Наследственные страсти в день дурака

Интриги, мысли к молодицам,
Мне снова иск за иском снится,
Сплетет один их вдвое мастерица
Мне материться, ну, а ей – трудиться.

А будь я бесом иль иным жуликоватым,
Ища для бесности небесных адвокатов,
Откашлялся, хлебнувши чаю, приутих,
Наследник множества своих родных.

Ловлю себе ворон средь дел земных,
Двигать недвижимость в руках иных.
Пора уже с имуществом проклятым,
Потолковать на встрече с адвокатом.

Чуть говорлива, но уютна мысли ткань,
И с легкостью возьмет из карабина лань.
В волках домашних есть псиная нежность,
Сурового мира познать неизбежность.

Как только на охоту выкатит из дома,
Вновь ягуара блеск, а в глазах истома.
И только я – Онегиным, без прежней неги,
Как пятым колесом из прошлого телеги.

PS Давно Остап не чувствовал себя таким одураченным жилконторщиками.
- Было ваше, стало наше. А они -дети лейтенанта Шмидта, или не признал, дорогой?- потрясла воздух филькиной грамотой якобы от старика Паниковского, но подписанной и заверенной самим Шурой Балагановым, многодетная вдова Грицацуева.


Рецензии