Наташа Денисова - написанные рецензии

Рецензия на «Отборочный тур. Итоги года Стихи. ру-2017» (Большой Литературный Клуб)

"я люблю тебя, мой президент"
http://www.stihi.ru/2017/09/20/9124

"корабль с алыми парусами"
http://www.stihi.ru/2017/11/05/4726

"неостывающая звезда"
http://www.stihi.ru/2016/05/18/10852

Наташа Денисова   05.11.2017 13:34     Заявить о нарушении
*
так спасает он наши тоненькие талии,
выцветшие от зимы глаза,
так глядит он с плакатов предвыборных,
нам бы "за" говорить ему, петь ему, жить ему.
керосин
пахнет в нашем рязанском дыму так горько.
сохранит он нетронутым, словно отрезы шёлка,
мир наш в сталинках и хрущёвках,
мир наш хрупкий, хрустальный, терпкий,
и мы вырастем в деревья: сашеньки, тани, верки,
вырастем в деревья для жертвенного костра.

мы учили математику и стихотворения по утрам,
вечерами бегали за куревом
к киоскам, что у дк,
наше время превращалось во время, отведённое мотылькам,
чтобы помнить имя своё мы смотрели новости.
и он был всегда. он говорил и для нас покупали автобусы,
ремонтировали дороги, запускали новые поезда.
и они уходили в космос россии, которая вся – рязань,
словно августовскими яблоками усеяна птицами черными.
и мы стали тихими и покорными,
и мы стали нежными как полынь.
мы замираем, когда он говорит,
отдаём наших мальчиков, наших мужей,
чтобы схоронил их в пустынях чужих суховей,
отдаём живых за медальки мёртвые.
разрисуют их как орнаментом ранками,
и вернут нам памятью обжигающей.

вспомним товарищей:
федя журавлёв,
олег пешков,
саша позынич,
ваня черемисин,
саша прохоренко,
андрей окладников,
витя панков,
антон ерыгин,
андрей тимошенко,
миша широкопояс.

и мы водим хороводы вокруг супермаркетов,
кричим во весь голос,
мы поём ему песни наши.
все чудовища спят, и нам так не страшно
увядать в бабушкиных платьях, маминых туфельках,
мы встречаем наши любови у стен облупленных
дворцов остановок, что на семи ветрах.

он расставил повсюду князей,
и мы знаем, что в зеркалах
мы должны казаться для них красивыми.

мы клянёмся заратустрами, буддами, шивами:
всё мы стерпим ради него.
мы нарядимся в тонкие кружева,
в молчание.
дай мне руку, так ощущаем
время мы.
в очереди за дешёвой рыбой
мы разукрасим себя сурьмой,
на шеи наденем бусы.

у пятиэтажек вечных
мы встретимся с богом русским,
поведём плечами,
и под советской люстрой
так и уснём.

Наташа Денисова   05.11.2017 13:35   Заявить о нарушении
*
вечный ленин глядит на мои колени,
наступает две тысячи семнадцатая зима.
прорастает в глазницах его алый клевер.
снег выпадет на покрова.

так звенеть и падать,
звенеть и падать
завещали нам звезды всех революций.
вот приходит август, затем декабрь.
воду пьют ангелы с речных блюдец.

это ракушки мои, это мои песчинки,
что хранятся в киосках "союзпечати".
я все оставила: карандаши, точилки,
когда шла к новой страны причастию.

я все оставила там, над миром.
все талончики на муку и сахар.
я все оставила. и тебя забыла.
смогла не плакать.

я привыкала к их медно-сизым
бульварам темным, бульварам теплым.
мы танцевали в метель и кризис,
дыханием грели стекла
универсамов.

мы, понимаешь, остались сами,
как космонавты из детской книжки.
словно доверили нам корабль с алыми парусами
и вышли.

Наташа Денисова   05.11.2017 13:36   Заявить о нарушении
*
мама мыла рому,
шумного мальчика с россыпью солнц-веснушек.
во дворе падали сбитые дождем спелые вишни.
соседская собака лаяла на смешную лягушку,
меркуриевый чай остывал в алюминиевой кружке.

рома смотрел на деревья вокруг большие,
лунную пыль тревожили проезжающие машины.

и дома — словно кометы, воздухом пойманные за хвост...
через четыре лета рома пойдет в первый класс.

затем научится читать книги о том, как гагарин
все земное и смертное отвергает.

через пятнадцать зим,
за первой школой спрятавшись от холода в магазин,
одетый в нелепый свитер,
рома будет ждать девочку с глазами аэлиты.
она не придет.

а через год
ему в руки дадут пулемет.
на дворе девяносто четвертый —
рассчитайтесь-ка на солдат и мертвых.

марсианское небо в дыму ночном
заменит беззвездный вакуум чечни,
на расстоянии выстрела он сравним
с горизонтом событий.

— ты представляешь, я видел,
как циолковского привязали к танку
и по грязи волокли,
что они сделали с нами, мама?
я чувствую, как во мне
проснулись все реки моей земли!

мама мыла рому.
и никак не могла вымыть из него, неживого,
свинец войны.

мама мыла рому,
мальчика, превратившегося в неостывающую звезду,
как половина мальчиков нашей страны.

Наташа Денисова   05.11.2017 13:37   Заявить о нарушении
Хм. Предварительное ДА.

Ирина Валерина   06.11.2017 16:13   Заявить о нарушении
Я скажу ДА.

Нина Злаказова   06.11.2017 16:45   Заявить о нарушении
Несколько предварительных мыслей по поводу.
в порядке хаоса :))

очень мешает конкретика он-лайн. конкретика прошлого века, скорее, помогает.
если первый стих личный, то зачем он на конкурсе, если нет, что там за список имён?
сказать нет не могу
сказать да не могу потому что стих шарахает то в одну, то в другую сторону, хвост виляет собакой
многие образы в малом количестве прекрасны
кое-что резиново и повторяшки
зато штампов нет или их классно замаскировали, чтоб снайпер не достал. А если и достал, то быстро перезамаскировались.
но вообще свежо.
хотя иногда до сквознякофф

взял тайм-аут.

пойду съем печеньку, что ли.

Дм.

Rewsky   10.11.2017 21:41   Заявить о нарушении
Печально, что этот список имен Вам ничего не говорит. И не говорит почти никому. Однако очевидное разъяснение есть выше в тексте.

Наташа Денисова   10.11.2017 22:16   Заявить о нарушении
Это погибшие в Сирии

Александр Спарбер   10.11.2017 23:19   Заявить о нарушении
я думаю, что незнание имён в таком контексте - это действительно факт не лучший и печальный.
Но он несколько меняет восприятие стиха, а спрашивал я об этом. Вопрос снимается.

**

Собственно, я вернулся к подборке, чтобы сказать вам ДА.

Дм.

Rewsky   15.11.2017 15:49   Заявить о нарушении
*
мы живем в поэзии владимирского химического завода,
челябинского компрессорного завода,
амурского кабельного завода.
мы в финляндских пыльных автобусах
летим по краю русского небосвода,
глядим, как бог, одетый не по погоде,
словно птенец, выпавший из гнезда,
идет, не спасенный никем,
и ноги его ранит терпкая резеда,

и хлеб прогорклый заканчивается,
а никто не даст,
и крова нет.

мы живем в поэзии оренбургского станкозавода,
липецкого цементного завода,
глотаем его снег.
по радио говорят:
"смерть", "свет".
по радио говорят:
"вот тьма".

эники-беники,
в этом безвоздушье
не оставляй меня, ма,

надолго.

вышивали ноги, руки,
как дошло до сердца – сломалась иголка.
и оно теперь такое некрасивое, стыдное.
хорошо не видно хоть,
хорошо не видно хоть.

там, за сотню световых лет,
за ржавенькими калитками,
мы играем в "лэма"
и таня плачет.

"не будь пойманной, давай сдачу" –
так кричат ей –
"не будь пойманной, давай сдачу".
заканчивается век.

мы живем в поэзии брянского машиностроительного завода,
новосибирского авиационного завода,
нас нет.

голоса только, голоса.
громче пой
о том, как на васильковые поля
опадает роса,
разливается рек бирюза.

не слышно, нас не слышно.
и гляди глазами своими
рязанскими
цвета переспелой вокзальной вишни,
как нас ищут
ангелы небесные все в цвету.

и найдут.

Наташа Денисова   06.10.2017 16:55   Заявить о нарушении
самый поэтический завод - московский вентиляторный)

Доктор Живей-Гоу   06.10.2017 16:58   Заявить о нарушении
Чем-то напомнило Кормильцева. Но без его мощи. Может быть это и хорошо.
Подумаю. Основная претензия - идея не стала выпуклой.

Доктор Да Но   06.10.2017 17:05   Заявить о нарушении
скажу да пока от себя. вишня оч нравится, и снег с завода.
мешающие места тоже есть, но до анучек.

Доктор Живей-Гоу   06.10.2017 17:52   Заявить о нарушении