Что остаётся в эпилоге?

Я отдежурил по апрелю.
Теперь седые феврали
шарманкой вьюжной завертели
и в пряди серебро вплели.

Уже не вспомню женщин милых,
что забывали обо мне,
и ту, которая явилась
однажды из ночных огней.

И  на Смоленской на дороге
занесены мои следы.
Что остаётся в эпилоге?
Две бело-голубых звезды.


Рецензии