Памяти ученика

 

Невзирая на то, что время идет вперед,
чаще назад направлено зренье кривое.
Там ученик мой мечется, любит, зовет,
память о нем терзает и не дает покоя.

Там ему было всего лишь 17 лет,
мне 22; только что из универки.
Сочиненья его - канцелярски-напыщенный бред -
красным пестрят после моей проверки.

Он безответно и дерзко в меня влюблен,
пишет записки, безумствует, мечется, злится.
Видя меня с женихом, он поражен,
жениху моему такая любовь и не снится.

Мой ученик ненавидит свою семью;
мать его пьет, отчим кочует по тюрьмам,
отец лишь недавно вспомнил о нем и свою
фамилию дал. Говорят, он на севере штурман.

Поглощена своим. Преподаю глагол,
который не жжет, школьной задушен программой.
Нудным, казенным враньем гаже, чем алкоголь,
заслоняет жизни убийственной драму.

Но сколь ни напрасно, все же упорно учу,
что дорога к счастью лежит через страданье.
Мне еще не хотелось тогда к врачу,
чем-то еще питались гордой училки старанья.

После праздников майских, в весенний день,
солнце когда светило, как у Дали на картинах,
из ниоткуда нависла над городом мрачная тень,
мы узнали, что мальчика этого сбила машина.

Немотою звонкой по школе пронесся шок:
вот таким оказалось карьеры моей начало.
Только к тебе, Сережа, жесток оказался рок,
весь урок в твоем классе я, онемев, молчала.

Дома у гроба стоял одноклассников караул,
твоя мать с довольной ухмылкой готовила жрачку,
с надрывом рыдал отец, отчим чуял загул.
Ты уже был не ты, а раздавленная собачка.

Сквозь желтизну одуванчиков несли твой гроб,
панихидную речь толкнула бы Нина Петровна,
но молодая шалава ( на ней негде ставить проб)
огласила округу плачем фальшиво-утробным.

Недовольная Нина Петровна, в общем, была права,
после недолгой и неглубокой думы
с полным знанием дела произнесла слова:
как ты жил, мол, не по-людски - не по-людски и умер.

Ты мог стать шофером, иль, как мечтал, моряком,
влюбиться еще раз, жениться, впоследствии спиться.
Судьба предпочла тебя вырвать еще новичком,
пока в голове твоей юной гнездились птицы.

Наверно, с небес, дружок, ты не хватал бы звезд,
чувствителен был, но вполне бездарен,
импульсивен, порывист и безоружно прост,
уникально искренний, самый обычный парень.

Твой я могла б приукрасить, конечно, портрет,
но с молодых ногтей претила мне поза.
Знаю, не только талантам сияет божественный свет,
во имя твое, Сережа, я в строчки впустила прозу.

По сравненью с твоей моя жизнь оказалась длинна,
в ней царили абсурд и удушье, Сережа.
За то, что так мало любили тебя, надо мною довлеет вина,
искуплю ль её тем, что теперь я учу чернокожих.

Я за годы жизни узнала: бессмертья нет,
одержимости мало и не хватает усердья,
но в продолжение этих бессмысленных лет
острее всего язвил дефицит милосердья.

И теперь на исходе впустую истраченных сил,
на пути, что оказался даже удачлив,
вы спросИте меня беспристрастно: " А был ли мальчик?"
Я с прискорбьем отвечу вам: " Мальчик был!"










--


Рецензии
Ревекка, попал к Вам случайно, но не жалею. Сильное, содержательное произведение. Смотрю в рец-х замечания по поводу ритма; по мне, так именно такой ритм здесь как раз уместен.Успехов

Александр Фрейшист   05.06.2009 00:29     Заявить о нарушении
Спасибо Вам, что читали меня и отозвались на дорогое мне стихотворение.
Рада Вашей оценке.

Ревекка Левитант   05.06.2009 07:47   Заявить о нарушении
На это произведение написано 45 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.