А Господь бы потом разобрался бы,
И кого-то глядишь — и простил.

Растащили!
Распродали!
Пропили!
...На кого я кричу? На хрена?
Ведь Козлов — это бред. Призрак... оперы.
И не оперы даже... кина!

...стук колёсный. Состав еле тащится.
Подо мною съезжает матрас.
… баба — ра; ...раба — ба … бабабанщица...
Да, неплохо бы в баньку сейчас.

Когда в людских сердцах бушует злоба   
                             Н.Колычеву

Когда в людских сердцах бушует злоба,
А в тёмных душах холодом сквозит,
То человек кристально чистой пробы,
В сём мире «и алкаш, и паразит».

Когда его в последнюю дорогу
Потащат мелководною рекой,
Промолвит кто-то тихо: «Слава Богу! –
Добавив, - Со святыми упокой...».

Потом ссутулив спины запятыми,
Подумают с усмешкой на лице:
«Куда ему такому со святыми?» -
Но это будет, кажется, в конце.

Пока ещё душа есть в бренном теле,
Пока ещё не завершил транзит,
Спрошу себя: ты кто на самом деле?
Я есть поэт. Алкаш и паразит...

Н. Колычев Ответ:

Наверное, мы всё забыли начисто.
Мы бесимся. Кто - с нищеты, кто с жиру...
В стране, где деньги ничего не значили,
Считали паразитами банкиров.

Сам посуди, в моих стихах не весь ли я?
Что лучшее я смог бы в мир внести-то?..
В стране, которой не нужна Поэзия,
Поэты - алкаши и паразиты.

ДРУГ
                     Н. Колычеву

Ты знаешь, Коля, что ты мне друг,
Что я ценю тебя  и люблю,
Что я не брошу тебе свой круг
И место в шлюпке не уступлю.

Мой круг и шлюпка - мои долги,
Мой путь известен – любовь и брань,
А ты нарезал свои круги
Гранёной стопкой, стирая грань, -

На Крайнем Севере, где слезам
Не верит каменный истукан.
Большая разница, видишь сам:
Мои измены и твой стакан.

Когда и мысли, и чувства прут:
Что наша жизнь? – Облака в тазу! -
Стихи не радость, а чёрный спрут,
Но это в море. А что в лесу?

Твой дачный домик. Покой и тишь.
И снова, стопку зажав руке,
Ты, глупый мальчик,  опять сидишь
У старой ведьмы на кочерге.

Вдыхаешь пламя в огонь души.
Вся жизнь – стихи…я! А если чушь? -
Ты выдыхаешь  глагол «глуши!»,
Шипящим эхом от слова «глушь».

А время мчится, не тормозит,
То крестит спины, то мажет лбы.
Да, ты талантливый паразит,
Но так и лезешь вперёд судьбы.

Заблудший ветер смахнёт слезу,
Расставит всё на свои места,
И наша жизнь - облака в тазу -
Прольётся кляксой на два листа.

Ты должен, Коля, себя беречь,
Всё остальное - гори огнём!
А то старуха захлопнет печь,
И тихо вымолвит: «Помянём…»

На это стихотворение Коля не ответил. Наверное, не увидел его. Был на даче.

Николаю Колычеву

Мы в России сироты. Угрюмые факты.
У страны понесло берега.
Нас не пули сразили, сразили инфаркты,
Пролетев, просвистев и - ага!

Мы неправильно жили, хоть жили по правде,
И была она сердцу близка.
Жаль, что наши войска не идут на параде,
Поредевшие наши войска.

Но мы были и есть, так что не обессудьте.
Мы доподлинно знаем врага.
Нас не шашки срубили, срубили инсульты,
Рубанув по мозгам и - ага!

Сердце, душу, мозги после спишут на водку,
Им достаточно будет вполне.
Никогда не внесут нас в военную сводку
О потерях в священной войне.

Между светом и тьмой. Между ними и нами,
Между тех, кто клеймит и клеймён.
Никогда не поднять нам победное знамя,
Над предавшим Россию, Кремлём...

Стихотворение написано 06.06.17г. в 18.59, а в 21.30 я узнал, что в 18.00 Коли уже не стало... Вечная память Поэту! Царствие ему Небесное!

На дорожку

Замороженной выпью
Надрывался звонок:
"Прилетай! Хочешь выпить,
Игорёк? Игорёк!" -

Он звонил даже ночью.
Мне ли друга винить?
"Надо свидеться очень!"  -
Прилетел! Хоронить...

Север. Кладбище. Сопка.
Прилетел и стою.
И ладонью - на стопку:
"Извините, не пью..." -

Лето. Ветер осенний.
Холод. Хмарь. Вороньё.
Моя ложь во спасенье.
Во спасенье моё.

Небо. Тундра и воля.
Счастье душ-голубей.
С фотографии Коля
Улыбается: "Пей!" -

Всё пространство земное
Вскрылось холодом льдин:
"Не хотел пить со мною -
Вот теперь пей один!" -

Потащил малый тральщик
По заливу гудок:
"Прилетел бы чуть раньше,
Игорёк-Игорёк..." -

Прилетел бы, а толку?
Не об этом же ныть!
Ещё раньше бы Кольку
Понесли хоронить!

По извилистой тропке.
На простор сквозняка.
Виновато на стопке
Занемела рука...

Николаю Колычеву ещё

Вот я книжку его листаю,
Пишет с болью, всё о России.
Мы с ним были в одной стае,
Вместе тундру одну месили.

Вместе солнце тащили с сопки
Через мост по прямой дороге.
Нам хватало одной кнопки
Для раздумий и для тревоги.

Лишь бы солнце - во все оконца,
Даже в норы, в любую клетку.
Он отстал подержать солнце,
А меня послал на разведку.

Я пошёл, но своей тропкой,
Озадачен его волей,
Глянь, а солнце уже над сопкой
Поднимается вместе с Колей.

Колю чья-то рука крестит
И святою водой студит.
Нужно было идти вместе,
Но он знал, как оно будет.

Что нас в этой беде утешит,
Чтобы думалось, но без грусти?
Солнце Коля в руках держит,
Ни за что его не отпустит!

Уходят поэты-пророки

Уходят поэты-пророки,
Нам скорбь оставляя в душе.
Давно обозначены сроки
Для новых с приставкою "лже",

Которые складно и чинно,
И не напрягая умы,
Найдут для веселья причины
Во время великой чумы.

Покажут сверкающий фантик,
Порхающие пузыри
От бога с приставкою "анти",
Не ведая, что там внутри.

А там, за разумным пределом,
Где выглядит гниль серебром,
И черное кажется белым,
И зло выступает добром.

Лишь там, громогласно и медно,
Не пряча заплаканных глас,
Ликует светло и победно,
На смерть обреченный, Донбасс...

И - напоследок - стихотворение Н.Колычева

Мой друг когда-то был коммунистом

                    Игорю Козлову,
                    от всей души.

Мой друг когда-то был коммунистом.
Он сделал головокружительную карьеру.
Коммунистом он был неистовым.
И делу Ленина предан без меры.

И я в те дни коммунистам сочувствовал,
И тоже с нетерпением ждал эры новой:
...В плошках у всех будет густо и вкусно.
А ещё - жильё. И... свобода слова!

Мой друг работал инструктором обкома.
И мне казался большим начальником.
А я, на его взгляд, был "Обломовым".
Что, собственно, меня совсем не печалило.

Друг решал очень важную задачу:
Увешать весь город наглядной агитацией,
Но лозунги надо было так зафигачить,
Чтоб буквы на них могли быстро меняться.

Бывало - напьёмся - сидим, угрюмые.
(Он был угрюмым - и я - старался
Вид сделать, что тоже думаю думу,
Как нынче сказали бы - "о инновациях").

Вожди один за другим умирали,
А друг не выдумал ничего хорошего...
А я предлагал решения. Расстраивал:
"Дёшево - медленно. Быстро - недёшево..."

Я помню, я помню... Сидим: рожа - к роже.
И он мне гнусавит, проклятый марксист.
- Ты парень хороший, но, блин, не надёжен.
Поскольку - не в партии. Не коммунист.

И раз, (никого вокруг не было видно).
У него, на кухне... Жена сидела лишь.
Шепнул я:"Ты знаешь, тебе будет стыдно
За то, как живёшь, и за то, что ты делаешь".

Я думал, что проснусь в "обезьяннике".
Всю ночь "стучался" к кому-то в небо...
Такую глупость сказал по-пьянке!
И, знаете?.. Мне - ничего не было!

Да что там... Теперь уж не вспомнить многого.
Позавалило былое потерями...
...Я говорил, что придём все к Богу.
А он - не верил. А он - не верил!

Тогда б рассказали - по крайне мере
Я б усомнился... Да разве б представил я,
Что он меня будет ругать за неверие.
За неверие, неправославие...


Встретились...Выпили... Поиски истины...
У стёртого прошлого - что выспрашивать.
Я вновь сомневаюсь. А он - неистовствует:
"За Вер-р-ру нашу! За Бога нашего!".

Друг перед другом сидим - хорошие!
- Ну, что уставился, - орёт, - не красавица!
Но друг-то последний. Его не брошу я.
... Однако, раньше он больше мне нравился.

Пародия Н.Колычева на моё стихотворение

Как я устал
              Игорь Козлов-Капитан

Как я  устал. Устал.
Я это знаю.
Мне не взлететь с креста
В белую стаю.

Я остаюсь. Остыл.
В небо взираю.
В небе горят костры
Тихого рая.

В небе горят огни,
Вечностью тянет.
Господи, помяни!
Нет, не помянет.

Я поднимаю дух
Выше и выше:
Как-то один из двух
Всё-таки выжил?

Бог мой всему судья.
Богом хранимый,
Нет, не разбойник я,
Просто шёл мимо.

Глянет  в лицо беда –
Диспут и деспот:
- Как ты залез туда?
- Так и залез, вот...

Пародия Н.Колычева

Ставят поклонный Крест.
- Слышь, христиане,
Как бы Козлов не влез...
- С этого станет!

- Надобно, чтоб окрест
Не было лестниц,
Чтобы Козлов не влез.
Так он не влезет.

- Надо поубирать
С улицы лавки.
Этак не сможет, тать,
Влезть - без подставки.

- Старец, ядрёна мать!
- Старец, но ловкий.
- Надо поубирать
Так же верёвки.

- Он, говорят, летать
Пробовал спьяну!
- Выставить у Креста
Надо охрану.

- Да!
- Отделенье.
- Взвод!
- Целую роту!!!
- Каждому на живот -
По пулемёту!

...Дамы и господа
Были довольны.
Дамы и господа
Спали спокойно.

Дамы и господа
Рано проснулись.
Тянутся до Креста
В сумерках улиц.

- Вроде бы пронесло.
- Эко мы мудро...
А на Кресте - Козлов:
- Доброе утро!

Дамы и господа
Рты разевают:
- Как он попал туда?
- Хрен его знает...


Рецензии
Потрясающая переписка 2-х поэтов-настоящих мужчин! И смеялась, и грустила. Сегодня, 5.06.2018., значит завтра - годовщина... Царствие Небесное Николаю, а Вам - творческих успехов и здоровья!

Татьяна Вилкова 2   05.06.2018 22:08     Заявить о нарушении
Спасибо, Татьяна! И Вам всего самого! А Николаю вечная память...

Игорь Козлов-Капитан   06.06.2018 07:23   Заявить о нарушении
На это произведение написано 11 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.