три раза о том, что она мне говорила

***
Ты говорила мне, что можно научиться не обращать внимания на боль,
ходить под парусом и строить замки из песка на диких пляжах,
читать про море в гамаке и, с губ потрескавшихся слизывая соль,
растить клубнику и писать прозрачные, как сон, но грустные пейзажи.

Ты говорила, что уже в разгаре осень, а мы не можем отличить весну от лета,
что можно жить, не замечая смены лет и не считая полнолуний, дней и вёсен,
и мастерить лепные раны, вставляя в них моё лицо или отливы и рассветы,
и красить рыжим волосы, сплетая их в изящные, как арабески, косы.

Ты говорила: нет желанья быть несчастной, когда такие влажные берёзовые листья,
и что прожить всю жизнь с одной любовью глупо – это сильно, очень сильно утомляет.
И вот поэтому ты пишешь о себе бездонными прекраснейшими письмами,
я не читаю их. Так пахнет мокрою листвой. Я всё, что ты мне говорила, за-бы-ва-ю.
(ноябрь 2003)

***
Ты говорила мне, что можно забывать секундой позже – не копить годами,
и в длинные стихи укладывать весь мир, так он становится не словом – заклинанием.
Продать свой дом и плыть вдоль побережья, между светящимися крупными портами,
и выбирать по глобусу места, чтобы на вечер назначать тебе свидания.

Ты говорила, что любая боль слабеет, если лечить её вином и чудо-травами,
и если в полночь обнимать столетний дуб, то можно слышать ,как по венам бродит вечность.
И нужно, чтобы стёрлась память предков, и первородный грех, и родовые травмы,
и лежа на спине, отыскивать свой путь, бегущий по хребту молочно-Млечного.

Ты говорила мне, что можно научиться ходить сквозь день и ночь, роняя искры,
и чтоб их подбирали только те, кто донесёт в ладонях, не обжегшись до костей.
И можно за горой найти ущелье, чтоб пить, без всяких книг, чужие мысли,
и уводить из запертых гаремов чарующих красавец всех мастей.

Ещё ты говорила тихо-тихо: «Забудь. Всё дым и ветер. Не оставлю никогда».
А мои искры жгут ладони, их несущие, поэтому давно сама их собираю.
И воспалёнными глазами – в Млечный путь, и пью чужие мысли по бескрайним проводам.
И чудо – травы неизменно помогают. Я все, что ты мне говорила, за-бы-ва-ю…
(февраль 2005)

***
Ты говорила: календарь съедает всё, и можно мстить ему, срывая листья,
что слишком много бесполезно длинных лет меняются на стон, один, под утро.
Но можно убежать от чёрных дыр по белым рекам и вернуться чистой,
и что преступно променять наивность на то, чтоб в 20 лет казаться мудрой.

Ты говорила, что когда уйдёт вода, весь берег будет в жемчуге, в бутылочных осколках,
и мёртвым рыбам будет сниться небо на дне бездонной Мариинской впадины.
А сердце можно вышить жёлтым бисером, хранить в комоде и втыкать в него иголки.
И моим взглядом огранить алмаз, огромный, чистый и, конечно, краденый.

Ты говорила, что когда мы станем старыми, на наших лицах лягут марсианские каналы,
мы купим пледы в голубую клетку и станем жить среди цветущих вишен.
И вечерами жарить диких куропаток в огромных огнедышащих мангалах,
а с кожи так же будет капать нежность, почти безумная, но никогда не лишняя.

Ещё ты говорила: «Можем всё. Ведь чёрным дырам не доступны наши искры».
А мой настольный календарь съедает годы, я жду отливов, но вода не убывает.
И нежность лишняя – с запястий - на угли, и я по сердцу вышиваю бисером.
И ограняю взглядом голыши. И всё, что ты мне говорила, за-бы-ва-ю…
(март 2005)


Рецензии
Не могла я написать такую рецензию!!! Я писала, что ваше произведение полно острого чувства жизни и скорби по уходящему. Теперь уж так не получится. Считаю, что написали Вы это блестяще. Это - настоящая поэзия.Очень желаю Вам писать.

Татьяна Буевич   24.03.2005 16:57     Заявить о нарушении
да, сайт часто глючит...
спасибо большое.

В Засаде   24.03.2005 21:57   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.