Бедный Василий

У запойного Васьки умирала жена,
Угасала от рака.
И в бреду по постели металась она.
И скулила собака.

И скрипело от зимнего ветра окно,
Снег скользил по аллеям.
Васька пил без закуски на кухне вино,
Ни на грамм не хмелея.

Думал: «Я куролесил, себя не берег,
Весь прокуренный, пьяный.
Почему же не мой приближается срок,
А Татьяны?

Обливаюсь слезами, но жив и здоров.
Сын же ждет не дождется,
Что навеки покинув безрадостный кров,
Мать к нему вознесется…

Словно в жизни иной, бесконечно давно,
Сын наш сгинул в Афгане,
И с тех пор лучшим другом мне стало вино,
Но проклятьем для Тани…»

И взгрустнулось вдруг Ваське о детстве босом,
Что доныне манило.
Закричала Татьяна о чем-то с трудом.
И собака завыла.

Васька воду в стакан по привычке налил,
И с водою к супруге.
А она вдруг сказала: «Ты б цветы подарил
На прощанье подруге».

Васька только кивнул, и, накинув пальто,
В зимний холод спустился,
Позабыв в суете отупляющей, что
До копейки пропился.

Никого здесь не знает, нигде не занять;
Ветер жалящий в спину.
Пусть потом на судьбу будет Васька пенять,
А сейчас – к магазину!

Он в цветочную лавку, рыча, словно зверь,
Ураганом вломился,
И, закрыв на задвижку тяжелую дверь,
В продавщицу вцепился.

Она деньги с испуга хотела отдать,
Но бандит этот странный
Закричал, что на деньги ему наплевать,
И забрал лишь тюльпаны…

У запойного Васьки умирала жена,
С громким хрипом дышала.
Но увидела мужа с цветами она, –
Улыбнулась устало,

А потом рассмеялась, забыв обо всем,
А Василий заплакал.
И, с надеждою смутной, виляя хвостом,
Подбежала собака.

«Ты мне столько цветов никогда не дарил,
Неудачник мой милый!» –
И Татьяна, вздохнув, замолчала без сил:
Жить закончились силы.

И завыла собака в предсмертной тоске,
Дрожь Василия била.
А Татьяна, с цветком в онемевшей руке,
В лучший мир отходила…

И скрипело от зимнего ветра окно,
Снег скользил по аллеям.
Васька пил на поминках, как воду, вино,
Ни на грамм не хмелея.

Знал он – скоро придет, и под вечер пришла
Неизбежная кара.
Появились в квартире его опера,
И с поминок – на нары.

Васька тупо суда ожидал, а вдали,
Средь кромешного мрака,
На могиле жены, где метели мели,
Замерзала собака…
 
 


Рецензии
Здравствуй, Сергей. Умеешь ты душу растрогать. Поцарапало стих-е своей подлинностью, в жизни встречается и такое: кто-то пьёт - и ничего, а трезвенник умирает. Спасибо за эмоции. С теплом.

Вера Осипова 5   26.11.2018 09:37     Заявить о нарушении
Спасибо, Вера. Ты должна помнить, как я читал это стихотворение на "фениксе". ))
Спасибо.

Сергей Сухонин   26.11.2018 13:30   Заявить о нарушении
Видимо, меня тогда не было. Помню только про ленинградский хлеб.

Вера Осипова 5   26.11.2018 15:15   Заявить о нарушении
На это произведение написано 122 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.