Утёс

«Пусть будет любовь путеводной звездой
                                 Для тех,  кто сейчас в океане…»
                                                         Из песни.
                                          
ГЛАВА 1

Стоит утёс. Его печален лик,
Внизу о скалы море бьётся   грозно,
О чём вздыхает  каменный старик,
Что вспоминает тихой ночью звёздной?

Что видит он в сиреневой дали,
Где только  чайки, волны и туманы,
Да  изредка проходят корабли,
Плывущие в неведомые страны.

А, может быть, гнетёт его  печаль
О временах, ушедших безвозвратно,
И старому утёсу очень  жаль,
Тех, кто ушёл, и не придёт обратно.

Когда-то на груди его маяк
Во тьме ночной как звёздочка светился,
И каждый  проплывающий  моряк
Увидев свет тот, радостно  крестился.

И, обойдя  седые буруны,
С  жестоким  штормом   и теченьем споря,
Корабль на гребне пенистой волны
Вновь уходил в бушующее море.

- : -

Давно - давно  у каменной гряды
Селенье было. Здесь играли дети, 
Цвели  весной зелёные сады,
И рыбаки  раскладывали  сети.

Дома, конечно, были не дворцы,
Но  жители  в порядке их  держали,
Недаром  иностранные  купцы
Сюда с товаром часто приезжали.

Гостил однажды даже местный князь,
Вёл  с рыбаками  долгую беседу,                     
Потом супруге говорил, смеясь:      
- Сюда я жить под старость перееду.

- Куплю здесь дом, затею огород,
Малину  принесу тебе на блюде,
Пусть видит окружающий народ,
Что и князья  умеют  жить как люди…

Здесь  жизнь текла спокойно  и легко,    
Годами ничего  не изменялось,
И войны были где-то далеко,
И горе заходить сюда   боялось.

ГЛАВА 2

На берегу под самою скалой
В  домишке   покосившемся  и  старом
Жил некогда, красавец  удалой,
Которого все звали Вольдемаром.

Он жил один, уже который год,
Рыбак – отец  был съеден нищетою,
Мать умерла, не вынеся невзгод,
Оставив сына полным сиротою.

Мальчишка рос  как в поле  дикий мак,
Не защищённый родственною свитой,                                                   
Лишь  полудетский маленький кулак
Был для него единственной защитой.

И часто, не скрывая горьких слёз,
Которые беды не  облегчали,
Взбирался  мальчик  на крутой утёс,
И  поверял ему свои печали.                  

Но чем утёс помочь бедняге мог?
Теплом своим или  росой студёной?
Как он  жалел, что он ни царь, ни Бог,
А просто камень неодушевлённый.

Так проходили месяцы, года, 
Мальчишка  быть мужчиною  учился,
И люди не заметили, когда
Он  в юношу  - красавца  превратился.

Стал выше ростом, загорел, окреп,
Телёнка мог поднять одной рукою,
Знал, что такое  топсель * и фалреп**,
И обладал сноровкою морскою.

Водил самостоятельно баркас,
Мог  паруса крепить на  фока - рее***
Имел  мушкет  старинный   про запас,
И не терялся при любом  борее****.

В семнадцать лет пришла к нему любовь
Как провиденьем посланная сила,
И эта неожиданная новь
Подростка  в свои сети захватила.

Была любовь пронзительно -  чиста,
Как след росы на листике берёзы,
Как  ангела безгрешного уста,
Как  малыша обиженного слёзы.

Как - будто в жизнь  спокойную его,
Упал из зазеркалья  лучик света,
И  юноша был счастлив оттого,
Что  в мире есть  красавица Жаннетта.

Жаннетта, дочь простого рыбака,
Была для  многих светлою мечтою,
С мужчинами она была дерзка
И славилась  небесной красотою.

Её глаза – морской волны синей,
Её дыханье – как благоуханье…
Мужчины преклонялись перед ней, 
И выполняли все её желанья.

Прекрасна   как  вечерняя  заря,
Она осанкой и величьем стана
Могла б украсить  свиту  короля
Или гарем турецкого султана.

Но выбрала Жаннета одного,
Его своим любимым величала,
И кроме Вольдемара никого
И ничего вокруг не замечала.

Как только  к бухте подходил  баркас,
Она бежала милому  навстречу,
Чтобы увидеть свет любимых глаз,
Чтобы ускорить радостную встречу.

Пришла весна.  В садах цвела сирень,   
Мимоз носилось терпкое  дыханье,
Отцом невесты  был назначен день,
Счастливый день  для  бракосочетанья.

Но нет у счастья завтрашнего дня
И нам судьба порой  напоминает,
Что  не бывает дыма без огня
И без печали счастья не бывает.

ГЛАВА 3

Беда пришла нежданно, как всегда,
Как гром небесный, как Господня  кара,
На рейд пришли пиратские суда
Корсара  Ипполита де Бушара*.

Недавно возле мыса  Фиолент**
Он  потерпел от турок  пораженье,
Поэтому  был зол на целый  свет
И находил в бокале утешенье.

А тут ещё дружок его  Рекхэм***,
Который был в пиратстве не  безгрешен,
И мог убить любого за дирхем****,
Недавно  на Ямайке  был повешен.

Пиратский   вождь  был  страшен  как  бульдог,
И, ухмыляясь тонкими губами,
Отдал приказ: напасть  на  городок,
Чтоб запастись деньгами и рабами.

Орда  бродяг, доспехами звеня,
Как саранча на город налетела,
И среди  пыли, дыма и огня
Кровавое сраженье закипело.

Но силы были слишком неравны,
И всем понятно  это стало вскоре,
Ведь рыбаки для битв не рождены,
Они  простые труженики моря.

Ещё  полдня под пушечным огнём    
Толпа, ища спасения,   металась, 
И город сдался, потому что в нём
Защитников почти что, не осталось.

В прах превратились церковь и дома,
Базар, театр, общественные зданья,
И даже очень крепкая  тюрьма
Разрушена была до основанья.

Убитых было трудно сосчитать,
И было это  зрелищем ужасным,
Песок на  пляже  кровь не мог впитать
И даже небо стало  тёмно - красным.

Кого  ж  спасла счастливая звезда,
Те  проклинали горестную долю,
Их спешно загоняли на суда,
Чтобы отправить в горькую неволю.

ГЛАВА 4

В толпе пленённых были  Вольдемар
И   гордая красавица Жаннета,
Их  взяли  как невольничий товар
На палубу  пиратского  корвета*.

У юноши две раны от меча,
В крови  одежда, башмаки и   руки
Была, как видно сеча горяча
И дрались хорошо башибузуки**.

И Вольдемар достойно воевал,
Немало приняв вражеских ударов.
Он даже здесь собою прикрывал
Любимую от грубости корсаров.

Когда Жаннетту за руку схватил
Один пират, дохнувший перегаром,
Он тут же  негодяя     угостил
Хорошим  отрезвляющим  ударом.

Тот, в  сторону отпрыгнув, завизжал,
И моментально,  с ловкостью корсара,
Из  узких ножен   выхватив  кинжал,
Рыча как зверь, пошел на Вольдемара.

Но  Вольдемар сумел отбить удар, 
И здесь он  уподобился герою,
Ответил так, что отлетел корсар,
Ударившись о мачту головою.

На юношу накинулась толпа,
И он, в таких боях не искушённый,
На палубу немытую упал,
Тяжёлой булавою оглушённый.

Тут подошёл  помощник  де Бофорт
Случайно наблюдавший эту драку:
- А ну, ребята, выкиньте за борт
Подальше, эту грязную  собаку.

 В пиратскую седую  старину
«Морские братья»  знали своё  дело,
И бросили в  холодную волну
Уже почти  безжизненное тело.

- : -

А  южный ветер  силу набирал,
Закат горел огнём багрово-красным,
И ночью налетел жестокий  шквал,
Который был  поистине ужасным.

Смешались море, небо и земля,
Стонали паруса под ветром  шквальным
И  прогибались мачты корабля
Под натиском почти десятибалльным.

Лишь иногда в разрывах чёрных туч,
Как неба дар, как чудо возрожденья,
Мглу прорезал  холодный  лунный луч,-
Надежда на чудесное спасенье.                           

На судно шли громадные валы,
Но вот, как смерти  страшная личина,
По курсу встала  тень   большой  скалы
И сразу  грохот, крики…    и пучина.

ГЛАВА 5

Для Вольдемара  море – это дом,
Вода ему вернула силы снова,
И он доплыл, хотя с большим трудом,
До ближних скал, до берега родного.

И, сделав завершающий бросок,
Он как паломник, побывавший в Мекке,
Упал в изнеможенье на песок 
И сон тяжёлый  смежил его веки.

Прошли ночные долгие часы,
Промчался шторм, и  посветлели дали,
И   капельки  алмазные росы
На Вольдемара спящего упали.

Закончилась ночная круговерть,
Луч солнца тела юного коснулся,
И он от сна, похожего на смерть,
В  суровый  мир  реальности  вернулся.

Увидев    снасти, бочки и тела
Он понял, что в безжалостную Лету.
Морская зыбь   навеки унесла
Друзей, корабль, пиратов и  Жаннетту.

- : -
                         
Но время лечит, жизнь   идёт  вперёд
И надо соответствовать движенью,
Бог не по силам  ноши не даёт,
И учит нас   терпенью и смиренью.

Прошли года. Уже на склоне дней
Жил Вольдемар, как прежде, одиноко,
В  печально - мрачной  хижине своей,
Средь зарослей терновника и дрока*.

От мира отколовшийся  бедняк.
Один, как перст. Один  на  целом  свете…
И он решил построить здесь маяк
Как памятник  любви своей к  Жаннетте.

И там, где склоны дикие круты,
Где лунный свет сливается с зарёю,
Маяк,  как   воплощение мечты,
Вознёсся между небом  и землёю.

А рядом под могильною плитой
Лежит рыбак. Неведомая сила
Его навек соединила с той,
Которая  всегда его любила.

ПРИМЕЧАНИЯ:

    ТОПСЕЛЬ.  Косой треугольный парус, прикрепляемый вершиной вниз поверх косого  четырех угольного паруса, в треугольнике между ним и мачтой.

    ФАЛРЕП. Короткий пеньковый трос, заменяющий поручни у входных трапов судов.
        По морским традициям  фалрепы держат в руках матросы (фалрепные), назначаемые для  этого, при входе офицеров или почетных лиц на судно.

    ФОКА- РЕЙ. Нижняя рея (перекладина) на фок-мачте.
    
    БОРЕЙ. Борей — (греч. boreas северный). Северный ветер, сын Астрея и Авроры, брат трех других ветров: Нота, Зефира, и Эвра.

    ИППОЛИТ де БУШАР — французский и аргентинский моряк и корсар.

    МЫС  ФИОЛЕНТ. Согласно одной из версий, название "Фиолент" связано с греческим выражением "Божья страна", по другой версии, название мыса уходит ко временам господства генуэзцев и связано с итальянский "Violente" — "Неистовый", из-за частых штормов в этом районе.

    ДЖОН  РЕКХЭМ.  Джон Рекхем  — известный пират начала XVIII века.
    Рэкхема называли Калико Джек - за пристрастие к штанам, сшитым из ткани калико, которую ввозили из Калькутты. Он не был известен как жестокий или удачливый пират. Он прославился благодаря тому, что в его команде было две женщины, переодетые в мужскую одежду, — Энн Бони и Мэри Рид. Обе были сожительницами капитана. Их смелость и отвага делали команду знаменитой.
   Когда Рекхэм был приговорён к казни, ему разрешили в виде величайшей милости увидеться с Энн Бонни, но вместо утешения перед смертью она сказала своему любовнику, что он вызывает у неё негодование таким жалким видом:  Если бы ты дрался как мужчина, то тебя бы не повесили, как собаку!
    Рекхэм был повешен  в Порт – Рояле (Ямайка).

    ДИРХЕМ - арабская серебряная монета  стоимостью 1/10 динара. Согласно канонам мусульманской религии, на монетах нет изображений. Первоначально надписи на монетах содержали изречения из корана, год (по мусульманскому летосчислению) и место выпуска монеты по краю монеты, позже — имена калифов или их наместников.

   КОРВЕТ  - парусное морское судно XVIII-XIX вв. с тремя мачтами, вооруженное 10-40 пушками.   

   БАШИБУЗУК -  (тур. basibozuk - первонач. сорви-голова).  Отчаянный, буйный человек, разбойник, головорез.

ДРОК  - хорошо известное хвойное растение из семейства кипарисовых или можжевеловых, растущее преимущественно в Аравии и  Северной Америке. Низкорослые, тернистые или неколючие кустарники, полукустарники и лианы.


Рецензии