Конкурс на тему о бездомных животных

К О Н К У Р С

НА ТЕМУ «О БЕЗДОМНЫХ ЖИВОТНЫХ»

ЗАВЕРШИЛ ПРИЁМ ЗАЯВОК.

Результаты будут объявлены в апреле. ПРОИЗВЕДЕНИЯ, КОТОРЫЕ ЗАЙМУТ ПЕРВЫЕ 5 МЕСТ, БУДУТ НАПЕЧАТАНЫ В ЖУРНАЛЕ.
ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ НАГРАДЫ ДЛЯ АВТОРОВ СТИХИ.РУ И ПРОЗА.РУ:
1-Е МЕСТО – 2000 БАЛЛОВ*
2-Е МЕСТО – 1500 БАЛЛОВ*
3-Е МЕСТО – 1000 БАЛЛОВ*


ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ НОМИНАЦИИ:

«ОНИ – НАША СОВЕСТЬ» - ПОБЕДИТЕЛЮ БУДЕТ ПЕРЕЧИСЛЕНО 2000 БАЛЛОВ*
«БЕЖИТ БЕЗДОМНЫЙ ПЁС» - ПОБЕДИТЕЛЮ БУДЕТ ПЕРЕЧИСЛЕНО 1800 БАЛЛОВ*
«ЛАСКОВОЕ СЛОВО И КОШКЕ ПРИЯТНО» - ПОБЕДИТЕЛЮ БУДЕТ ПЕРЕЧИСЛЕНО 1500 БАЛЛОВ*

* БАЛЛЫ САЙТА, НА КОТОРОМ ПОБЕДИТЕЛЬ ЗАРЕГИСТРИРОВАН


ЖЕЛАЕМ УДАЧИ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ КОНКУРСА!

По просьбам наших читателей ниже приводятся все конкурсные произведения, поступившие на сегодняшний день в редакцию журнала. Мы представляем их членам жюри анонимно, поэтому и здесь не даём имён авторов.

 

1.Не детская игра

 Рыжая с большими, черными пятнами, чуть прихрамывая, по улице идет собака. Она замерзла и давно забыла чувство сытости. Но, надеясь на на то, что она может хоть что нибуть найти, что-бы хотя бы не надолго заглушить чувство голода, пытается искать пищу. Собака завернув за угол дома, подошла к мусорному баку, затем, запрыгнула в него, стала рыться в мусоре, что-то нашла, в миг съела.
Спустя небольшой промежуток времени дворняжка побрела дальше по улице, дошла до деревянного дома, подошла к заброшенному сараю и пробралась внутрь. Именно здесь с большим нетерпением ждали ее щенята. Они были совсем маленькие и представляли собой небольшие комочки шерсти. Щенки подбежали к своей маме, пытались скулить, а один из них пытался даже тяфкнуть. Мамаша погладила их своим языком, причесывая им шерсть, затем легла на солому, а ее детеныши, подойдя к ней плюхнулись на животики, стали сосать молоко. Только в это время, эта дворняжка, закрыв глаза, увидела сон, увидела большую кучу костей, которые она сжадностью ела. Насытившись, щенята, уткнув свои мордочки мамке в животик, уснули.
Ранним морозным утром дворняжка, выйдя из сарая, побрела на поиски пищи. Она шла тихим шагом по снегу, оставляя за собой следы от лап. Внезапно она увидела маленькую девочку, которая ела пирожок и подбежала к ней, жалобными глазами посмотрев сначала на девочку, затем на пирожок. Кристина поняла, что эта несчастная собака пытается выпросить у нее еду, тогда та незадумываясь бросила ей свой пирог. Дворняжка в миг схватила зубами брошенный для нее кусок и побежала за угол дома, ведь там как ей казалось, что будет безопасней съести пусть маленький, но кусок свежего хлеба. Ей очень понравился вкус, ведь уже давно она не ела ничего подобного и успела забыть даже запах свежей еды. И лишь по этому она пыталась слизать со снега даже мельчайшие крошки оставшиеся от пирожка.
Рыжая хромя собака пошла дальше, к знакомой для нее улице, где за углом одного из дома стоит мусорный бак, именно там она надеялась найти что ни будь из еды.
Внезапно она услышала смех детей, остановилась и посмотрела в ту сторону от, куда был слышен детский голос. Мальчики стояли у недостроившегося кирпичного дома, они обкидывались снежками и между собой хохотали. Собака не понимала ни того чем они занимаются ни смысла того из-за чего они смеются, поэтому она решила подойти к ним по ближе и немного понаблюдать, а вдруг они тоже угостят ее едой?! Один из мальчиков заметил дворняжку и бросил в нее снежный ком, но промахнулся. Своим поступком он испугал собаку, которая сразу побежала прочь, но если бы ее лапа была здорова, у нее было бы больше шансо бежать быстрее, а так она бежала медленно и сейчас чувствовала страх и обиду, которые заставляли ее сердце колотиться с бешенной скоростью. Но дети решили сменить правила игры и вместе побежали за бегущей от них без породной псиной. Один из мальчиков вновь бросил в нее комок снега, и попал, ком ударил ее по спине и в мгновение отлетел в сторону. Жестоких, но еще совсем маленьких мальчишек это вдохновило, и они продолжили свое развлечение. Другой парнишка бросил в нее камень, который до этого подобрал вблизи стоящегося дома. Именно это тяжелый камень ударил ее по голове, в одно мгновенье она упала, а из раны побежала алая кровь, которая капала на белый снег. В глазах этой собаки застыл образ любимых и дорогих ею щенят. Она хотела к ним вернуться, знала, что они ее ждут, ждут свою маму, которая всегда согреет своим теплом, спасая их от холода, всегда пичесывает им шерсть языком и подарит им свою материнскую любовь.
Глупые и жестокие мальчишки стояли рядом с умирающей псиной и не знали, что им делать. В их маленьких душах творилось, что-то для них не совсем понятное, страх и пробуждающееся чувство тревоги заставило их бежать. Мальчишки не совсем понимали, что сделали, ведь за все время их жизни ни кто не объяснил им, что такое хорошо, а что такое плохо.Они могли лишь ориентироваться на то, что видят по телевизору, смотря взрослые, порой жестокие фильмы. Не понимали и маленькие щенки, где их мама, которая больше не сможет придти к ним. Их маленькие надежды на встречу с мамой рухнули как карточный домик.
Внезапно из-за угла дома вышла, та самая девочка, которая буквально неколько минут назад отдала свой пирожок, спасая от голода этой, теперь уже умирающей дворняжки. Кристина сразу узнала ту собаку, которая лежала не долико от ее ног.
Маленькая девочка присела на корточки и увидела кровь на голове этой дворняги. Она почувствовала, как ее совсем еще маленькое сердечко сжимается от боли и жалости к этому животному, ей стало не по себе. Внутри нее будто бы, что-то оборвалось, но Кристина не понимала, что за чувство овладевает ею. Она знала лишь одно, что нужно помоч этой собаки, к этому ее подталкнули воспоминания разговора со своей мамой, та ей всегда говорила, что нужно помогать животным. Вдруг она встала, оглянулась, хотела позвать на помощь взрослых, но, посмотрев по сторонам, так ни кого и не увидела...
2007г.

2.Беззащитность
Светлые лучики утреннего солнца стучались в многочисленные окна домов, тем самым, пробуждая людей от сладких сновидений.
Мария Викторовна проснулась и внезапно ощутила странное неудобство, ей показалось, что кто-то по ней ползает. Она села и увидела четырех маленьких котят. Они были похожи на четыре малюсеньких клубочка шерсти. Еще совсем слепые, котята едва двигались и чуть слышно пищали. А в это время их мамаша пила молоко на кухне. Пожилая женщина от такой неожиданности пришла в ужас, рассердилась на свою кошку и крикунула:
- Мурка, это что такое?
Услышав крик своей хозяйки, кошка сразу прибежала к ее постели. Мгновение, и мать оказалась рядом со своим приплодом.
- Ты, что здесь устроила?
Мурка взглянула в глаза хозяйки, полные ярости, и поняла, что ее котята находятся в опасности. Она стала таскать их в шкаф, который стоял на кухне. Но старушка решив, что котятам в доме не место, встала с постели, нашла какой-то мешок и сложила туда маленьких, совсем беззащитных котят. Затем надела пальто и сапоги, повязала на голову платок и вышла из дому. Мурка выскочила за своей хозяйкой на улицу, она совершенно не понимала, куда и зачем несут ее котят. Но материнское сердце, почуяв, что-то недоброе, билось с бешеной скоростью, подсказывая, что им угрожает опасность. Марина Викторовна дошла до небольшой речки, остановилась, затем, перевязав мешок веревкой, безжалостно и ни о чем не задумываясь, бросила его в воду. Мешок упал на небольшую доску, которая плыла по течению. Мурка жалобными глазами смотрела на белый мешок, который уплывал все дальше и дальше, она замяукала, таким грустным голосом, что на мгновение ее хозяйка решила, что та заревела. Но она сразу отказалась от этой мысли, ведь перед ней был не человек, а всего лишь кошка.
- Да забудь ты о них, мамаша, - равнодушно сказала та, и после этого пошла в сторону своего дома. Пройдя небольшую часть дороги, она оглянулась, но уже не увидела свою кошку.
Тем временем Мурка решила спасти своих котят, она прыгнула в воду и поплыла за мешком. Ее глаза смотрели только на него и никуда больше, а уши слышали только жалобный писк, который буквально разрывал на куски ее материнское сердце...
Спустя один день...
Холодный ветер разгуливал по лугам, заставляя «дрожать от холода» траву и листву деревьев. Замерзшая кошка лежала под небольшим кустиком, который, хоть немного, но укрывал ее от ветра, спасая от его ледяных рук. Она совсем забыла про еду и теплоту той бабушкиной печки, где она любила греться и проводить много времени. Мурка вспоминала о своих котятах, о поступке хозяйки, забыв полностью о себе. Лишь только во сне её дети были вместе в ней, а в реальности их разлучили, быть может, навсегда...

***
Сережа открыл дверь сарая и зашёл внутрь, за ним зашёл его друг Женя. Тот подошел к своей кошке Мусе, которая лежала рядом с шестью котятами. Муся открыла глаза. Увидев мальчиков, она сразу же подняла голову и лапой прикрыла котят.
- Смотри, какие маленькие... - сказал тихим голосом Сережа.
- Их так много?! - удивленно произнес Женя.
- Моя Муся родила только двоих, других я нашел вчера, когда ходил ловить рыбу, - с гордостью ответил друг.
- Получается, что вместо рыбы ты поймал котят? - с улыбкой на лице спросил Женя.
- Да, я герой! Я выловил мешок из речки, открыл его и увидел маленьких котят. Потом я сразу побежал домой и отдал мешок старшей сестре. Она их положила к Муськиным котятам. Но это – наш с ней секрет, теперь он и твой, никому не рассказывай его.
- Ладно. А можно их погладить?
- Только немного, а то кошка на тебя рассердится.
Женя осторожно прикоснулся к белому котенку и погладил его. Кошка внимательно следила за рукой мальчика, до тех пор, пока тот ее не убрал.
- Сережа, а ты уже придумал им имена? - поинтересовался Женя.
- Еще не успел.
- А давай их придумаем вместе, - предложил он.
- Давай. Тогда вот этого черненького кота я назову Уголек, - предложил Сережа, показывая пальцем на абсолютно черного котика.
- А я вот этого хочу назвать Снежок, - произнес Женя, показывая на белого котенка.
- Вот этот будет Крохой, потому, что он самый маленький из всех.
- Тогда вон тот будет Белым хвостиком. У него только хвост белый, а весь он черненький.
- Нет, это девочка. Сестра вчера проверяла, дай ей другое имя.
- Тогда я назову ее Люся.
- А почему именно так, ведь Люся - это человеческое имя, а не кошачье?
- Ну, соседскую кошку так зовут.
- Нет, эту кошку будем звать Багирой, она похожа на ту Багиру из мультика про Маугли.
- Тогда вот эта кошка будет Рыжулей, потому, что она почти вся рыжая...
- А тот кот будет Леопольдом, как в мультике. Вроде бы это - кот. Сказал Женя, рассматривая котенка.
- Да кот это, кот...
Спустя 2 месяца...
Трое маленьких котят пили молоко из блюдца, а Муся сидела рядом и умывалась, облизывая лапку, потом стала протирать мордочку.
- Сережа, а почему их только трое? - удивленно спросил Женя.
- Понимаешь, на прошлой неделе какие-то тети забрали Багиру, Уголька и Леопольда, теперь у нас остались Снежок и две девчонки.
- Жалко, - с грустью произнес тот.
- Мне тоже. Я к ним уже привык, а их взяли и забрали, - с недовольством произнес Сережа.
- Да, моему разочарованию нет границ. Хорошо, хоть Снежка оставили, - пробормотал друг.
- Чему нет границ?
- Ну, так всегда говорит моя мама, когда чем-то расстроена.
- Ты расстроился?
- Да.
- Я тоже. Пойдем, поднимем настроение, посмотрим мультики, - предложил Сережа.
- Пошли.
Котята допили молоко, и подошли к своей маме, она их стала умывать и причесывать своим языком. Они ласково пищали и этим писком благодарили ее за заботу.
***
Марина Викторовна сидела в кресле и вязала шерстяные носки. Вдруг услышала скрежет у двери. Встала и, подойдя к двери, открыла ее, в ту же секунду Мурка забежала в дом.
- И где тебя носило целые сутки? - спросила хозяйка.
Но кошка лишь взглянула на старушку и побежала на кухню, где ее ждала миска с молоком. Ох, если бы она могла ответить, тогда сказала бы, что провожала закат и встречала рассвет под тем самым кустиком, который два месяца назад спас ее от холодного ветра. Именно там она провела ночь, глядя на маленькую речку, что забрала котят, лишив материнства. Она до сих пор помнит о них и грустит, вспоминая тот роковой день. Это же только люди думают, что кошки способны забыть о своих котятах.
Марина Викторовна прошла в комнату и, усевшись в кресло, стала вновь вязать шерстяные носки для внука Павлика, который спал на диване.
Спустя некоторое время Мурка зашла в комнату, запрыгнула на диван, взглянула на Павлика, свернулась клубочком и заснула.
***
- Пока Сережа, увидимся завтра, я зайду к тебе после школы.
- Ладно, пока, - и Сережа закрыл дверь.
Женя пришел домой, снял обувь и верхнюю одежду, прошел в зал. Он тихонько подошел к своей маме.
- Привет мама! Я хочу предложить тебе взять котенка.  Я буду с ним играть, кормить его...
- Привет малыш. А зачем он тебе?
- Мне он очень нравится! Такой маленький, пушистенький и беленький, как бабушкин клубок.
- Солнышко мое, мы живем в квартире, а не в частном доме, обычно в таких домах не заводят кошек.
- А почему тогда бабушка Люба держит у себя кошку Люсю?
- Она живет одна, и ей скучно, вот и решила завести себе кошку.
- Чтобы было веселей?
- Да!
- Тогда давай подарим нашей бабушке котенка! - предложил Женя.
- Но у бабушки уже есть кошка.
- Ну и, что? Зато ей будет вдвойне веселей! И я к ней чаще буду приходить, навещать своего маленького дружка.
- Вряд ли бабушке нужно такое веселье.
- Ну, мамочка, пожалуйста не расстраивай меня, - грустным голосом пробормотал тот.
- Женечка, сыночек, пойми, нам не надо котят.
- Вам не надо, а мне надо! Ты никак не можешь понять... - после этих слов мальчик убежал в свою комнату. Он не стал плакать, но обиделся на свою маму. Женя не мог понять, почему им не нужен котенок, ведь он же сказал, что очень хочет, чтобы у него появился маленький друг. Мальчик был расстроен, и теперь ему даже не хотелось играть с машинками...
На следующий день...
Женя пришел со школы домой, снял обувь и верхнюю одежду повесил ее на вешалку.
- Привет, мама, - тихо сказал он.
- Привет, сынок.
Женя зашел в свою комнату и увидел новую игрушку, она напоминала того белого котенка. Он подошел к ней посмотрел равнодушным взглядом, взял ее за лапу и отнес к маме.
- Мама, мне не надо игрушечных друзей, я хочу котенка! - сердито сказал тот.
- Тебе не понравилась игрушка?
- Понравилась, я хочу такого же, но живого.
- Ну, хорошо, приноси своего котенка.
- Ура, у меня будет котенок! Спасибо тебе, мамочка! - с радостью воскликнул Женя и поцеловал маму в щечку.
- Иди, покушай, я суп сварила.
- А можно потом сразу к Сереже за котенком сбегать?
- Хорошо, но только, если ты суп доешь до конца!
- Договорились! - и мальчик побежал на кухню, поел суп и пошел к другу.
- Сережа, ты можешь мне дать Снежка? - спросил Женя.
- Снежка? - удивился тот.
- Да, я хотел бы забрать его к себе.
- Но он – самый красивый из всех котят, я не хочу его отдавать, - строгим голосом сказал Сережа.
- Но почему, я же твой друг, а друзья так не должны делать, - убежденно произнес тот.
- Ты прав, но, может быть, ты все таки возьмешь какую-нибудь кошечку?
- Нет, я пришел за Снежком! - твердо сказал Женя.
- Ну, ладно, забирай. - пробормотал Сережа и глубоко вздохнул.
- Спасибо, ты настоящий друг!
- Да, не за что, смотри, его не обижай!
- Не буду, можешь не волноваться.

Когда Женя зашел домой, у него на руках был белый котенок. Мальчик опустил его на пол, затем снял верхнюю одежду, снова взял котёнка и побежал с ним к маме.
- Смотри, вот он, тот самый Снежок! – радостно сообщил Женя с улыбкой на лице, и глаза его светились от счастья.
- И, правда, Снежок, весь белый, ни одного черного пятнышка нет! - с удивлением сказала  Елена Александровна.
- Теперь у меня есть новый друг! Завтра схожу к бабушке и познакомлю ее с ним. Я думаю, он ей понравится!
- Возможно...
На следующий день...
В дверь постучались. Марина Викторовна открыла и увидела внука.
- Здравствуй бабуля! Я пришел к тебе в гости! - с улыбкой на лице произнёс мальчик.
- Здравствуй, Женечка, заходи!
- Я пришел не один со мной новый друг, Снежок!
- Котенок что ли?
- Да! Сказал Женя и достал его из своей куртки. Они вместе прошли в комнату. Старушка села в кресло, а внук подошел к ней и положил котика ей на руки, после чего сел на диван.
- Откуда он у тебя? - спросила Марина Викторовна, поглаживая Снежка.
- Мне его Сережа дал! А ты представляешь, он выловил его и других котят из речки: пошел за рыбой, а нашел котят. Они были в каком-то мешке. Потом он и его сестра положили их к своей кошке, которая тоже недавно окотилась, та их выкормила. Мы им всем имена придумали, а этого котенка я назвал Снежком за его белый окрас...
- Женя, а давай мы его с нашей Муркой познакомим? - предложила бабушка, потому, что сразу поняла, про каких котят ей рассказал мальчик.
- Ладно!
- Мурка, кис, кис, кис.
Кошка сразу прибежала на зов своей хозяйки. Марина Викторовна положила на пол Снежка рядом с Муркой. Та подошла к нему, обнюхала и стала облизывать своего котенка, она вспомнила запах и признала его своим. Снежок ласково мурлыкал от удовольствия. А кошка обрела материнское счастье. И если бы эти животные могли разговаривать, Мурка сказала бы Жене, огромное кошачье спасибо за эту встречу!
2007г
3.Как я спас кота

Как-то раз я собрался гулять. В этот день на небе сияло яркое весеннее солнце, и было тепло.
Я вышел на улицу и около дома, под кустом сирени, увидел необыкновенного кота: он был пушист и очень красив, но совсем не ухожен. На его светло-бежевой шёрстке я заметил зелёную былинку и маленький берёзовый листочек.
Кот лежал под деревом и грустно смотрел на меня.
«Наверно, его бросили и, он хочет есть», - подумал я.
-  Пушистик, иди ко мне, - сказал я. - Иди, я тебя пожалею.
Он встал, подошёл, обнюхал мои ноги и потёрся о них, листочек тут же слетел, а я, опустившись на корточки, убрал былинку и погладил его. Котик замурлыкал, ткнулся головой в мою руку, посмотрел на меня, и я понял, что он сказал «спасибо».
Потом мы гуляли.
Через некоторое время мимо прошли мой старший брат Рома и его друг Илья. Они сели на скамейку, и мы с пушистым подошли к ним. Кот встал на задние лапки, а передние положил Илье на колени. Он так и стоял, размахивая хвостиком, пока я не взял его на руки и не отправился домой, – надо же было покормить его!
Дома была одна бабушка.
Я сказал бабушке, что бедняжка голоден и что нужно его покормить. Попросил разрешения поселить его в нашей комнате, но бабушка не разрешила, и мне ничего не оставалось, как отнести пушистого обратно на улицу. Я снова взял его на руки и, выйдя во двор, опустил на землю, думал, что уйдёт. А он и не думал уходить: как и в первые минуты нашего знакомства, он закружился вокруг меня, замурлыкал и, подпрыгивая, стал тянуться к руке, чтобы ткнуться в неё мордочкой. Но глаза бедного скитальца оставались грустными, такими грустными, что мне стало жаль его ещё больше.
Я не смог бросить кота: остался с ним до тех пор, пока с работы не пришла мама.
Маме бежевый красавец тоже понравился, и она была не против, чтобы он поселился у нас, только сказала, что нужно спросить разрешения у бабушки с дедушкой. Но мы боялись, что они всё равно не позволят, и решили пронести этого замечательного кота секретно. Так и сделали.

В нашей комнате бедолага освоился легко и быстро, а когда бабушка с дедушкой ушли ненадолго, он спокойно ознакомился со всей квартирой.
-   Сейчас мы будем ужинать, - сказала мама, - и кота покормим тоже.
-  А можно я налью ему молочка в блюдце? – спросил я.
-  Конечно, - ответила она, - но сначала дадим ему кусочек мяса и немного колбасы.
Я смотрел, как пушистик поглощает еду, с какой жадностью пьёт молочко, потом вылизывает блюдце, и  всё больше жалел его.
Спал он в нашей комнате, вёл себя тихо, будто чувствовал, что шуметь нельзя, хотя бабушка с дедушкой уже не противились ему.
На следующий день был выходной. Мы с мамой пошли в магазин и купили нашему другу миску для еды, ошейник от насекомых, гребешок и ещё – витаминных таблеток, чтобы шёрстка  его быстрее поправилась и стала гладкой. В этот же день придумали имя. Назвали  Маркизом. Сначала хотели Пушистым или Пушистиком, но решили, что Маркиз больше подходит.
Так я спас бездомного кота.
Сейчас Маркиз живёт вместе с нами, и все мы  его очень любим.
               
Июль 2005

4.Щенок

Не думайте, я - не заяц -
Чуть-чуть длинноваты уши.
И вовсе я - не мерзавец.
А уши большие - слушать,
Дают мне возможность ветер.
Поверьте, я - самый лучший
Щенок на всём белом свете.

И сам я, пушисто-белый,
Но только немного грязный.
Доверчивый я, и смелый.
Проходите мимо праздно:
- Подумаешь, мол, дворняжка.
Но люди бывают разны.
Один вот сказал: - Бедняжка...
Мне вправду бывает туго -
Никак не найду я друга...

5.Дефицит
Хлябь. Дождь со снегом. Небо в тучах.
На тротуаре у моста
Котёнок месячный мяучит,
Дрожа от носа до хвоста.

Хотел котёнок по незнанью
Участия больших людей.
Но не готовы к состраданью
Творцы домов, машин, идей.

У каждого из них работа,
Невпроворот иных проблем.
О том, что замерзает кто-то,
Им думать некогда совсем.

Душа для жалости закрыта
Во исполнение мечты.
Страдаем мы от дефицита
Обыкновенной доброты...
6. Про Тяпу (быль)
Если рыжая собака
Мчится к вам быстрей, чем ветер,
Вы, пожалуйста, не бойтесь,
Что хотят вас укусить -
Это просто наша Тяпа
Видит, как играют дети,
И со скоростью ракеты
К ним несется во всю прыть!
И не смейтесь, потому что
У нее смешное имя,
Тяпа - из породы борзых
Ничего, что хвост крючком!
Мы знакомы больше года,
Повстречавшись в магазине
Со смешным и неуклюжим
Кем-то брошенным, щенком.
-Вот собака, угощенье,
Жаль, что взять тебя не можем,-
Мы вздохнули и уныло
Поплелись к себе домой,
Только хитрая собака
Поплелась за нами тоже,
И устроила в подъезде
Невозможно громкий вой.
Кто же выдержит такое –
Плач щенячий у порога?
Нет, никто,- сказал печально
Наш пушистый белый кот,
-Я надеюсь, эта «тяпа»
Вряд ли будет ростом с дога,
И счастливая собака
С той поры у нас живет.
Только кот наш ошибался:
Днем и ночью хулиганя,
Эта вредная собака
Очень быстро подросла,
Из малышки превратилась
В существо чуть меньше лани:
Нравом на лису похожа,
А упрямством на осла.
Как-то раз, когда мы к морю
Шли пешком по узкой тропке,
Наша Тяпа убежала,
Вдруг сорвавшись с поводка,
Мы пошли за ней и, что же:
Под сосной в большой коробке
Горько плакали четыре
Кем-то брошенных  щенка.
И теперь у нас в квартире
Вместе с Тяпой обитают:
Клепа, Капа, Лапа, Липа
И совсем печальный кот.
Приходите, забирайте
Малышей из нашей стаи:
Клепу, Капу, Лапу, Липу-
Кто вам больше подойдет!
7. Волчок и Шарик
Как-то раз Волчок и Шарик
Повстречались в лесопарке:
-Здравствуй, как дела, товарищ,
 День сегодня очень жаркий…
 Нет, не жаркий, а голодный,-
Отвечает Шарик грустно,
Съесть готов я, что угодно,
Даже вялый лист капусты.
- Да, от голода завоешь…
Тут, дружище, не до шуток.
Нужно быть хитрее вдвое,
Чтобы сытым был желудок.
Для начала сбегай к речке,
Приведи себя в порядок,
И повадкам человечьим
Поучись, пока я рядом.
Люди часто на прогулку
В парк берут с собой съестное:
Из пакетов пахнет булкой
И отличной ветчиною.
Приближайся осторожно,
Блох вычесывать опасно -
Скажут:  дурень беспородный!
Убирайся прочь, блохастый!
Улыбнись, не скаля зубы,
Поиграй чуть-чуть с ребенком,
Мол, такого встретить друга
Жаждет каждая болонка.
Прояви свою смекалку,
Тут придется постараться.
Человек бросает палку -
Принеси ее обратно.
Все устали? Вот и славно!
Наступил момент привала.
А теперь о самом главном,
Как наесться до отвала.
Аккуратно, с аппетитом
Нужно съесть сухую корку -
Удивятся: как воспитан!
Восхитятся: пес не гордый!
А за скромность и за рвенье
Будет, друг, тебе награда…
Могут угостить печеньем
Или даже шоколадом.
Постепенно станет ясно,
Что содержится в пакетах.
Хорошо бы было мясо!
На худой конец - котлеты.
Пусть сначала наедятся,
А потом, брат, будь уверен:
Пищу не несут обратно-
Я на опыте проверил.
А теперь за дело, Шарик!
Видишь, к лесу с рюкзаками
Движется семья большая -
Это пахнет шашлыками!

8. Песик

(из жизни волшебника Мишуты)

Посвящаю Олюшке Зайкиной

Сегодня за окном солнечный день — первое июня. И Мишуте с самого утра хочется стать волшебником, ну хоть немножечко! Вот такое странное желание было у этого мальчика. Мишута и сам не знает, почему именно он хочет стать Большим Волшебником? Но он этого очень хочет.
 …………………

 Мишута задумавшись, смотрел в окно и как всегда мечтал!
 - Мишутка, ты бы хоть с Пушком на улице погулял, смотри какая погода на дворе, — посоветовала ему мама. — Смотри, как Пушок на улицу хочет! Бери Пушка, и идите гулять.
Мишута взял на руки дремавшего, на кресле Пушка, и пошел на улицу. Но как только Мишута вышел во двор, Пушок сразу же предательски вырвался из его рук и шмыгнул в подвальное окно.
 - Ну, вот, Пушище снова меня подвел, — огорчено подумал Мишута. Он очень долго звал своего Пушка из подвального окошка, но Пушок словно в другое царство сбежал. Мишута даже расстроился: ведь опять подумают, что он обидел Пушка.
 Он безучастно походил вокруг песочницы, качнулся раз-другой на качелях.
 - Как скучно! — подумал Мишута. — А вот если был бы я волшебником, я бы обязательно что-нибудь придумал, или кому-нибудь помог.
Так думал Мишута, подходя к двери своего подъезда. Мишута зашел в подъезд и уже хотел подниматься по ступенькам лестницы, но тут заметил, что под лестницей что-то мелькнуло.
 - Это, наверно, Пушок вернулся, — обрадовался Мишута. Он присел перед пролетом лестницы и, заглянув темноту, позвал: — Пушок, иди ко мне, кис, кис!
В темноте кто-то сразу же затаился. Тогда Мишута подошел поближе и попытался рассмотреть: кто же это сидит в темноте под лестницей. Явно не Пушок. Мишута потянулся туда, где только что кто-то осторожно возился, и тут его кто-то лизнул в нос, да так доверчиво, как будто старого знакомого. Мишута осторожно нащупал руками кого-то мохнатого и вытащил из темноты. Это оказался песик с кучерявой серенькой шерсткой!
 - Гав! Гав! Гав! — радостно залаял песик и стал почему-то жадно облизывать Мишутины руки.
 - Бедненький, ты, наверно, пить хочешь, — проговорил Мишута и решил взять песика к себе в квартиру и угостить его. Дома у Мишуты песик жадно попил водичку, съел угощение, а потом благодарно посмотрел на Мишуту.
 - А теперь давай поиграем, — предложил песику Мишута. Песик сразу же сделал грустную мордочку.
 - Ты что, совсем не умеешь играть? — удивился Мишута.
 - Гав! — сказал песик и, встав на задние лапки, побежал к Мишуте.
 - А, я все понял, ты хотел поблагодарить меня! — догадался Мишута.
 - Гав! — гавкнул песик и с веселым визгом закрутился у ног Мишуты.
 - А теперь, миленький песик, давай поиграем в прятки, — стал уговаривать Мишута песика.
 - Гав? — удивился песик.
 - Я тебя сейчас научу, не бойся, у тебя получится, — заверил Мишута песика. — Ты пока побудь вот тут, за дверью спальни, а как я скажу тебе, ищи меня. Ты будешь меня искать. Ладно? — И Мишута побежал прятаться, но он так торопился, что не успел придумать, куда можно спрятаться. Первое что попалась ему на глаза, была большая бабушкина подушка. Мишута еще не успел, как следует, спрятаться под нее, а песик уже легонько покусывал его за пятки и весело лаял.
 - Песик, так нечестно, я же еще не совсем спрятался, — кричал Мишута, дрыгая ногами и пряча голову под большой подушкой.
Они с песиком так увлеклись веселой игрой, что даже не услышали, как мама вернулась из магазина, и в месте с ней вернулся Пушок.
 - Мишута, откуда у нас в доме взялась незнакомая собака? — спросила строго мама. А Пушок так дико заорал, что Мишуте пришлось выпустить песика обратно на лестничную площадку.
 ……………………
 Сейчас Мишута лежит в кровати и думает: как плохо веселому песику одному под темной лестницей, но он обязательно, что нибудь придумает, чтоб вернуть песика. А, может, посоветоваться с папой? — подумал Мишута, засыпая.
Новокузнецк, апрель 2008 г.

9. Прости нас Ходжа!
Развал Союза, это не только развал империи, но и «развал» сознания. То, что стало твориться в Баку, походило на пир во время чумы. Люди, как будто все годы существования СССР копили в душе злость, а теперь получив добро, стали отрыгивать этой ненавистью.

Все дороги блокировались. Транспорт проверялся и ни дай Бог, если «эксперты» определяли в тебе армянскую кровь, жить оставалось тому считанные минуты.

Друзья мужа оповестили, чтобы срочно пробивались в аэропорт и оттуда на самолёте военном, семью отправлял в Москву.  «Дорожный патруль» дважды останавливал для проверки, но узнав, что не армяне и семья бывшего футболиста «Нефчи», отпустили.

На новом месте надо было обустраиваться. Для беженцев из Азербайджана, определили места поселения в Подмосковье, семья занялась строительством.

Однажды к ним на участок забрела дворовая собака. По её виду можно было определить, что у нее судьба похожая на судьбу переселенцев. Только если в первом случае развалилось государство, то в собачьей истории развалилась дружба между хозяином и животным.

Почему хозяин изгнал пса, немецкую овчарку, для Ольги так и осталось тайной, но вид её говорил, что возможно из-за болезни, ибо шкура её так врезалась в рёбра, а живот так втянут, что она поняла, ещё час – два и либо шкура не выдержит, либо ребра сломаются.

Угостить кроме хлеба, у женщины ничего не было. Поделив батон на две части, она, опасаясь давать с рук, бросила хлеб к морде собаки. Собака, проявив благородство, вначале не веря своей удачи, заглянула в глаза хозяйки батона, как бы спрашивая, всё мне?

- Тебе! Тебе! Кушай на здоровье.

Не имея достаточно слюны в истощенном организме, совершая глотательные движения, боль драла горло так, что только из-за отсутствия влаги, не выступили слезы в глазах собаки. А ей не то, что плакать, выть хотелось, что женщина оказалась добрее и ласковее его бывшего хозяина.

Ласковое майское солнышко пригрело тело и, устроившись рядом с кучей строительного песка, собака уснула, решив, что раз покормили, за сон бить не будут.

Вскоре подъехал муж, зарабатывающий на пропитании частным извозом. Увидев «гостя», спросил у жены:

- А это что за Ходжа Насреддин?

Так за собакой закрепилось новое имя – Ходжа. Ходжа быстро подружился с новой хозяйкой. Вскоре, постоянное питание, стало набивать жирок под шкуру. Но, а шкура «растаяв» на жировой прослойке стала лосниться и шерсти отпускать все излишки, отчего шёрстка стала переливаться на солнышке. Ходжа стал всем нравиться, и Оля стала смело к нему подпускать детей.    

Чем больше часики отматывали кружочков времени, тем крепче росла привязанность и обоюдная любовь, между Ходжой и людьми. Ходже уже и во сне они всегда снились. Если когда и вспоминал он старого хозяина, то только с сожалением, что потерял он такого верного друга.

А то, что Ходжа был верным, в этом никто не сомневался. Дети, идя на прогулку, или в лес по грибы, всегда с собой брали Ходжу.  Оля была спокойна, что чужих людей Ходжа к детям не подпустит.

Дом вскоре был построен, и хотя внутри дома стены были такие же, как с наружи, стали жить в доме, а значит, стали жить вместе, ибо раньше ходжа оставался на ночь один.

Время летело в прошлое стремительно, а любовь взаимная, между Ходжой и людьми стала непоколебимой. Эту любовь нельзя было разрушить, если бы не приход плохих людей.

Я не буду вам рассказывать о том, кто, зачем и почему направил двоих, молодых людей к построенному дому. Муж Оли уехал в Баку, не хватало денег, и он решил продать Бакинскую квартиру.

Природа, понимая какое злодейство, собираются совершить люди, разразилась грозой, которую Оля ужасно боялась. В период между раскатами грома она услышала, как Ходжа лаял с такой злостью, что она никогда и предположить не могла, что их собака на такую злость способна. Подойдя к окну, она увидела, как два парня не могут перелезть через забор, боясь оставить куски своего тела в пасти разъярённого зверя.

В руках парней были ёмкости, похожие на бутылки.  Один откупорив бутылку, стал обливать жидкостью Ходжу, мотающегося вдоль забора. Второй достал спички и, зажигая, стал бросать в собаку.  Понимая, что может произойти, Природа обрушила такой дождевой водопад, что Оля за всю свою жизнь такого ливня не видела.

Спички быстро намокли. Посовещавшись, парни что-то сделали, от чего из горлышка бутылок посыпались искры.  Размахнувшись, бутылки были брошены в окно дома. Первая бутылка попала в стену, между окон. В это время на улице уже было темно, и Оля увидела, как пространство озарилось светом.

Ходжа от людей бросился к пламени. В это время второй парень бросил бутылку, которая также не попала в окно, а ударившись выше окна, обдало горящей жидкостью Ходжу.

Дрожащая перед этим от страха Оля, увидевшая скулящую от боли собаку, забыв все страхи, схватив одеяло, выскочила на улицу. Бандиты, увидев женщину, ретировались, а Оля, загасив пламя, запустила Ходжу в дом для обработки раны.

Ожоги были ужасные. Промучившись ещё неделю, Ходжа умер. Смерть его восприняли все в семье как самую дорогую утрату. Ревела Оля, ревели дети и только Игорь тайком вытирал скупую мужскую слезинку.

Впоследствии у них были и будут ещё собаки, но никто из них не удосужится носить имя ХОДЖА, ибо это имя самого достойного и преданного друга. У меня есть вера, что в загробном мире, боженька назначил его инструктором, для обучения взаимной преданности, ради которой Ходжа и отдал жизнь.

10. Собака

На дороге грязь и лужи.
Старый рыжий пёс
Дремлет и дрожит от стужи,
Спрятав в лапах нос,
И его жалеют снова,
Может, всей душой.
"Но куда его, больного?
Он такой большой!
Ах, как жалко бедолагу,
Аж щемит в груди!
Не тревожь людей, бродяга,
Лучше уходи
Ты куда-нибудь на свалку…
Слышишь? Вот возьмусь за палку!"

И опять бредёт куда-то,
Мочит спину дождь.
Сдохнет – велика утрата!
Выживет – ну что ж…
Для чего пишу я это?
Может, далеко
Море, солнышком согрето,
Вздыблется легко
И помчит себе, играя,
Новая беда,
На пути своём сметая
Грозно города.
Поздно причитать и плакать
На беду всерьёз…
Значит, кто-нибудь собаку
Выгнал на мороз.
 
11. Дождик(песенка о бездомной собаке)

Мы нашли его замёрзшим.
Очень грустным во дворе.
Никому не улыбался.
И не думал об игре.
Он скулил и тихо лаял.
И в глазах была слеза.
Замочила,напугала
Его сильная гроза.

              припев:Дождик,Дождик,Дождик-
                Пёс большой и грустный.
                Дождик,Дождик,Дождик-
                Будем звать тебя.
                Дождик,Дождик,Дождик,
                Милая собака,
                Наконец-то дома ты придёшь в себя.

Пёс красивый,очень добрый.
Любит лапу подавать.
Он за нами всюду ходит.
И не хочет отставать.
Он гостей встречает с лаем.
Очень каждому он рад.
И при этом получает
Свой любимый шоколад.

Если встретится собака
Или кошка на пути,
Обогрей её немножко
И скажи ей:Не грусти!
Так нуждается порою тот,кто
Хочет нас любить.
Одиноким в этом мире
До чего же трудно быть.

Дождик с нами.
Дождик рядом.
Наш любимый ,славный пёс.
Сколько радсти и счастья он,ребята,
В дом принёс!
Сколько радости и счастья он,ребята,
В дом принёс!!!
12. Божество
"Холод пробрал в пути.
У птичьего пугала, что ли,
В долг попросить рукава?" (Басё)
***
*

О бедной собаке
замолвите слово -
обидел хозяин,
оставил без крова...

Ей голодно, зябко
и очень обидно:
хозяин ушел,
его больше не видно.

Повсюду искала
несчастная псина
свое божество -
оно пало в пучину.

И, радуясь каждому
нашему взгляду,
с надеждой глядит -
и с хозяином, рядом

Готова идти
на край света она.
Ты будешь хозяином ей?
Скажи - "Да!"
10.10.07
13. * * *
Четыре лунки на снегу -
Твой след, бегущий вдоль обочин.
Ты с ранней рани озабочен,
Помочь тебе я не могу.
 
Прости меня, бездомный пёс,
Вся моя жизнь – такой же кросс.

14. ***
Обездоленный обезброшенный
О трёх лапах и телом стар,
Всё стараешься помнить хорошее
Обегая родные места.
 
Да родное - в былье некошеном,
Будь двуног, не хватило б слёз.
Тяжко быть достойным и брошенным
Хоть ротвейлер ты, хоть барбос.
15. Сердце Жано
 
Старинные часы в гостинной пробили полночь.Жано тихо подошел к двери в спальню и настороженно прислушался.

Звуки,доносившиеся оттуда,вызывали у него ненависть и отвращение.Мистер Хопкинс изредко покашливал и громко и непонятно что-то бормотал,а миссис Уайлд легкомысленно смеясь,противно стонала, при этом очень громко дыша.Внутри у Жано все переворачивалось и надвигался приступ тошноты.Подойдя к косяку двери,подняв свою заднюю лапу,он хотел было испустить всю ненависть и негодование,накопившееся у него,но вспомнив о своем благородном воспитании,передумал это делать.-Бордосским Догам не пристало уподобляться каким-то там бродячим собакам,-подумал Жано и,опустив хвост, вернулся на свое прежнее место.

Тем временем звуки в спальне все усиливались и еще более продолжали раздражать Жано.В скором времени,он не выдержал и выбежал в сад через открытый ход в двери,специально сделанный для него.Он пробежал девять кругов по саду,и через некоторое время, немного задыхаясь, замедлил ход.Разместившись на лавке около дома, глубоко и жадно глотая воздух,высунув свой влажный язык,он,не отрываясь смотрел на окна спальни,где все еще горел желтый абажур.Лишь к трем часам ночи свет погас.

Придя в себя и положив морду на лапы,Жано немного заскулил.Он вдруг вспомнил свою прежнюю хозяйку миссис Шелтон.У нее было утонченное, бледновато болезненное лицо, добрая улыбка и
очень мягкие руки,которыми она кормила Жано всегда свежим мясом.Каждое утро она отправляла Пьера,молодого садовника, специально выписанного ею из Парижа,на рынок за свежим мясом.Потом она сама наливала из блестящего кувшина родниковой воды, и Жано жадно пил,облизывая при этом руки своей хозяйки.После завтрака миссис Шелтон выводила Жано на прогулку в сад.Там она бегала с ним и играла,громко смеясь.Ее бархатистый раскатистый смех вызывал у Жано безграничный восторг.Она бросала яркий небольшой мяч в другой конец сада и Жано с радостью бежал за ним, а потом обратно возвращал его хозяйке.Она брала у него мяч и мягкими руками слегка трепала его за холку.Эти прогулки доставляли необычайную радость и наслаждение миссис Шелтон и Жано.

Но однажды утром она не вышла в гостинную и не повела гулять Жано в сад.С самого раннего утра в доме стали собираться богатые и представительные джентльмены и дамы,одетые в дорогие черные смокинги и платья.В волосах у некотрых дам, более пожилого возраста, были вплетены небольшие черные ленты.
Многих из этих людей Жано видел впервые.По атмосфере,захватившей весь дом,он начинал понимать,что случилось что-то страшное и непоправимое.С каждой минутой напряжение росло.И лишь когда четверо высоких мужчин в черных смокингах, цилиндрах и белых перчатках выносили из дома миссис Шелтон,лежащую в деревянном лакированном гробу и в ослепительно белых кружевах,Жано не выдержал и пронзительно завыл.По распоряжению мистера Хопкинса,Пьер схватил Жано за ошейник и посадил на цепь возле кирпичной стены.Ворота дома открылись и вся похоронная процессия тронулась в путь.

Жано громко лаял и рвался вперед,но большая и тяжелая цепь не пускала его.Он усиленно подгребал под себя лапами землю и делал резкие прыжки,но цепь не поддавалась.Жано подошел к большому гвоздю,на котором держалась вся цепь и когтями начал царапать его,потом он начал кусать его клыками.Гвоздь немного пошатнулся.В следующую секунду Жано вскочил на соседнюю ступеньку лестницы и,подняв свою заднюю лапу,немного помочился на гвоздь.Наконец,собрав всю свою волю и силу,он рванул вперед и цепь сорвалась. С замиранием сердца Жано выскочил за ворота дома и побежал за процессией.

Кладбище находилось в трех километрах от города и все это расстояние Жано пробежал,ни разу не остановившись передохнуть.Он понимал,что с миссис Шелтон что-то случилось и ему надо было спешить.Когда Жано прибыл на место,панихида уже началась.Гроб с телом миссис Шелтон стоял около свеже выротой могилы.Жано показалось даже,что миссис Шелтон,заметив его, слегка улыбнулась ему.Он не выдержал и громко залаял.Священник,который вел панихиду, был вынужден прерваться на короткое время.Огромная толпа присутствующих расступилась и все увидели Жано,который сидел недалеко от гроба и,подняв высоко морду,громко скулил.На лицах присутствующих оторазилось смятение и испуг.Чей-то маленький мальчик в голубом бархатном костюме,выглянув из-за платья своей мамы,начал дразнить Жано,но тот не обращал на это никакого внимания.Мистер Хопкинс,натянуто улыбаясь толпе, осторожно подошел к Жано и попытался схватить его,но тот не дался.Он вывернулся из рук своего хозяина и отбежал в сторону.Вторая попытка мистера Хопкинса так же не увенчалась успехом.Жано спрятался неподалеку за большим деревом и уныло замолчал.Панихида продолжилась дальше.Но он уже не слышал ни речь священника,который что-то говорил,приподняв руки к небу,ни всхлипывания седовласых дам,которые время от времени приподносили к своим мокрым глазам маленькие белые кружевные платочки,он просто смотрел,не отрываясь, на миссис Шелтон и понимал,что это последние минуты,когда он видит свою любимую хозяйку.

Вскоре священник закончил говорить и гроб вместе с телом миссис Шелтон стали погружать в могилу.В этот момент Жано не выдержал и еще пуще прежнего завыл.На него уже никто не обращал никакого внимания,но потом вспоминали,что этот вой был слышен даже в соседней деревушке за несколько километров.Через некоторое время все разъехались,а Жано сидел перед могилкой миссис Шелтон,усыпанной множеством цветов и громко выл. Лишь к позднему вечеру,когда пошел сильный дождь,совершенно продрогший,голодный и окончательно обессилевший,испачканный грязью,он вернулся к воротам своего дома.

Но они оказалиь заперты.Жано несколько раз полаял,но ему никто не открыл.Всю ночь он просидел под проливным дождем у ворот своего дома и ему показалось,что про него все забыли.Под утро Жано еще раз полаял,последний раз посмотрел на ворота своего дома и побрел куда глаза глядят.

Он еще не знал куда идти и ему очень хотелось есть. В
проходном дворе,его внимание привлек запах,доносившийся из мусорного бака.Жано понимал,что этого делать нельзя,но звериный голод заставлял поступать его вне всяких правил и приличий .Он залез туда и позавтракал мясными отходами, еще не успевшими испортиться,очевидно,появившимися здесь совсем недавно.Ощущение легкого блаженства овладевало Жано.Окончательно покончив с завтраком,он вылез из бака и побрел по улице.

Город начинал постепенно просыпаться.Вот на улице появилась пожилая женщина,прогуливающая своих двух маленьких рыжеватых балонок.Они лаяли от радости и прыгали,вырываясь вперед,путаясь в своих поводках.Хозяйка была вынуждена останавливаться и все распутывать,только после этого прогулка продолжалась дальше.Заметив Жано,балонки немного приостановились и хотели подбежать к нему,но пожилая хозяйка резко отдернула их за поводки и строго крикнула,
-Нельзя,Мики!Фу,Сюзи!Это грязная бродячая собака может вас сьесть.-И они,послушав ее,побежали вперед.Жано уныло опустил морду.

А вот появился мясник возле своей лавки.Он вышел на крыльцо,очень протяжно зевнул и лениво потянулся.Открыв внизу витрины большой замок,он поднял металлические жалюзи и перед Жано предстало целое царство вкусной пищи.Не выдержав,он подбежал поближе и уставился на то изобилие и разнообразие мясных продуктов,которое находилось за стеклом,всего в нескольких шагах от него.-Как бы мне хотелось сейчас оказаться там,внутри,-подумал Жано и, закрыв глаза, предался игре воображения.В это время пошел короткий утренний дождь,который сразу же смыл все его фантазии. Жано, облизнувшись с чувством досады, побрел дальше.Весь день он бесцельно слонялся по городу...

В понедельник в местной газете появилось обьявление:"Такого-то числа,в такое-то время пропала собака-Бордосский Дог по кличке Жано, пяти лет,рыжего цвета.Особые приметы: белое пятно в области сердца.Нашедшего просьба позвонить по такому-то телефону.Вознаграждение гарантировано." О появлении этого обьявления Жано даже не подозревал.Прошло уже несколько дней,как он спокойно жил у мясника и сторожил его лавку,взамен получая к вечеру оставшиеся куски мяса.Но хозяин лавки оказался честным человеком и,проверив у Жано белое пятно в области сердца,вернул его мистеру Хопкинсу.

Несколько недель Жано находился на привязи:он ел,пил и спал,а его шею стягивала тяжелая металлическая цепь.Так мистер Хопкинс решил наказать пса за все его проделки.

Но однажды в доме появилась молодая и красивая миссис Уайлд.Она очень нравилась мистеру Хопкинсу,но вызывала бескрайнюю ревность у Жано.После миссис Шелтон она казалась ему равнодушной и безразличной,подчеркнуто холодной к Жано. Миссис Уайлд даже немного побаивалась его.Теперь на прогулки его выводил Пьер,который просто спускал Жано с цепи,а сам в тени заросшего сада занимался любовными потехами с молодой кухаркой,девицей лет двадцати пяти.Она была старше Пьера на три года и всегда учила его делать всякие неприличные дела,за которыми поначалу с любопытством наблюдал Жано,но вскоре ему это все надоело и он убегал в глубь сада,чтобы поиграть в свое удовольствие.

Однажды,когда Жано гулял в саду,миссис Уайлд тоже вышла подышать свежим воздухом,который исходил от красивых цветов,раскинувшихся по всему саду.Она пускала мыльные пузырьки из пластмассового стаканчика.Сначала они подымались высоко вверх,поблескивая на солнце всеми цветами радуги,а потом опускаясь, лопались,соприкасаясь с ветками колючих роз и других цветов.Жано,незаметно для миссис Уайлд, тоже любовался этими пузырьками и, подняв морду вверх,немного щурясь,подошел к ней почти вплотную.Вдруг один из пузырьков, пролетев мимо всех веток, попал Жано прямо в глаз.От неожиданности он громко рявкнул.Миссис Уайлд вздрогнула,резко обернулась и испуганно закричала,отмахиваясь обеими руками от Жано.Пластмассовый стаканчик выпал у нее из рук,облив морду Жано мыльной пеной,и она быстро побежала по тропинке в дом,продолжая истошно кричать.Зацепившись о ветку дерева,она споткнулась и упала, застонав еще громче.В этот момент из дома выскочил перепуганный мистер Хопкинс.Увидев лежащую на земле миссис Уайлд,он помог ей встать и пройти в дом.Жано слышал,как из дома еще некоторое время доносился женский плач,но потом постепенно все утихло.

Пьер по указанию мистера Хопкинса опять посадил Жано на цепь,а вечером отвез на машине в глухой лес и оставил его там.
-Да,не повезло тебе,дружище,-сказал Пьер,прощаясь с Жано.-Я взял с кухни для тебя немного мяса,поешь...А мне надо ехать,Мари небось заждалась меня.-Он потрепал за ухо Жано и, сев в автомобиль,быстро умчался.Жано провожал его потупившимся взглядом,в глубоком молчании.Пьер уже давно исчез,но Жано,не притронувшись к мясу, продолжал смотреть туда,где закончилась его благополучная жизнь...

Через двое суток Жано выбрался из леса и вышел к кладбищу,где была похоронена миссис Шелтон.Но на этот раз он не издал ни звука.Он просто сидел у ее могилки в полном молчании и смотрел на ее фотографию.В эту ночь,он вспоминал ее голос,ее мягкие, поглаживающие его холку, руки,ее добрую улыбку на бледноватом лице,ее слегка приглушенный смех и голубые,слегка потухшие глаза...Так он просидел до самого утра.

Занимался рассвет.Уже верхушки деревьев окрасились слегка багровым солнцем.Утренняя роса еще не успела сойти с молодой травы.Птицы в лесу затянули утреннюю перекличку. Кукушка где-то далеко начала было свою песню,да вдруг неожиданно замолчала...Начинался новый день,начиналась новая жизнь.

В конце холодного сентября в одной из местных газет появилась заметка в черной рамке:" В одном из каналов города найдено тело Бордосского Дога.Кабель.Рыжего цвета.На вид, лет пяти.Без особых примет.Хозяина погибшего пса просим в течение сорока восьми часов после публикации обратиться по следующему адресу..."
Никому не известно,Жано это был или нет.Ведь таких собак с каждым днем появляется все больше и больше.И у них особая примета,одна на всех – " белое пятно " в области сердца.

Всем бродячим собакам посвящается.


16. В свете уличного фонаря
Короткая летняя ночь опустилась на город, и он спал, убаюканный нежной прохладой, пришедшей на смену жаре дня. В окнах домов погасли последние огни, и только фонари продолжали нести свое ночное дежурство.
Под одним из таких фонарей сидел белый пушистый кот. Он дрожал, испуганно жался к столбу и жалобно мяукал.
В круг света вошел черный кот. Он сел у края и осуждающе посмотрел на своего соплеменника.
— Ты что, собак зовешь? – спросил он и почесался.
Белый взглянул на него и сжался еще сильнее.
— А они здесь есть?
— Конечно, их тут полно, - ответил черный и дернул порванным ухом. – Они охотятся на нас — котов. Но меня им не взять! – гордо добавил он и махнул ободранным хвостом.
— А я потерялся, - сказал белый.
— Оно и видно, что ты домашний. Какой нормальный кот будет орать среди ночи на земле да еще в свете фонаря.
— Я из окна выпал. Хотел птичку поймать и вот…
— Ну и спрятался бы в какой-нибудь темный угол и сидел бы тихонько до утра. Уверен, проснувшись, твои хозяева будут кричать и звать тебя громче, чем ты сейчас.
— Но я боюсь темноты…
У черного округлились глаза.
 — Я еще не встречал сумасшедших котов, - сказал он. – Тебя как зовут?
— Ферри.
Черный так скривился, будто лук понюхал.
— Ты чего кривишься? – обиделся белый. – Какое бы у меня ни было имя, но оно мое. Я с ним вырос и люблю, когда меня зовут по имени. Между прочим, полностью оно звучит как «Фердинанд». А тебя как зовут?
— А вот как! – черный мяукнул, и его имя прозвучало, как вызов. – Вот какое имя должно быть у настоящего кота, а не человеческой игрушки! А люди меня иногда Четаном зовут, когда покормить хотят, - доверительно добавил он.
— Уау! У тебя действительно клёвое имя.
— Что значит «клёвое»? – возмутился черный. – У меня имя кошачье, а не птичье. Все собаки в округе дрожат, когда слышат мой боевой клич!
— Особенно я дрожу. От предвкушения хорошей погони, - в круге света появилась собачья голова.
— Как ты не вовремя появился, Тузик. У меня сейчас нет настроения.
— Зато у меня есть, - ответил пес и тут он заметил Фердинанда. – А это у нас кто такой белый, как кролик? Что-то я тебя не помню? – спросил Тузик, подходя ближе к столбу и обнюхивая сидящего у него кота.
Ферри от страха зашипел.
— Ты что это! Шипишь на меня! – зарычал пес.
— Извините… Я нечаянно… Вырвалось… - прошептал кот и так прижался к столбу, что, кажется, стал меньше.
— Он домашний. Из окна выпал, - пояснил Четан. – А еще он темноты боится.
— Темноты боится? – переспросил Тузик с недоверием. – Вот так новость! Что-то мне его и кусать расхотелось. Я лучше вот этого черного и нахального укушу. За что я тебя еще не кусал? – повернулся он к дворовому коту.
— Меня кусать вообще плохая примета, - заявил тот. – Я черный, если ты не заметил.
— А я дальтоник, - ответил пес, - и не вижу ничего плохого в том, чтобы укусить зеленого кота.
— Это я зеленый? Это ты зеленый, как мусорная машина и пахнешь ничуть не лучше!
— Я собакой пахну. Это моя визитка. А за мусорную машину сейчас получишь!
Пес кинулся к черному коту, и они вместе исчезли из светового круга.
Фердинанду снова стало страшно и одиноко и захотелось мяукать, звать на помощь. Он еще никогда не покидал своей квартиры. Там он был хозяином, а здесь все чужое, здесь водятся собаки. Хорошо на собак смотреть с подоконника, а не сидеть у столба и бояться, что пес тебя не только понюхает, как Тузик, но и укусит. Может даже, больно.
Он слушал, как гонялись друг за другом Четан с Тузиком, и думал, что во дворе как раз и надо быть черным. Черному ночью спрятаться гораздо легче, конечно, если не боишься темноты. Он посмотрел туда, где кончался свет фонаря и задрожал. Он думал, что ничего нет страшнее, чем сидеть одному ночью в незнакомом месте. Но он заблуждался.
Во тьме зажглись два красных глаза.
— Кошачьим духом пахнет, - в круг света вошел огромный лохматый пес, и стал медленно приближаться.
Если бы Ферри мог, он бы просочился внутрь столба или, по крайней мере, залез на него, если бы тот не был каменным. Но он мог сделать только одно — закрыть глаза и представить себя лежащим в безопасном тепле в ногах у хозяина. Ему это уже почти удалось, но вдруг над самым ухом раздался собачий лай.
— Не тр-рогай его, Пир-рат!
Ферри открыл глаза и увидел Тузика, стоящего между ним и рыжим, лохматым псом.
— Сколько р-раз я говор-рил, чтобы меня не называли этим человечьим пр-розвищем! – прорычал тот. – Меня зовут Р-разор-рви-на-клочки! Уйди, Тузик, это мой кот!
— Нет, Разорви-на-клочки, он наш гость, - подошел к Тузику Четан. – Он — домашний.
— Ах, домашний! – Пират наклонил голову и вздыбил шерсть на загривке. – Вот только за это его нужно съесть! Мы, понимаешь, нор-рмальные уличные звери, должны собственным тр-рудом добывать себе обглоданную кость, а иногда и кусок чер-рствого хлеба, чтобы сгр-рызть эти объедки в сыром подвале, а такие, как он людям руки лижут и за это сытые спят в тепле! Отойдите вы оба!..
— Нет, Пират, это ты уходи! – выгнул спину Четан.
— Уходи совсем с нашего двора! – залаял Тузик.
— Ах, как благородно! А не хотите ли узнать, почему мое имя — Разор-рви-на-клочки?
— А хочешь узнать, для чего у меня когти? – ответил Четан.
Тузик оскалился.
Ферри с трепетом наблюдал за происходящим. Он видел, какой большой и злобный этот страшный Пират и понимал, что Четан с Тузиком вряд ли с ним справятся, если дело дойдет до драки. И тогда он поднялся и встал рядом с новыми друзьями. Он мог бояться за себя, но никак не мог оставаться в стороне, когда Тузик и Четан собрались драться за него. Мама-кошка говорила, что драться нехорошо и всегда нужно стараться решить конфликт мирно, но если твой противник другого мнения, вытяни хвост трубой, выгни спину и будь готов выпустить когти.
Трое друзей переглянулись и шагнули вперед, издав боевой клич — грозное: Ш-ш-мяу-гав! — навстречу Пирату Разорви-на-клочки. И тот попятился. Но в следующий миг снова зарычал.
В этот момент в доме открылось окно, и встревоженный голос позвал:
— Ферри, Ферри, ты где?
Шум во дворе разбудил хозяина Ферри.
Увидев своего любимца в круге света под фонарем рядом с собаками, человек испуганно ойкнул и кинулся к двери на улицу.
— Человек, - прорычал Пират. – Вам повезло, что он пр-роснулся. Но в следующий р-раз повезет мне!
Пес развернулся и нырнул во тьму.
— Пожалуй, мы тоже пойдем, - сказал Четан.
— Да, людям лучше не попадаться под горячую руку. Прощай Ферри.
— Спасибо вам за то, что защитили меня, - сказал Ферри. – И я надеюсь, что встретились мы не в последний раз.
Вскоре Фердинанд был дома. Он лежал и наслаждался тем, что здесь ему не надо никого бояться. Даже темнота по углам уже не так его пугала. Он вспоминал свое приключение, Четана и Тузика. А еще он думал, правда ли то, что говорил страшный Пират? О том, как тяжело жить на улице?
Обычно коты по ночам не спят, но после сегодняшних переживаний Ферри уснул крепким здоровым сном. Только один раз его лапки чуть вздрогнули. Но и во сне все закончилось хорошо.
17. Необходимость Утешения (Взгляд Из Бездны)


Мне вспомнилась большая пятнистая собака дог, которая в компании других собак приходила на кормёжку к столовой пансионата. Среди отдыхающих были и кошатницы, и собачницы, которые подкармливали животных. В один из дней мы с соседкой бродили по лесу, подошли к закрытому корпусу и устроились в деревянные кресла, где солнце хорошо прогревало.
Стояла безветренная сухая октябрьская погода. Вековые корабельные сосны взметнулись свечами в небо, и только где-то высоко-высоко виднелись ветки. Иногда Белки спускались по стволу вниз, что-то подбирали и так же стремительно, как и появлялись, исчезали высоко в ветвях, перескакивая с дерева на дерево. И тогда вниз падали шишки, звонко ударяясь о землю. И вновь устанавливалась тишина, располагающая к тихой задушевной беседе.
К веранде подбежали две собаки – дог и маленькая чёрненькая собачонка. Мы бросили им булку. Чёрненькая сразу ухватила кусок и стала жадно есть, а дог сел на задние лапы и смотрел на нас. Соседка удивлённо произнесла:
– Чего это он уставился на нас? А ты посмотри, взгляд у него прямо как человеческий...
– Да, даже мурашки по коже от такого взгляда, – ответила я, а сама подумала, что может быть, душа кого-то знакомого вселилась в него и он разыскал меня, чтобы поговорить? И я заговорила с Догом:
– Собачка, ты чья? Ты, наверное, с ближних дач пришла?
Дог зашевелил ушами, замотал головой и привстал. Я заметила в его глазах слёзы. А собака уже поднялась на веранду и села.
Соседка встала и предусмотрительно отошла в дальний угол веранды. А Дог сидел почти рядом со мной и смотрел прямо в глаза. Их описать невозможно - сквозь слёзы просвечивалось что-то такое, невидимое и непонятное мне. Такой взгляд я видела только один раз у умирающего дедушки, держа его за руку. Но я по молодости не понимала его, как и тех слов, которые он шептал полупарализованным языком. Только первые буквы "Прос...". И только через десятилетия, уже после этой странной встречи я поняла, что он просил прощение. А что же нужно было собаке, что она хотела сказать? И я заговорила с ней:
– Собачка, хорошая, что же ты так на меня смотришь? Я похожа на твою хозяйку? Да? – Я не знала, куда деваться от такого взгляда.
А Дог, услышав мой голос, подполз ко мне и положил голову на колени. Соседка испуганно вскрикнула, а я осторожно стала гладить его лобастую голову, приговаривая:
– Собачка, собачка, чего же ты хочешь от меня? Кто же тебя бросил? Ты же такой прекрасный пёс! А может быть, ты пришёл с какой другой планеты? Какие тайны ты хочешь мне поведать?
Дог смотрел на меня сквозь слёзы спокойно, молча, как будто что-то прося. И вдруг мне на секунду показалось, что он прощается со мной.
Соседка позвала:
– Пойдём, солнце спряталось и холодно стало.
Удивительно, но Дог понял её слова, встал и молча спустился со ступенек, присел ненамного, как будто ожидая чего-то, и взгляд был уже другим – в нём были сожаление и печаль. Затем он встал и медленно пошел в сторону ворот.
На следующий день ни в завтрак, ни в обед мы не увидела Дога. Вечером у проходившего местного жителя спросили о собаке.
– Да всё, отбегался ваш Дог. Умная была собака. Утром уже холодного нашли в его закутке. Видно, срок пришел. Он же старенький был.
Меня в тот момент пронзила мысль, что Дог предчувствовал приближение смерти и искал утешения! Как оно необходимо всем, а особенно в конце пути.
Он видел бездну, куда должна была отлететь его душа. Ему было страшно покидать этот живой мир и уходить в неизвестность. И он хотел забрать с собой как можно больше тепла, чтобы оно согревало его ТАМ.
 
18. Пёс Пират.

Ну, какой же он пират?
Просто добр и глуповат.
Крутится он колесом,
Машет весело хвостом
И во всё суёт свой нос
Наш лохматый, милый пёс.
19. Пёс Пират Под Дождём

Пёс Пират он не дурак,
Просто рад купаться.
Он как истинный моряк
Любит с бурей знаться.
20. Бездомная собака
Бездомная собака
Так грустно смотрит в душу,
Рассказывая молча
Мне о своей судьбе.

Вот сломанная лапа
И порванные уши,
Нет ни еды, ни крова,
Ни ласкового слова,

И нет руки хозяйской,
Что помогла бы ей.
«Я ведь была четвертой
У рыжей мамы-колли,

Веселой, звонкогласой
И с вкусным молоком.
Облизывала-мыла,
Она всех нас любила,

Ласкала и кормила…
Она бы защитила,
Она бы помогла мне…
Там у меня мой дом.

Но вдруг все изменилось,
Когда я очутилась
У молодой хозяйки,
Что меня часто бьёт.

Она сидит играет
В компьютерные игры,
Меня не замечает,
А всё чего-то ждет.

Увидит если лужу —
Мне погулять ведь нужно! —
То выпорет пребольно
И выгнать пригрозит.

Однажды темной ночью
Мне стало плохо очень.
Я выла, я просила:
«Ну, погуляй со мной!»

Она мне дверь открыла,
Решила меня выгнать.
Я вырвалась оттуда,
Умчалась что есть сил.

Найти я мать хотела…
Потом уж пожалела…
Ведь я лишилась крова,
Хозяйки и еды.

Не знаю, сколько лет я
Брожу по белу свету,
Да только сил уж нету…
Скажи, зачем так жить?

Хозяйские собаки,
Те ходят, будто павы,
И чесаны, и сыты,
Заботы нет в глазах.

На нас, бездомных, лают,
Как будто бы не знают,
Что могут в нашу стаю,
Как я тогда, попасть.

Что говорить… Хозяйские…
Да тут свои, бездомные,
Друг к другу так цепляются,
Дерутся не на жизнь!

Меня они не жалуют,
Для них я всё домашняя,
Да и породой, кажется…
Да что ты? Не скажи…

Какой же я красавицей
Была у моей мамочки!
Не веришь? Белоснежная,
На шейке шерсть вилась.

Живот и спинка рыжие,
Волнистые, блестящие
И с рыжею подпалиной
Хвост белый у меня…

Бездомная, я выцвела,
Шерсть колтунами вылезла.
Теперь бы даже мамочка
С трудом смогла узнать…

Ты думаешь, и мамочка?..
Такая я негодная?..
Недаром эти «вольные»
Такой наводят страх!..

Я стала неуклюжая,
Хромая, неказистая —
Недолго мне осталось уж
Быть на земле в гостях».
21. Печальная история

Ветер веточку колышет,
Тень качается в окне.
Дождик стукает по крыше
И собаку по спине:
 
- Эй, Собакина Собака,
Разве ты не видишь дождь?
Я люблю один поплакать.
Только начал – ты идёшь.
 
Я печальный одиночка,
Грустный нытик – просто так,
Потому и плачу ночью
Без людей и без собак.
 
Все укрылись по квартирам,
Спят вовсю и видят сны.
А тебе одной не сыро
И по лужам – хоть бы хны.-
 
Возле мусорного бака,
Безразличная к дождю,
Вдруг ответила собака:
- Я, вот, тоже тут грущу.
 
Я – собака Чау-чау,
Ты мне в ухо не журчи.
Я, вот, тоже тут скучау
В одиночестве ночи.
 
Можешь течь водой по шерсти,
На луну со мной повыть.
Нам придётся плакать вместе.
По отдельности – увы.
 
Дождь не спорил зря. И так он
Не долил на землю слёз.
Стал скулить вдвоём с собакой.
Дождик плачет. Плачет пёс.
20.01.07

22. "Про бездомного котёнка"

Я гуляла с папой и сестрёнкой
Возле храма. Сильный был мороз.
Глядь – а под крыльцом сидит котёнок,
Очень он, бедняжечка, замёрз!

Мордочка – одна сплошная льдинка,
Шерсть торчит как иглы у ежа,
Тёмные проплешины на спинке…
Он сидел и грустно так дрожал.

Видно, Бог его довёл до храма,
Но согреть, наверно, не успел…
Потерял, бедняжка, папу с мамой
И навек теперь осиротел.

Малыша за пазухой согрела.
Жаль, что взять нельзя его домой…
Что же мне с тобой, бедняжкой, делать,
Чтобы ты не заболел зимой?

Отнесу тебя в приют кошачий,
Там тепло и молочка нальют…
Лижешь слёзы? Я уже не плачу!
Вырасту – сама создам приют!
23. Что Говорил Котёнок
- Мяу! - жалобно пропищала Матильда.
Это означало:
- Мне больно. Не тяни меня за хвост!
Но Алина не обратила внимания на плач котенка. Она взяла его на руки и сильно прижала к груди.
- Мяу! - снова пропищал котенок и стал вырываться из рук. Он как бы говорил ей:
- Мне больно. Я так играть не хочу.
Котенок очень любил Алину и терпел все ее выходки.
А Алина заставляла его ходить на задних лапках, заворачивала в одеяльце и укладывала, как куклу, спать в коляску. Она постоянно носила его на руках, как маленького ребенка, и не выпускала играть на улицу.
Матильда, так она назвала котенка, иногда вырывалась из рук, и пряталась под кровать, за тумбочку и в другие места. На этот раз Матильда вырвалась из рук и нечаянно поцарапала Алину.
- Аааа! - заплакала девочка.
- Что случилось? - спросила испуганная мама.
- Меня Матильда поцарапала!
- Сколько раз я тебе говорила, что с котенком нужно обращаться бережно и нежно. У него маленькие хрупкие косточки, нежная и мягкая шерстка. Его нужно гладить, а не щипать. Подумай! А если тебя дергать за косичку? Если тебя заставить ходить на руках? Если тебя крепко обнять? Тебе будет приятно? Ведь кошечка может обидеться и навсегда убежать! Ты этого хочешь?
- Нет, - Алина опустила голову. Ей было стыдно.
А Матильда в это время сидела под кроватью и все слышала. Ей было приятно, что ее защищают. В то же время она переживала за Алину.
- Ты все поняла? - спросила мама.
- Да - ответила Алина. - А как с ней играть?
- Попробуй привязать веревочку к тряпочке и подтягивать потихоньку тряпочку. Кошечка подумает, что это мышка, и будет с ней играть. Или в мячик поиграйте. Она любит за ним гоняться. А лучше пойдите во двор погулять. Там солнышко, чистый воздух и тепло. Запомни: с животными нужно так обращаться, как ты хотела бы, чтобы с тобой обращались! И все будет хорошо.
С тех пор Алина не делала больно своей питомице. Кошечка подросла и превратилась в красивую кошку.
А когда Алина пошла в детский сад, Матильда провожала ее и радостно встречала, нежно мурлыкая.
Надолго запомнила Алина мамины слова и всегда делала для других так, как будто она это делает для себя!

24. Где его нашли?
В старом саду, возле виноградной беседки играл чёрный котёнок с пушистой шёрсткой, чуть вьющейся на животике, с короткими передними лапками в белых перчатках и  с белыми  носочками на задних.  Как он здесь появился, никто не знал.
Шелест опавшей листвы пугал малыша. Ему казалось, что под листиком кто-то прячется, и он ловко прыгал, в надежде поймать его.
Уморительная мордашка с розовым носиком и с черными очками на глазах, была так мила, что никто не мог остаться равнодушным.
Соседи подходили, любовались, пытались взять его на руки, но поймать котёнка никто не мог.
Как только к нему приближались, он стремительно взбирался на самый верх беседки, где был практически недоступен.
Прозвали котенка Леопольдом.
Соседи  приносили ему молоко в блюдечке, мелко нарезанную колбасу, и отходили в сторонку. Но, увидев угощенье, бездомные коты покидали свои  скрытые лёжки, набрасывались на нее и растаскивали всё. Леопольду ничего не доставалось.
   Поняв, что котёнка надо спасать,  Алина  решила взять его к себе в дом.
Она уговорила маму и вечером, прихватив с собой старую цигейковую шапку, пошла в сад.  Они вывернули шапку мехом вовнутрь,  положили туда колбаску, и пристроили её на самом верху беседки, где обычно прятался котёнок.
А  утром, выглянув с балкона второго этажа, девочка увидела удивительную картину. Свернувшись калачиком, в шапке, согретый ее теплом сладко спал бездомный котёнок. Конечно, еды в шапке не было.
- Мама, мамочка! Посмотри, в шапке спит наш котенок. Давай его возьмем.
- Пошли.
Осторожно, чтобы не разбудить котенка, мама подкралась к беседке, достала шапку вместе с Леопольдом, и потихоньку принесла в дом. Малыш сладко спал и не проснулся. Так они и познакомились. Однако через месяц выяснилось, что это не кот, а кошка.
- Как же мы ее назовем?
Долго они подбирали имя для котенка. Было предложено много имен. И Варька, и Мурка, и Ночка, и …, наконец, посовещавшись, они назвали ее Матильдой. С тех пор она стала любимым членом семьи. Про то, как кошечка росла, можно рассказать много интересного, но об этом в следующий раз. 
25. Бродяга
На одной из городских окраин
рощица стоит - она слегка
затерялась среди новых зданий,
неприметна и невелика.
Здесь затишно - нет увеселений:
каруселей, бара, шашлыков,
здесь покойно -
здесь густые тени,
и в тени - тенета пауков.
Здесь гуляет часто одичалый
чей-то непокорный беглый кот;
этот кот, по сути, добрый малый,
просто - независимо живёт.
Шелестя упругой серой тенью
в неподстриженно-густых кустах,
охраняет он свои владенья,
городских распугивая птах.
Некогда носил он громкий титул,
упивался тёплым молоком
и с подобострастием мурлыкал
всем, кто приходил в хозяйский дом.
Был он смирным, ласковым и гладким,
только безотчётно тосковал
по деревьям, дракам, беспорядку...
И в один прекрасный день сбежал.
И теперь бродяжит он, безродный,
не приемля милостей и благ -
грязный, неухоженный, голодный,
пацанвы окрестной тайный враг.
...Вечер тих и неоглядно тёмен.
Кот бездомный скрылся в нём давно.
И горит в пятиэтажном доме
им не позабытое окно.
26. Баллада о Рыжем
Когда я рассказал сию историю одной милой немолодой даме нашего круга, она выразила сомнение, что такое повествование будет интересно посетителям этой страницы. И то, что Вашего покорного слугу заносит в какие-то странные эмпиреи – фи, не комильфо!... Но, увы, я становлюсь с возрастом все более упрямым, да и в душевные качества моих читателей верю безмерно. Кроме того, оба Новых Года, Рождество позволяют предложить вам нечто вроде святочного рассказа. И весьма надеюсь, что общество наше меня не осудит и не предаст остракизму. Посему – слушайте!

Я познакомился с ним в одну из тех зим после недавнего переворота, когда новая буржуазная Россия только обретала черты определенности. Арендовав офис под одну из своих компаний (капитализм и меня тогда подхватил и унес своим потоком) в перестроенном старинном особнячке, я вышел подышать в уютный дворик, приспособленный под стоянку наших экипажей.
Он сам подошел ко мне и внимательно стал оглядывать. Верхняя губа его слегка подрагивала. Был он огненно рыж, крепок и несколько мрачен. «Это свой, Рыжий - сказал подоспевший охранник. – Вы не думайте, вообще он веселый и хороший».
Рыжий завилял пушистым хвостом и коротко рявкнул. Из-под соседней машины тотчас вылезли несколько разномастных собачьих дам и пара чудесных щенков. Один из них был ярким как огонек.
Охранник поставил перед собаками большую миску с каким-то варевом, и они тотчас принялись за трапезу, повизгивая и толкаясь. Только Рыжий прилег рядом прямо на снег и стал выгрызать ледышки из лап, внимательно поглядывая при этом по сторонам.
Я исподтишка разглядывал пса. В его далеких родичах явно побывали колли, да и бог еще знает кто. Густая нечесаная, но красивая и блестящая шерсть, крупные белые зубы, говорившие о том, что Рыжему не более пяти лет, и симпатичная морда, покрытая многочисленными шрамами, некоторые из которых были совсем свежими... Он был красив, несмотря на совсем не выдающийся рост.
Охранник рассказал мне, что Рыжий появился здесь недавно со своим небольшим гаремом, и явочным порядком поступил на службу сторожем. Все были не против – обязанности свои собаки исполняли исправно и очень звонко, больше шумели при необходимости, чем кусались, а остатки еды из расположенного в особнячке кафе полностью покрывали скромные потребности стаи.
Жили они то под вагончиком-сторожкой, то в соседнем овраге. В большие морозы зверям разрешалось отогреваться в коридоре возле черного входа, и посетители, поставив машины во дворе, шли к офисам, перешагивая через сонных собак.
Рыжему приходилось охранять территорию не только от злоумышленников. Я сам позже видел, как он яростно и совершенно бесстрашно гнал с нее крупного, почти вдвое превышавшего его ростом пса - овчарку, сбежавшего, видимо, от хозяев в поисках бурной любви. Вернулся Рыжий гордый, хотя морда была в крови, и ухо походило на рваную тряпку. Впрочем, заживало все на нем воистину как на собаке.
Между нами установились отношения, похожие на дружеские. Гладить себя он не давал, панибратство не приветствовал, но приношения брал с достоинством. Особенно любил сосиски – все собаки от них почему-то без ума. Когда я вечером отправлялся домой, провожал до ворот. А однажды даже сам ткнулся мордой мне в руку. Я был горд этим доверием. Еще Рыжий позволял мне брать на руки щенков, ворчанием успокаивая их мам.
Надо сказать, что семейство его обновлялось, увы, нередко. Известно, что уличные собаки обычно долгожителями не бывают: отсутствие прививок, многочисленные болезни и старания злонамеренный людей с казенными ружьями приводят к тому, что срок жизни песьих бомжей чаще всего не превышает пяти лет. Но сам Рыжий был как будто заговоренный, все беды и угрозы обходили его стороной.
Компанию свою я закрыл довольно быстро, из особнячка съехал, но Рыжего встречал нередко. По вечерам он со свитой обходил свои владения, в которые, видимо, входил и двор моего дома. Встречи были спокойно – дружескими. Если я нес сумку с продуктами, Рыжему по старой памяти доставалась непременная сосиска. Когда же я гулял со своей небольшой, но очень агрессивной и отважной собачкой, Рыжий только смотрел на нас издали, не отвечая на ее яростную брань.
Однажды поздно вечером я возвращался домой, и натолкнулся на нередкую в нашем дворе компанию сторонних подростков. Они грубо, своими нарочито хамскими голосами потребовали закурить, я приготовился к отпору, но рядом неожиданно раздалось знакомое ворчание, и к моей ноге привалился ... Рыжий. Юноши ретировались, и пес, не дожидаясь благодарности и не оглядываясь, потрусил дальше.
Встречи с этим моим приятелем стали привычными. Шло время, я видел, что Рыжий старел. Его покидала привычная сила и жажда жизни. От чужих собак его уже охраняли подруги, что для стаи вообще-то совсем не типично. В последнюю нашу встречу он меня не заметил, и на оклик не отреагировал. Видимо, зрение и слух почти покинули гордого старика.
Недавно по делу я зашел в тот особняк. Спросил охранника, как Рыжий. «Под машину попал намедни. Похоронили мы деда в овраге»
Вы спросите, а где же обязательный для святочного рассказа счастливый конец? Вот он: на днях встретил я огненного пса – вылитого нашего Рыжего. И шел он на поводке рядом со средних лет хозяйкой. «Откуда он у вас», спросил я. «Сам меня выбрал, - гордо ответила она, с явной любовью глядя на своего друга. – Пошел за мной вон там, возле этого красивого дома». И показала рукой на знакомый мне особнячок.
27. Ослик Тип-Топ.

В узком пыльном переулке, который заканчивался водопроводной колонкой, жил любимец детворы ослик Тип-Топ. Под сенью раскидистого дерева, нависающего  из-за глиняного забора соседнего двора, за жиденькой изгородью, прямо на улице,  ослик коротал дни и ночи.

   Рядом обычно стояла его тележка, всегда готовая к работе,  с огромными деревянными колёсами, в железном ободке, будто обутыми в новые калоши. Казалось, что так было и будет всегда. И в дождь, и в снег, и в палящий зной ослик безропотно и  терпеливо ждал седоков, и тотчас, с их приходом, весело бежал по дорогам, помахивая в такт хвостом и улыбаясь прохожим.

   -А какие глаза были у Тип-Топа! Чудо! Невозможно  описать их словами- огромные, прекрасные и печальные. Он обожал  детей и не скрывал радости, когда они набивались в тележку, шумели, играли, дурачились, пели песни, а он катал их весь вечер по затихшим таинственным незнакомым переулкам, и чувствовал себя самым счастливым на свете!

    Иногда ослику, по имени Тип-Топ, разрешалось размяться и побегать с детьми вперегонки по родному переулку. Он всегда прибегал первым, хотя старался изо всех сил не слишком торопиться и чувствовал тогда себя виноватым.

   Летом по обочинам дорог и переулков, непременно окаймленных с одной стороны арыком, со звонко бегущей водой, будто  загадочно переговаривавшейся   с прохожими на непонятном языке, пышно цвели полевые ромашки, неизвестно кем и когда занесённые в эти края. Дети сплетали из них венки на голову и шею любимого ослика Тип-Топа, а он скромно улыбался, представляя, какой он теперь красивый.

     Ослика в венках как-то сфотографировал соседский мальчик и послал фотографию в редакцию на конкурс юных фотографов. После того, как  ослику по имени Тип-Топ  показали его портрет на обложке журнала, глядя на прохожих, он улыбался каждому и кивал головой, уверенный, что теперь  все его узнают.

     Один такой гражданин, пришёл посмотреть на Тип-Топа, поговорил с его хозяином и купил ослика, вместе с землёй, огороженной плетенью  из прутьев, за который, послушный ослик Тип-Топ никогда не заходил, хотя мог просто перешагнуть через эту изгородь. Прошло несколько дней и новый хозяин ослика, по имени Акрам-Ака, запряг ослика и поехал в тележке на базар.

   -Наверное, мы повезём домой дыни,-подумал ослик, когда они подъехали к базару, с горами сладко пахнущих дынь. Но они ехали всё дальше и дальше, мимо арбузов, рядов с помидорами, виноградом, зеленью, и удивительно красивых  всевозможных лепёшек. Тип-Топ лепёшки не любил. Они казались ему пресными и невкусными, но не осуждал людей, которые ели их всюду: дома, на улице, и на работе.

   Долго они ехали по незнакомым дорогам, пока не попали на строительный базар. Там хозяин купил кирпичи, загрузил полную тележку, и ослик еле сдвинулся  с места. Такое путешествие им пришлось совершить несколько раз.  Кирпичи аккуратно поставили столбиком вдоль забора и накрыли клеёнкой. Дети не остались в стороне и помогали хозяину, ради будущего дома любимого ослика.

   В ту ночь ослик Тип-Топ не мог уснуть от радости, потому что не сомневался ни капли,  что из этого кирпича ему построят красивый дом, как у знакомой лошади соседа. Он улыбался  и мечтал, как будет принимать в своём доме гостей: соседних кошек, собак, гусей, петухов и уток. Чем же их угощать? Ведь к чаю им нужно подать сладости и фрукты,-рассуждал озабоченный ослик Тип-Топ.

    -Ну, конечно, не стоит об этом беспокоиться. Хозяин купит всё, что нужно для  любых гостей. Он, конечно, добрый и хороший!-решил ослик и успокоился.

     На следующий день началась стройка. Помогали все соседи. Ослик Тип-Топ продолжал жить на том же месте, а вокруг постепенно вырастали стены. Мальчишки и девчонки были рады, что любимый ослик, по имени Тип- Топ, обретёт над головой свою крышу. Тогда он не будет мокнуть осенью и весной под дождём, замерзать зимой под снегом и страдать от невыносимой жары летом.

    Детишки радовались за него всё больше и больше, и ежедневно замеряли линейкой, на сколько сантиметров стены стали выше. Наконец появилась дверь, затем окно и крыша. Осталось только всё побелить и покрасить. Дети, взявшись за руки, водили вокруг дома хороводы, пели любимому ослику лучшие песни, а счастливый Тип-Топ, вытянув голову из окна, подпевал им.

     Домик покрасили в розовый, самый любимый цвет ослика, двери, окна и крышу-в ярко-зелёный. Ослик не мог налюбоваться из окна на свой дом. Когда краска высохла, и убрали вокруг мусор, хозяин выгнал пинками ослика  вон, и покрасил полы в коричневый цвет. Но ослик Тип-Топ ничуть не обиделся на хозяина по имени Акрам-Ака, так как думал, что когда полы высохнут, он вернётся в свой дом и заживёт там на славу.

     Но напрасно  ждал ослик, что скоро поселится в новом доме навсегда. Больше Тип-Топ ни разу там не был, а как прежде жил в пыльном переулке, без крыши над головой, но ни капли на Акрам-Ака не обиделся.
 
     В доме хозяин устроил сарай. Сложил там ящики, вёдра, лопаты и всякий другой инвентарь. Вокруг ослика по имени Тип-Топ он восстановил изгородь из прутьев, только места стало так мало, что ослик не мог повернуться в другую сторону.

     В дождь, снег и в жару он как и прежде коротал дни и ночи на улице, рядом со своей тележкой, на которой теперь новый хозяин Акрам-Ака ездил по воскресеньям на базар за продуктами.

    Так же вечерами ослик Тип-Топ катал детишек по незнакомым переулкам. Так же они украшали голову и шею любимого ослика венками и угощали конфетами.

    Ослик Тип-Топ  прежде  лишь мечтал о своём доме, как о дивной сказке. Теперь он мог любоваться с улицы сколько угодно его видом, гордиться прекрасным домом, в котором  действительно жил когда то!
28. Рыжая
Воскресный день уже близился к вечеру, а на продуктовом рынке народ все еще колготился. Лида забежала купить чего-нибудь коту, да и себе на завтра. День был морозный, и настроение у Лиды было хорошим. Вдруг у мясной палатки ей бросилась в глаза рыжая собака с ошейником. И хотя та лежала на грязном асфальте и грызла кость, как и рядом сидевший бездомный пес, но весь ее вид говорил о руке любящей хозяйки и разительно отличался от запущенного соседа, клокастый и бесцветный экстерьер которого немым упреком вопил о том, что среди людей не нашлось человека, который бы приютил бездомного пса. У Лиды вдруг перехватило дыхание и ком подступил к горлу. Ей показалось, что она узнала Рыжую, и от страшной догадки о судьбе ее хозяйки, уже давно не встречавшейся Лиде ни на улице, ни на рынке, она вдруг всхлипнула и неожиданно для себя разрыдалась. Нервы сдали. Слишком много неприятностей свалилось в последнее время на Лиду, и эта встреча стала последней каплей.

Рыжая встала, и Лида увидела, что левая передняя лапа у нее перебита. Как быть? Взять домой? Там повернуться негде, мама больная, только после операции, да и кот не подарок. Сама с утра до ночи на работе… Слезы мешали, все расплывалось. Лида зашла в мясную лавку и взяла кусочек мякоти, чтобы покормить осиротевшую Рыжую, но когда обернулась, собак уже и след простыл. Мясник заверил Лиду, что собаки сыты, он их покормил. Лида поплелась домой.

И ей вспомнилось, как впервые увидела она Наташу, будущую хозяйку Рыжей. Наташу вела за руку, видимо, мать – женщина, ничем не примечательная, разве что шляпкой. Бросалась в глаза сама Наташа – маленький уродец. На нее невозможно было смотреть без внутреннего содрогания. Лида еще поймала себя на мысли, что, наверное, так выглядит ее собственная, Лиды, душа, которую она постоянно во всем ограничивала и лишала радости. Люди осуждали Наташину мать, говорили, что, видимо, та не хотела рожать или скрывала беременность. Помните мопассановскую «Мать уродов»?

Шли годы. Не стало видно женщину, водившую по улицам свою уродливую дочь, и Наташа осталась одна и стала ходить по магазинам и на рынок.
Потом появилась Рыжая. Вернее, Наташа стала ходить в сопровождении рыжей дворняги. Собака выглядела ухоженной и явно довольной своей жизнью. Она бежала рядом и охраняла Наташу от ребятни, когда той взбредало в голову подразнить или, того хуже, обидеть ее хозяйку. А еще Рыжая с лаем выбегала на проезжую часть дороги, призывая нерасторопных водителей быть внимательными, пока дорогу переходит ее Наташа, у которой сросшиеся выше колен ножки еле передвигались. И машины останавливались. Теперь Рыжая всегда была рядом со своей любимой хозяйкой.

Что же с ними случилось? Лида подошла к дому, где те жили, и спросила у двух болтавших у подъезда соседок Наташи, почему той давно не видно на улице и где ее собака?
- Так Наташа померла… Давно уж… А про собаку я ничего не знаю.
- Я, кажется, видела ее только что на рынке…
- Да злая она, собака эта. А может, это и не она вовсе, на рынке-то.
- Не злая она. Я не видела, чтобы она на кого-то бросалась…
- А моим детям спуску не давала. Только они к ней, уродке этой – ну, дети же,- так она давай на них лаять да огрызаться. Кому такая нужна?
- Она же хозяйку свою защищала.
- Может, и так, только и хозяйка эта тоже была злая. Чего ни спросишь, все, бывало, ругается…
- О чем же Вы ее спрашивали?
- О чем, о чем… Да так. Не вспомню уже. Ну, с чего она такая… родилась?
- А Вы с чего?
- Чего-о? – рассвирепела соседка, угрожающе двинувшись на Лиду.
И Лиде вспомнилось сравнение Наташиного уродства с уродством души, не желающей видеть тех, кто нуждается в помощи, а то и откровенно смеющейся над физической ущербностью людей, не виноватых в том, что они такими родились или стали в силу заболевания, травмы, возраста. А ведь духовное уродство страшнее физического. Чем тут поможешь?
29. Дворняжка

Я брёл тропой,в тоске щемящей,
О детях мысли вразнобой.
И вдруг увидел взгляд щенячий,
Молящий взять его с собой.

Такая милая мордашка
И хвостик веером - вразлёт.
Не из породистых - дворняжка,
Но как упорно счастья ждёт.


Я взял её,поил из соски,
Делил с ней скуку пополам,
И так вот искренне, по-свойски,
Собачке кличку Мирта дал.

От слова Мир,что в дом приносит
Покой, сердечное тепло.
Свежо,как утренние росы,
То слово нежности полно.

И благодарная дворняга
По истеченье пары лет
Верна мне,словно под присягой,
К ней никаких притензий нет.

Надёжно дом свой охраняет,
В глазах лучится доброта,
Мои команды выполняет,
Детишек малых обожает,
Когда скажу - она залает.
Ну, не собака, а мечта.
30. Жестокость

Целый день шла морось, гонимая ветром с просторов Амурского залива. Бухта Золотого Рога радостно встречала входившие в нее рыболовные суда и сейнеры различных назначений.
Несмотря на ненастную погоду, Владивосток готовился к празднованию Дня Военно-морского Флота...
Моя жена, Белла Моисеевна, спешила с работы домой, чтобы, как и все советские люди, в своей семье, встречать всенародный праздник.
По пути, она решила зайти на рынок, и купить что-нибудь из свежих овощей и зелени. Уложив в сумку покупки, Белла собралась уходить, как вдруг, ее окликнула женщина- продавщица белокочанной капусты: «Не хотите ли вы купить котеночка?». Женщина улыбалась такими добрыми глазами, что Белла не смогла оторвать взгляд от маленького, пушистого, беленького комочка, уткнувшегося в пухлую ладонь продавщицы.
-Последний,- сказала женщина.- Три рубля, и эта радость ваша.Жена подумала, что это будет сюрприз для наших мальчишек, и котеночек быстро перекочевал с пухлой руки продавщицы за пазуху шерстяной кофточки Беллы.
-Антошка! Мама пришла!- крикнул Юрик братишке, на семь лет младше себя, который с шумом и визгом катал по полу с добрую дюжину игрушечных машин.
-Мама, мама, а Юра...,- хотел что-то сказать Антошка, но не договорив, бросился к матери, помогая достать тепленького котенка.
-О!- отрываясь от телевизора, воскликнул я.- Четвертый мужик в семье,- но жена тут же успокоила.-Девочка это, так сказали на рынке.
Мальчишки разочарованно сникли, а Юра сказал: «Видишь, Антон, конечно она девочка, маленькая , как кнопка». Так у нас появился пятый член семьи- Кнопка.
Я служил в воинской части и дома бывал редко. Не замечал, как росли мои милые сыновья, а вместе с ними и Кнопка. Дети поили ее молоком, кормили рыбой и мясом, и , через несколько месяцев, Кнопка превратилась в красивого окраса кошку. На улицу мы ее не выпускали, и поэтому все свои интимные дела, Кнопка делала в туалетной комнате, куда ей заботливая хозяйка поставила небольшой тазик с мелко нарезанной бумагой. Кнопка любила играть с катушкой от ниток, весело резвилась и гонялась за солнечным зайчиком, которого иногда для нее ловили дети при помощи маминого зеркальца. Сильнее всех она привязалась к хозяйке дома, да и немудрено, ведь лучшие кусочки мяса и рыбы доставались ей на кухне от Беллы. Когда Белла задерживалась на работе, Кнопка скучала, лежала у дверей с закрытыми глазами и не обращала внимания на окружающих. Стоило нашей маме повернуть ключ в замке, как Кнопка, мяукая, бросалась встречать ее. Кошка подолгу терлась мордочкой о ноги Беллы, мурлыча и помахивая хвостом, как бы рассказывала о том, что произошло в доме в ее отсутствие. А то забиралась к кому-нибудь из детей на руки и, развалившись, требовала, чтобы ее гладили и почесывали за ушками и шейкой.
Как-то придя домой, я сообщил жене, чтобы она готовилась к переезду к новому месту службы. Мне, говорю, предложили вышестоящую должность, и я согласился. Но нам придется уехать из города в дальний гарнизон, в сельскую местность. Есть такое село Бабстово. Ходит легенда, что в девятнадцатом веке, когда царь заселял дальневосточные земли, в этом месте разместился военный форпост, а количество солдат было ровно сто человек. Через некоторое время на имя старшего приходит дипеша, в которой Государь интересуется, как обустраиваются на новом месте солдатики. Ответ был коротким: «Сыты,обуты, одеты, но нам бы, милый Государь, баб сто».С тех пор село стало называться Бабстово.Вот туда и поедем, срок прибытия через две недели,- закончил я свое сообщение.
Кнопка дорогу в поезде перенесла хорошо. У нее было отдельное мягкое купе -в хозяйственной сумке, и дети на остановках, по очереди выносили ее подышать свежим воздухом.
В новой квартире, предоставленной нам командованием части, Кнопка сразу же обнюхала все углы, обошла комнаты и кухню, и , непременно, место для своего туалета. Очевидно, ей квартира понравилась больше, чем хозяйке, так как она, выбрав на полу солнечное место, развалившись начала дремать. Не думала наша Кнопка, что эта квартира будет последним пристанищем в ее кошачей доле.
А наша жизнь пошла своим чередом: я занимался вопросами службы, жену взяли на работу в военный госпиталь, дети пошли в школу. Вокруг чувствовалась российская глубинка. По утрам нас будили мычание коров, кудахтанье кур, да крики петухов.
Как-то вечером, поднимаясь по лестнице на четвертый этаж, в свою квартиру , я встретился с соседом по лестничной площадке. Это был мужчина моих лет, широкоплечий, скуластый, угрюмый на вид. Несмотря на то, что одет он был в бушлат военного образца, ни одна пуговица застегнута не была, и, в разрезе клетчатой рубахи, видна была густая шерсть, покрывающая его могучую грудь. Штаны, давно скучающие по стирке, были заправлены в резиновые сапоги, хранящие запах навоза. Все говорило о том, что человек занимался хозяйством. Я решил заговорить первым:
-Добрый вечер,сосед, всю зиму прожили рядом, и не знакомы?- Он поднял на меня тяжелые глаза, протянул ладонь-лопату, и, выдохнув самогонным перегаром, как-бы сквозь зубы, процедил:
- Витек.
- То есть, Виктор, - уточнил я, - а по отчеству?
- Степанович.
- Ну, вот, значит и познакомились, Виктор Степанович, а меня зовут Илья Львович,- пожимая его пудовую руку, представился я .
Из-за стеклянного балкона, приняв позу охотника, Кнопка часто наблюдала за копошащимися на траве, в поисках пищи, воробушками.Они весело чирикали, перелетая с места на место, тем самым, возбуждая в Кнопке, страсть добытчика. И вот, однажды (это остается загадкой, как воробей залетел на балкон), закон природы сыграл свою роль.
Один затяжной прыжок, и бедный воробушек оказался в цепких лапах Кнопки.Считанные секунды, и с воробьиной головой в зубах, она забралась в дальний угол под кроватью, где
удовлетворила свой инстинкт. Несколько перышек- вот все, что удалось вымести веником из-под кровати, что могло напоминать о бедной птичке. А Кнопка, облизываясь, смотрела на меня безвинным взглядом, как-будто ничего не случилось. Хорошо, что в это время в доме не было мальчишек, и, в воспитательных целях, я им ничего не рассказал.
В том году весна была ранняя, солнышко изрядно припекало землю, и запахи оживающей природы доносились с улицы через открытые оконные форточки. Кнопка часто останавливалась у дверей, принюхивалась и, поводя пушистым хвостом, начинала мяукать, как бы прося, чтобы ее выпустили из квартиры.Поведение ее явно нас настораживало. Она реже стала заходить на кухню и даже отказывалась пить молоко. В очередной раз, когда Кнопка сидела у дверей и мяукала, я не выдержал и открыл ей двери.Она взглянула на меня своими зелеными глазами,как бы прощаясь, и быстрыми прыжками устремилась вниз по лестнице на выход из дома.
Дети, вернувшись из школы, занялись своими делами, не замечая, что кошки нет дома, а жена, открывая двери, как всегда позвала Кнопку: «Кисонька, почему ты меня не встречаешь?
Кис-кис-кис», но приветственного мяукания не последовало.
-Да я ее выпустил на улицу, уж больно она просилась,- сказал я.
Белла вроде начала сердиться, но Юрик, под предлогом поискать Кнопку, перестал делать уроки, и побежал на улицу. Примерно через час, Юрка вернулся без кошки.
-Нет ее нигде,- виновато сказал он.
А спустя минут пятнадцать мы услышали за дверью урчание Кнопки. Антошка первый бросился открывать дверь. Нашему испугу и удивлению не было предела, во рту Кнопка держала маленького желтого цыпленка. Она урчала, оглядывалась по сторонам, боясь, что у нее отберут добычу, и опять забилась в тот же угол под кроватью. Пока Кнопка наслаждалась мясом цыпленка, мы бурно обсуждали ее воровские штучки, чувствуя на себе всю вину произошедшего. Мысль о том, что кто-то из хозяев недосчитается цыпленка, не покидала нас.
На утро, когда мальчишки уходили в школу, вместе с ними в открытую дверь прошмыгнула и Кнопка. Просьба и мольба Беллы вернуться, не оказали на воровку воздействия. Она исчезла в только ей одной известном направлении.
Дома и деревья бросили длинные тени на восток и мартовское настроение улицы говорило о том, что время перешагнуло далеко за полдень. Я с увлеченьем смотрел, как киевское «Динамо»,позорно проигрывало уже второй мяч московскому «Спартаку».Из кухни пахло чем-то вкусненьким, жена собиралась кормить детей, как кто-то позвонил в дверь. Оторвавшись от телевизора, где возникла очередная потасовка у ворот «Динамо», я глянул в дверной глазок.
Закрывая своей фигурой почти всю лестничную площадку, с раскрасневшейся физиономией, заложив руки в карманы бушлата, стоял сосед Витек.
Предчувствуя нехорошее, я открыл дверь, отодвинув что-то, лежащее возле нее. Отступив на полшага назад, ухмыляясь пьяной рожей, Витек, указывая грязным пальцем вниз, сказал:
«Вот мой цыпленок, а вот ваша кошка». Кнопка лежала у дверей, подергивая задними лапами, из носа и рта стекали капельки крови, она медленно вытянулась, остекленелые глаза были широко раскрыты и неподвижно смотрели в никуда, в передних лапах был зажат желтый цыпленок.
Не поднимая глаз, я перевел взгляд на грязные сапоги соседа, правый сапог которого был в каплях густой крови.
-Зачем же вы так, Виктор Степанович, я бы заплатил вам тройную цену за каждого цыпленка,- глядя в его глаза произнес я . Но он ничего не говоря, толкнул ручищей дверь своей квартиры и скрылся, показывая широкую спину.
Страданиям домочадцев не было предела. Плакали дети, рыдала жена, казалось, опустело наше жилище. По иудейскому обычаю, мы завернули остывшее тело Кнопки в кусок чистой материи, выдолбили за дорогой в еще не оттаявшем грунте ямку и похоронили, совсем недавно, доставляющую нам столько радости, кошку.

Август- 2004г.

31. Новогодний Дарик
Настенька, как и все дети, очень любила праздновать Новый год. Папа и мама постоянно работали, поэтому девочка проводила всё время со своей бабушкой. В этом году, как и всегда, они с бабушкой начали подготовку к Новому году с середины декабря. Какое же это интересное занятие – делать ёлочные игрушки и подарки своими руками!
Сегодня утром Настя проснулась от запаха блинов, доносящегося с кухни. Девочка вскочила и, шлепая босыми ногами по линолеуму, заторопилась на  кухню. Бабушка стояла у плиты в нарядном фартуке с большим карманом, украшенном вышитыми на нём вишнями. В руках бабушка держала большой половник, которым наливала тесто на сковородку.
- Доброе утро, Настенька! Не знаешь, моя хорошая, куда я могла свои очки положить? Сослепу всю плиту  тестом запачкала…- озадаченно спросила бабушка.
- Доброе утро, бабулечка! Вот же твои очки! Опять ты их на голову подняла! – весело улыбаясь, сказала девочка и сняла с бабушкиной головы очки.
- Вот я, растяпа! Иди, умывайся и за стол садись. Завтракать будем, - улыбнулась Ольга Николаевна, вытирая руки кухонным полотенцем.
Сокрушённо качая головой, бабушка надела очки и поставила на стол тарелку с блинами и баночку сметаны.
 После завтрака они сели за стол в гостиной и стали готовить ёлочные игрушки. Вырезали и склеили из цветной бумаги разноцветные фонарики. Придумали новые узоры для бумажных снежинок. Завернули шоколадные конфетки в блестящую фольгу, привязав к ним ниточки, чтобы их можно было повесить на ёлку. Но лучше всего у них получилась весёлая рыбка. Бабушка обмотала маленький воздушный шарик оранжевыми нитками и обмазала его клеем. Когда клей высох, они проткнули шарик и вытащили его из кокона. Настенька приклеила на ниточный кокон вырезанные из красной бумаги хвост и плавники. Глаза рыбке они сделали из бусинок, а рот из полоски ткани.
 - Смотри, бабушка, рыбка мне улыбается, - радостно сказала девочка, - Она будет самым главным украшением ёлки!
- Конечно, улыбается,- кивнула головой бабушка и поставила рыбку на полку в шкаф, - Рыбка будет вместе с нами жать Новый год.
Когда до Нового года оставалась одна неделя, папа купил ёлку. Настоящую лесную красавицу, пахнущую смолой и морозом. Наряжали ёлку всей семьёй. Папа надел на верхушку блестящую серебристую звезду, мама прикрепила на ветки ёлочные фонарики, которые загорались, когда их включишь в розетку. Настенька  с бабушкой повесили игрушки и разложили снежинки. На самых нижних ветках девочка повесила шоколадные конфеты и весёлую рыбку.
 - Как же  хочется, чтобы скорее пришёл Новый год, - вздохнула девочка, когда ёлка была наряжена.
- Потерпи немножечко, доченька, - сказала мама и заинтересованно спросила, - А ты написала письмо Деду Морозу?
- Написала! А моё желание исполнится? – спросила Настенька.
- Конечно! Давай, я отнесу письмо на почту, - улыбаясь, предложила мама.
- Не надо ничего относить! Я уже бросила его в почтовый ящик, когда мы гуляли с бабушкой на улице, - сообщила Настенька.
Мама расстроено взглянула на бабушку, а та только покачала головой и развела руками.
Вечером у бабушки разболелась спина, поэтому гулять они пошли на балкон. Девочке очень нравилось смотреть на падающие снежинки и слушать сказки, которые ей рассказывала бабушка. Настенька была настоящей почемучкой и постоянно задавала бабушке вопросы.
- Бабушка, а почему, если я сильно зажмурюсь и посмотрю на уличные фонари, вокруг них словно солнышки получаются? - спрашивала девочка.
- Это потому, что ты через реснички на свет смотришь. А они у тебя вон, какие пушистые, - отвечала бабушка.
- А почему у каждой снежинки свой узор? – опять задавала вопрос девочка, разглядывая снежинки на рукаве пальто.
- Это потому, что каждая снежинка – это капелька воды и пока она летит с неба, ветер выдувает на ней узоры, - шутила бабушка.
- А вот и не так! У каждой капельки особенное внутренне строение…Вот поэтому! Мне папа объяснял.
А перед самым сном они с бабушкой искали на ёлке игрушки. Сначала Настя загадает, какая игрушка, а бабушка её на ёлке высматривает. Потом наоборот.
- Как же я хочу, чтобы Дед Мороз моё желание исполнил! – со вздохом сказала Настя  бабушке.
- И я тоже хочу, чтобы твоё желание исполнилось, -  улыбнулась бабушка.
Наконец, наступило тридцать первое декабря. Мама с бабушкой  готовили на кухне еду, а Настенька с папой накрывали на стол. Когда девочка пробегала мимо входной двери, она услышала, что кто-то в неё скребётся.
- Мама, папа, к нам кто-то пришёл! – позвала она родителей.
Папа посмотрел в глазок, но там никого не было.
- Никого нет. Наверное, просто кто-то мимо проходил, - сказал папа и улыбнулся.
Тут за дверью раздался громкий шорох, и кто-то заскулил.
- Папа, открывай скорее,  это Дед Мороз пришёл! – радостно закричала девочка.
- Ну, что ты, доченька! Разве Дед Мороз будет скулить, - рассмеялся папа и открыл дверь.
 На коврике перед квартирой сидел маленький чёрный щенок с белой грудкой.
- Ура!  Дед  Мороз принёс мне подарок! Моё желание исполнилось! – запрыгала Настенька и наклонилась к щенку, - Здравствуй, щеночек! Теперь ты будешь жить здесь. Это мама и папа, а на кухне – бабушка.
Щенок осторожно встал и, подойдя к девочке, лизнул ей руку.
- Видите, он согласен жить с нами! Как мы его назовём? А где он будет спать? – радостно тараторила Настенька, гладя мягкую шёрстку собаки.
Мама с папой только хлопали глазами и удивлённо смотрели друг на друга.
- Настенька, может быть щеночек просто потерялся и его ищет хозяин…И потом мы же не собирались заводить собаку! Это серьёзное решение, - наконец, произнёс папа.
На глазах девочки появились слезы, и она сказала задрожавшим голосом:
- Это мне Дед Мороз принёс…Я же его в письме просила…Нет у него хозяина. Смотрите, какой он грязный. Наверное, испачкался, пока был в дороге.
Настя присела рядом со щенком на корточки и гладила его по голове. Из кухни вышла бабушка и спросила:
- Что тут случилось?
 - Бабушка, Дед Мороз принёс мне щеночка, а папа с мамой не хотят его оставить у нас жить, - расстроено ответила девочка, крепче прижимая к себе щенка.
- Дааа, - протянула бабушка и  поправила сползшие на кончик носа очки, - Хорошенький малыш! Мне кажется, что если его принёс Дед Мороз, пусть остаётся жить с нами. Настя уже большая и будет ухаживать за ним. Да, Настенька?
Девочка подняла глаза на маму и спросила:
- Можно он останется? Это же подарок…
Мама посмотрела на папу, потом на бабушку, и вздохнув, произнесла:
- Если папа согласиться, пусть остаётся.
Папа махнул рукой, и пробормотав:
- Вот уж я этому Деду Морозу сделаю подарок, если встречу, - ушёл в комнату.
Все тут же забыли про Новогодние хлопоты и занялись новым жильцом. Сначала Настя с мамой купали щенка, потом сушили его большим махровым полотенцем. После  купания щенок съел миску гречневой каши, куда бабушка добавила немного куриного холодца, и уснул на старой папиной куртке.
 Но только все ушли на кухню, в комнате раздался сильный грохот. Настенька первая побежала смотреть, что случилось. Ей навстречу выбежал щенок, сжимая в зубах весёлую рыбку, у которой остался только один плавничок. Сначала Настя хотела заплакать, но потом передумала:
- Рыбку мы с бабушкой ещё одну сделаем, а щенка мне другого никто не подарит.
Из комнаты раздался голос мамы:
- Настёна,  иди, посмотри, что твой подарок сделал…
Настя зашла в комнату и ахнула. Ёлка лежала на полу, а вокруг неё блестели осколки игрушек. Девочка хотела отругать щенка, но он уже залез под кровать и просидел там всё то время, пока они с мамой подметали осколки.
После учинённого разгрома щенок больше не хулиганил. Когда они  всей семьёй стали садиться за стол, Настя решила угостить всех конфетками, висящими на ёлке. Искала, искала, но ни одной не нашла. Только на одной веточке висела ниточка с обрывком фольги. Настя посмотрела на щенка, но он смирно лежал на подстилке и делал вид, что спит.
- Вот проказник, - подумала девочка, но ругать щенка не стала.
 Когда все сели за стол, Настя сказала:
- Это самый замечательный Новый год! И подарок мне Дед Мороз принёс такой, как я хотела. Хоть он и съел мою рыбку и все конфеты с ёлки.
- Ну, раз уж это чудо теперь живёт с нами, давайте придумаем ему имя, - предложил папа.
- А может быть, так и  назвать его Подарком? – спросила Настя.
- Можно, - ответил папа, - Только очень длинное имя получается. Пусть будет Дар.
- Мне нравится! Дар… Дарик… - позвала щенка девочка и пёс, словно почувствовав, что обращаются к нему, звонко тявкнул.
- Он согласился!  Какая я счастливая, - сказала Настя, и все заулыбались.
- А я-то какой счастливый, - подумал Дарик, - Так хорошо, когда у тебя есть своя семья … даже если все конфеты на ёлке закончились.
32. Динка
Эта маленькая беспородная собачка прижилась около продуктового магазина на окраине городка. Рыжая блестящая шёрстка, остренькая мордочка и роскошный пушистый хвост, делали её похожей на лису. Женщины, работающие в магазине, назвали её Динкой.
Динка появилась неизвестно откуда и быстро стала такой же привычной деталью, как и зелёная вывеска над магазином. Стоило только покупателю появиться из дверей с покупками, как на его пути появлялась, приветливо виляя хвостом, эта забавная попрошайка.
Умильно глядя блестящими карими глазками, Динка садилась на задние лапки и служила, выпрашивая угощение. При этом у неё был такой лукавый, потешный вид, что редко кто проходил мимо, не достав из сумки чего-нибудь вкусненького. Динка аккуратно брала предложенный ей гостинец и тут же опускала его на землю. Пока удивлённый таким поведением человек смотрел на неё, она снова садилась и протягивала попеременно то одну, то другую лапу. За что, как правило получала добавку. Затем спокойно ложилась и ела заработанное угощение.
За ласковый и спокойный характер Динку любили даже вечно недовольные и крикливые продавщицы. Ежедневно получая щедрое вознаграждение, к концу лета собака стала круглой и лоснящейся. Но как оказалось, причина была не только в обильной пище. В неком подобии конуры, сооружённом сбоку магазина сердобольным старичком, пришедшие утром на работу женщины услышали странные звуки. Да и Динка не вышла их встречать, что было очень удивительно. Заглянув в конуру, продавщицы увидели, что рядом с тяжело дышащей собакой копошатся четыре щенка. К изумлению женщин, все щенки были разного цвета. Чёрный, коричневый и два рыжих в белое пятнышко малыша.
Растроганные женщины принесли Динке молока и сосисок. Но, вернувшись за прилавок и обсудив происшедшее событие, решили, что столько собак возле одного магазина ни к чему. Позвали местного сторожа, и пообещав ему пару бутылок водки, велели щенков утопить. К вечеру переложили малышей в картонную коробку и поставили рядом с крыльцом. Динка заволновалась. Ходила, тяжело дыша впалыми боками, и поскуливая, лизала руки огорчённым женщинам.
Днём, пошатываясь, пришёл сторож и, дыхнув перегаром, погладил Динку. Собака, всегда приветливая, прижала уши и заворчала. А как только мужик коснулся коробки со щенками, молнией метнулась на его руку. С руганью отдёрнув кисть, сторож стал удивлённо разглядывать окровавленные пальцы.
Продавщицы, махая веником, отогнали Динку и, запихнув коробку под крыльцо, пошли перевязывать рану.  Пока обработали водкой да искали бинты, прошло около получаса. Настроенный весьма решительно сторож вытащил коробку из-под крыльца и ахнул. В стенке коробки было прогрызено отверстие, а на дне ползал и пищал только один щенок.
 
Из-за кустов сирени вынырнула Динка и застыла, настороженно глядя на сторожа. Желая заработать обещанную бутылку, мужик торопливо схватил коробку и быстро пошёл к речке. Поодаль, на небольшом расстоянии бежала Динка. Как только подошли к реке, собака рванула наперерез мужику и грудью ударилась ему в ноги. Пьяненький сторож не устоял и растянулся на тропинке, выронив коробку. Когда он поднялся, призывая всех чертей на голову этой бешеной собаке, в коробке было уже пусто.
С этого дня исчезла и Динка. Покупатели часто спрашивали у продавщиц, куда исчезла собака. Женщины хмурились и только пожимали плечами.
Когда опавшие листья разноцветным ковром укрыли землю, пришедшие на работу женщины увидели Динку, сидящую на своем обычном месте. Рядом с ней, смешно переваливаясь с боку на бок, ходили четыре пушистых толстеньких щеночка. Продавщицы подошли поближе и исхудавшая собака, как обычно села на задние лапы, выпрашивая угощение. Что и не говори, все сильно скучали по маленькой умной Динке. Ей тут же выдали кусок колбасы и плеснули в миску сметаны. Но собака не стала есть сама, а взяв за шкирку ближайшего щенка, перенесла его к миске и ткнула в сметану мордочкой. То же самое она проделала и с другими малышами. И только, когда сметана была вылизана, колбаса обкусана, а щенки принялись играть, Динка подошла к остаткам еды.
К удивлению продавщиц всех щенков очень быстро разобрали посетители магазина, видимо надеясь на то, что ум и смекалка их матери достанется её малышам по наследству.
А однажды нашлись и хозяева для самой Динки. Супружеская пора с девочкой семи лет заехала в магазин, и пока родители делали покупки, их дочка нашла себе друга. И Динка, после оживлённых переговоров родителей девочки и продавщиц, наконец, заняла своё место в салоне автомобиля рядом со своей маленькой хозяйкой. У Динки начиналась новая жизнь.
33. Дружба

Собак на даче приручают,
Потом уедут и забудут,
Живут без них и не скучают,
А те, как прежде верят людям,

И снова ждут с тоскою лета
В исконной верности собачьей+
И только мальчик Миша где-то
Из-за собаки хочет дачи.

Сидит и думает, вздыхая,
Об этом псе, веселом, глупом,
И для него в запас таскает
У бабушки куски из супа.

Рисует он в своей тетрадке
Глаза и хвост, и нос и лапы,
И в календарь глядит украдкой,
Который утащил у папы.

До лета далеко, однако,
И он судьбой ее взволнован, -
Была бы грамотной собака,
То написал письмо бы ей он.

34. Случай на даче
Упал опрометчиво
маленький ёжик,
Не чуя беды,
У деда на даче
осенней порою,
В бассейн без воды!
Вдоль стен из бетона
он бегал до ночи,
Совсем изнемог!
Поранил все ножки,
разбил себе носик,
Устал и продрог!
 
Холодные ночи -
сменялись жарою,
То пыль, то роса!
Катала, как мячик
и била о стены
Однажды гроза!
Не пил и ни ел он,
скучая по маме,
Боялся заснуть!
Всё ждал и надеялся -
скоро поможет
Ему кто - нибудь!

И сквозь забытьё,
чуть послышались звуки,
То ли шум? То ли гам?
Старался взобраться
на скользкую стену
Без помощи сам!
- Здесь ёж погибает!
Ах, ты, бедалага,
Раздались слова!
Потом прошуршала
и стихла надолго
Сухая трава!

И дни потекли+
Тут приехала внучка,
С собачкой впридачу!
Увидев ежа,
отыскала и лестницу,
Оббегав всю дачу!
Не веря спасенью,
шипел и кололся
Измученный ёж,
И скрылся тотчас же
в крапиве высокой,
ЖИВОЙ ЕЩЁ, ВСЁ Ж!

35. Короткая жизнь Аркана

После развала Союза, нашей семье повезло, что жили в Казахстане за сто километров от Российского города. Как переселенцам, выделили 3 тысячи долларов по беспроцентному займу на 10 лет. Мы купили квартиру и на своей машине с прицепом стали помаленьку перевозить вещи. Средний сын находился в Казахстане, а с меньшим сыном, я занимался перевозкой.

       Однажды сын принёс щенка, немецкую овчарку. Жена естественно браниться, в чужом городе, маленькая квартира? Но Аркан, так его сын назвал, вероятно, всё прекрасно понимал, смотрел на неё таким ласковым взглядом, а при возможности старался лизнуть жену в щёчку, или в руку, что помогло вскоре стать полноправным членом в нашей семье.

       Мы спали первоначально на полу. Аркан отдельно ни как не хотел спать, скулил, вспоминая маму. Но стоило мне прижать Аркана к себе, как он сразу пригревшись, засыпал.
       Когда, машина была перегружена, Аркана оставляли со средним сыном в Казахстане. Аркан страшно не любил оставаться, потому, что кот Васка издевался над ним. Стоило сыну куда-то отлучиться, Васка загонял его в угол коридора и когда возвращался, то видел, Аркан как осиновый листок дрожал в углу, а Васка посреди коридора спал, подложив под голову одну из своих лап. Как я не объяснял Васке, что через 3-4 месяца, подросший Аркан напомнит тебе прошлые обиды, но бесполезно.

       Наше не знание правил ухода за собаками, вскоре отразилась заболеванием «Чумка». Сыну посоветовали отпоить водкой, он попробовал, Аркан поправился. Сходить бы к ветеринару после этого, но в голове мысль такова, проболел и что теперь колоть собаку?

       Аркан заболел вторично. Болезнь так сильно его скрутила, что полностью парализовало. Сразу отнялись задние лапы, потом передние. Пошли пролежни на задних ногах. Упала голова. Собака была полностью парализована.

       Мы начали искать опытного ветеринара, чтобы он дал заключение, спасти ещё можно, или нельзя? Ветеринар написал нам рецепт лекарства, капельницу. После того, как всё закупили, врач, остриг волос на передней лапке. Отыскал вену и поставил капельницу. После чего пообещал прийти через два дня.

       Через два дня, когда он взял Аркана лапку, чтобы воткнуть в вену иглу, лапка зашевелилась. Аркан потянул лапку на себя.
       - Раз начал шевелиться, то значит, жить будет! - обрадовал нас ветеринар.

       В дальнейшем мы уже сами ставили капельницу. Аркан быстро поправился, но с больными задними ногами. Сын его ежедневно по два раза выводил на прогулки, уходил в степь, или к отвалам и все часы заставлял его разрабатывать задние лапы. Впоследствии их слабость не замечалась. Прыжки он делал на заснеженном поле от 4,5 до 5метров, но за счёт сильных передних лап. А вот стоять на задних лапах не мог, только передние лапы поднимет, задние приседают. Но, а бегал, плавал в реке отлично.

       Кот Васка, в Казахстане из квартиры никогда не выходил. После переезда, наш дом был двух этажный, на 8 семей. Дом стоял в сторонке и за два года мы двор так озеленили, что дом стал, как в саду находиться. Я Васку научил лазить по деревьям. Осознав, что и двор его, он стал его охранять от других котов.

       По сравнению с чужаками, по размерам, Васка был меньше, но не знал отступления. Главная его ошибка была при драках, не было абсолютно ни какой защиты. После драк приходил, раны были ужасные. Жена как ветеринар, залечит, поджившая рана начинает чесаться, он раздирал так, что рана становилась еще больше. Делает из носка ему шапочку, не помогает. Тогда начала из картона делать ему жабо. Выходя на бой с жабо, коты от него врассыпную.

       Сын Аркана приучил, что кухня для него запретная зона. На кота у него зла не осталось, но Васка постоянно его терроризировал. Сажусь в кресло, кот сразу на колени. Аркан подойдет, склонит голову на колено, Васка его сразу по морде. Аркана зло берёт, готов его перекусить, но на моих руках, коту никто не страшен.

       Васка всё время давал понять Аркану, что он хозяин, другие квартиранты. Только, что-то не по его, он сразу Аркана по голове - хрясть! Аркан закипал, бросался за ним в погоню, а Васка на кухню шмыг, через порог проскочит и буквально через полметра, от порога ложился на спину так, чтобы видеть, как псина от злости слюной изводится.

       Но когда Аркан слышал, что Васка зовет его на помощь, на улице, он готов был из окна, второго этажа, прыгать на помощь другу. Я открывал двери, а сам наблюдал в окно. Представьте картину, когда коты дерутся, пусть с небес на них луна свалится, но первому дать стрекача от противника, это будешь, проклят всем кошачьим родом.

       А тут вдруг на них несётся собака величиною с телка, а противник не то что в труса играет, а на оборот готов его побить и собаку разорвать. Это, какие надо нервы иметь, если инстинкт самосохранения на дерево зовёт?

       Васкин враг давал стрекача, обещая разборки продолжить, как только это собачье отродие сгинет. Васка припускался следом, крича, что за оскорбление друга он наказание удваивает, а Аркан мчался, грозясь наказать за своего друга. Двойной страх, включал у кота чужеродного повышенные передачи, и вскоре друзья, возвращаясь, домой, Аркан, высунув язык, а Васка делал такие движения, вроде друг его держит, а он готов всё же догнать «позорника».

       Аркан всегда спал рядом с моей кроватью, у моей головы. Как – только подходило время прогулки утренней, он вставал и смотрел в мои закрытые глаза, ожидая их побудки. Я был благодарен Аркану за то, что какая бы не была погода, нам надо всё равно идти и делать свои 5километров. Пробежки мы совершали среди садов – огородов.

       У Аркана страсть была к яблокам, вишне. Ветви деревьев свешиваются над улицей, созревшие яблочки падают. Если много мы с ним не ссорились, каждый для себя отыщет яблочко, но если одно, два, то мне на ум приходило, что это не немецкая овчарка, а украинская, со словами:
       - Не съем, так надкушу!
       Он одно яблоко кусал и бросало, а второе грызл, зная, что после его слюней, я не буду есть.

       Однажды встречаю знакомого, он идёт с ведром наполненным вишней. Поздоровались словесно, они знали, что Аркан следит, как руку протягивают для рукопожатия, он сразу рыком предупреждает:
       - Руки, не помытые, хозяину подаёшь?
       Поэтому надо было или вначале показать свои руки Аркану, что чистые, или без рукопожатий.

       Говорю приятелю, чтобы ведро поставил между нами, переполовинит Аркан. Он усмехнулся, приведя довод, что собаки вишню не едят, ведро поставил за своей спиной. Я разговариваю и вижу, Аркан подошёл к ведру, на меня так посмотрел, вроде как спрашивает, тебе оставить? Я промолчал. Он воспринял как знак согласия, и начал кушать.

       Когда кислота вишни начала с удвоенной энергией гнать слюну Аркану и его глотательные движения стали доноситься до слуха моего собеседника, он обратил внимание и осознал, что на самом деле есть такие собаки, что вишню любят.
       Затем, дома, когда все собираемся, разговоры ведём, Аркан поворачивает голову к тому, кто говорит. Говорю сыну:
       - Давай проверим, понимает Аркан, о чём говорим, или обманывает нас?
       - Пап, не хочешь к Уралу?
       Аркан сразу вскочил и пошёл к двери. Мы засмеялись. Он понял, что разыграли его, вернулся вновь в круг.

       Мы стали смотреть телевизор.
        Аркан заснул и во сне от переевших вишен как громко пукнут. От испуга вскочил, не поняв происходящего? Но потом нюх его уловил виновника его побудки. Он ещё раз обнюхал место хлопка, после чего вновь лёг, а ещё через время, жена не выдержав, заставила пойти погонять его как следует, чтобы из него все запахи вышли, вместе с вишней.

        Зайдя в рощу, где росли высоченные тополя, Аркан увидел Васкиного врага. Кот, от испуга проскочив по дереву метров семь, остановился на «перекур».
       Картина была потрясающая. Передними лапами он обнимал ствол, а задними упирался в кору дерева. 
       На макушке тополя находились вороньи гнёзда. Что тут стало происходить. Видя, что у котяры лапы заняты, вороны начали на него атаку. Они его клевали в голову, за хвост дёргали так, что кота попка вместе с лапами задними, отрывались от ствола дерева на столько, что позволяло ему видеть внизу Аркана с открытой пастью. Кот прощался с жизнью.

       Этот-то страх и дал коту силы ещё проделать несколько метров и заскочить на толстенный сук. После чего у него выражение поменялось, и весь вид говорил воронам:
       - Так кто из вас желал кошачьего тела?

       Васка умер на 14 году своей жизни.  Аркан скулил, лизал друга, но все было напрасно.

       Зимой я хожу купаться на Урал, к проруби. Аркан любил это мероприятие из-за того, что в округе много было рыбаков. Он подходил к рыбаку, садился, поднимая переднюю лапу, и начинал клянчить рыбешку. Пока я купаюсь, он «рыбачит», домой идём оба довольные.

      Весной, когда лёд  опасен даже для рыбаков, Аркан пошел проверить старые лунки, оступился задними ногами в размытую лунку, и его стало затягивать под лед.

       Я босой побежал, успев его ухватить, а потом и вытащить. Вероятно череда смертей, сына, Васки, потом это купание вонзили в желудок Аркана язву. Возил на уколы, но жизнь покидала его. Он ничего не кушал, а перед смертью начал выть от боли. Предложил вместо лекарства обезболивающего, смесь водки с маслом. Он всё выпил, стих.

       Вместо Васки у нас появился котёнок, кошка Муска. Она была ласковая. Лезла лизнуть Аркана, пожалеть, но он ей дал понять, что из её родства, её породы, у него был один друг, которого звали Васка. Предупредил , что ещё раз подойдет, перекусит. А вскоре умер. Жизнь его едва перевалила за 11 лет.
36. Рыжик

 Однажды во двор маленькой Тенички бросили через забор рыжего котёнка. Мама ловко подхватила его на лету и намерилась выбросить туда же, откуда он прилетел. Теничка  с воплем вцепилась в мамину руку и повисла на ней. От испуга мама разжала пальцы. Падающего котёнка тут же поймала Теничка и помчалась домой.

 Мама молча поплелась следом. В комнате она обнаружила, что это дрожащее худосочное рыжее существо, величиной в её ладонь, уже лежит на Теничкиной подушке, с розовым бантом на шее! С тех пор котёнок стал полноправням членом семьи.Назвали малыша Рыжик.

   Для начала Рыжика пришлось искупать детским шампунем и вытереть мягким полотенцем. Несчастный котёнок раньше отчаянно сопротивлялся, царапался, громко мяукал, но затем смирился и затих.

    Котёнок оказался с трудным характером. Он спал, ел, гулял - когда и где хотел, но сам просился во двор, хотя никто его этому не учил.

 Незаметно Рыжик превратился в огромного сильного кота, грозу окрестных котов. Ему без боя было отдано первенство в ухаживании за единственной в окрестности соседской кошечкой Муркой, красавицей, с огромными, горящими во тьме глазами. Вскоре она стала заметно толще и неповоротливее, и настал день, когда Мурка родила троих троих котят во дворе у Тенички под кустом, сбежала восвояси.

    Потрясённый рождением котят, Рыжик не отходил от них. Он переселился во двор и превратился в заботливого, обожавшего своих детей, отца. Рыжик регулярно облизывал каждого малыша, охранял их еду от ненасытных воробьёв и голубей, приносил котятам еду из своей тарелки и, в конце концов, перетащил туда свою тарелку. Он строго следил за котятами во время их прогулки, чтобы никто их не обидел.

   Рыжика теперь невозможно было узнать. Куда-то бесследно исчезли  его капризы  и  невозможные выходки. Он стал скромным и заботливым отцом.

   Еду котятам приходилось добавлять по несколько раз в день. Аппетит у новорожденных был отменный, и росли они, как говорится, "как грибы после дождя". Молока им ежедневно покупали по литру. Едва котята подросли, их без труда  раздали соседям.

   На следующий год история повторилась. Об этом рассказывали друзьям и знакомым, знакомые-в свою очередь, рассказывали своим друзьям и знакомым, о Рыжике, отце-одиночке. Потом о нём  напечатали в газете "Пионерская правда", после того, как приходил корреспондент и сфотографировал Рыжика вместе  с котятами.

   Вскоре о нём узнала вся страна, и Рыжик стал знаменитым, даже послужил примером для общества "Одиноких отцов".  В их клубе поместили в раму увеличенную фотографию Рыжика с котятами и повесили на видном месте, о чём сообщили маме и Теничке в редакции газеты.

   Так продолжалось три года. К тому времени Теничка перешла во второй класс. Заодно занималась музыкой. А любимую кошечку Рыжика Мурку увезли навсегда на дачу. Тогда он бросил всё и поспешил за любимой. Огорчённая Теничка долго искала его по всем соседям. Через месяц, к всеобщему изумлению, исхудавший и облезший, Рыжик появился на Муркиной даче, и остался с ней навсегда. Подросшие котята были вскоре розданы соседям и знакомым. Одного, особенно похожего на Рыжика, Теничка оставила себе.
37. Человек

Спасибо, пёс,

Гуляя с тобой по ночам,

Я вижу звёзды.

Надпись на площадке по выгулу собак в Иркутске

Друг почувствовал носом приближение тепла и проснулся. Тепло всё усиливалось и увеличивалось. Друг сначала чувствовал его всей мордой, потом телом и так до кончика хвоста. Каждая клеточка начинала нежиться под действием этого тепла. И в этом было что-то очень-очень знакомое, но что именно, Друг вспомнить не мог.

Две недели Друг ночует на пустыре в небольшой выемке, в которой он еле-еле помещается. Всю ночь он не покидает её, боясь пропустить этот момент пробуждения. Но каждый раз ощущение тепла приходит к нему. Сегодня Друг решил идти навстречу теплу.

Он долго размышлял - времени для этого было предостаточно, - нужно ли это делать? Друг обдумывал целыми днями: долго ходил по пустырю, старательно принюхиваясь ко всему непонятному и странному, да всё никак не мог принять окончательного решения. За это время он успел изучить пустырь до мелочей. Пустырь Другу нравился! Это был его пустырь! На нём не было никакой пищи, но Друг готов изгнать с его территории любую собаку, боясь, как бы она не позарилась на его тепло. За своё тепло Друг готов стоять насмерть!

...И вот старые мышцы под действием неизвестного тепла совсем расслабились. Друг прикрыл глаза от удовольствия - было такое ощущение, будто он пробежал очень большое расстояние, а потом в изнеможении лёг на землю. Не хотелось даже шевелиться. Только кончиком хвоста Друг играл. Теперь всё тело было окутано теплом, казалось, что даже воздух вокруг нагревается.

Но Друг пересилил себя, недаром он считался когда-то дисциплинированной собакой. Он медленно стал выпрямляться. Места в выемке ему не хватало, и он легко катнулся, очутившись на ровном месте.

Друг лежал, поджав под себя задние лапы, а голову положив на передние. Он смотрел в сторону, откуда чувствовалось приближение тепла.

Теперь Друг чувствовал и запах еды. По языку скользнула сладковатая слюна и упала на землю.

И тут Друг увидел впереди пятно. Это оно излучало неизвестное тепло. Друг весь потянулся к нему, так что хрустнули косточки. Постепенно пятно прояснилось и приобрело очертания человека. Друг поднялся и сел.

Человек шёл пустырём очень быстро. Другу нравилось, как тот спешил, будто зная, что эта территория кому-то принадлежит и нужно пройти её незамеченным. Человек постоянно оглядывался по сторонам, иногда останавливался и прислушивался. Друг знал, что Человек боится неизвестности, и он чувствовал себя с ним на равных. Друг готовился, чтобы сейчас выйти к Человеку. Это было его единственным стремлением в последние две недели, оно должно было принести ему радость, и Друг не мог отказать себе в этом.

Между Другом и Человеком оставалось совсем короткое расстояние. Сейчас Человек пройдёт немного и начнёт удаляться.

Друг встал в полный рост. Ему даже показалось, что сейчас он намного выше себя обычного и, может быть, даже вровень Человеку. И Человек остановился, увидев Друга. Весь сжался. Друг почувствовал это, потому что резко убавилось тепло. И оттого сердце нервно затрепетало в груди собаки.

Человек зачем-то нагнулся. Другу было знакомо это движение, но он не мог подумать о Человеке плохо и сделал ещё несколько шагов навстречу. На этот раз они были увереннее. Человек поспешно выпрямился. Друг почувствовал, что они смотрят друг другу в глаза, но из-за темноты не могут ничего понять. И в этот момент Человек размахнулся - и что-то тяжёлое бухнулось с правой стороны. Друг попятился. Человек снова размахнулся - и что-то упало перед собакой и подкатилось совсем близко. Друг нагнулся и понюхал предмет. От него тянуло сыростью и землёй. Друг презрительно фыркнул и выпрямился.

Человек стоял на том же месте. Друг отвернулся от него и с пол-оборота наблюдал, что тот будет делать дальше.

Человек начал пятиться. Друг не сделал ни одного шага за ним. Человек повернулся и побежал. На ходу он постоянно оборачивался и следил за Другом. Но собака по-прежнему оставалась на месте.

Друг весь сжался: он чувствовал, как тепло сходило с его тела и его окутывал утренний холод. Потом только кончик носа ещё долго ощущал комочек тепла, а со временем и это пропало. Всё было, как и прежде, только значительнее, быстрее. Значительнее....

Друг стоял до тех пор, пока не закоченел. И только тогда пошёл к своему месту. Стал моститься. На этот раз выемка показалась ему просторной. Друг крепко сжался, приник головой к животу, а кончик хвоста закусил зубами. Это была его любимая поза.

Друг долго убеждал себя, что нужно непременно заснуть до прихода настоящего дневного тепла.
38. Котёнок...
Мы взяли с улицы котёнка.
Он весь от холода дрожал.
Из грязной мусорной воронки
Он всех глазами провожал…

Прохожие не замечали
Пушистый некогда комок.
Сутулясь, проходя, молчали.
Спешили на работу в срок…

Детишки пробегали мимо.
Старушки, ковыляя, шли…
И дворники неутомимо
На тротуарах грязь скребли…

Котёнок, глядя на прохожих,
Мяукал и дрожал губой…
Всем говорил, что он – хороший!
И взять просил к себе домой…

Он обещал: не будет в тягость,
И станет есть, что подадут!
А детям – он подарит радость.
С собою в дом внесёт уют…

Он обещал: не рвать обои,
Резвясь, не прыгать по столам,
Не лезть в ведро, там, где помои
И будет лапкой мыться сам…

А спать согласен и в прихожей,
Свернувшись молча у дверей….
Ну, улыбнись же мне, прохожий!
Возьми с собою поскорей!

Мы взяли с улицы котёнка.
Он весь от холода дрожал.
Теперь в квартире нашей - ЗВОНКО!
Он всё забыл, что обещал…

2008 г

39. На Кондратьевском рынке
На рынке Кондратьевском шумно.
Торгуют товаром живым.
Глаза у животных – разумны
И стыдно, наверное, им

За цепи, капканы, корзинки,
За дрожь от ушей до хвостов,
За жизнь на невольничьем рынке
Среди не друзей. Продавцов…

Душа их доверчива к людям.
С надеждою глядя вокруг,
Они Покупателей любят
И в каждом им видится Друг!

Они к людям тянутся лапкой
И машут весёлым хвостом,
А стены торговой палатки
Им нынче и кровля, и дом…

Они так податливы к ласке.
И лапкой загривок густой
Почешут, а чёрные глазки
От ветра сочатся слезой…

Их мамы – собаки и кошки
За каждым из деток следят.
Людей презирают немножко,
Но, позже, их, всё же, простят!

Ведь Верность для них – это свято.
Её не продать, не купить!
Людская душа им понятна –
Она не умеет любить…

Неправда, зверюшки! Умеем!
Я глажу пушистый комок,
Который в ладони теплеет
И лезет на грудь, в закуток…

Сую Продавцу две бумажки.
В ответ – шевельнулась лишь бровь,
А нас ждёт молочная кашка
И Дружба навек, и Любовь!


2005 г

40. На Ржевке...
Над Ржевкой, до конца недели
Плыл запах жареных костей…
Собаки заживо горели!
Размеров разных и мастей…

Скулили жалобно, страдали,
О прутья обломав клыки!
И, до конца, не понимали:
Зачем повесили замки…

Наутро - всех пересчитали.
Живых - сажали «под засов»,
А души пёсьи – улетали
К своим, в созвездье Гончих Псов…

Приют, казавшийся им домом,
Не стал Ковчегом в Море Зла!
На пустыре, не всем знакомом,
Спят обгорелые тела…

Присыпаны землёй и снегом…
А люди, не скрывая слёз,
Глядят в безоблачное небо,
В далёкий Край зовущих звёзд…


2008 г.

41. Новый дом.

Жил трудяга - ослик
В пыльном переулке
И возил мальчишек
Часто на прогулки.
 
Накатавшись, дети,
Расходились дружно,
Ослику ведь тоже
Отоспаться нужно!
 
Утром спозаранку
Возит он арбузы,
Дыни золотые
И другие грузы!
 
Возит кирпичи он,
Мчит тележку споро,
Из которых сложат
Домик ему скоро!
 
Рады, рады дети,
Стены стали выше,
Друг любимый скоро
Спрячется под крышей!
 
Вот готов чудесный дом
Со всех сторон,
Но кричит хозяин:
- Убирайся вон!
 
Ты пожил и хватит,
Будет здесь сарай,
Слишком много чести,
Дом - освобождай!
 
Всё живёт трудяга
В пыльном переулке,
Вечерами возит
деток на прогулки!
42. Песня о собаке

В последних окнах свет погас и тьма окутала,
Уснул весь город под февральскую метель,
Беднягу пса позёмка снежная закутала
В свою холодную колючую постель.

В клубок свернувшись, пёс голодный и измученный
Тревожным сном лежит у запертых ворот,
А утром грубым сапогом разбуженный,
Скуля от боли, вновь куда-то побредёт.

Так где ж твой дом, кто был тебе хозяином,
Где тот, кому ты по-собачьи предан был,
По чьей вине ты стал бездомным, неприкаянным,
И кто завет о милосердии забыл?

А может кто-то есть, кто ночью вьюжною
Тебя, беднягу, в своём доме приютил,
Когда хозяин тебя вышвырнул на улицу
И равнодушно дверь тяжёлую закрыл.

Коль на дороге пса голодного увидите,
То накормите пса и не гоните в ночь,
Сквозь вой пурги вы лай о помощи услышите,
Откройте дверь и не гоните прочь.

В последних окнах свет погас и тьма окутала,
Уснул весь город под февральскую метель,
Беднягу пса позёмка снежная закутала
В свою холодную колючую постель.

 43. Гость

В кухне падает посуда,
Шум и гром слышны оттуда!
- Может это наводненье?
- Может быть землетрясенье?
- Аварийку вызывать? -
Говорит с испугом мать!


- Нет, не надо! Не спешите!
Потихоньку посмотрите
В нашу кухонную дверь -
Не разбойник там, не зверь:
Сизокрылый голубок
Залетел на огонёк!


Он сперва попил водицы,
Поклевал чуть-чуть пшеницы,
Важно в раковину сел,
Всё спокойно разглядел,
Будто жил у нас давно,
И не он влетел в окно!


Мы обеда не варили,
Даже чай в тот день не пили,
Всё решали - как с ним быть?
Может, школе подарить?
Дать в газете объявленье:
"Отдаём без сожаленья!"


За ночь всё у нас простыло,
Подоконник льдом покрыло,
Гость, однако, улетел,
Хоть наделал много дел!
Но с тех пор не забывает
И проведать залетает!


А к его прилёту мы,
Не страшась ничуть зимы,
Чуть окно приоткрываем
И любимца ожидаем -
Крошки хлеба и пшено
Сыплем густо на окно!
44. Барак Обама
Песик лазал вокруг мусорных ящиков, и тут его подхватил Федя и отнес домой.
Мама, - посмотри, какого щеночка я принес, теперь он будет жить с нами! Правда, я молодец и  поступил правильно! - выпалил Федя, на пороге квартиры.
Вопреки ожиданиям Феди, мама не улыбалась и не хвалила его, а серьезно изучала их обоих  взглядом. Заходите, - сейчас будем разбираться, - спокойно молвила она.
Щенку она принесла молока и оставила его в прихожей. Тот сразу начал лакать его язычком. Немного молока ему можно, но нам надо будет сходить с ним к ветеринару, ветеринар – это  доктор для животных, и он определит, какие нужны щенку прививки и каково его общее состояние, - сразу объясняла сыну мама.
Щеночек небольшой приземистый, белый с серыми и рыжими пятнами, глаза карие. Хвост завитком вверх и направо. Юркий и радостный.
Теперь поговорим о нашем с ним будущем, сын.
Ты будешь мне помогать за ним ухаживать, мам?
Я научу тебя всему, и ты сможешь все делать правильно. Согласен, Федь?
Все сам, мам?
Я буду помогать тебе, так же, как ты помогаешь мне, когда мне не хватает времени в моих заботах. Согласен?
Да.
Первое, ты будешь ходить в магазин и покупать ему нужный корм, я составлю список. Магазин – один раз в неделю. Второе, нужно будет с ним гулять утром, днем после школы и вечером.
Это мне придется раньше вставать на полчаса и меньше смотреть телевизор?
Да, конечно!
Третье, - продолжала мама, - мы съездим с ним к ветеринару, а кроме того, вместе срочно  запишемся на курсы по дрессировке собак, чтобы правильно научить нашего пса слушать наши команды, - тогда он станет настоящим помощником для нас.
Как интересно!
Ты сможешь научить своих друзей воспитанию собак! Уверена, ты сможешь, со всем справиться!
Спасибо, мама! Давай назовем Барак, в честь 44 президента США?!
Почему таким именем?
Это имя внушает мне надежду, вселяет в меня уверенность: я справлюсь собственными силами!
Правильно, сын!
Ты будешь учиться. Ошибки помогут тебе стать хорошим хозяином, учителем и другом для Барака! Благодаря ему, и своим усилиям, ты научишься, быть человеком во всех отношениях.

45. ПОДДИ
     Сергей Аркадьевич, молодой доктор, возвращался после дежурства домой. Была суббота, дежурство прошло спокойно, и он от избытка чувств и начавшейся весны насвистывал свою любимую мелодию «Сказки венского леса». Идти предстояло через старые, подготовленные под снос дома. Город стремительно расширялся и строился ввысь и вширь. В одном из переулков он увидел черную как смоль собачку. Она понуро сидела около разваленного дома и тихо поскуливала.
     - Ну что, без жилья остался, дружок? – посочувствовал собачке Сергей Аркадьевич. – Где же твои хозяева? В городскую квартиру перебрались, а тебя за ненадобностью оставили или забыли? Да-а-а… Не знаю, чем тебе и помочь. Ну ладно, сиди, может хозяева одумаются и придут за тобой.
     Собачка молча смотрела на этого странного человека, идущего с портфелем, от которого сильно пахло лекарствами и больницей. Собачка была породистой, очень мохнатой и походила на спаниеля, только была не пятнистой, а вся черной масти, от кончика хвоста до носа. Даже глаза были черными как угольки.
     Сергей пошел дальше, обходя первые лужицы на вытаявшем кое-где асфальте. Ярко-голубое небо, запах набухших березовых почек, смешанный с влажным воздухом, тающим снегом, кружили голову. Весна на носу, он молод, полон сил и энергии. Хочется чего-то такого… Завтра на лыжи и за город, например. С такими мыслями Сергей Аркадьевич дошел до своего дома - огромного девятиэтажного здания из силикатного кирпича. Посмотрел вверх, ища окна квартиры. Вот они, на четвертом этаже, все три выходят сюда, в поле, на краю которого был поставлен их дом.
     Уже входя в подъезд он повернулся, чтобы посмотреть, что в почтовом ящике, и обомлел. Рядом у его ног стояла та самая собачонка.
     - Наверное, ты из нашего дома? Но что-то я таких в нашем подъезде не встречал.
     «А, может, кто из новеньких соседей появился?» - подумал он, – «дом недавно заселили, и процесс формирования постоянными жителями еще не закончился».
     – Ладно, пошли со мной, - сказал Сергей Аркадьевич, пропуская в двери свою знакомую собачку. – Иди, ищи своих хозяев.
     Поднявшись к себе на этаж на лифте, Сергей Аркадьевич открыл ключом дверь и прошел и прошел осторожно в квартиру, чтобы не разбудить жену и маленькую дочку. Пусть отдыхают, суббота ведь.
     Тихо попив чаю на кухоньке в шесть метров, он стал листать свежий номер «Литературки», любимой газеты интеллигенции того времени. Вскоре проснулась жена, потом дочка. Вместе они стали завтракать и говорить, говорить обо всем на свете – о погоде, о последней моде, что нужно купить на рынке, и прочих житейских делах.
     Когда Сергей Аркадьевич наконец с дочкой вышел из квартиры, чтобы сходить в магазин за сметаной, то вновь увидел на площадке собачку. Она, видно, примостилась на коврике около их квартиры, а когда открывалась дверь, отскочила в сторону.
     - Папа, смотри – собачка! А черная какая!
     - А это Дружок, он со мной пришел. Наверное, все же заблудился.
     - Как заблудился? – спросила дочка, сделав удивленные глаза.
     - А так, пошла погулять во двор, увлеклась чем-то, и забежала далеко, да так, что дорогу не найти обратно.
     - А чего она у нашей двери сидит? – спросила дочка.
     - Не знаю. Я все же ее знакомый. Встретил около работы. Вот она и думает, что я должен помочь найти хозяев.
     - А давай, папа, ее с собой в магазин возьмем? Там народу много, может, она и найдет своих.
     - Верно, Даша, давай возьмем. Ну, пошли, - и Сергей Аркадьевич присвистнул, позвав собачку с собой.
     Она весело побежала за ними, смешно прыгая как-то боком по ступенькам. Но ни в магазине, ни на улице, ни расспросы соседей результатов не дали: хозяева не находились.
     - Ладно, пойдем, доченька. Пусть она походит около дома еще, может, все же кто-то найдет ее, - сказал Сергей Аркадьевич, когда они подошли к своему подъезду.
     - Папа, а если она не найдется? Что тогда?
     - Дадим объявление.
     Даша о чем-то подумала, стоя рядом с собачкой.
     - Папа, а давай возьмем Дружка пока к себе? Ей же на улице холодно, вон вся трясется, и есть хочет.
     - А мама что скажет?
     - Пошли, я ее упрошу. Постелю ей коврик в моей комнате, пусть пока поживет, а, Папочка?
     - Ладно, давай попробуем. Если нас всех мама не выгонит, то пусть поживет, - согласился Сергей Аркадьевич.
     - Вот здорово! – закричала от счастья Даша. – Спасибо, папочка! Пойдем, пойдем, Дружочек, - позвала она собаку.
     Так Дружок поселился в их небольшой трехкомнатной квартирке. Вскоре оказалось, что это не он, не Дружок вовсе, а она.
     - Подружка, - пошутил отец, - да к тому же беременная.
     - А давайте назовем ее Подди? – предложила Даша.
     - Почему так? – спросила мама.
     - А от слов Дружок и Подружка.
     А еще через несколько недель собачонка родила шестерых крепких здоровых щенят, только разной масти.
     «Вот почему тебя хозяева выгнали. Щенки-то были не породистые. За собачью любовь, как и за человеческую, платить надо», - подумал тогда Сергей Аркадьевич, но вслух этого не сказал.
     Щенки разошлись среди знакомых и друзей. А Подди потом долго жила в своей новой семье. Только когда Сергей Аркадьевич шел на работу, и его провожала дочка вместе с собачкой, Подди всегда останавливалась около того места, где когда-то был ее дом, нюхала землю, и долго-долго ходила кругом, словно что-то искала.
     - Папа, а чего она всегда около этого места останавливается? – недоуменно спрашивала Даша.
     - Ищет.
     - Чего?
     - Свое прошлое, - отвечал отец, потом он брал дочку за плечи и целовал ее. – У каждого человека, как и у собаки, есть свое прошлое. Помни это, Даша…
 46.   Алик
Посвящается певице Светлане Цапенко.

В углу узкой комнаты, на обшарпанной деревянной кровати, расчёсывая длинные волосы, сидела седая женщина. Закрутив редкие волосы в узелок на затылке, она устало опустила руки и, зажмурившись, со стоном вздохнула. Потом, открыв старческие глаза, понуро взглянула на яркие утренние солнечные лучи, падающие из полуоткрытого окна около кровати. Посмотрела вниз на свою поломанную ногу в гипсе и произнесла:
-Господи, когда уже снимут этот тяжёлый груз? Как я устала от жизни!
Женщина отхлебнула воды из стакана, стоящего на столе рядом с кроватью. Достала тоненькую красную папку из-под подушки. Погладила рукой большие каменья тёмно-зелёного нифрита – бусы, которые ей когда-то подарила на правительственном концерте сама госпожа Индира Ганди. Их она всю жизнь берегла как память. Снова перевела взгляд на папку и открыла её. Там лежали письма старшей сестры и старые черно-белые фотографии. Женщина принялась их разглядывать.
"Вот две мои сестры – Зоя и Люда, а это - семейная фотография – я – десятилетняя Света, две сестры – Зоя уже взрослая, с длинной косой, Люда – самая младшенькая, смешливая тогда девчушка, с маленькими тоненькими косичками и мама с папой. На фотографии радостные молодые родители. Тут ей на глаза попался рванный краешек потёртой, фотографии. Светлана потянула за него, вытащив самую облупившуюся фотографию, на которой, сгорбившись, сидела старая Анна Романовна в наглаженной косыночке, глаза её выражали доброту, любовь и преданность. Сзади на железной спинке старой кровати, гордо восседал, раскинув широкие крылья, и вытянув вперёд шею, огромный живой беркут. Он всем своим видом показывал готовность в любую минуту броситься на защиту этой слабой, хрупкой женщины. Его зоркие глаза сверкали, выражая небывалую подозрительность, а устрашающая поза говорила о преданности, моментальной готовности броситься в бой за свою хозяйку.
На Светлану нахлынули воспоминания: "Подумать только, в то тяжёлое голодное время мы были так счастливы! Как сейчас помню, начало 1946 года. В стране разруха, голод. Мы тогда жили в Харькове, новый район – Павлое поле в страшном глубоком подвале. Там в любое время суток было сыро и темно.
Наша мама отличалась сильным стойким характером, всегда сдержанная, работящая, спокойная женщина. Она никогда не кричала и не била своих детей. Живо помню её тяжёлую толстую косу. Я так любила смотреть, как она её заплетала по утрам. Анна Романовна в то время работала в питомнике, (она называла его ласково - "животник"). Питомник, где содержались подопытные кролики и крысы, находился в глубоком подвале. Это была вотчина биологического факультета Харьковского Университета. Мама выполняла роль смотрителя, а также развешивала всякого рода плакаты на стенах университета и в его бесконечных коридорах. В питомнике мама ухаживала за животными: кормила их в чётко установленное время, рекомендуемой пищей, взвешивала, убирала их клетки, помогала студентам в опытах.
Однажды мама сильно заболела. Как сейчас помню – лежала она укутанная на кровати и глухо кашляла. У неё был сухой плеврит. Ночью у неё поднялась высокая температура, а утром, она, еле шевеля пересохшими губами, попросила отца пойти на рынок и купить живую курицу: "Надо бы сварить бульон, из живой курицы он полезнее и в нём сохраняются лечебные свойства",– добавила она хриплым голосом.
Иван Андреевич Цапенко, мой отец, долго копошился, не любил он ходить на рынок, но потом всё-таки нехотя вышел на улицу и побрёл на рынок по холодному, морозному, снежному городу. Вернулся он не скоро. Вошёл весь в снегу. Под мышкой у него был небольшой свёрток, оттуда выглядывала птица. Папа положил свёрток на пол, оттуда показалась головка пегой птицы, через минуту из него выполз довольно крупный птенец. Он вначале замер, изучая обстановку, затем медленно, настороженно поворачивая головку, огляделся вокруг. Потом грустно взглянул на меня, нахохлился и, тихо чирикнув, уселся посреди комнаты.
Мама, увидев птенца, хрипло вскрикнула:
-Мужа, ты чего купил?
-Курицу, как ты просила, жена, - грубоватым голосом ответил он.
-Да ты шо, не видишь, это же не курица... Это же... беркут! – воскликнула она.
-Беркут, не беркут! Не морочь мне голову, вари живность, да и с концами, - басовито крякнул отец.
-Да ты что, не видишь, не курица это вовсе, - возразила мать, несколько приподнявшись на локте.
-А я те сказал – вари и точка. Я ему сам горло перережу, - с грозными нотками в голосе проворчал супруг.
-Ты чаго? С ума что ли или с голодухи?.. Не позволю эту гордую птицу на бульон пустить. Ты когда-нибудь видел этих гордых, свободных, парящих в высоте носителей свободы?
Отец молча покачал головой.
-А я видела. Как можно эдакую красоту да и в бульон!? Не позволю, - сухо отрезала мама. И обратилась к птице:
-Алик. Мы будем тебя звать Алик. Иди ко мне, не бойся, - прошептала она ласково и протянула руку в сторону птенца.
Тот неожиданно поднялся, встал на лапки и осторожно вперевалочку подошёл ближе к маминой койке, мама снова подозвала птенца. Как ни странно, он подошёл к её руке. Она нежно погладила его по головке и сказала:
-Теперь это твой дом, Алик, будешь жить с нами. Не бойся, тебе ничего не угрожает.
С тех пор Алик жил в нашем доме. Он оказался на редкость сообразительной, умной птицей. Мама его кормила дохлыми животными из питомника. А он ходил за ней по пятам, поначалу волоча крылья по полу, пока не научился летать. Спал Алик в углу, спрятав острый клюв и голову в крылья Каждое утро мама, собираясь на работу, будила его со словами: "Вставай Алик! Пора на работу. Пошли завтракать." Птица просыпалась, одним глазом оглядывала окрестность, встряхивалась, издавая писклявые звуки. А потом Алик выходил за мамой на улицу и шёл за нею следом. У них начинался рабочий день. Позавтракав падалью, что выносила из подвала Анна Романовна, Алик как верный пёс сидел у дверей глубокого подвала на улице Данильского 5. Так он ожидал окончания маминой работы и вместе с ней возвращался пешим ходом домой в свой тёмный угол.
Беркут быстро рос. Скоро он окреп и превратился в необычайно красивую горделивую птицу. Соседи сторонились его, боялись очень. Нередко высказывали неприязненные упрёки и жалобы. Домашние его тоже побаивались. Однажды беркут чуть не выколол глаза соседу, который в порыве гнева замахал руками на маму. После этого случая, наш беркут научился летать. Он улетал далеко, а потом возвращался, часто по маминому зову. Стоило ей только выйти на улицу и громко позвать : "А-а-а-лик!" и тот час, как по велению волшебной палочки в воздухе сначала издалека доносился шум сильных крыльев, высоко над головой возникал Алик, и радостно парил, кружась, с характерным свистом, садился, приземляясь прямо у ног мамы. Он приближался, издавая своеобразные свистящие звуки, мотал головой, словно приветствовал, здоровался со своей хозяйкой.
В один прекрасный день, в выходной, к нашему дому подкатила волга, из неё вышли двое мужчин в штатском, с огромной клеткой. Они расспрашивали соседей:"Где тут живёт женщина, у которой содержится дома живой беркут?" Соседи с неприязнью направили их к нам. Двое мужчин вошли в дом, представились. Оказалось, что это – работники Харьковского зоопарка. Они сказали, что поступило много жалоб на нашего Алика. Посоветовали не усугублять ситуацию и добровольно отдать птицу в зоопарк, иначе на маму заведут дело. Уговаривали, что птице привольнее будет на воле, нежели в подвале без света и свободы.
Мама попросила открыть клетку, подозвала беркута и, схватив его в охапку, затолкала птицу в клетку. Тюрьму захлопнули. Анна Романовна грустно попрощалась со своим крылатым любимцем, погладив птицу по холке. И долго смотрела вслед удаляющимся тюремщикам.
-Прощай, Алик. Там тебе будет лучше.
Прошёл месяц. Домашние заметили, что мама плохо ест, видно тоскует по своему питомцу. Вдруг, в выходной день рано утром, мама сказала мне:
-Одевайся, дочурка, пойдём навестить Алика."
В половине девятого мы купили билеты и вошли в главные ворота зоопарка. Дорожки были аккуратно выметены. Отовсюду слышались крики животных. Мы прошли мимо клеток с лисами, оленями, зебрами, миновали клетку с буйволом. Навстречу нам шёл дворник с метлой. Мама спросила его:
-Скажите, любезный, где у вас находятся орлы?
Тот взглянул на нас из-под густых седых бровей и ответил:
-Эвон, видите за поворотом вдалеке, на горке большой просторный вольер с сетчатым навесом. Вам туда.
Мама поблагодарила дворника, и мы медленно пошли в ту сторону. Мама устала идти, остановилась, переводя дух. Потом огляделась, и набрав побольше воздуха в лёгкие, громко протяжно позвала во весь голос:
-А-а-а-а-лик!
Наступила тишина. Она позвала ещё раз. И вдруг над головой послышался знакомый шелест крыльев, затем звук приближался и характерный свист. Мы увидели парящего в вышине Алика. Какова была радость мамы, увидевшей своего любимца. Беркут приземлился, приблизился к нам. Мама погладила его и прослезилась:
-Бедная моя птичка! Тебя здесь не кормят! Ну, рассказывай, как ты тут поживаешь без нас?
Беркут встрепенулся. Вытянул вперёд гордую шею и заклокотал, словно рассказывал о своём житье бытье своей хозяйке.
Мы не заметили, как вокруг собралась целая толпа зевак. Кто-то даже маме сунул в руку деньги, благодаря нас за такое необыкновенное цирковое зрелище."
Утирая слёзы от нахлынувших воспоминаний, Светлана долго смотрела на фотографию мамы, зорко охраняемую гордой, сильной, свободолюбивой птицей.
 2.08.2008г.

47. Крик дельфина

 Посвящается пропавшему кузену Игорю.

Начало сентября в причерноморье – бархатный сезон.Третий день на море -штиль.Раннее утро.На небе – ни облачка.Воздух свеж и прохладен.На берегу,в густой зелени деревьев – птичий гомон.
У пернатых – свои забавы.
Антон решил поплавать,надел ласты и вошёл в прозрачную воду по пояс.Посмотрев вниз,заметил радужную рыбку.Мальчик нырнул за ней,на миг отвлёкся, вспомнил кадры из мультика про льва Бонифация. Плавал двенадцатилетний Антон отлично,но рыбку упустил.Он вернулся на поверхность и снова погрузился в воду.Справа проплыла стайка мелких рыбёшек.Антон погнался за ними,но слева увидел морского конька с крохотными прозрачными крылышками,который порхал как бабочка в небе.Мальчик снова вынырнул и заметил как что-то длинное проплыло рядом.Антон даже ощутил в воде скорость чужого тела.Мальчик нырнул и увидел впереди скользящий силуэт серой рыбы.Её тёмная спина блестела,
играя в воде солнечными бликами.Он поторопился догнать её, но рыба плыла с быстротой торпеды.
"Ой,это же дельфин.За ним!"- мысленно скомандовал себе Антон.-"Что он здесь делает,так близко от берега?Надо спешить." Но дельфина Антон не догнал.Куда ему! Мальчик хотел вынырнуть,чтоб глотнуть воздуха,как вдруг почувствовал,что воросли опутали его ногу.Ему показалось, что они тянут его вниз.В панике Антон начал дёргаться всем телом,пытаясь всплыть на поверхность.Но все усилия оказались напрасны.
Задыхаясь,Антон захлебнулся,потерял сознание. Неожиданно из глубины появился тот самый дельфин,из-за которого всё и произошло.Дальше дельфин действовал как настоящий спасатель:клювом перекусил водоросли,подплыл к утопающему,поднял его на поверхность и на спине повёз к берегу.На мелководье дельфин осторожно подталкивал тело ребёнка носом.Антон не двигался.Тогда дельфин осторожно,толчком пере- вернул тело мальчика на бок и продолжал наблюдать за ним,окуная скользкую голову в воду. Наконец Антон зашевелился,закашлялся,вода фонтаном хлынула изо рта. Дельфин оставался на месте. Антон пришёл в себя и увидел рядом своего терпеливого спасателя,улыбнулся,протянул руку,хотел погладить животное,поблагодарить за спасение.Но дельфин недоверчиво замотал головой,защебетал что-то на своём загадочноим языке.
- А ты не такой большой,как мне показалось.Боишься меня!- мальчик гладил скользкую голову морского красавца и приговаривал: - Спасибо друг!Если б не ты,я бы уже никогда не увидел ни моря,ни солнца,а главное,никогда бы не узнал,что под водой живут такие умные рыбы как ты. Дельфин что-то затораторил в ответ.
"Эти непривычные звуки почему-то вызывают тревогу"- подумал Антон,но тут же решил познакомиться поближе с новым товарищем.В игре мальчик не заметил как они отдалились от берега.Дельфин нырял кувыркался в воде, "танцевал" на хвосте.Такого атракциона Антон даже в цирке не видел.Когда дельфин подплыл,Антон погладил его и вдруг увидел кровавое пятно под плавником.Мальчик понял ,что дельфину необходима помощь.Вспомнил,что читал о дельфинах книжку.Они приплывают к берегу в случае опасности или смерти.Но отогнал эту мысль.
"Надо плыть к городскому пляжу,там в медпункте вегда есть врач.
Поплывёт ли малыш к берегу!"- решил Антон и ласково заговорил с другом:
- Послушай,я хочу тебе помочь.Ты должен плыть рядом,понимаешь? Мальчик говорил,объяснял дельфину жестами двигаться за ним.Тот застыл, внимательно глядел на Антона,словно раздумывая над его предложением.
Когда Антон замолчал,малыш издал несколько негромких звуков.Антон поплыл вперёд,а дельфин решительно последовал за
ним.Удивительно,детёныш понимал его.Антон даже дал ему кличку. - Финт,ко мне!Плыви за мной! Они довольно быстро доплыли до городского пляжа.Теперь у Антона появилась задача: приманить дельфина к берегу.Антон скомандовал ему - "ждать". А сам поплыл вперёд.В воде у берега стояла женщина,кормившая рыб крошками хлеба.Рядом плескались ребятишки.Антон,молча выхватил у неё из рук горбушку и поплыл назад.Приманил хлебом Финта к безлюдному месту на берегу.Мальчик с трудом поднял дельфина на руки и понёс. "Хотя ещё детёныш,а весит прилично"- подумал Антон. В медпункте дельфина осмотрел врач и сделал заключение: рана глубокая, операция невозможна из-за низкой свёртываемости крови у дельфинов.Врач позвонил в местный зоопарк,но и там ветеринар ответил,что не поможет даже срочная операция. Антон вышел от врача с умирающим детёнышем на руках,без всякой надежды на его спасение.К мальчику подбегали дети,гладили животное,за спиной раздавались возгласы удивления,восхищения.Какой-то мужчина фотографиро- вал Антона,пытался взять интервью,но мальчик никого не замечал вокруг.Глаза застилали слёзы.Антон не мог понять:как можно отказать в помощи умирающему,пусть даже животному.И не к кому обратиться!Его переполняла жалость к детёнышу,так и не успевшему познать мир. У Антона было единственное желание – поскорей войти в воду и остаться наедине с другом.В воде Антон осторожно выпустил малыша из своих объятий. Они не успели отплыть далеко,как вдруг дельфин вынырнул и тревожно крикнул в последний раз.Антон только успел поймать его грустный прощальный взгляд.Тело дельфина безжизненно перевернулось на спину. Антон заплакал.Он решил похоронить друга на берегу,чтоб детёныша не растерзали голодные рыбы.Мальчик обхватил рукой хвост дельфина и медленно потянул его к берегу.Трудно поверить,что минуту назад малыш так радовался жизни. На берегу Антон вырыл могилку и закопал тело дельфина поглубже в песок. Он долго не мог уйти,всё плакал,причитая:
- Спаситель мой!Как же так!? Меня выручил,а сам…Прости,не сумел тебе помочь!
На следующий день в местной газете напечатали фотографию Антона с дельфином на руках,а ниже – статья,в которой описывался благородный поступок мальчика,спасшего раненное животное. Антон чуть не разорвал газету от возмущения.В слезах забился в угол ком- наты,всхлипывая: - Этим,лишь бы сенсацию из пальца высосать.На чужом горе... Фотографию из газеты Антон хранил всю жизнь.Но преданнее Финта,он так никого и не встретил.
23.06.2000г.


48. Безнадега

Жила-была злая Собака.
Рычала она и кусалась.
И все разбегались от страха,
Как только она появлялась.

В подвале жила, без окошек.
Внезапно во двор выбегая,
Пугала прохожих и кошек,
Хрипя, от надрывного лая.

С большими бродячими псами
Вступала не раз в перепалку.
И в поисках пищи, часами,
Могла она рыскать по свалкам.

Хозяин ее - слесарь бывший,
Отдавший заводу полвека,
Теперь же, был попросту нищий,
Хромой одинокий калека.

Ходил он с трудом, задыхаясь.
И пил, напивался безбожно.
Ругал вечно власть, не стесняясь.
Кричал, что так жить невозможно.

С утра выходил из подвала
На улицу, в облако пыли.
А рядом Собака бежала.
Похожи они чем-то были.

Вперед шли, без всякой надежды.
Собака, как пес шелудивый.
Он в старой и грязной одежде,
С лохматой, нечесанной гривой.

Вдвоем они шли до вокзала.
Хозяин ворчал что-то строго.
Собака его оставляла,
Бежала своею дорогой.

Средь общего гула и шума,
Судьбе посылая проклятья,
Он, глядя на землю, угрюмо,
Твердил:"Христа ради. Подайте."

И солнце светило всем с неба.
И падали в шапку монеты.
Лежал брусок черного хлеба,
Завернутый кем-то в газету.

Домой возвращался он ночью.
Бутылка лежала в кармане.
Собака ждала его молча.
Два глаза сверкали в тумане.

Кусок колбасы получая,
Лизнет руку верного друга.
Старик, головою качая,
Почешет за ухом зверюгу.

И вместе войдут в комнатушку,
Спустившись по лестнице грязной.
Темно здесь, неубрано, душно.
И хлам стоит старый и разный.

Улягутся спать до рассвета.
Старик - на диван, на пол - псина.
Звучит тихо музыка где-то.
По улице едут машины.

Закончится лето с жарою.
Дожди пронесутся, метели.
Однажды, ненастной порою,
Хозяин не встанет с постели.

Собака завоет протяжно.
Но, дверь будет плотно закрыта.
И станет ей жутко и страшно.
Одна, всеми в мире забыта.

Пройдет пару дней, у соседа
Начнется ремонт в выходные.
И вспомнит он пьяницу деда
И руки его золотые...

Никто не попросит прощенья.
Погасла свеча на могиле.
На камне нет даты рожденья.
Написан год смерти и имя.

Трава, а в ней - красные маки.
Цветут, их никто не срывает.
И призрак лохматой Собаки
Хозяина прах охраняет...

49. Как Щенок искал друзей

В подъезде дома жил Щенок.
Он был ужасно одинок.
Не помнил, как давно он тут.
Был грязен, голоден и худ.

Никто не подходил к нему
И было грустно одному.
Ему хотелось есть и пить,
Но было срашно выходить.

Однажды увидал он мышь.
Она спросила:"Что сидишь?
Дом старый и идет под снос.
Погибнешь здесь ты, глупый пес."

Пошел Щенок искать друзей,
Бежал,по улице своей.
Зима. И все сильней мороз.
Замерзли уши, хвост и нос.

Снег падал с неба на щенка.
Тепла хотелось, молока.
Любой он ласке был бы рад
И всех обнюхивал подряд.

Вначале встретил старика.
Решил:"Возьмет наверняка"
Но тот сказал:"Ты очень мал". -
И, лишь, кусочек хлеба дал.

Две тетки возмущались"Ой!
Лохматый. Да видать больной!
Вот развелись. Нет, просто, сил!
Пойдем, пока не укусил!"

Старушка, с внуком, малышом,
Ворчала:"Вот, нехорошо!
Не трогай пса, вся грязь на нем!
Сейчас же руки мыть пойдем!"

Девчушка в шубке подошла
- Хороший! На руки взяла.
Идем ко мне домой, дружок,
Там мама, папа, кот Пушок.

Щенка помыли, дали есть,
Пушистой, мягкой стала шерсть.
Хозяйке руку он лизнул,
На коврик лег и в миг уснул.

На завтра шел гулять Щенок -
Ошейник, длинный поводок,
Виляет он хвостом своим.
Хозяйка - девочка - за ним.

50. Пес и разносчик газет

Ночь. Исчезло все во мгле.
Одиночество и холод.
Дождь и лужи на земле.
Засыпает старый город.

Дома запертая дверь.
К ней прижался пес бродячий.
Хочет есть замерзший зверь.
Он скулит, как будто, плачет.

И разносчику газет
Тоже туго, весь промок он.
Ни огня, ни света нет.
Чернота закрытых окон.

Бегал он до темноты,
Словно лошадь на манеже.
И кричал до хрипоты:
- Покупайте номер свежий!

Сыро. Он совсем продрог.
Есть охота, даже слишком.
И устало, на порог,
Рядом с псом присел мальчишка.

Далеко идти домой.
Да и что там ждет бедняжку?
Вечно пьяный дед хромой,
Мать, вздыхающая тяжко.

А в ночлежке - грязь и вши.
Денег жаль, они - не с неба.
Прячет он свои гроши,
Чтоб купить немного хлеба.

Пес прижался к малышу,
Словно чувствовал тревогу.
Взглядом говорил:"Прошу.
Пожалей меня немного"

Гладил тот густую шерсть.
Говорил:"Пусть, дождь, ненастье,
Но, теперь, товарищ есть,
У меня. Какое счастье."

Стало на душе светло.
Пса мальчишка обнимая,
Друга чувствуя тепло,
Улыбался засыпая.

Утром вышел дворник злой
Выкрикнув худое слово,
Он прогнал друзей метлой.
Так и начался день новый.

Псу сказал малыш:"Не стой.
Ну, пойдем, заглянем в лавку."
Пес, довольный добротой,
Отвечая, громко гавкнул.

Затерялись в суете
Шумных улиц пес с мальчишкой.
Не найти нам их теперь.
Что ж, на том, закроем книжку.

51. Лиса и Пес
 
Жила Леса в норе,
В лесу, у двух берез.
А в доме, на горе,
Жил добрый старый Пес.

Негромко он рычал
И лаял невпопад.
Но, честно охранял
Хозяйский двор и сад.

В курятнике петух
Да кур десятка два.
Лисицу манит дух,
Кружится голова.

Хозяин - за порог,
Она уж тут, как тут.
Эх Пес, не уберег,
Наседку в лес несут.

Повадилась Лиса
Красть птицу по ночам.
Хозяин выгнал Пса,
Стал караулить сам.

Обидно стало Псу,
Заплакал и ушел.
Остался жить в лесу,
Там дом себе нашел.

А хитрая Лиса
Узнала обо всем,
Пришла в жилище Пса:
- Давай, мол, жить вдвоем.

И Пес простил Лису.
И даже был он рад.
И что нет кур в лесу,
Никто не виноват.

По-прежнему, Лиса
Цыплят таскает в дом.
И кормит ими Пса,
Закончим мы на том...

52. На чердаке под крышей
 
На чердаке, под крышей,
Кот поселился рыжий.
Шаг мягкий, хвост трубой,
Во всем хорош собой.

С пушистыми усами,
Мурлыкать мог часами.
Бродяга, проходимец
И кошек, всех, любимец.

Ходил всегда голодный,
Но, добрый был, не злобный.
Встречал нас на пороге
И терся, всем, об ноги.

Услышав:"Кис-кис-кис!" -
Стрелою мчался вниз,
По лестнице - клубком
И - к миске с молоком.

Однажды, из подвала,
В дом крыса забежала.
От страха, все орут,
А Кот наш - тут как тут.

Схватил ее за хвост,
Хозяину принес,
На коврик положил
И лапой придавил.

Мол, вот он я какой -
Отчаянный герой.
Ни дать, ни взять - храбрец.
Ну, Васька, молодец!

Остался с нами Кот
И до сих пор живет,
Забыл про день вчерашний,
Теперь, он свой, домашний.

53. Собачье сердце (Булгаковские мотивы)
 

Бездомный пес, замерзший и голодный,
К двери подъезда прижимает хвост.
Колючий ветер, снег идет холодный,
Мольба в глазах собачьих и вопрос:

- Ну, почему Вы, люди, так жестоки?!
И к братьям меньшим безразличны Вы.
Наверно, потому и одиноки,
Что не хватает Вам тепла любви.

Меня моя хозяюшка кормила.
Я был доволен жизнью, гладок, сыт.
Собачья старость быстро наступила.
Я выброшен, ненужен и забыт.

И обо мне никто не вспоминает.
Она другого завела щенка.
Берет его в постель, любя ласкает.
И наливает миску молока.

Ошпарен кипятком, избит, измучен,
Испачкан грязью и облезла шерсть.
Я погибаю, так, пожалуй, лучше.
Собачий рай, хоть, где-нибудь да есть...

54. Рыжий кот
 

На чердаке, под крышей,
Кот поселился рыжий.
Шаг мягкий, хвост трубой,
Во всем хорош собой.

С пушистыми усами,
Мурлыкать мог часами.
Бродяга, проходимец
И кошек, всех, любимец.

Ходил всегда голодный,
Но, добрый был, не злобный.
Встречал нас на пороге
И терся, всем, об ноги.

Услышав:"Кис-кис-кис!" -
Стрелою мчался вниз,
По лестнице - клубком
И - к миске с молоком.

Однажды, из подвала,
В дом крыса забежала.
От страха, все орут,
А Кот наш - тут как тут.

Схватил ее за хвост,
Хозяину принес,
На коврик положил
И лапой придавил.

Мол, вот он я какой -
Отчаянный герой.
Ни дать, ни взять - храбрец.
Ну, Васька, молодец!

Остался с нами Кот
И до сих пор живет,
Забыл про день вчерашний,
Теперь, он свой, домашний.

55. Зимняя история
 
Пришла зима. Завыла вьюга,
В глаза бросаясь снежной пылью.
Не видно солнечного круга,
И льдом затянута река.
Сугробы шапками большими
Лежат по улицам холодным…
А птицы кормятся на свалках –
Зимой их жизнь, ох, не легка!

Закутавшись в пальто и шубы,
Спешит народ в свои квартиры,
Спешит к теплу, к родному дому –
Чтоб спрятаться от холодов.
Скулят бездомные собаки,
Поджав хвосты, прижавшись к стенам.
Им трудно выжить без хозяев –
Не каждый взять к себе готов.

По улице я шла однажды,
Отряхиваясь от снежинок,
И на ходу остановилась,
Заметив чей-то грустный взгляд.
Малыш дрожал, сидел в сугробе
И преданно моргал глазами,
Виляя хвостиком-обрубком,
Мне говоря, как встрече рад.

Как сердце сжалось! Эх, несчастный…
Пушистый, маленький комочек!
Прости меня, ты понимаешь:
Тебя мне не позволят взять!
Нет, он меня не понимает!
Он смотрит ласково, игриво,
Как будто говоря: «Хозяйка!
Ну что же ты? Давай играть!»

Из дома вышли мама с дочкой.
Щенок вскочил – бежит за ними.
Девчушка ахнула: «Мамуля!
Давай возьмем его, прошу!»
Мать на беднягу поглядела,
Сказала: «Нет, моя родная!
Он грязный, а к тому же, блохи.
Я на дух их не выношу!»

Ушли. Щенок присел на землю,
Скуля от холода, обиды,
Малышка, уходя, шепнула:
- Прости меня… Удачи, пес!
Навстречу им попался парень,
Немножко пьяный и веселый,
В пальто потертом нараспашку,
В руке мороженое нес.

Щенок залаял и запрыгал,
Надежду новую почуяв.
Ему прохожий улыбнулся:
Сказал: «Привет, хороший мой!
А знаешь, мы с тобой похожи,
Я без семьи, ты, видно, тоже.
Беру тебя! Ты будешь Бобом!
Пойдем, скорей, родной, со мной!»

Они ушли – щенок и парень.
И каждый счастлив был, наверно,
Нашла себе семью собака,
И парень тот – не одинок.

…Сама я видела все это!
Идя домой, я улыбалась.
Тем зимним днем я получила
Добра и чуткости урок.

56. КОТЕНОК
 
Может мальчик, может быть девчонка
Бросила на улице котенка.
Он сидел и жалобно мурлыкал,
Мордочку ко всем прохожим тыкал.

Девочки забыли про игру,
Мальчики футбол остановили
Все вокруг котенка обступили,
Смотрят, как дрожит он на ветру.

«Пацаны, котенок хочет есть!» -
Тут заметил пятиклассник Витя,
«Ну-ка приносите всё, что есть,
Не скупитесь, поскорей несите».

Мигом  срываются с места ребята,
Сахар приносят, компот, колбасу,
Кто молоко, кто – немного салата,
Словом, что могут, котенку несут.

Ну а котеночку- манная каша
Нравится больше, чем рисовый суп.
Тут выбегает из дома Наташа:
«Дайте, котенка к себе унесу.»

«Маму просила я. Мать разрешила.
Мама сказала: « Ну ладно, бери.»
На руки ловко его подхватила.
Парни ее провели до двери.

Нынче котенок живет у Наташи.
Сытый, веселый, смешной и домашний.
Ну а ребята приходят порой
Полюбопытствовать: как их герой.
 
57. Щенок
 
Постучится тихо в двери
Заблудившийся щенок
Ткнётся носом и несмело
Заскулит и отойдёт
И нескладною походкой
Побредёт куда-то вдаль
Не дождавшись, что откроют
С предложеньем – ночевать.
Покатился по дорожке
Неумелый колобок
А ему уже вдогонку
Кто-то бросил: Мой, дружок.
Он несмело обернулся
Через блеск, скользящих слёз
Увидал и, улыбнулся
Перелез через порог.

58. Бедолага

Не могу смотреть без слез,
Во дворе голодный пёс.
Страшный с виду, не здоровый,
Он ничейный, он дворовый.

На людей глядит с опаской:
(Как его не жалко?)
Угостил бы кто колбаской,
Да, не стукнул палкой.

Не стерплю, возьму котлету
(Хватит хмурить брови!)
Эй, дружок, кончай диету,
Кушай на здоровье!

Завилял хвостом дружище,
Слопал с наслажденьем.
Чую я, подобной пищи
Ты не ел с рожденья.

Что поник, не надо плакать,
Вовсе ты не страшный,
Был ничей ты, бедолага,
А теперь домашний.

59. За окошком

За окошком, за окошком
Плачет кошка, плачет кошка.
И не спит ночами Маша:
"Это наша, мама, наша,
Это наша плачет кошка.
Ты впусти ее. Немножко
Пусть погреется она
У каминного огня".

"Моя дочка, моя дочка,
За окном танцует ночка.
Позовем мы эту кошку,
Назовем ее Тотошкой.
Дай ей хлеба, колбасы,
Пусть приснятся тебе сны".

И в комок свернулось тельце.
Моя дочка, твое сердце-
Самый яркий огонек!

60. Буська - часть 1 - Найдёныш
 
«Ах, какая кошечка! – восхитилась внучка, –
Как она мне нравится! Буду с ней играть!
Заберу с собой её, будет моя дочка.
Надо эту кисоньку Бусинкой назвать»!

       Весна так рано вступила в свои права, что к началу мая казалось, будто повсюду уже вовсю хозяйничает лето. Солнце палило нещадно, подарив всем вокруг по горсти веснушек и позолотив кожу загаром.
       От жары мы спасались на даче, где деревья дарили тень, а прохладная вода из душа слегка остужала кожу.
       Однажды приехав на дачу, мы услышали, что под кустом виноградной беседки кто-то пищит. Заглянув под зелень, увидели маленькую кошечку. Она была настолько мала, что уместилась на ладошке у внучки Танюшки.

       Беленькая с темно-серыми полосками, в ершистой шубке – чудо, а не котенок! У киски были серые ушки, ровная серая чёлка почти до самых глаз. Лапки были серенькие, как будто кошечка одела носочки. На белой мордочке выделялся тёмный нос и чёрное пятнышко на лбу в виде длинной капельки – бусины.
       – Ах ты, Бусинка! – восхитилась внучка. – Бабуля, давай возьмём её домой. Я с ней играть буду. Научу её всему-всему! У меня же нет ни братика, ни сестрёнки. Вот она и будет мне подружкой.
       Решено было оставить гостью у себя. В то лето мы частенько оставались на даче с ночёвкой, так что Буся – так мы назвали киску – жила вместе с нами.
       Удивительно чистоплотная, умница, послушница, она каждый день чем-нибудь удивляла нас и развлекала. Она стала всеобщей любимицей. Танюшка часами играла с ней в мячик, скакалочку, таскала по всей даче, показывая бабочек, стрекоз и жуков.
       Лето пролетело очень быстро. Красавица наша подросла, превратилась в изящную кошечку в «песцовой» шубке с тёмными полосками и чёрными горошинами по спинке. Осенью Танюшкина прабабушка забрала её к себе домой, чтобы не скучать долгими зимними вечерами.
       Бусю отмыли, расчесали и разрешили занять лучшее место на маленьком стареньком диване, а вот на кровать бабушка не разрешила лазить. Кошка поняла это сразу и никогда не поступала своевольно.

       Так наша семья пополнилась ещё одной родственной душой.

61. О бездомной собаке
 
В будке, развалившейся на части,
Ощенилась сука в январе.
Пять щенков пятнисто-рыжей масти
Жалобно скулили в конуре.

Стылый ветер в упоенье власти,
Обжигает с головы до пят.
Пять щенков пятнисто-рыжей масти
Тёплыми комочками лежат,

К матери прижавшись, словно к печке,
Потихоньку тянут молоко,
И стучат, трепещут их сердечки.
Им тепло, уютно и легко.

Ну, а мать, от снежной круговерти
Прикрывая тощим телом всех,
Думает, как им спастись от смерти,
Как им выжить в этой суете?

Лязгая от холода зубами,
Подтянув, голодный свой живот,
Добрыми, просящими глазами
Смотрит сквозь дыру на небосвод.

Может, им Господь пошлёт спасенье?
(Пусть не люди, но ведь дети всё ж).
А она отслужит без сомненья,
Сторожей хороших, где возьмёшь?

Ведь она прекрасная овчарка,
И ведь были, были времена,
Что вступала с ходу в перепалку,
Сторожила дом большой она.

Да хозяин запил – проигрался,
И хозяйка прогнала всех прочь.
Жизни ритм нарушился, сломался,
Больше некому им всем помочь.

И метель, мольбам бедняги внявши,
Вдруг затихла, ветер присмирел,
Чистый снег искрящийся, звенящий
Песню колыбельную запел.

Чуткий сон сморил семью собачью.
Им не ведом чёрной ночи страх.
Спит овчарка, ставшая бродячей,
Видит сон о лучших временах.

62. Бездомным животным
 
По подвалам, по подъездам
Бродят кошки всех мастей.
Их задача - что-то скушать,
Только б день прошел быстрей.

А что будет, то и будет.
Может сжалится дитя,
Принесет к себе в квартиру
И оставит навсегда.

Будет там тепло и сытно,
Как в твоем вчерашнем сне.
И поэтому котята
Доверяют ребятне.

Бродят кошки и собаки -
Нет у них друзей-людей.
И тогда одна задача -
Лишь бы день прошел быстрей.

2009г

63. Просто Пёс.
 
Как меня зовут?  Никак.
Конечно, как-то звали раньше. Но меня так долго не называли моим именем, что я его забыл. Так что можешь называть меня просто «Пёс». А если у тебя есть, чем меня угостить – то я непротив.
Только не хлеб - от него живот болит. Вот если бы колбаски…
Нет… Ну да ладно.
  На чем я остановился?… Да, когда-то у меня было настоящее имя, и Хозяин был, и дом, и миска для еды, и еда в миске. Это было очень давно, когда я был маленький.  А потом я потерялся, или Хозяин потерялся.  Скорее всего, что он. Может быть, когда-нибудь я его найду… Хотя, он меня не узнает: я теперь не тот хорошенький щеночек, каким он меня помнит.
  Как ты думаешь, я красивый? Наверное - не очень, на улице на меня никто внимания не обращает. Пёс как пёс, самый обыкновенный, бежит себе куда-то по делам. Хотя дел-то у меня никаких нет, делаю вид, что спешу куда-то, и неважно, что вкусненького в сумках несут. А на самом деле ужас, как есть хочется!
 Попросить? Как?  Можно жалостливо в глаза посмотреть и облизнуться, или немного пробежаться за сумкой, вернее за человеком, тоже действует, но не всегда.
  Чаще все делают вид, что меня просто нет. Идут себе и идут, несут свою колбасу домой. Конечно, на нас всех колбасы не напасёшься.
А может боятся, что я потом  привяжусь, так и буду бежать по пятам, если меня раз угостить?
Нет, не привяжусь, у меня же есть хозяин, и где-то есть дом, и миска, а в миске еда…
  Ладно, давай свой хлеб.
Ты уже пошел? А в какую сторону? Знаешь… нам  по пути, у меня как раз дела в той стороне…

64. Котёнок

Я нашла в саду котёнка.
Он мяукал и дрожал.
Может быть его побили?
Потому он и сбежал.

Помогу твоей беде!
Я возьму тебя к себе,
Молочка тебе налью
И тихонечко спою.

65.  ***
 
В городе незнакомом
Встретил родную душу:
Пёс снежно-грязным комом
Планы мои нарушил.

Выл на луну всё волком,
Страшным казался внешне.
Я и не понял толком
Песни его нездешней.

Но не ушёл. Колбасным
Духом наполнил утро.
Псу сразу стало ясно:
Нужен ещё кому-то.

Смотрит в глаза мне часто,
Ты не прошёл, мол, мимо.
Верный такой. И счастье -
Звать его просто Бимом.

66.   "РЫЖЕ-БЕЛОЕ  ЧУДО"
               
               
     Вот уже полчаса Анна Сергеевна стояла у окна, ожидая со школы дочку-первоклашку. Обычно девочка приходила вовремя, а сегодня  почему-то задерживалась. Взволнованная женщина прислушивалась к своему внутреннему голосу: сердце-вещун всегда подскажет, если с ребенком что-то  не так. Но в этот раз сердце молчало. Значит, все в порядке, зря разволновалась. Может, с подружками заболталась, или учительница после уроков  задержала, мало ли в школе важных дел? Не зная, что и думать, Анна Сергеевна то и дело со страхом поглядывала на часы. «Еще минута и пойду искать», - решила она, но тут на аллее, ведущей к дому,  мелькнула знакомая желтая шапочка, и вскоре маленькая девочка вбежала в подъезд.
«Слава Богу, жива!» - прошептала Анна Сергеевна и, напустив на себя строгий вид, приготовилась встречать любимое чадо. Зазвенел звонок, дверь открылась. На пороге, сияя улыбкой, стояла Галинка. Строгость как ветром сдуло, Анна Сергеевна тоже улыбнулась, и только теперь заметила, что дочка что-то прячет, бережно прижимая руками к животу.
-Что там у тебя?
-Котенок! Хорошенький!
Галинка раскрыла ладошки и показала маме грязное, дрожащее от холода и страха, крохотное существо непонятной окраски.
-И где ты нашла это чудо?
-Возле соседнего дома. Кто-то выбросил котят на улицу, всех разобрали, а этот остался. Он сидел в коробке из-под рафинада, провожая прохожих взглядом, и жалобно плакал. Как будто хотел сказать: «Эй, кто-нибудь, посмотрите, какой я маленький и хороший! Пожалейте! Мне плохо одному!» Я взяла его в руки, он согрелся и замолчал. Малыш погибнет без мамы, давай его оставим у себя! Пожалуйста! Ты же давно хотела купить мне собаку, пусть вместо нее будет котенок.
-Что ж, пусть живет, я не против, только давай сначала вымоем твоего нового друга, - улыбнулась Анна Сергеевна.
-Ура!!! Спасибо, мамочка, - радостно воскликнула дочка, и  быстро сбросив куртку, понесла своего питомца в ванную.
           Котенка мыли в трех водах с мылом и шампунем. Кроха  терпеливо ждал окончания водных процедур, не царапался и не вырывался, а струя теплой воды понравилась ему  больше всего.  Он пробовал поймать ее лапами, струя не давалась, брызги летели во все стороны, котенок вертел головой  и жмурился от попадавших на мордочку  капель, а, наигравшись, устало закрыл глаза.
-Намучился, бедненький! Ну, ничего, у нас тебе понравится, - приговаривала Галинка, заворачивая котенка в чистое полотенце. Девочка не спускала с рук драгоценный сверток, так как, оставшись без присмотра, малыш начинал громко мяукать.
-Пока наш дом для него чужой. Погоди немного,  обсохнет, освоится, кошки быстро привыкают к новому месту, - объяснила Анна Сергеевна.
Словно услышав ее слова, котенок завозился в полотенце и выбрался наружу. Взъерошенный, похожий на мокрого крысенка, и немножечко смешной, малыш уселся на мягком ковре и  принялся приводить себя в порядок. А мама с дочкой смогли, наконец, хорошенько  рассмотреть нового члена  семьи: огромная голова, худенькое тельце, короткий, грязно-серо-зеленоватый хвостик, голубенькие глазки, и яркая, рыже-белая окраска.
-Мама, он – прелесть! - восторженно произнесла Галинка.
-Да что там говорить, кот будет шикарный! Надо бы ему имя придумать.
-Я уже придумала, пусть будет Афанасий.
-Фоня-Афоня… Что ж, подходящее имя для кота. Мне кажется, оно ему идет, - похвалила Анна Сергеевна. – Однако, «соловья баснями не кормят», следовательно, надо покормить твоего любимца, да и нам давно пора пообедать.
И счастливая троица отправилась на кухню.
 
Пока мама разогревала успевшие остыть котлеты и суп, дочка дала котенку маленький кусочек хлеба. Афанасий с громким урчанием набросился на еду и тут же съел, как будто ничего вкуснее на свете не было.
-Ну и аппетит! А котлетку будешь? – спросила Анна Сергеевна, открывая холодильник.
Афанасий зашипел, ощетинился, прыгнул на котлету и, тут же вцепившись в нее зубами, утащил под стул. Видно боялся, что кто-нибудь отнимет. Спустя пару минут котенок появился, довольно облизываясь, и направился в коридор искать туалет.
-Сразу видно – мужик с характером! Не успел в доме появиться, как начал свои порядки устанавливать, - проворчала Анна Сергеевна, но беззлобно, с ноткой уважения.
Побежали дни. Котенок быстро рос, и с приходом весны превратился в рыже-белого красавца в белых чулочках, пышных панталонах и длинным пушистым хвостом.
Галинка привязалась к Афанасию и полюбила всем сердцем. Каждое утро кот провожал свою маленькую хозяйку в школу, а потом, усевшись на подоконнике, терпеливо ждал ее возвращения. После уроков девочка спешила домой и играла с ним: пеленала, как куклу, укладывала в коляску, пела колыбельные песенки, разговаривала. Афоне так нравилось кататься, что он подолгу мог лежать, не шевелясь, и слушать знакомый голос. Иногда неразлучная парочка засыпала  прямо на ковре, среди кукол и игрушечной мебели, потом просыпалась и продолжала играть до тех пор, пока мама не приходила с работы, и тогда они счастливой компанией шли ужинать. А ночью, когда после прочитанной сказки мама гасила свет и уходила, кот забирался к Галинке под одеяло, ложился под теплый бочок и пел песенки, под которые девочке снились самые красивые сны.

Наступило лето, а с ним и школьные каникулы. На детской площадке возле дома с утра до позднего вечера резвилась детвора. Галинка брала Афанасия с собой, сама играла с подружками, а кот лежал где-нибудь поблизости в тенечке и наблюдал за своей хозяйкой или дремал. Он по-прежнему не выносил одиночества.
Одним теплым воскресным утром девочка замешкалась в прихожей, и кот через открытую дверь выбежал на улицу первым. Когда Галинка спустилась по лестнице, возле подъезда никого не было.
-Кис-кис-кис, Афоня, я уже здесь! – позвала она, но в ответ  никто не отозвался.
Девочка обыскала кусты и высокую траву – никого. Кот бесследно исчез. Галинка бросилась домой и, громко рыдая, сообщила маме, что их любимец потерялся.
-Не плачь, давай поищем вместе, - попыталась успокоить Анна Сергеевна.
Женщина быстро сняла фартук, в котором готовила обед, выключила плиту и, на ходу поправляя волосы, выбежала из квартиры вслед за дочкой.
Они долго искали Афанасия: на детской площадке, в близлежащем парке, возле соседних домов, но не нашли, и огорченные вернулись домой. Галинка долго плакала, лежа на кровати. Мама звала обедать, но дочка отказалась. Видя ее страдания,  женщина  с трудом сдерживала слезы и, чтобы как-то утешить дочь,  предложила:
-А давай походим по соседям, может, они смогут нам помочь?
-Давай! – оживилась Галинка, вытерла глаза  и побежала в прихожую обуваться.

Они ходили из квартиры в квартиру, поднимаясь с этажа на этаж, но соседи только сочувствовали и разводили руками, кота никто не видел. Оставалась последняя надежда – баба Зина – «прокурор», одинокая женщина,  любившая проводить свободное время  на балконе.
Жила бабуля на пятом этаже, только работала  вовсе не в суде, а уборщицей в магазине, и прозвище свое получила за  чрезмерное любопытство. Она все про всех знала и ни одна семейная тайна не могла укрыться от вездесущей  старушки даже  за закрытыми дверями.
Держа дочку за руку, Анна Сергеевна решительно нажала на кнопку дверного звонка. Дверь тут же отворилась, как будто хозяйка  ждала, когда ей позвонят:
-Здра-а-сьте! Котика своего ищете? Как же, как же, знаю… Только напрасно все это.
-Почему? – удивилась Анна Сергеевна. – Возможно, кто-то видел нашего Афанасия…
-Видел, да не скажет! Знаешь, какой сейчас народ вредный! А я вот разумею, что котика-то бомжи умыкнули. Больше некому… Они так и шныряют вокруг да высматривают, где бы какую животинку найти. А ваш-то кот  вон какой красавец был, всем бомжам на загляденье.
От таких слов Галинка чуть снова  не заплакала и потянула маму за руку, чтобы уйти. Видя, как задрожали губы девочки, баба Зина хмыкнула:
-Чего ты, детонька, плачешь? Это ж просто кот! Людей любить надо, вон их сколько бездомных, несчастных по помойкам промышляет. Не от хорошей же жизни… А котов на свете много, мамка тебе еще лучше принесет!
-Спасибо, бабушка, за совет, только мы еще поищем, - сказала Анна Сергеевна.
-Дело ваше, только ведь  не найдете, - снова ухмыльнулась старуха и захлопнула дверь.
А мама с дочерью вернулись домой ни с чем.
-Он не мог уйти, мы же его так любили, правда? – размазывая слезы по щекам, спросила девочка.
-Конечно, и мы его обязательно найдем! Обязательно, слышишь?! – твердо сказала мама.

С тех пор в их уютном доме поселилась грусть. Никто больше не приветствовал  хозяек радостным мяуканьем, никто не пел Галинке волшебных песенок перед сном, никто не сидел на подоконнике среди цветочных горшков. В уголке на кухне стояли пустые кошачьи мисочки… И девочка  больше не смеялась,  не играла в куклы, не гуляла с подружками, а проводила долгие часы возле открытого окна, глядя на играющих детей. Она отказывалась от еды и мама, как не старалась, ничем не могла ее развеселить. Галинка больше не была похожа на веселого, жизнерадостного ребенка: личико осунулось и посерело, носик заострился, а  грустные, полные душевной боли, глаза смотрели с немым укором.
Анна Сергеевна, опасаясь за здоровье  дочери, вынуждена была взять внеочередной отпуск, чтобы быть всегда рядом. Она с трудом уговорила девочку пойти в парк на аттракционы. Там Галинке понравилось. Катаясь на каруселях, девочка ненадолго отвлеклась от грустных мыслей и даже улыбнулась маме. С того дня они ходили в парк каждый день…

Однажды вечером пришла дальняя родственница и принесла крохотного котенка. Пока женщины пили на кухне чай, Галинка играла с малышом в своей комнате. Но когда пришли  взрослые, девочка читала книгу, а котенок сидел в корзинке.
-Теперь это твой котенок, бери его! – сказала родственница.
-Спасибо, у меня уже есть Афанасий, буду его ждать, - ответила девочка.
Пришлось вернуть кроху прежним хозяевам.

Пролетело лето, снова наступил сентябрь. Стояло солнечное воскресное утро. По своему обыкновению Галинка выглянула в окно и не поверила глазам: в густой траве возле дома сидел рыже-белый  кот и смотрел прямо на нее.
-Мама, - зазвенел детский голосок, - он вернулся!!! Мой Афанасий вернулся!!!
            Девочка рванулась в подъезд, и стала быстро спускаться по лестнице. А верное животное, шатаясь и прихрамывая, побрело ей навстречу.
Трудна была дорога домой…

67. ДОГ
 
Дог в осенней мёрзлой стуже
До костей почти продрог.
Он, наверное, простужен –
Незнакомец чёрный дог.

Рост у пса такой огромный,
Может быть,  повыше крыш!
 Дог дрожит.
 – «А вдруг  бездомный?» –
 Призадумался малыш.

 Угостил ириской дога,
 Поманил идти с собой.
 Пёс погрыз ирис немного,
 Но пошёл к себе домой.

68. ВОРОБУШЕК

У воробушков – беда,
Выпал птенчик из гнезда.
Был он милым, но упрямым
И совсем не слушал маму.

Он хотел в гнездо лететь,
Только  это бы – суметь!
Как он крыльями махал! –
Только в небо не взлетал.

Увидав кошачьи лапы.
Птенчик в ужасе заплакал.
И почти из пасти кошки
Мальчик взял его в ладошки,

Подбодрив птенца словами
Возвратил счастливой маме.
Кошка снизу смотрит зло,
А вот птичкам повезло!

69. НЕПОРОДИСТЫЙ ЩЕНОК
 

Под дождем   совсем промок
Непородистый щенок.

До него дождю нет дел,
Пес грустил,  дрожал,  терпел…

Я-то вижу   –    он герой!
И позвал  его домой.

А щенок    стоит,  невесел, –
Хвостик     жалобно  повесил,

Дождь стекает с шерстки в лужи…
Мне такой щенок и нужен! 

70. ПОЧЕМУ СОБАКА ПЛАЧЕТ
 

Почему собака плачет
И с поджатой лапой скачет?
Повредила, видно, лапку –
Поделюсь с ней шоколадкой.

 – Кушай, милая собачка,
Дам тебе ещё «жевачку».
 На, попробуй, очень сладко,
 Заживет быстрее лапка!

Угощенья пес понюхал
И лизнул ребенка в ухо.
Благодарен он ребенку –
Только псу нужна зеленка.

71. Помогите котёнку согреться
 
Под дождём чуть колеблются ветки,
Украшает листва тротуары,
Возле старенькой дряхлой беседки
Засыпает котёнок усталый.

Ему снится сияние дружбы,
Детских рук позабытая ласка.
Никому в этом мире не нужный,
Одинокий, дрожащий, несчастный,

Он надеется встретить кого-то,
Тихо бьётся наивное сердце.
Не жалейте тепла и заботы,
Помогите котёнку согреться!

72. Кот и псы
 
Басня

Кот брошенный сидел
в прибрежных камышах,
Домашним видно был, всего боялся,
Не очень разбирался и в мышах,
Уж на обед другой бы постарался.

И жизнь не в жизнь,
не просто умереть,
Бровь исцарапана, пустое брюхо,
И благо, что на солнышке помлеть,
Но безопасность бдить хотя бы ухом.

Случись двум псам
тут мимо пробегать,
Бродяжки тоже, в поисках на завтрак,
Наш кот вскочил, взъерошил стать,
И между ними сиганул внезапно.

Оторопев
от дерзости такой,
Псы обошли внезапную опасность,
Мораль,
уж если знаешь что-то за собой,
Не суетись пред псами понапрасну.

73. Про кошку
 
Кошка была бездомная. Она была тощая, с огромными желтыми глазами и совершенно серая (ночью это было хорошо). Но по ночам люди не ходили, да и она, в общем-то, спала. Гуляла она тогда, когда требовал природный инстинкт. Инстинкт добавлял ей новую проблему – искать еду приходилось не только для себя, но и для своих деток. Она жила во дворе большого дома. Ой, сколько там было людей - взрослых, подростков, детей…

Но это были совершенно чужие люди, не ее, и никому она не была нужна. Впрочем, это было не совсем так - в доме были люди, которые подкармливали ее. Она как-то забежала в открытый подъезд дома и пошла наверх – оттуда доносился очень вкусный запах. Как потекли у нее слюнки, как заурчало в животе… Она по запаху дошла до двери и замерла перед нею – ни за что она не уйдет отсюда, просто не сможет оставить такой вкусный запах, это свыше ее сил! Она лизнула дверь - дверь была холодная, металлическая и совершенно безвкусная. Кошка села и неотрывно стала смотреть на нее – неужели ей не удастся попробовать этой вкуснятины? Но дверь не открывалась, потом потихоньку стал пропадать и такой замечательный, совершенно изумительный запах.

Кошка пошла вниз, голод мучил ее, но дверь в подъезд оказалась запертой. Кошка царапала дверь, пыталась подрыть под нею лаз, но кирпичные стены и металлическая дверь не позволяли ей выбраться наружу.
Долго она билась, чтобы выбраться, а потом жалобно заплакала (а как плачут кошки – они мяукают грустно-прегрустно). Вдруг на лестничной площадке первого этажа открылась дверь и оттуда выглянула женщина.
- Это кто здесь так горько плачет?
Кошка ринулась к двери и женщина увидела ее. «Сейчас милая, я открою тебе дверь» - и она скрылась в квартире.
Кошка пошла к входной двери – если она выберется из подъезда, она найдет остатки еды возле мусорной кучи и поест. Кошка очень не любила свалки. Она была воспитанной кошкой - ее маму выкинули хозяева, но она жила в доме и знала, что туда выбрасывают только испорченную пищу, мама научила кошку, что лучше ловить мышей или птичек, правда, мышей во дворе не было, а птички всегда были начеку.

Дверь первого этажа открылась, оттуда вышла женщина и пошла вниз, в руках у нее была посудина, а в ней – еда!!! Кошка замяукала от восторга и нетерпения – ей не придется идти на мусорную кучу. Женщина выпустила ее на улицу и поставила перед ней плошку с пищей….
Кошка спала и видела замечательный сон –она лежит на коленях у женщины и та ласково гладит ее по спине, животу, а рядом стоит большая миска, полная вкусной еды.

На следующий день, кошка увидела другую женщину, от которой вкусно пахло вчерашним замечательным запахом и ее неудержимо потянуло за ней. Женщина поднялась наверх и увидела, что за ней идет кошка -
«Эх ты, горемыка, я вынесу тебе еды, подожди!».
Так кошку стали кормить две женщины. Кошка полюбила их за доброту, но она очень хотела чтобы ее взяли в сначала в дом, потом на колени. Кошки тоже мечтать умеют!

Первая женщина, вынося ей пищу всегда говорила – «Не могу я взять тебя в дом – меня часто не бывает (она жила одна), с кем ты останешься? Я буду переживать за тебя». Вторая женщина ничего не говорила и кошка вдруг подумала, что раз она молчит, то может быть заберет ее себе и разрешит забраться к ней на колени?
Однажды, когда она шла домой, кошка поспешила впереди нее и, дождавшись когда женщина откроет дверь в подъезд, молча кинулась к двери в квартиру.
 - Сейчас я зайду в дом, который станет моим, неужели она выставит меня на улицу?!
Женщина не спеша открыла дверь, кошка решительно шагнула внутрь… на пороге квартиры стоял огромный пушистый кот - «здесь живу я!», было написано на его морде, – «и никого нам сюда не надо!»
Кот молча и многозначительно смотрел на кошку, толстый и сытый, он не знал что такое быть голодным и мерзнуть под холодными ветрами и в промозглой сырости.
- Простите, а можно мне зайти, я очень… - начала было говорить с ним кошка, но кот не шелохнулся с места, а кончик хвоста начал сердито мотаться из стороны в сторону. Кошка побоялась пройти мимо него – вдруг он ее поцарапает. Не зря говорят про кошачий род – ушки, когти, хвост.
- Ты уж извини, - сказал женщина, - он свою территорию не хочет делить ни с кем, даже с такой воспитанной кошкой как ты!

Она вынесла кошке еду и закрыла за ней дверь….
В подъезде, который стал ее пристанищем жили другие люди. В одной из этих квартир жил кот, он был хозяином в своем доме и не хотел ни с кем ничем делиться. Но в других квартирах ведь никого нет, почему ее никто не хочет брать? Она так бы любила их…
- Возьмите меня к себе, возьмите! Ну пожалуйста, а я буду давать вам взамен ласку и тепло……

74. Папа ежонка из леса принёс
 

Папа ежонка из леса принёс
Дочке своей на показ.
-Иглы – колючие!
Вздёрнутый нос!
Чёрные бусинки глаз!

…Полное блюдце
Стоит с молоком.
Ёжик ни ест ничего.
В тряпках скрутился
Невзрачным комком,
Дышит взахлёб, тяжело.
Топает ночью на кухне один.
Спать не даёт никому.
Может, соседям его отдадим?
Нам-то уже ни к чему?
…Всем надоел.
И однажды под дождь
Выброшен был без стыда.
С грустью смотрел
Обездоленный ёж,
Как растекалась вода…

75. Котенок
 
Над краем картонной коробки возникла маленькая серенькая мордочка котенка. Его крошечные ушки подрагивали, прислушиваясь к различным звукам, а смышленые желтые глазки осматривали грязную неприветливую улочку, на которой он вчера оказался – совсем один.
Котенок зевнул и жалобно мяукнул. Даже не мяукнул, а пискнул, зовя ту, что всегда его защищала, кормила, грела и очень любила – маму.
Ведь сейчас просто наступил новый день - обычный и в то же время полный неизведанных приключений.
Только мамы почему-то больше не было рядом.
Резкий порыв холодного ветра взъерошил серую с черными полосками шерстку малыша, заставив его задрожать и сжаться в комочек.
Где же мама? Почему ее нет рядом? Почему не греет?
А где братья и сестрички?
Котенок снова высунул мордочку в надежде, что сейчас пройдет совсем чуть-чуть времени, и мама обязательно появится. Она просто придет и укроет от всех опасностей этого неохватного мира.
Но на улице никого по-прежнему не было. Только тучи стали темнее, а ветер – злее.
Застучали первые капли дождя.
Смутно припомнился вчерашний день – самый страшный день в жизни малыша.
Пришли какие-то существа в тот момент, когда мамы не было рядом. Она ушла искать пищу, уверенная в том, что маленькое теплое гнездышко никто не найдет.
Но те существа нашли. Они называли друг друга странными словами – «ребята», «играть», «давайте», «коля» и «максим». Эти «ребята» говорили что-то еще, но котенок больше не смог запомнить что, потому что почувствовал ужас, сжимающий его маленькое сердечко.
Рыжая сестренка боялась еще больше – она начала отчаянно пищать.
Эти существа оказались противными и злыми: они стали мучить беззащитных малышей, делая больно и вызывая страх…
Малыш выпустил крохотные коготки и ударил лапу того, кто его держал.
- Ой! – Воскликнул чужак и неожиданно отпустил котенка.
Удар о жесткую землю причинил боль, но еще хуже было то, что существо со всей силы пнуло его – так, что малыш отлетел в сторону и куда-то свалился.
Было темно и сыро. Противно пахнущая вода намочила шкурку, пронизывая все тельце нестерпимым холодом.
На глаза наворачивались слезы, и очень хотелось позвать маму, но малыш боялся, что его услышат те злые «максимы» и «играть» и снова начнут мучить.
Надо тогда просто потерпеть и подождать, пока придет мама. Она обязательно прогонит противных чужаков и найдет его, и спасет.
Но из темноты угла раздалось столь пугающее шипение, что малыш тут же шарахнулся и бросился бежать, не разбирая дороги. Он несся столь быстро, что, казалось, его маленькое сердечко вот-вот выпрыгнет из груди.
Как он оказался здесь – на этой пустынной и недоброй улице – котенок не помнил…
Дождь усиливался: теперь с неба падали не просто редкие большие капли, а косые частые струи. И временное убежище малыша, к сожалению, никак не могло защитить его от воды.
Котенок стал неловко выбираться, цепляясь маленькими лапками за край размокающей коробки. Ведь мама так и не пришла, не нашла его и, значит, придется самому искать тепла и защиты от дождя.
Малыш неторопливо бежал вдоль высоченной растрескавшейся стены, на самом верху которой, под едва выступающей крышей, виднелись крошечные окна. Он поворачивал голову то в одну сторону, то в другую, высматривая укрытие. Но ничего не мог найти. Едва его зоркие глазки обнаруживали какой-то уголок, как оттуда раздавалось или злобное шипение огромной крысы, или же вода захлестывала все под навесом, вынуждая продолжать путь.
Малыш весь промок, ему стало совсем грустно и одиноко. Все более и более отдаляясь от места ночлега, он чувствовал, как возрастает страх перед большим и полным опасности миром.
Но упорно продолжал двигаться вперед.
Неожиданно улица закончилась, теперь перед котенком простиралось что-то большое и очень шумное: перед ним, страшно рыча, проносились огромные железные монстры, источавшие странный запах, и сновали большие существа, похожие на тех чужаков, что вынудили малыша бежать прочь от родного дома.
Котенок прижался к земле, испугавшись всего того двигающегося и издающего ужасный шум, его мокрая шерстка встопорщилась, а маленький хвостик распушился.
Мир оказался жестоким и страшным. Существ и странных монстров оказалось так много, что просто невозможно было за всеми уследить. А сколько запахов! Пахло иногда даже вкусно, но все-таки чаще – чем-то странным и отталкивающим.
Надо было бежать назад – в свою мокрую и холодную коробку. Там плохо, но зато никто не обижает…
Вдруг одно существо с какой-то штукой над головой, защищавшей от дождя, остановилось и посмотрело прямо на котенка. Этот чужак был меньше остальных, но все равно внушал опасения.
- Бедненький… тебе же совсем холодно…
«Давайте» внезапно стало куда меньше, чем было только что, и котенок понял, что оно просто присело.
Маленькая лапка без шерсти доверчиво протянулась к самой мордочке котенка.
- Ты весь промок… тебе, наверное, очень холодно…
Надо было бежать, но котенок смотрел в большие глаза существа и не видел в них угрозы. Только удивительные тепло и ласку.
- Как тебя зовут? Меня Элли! – Существо говорило странные слова, которые были совершенно непонятными, но казались добрыми. – Ой, я так бы хотела тебя взять с собой…
Тут голос существа стих, большие добрые глаза наполнились слезами.
- Но мне мама не разрешает… а мне так хочется…
Мама! Этот чужак, ставший снова большим, сказал чудесное слово «мама».
Котенок тихо протянул:
- Мяу…
- Мне тоже очень бы хотелось. Но, понимаешь, все-таки нельзя…
Что существо говорит? Что это за слово такое «нельзя»? Оно же говорит о маме! Оно, наверное, знает, где мама…
Котенок робко сделал шаг навстречу и повторил:
- Мяу!
- Бедненький… мне даже угостить тебя нечем… хотя, может, ты ешь такое?
И снова протянулась лапка, на которой лежало что-то странное и совершенно незнакомое – светлое и ни на что не похожее. Малыш принюхался, но не решился взять угощение.
- Попробуй, котик. Это вкусно.
В животике заурчало, напоминая о том, что котенок не ел со вчерашнего дня. А это угощение хотя и пахнет непривычно, но, может, утолит хоть на какое-то время голод?
- Это булочка, - сказала Элли, - это все, что у меня есть.
Малыш нерешительно лизнул кусочек. Вкус также удивлял, но все-таки не вызывал отвращения. Он нерешительно начал жевать, не чувствуя удовольствия, но уже и не в силах отказаться от еды.
Тем временем дождь прекратился, и в просвете между тучами мелькнул солнечный лучик, наполняя все прекрасным сиянием. Существо перестало вызывать страх. Холод, сковывавший маленькое тельце, постепенно отступал, а внутри разливалось приятно тепло, вызванное тем, что чужак назвал «булочкой».
- Извини, малыш, мне надо идти…
- Мяу!
Ведь существо «элли» говорило о маме. Оно сказало «мама»…
Только почему-то добрый чужак вдруг быстро стал уходить – так быстро, что котенок за ним не поспевал.

До самого вечера котенок проплутал по незнакомым улицам, стараясь держаться подальше от того, что грохочет, ревет и шумит, пока случайно не нашел чудесное укрытие, защищавшее и от непогоды, и от чужих глаз. Это был маленький садик с красивым домом, в подвале которого не было ни крыс, ни железных монстров, ни злых «ребята».
Малыш нашел себе теплый и мягкий уголок, из которого можно было смотреть на небо. Он глядел на то, как высоко-высоко зажигаются яркие точки, разливающие мягкий свет, и вспоминал своих братишек и сестренок. И, конечно же, маму…
Как было здорово возиться в гнездышке, как ему нравилось прижаться бочком к сестренке! Его ласково умывал братик, а он делал то же самое, зная, что тому это очень приятно.
И мама… она пела такую замечательную песенку, что вся жизнь казалась прекрасной, а дом – уютным. И не было ни невзгод, ни горестей – только любовь и дружба.
Малыш зевнул и свернулся калачиком. Его глазки, внимательно смотревшие на звездное небо, постепенно закрывались.
Он заснул.

Яркий солнечный лучик пробежался по зеленой кроне деревьев, спустился на сочную траву, ласково коснулся каждого цветочка и после заглянул в темное окошко подвала. Там лучик с удивлением обнаружил маленького котенка, что свернулся клубочком и сладко посапывал.
Но как можно спать в такой чудесный и теплый день, когда солнышко так высоко? И лучик стал нежно гладить котенка по мордочке.
Малыш открыл глаза, потянулся и сладко зевнул.
Снова хотелось кушать.
Котенок выбрался из убежища и неспешно побрел по тропинке, с удивлением смотря на прекрасные цветы – и красные, и желтые, и голубые.
Вдруг он увидел пеструю бабочку, такую красивую, что малыш совсем уж изумился. Он подобрался поближе, но бабочка внезапно вспорхнула и перелетела на другой цветок. Малыш бросился за ней, но та снова перелетала.
Бабочка кружила над цветами, уводя котенка все дальше и дальше от ночлега, пока не перелетела через огромный забор.
Малыш расстроился, и хотел даже повернуть назад, как внезапно между досками заметил большой просвет.
Значит, игру можно продолжить!
Протиснувшись в щель, котенок увидел другой дом, на крыльце которого стояло то самое существо, что вчера его покормило, и счастливо улыбалось, держа на руках кого-то маленького, рыженького и пушистого.
Малыш присмотрелся и, разглядев того, кто был на руках у девочки, не поверил своим глазам: это была сестренка!
А Элли вдруг сказала:
- Я так счастлива, что мама разрешила вам всем остаться! Мы теперь будем одной большой семьей.
Котенок не понял слов девочки, но доброта в ее голосе подсказала, что не стоит бояться.
Он стал медленно подходить ближе.
Сестренка повернула голову и вдруг увидела братика. И радостно пискнула, сообщая всем, что котенок нашелся:
- Мяу! Мяу! Мяу!
И, соскочив с рук девочки, бросилась к братику.
Внезапно с разных сторон стали сбегаться остальные братишки и сестрички, обрадованные встречей
Но самым счастливым моментом был тот, когда подошла мама и, нежно мурча, стала гладить малыша.
Мама… мамочка…
Наконец-то она снова рядом!

76. Щенок
 
Иринка ползла домой после школы, усталая и разбитая. Сегодня выдался просто ужасный день. С самого утра настроение испортила сестра – вредина бесконечным ворчанием на тему не заправленной постели и разбросанных в «их общей комнате» «личных вещей».
Потом учительница вызвала к доске и при всем классе отчитала за плохо подготовленное домашнее задание.
И уж совсем ужасным было то, что она поругалась со своим лучшим другом Васькой, который – вот ведь предатель – даже пересел за парту к задаваке и дразнилке Гальке.
А впереди – уборка в комнате под угрозой страшного скандала с привлечением родителей, да еще целая гора домашних заданий.
В общем, что ни говори, а день явно не задался. Так что Иринка плелась домой «нога за ногу», чувствуя себя ужасно несчастной и одинокой.
Но каким бы долгим не был путь, рано или поздно он все равно заканчивается. И вот уже впереди замаячил родной подъезд, к дверям которого жался маленький замурзанный комочек – бездомный щенок, бродяжка.
А он заметил ее еще издали и весь напрягся, не отрывая от нее молящего взгляда и даже поскуливая, как бы желая сказать:
- Пожалуйста, возьми меня к себе! Я стану для тебя настоящим другом. Очень скоро я вырасту и буду защищать тебя, когда тебе грозит опасность. Я буду согревать тебя, когда тебе холодно и вытворять что-нибудь забавное, чтобы развеселить тебя, когда тебе грустно. Я стану лучшим в мире слушателем, когда тебе будет совсем плохо и захочется поделиться своими напастями. Я положу голову тебе на колени, чтобы ты, рассказывая о своих бедах и несчастьях, машинально поглаживала меня и чувствовала, что рядом с тобой есть существо, готовое слушать тебя сколько угодно, хоть всю ночь. Что у тебя есть настоящий верный друг. Ведь тебе очень нужен такой друг. Я чувствую это. Я чую твое одиночество, потому что сам очень-очень одинок. Ну, пожалуйста, услышь меня!!!
Но Иринка, погруженная в свои невеселые мысли, ничего не заметила и уже почти прошла мимо щенка, открыла дверь в подъезд, когда что-то заставило ее остановиться. Она оглянулась на пушистый комочек, гипнотизирующий ее своими несчастными, полными мольбы глазами, и несколько минут молча смотрела на него. Потом, будто бы очнувшись, произнесла.
- Конечно, родители будут страшно недовольны, но попробовать-то стоит? Ну что, пойдем? – наконец, решилась она.
Щенок, похоже, все прекрасно понял и тут же бросился в подъезд, проскользнув между ее ног, а Иринка не спеша, проследовала за ним, внутренне готовясь к долгой борьбе за «найденыша».
Но к ее огромному удивлению, мама, открывшая дверь и обнаружившая на пороге своей квартиры «подарок», только глянула на него задумчиво и сказала, будто бы щенок жил у них уже сто лет, а Иринка просто выводила его на прогулку:
- Сразу же веди его в ванну, будем отмывать.
Вечером на семейном совете было решено, что папа свозит малыша в ветклинику и купит ему все необходимое, мама будет его кормить, а на долю Иринки выпало выгуливать «свое приобретение» и убирать за ним. Сестра же, долго фыркавшая и ворчавшая, что Иринка и за собой-то не очень умеет убирать (все никак не могла забыть утреннюю ссору), от ухода за щенком наотрез отказалась.
- Ну и пусть, - решила Иришка, - это мой друг, так что и нечего! Вот!
Щенок, действительно, стал ее другом. Верным (в отличие от Васьки), веселым и ласковым. К тому же он оказался ужасно умным. Например, мама просто выпускала его из дома, когда у Иринки заканчивались уроки, а он бежал к школе и ждал ее у выхода. А потом они вместе возвращались домой. И это было так замечательно, что Иринка напрочь забыла обо всех своих переживаниях по поводу сестры, учительницы и Васьки.
Она просто была счастлива.
Кроме того, в отмытом виде щенок оказался ужасно красивым, с толстыми лапами и умильной рожицей, так что девчонки из Иришкиного класса все время ахали и завистливо вздыхали, глядя на него.
Даже задавака Галька не придумала никакой гадости и только молча кривилась.
А через неделю Васька сам подошел к Иришке и попросил прощения за свою измену и разрешения вместе с ней выгуливать щенка.
Так что Иришка напрочь забыла о своем одиночестве, ведь у нее стало целых два замечательных друга – Васька и щенок.
февраль 2009 г.

77. О собаке я мечтала   

О собаке я мечтала,
Но сказала мама так:
"Накорми-ка для начала
Пару уличных собак".

Налила я утром в плошку
Два стакана молока.
Накормлю я даже кошку
Ради милого щенка.

Целый месяц я кормила
Кошек, птичек и собак.
В день рожденья получила
Пса по имени Гопак

Но друзей я не забыла,
Всех по-прежнему кормлю.
Тех, кого я приручила
Никогда не разлюблю.

78. "Черная кошка"
 

Из окна дома напротив летит по карнизу
Кошка чёрная, мяукая до самого низа.
Для того, чтобы снять чуть-чуть эпатаж -
Я скажу - повезло ей - первый этаж.

Кошку чёрную люди боятся - нет мочи,
Из квартир не выходят до смой ночи,
Сторонятся её будь хоть стар, будь хоть млад.
По мордочке пнул её какой-то гад.

От страха и боли корчится кроха -
Уже который год ей жить на свете плохо.
Кошка и плачет, рыдает, скулит,
Но лечь, умереть ей Бог не велит.

Она не может приспособиться к миру,
Она не такая, не принадлежащая пиру,
Её нельзя присовокупить ни к чему -
Остаётся жизнь прожить как Му-Му.

Но настанет для кошки счастливый день,
И не станет она отбрасывать тень,
Закопают её тельце работники ЖЭКа -
На похоронах не будет "человека".

А пока я разглагольствовал над проблемами люда
С края стола упало синее блюдо,
Стол стоял напротив окна -
Взглянул в окно - и вижу - она!

От холода дрожит за оконцем бедняжка,
Под ней мокрый асфальт и бумажка.
В животе урчит - ведь голод не тётка -
На ужин, наверно, сегодня подмётка.

Она не ела уже несколько дней.
Маленький мальчик пришёл за ней,
Протянул к кошке руки, прикрыл собой,
Накормил колбасой и забрал домой.

Гуманность всё же есть на свете,
Ведь правильный люд - конечно же дети.
В них есть ещё некая доля жалости,
Сочувствие, справедливость, несмотря на шалости.

12 октября 2007 года...

79.   Песня бродячего кота
               
Во мне отчётливо видна порода мамы
И родословная заморского отца.
Мне доводилось спать на пледах шерсти ламы
В великолепии роскошного дворца.

Увы, судьбу нельзя поймать на честном слове.
Ей ничего не стоит в самый краткий срок
На то не глядя, что из высших ты сословий,
Ногою в бок с размаху дать пинок.

Здесь главное - не сдаться, не сломиться.
Известно что? Судьбу слезами не пронять!
С ней лучше сразу вкратце объясниться,
И зубы острые в улыбке показать.

Что может быть прекраснее свободы?
Её помойки источает щедрый дух.
Вот только, жизни сытой запахом отходы
Терзают мой интеллигентный тонкий нюх.

Когда судьба вновь чешет ласково загривок,
Я шкурой рыжей в этом чувствую подвох.
Мне снятся сны из пены взбитых сливок,
А пробуждаюсь вечно от укусов блох.

Во всём отыщутся приятные моменты,
Привыкнуть тоже, знаю, можно ко всему.
Я от прохожих принимаю комплименты,
Но на «кис-кис» с мольбой в глазах не побегу!

80. Папа-нянька

- Ну что, - спросила я ее, - сегодня мы можем повести их всех гулять, а? – она радостно засмеялась и запрыгала.
Все было золотым, голубым и зеленым. Кремовые мазки появлялись то тут, то там – это наши детки мохнатыми помпончиками перекатывались по лужайке. Мамаша радостно сновала между ними, изо всех сил стараясь не быть суетливой.
И тут появился папа. Ну, слава богу. Наконец-то он займется детишками. Сначала он поцеловал маму, о чем-то с ней коротко переговорил и повернулся к сыночкам и дочке. Посмотрел, ухмыльнулся во весь рот и бросился прямо на них. Дети опешили: кто это? И тогда он закричал «а-а-а-а-а», обхватил дочку и начал тормошить. Девочка тормошилась и удивленно смотрела на него: эй, ты что? А папа уже набросился на сыночка, перевернул его – ребенок остался изумленно лежать на боку, - подлетел к другому и принялся щекотать его.
Хороший папа, пушистый, красивый. Пусть и уличный.
Когда мы возвращались домой, у подъезда нас встретил облезлый злобный пес, который при виде моей собаки тяжело поднялся, лениво обметая свои бока хвостом.
- Вишь, вон папка ихний, - сказал дворник.
- Что? – не поняла я.
- Вон ентот, - дворник указал на облезлого, - папаня щенков собаки твоей.
Я растерянно посмотрела на лже-папу, тщательно обнюхивавшего наших щенков на предмет блох, а потом на настоящего папу, на его страшные кривые клыки.
- Да, Пират, ихний папаня, – повторил дворник и радостно засмеялся.
- Папочка, - сказала девочка-щеночек и прижалась к пушистому красавцу.

81. Жучка

Кружит листья во дворе
Ветер забияка.
Жмется в угол в конуре
Старая собака.

Хлещет дождь, как из ведра,
С неба льет потоком.
Протекает конура,
Жучка вся промокла.

В город съехала семья,
Отдохнув на даче.
Жучке нет в Москве жилья.
Вот же незадача!

Двух щеночков принесла.
Их не ожидали.
Что ж ты, Жучка, подвела?
Вот - в Москву не взяли...

Воет ветер, дождик льет,
А собака плачет...
Нет...,  хозяин не придет...
Что за жизнь собачья!

82. Бездомный пес

Возле мусорного бака
Спит побитая собака.
Бок обварен кипятком,
Ухо порвано котом,
Хвост в колючках и репьях.
Не собака - просто стах!
Кто узнает в ней Дружка,
Развеселого щенка?
Куплен был он на забаву.
И потешил всех на славу!
Дети в волю наигрались,
Наигрались и... расстались!
Бедный маленький Дружок
Неразумный был щенок.
Съел у папы он доклад.
Разве в этом виноват?
Не умел читать Дружок.
Был неграмотным щенок.
Сгрыз у мамы босоножки
Мяч футбольный у Сережки.
А когда разлил варенье,
Тут уж лопнуло терпенье:
 - Убирайся! Нету сил! -
Папа громко возгласил.
Никому Дружок не нужен...
Он стащил у кошки ужин,
Разорвал Танюшке куклу.
Малыша Сережа стукнул...
Не нежна собака в доме,
И решили к тете Томе
Отвезти щенка на дачу.
Да случилась незадача:
В суматохе на вокзале,
Вдруг, Дружочка потеряли...
Долго наш  Дружок скитался
И объедками питался.
Все глядел в глаза прохожих,
Все искал своих, похожих.
Трудно в городе огромном
Одиноким и бездомным!
Кто согреет? Приголубит?
Нет...Таких никто не любит!

Так случилось, что у бака
Спит бродячая собака...

83. МУРЗИК
 
Нет у Мурзика хозяйки -
Мурзик просто попрошайка!
Он хранитель дач окрестных
И бродяга всем известный.

Любит в гости заходить
Всех знакомых навестить.
Погостил у тети Жени.
Съел сметану и печенье.

К тете Вале заглянул -
Две сосиски умыкнул.
У соседской у девчонки
Мурзик выпросил печёнку.

К нам пришел за молочком.
Потихонечку, бочком,
Подбирался он к корзинке,
Где живут морские свинки.

Мы корзинку унесли,
Свинок от кота спасли,
И поставили повыше:
Для котов полезней мыши!

Облизнулся Мурзик смачно,
Что ж, постигла неудача!
Значит надо на работу -
Отправляться на охоту!

Знает, ночью он в сарае
Мышку серую поймает.
А у бабушки Ларисы,
Непременно, словит крысу!

Мурзик наш любимец общий.
Потому-то и не ропщем,
Если вдруг исчезнет сало
Значит мышек было мало!

84. Риточка

Риточка наша любит зверюшек.
Дарят их Риточке вместо игрушек.
Были у Риточки белые мышки.
Жили в нарядном уютном домишке.
Риточка кошечку вдруг захотела.
Мамочка ей возражать не посмела.

Марусю кормила Риточка кашей,
Сыром, колбаской и простоквашей.
Каши Маруся есть не хотела,
А с аппетитом на мышек глядела
Белые мышки - знатный обед!
Вот они есть - а вот уже нет!
Риточка быстро про мышек забыла.
У мамы щеночка она попросила.

Славный  щеночек! Игривый, пушистый!
Очень забавный! Такой голосистый!
Постлали щеночку в углу одеяло
Там, где Марусенька раньше лежала.
Кошечка мирно спала на подушке,
Свернувшись клубочком, лапки под ушком.
Та же подушка по нраву щеночку.
 - Брысь, непослушная рыжая дочка!
Нет для тебя ни минуты у Риты.
Двери на кухню Марусе закрыты...

Лето настало. Какая удача!
Животные с Ритой поедут на дачу!
Кошка Рируле уже не нужна.
Лишь со щеночком играет она.
Быстро денек за деньком пролетает
Щеночек у всех на глазах подрастает.
Собака большая - уже не щенок!
От дружбы осталась лишь кличка - Дружок...

Тут Риточка к маме: - Ты мне уступи!
В подарок мне белого зайку купи!
Дочурочка, милая, -  мама в ответ -
Зайчата не лето меняют свой цвет.
Мы кролика купим. Он белый всегда!
 - Ну, что ж, хорошо! Я согласна тогда!

У Риточки кролик. Вот счастье! Ура!!!
А где же Дружок? Он пропал со двора...
Не нужен он Риточке, брошен бедняга!
Теперь не любимец, а просто бродяга!
А что если кролик ей вдруг надоест?
За ужином Риточка кролика съест?
Получит затем попугая и рыбку...
Просто разрушить мир этот зыбкий!

Давайте вглядимся и может быть рядом,
Ритулю заметим под пристальным взглядом
Сегодня мы дарим зверюшек детишкам.
Живые подарки... А может быть слишком?!
Мы души ребячьи должны сохранить!
Детишки должны всех животных любить!

85. У витрины

Маленький мальчик стоит у витрины.
Там, за окошком чудные картины.
Сколько игрушек стоит на прилавке:
Зайчики, мишки, клоун на травке.
Вот паровозик вагоны везет,
Вот две машинки, а там самолет+
Но не нужны ему танки и ружья,
Ни пистолет, ни солдатик не нужен.
Он о конструкторе только мечтает.
В космос в мечтах на ракете взлетает.
Хочет построить большую ракету,
Чтобы найти во Вселенной планету,
Там, где нет войн, нищеты и печали,
Где бы с улыбкой всегда привечали+
Там, где нет слез, оскорблений, обид,
Там, где над речкою домик стоит.
Ждут, не дождутся там мама, сестренка,
Птицы разбудят песнею звонкой+
Смотрит в витрину мальчишка, мечтает+
Горькие слезы мальчишка глотает.
Корочка хлеба зажата в руке
Крепко сжимает ее в кулаке.
Люди! Взгляните мальчишке в глаза!
Пусть бы он вам о мечте рассказал!

86.   Чудо.
 
Говорю по правде,
Чудо - не приснился...
У меня на даче
Сам он поселился!

Мы гулять выходим,
Чудо хочет тоже...
Озорной мой Чудо
Так неосторожен!

С ним играю в мячик
На лесной опушке...
Маленький мой Чудо,
Ушки на макушке!

А когда устанет,
Ляжет на животик...
Ласковый мой Чудо,
Просто чудо-котик!

Главное, что Чудо
Нравится и маме...
Вот и едет Чудо
В город вместе с нами!

87. Мы познакомились случайно.

Мы познакомились случайно,
Борис нашёл его в лесу.
Я побежала сразу к маме,
И попросила колбасу...

Всё лето бегал вместе с нами,
И незаметно как-то рос...
Он долго жил у нас в подвале,
Любимый всеми, рыжий пёс.

88. В травке птенчика нашла.
 
В травке птенчика нашла,
Кошка чья-то рядом шла!
Я взяла его с собой,
Принесла к себе домой...

Вместе с ним мы кашку ели,
Имя дать, вот, не успели...

Был он мал, ещё не пел,
А сегодня - улетел...

89. Чёрный кот.

Если вдруг мне чёрный кот
Дорожку перейдёт,
То об этом чёрный кот
Ничуть не пожалеет!

Котика Алёнушка
На руки возьмёт,
В ласковых своих руках
Котика согреет.

90. Возле булочной...

Возле булочной, собака
Разогнала голубей...
"Эй, собака-забияка,
Наших голубей не бей!".

Сел пёс возле хлебных крошек,
За прохожими следит.
Очень кушать хочет тоже,
И поэтому, скулит.

"А зачем", - с тоской гадает,
"Я живу на белом свете"?
Ну никак не понимает...
"Чтобы косточки грызть эти!".

91.  Синички.

Нас синички не боятся,
Смело на руки садятся.
Им нужны не хлеба крошки,
А тепло моей ладошки!

92.Лесной ёжик.

Я сразу же, сказала маме:
"Держать в коробке не хочу!",
А нос ежа всегда в сметане,
Когда увижу - хохочу!

Закрыла ёжика в прихожей,
Он испугался, задрожал...
Мне стало стыдно и тревожно
За то, что ёж не убежал.

Гостинцы сложены в корзинку,
Умылась, заплела косу...
Я не забыла ту тропинку,
Которой в лес ежа несу.

93.  Уголёк.

Папа, это не вопрос!
Уголёк – ничейный пёс,
Раз его небритый дядя
На помойку к нам принёс...

Есть чердак – пустой этаж,
И поэтому, он наш!
Если пёсик лаять станет,
Перееду с ним в гараж...

Мамочка, ты нас помой...
Пусть масюлька будет мой?

94.  Мы такого зверя...

Мы такого зверя
С Катей не встречали.
Смотрит он глазами
Полными печали.

Спрятался под лавку,
И на всех обижен...
КОРОЛЕВСКИЙ пудель
Налысо пострижен!

95. Гусёнок

Этот  Гусёнок сильно отличался от других обитателей зоопарка. Маленький, взъерошенный, он постоянно, с видом вечного забияки, кидался на всех посетителей зоопарка, пытаясь клюнуть или ущипнуть кого - либо, независимо от того, хотели ли они его накормить или просто подошли к вольеру.  Было что то трогательное в этой беззащитной ненависти. Видимо, когда то ему сильно досталось от людей. Может быть на глазах этого Гусёнка от них погибли его родители, а может злые ребятишки долго издевались над ним... Кто это знает ?
Милене было очень жалко этого Гусёнка.  Она видела, как он кидался на посетителей, а те, смеясь, начинали дразнить его. Он бегал из одного конца вольера в другой, а посетители кидали в него кусочки пищи, иногда больно, это было заметно, попадая в него, что злило Гусёнка ещё больше. Так продолжалось до тех пор, пока он не уставал и не уходил в дальний конец вольера . Иногда посетители продолжали дразнить его и там.
Но сейчас никого из посетителей возле вольера не было.  Гусёнок, отвернувшись к стенке, грустно стоял, изредка встряхивая крылыщками. Милена отважно просунула в щель забора вольера руку с кусочком хлеба и позвала Гусёнка.  Тот встрепенулся, угрожающе шипя кинулся к ней. Милена не успела испугаться и отдёрнуть руку. Это её «бесстрашие» или ещё что , довольно странным образом подействовало на Гусёнка: не добегая до её руки, он остановился, медленно подошёл к руке и очень осторожно отщипнул от кусочка хлаба раз, потом ещё...
Милена, осмелев, слегка погладила его другой рукой. Гусёнок доверчиво прижался к ней, продолжая отщипывать кусочки хлеба.

96. СОБАКА С ОТРУБЛЕННОЙ ЛАПОЙ

Тепло, но осенняя слякоть,
Закрытый стоит жигулёнок -
Собака с отрубленной лапой
Дрожит, как уставший ребёнок.

Истёртый ошейник, зевает,
Репейник в хвосте прописался,
А был ведь когда-то хозяин,
Но он - потерял?.. Потерялся?..

Машины всё едут по кругу -
Автобусы, мерс, шевроле...,
Вчера чуть не сбили. С испугу
Она так ползла по земле...

Щенки по весне у ней были,
Их помнит и так же болит...
А где они? Нет, всех убили,
Поэтому - часто скулит.

Барбос дружбу с ней завязал,
Она его в сердце впустила,
А он вдруг под поезд попал -
Она две недели провыла.

В помойке искала кусочки,
А дворник "не в духе" был
И в раз по спине, кипяточком,
Не морщась, щедрО окатил.

А как-то в подземном подвале*
Её человек приласкал, накормил,
Чтоб больше "на корм" подавали
Взял лапу - да и отрубил...

Напьётся, ох, благо есть лужи,
Глазами так ищет кого-то -
Голодная, будет ли ужин?
А люди бегут, все с работы...

Тепло, но осенняя слякоть,
На ветер так хочется лаять,
Собака с отрубленной лапой,
Кому ты нужна?..
.............. Ну и что, что живая.

* - метро.

97. "Возьми меня, пожалуйста, домой!"

Возьми меня, пожалуйста, домой.
Мешать тебе, поверь, совсем не буду,
Чуть накорми, я   добрый, озорной,
И языком всю вымою посуду.

Возьми меня, пожалуйста, к себе.
Я стану другом самым настоящим!
Я буду верным, преданным тебе,
Ведь говорят   найти, это на счастье.

Не зря глазами встретились в толпе,
Ну, помани!.. Не дай мне обмануться,
Позволь пойти с тобой и быть в твоей судьбе,
Не уж то суждено нам разминуться?

Возьми меня, пожалуйста, домой.
Мне голодно и дико одиноко......
______________________________________
Прошел прохожий мимо, стороной,
А солнце на закат ползло по окнам...
 
98. На автобусной остановке

На автобусной остановке,
Терпеливо прижавшись к стенке,
Две собачки, две полукровки
Робко нюхали мне коленки.
Чёрно-белые, хвостики крУгом,
И худы безо всякой меры,
Подпирали, трясясь, друг друга
Два покинутых двортерьера.
Вдруг одна навострила ушки,
Повернула морду другая,
С лаем бросились вмиг подружки,
Малышу проход преграждая.

Смело первая кинулась в ноги,
Тянет курточку сзади вторая,
А бабулька кричит у дороги:
"Пацана оттащите от края!
Там колодец открыт, нету люка!"
Подбежали, спасли, всем есть дело.
У мамаши в глазах страх и мУка:
"Заболталась я, недоглядела!"

"Молодцы!" - хвалили собачек.
Те крутились у ног в надежде,
Но народ рассосался, значит,
К мерзлой стенке идти, как прежде.
У меня дома кот и кошка,
А ещё ручной воронёнок -
Их так любит мой сын, Антошка,
Ведь они с ним вместе с пелёнок.
Я, вздохнув, сардельки достала,
А потом, подумав, сосиски.
В однокомнатной места мало,
Но поставлю ещё две миски...
---------------------27.01.2009


99. Преданность 

Пока он маленький щенок
и очень-очень одинок,
один  в пустом подвале
он выживет едва ли.
Спасти его пыталась мать,
да от судьбы не убежать -
петля взлетела ловко,
затянута верёвка.
Кутенок выбрался на свет,
скулит: "Неужто в мире нет
хозяина, что защитит
и у камина приютит?", -
едва открыты глазки,
щенок так хочет ласки.
Вдруг чья-то детская рука
его погладила слегка:
"Ну, что, брат, одиноко?
Бездомным быть -  морока!"
А голос взрослый пробурчал:
"Ну, что ещё ты отыскал?
Брось этого урода!"
Мальчишка всё-таки упрям:
"Поливка огорода,
прополка - всё за мною, мам.
Позволь, чтоб жил он с нами!"
А сердце что ж, не камень:
"Смотри, дороже уговор!
И подметать ты будешь двор"
Нет, это, кажется не сон -
стучат два сердца в унисон!

Прошли года, и вышел срок,
недолго хилым был щенок.
Теперь это отличный пёс,
он на границе службу нёс.
Имеет орден и медаль,
в глазах его стоит печаль:
не смог хозяина спасти,
навеки разошлись пути.
Я вижу часто -  за окном
хромает пёс, обычно, днём,
а рядом - надо понимать -
погибшего ступает мать.
Вдвоём на кладбище идут,
цветы, как водится, несут.
А чуть попозже слышен вой:
"Хозяин, я всегда с тобой!
Но  должен ты меня понять -
Одну нельзя оставить мать+"


100. Дик
 
Он жил, как все бездомные, у мусорного бака.
Хоть шерсть давно свалялась, но виден был окрас.
Глаза его бездонные (красавец был, однако!)
Меня сопровождали по улице не раз.
"Мам, а давай его возьмём!" - канючил мой сынишка,
На это отговорки я находила вмиг:
"Мы в коммуналке не вдвоём, а пёс громадный слишком!
К тому же, все соседи поднимут страшный крик"
И, глядя прямо псу в глаза, мой маленький Антошка
Шептал: "Квартиру скоро получим и тогда
Возьмём тебя. Сейчас нельзя. Дик, потерпи немножко,
Потом мы будем вместе на вечные года!"
В день переезда этот пёс был косточкой приманен.
Привязанный в подвале, до вечера скулил.
А ночью заболел Антон и в жарочном тумане:
"Дик, милый, отзовись, прошу!" - кричал, что было сил.

А Дика больше никогда у мусорного бака
Уже не видели+ вот так, обиделась собака+
Антон молчит и каждый раз в квартире, как в пустыне.
Живём вдвоём, а я одна, как только не крутись+
Упрёк бездонных чёрных глаз я чувствую поныне.
Дик, возвратись, прошу тебя! Прости и возвратись+
---------------------------------02.02.2009

101. Тришка

У соседей Корбкиных была кошка. Трёхцветная. С маленьким хвостом, совсем маленьким – в два позвонка. Что за порода? Не знал никто, НО кошка была необычной, а это главное. Когда сотрудница на работе предложила Галине кошку - « Ах, совершенно необычайную!» - именно необычайность и сыграла роль.
Галина принесла кошку домой, муж Андрей глянул:
- Дворовая дрянь, просто отрезали хвост. Эх, бабы!
Сынишка влюбился в кошку с первого взгляда:
- Мааам! Давай оставим!
Галина засомневалась, но муж решил проблему одним махом:
- На дачу её, пусть мышей ловит.
Кошку увезли на дачу, сын Никита, хорошо знавший английский язык, назвал её Сорри, что означало «извините», инцидент был исчерпан.

Сорри оправдывала своё имя. Если отец начинал ругаться, что они зазря кормят эту дармоедку, то кошка в течение двух часов ловила и приносила к порогу мышку. Сидя рядом с добычей, она ждала, когда отец Никиты выходил на крыльцо.
- Моури!! – говорила кошка, что означало «Сорри» на её языке и грациозно исчезала за углом дачи. Андрей довольно почёсывал пузцо:
- Вот, сволочь, всё кумекает!
Лето пролетело незаметно. Никите пора было в школу. Коробкины собирались назад, в город, в свою трёхкомнатную квартиру. Сорри крутилась под ногами, родители то и дело шикали на неё. Собравшись, Никита вдруг обнаружил, что кошка пропала.
- Сорри! Сорри! – он облазил всё вокруг дома. – Мам! Я без кошки не поеду!
- Глупости! – прикрикнула мать. – Мы уже и так опаздываем! Иди в машину!
Сидя на заднем сидении машины и глядя в окно, Никита хлюпал носом и смахивал слёзы.
- Ничего! – Отец подмигнул ему весело. – Нам Крышкины дают щенка ротвейлера, некогда будет скучать. И потом, кошка с собакой не ужились бы.
Никита вздохнул:
 - Сорри бы ужилась…

Егоровна кошек не любила. То есть, это она так думала. Кошка у них жила в сарае, кормили её три раза в день, сытно кормили. Чего ещё надо? Как ещё кошек любят?
Кошка исправно ловила крыс и мышей – свой хлеб не зря ела, и хозяевами была весьма довольна.
В этот день Егоровна, как обычно осенью, раздумывала - пора собирать урожай тыквы или ещё погодить, тепло ещё вроде. Маленькая изящная кошка подбежала к ней и потерлась о ноги:
- Моурри!!
- Ишь ты, - усмехнулась женщина. – Извиняется! Ещё одна осенюшка прибилась.
«Осенюшками» Егоровна называла животных, которых обычно брали на дачу до осени. Осенью люди уезжали, безжалостно бросая питомцев, обычно это были коты и кошки.
« Не, эту кормить не буду, потом не отвяжется», - подумала Егоровна и занялась по хозяйству. Кошка не отставала, всюду следуя за ней и иногда робко мяукая.

Часа через два, плюнув на принципы, Сорри откровенно выпрашивала еду – голод не тётка, а она не ела уже семь дней, с тех пор, как Андрей запер её в подвале дачи. По чистой случайности ей удалось выбраться оттуда – бабушка Никиты приехала за настойкой из травы. Сорри стрелой пролетела мимо опешившей женщины и скрылась в траве. Мария Викторовна так и не поняла, что это было. Опасливо заглянув внутрь подвала, она быстро взяла настойку и закрыла дверь. Дочке она по телефону рассказала о случившемся, но Галина не вникала особо в жалобы матери, ответив равнодушно:
- Чёрт знает что! Надо будет проверить.

Сорри включила свой самый громкий моторчик и ещё сильней стала льнуть к ногам Егоровны, не давая прохода.
- Вот зараза! – не злобно ругнулась женщина, и, вздохнув, сказала:
- Пошли уж, накормлю…

Трёхцветная прижилась у стариков, тем более, что старая кошка - почти без нюха и зрения – попала ночью под машину, водитель не углядел, а кошка не успела понять, что случилось. Имя кошке придумала знакомая Егоровны.
- Три цвета у ней, стало быть, три шкурки – Тришка!
Сначала Тришка ела без перерыва и спала. Потом, понаблюдав за хозяином, поняла, что он очень болен. Кошка начала его лечить по-своему – тёрлась о ноги и руки, спала поближе к его старым костям, но старик этого не понимал и Тришку с кровати гнал. Она смирилась, принимая всё, как есть.

Зима пролетела быстро. На дачи опять потянулись городские. Егоровна возилась на грядках, Тришка крутилась рядом. За соседкой оградой послышался лай.
- Господи, теперь с собакой приехали, - не отрываясь от работы, пробормотала женщина.
Собак Егоровна боялась, они это чуяли и на неё всегда лаяли.
- Елена Егоровна, здравствуйте! – Никитка пришёл в гости к соседям со своим ротвейлером. Собаке было только восемь месяцев, но выглядела она внушительно.
- Здравствуй, Никитушка. Собака твоя?
- Да. Его зовут Сакс.
Мальчик хотел что-то добавить, но в это время Тришка легко взлетела на столбик ограды:
- Моурри?
- Сорри! – Никита закричал так громко, что ворона на столбе перестала каркать.
Егоровна удивлённо смотрела на мальчика:
-Что с тобой? Чего ты кричишь?
Глянув на кошку, она добавила:
-Это Тришка. Осенюшка. Кто-то выбросил за ненадобностью осенью, она к нам и прибилась.
Кошка пристально смотрела на мальчика зеленющими глазами некоторое время, а потом безмолвно спрыгнула на тропинку и села возле ног Егоровны. Никита приник к забору:
- Сорри! Сорри, это я! Я везде искал тебя. Куда ты делась?
-Моурри!– кошка глянула на мальчика, потом на Егоровну и пошла по дорожке к старику.
Егоровна повернулась к Никите, но того и след простыл. Удивлённая женщина вновь принялась за работу, раздумывая о произошедшем случае.

Вечером на дачную улицу приехала «Скорая Помощь», Егоровна ничего не слышала, крепко спала на чердаке в обнимку с Тришкой. Утром соседка рассказала ей:
- Слышь, Егоровна, кошка- то Коробкиных! Папаня-то в подвале её запер, думал за зиму она окочурится, а она как-то выбралась. Совсем озверел банкир! А мальчонка их всё выведал, кричал на отца-то! Андрей сына толкнул сильно, а тот собаке «Фас!» крикнул, та и фаскнула банкира за руку. Чё творится –то! Никита бегом из дома с собакой, к морю, а на пирсе сорвался в воду. Если б не собака, потонул бы. К утру, температура у сына за 39 –воспаление легких, а папане 4 шва наложили. Вот!

Тришка пропала. Егоровна обошла всю дачу, звала кошку, но она так и не пришла…

Никита метался на подушке, температура не спадала. Галина плакала:
- Андрей, сделай что-нибудь!
- Что я могу? Лучшие врачи здесь! Господи, проклятая кошка всё испортила.
Ни он, ни жена не заметили, как в палату проскользнула маленькая чёрно-бело-рыжая кошка. Уверенно просеменив к кровати, Тришка вспрыгнула на неё и, пройдя по телу мальчика, улеглась ему на грудь. Никита открыл глаза:
- Сорри! – прошептал он. – Ты всё-таки пришла.
- Моурри? (А как же?), ответила кошка и вытянулась во всю длину, стараясь закрыть собой всю грудную клетку мальчика.
Никита вскоре уснул, Тришка-Сорри тоже…

Егоровне снился сон – трёхцветная кошка обнимала мальчика и говорила человеческим голосом: «Вылечу Никиту и вернусь, не волнуйтесь за меня…»

Утром Галина зашла в палату к сыну. Тот крепко спал, очевидно, жар прошёл. Она поцеловала Никиту в лоб и услышала, как тот прошептал:
- Сорри!
- Ничего, сынок, папа не сердится, - шёпотом сказала она и добавила:
- Всё обойдется…

102. Не бывает случайностей в жизни

Город спит. Раннее утро, туман ещё стелется по улицам и переулкам. Мне нравится это время суток. Можно не спеша рассматривать двор, переулки, и всякие мелочи, которые днём исчезают, прячутся под гнётом звуков и суеты.
С наслаждением, вдыхая утренний воздух, я приготовилась к созерцанию.
Странные сдавленные звуки привлекли моё внимание. Кто-то под балконом шевелился в кустах, причитая и пришёптывая. Слова были неразборчивы. Перегнувшись через перила, вполголоса произношу:
- Эй! Кто там? Что случилось?
Бормотание стихло, но кусты продолжали двигаться. На миг между веток мелькнуло лицо ребёнка с разводами от слёз по щекам.
Стараясь не шуметь, я выскользнула в подъезд и поспешила во двор. Под кустами сирени, прямо на земле, сидел пацанёнок лет шести в обнимку с грязным мешком. Покачиваясь вправо-влево, он судорожно всхлипывал и пришёптывал:
- Не бойся, я тебя не брошу…ни за что…
- Кто там у тебя? – спросила я тихо, боясь спугнуть малыша.
Тот резко повернулся, со страхом глянул мне в лицо:
- Это мой Дружок. Я его позавчера в подвале нашёл.
Из мешка, поскуливая, высунулась лукавая чёрно-белая мордочка. Розовый язычок облизал лицо малолетнего хозяина.
Я понимающе вздохнула:
- Мать не разрешает?
-Ага, - прерывисто вздохнул мальчишка.
- А батя как? – с надеждой спросила я.
- Никак, - прошелестело в ответ. – Он с нами уже давно не живёт. У него, - малой наморщил лоб, - молодайка есть.
Присев рядом, и почёсывая Дружка за ухом, я задумалась. Ну, и что делать? Чем помочь?
А помочь было необходимо, случайностей в жизни не бывает.
- Для начала – пойдем-ка в дом. Как тебя зовут? Меня – Ольга Алексеевна.
Мальчишка глянул и плотнее прижал к груди мешок.
- Не…не пойду. К мамке отведёте, а Дружка заберёте. Знаю я вас, взрослых!
- Чтоб мне сдохнуть! – с чувством произнесла я. – Пойдём вместе решать будем, что делать.
Пацанёнок чуть оттаял:
- А молоко у вас есть?
- Поищем!
Вставая, и поддёргивая штаны, вздохнул:
- Василий я. Холодовы мы.
Минут через десять Василий Холодов, отроду восьми лет – просто малого ростика, оттого и казался на шесть – с наслаждением пил чай с булочкой и косил глаза в угол, где жадно хлюпал молоком его друг.
Я уже знала, что живут они через два дома влево от нас, что мать работает день и ночь, пытаясь прокормить Ваську и его сестру, и что мать категорически против дополнительного нахлебника.
- Да я бы с ним делился, мне много не надо, - откровенничал со мной Василий. – Мамка упёрлась. Ни в какую!
Глазёнки его слипались, он клевал носом.
- Давай-ка отдохни вместе с Дружком, а после подумаем, что делать.
Уложив друзей – одного на диван, другого возле дивана на половичок – я, не мешкая, пошла к мальчишке домой, полагая, что мать уже сходит с ума.
Во дворе пропавшего малыша суета была неимоверная, мать Василия рыдала в голос:
- Л-ю-ю-ди до-о-о-обрые, помогите. Сы-ы-ын пропа-а-а-ал!
Соседки суетливо совали ей стакан с водой, некоторые из них тоже всхлипывали. Мужики, на скорую руку решали, что делать. Моё появление было вовремя.
Подойдя к плачущей женщине, я сказала:
- Всё в порядке, не волнуйтесь. Василий у меня дома вместе с Дружком.
Все притихли. А потом загалдели разом:
- Кто вы?
-Где живёте?
-Почему Васька у вас?
- А с каким он другом?
Я умоляюще подняла руки:
- Моё имя - Ольга Алексеевна. Я всё расскажу Васиной маме. Пойдёмте к вам домой.
Всё уладилось, мы поговорили с Марией Николаевной, матерью Василия, и решили, что Дружка надо оставлять. Мария оказалась любящей матерью и, несмотря на удары судьбы, весёлой неунывающей женщиной. Мы подружились. Мария познакомилась с моим братом, который сумел убедить её, что он будет отличным мужем и отцом - у них родилась дочь.
А что же Дружок и Василий?
Семь лет спустя, возвращаясь домой с прогулки, Василий вступился за девушку, к которой приставали два пьяных. У одного из них был нож. Дружок заслонил собой паренька. Собаку не спасли…
Стоя над могилой Дружка, Мария сказала:
- Не бывает случайностей в жизни. Если б не пёс, Васька бы не было.
И заплакала, закрывая лицо руками.
Василий молчал.
Девушка Катя, которую он не дал в обиду, теперь его жена. У них два замечательных мальчугана и славный пёс Дружок.

103. У меня из окна

У меня из окна
Мне береза видна,
И ребята видны,
Что гуляют.

И я с мамой хожу,
И гуляю, брожу,
И котяток мы ходим
Ласкаем.

И другие ребята
Приходят туда.
Каждый кормит
Любимца-котенка.

А еще из окна
Мне ворона видна,
И в гнезде
Два ее вороненка...

Я все лето смотрю
Как растут и растут,
В своем доме,
Птенцы у вороны.

Но однажды к утру
Обнаружил внизу,
Что упал вороненок
Из дома.

Я сейчас рузбужу.
Маму я разбужу,
С папой вместе
Мы выйдем к вороне.

Подберем мы птенца,
Обогреем его
Не дадим
Оказаться бездомным...

104. Разговор с бездомной собакой
 
У каждого есть хозяин,
У каждого есть занятье,
У каждого есть своя миска
И узкий семейный круг.
А ты что такой печальный
Стоишь у ворот, приятель,
Хвостом совсем не виляешь
И грустно смотришь вокруг?

У каждого есть хозяин,
У каждого есть занятье.
А хвост совсем не виляет -
Ведь ты никому не друг.
Даже когда прохожий
Тебе говорит: «Приятель!»
И иногда ласкает
Доброю нежностью рук.

У каждого есть хозяин.
Его ты в беде не бросишь,
И будешь в смертельной схватке
Стойко его защищать.
У каждого есть хозяин.
Ему ты тапочки носишь.
Он морды рукой коснется,
И снова хвост будет вилять.

105. Собачья доля
 

Пес походил на волка. Серый, лохматый, поджарый, независимый. Только хвост закручивался баранкой, выдавая принадлежность к собачьему племени. Но и он иногда расправлялся, безнадежно свисал вдоль лап. Что поделаешь? Жизнь такая!
Пес неторопливо бежал вдоль дороги. Вернее, скакал на трех лапах, бережно поджимая левую заднюю.
Машина! Во всем виновата эта вонючая машина, неожиданно выскочившая из-за поворота. Он стрелой бросился вперед, стараясь перегнать, но не успел. Его швырнуло в сторону. Он почти ничего не почувствовал, но когда попытался встать, тело пронзила острая боль. Она до сих пор сидела в нем коварной занозой, не отпуская ни на минуту. И он бы лучше полежал, вылизывая языком раненое бедро, но голод гнал его вперед на поиски хоть какого-нибудь пропитания.
Чтобы лапа быстрее зажила, необходимо много и сытно кушать. Да только где ее найти, еду? Мусорные контейнеры слишком высоки. Попробуй запрыгнуть в них на трех лапах!
Правда, иногда находился добрый человек, выносивший кулечек с костями, но подобное случалось редко. Обычно люди выражали свое сочувствие только парой жалостливых слов.
Укажут пальцем и идут дальше. Но уж пусть лучше говорят, чем гонят. А-то ведь швырнут камнем или пнут, стараясь попасть именно по больной лапе.
Вот бы улечься сейчас на коврик в теплой квартире, растянуться, прикрыть глаза и ни о чем не беспокоиться. А о чем волноваться, когда прекрасно знаешь, что в назначенное время появится перед тобой мисочка, полная вкусной похлебки, или звякнет металлическим карабином снимаемый с вешалки поводок, и радостью наполнится душа, и хвост сам собой запляшет. Пес еще хорошо помнил, как это бывает.
Наверное, делал он что-то не так, наверное, был плохим щенком, раз выгнали его вон из дома. Сам виноват!  Сейчас-то, конечно, он бы постарался, стал бы примерной собакой, слушался бы хозяина, выполнял бы любой его приказ. Да только где его теперь найти? Хозяина-то! Кому нужен грязный бездомный пес на трех лапах?
Повсюду мокрый, грязный снег, ветер гонит обрывки газет. И никакой еды.
Пес скакал по утоптанной тропинке вдоль забора из металлических прутьев, внимательно ловя носом плывущие в воздухе запахи. Под высоким тополем он нашел полиэтиленовый пакет с мусором, поскреб его лапой, желая вытряхнуть содержимое.
Только сухие корки да картофельные очистки. Неважная еда!
Пес огляделся по сторонам, оценивая обстановку. Нет ли поблизости агрессивно настроенного человека или вздорной домашней собаки, которая считает своим священным долгом облаять и прогнать бездомного пса? И тут он увидел мальчишку.
Пес настороженно скосил глаза, но мальчишка выглядел вполне миролюбиво. Свободно болтающиеся руки не сжимали ни камня, ни палки. Он неподвижно стоял и смотрел, и вдруг сорвался с места. Пес испуганно отшатнулся. Но мальчишка побежал в противоположную сторону, часто оглядываясь, и стоило ему скрыться за углом дома, пес о нем тут же забыл, опять обратившись к своей находке.
Но – удивительно! – через несколько минут этот мальчишка вернулся, неся в руках небольшой сверток, и направился прямиком к торопливо глотающей объедки собаке. Он не решился подойти близко (нет, он не боялся, просто не хотел спугнуть осторожного пса), расстелил на снегу бумажку и отодвинулся в сторону.
Пес недоверчиво смотрел, но чудесный запах нестерпимо манил его.
Ах, будь, что будет! Он сделал несколько робких шагов и быстро схватил с бумаги теплый, ароматный кусочек.
- Вкусно? – спросил мальчишка, словно пес мог ему ответить. – А что у тебя с лапой? Болит, да?
Пес не понимал его слов, а мальчишка будто бы и не знал об этом, разговаривал, как с человеком.

С незапамятных времен Боря просил у родителей собаку, но мама была категорически против.
Собака - это такая морока! Обязательные прогулки рано утром, днем и вечером, невзирая на погодные условия, дождь, снег, ветер и холод. Вечная шерсть на мебели и на коврах. Грязь. И кто будет убирать за щенком? У нее лично нет на это никакого желания. А вдруг он изгрызет что-нибудь нужное? И почему обязательно собаку? Можно завести хомячка, черепашку, а еще лучше – аквариумных рыбок.
Боря смиренно соглашался на хомячка. Только бы не рыбок! Это же просто издевательство – рыбки вместо собаки! Да и от хомячка никакого толку. Он маленький, пугливый, осторожный, с ним не поиграешь, не поговоришь, как с другом. Вот собака! Собака – это самое лучшее животное на свете.

- Валя! – крикнула мама с кухни. – Картошка почти закончилась. Ты бы дошел до гаража.
Боря вылетел из своей комнаты.
- Мам! Давай я схожу!
- Ты? – мама посмотрела недоверчиво. - С ума сойти! Иди ты, конечно, раз уж так.
Маленький гараж находился недалеко от дома. Когда-то там стояла дедушкина машина-«инвалидка», но сейчас он пустовал. В нем вырыли яму для хранения овощей. А еще в гараж относили старые вещи, которые захламляли дом, но которые жалко было выбросить.
- Ничего не понимаю, - мама удивленно пожала плечами. – Раньше кастрюля с супом неделю стояла, а теперь варить не успеваю. Куда вы его деваете?
Боря залился краской, мама с недоумением посмотрела на него.
- Господи, Борька, тебя же первое есть не заставить было! Что вдруг случилось?
- Молодой растущий организм, - весело пояснил папа и с легким осуждением взглянул на жену. – А тебя не поймешь: ест – плохо, не ест – плохо. А что же хорошо?
- Да ешьте, ешьте! – возмущенно воскликнула мама. – Я хоть баками для вас варить буду.
А Боря молчал, но уши его полыхали все ярче и ярче. Если, конечно, такое возможно.
Папа отставил в сторону чашку с чаем.
- Все, я объелся. Большое спасибо! – он поднялся из-за стола, хотел уйти, но мама остановила его.
- Спасибо – это, несомненно, прекрасно. Но кто со стола уберет и посуду помоет? Опять я?
Боря бросил задумчивый взгляд на лежащие в тарелке куриные кости.
- Хочешь, я уберу?
Мама замерла неподвижно, только через несколько секунд пришла в себя.
- Борис! Ты что-то в школе натворил? Что-то очень серьезное?
- Нет! – отчаянно замотал головой сын.
- Тогда ума не приложу – что с тобой творится? Откуда такая страсть к работе по дому?
- Наш сын взрослеет и умнеет, - опять пояснил папа. – И чем ты снова недовольна?
- Подозрительно все это, - озабоченно пробормотала мама и привычным движением взялась за тарелки.
- Мам, я же сказал, что сам уберу! – смущенно напомнил Боря.

На переменке Боря несколько раз прошел мимо своей одноклассницы Аллы Березиной, но никак не решался заговорить, а ему очень нужно было спросить у нее о чем-то важном. Он думал, Алка не замечает его, и едва не вздрогнул, когда та неожиданно окликнула:
- Лошин! У меня от тебя в глазах рябит. Чего ты мечешься?
- Я хотел узнать, - нерешительно начал Боря. – Ты своего кота к ветеринару водила. Расскажи, где это.
- Жутко далеко, - мгновенно откликнулась Березина. – За Волгой. Бесплатно только там принимают. – И усмехнулась. – А тебя что, терапевт больше не устраивает?
- Это для собаки, - признался Боря.
- А-а! – ехидно протянула Алка и спросила: - Большая собака-то?
- Приличная, - Боря показал рукой приблизительный рост от пола.
- Безнадежный вариант! Ей в автобусе все лапы оттопчут! – Алла заметила, как сильно расстроили Лошина ее слова, и торопливо добавила: - Здесь недалеко клинику платную открыли. Только там все за деньги. Немало выходит. И больших собак без намордников не принимают.
- А где мне его взять? – Боря снова сник.
- Вот уж не знаю! – Березина сначала возмущенно хмыкнула, а потом снова разъяснила: - Там рядом с лечебницей зоомагазинчик есть небольшой. Может, в нем продают? Я намордниками не интересовалась. Они для котов пока не требуются.
Вернувшись домой, Боря первым делом вытащил из письменного стола коробку с собственными деньгами. Вообще-то, он копил их на новый винчестер. Но да ладно, перебьется! Боря высыпал деньги на стол, пересчитал и разложил по карманам.
В первую очередь нужно купить ошейник, поводок и намордник.

Папа улучил момент, когда дома остались они одни, подозвал сына.
- Не пора ли рассказать матери про твой зоопарк?
- Какой? Откуда? – растерялся Боря, испуганно посмотрел на отца и сердито отвел глаза. – Нету ничего!
- Ладно, не изворачивайся, - спокойно проговорил папа. – Заходил я сегодня в гараж. И подстилка, и миска, и все псиной пропахло. А где сам зверь?
- Гуляет, - буркнул сын и умоляюще попросил: - Только маме не говори.
- А вот так не пойдет! – решительно заявил отец. – Неужели ты собаку все время в темноте и духоте держать собираешься? Она долго этого не выдержит. Сдохнет.
- Я не стану его снова на улицу выгонять! – воскликнул Боря твердо и непреклонно.
- Тогда придется объясняться с мамой, - заключил папа и заверил: - Я тоже за вас попрошу. Думаю, она уже убедилась, что из-за этого пса ты на подвиги готов, и с уборкой у нее проблем не будет.
Боря улыбнулся, сначала недоверчиво, потом радостно.
- А можно, я его прямо сейчас приведу?
- Нет, - отец отрицательно мотнул головой. – Сначала с мамой поговорим. А  то у нее сердечный приступ случится. И кстати, что за пес?
- Обыкновенный, - Борьку не смущала беспородность друга. - Пес как пес. Дворовый.
- А как ты его зовешь?
- Волк.

Мама заглянула в комнату сына и тихонько подозвала отца.
- Ты только погляди, каков нахал! Без году неделя в доме, а уже чувствует себя хозяином.
Волк лежал на Бориной кровати, вытянув лапы, прикрыв глаза в сладкой истоме, а с кухни доносились удивительные, просто волшебные ароматы.  Но Волк не шевелился, только изредка втягивал носом благоухающий воздух. И еще он знал: в прихожей на вешалке висит вкусно пахнущий кожей поводок. Его поводок! Его собственный!

106. « Пёс Лисён и кошка Зая»
 
Жила была собака такса по кличке Марта. Когда у неё родился щенок, хозяйка сильно расстроилась:
-Какой ужас!- воскликнула она.- Как ты могла родить такого лохматого урода? Его же  никто не купит! Без роду, без племени! Его же будут звать дворнягой! Что же делать? Только зря деньги на корм переводить! Просто гадкий утёнок! Пока я к нему не привязалась надо от него срочно избавиться,- твёрдо решила хозяйка.
    Она оторвала спящего малыша от мамы, завернула его в старый изношенный мохеровый шарф, положила в коробку из под туфель и вынесла на лестницу. Бедная Марта не находила себе места, жалобно скулила, ища малыша. Двое суток она ничего не ела, только пила водичку, но потом смирилась.
 -Я ведь собака- игрушка. Что я могу изменить? Такова жизнь.
       Засыпая под облупившейся зелёной батареей, щенок подумал:
- Почему эта тётка назвала меня утёнком? Мама  говорила, что мы собаки. А интересно: кто такой утёнок и чем я на него похож? Проснулся он от того,  что очень хотелось есть. Потянул своим длинненьким носиком воздух, но не почувствовал ничего приятного. Передние лапки вытянул, прогнул спинку, зевнул и тявкнул. Мама не откликнулась. Тогда он вылез из коробки  и, принюхиваясь, обследовал площадку и ступеньки до самой двери. - О, сколько разных непонятных запахов! Даже в носу щекотно.
Щенок чихнул. Он никак не мог понять: куда же девалась его мама, почему её так долго нет. А кушать хотелось всё сильнее. Ему стало так грустно, что он жалобно заскулил.
В этот момент дверь в парадной открылась, и вбежал мальчик - Юра Василюк.
-Эй, малыш, ты чей? Ты чего плачешь, кушать хочешь? Мороженое будешь?- и протянул кусочек пломбира.
Щенок  тихонько прикоснулся к нему, кончиком носа.
- Ой, какое холодное! Мамино молочко было такое тёплое, приятное. Наверное, это есть нельзя,- решил щенок и попятился назад.
-Да, ешь, не бойся, это все дети очень любят. А, понял, сейчас я в ладошке его растоплю.
Мальчик взял щенка к себе на колени, сложил ладонь лодочкой, и стал тыкать его мордочкой в растаявшее мороженое.
-Ну, вот это уже гораздо лучше,- подумал щенок и облизал всю ладошку.
 К сожалению, мне не разрешат взять тебя домой, но если тебя никто не заберёт, то завтра, когда пойду в школу, то прихвачу   тебе  чего-нибудь поесть.
   Так он и остался жить на лестнице. Жильцы его не обижали, но никто так и не забрал его ни завтра, ни послезавтра.  Он не знал материнской ласки и хозяйской заботы, чужие, но неравнодушные люди приносили ему покушать, поэтому он любил всех и не был конкретно ни к кому привязан. Когда он подрос, то стало ясно, что от мамы ему достались короткие кривые лапки, длинное тонкое тело с гладкой рыжей шерстью, а от папы белая пушистая грудка и хвост, за это его и прозвали Лисёнок. Дети  очень любили с ним играть.  Когда во дворе они играли в футбол, щенок  был просто незаменим. Он зорко следил за тем, чтобы мяч не выкатывался с площадки на проезжую часть, и стоило ребятам крикнуть: «Лисён, держи мяч!», как он, весело лая, пулей летел за ним.
  Самой любимой подружкой была кошка Зая. Они были друзья по несчастью - котёнка, так же как и Лисёна,  выкинули на лестницу.  Пёс сразу обратил внимание на  маленькое беззащитное создание и решил взять его под свою защиту.
    У Лисёна было много друзей во дворе, но больше всего он любил играть с Юрой в догонялки и бросалки. Мальчик бросал палочку в кусты, а Лисён  должен был её отыскать и принести, за это друг  угощал его  косточкой или кусочком припасённой колбаски. Когда же Юра заметил, что с Лисёном стала неразлучно гулять пушистая кошечка, то стал приносить и для неё хрустящие кусочки непонятно чего со вкусом курицы или рыбы.
-Ты такая мягонькая, серенькая, прямо как зайчик! Давай назовём тебя Зая?!- предложил Юра, нежно лаская кошечку. В знак согласия она тихонько заурчала.
  Они  дружили  до тех пор, пока мальчика на все лето не увезли к бабушке в деревню. Пёс Лисён и кошка Зая очень по нему скучали.  Без его поддержки им было трудновато, иногда совсем  голодно.     Осенью Юра вернулся, но перестал играть с ними  во дворе, так как его записали в детский сад. Друзья по привычке ждали его у парадной, а он прошёл мимо.   Ему хотелось хотя бы погладить их, но мама торопилась и тянула за руку.  Юра только кулаком смахнул слезу и крикнул: « Мы опаздываем в садик!»
- Ты не знаешь - куда он идёт? В какой такой садик?- спросила Зая.
-А давай, пойдём за ними и всё разузнаем!- предложил Лисён, и они чуть поодаль, принюхиваясь к следам, стали следовать за Юрой.
-Мама, смотри - за нами лисёнок бежит!
-Не говори глупостей,- строго сказала его мама. - В городе лисы не бегают и не  живут.
- А вот могут, могут!- настаивал мальчик.- Потому, что не лиса, а лисён, щенок такой,- пояснил он.
 Мама оглянулась и, заметив сопровождающую парочку,  грозно  прикрикнула на них:
- А ну, брысь отсюда! Марш домой!
-А у них нет дома.
-Ах, они ещё и заразные!- воскликнула мама.
-С чего ты взяла, что они заразные?
-Потому, что все бездомные животные больные и являются распространителями заразы.
- Ну, зачем ты на них сердишься? Они никакие не распространители. Они мои друзья!
-Ужас! Пошли скорее,- сказала мама и  ещё раз оглянувшись, тщательно закрыла калитку.
Лисён ничуть не расстроился потому, что знал, что немного подальше можно пролезть под забором. Продираясь сквозь высокую траву и обдирая носы об шершавые листья и колючки репейника, они нашли лаз.
 -Зая, вот это место называется садик.
-Какой же это садик? Тут и деревьев то мало совсем, а цветов и вовсе нет.
- Понимаешь: сады бывают  маленькие и большие там, где  специально выращивают красивые растения, называется  ботанический сад, а здесь выращивают маленьких детей.
Время шло, а мальчик всё не выходил. Зае надоело это и она начала нервничать.
-Какая вредная мама у него - сама сказала, что в садик поведёт, а ребёнка заперли в чужом доме. Ему ведь, наверное, кушать уже хочется? А мне как хочется!
-Не капризничай, ещё немножко подождём. Посмотри: какая большая куча песка!
- Да, ты прав –песок  очень чистый, не то, что возле строительной площадки.  Здесь приятно поиграть и порыть всякие норки.
- А давай для Юры какой-нибудь сюрприз здесь закопаем!
-Какой такой сюрприз?
-Сюрприз – это приятная неожиданность.
-Для меня приятной неожиданностью было бы найти  что-нибудь  покушать.  Может, пойдём к магазинам поищем  вкусненького, и спрячем в песке, а заодно и сами поедим.
  Пройдя несколько дворов, Зая и Лисён оказались у знакомого магазина.  Щенок скрылся в куче ящиков, а кошка шмыгнула в подвал, откуда доносился знакомый мышиный запах. Минут через пятнадцать Зая вылезла оттуда, держа в зубах мышь. Ожидая своего дружка, она играла с ней, перекатывая лапами, подбрасывая вверх, но когда несчастная мышка попыталась вырваться из её когтей, то пришлось прикусить её зубами. Кошке очень хотелось есть, и она не удержалась - сгрызла половинку своей жертвы. Тут появился Лисён. В  зубах за веточку  он держал яблоко.
 - Как дела?
-Я вот мышку для Юры поймала, но половинку уже съела,- виновато сказала Зая.
- Да ты что! Люди не едят мышей, а только ловят! А меня вот одна старушка  угостила куриным крылышком, а для Юры я нашёл под ящиком яблоко. Посмотри: какое коричневое, да ещё с листиком!
   Вернувшись в детский сад, сытые и довольные  они зарыли свои сюрпризы в песочнице.
 -Отлично, тут мы и подождём Юру!- сказал Лисён.
    Да не тут то было! Заведующая детским садом заметила собаку и кошку в песочнице, пришла в ужас и застучала кулаком по стеклу.  Тут же выскочил дворник с метлой и прогнал их. Друзья стремглав бросились наутёк.
- Ой, как я испугалась! Дядька чуть меня этой лохматой страшной палкой не стукнул!
-Ничего страшного, пустяки! А Юру мы  и за забором можем подождать, притаившись в кустах. 
Скоро со скрипом открылась большая железная дверь, и дети весёлой толпой, громко крича и смеясь, высыпали на улицу!  Лисён от радости громко залаял.
-Да тихо ты! А то нас снова прогонят, да ещё палкой стукнут.
 Юра заметил их и подбежал к забору.
-Лисён, Зая идите ко мне! Будем вместе играть, здесь очень весело!
Радостно виляя хвостами, щенок и кошечка выражали свою радость.
-Ребята, идите  скорее сюда!- крикнул Юра.- Ко мне пришли мои друзья!
Разноцветная стайка малышей рванула с площадки к забору.
-Куда? Куда?-  взволнованно закричала воспитательница и побежала за детьми.
- Что это  она раскудахталась как курица? Дети же не цыплята!- удивился Лисён.
-Мы же их не обидим, только хотели немножко поиграть вместе - согласилась Зая.
-Что за шум, а драки нет?- воскликнул  появившейся  из-за угла дворник.- Эй, архаровцы! Всем по местам!
Увидев непрошенных  гостей, дворник замахнулся на них метлой и рявкнул:
-Опять вы здесь! Вот я вам сейчас задам!
   Только дети  начали своими  красными совочками и синими  лопатками рыться в песке, как  раздался пронзительный визг:
-Аааааа! Мышь!- и все бросились врассыпную. Один только Юрик не испугался. Он с любопытством взял обгрызанную серую тушку за длинный  тонкий хвост и, вертя её над головой, бросился вслед за ними.
Такого  девчачьего визга он никогда не слышал, и это ему понравилось. Он гонялся за девчонками кругами по  всей площадке. Воспитательница  схватила главного зачинщика беспорядка за рукав и потащила прочь.
-Безобразие какое!- кричала она. - Это опять твои проделки? Быстро иди мыть руки!  Нам только ещё желтухи не хватает! Если будет желтуха, нас на карантин посадят!
Спрятавшись в лопухах за забором, Зая спросила Лисёнка:
-А ты не знаешь: почему она кричит жёлтая и тухлая? Мышка то ведь была серая и практически совсем свежая, и при том всего то половинка!
-Меня беспокоит другое -  я не знаю что такое «карантин», но подозреваю, что - то не очень хорошее. Только бы Юрика туда из-за нас не посадили! Пошли отсюда подальше.
    Они вылезли из своего укрытия и оглянулись.
Крепко держа Юру за воротник, воспитательница тащила  его к железной двери.  Заметив Лисёна и Заю, он вывернулся, махнул рукой и  весело крикнул: «Пока!»

107. МОЙ МИЛЫЙ НАПУГАННЫЙ ПСЁНЫШ
 
Мой милый, напуганный псеныш.
За что ты страдаешь в луже?
Ты носом снежинки ловишь
Ты болен и ты простужен.

Милый, напуганный псеныш.
Пленник судьбинушки горькой.
Счастье тебе одно лишь:
Тухлая кость на помойке.

Мне не помочь тебе, псеныш,
Прости меня, не обессудь.
Может меня ты и вспомнишь
В собачьем раю как-нибудь.

Смотрю на тебя горемыка
И думаю с злобой и перцем:
Куда же ты смотришь, Небесный Владыка?!
Без глаз ты или без сердца?..

108. Бежит бездомный пес
 
Бежит бездомный пес,
хвостом обкусанным виляя.
Сегодня косточку принес
его малюсенький хозяин.

Он  спал спокойно во дворе,
под лавкой прятался от снега,
скулил немного детворе
и в догоняшки с ними бегал.

Вставал он рано и до школы
всегда детишек провожал,
на переменках всем знакомый,
звонком звучал собачий лай.

Мальчонка маленький
с девчонкой его погладили
слегка, и благодарное
урчание за хлеб худого живота.

Малыш с сестренкой подмигнули,
на кухню к маме прокрались,
и у кота рыбешку взяли...
Как зашипел!  Сказали: - <Брысь!>

Жаль, мама им не разрешила
домой собачку привести,
но если суп она сварила,
попросит кости отнести..

 109. ЧУДО В МОЕЙ ЖИЗНИ
 (Правдивая история одной собаки)
 

   Сначала машина долго ехала по дороге, а потом остановилась. Дверца открылась, и мне показали на выход. Я послушно выпрыгнул. После душной машины свежий воздух показался очень вкусным. Я глубоко вдохнул его и оглянулся. Я думал, что ОНИ выйдут вслед за мной, ну хотя бы один из них. Но никто не вышел. Наоборот, дверца захлопнулась, и машина вдруг покатила вперёд. Я качнулся было за неё, но потом подумал, что ОНИ скоро вернутся. Я сел на теплую землю и стал ждать...
  Смотри, какую собаку выбросили! - услышал я уже не в первый раз от проезжавших мимо велосипедистов.
  - Может она сама убежала, -  засомневался один из них.
  - Да нет, я видел, как её из машины...
   Они уехали, и что дальше говорил человек, я не услышал. Про кого это они? Собаку какую-то жалеют...Плохо, конечно, если и вправду пса  выбросили. Где же этот бедняга?
   Я верчу головой, но никого не вижу. Никакой собаки. Про кого это они,  здесь же никого, кроме меня, нет? Кроме меня...Меня...Меня?!
   Я вскакиваю и начинаю оглядываться. На этой пустынной дороге я сижу совершенно один. Изредка мимо проезжают машины, проходят люди. Но от прохожих  я уже не раз слышал про брошенную кем-то собаку, а среди проезжающих машин так и нет  той, в которой меня сюда привезли. Привезли и бросили. А может всё же не бросили? Может быть за мной ещё вернутся? Я снова сел на обочину и стал ждать...
   Прошло две недели. Я жду. Я не ухожу далеко от места, где остановилась  ТА машина. А  вдруг ОНА всё же приедет? Я похудел, моя длинная шерсть свалялась и стала плохо пахнуть. Меня иногда подкармливает какая-то женщина, порой мне просто кидают куски хлеба из проезжающих машин. Я пью воду из канавы. Мне плохо, мне скучно одному, но я не ухожу далеко. Я жду, что за мной приедут...
   Прошёл месяц. Я уже начинаю привыкать к своему одиночеству. Но я жду. Уже мало верю, что за мной вернутся, но я все равно всегда рядом с ТЕМ местом... Я уже знаю, что меня бросили на окраине какого-то посёлка. Совсем недалеко от МОЕГО  места начинается длинная улица, за ней ещё одна и ещё и ещё... Там живут люди. У них у многих есть собаки, и они любят друг друга: собаки своих хозяев, а хозяева их. И всем им нет никакого дела до меня....          
   
 А однажды вечером я  увидел ЕГО. ОН вышел из-за кустов, росших возле самого крайнего дома на этой улице. Я уже несколько раз пробегал мимо этого дома, но завернуть во двор так и не решился.
    Молодой мужчина вёл на поводке собаку. Красавица-гончая тянула его вперёд. А хозяин что-то      весело говорил ей и гладил по рыжей голове.
    Ноги сами понесли меня к ним. Они меня не видели, шли по дороге, потом ОН щелкнул карабином поводка, и гончая умчалась вперёд, в поле. Мужчина обернулся и увидел меня. Некоторое время мы смотрели друг на друга. В ЕГО  глазах я не увидел ни жалости (а на меня многие теперь так смотрели), ни испуга (а пугались меня тоже многие). ОН просто стоял  и смотрел на меня. С интересом смотрел. А потом улыбнулся и кинул  мне большую сладкую печенину. Я  был очень голоден, очень, ведь я большой взрослый пес, а ем в последние время мало. Угощают меня не многие, а питаться на помойках я не хочу. И тут из  ЕГО рук я получаю такое лакомство! От печенины шёл изумительный аромат, но я не бегу к ней, не кидаюсь, не хватаю без оглядки. Я просто стою и с благодарностью смотрю на НЕГО. И не знаю, понимает  ли ОН мой взгляд, но тут слышу приветливое: " Возьми, пёс!". И я неспеша подхожу к печенью, и спокойно его съедаю. Этот человек стоит и ждёт, когда я проглочу последний кусочек, а потом говорит мне: " Пойдём погуляем.".
    Мы шли с НИМ по пустынной дороге тихим июльским вечером. И не было в целом мире собаки счастливее, чем я в эти минуты. Мы шли медленно, очень медленно, но я бы даже  согласился просто постоять с НИМ. Я сам не знаю, что так привлекало меня в НЁМ, но я на какое-то время совершенно забыл обо всех своих  обидах и неприятностях. Это было нечто  непонятное, но это содержало в себе то  самое спокойствие, какое я испытывал только рядом с ХОЗЯИНОМ.
   Потом вернулась ЕГО собака, и они ушли к себе ДОМОЙ. А я в эту ночь впервые заплакал, лёжа под кустом, рядом с тем местом, где меня бросили. 
   Через несколько дней ОН снова появился. Но  теперь с ним была женщина. И я не рискнул пойти следом за ними. Они шли и о чем-то разговаривали, потом снова отпустили свою гончую в поле. А я сидел и смотрел на них...Спустя некоторое  время я заметил, что ОН время от времени оборачивается, словно ждёт кого-то. Уж не меня ли? Но зачем я ЕМУ? Я не успел даже толком ответить себе на эти вопросы, как лапы уже вынесли меня вперёд.
   Женщина слегка испугалась меня, а ОН мне обрадовался. И снова я был угощён печеньем, и снова  я шёл за ними. Они время от времени оглядывались на меня и что-то тихо говорили. Я старался не вслушиваться  в их разговор, хотя знал, что они говорят обо мне. Зачем тешить себя несбыточными надеждами?
    Я проводил их до самого дома, но во двор  меня не позвали, а сам я заходить не решился.
    Так прошло ещё  несколько дней. Наступил август. Вечера стали прохладными и часто  шёл дождь. И вот в один из таких вечеров я, решив, что моросящий дождик прогнал всех по домам, всё же зашёл  во двор дома, где жил ОН. Это был большой многоквартирный дом, и двор был общим, так что попасть в него мне не составило труда. 
    ОН  ремонтировал машину возле гаража. Капот был открыт, и мужчина что-то делал под ним. Я подошёл, постоял рядом. ОН обернулся и, увидев меня улыбнулся: " Привет! Извини, печенины нет, видишь, я тут копаюсь". Но  мне и не нужна печенина, я и так безумно счастлив тому, что ОН мне рад! Я придвинулся, а потом осмелел до того, что встал на задние лапы и тоже заглянул под капот машины. Увидев это, ОН захохотал. Я тоже улыбнулся. Как здорово, что я  развеселил ЕГО. Помочь-то я, увы, ничем не могу,  а вот от того, что ЕМУ весело, и мне стало как-то теплее на душе.
   Больше в тот вечер я не уходил из этого двора. Я не трогал кур, что гуляли повсюду, не бегал за кошками. Я вёл  себя очень воспитанно. Во -первых, я уже был к этому приучен в прошлой жизни. И даже бездомное житьё не сумело заставить меня забыть правила приличия. А во-вторых, в этом дворе жил ОН. И разве я мог как-то здесь напакостить?
   Я остался жить в этом дворе. Сначала многие меня боялись, потом привыкли ко мне, и некоторые даже стали подкармливать. А я  был рад даже тому, что я не сплю под кустом возле дороги, что я рядом с людьми...
   Но больше всего я был доволен тем, что  каждый день могу видеть  ЕГО. Когда  ОН приходил с работы, я бежал ЕМУ навстречу, и ОН гладил меня!  А  днём я заходил в подъезд и лежал возле двери, где ОНИ жили.
      Спустя несколько дней состоялся СОВЕТ. Это произошло вечером возле той самой машины, которую мы ВМЕСТЕ ремонтировали. ЕГО жена, дочь и ОН САМ долго советовались, как со мной поступить. А потом  меня позвали на огород. Принесли туда большую будку.... и меня посадили на цепь возле неё! Этого я никак не ожидал, и сначала даже не не понял, что ЭТО значит. Потом я стал  возмущаться. О, как я лаял, как яростно грыз стенки будки!!! Но потом я потихоньку смирился. Тем более, что спустя несколько дней меня взяли на поводок и повели гулять в поле. Это было как в сказке - идти рядом с НИМИ, слушать, как ОНИ разговаривают, грызть сладкое печенье и подставлять голову под ласковые ладони, чтобы меня погладили. Ещё  совсем недавно то же самое они делали со своей гончей. А значит и я теперь СВОЙ? ...
  Уже второй год я живу ДОМА. Я аккуратно причёсан ( видели бы вы , сколько грязной свалявшейся шерсти с меня состригли хозяева спустя несколько дней после моего привыкания к новому месту!). Меня кормят вкусно и досыта. Каждый день мы гуляем с ХОЗЯИНОМ, а иногда и со всей СЕМЬЁЙ. Летом  и осенью  мы ездим в лес: сначала едем на красивой машине, а потом подолгу гуляем. Я не понимаю,  зачем МОИ ХОЗЯЕВА собирают в корзинки то грибы, то ягоды, но меня отпускают побегать, и я не очень-то долго думаю над этим. Я наслаждаюсь жизнью!
   Я уже почти не помню своё прошлое. У меня теперь новое имя - солидное и ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ. Я  и в самом деле умный пёс, я знаю команды  и стараюсь их выполнять. Иногда я думаю - хорошо это или плохо   забыть своё прошлое. Я не знаю. Я знаю только то, что я ДОМАШНИЙ ПЕС. У меня есть СЕМЬЯ. Меня любят. И я тоже очень сильно люблю СВОЮ СЕМЬЮ. И я ИХ никогда и ни за что не брошу. Я уже знаю, что меня бросили на окраине какого-то посёлка. Совсем недалеко от МОЕГО  места начинается длинная улица, за ней ещё одна и ещё и ещё... Там живут люди. У них многих есть собаки, и они любят друг друга: собаки своих хозяев, а хозяева их. И всем им нет никакого дела до меня....         

110. НОРД

       К вечеру ясную синеву неба заволокли тяжелые свинцово-серые тучи. Подул ветер, сметая на своем пути кучки стружек и легких опилок. Надвигалась гроза.
В этот поздний час на стройбазе никого уже не было, кроме сторожа Митрича да начальника, разбирающего в своем кабинете документы. Он часто задерживался после работы, потому что хороший хозяин никогда не оставит неоконченных дел.
       Митрич зашел в вагончик-сторожку и вскоре вернулся, неся в руках пачку соленых сухариков. Он присел на маленький стульчик с подветренной стороны и с удовольствием захрумкал.  В этот момент дверь конторы с легким скрипом отворилась, и показался сам хозяин, молодой мужчина, лет тридцати.
          -Ну, поехал я, не забудь собак покормить, - сказал он сторожу, направляясь к машине.
         Проводив хозяина, Митрич обошел территорию базы, и только убедившись, что все в порядке, запер тяжелые створы ворот на засов. Потом снова вошел в сторожку, чтобы набрать собачьего корма из большого мешка.
      Три лохматых дворняги исправно несли службу: звонко лаяли на чужих людей  и, если надо, могли покусать ночных воришек, любителей поживиться чужим добром. Сторож отвязал  собак, насыпал в миски каждой хрустящих подушечек,  и только потом подошел к небольшому загончику, где лежал одинокий пес.  Он – гость, а гостям полагаются «отдельные апартаменты» и хорошее питание. Но, кажется, пес не оценил оказанного гостеприимства: миска с едой стояла не тронутой.
    -Почему же ты не ешь?- огорчился Митрич.
    Пес, не поднимая головы, настороженно следил за стариком.
    - Тоскуешь, да? - снова  заговорил Митрич. - Я-то тебя понимаю, но и ты меня пойми. Начальство приказало тебя накормить. А что я скажу? Что собака объявила голодовку? Мне ж никто не поверит!  Молчишь? Ну, молчи, молчи…Залез бы хоть в будку, ветер вон какой…
     Старик ушел.
     Оставшись один, пес понюхал миску с едой и облизнулся. Его давно мучил голод, но хорошо воспитанная собака знает, что без команды есть нельзя,  тем более, на улице. Поэтому он вернулся на свое место и,  тяжело вздохнув, снова растянулся на земле.
     Вот уже двое суток он здесь, привязан к ветхому деревянному домику длинной веревкой. Другие собаки не обращают на него внимания. У них своя жизнь, своя работа: охранять хозяйство от грабителей и громко лаять, услышав любой подозрительный шум.
     Первые капли дождя гулко ударили по земле, застучали по жестяной крыше строений. Недовольно заурчал гром, и ночной мрак разорвала трескучая молния. Свирепый шквал атаковал кроны старых тополей. Сломанные ветки полетели на землю. Одна из них упала рядом с конурой, загородив лаз, тем самым, отнимая у пса последний шанс переждать непогоду в тепле. Пес дернул веревку, пробуя ее на прочность, но быстро понял, что капроновый шнур порвать не удастся. Тогда он  лег на мокрую землю и вцепился в веревку зубами…

     Дождавшись, когда ливень немного поутихнет, Митрич вышел покурить на воздух. На стройбазе, где кругом полно сухого дерева, курить можно было только в отведенных для этого местах. Сторож удобно устроился под широким навесом, следя, чтобы капли воды, падающие с крыши, не попадали на ноги в домашних тапочках. Он чиркнул спичкой, собираясь зажечь сигарету, как вдруг что-то огромное черной тенью метнулось мимо него и, без труда перемахнув полутораметровый забор, скрылось из вида.
     -Стой! Куда ты, Норд? Вернись!.. – крикнул старик вдогонку.
     Он выбежал на дождь, но, поняв, что пса не догнать, вернулся обратно:
     -Вот шельмец, удрал все-таки! Оно понятно, не дело такой собаке на привязи сидеть. А что я теперь начальству скажу…, - проворчал он.

Огрызок веревки болтался на ошейнике, оставляя на сырой земле четкую полоску, но Норд не обращал внимания на такие пустяки. Он бежал домой, туда, где жили хозяева и маленький мальчик, безумно любивший его. Верное собачье сердце сжималось в тревоге: как там они? Вдруг обидел кто? Люди такие беспомощные, не могут даже защитить себя. Нет ни когтей, ни острых клыков…
 Дождь к тому времени прекратился, оставив после себя на пустынной дороге огромные лужи. Ветру удалось разогнать последние полчища туч, и на ночном небе ярко засияли умытые звездочки. Старые деревья провожали одинокого скитальца, махая вслед мокрыми ветками.
Пес мчался вперед, не жалея лап, которые к тому времени покрылись липкой грязью.
Проселочная дорога вильнула вправо и вывела к шоссе. Норд остановился, чтобы напиться из лужи, и радостно взвизгнул: далеко впереди сверкал разноцветными огнями витрин спящий город. Скорей домой! И пес с утроенной силой помчался по ночному шоссе.

Ранним утром,  с восходом солнца, дворничиха тетя Нина начала убирать двор. Собирая бумажки и пустые пластиковые бутылки, она по привычке ворчала, что с каждым днем мусора становится все больше, а ее терпения – все меньше. Как вдруг тетя Нина заметила большую овчарку, терпеливо ждущую хозяина возле подъезда. «Кому-то не спится, в такую рань вывел собаку погулять», - подумала она, продолжая складывать мусор в мешок. Но время шло, а никто не появлялся. Тогда дворничиха подошла поближе, чтобы рассмотреть непрошенного гостя.
-Потерялся, что ли? – рассуждала женщина. – На бродяжку, вроде, не похож, хоть и заляпан грязью с головы до ног: вон ошейник какой дорогой. Где ж твой хозяин?
Услышав знакомое слово, пес радостно вскочил и залаял.
-Что? Понимаешь, да? – сказала тетя Нина. – Все ты понимаешь, только сказать не можешь! Голодный, поди…
Дворничиха достала из кармана спецовки большой бутерброд с колбасой и протянула  собаке:
-На, поешь!
Норд осторожно понюхал, но есть не стал. Зачем эта добрая  женщина разговаривает с ним? Лучше бы отвела домой, к хозяину. Он за закрытой подъездной дверью, неужели не понятно?!  Даже здесь, на затоптанной другими людьми, площадке, чувствовался знакомый запах.
К тому времени рабочий люд потянулся на работу.
-Да у вас тут собака! Ой, какая грязная! – заговорила с дворничихой проходящая мимо женщина. – Заведут, а потом бросают! Какой народ пошел жестокий…
-По всему видать, что домашняя, с ошейником. И все глядит куда-то, будто окна свои высматривает, - охотно отозвалась дворничиха.
Из подъезда вышел молодой мужчина и тоже остановился поболтать:
-Кажется, это Комельковых собака, из пятьдесят третьей квартиры. Слышал я, что они по телеграмме уехали, а собаку хотели у друзей оставить. Неужели  убежала?
-И что нам с ней делать? – спросила сердобольная женщина.
-Не знаю, мне на работу пора, а собаками пусть соответствующие службы занимаются, им за это деньги платят, - ответил мужчина и быстро ушел.
Женщины тоже вскоре разошлись, каждая по своим делам, и Норд остался совсем один. Вокруг ходили люди, много людей, но больше никто не обращал на пса внимания.
К полудню стало невыносимо жарко, и Норд был вынужден искать спасения в тенистом парке, который начинался прямо за домой. Он помнил  каждую тропинку, каждый кустик…Здесь они любили гулять с хозяином, играли в мячик, или просто сидели на лавочке у бассейна, глядя на воду, и думали каждый о своем.
Хотелось пить, и Норд направился к открытому водоему, где купались утомленные жарой люди.
-Смотрите, какая собачка! – раздался детский голосок.
Под большим деревом отдыхали в тени молодая мама с дочкой, а на покрывале была разложена еда.
-Не подходи, она бродячая, укусить может! – крикнула женщина.
-Нет, не укусит! А можно я ей пирожок дам?
-Ну, дай!
Девочка смело протянула голодному животному пирожок. Норд жадно втянул носом любимый запах и облизнулся. Хозяйка часто что-нибудь пекла  и ему всегда перепадал кусочек-другой. Он  потянулся к угощению и осторожно взял пирожок из рук девочки. Бороться с голодом трудно, особенно такой большой собаке, как овчарка. И голод победил хорошие манеры,  пес попросил у людей еды еще.

Весь день он отлеживался в тени, ожидая, когда спадет жара, а  с наступлением темноты отправился на поиски хозяев. Он снова оказался у родного дома, долго смотрел на пустые окна и лаял, пока не понял, что за ним никто не придет, не приласкает и не накормит. Тогда пес потрусил, куда глаза глядят, решив, что будет прибегать к дому каждый день.

Ноги сами принесли его на мусорную свалку. Пахло дымком и пищевыми отходами. Приступы голода снова одолевали пса, может, здесь ему удастся раздобыть что-нибудь съестное.
В мусорном контейнере копалась стая бродячих собак. Увидев чужака, лохматый  вожак ощетинился и злобно зарычал. За ним разноголосо залаяли остальные. Одна маленькая собачонка подбежала и попыталась укусить овчарку за ногу. Такое нахальство прощать нельзя! Норд цапнул выскочку за загривок, и напуганная до полусмерти  шавка, скуля и поджимая хвост, помчалась к своим. Как по команде дикая свора бросилась на противника. Собаки сплелись клубком, только пыль да куски шерсти летели в разные стороны. Злобный лай, рычание и скулеж раненых взбудоражили окрестности…
Разгоряченные дракой, бродяги не видели, как два человека в форме вынырнули из кустов и остановились неподалеку.
-Мать честная, сколько их тут! – воскликнул один.
-Расплодились, твари! - подытожил его товарищ. – Кончай всех, да поживей!
Милиционеры достали оружие и через мгновение раздались первые выстрелы. Бродяжки бросились наутек, но кое-кто убежать не успел, и их добивали на месте.
Покусанный Норд с трудом поднялся и, покачиваясь, сел. Неужели все так быстро закончилось? Куда все подевались?
-Э, да тут овчарка! – раздался человеческий голос. – Неужели тоже беспризорная?
-А тебе не все равно? Был приказ кончать всех. Стреляй да пошли, есть хочется.
-А вдруг его хозяева искать начнут? Пес-то, вроде, с ошейником?
-Дурак ты, Ваня! Разве будет домашняя собака по помойкам шляться? Стреляй!
-Не могу! Он на меня смотрит…
Норд выпрямился, не обращая внимания на кровоточащие раны, и смело взглянул в лицо опасности.
Люди! Почему вы так жестоки? Почему решаете, как нам жить и когда умереть?..
За свою короткую жизнь пес не знал предательства, был обласкан любовью ребенка, заботой и вниманием хозяев, поэтому не боялся умереть, от рук людей он готов был принять даже смерть.
-Тоже мне, мент! Дай-ка я! – раздался окрик.
И в ту же секунду хлопнул выстрел…

Комельковы вернулись в город через месяц, и только тогда узнали, что их любимая собака пропала. Они объехали весь город, но не нашли.
В тот день они возвращались из собачьего приемника, где томились в ожидании своих хозяев множество потерявшихся собак, но среди них не было Норда.
-Нам надо научиться жить без него! Быть может, когда-нибудь он отыщется сам, - говорил отец плачущему сыну.
Навстречу им по тротуару прошел милицейский патруль, ведя на поводке прихрамывающую собаку. И вдруг тишину безлюдной улицы разорвал детский крик:
-Но-орд!
Овчарка вздрогнула и рванулась на этот крик. Молодой патрульный с трудом смог удержать поводок, но пес продолжал вырываться и никак не реагировал на окрики и команды. Милиционеры оглянулись и увидели маленького мальчика, бегущего к ним.
-Отпусти собаку, - тихо сказал старший, - она нашла своего хозяина.

111. Кошкин сон   

Спит у моря кошка,
Тихий плеск волны,
Лунная дорожка,
Видит кошка сны.
Снится кошке дворик,
Белый домик, сад,
Добрый мальчик Жорик
Всем на свете рад,
Теплая коробка,
Коврик, сапоги
И сестренки робкой
Первые шаги,
А еще теплее,
Если выпал снег,
Спать на батарее,
Жорик- лучше всех.
Но продали дворик,
На двери замок
И уехал Жорик-
Кошек всех в мешок.
Выбиты окошки,
Но остались сны-
Дома нет у кошки
Только плеск волны.

112. Братья наши меньшие.

У одной одинокой  старушки  во дворе деревянного дома  жила собака. Это был обыкновенный  большой пес - дворняга коричневого цвета. Но и как все дворняги, пес был очень умный. Раньше, когда старушка была по моложе, то кормила и жалела его  как родного. Ведь подобрала она его на улице маленьким щенком.  Шло время , старушка ослабела, у нее не стало сил смотреть не только за собакой, но и за собой. Родственники редко навещали ее. Сейчас такое время , все заняты только собой и думают как бы выжить. Бабушка пожила еще немного и померла. А ее Рекс остался один на один со своей судьбой. Но голод не тетка. И пошел Рекс искать себе пропитание. Ходил он по мусоркам и по свалкам, даже повадился попрошайничать на автобусных остановках. Подойдет к людям и стоит, ждет, авось кто кинет кусок мяса или колбасы. Заходил он и в магазины, хотя оттуда его и прогоняли. В общем, пес превратился в бомжа+
Пятнистый спаниель Жанн несколько лет жил в доме. Хозяйка была добрая. Но ее сократили с работы, и питаться ей стало не за что. Решила женщина отвезти собаку в другой район города и оставить ее там, вдруг кто подберет. Так и сделала. Жанн ходил по чужим дворам в поисках своего дома и хозяйки. Но потом понял, что здесь его дома нет. Вспомнила собака, что хозяйка везла его на троллейбусе, когда увидел троллейбус на улице. Недолго думая, Жанн вскочил в машину на остановке и поехал , куда глаза глядят. А глаза его глядели на улицу, по которой ехал троллейбус, и искали свой дом+
Тарзан жил у  Паши. Мальчик любил и жалел его. Но так же, как и остальным псам , ему не повезло. Когда в семье начались проблемы с деньгами ,собаку выбросили на улицу. Бедный голодный и замерзший пес болтался по холодным улицам , пока совсем не ослабел и не слег на тротуаре возле остановки, как бы прося помощи у людей+
Да, в наше тяжелое время трудно не только людям. Все тяготы и невзгоды этого жестокого времени ложатся и на братьев наших меньших - собак и кошек.

113.   СОБАЧЬЯ ПРИВЯЗАННОСТЬ
 
Она приблудилась к нему сама. Нет, он не искал ее и не звал к себе. Ему никто не был нужен. Он привык жить один. Но когда она подошла к нему и ткнулась своей мордочкой в его ноги, он не прогнал ее. Она доверительно взглянула в его глаза и , не прочитав там ничего плохого, осталась. По утрам она тихо сидела у двери и ждала его. Когда он выходил, собака вскакивала и , радостно виляя хвостом, терлась у его ног.
Нет, она совсем не была ему нужна. Но он и не прогонял ее. Иногда кормил и даже ласково трепал ее мягкую шерсть. Собака привязалась к новому хозяину и , как могла, по-собачьи, защищала его дом, который , ей казалось, теперь навсегда стал и ее домом. Но часто жизнь складывается не так, как хотелось бы нам. У всех в жизни случаются перемены и повороты в стороны. Только у одних людей этих перемен меньше, у других больше. Вот и судьба пса не предвещала ему ничего радостного. Потому что его хозяину предложили работу в другом городе , и он , конечно же, решил ехать туда, а собака +Ее дальнейшая жизнь его не волновала. Что ему до жизни пса, если нужно устраивать свою жизнь!
Нет, собака не сделала ему ничего плохого. До самого отъезда она доверительно смотрела на него и чего-то ждала. И только когда он сел в машину и выехал со двора, она где-то в глубине своей собачьей души почувствовала, что он уже никогда не вернется, чтобы потрепать ее между ушами и ласково посмотреть в ее собачьи глаза.

114. Рождественский подарок
 
Скай сидел за столом, глубоко задумавшись. Собираться в командировку было рановато – до Рождества еще больше месяца. Но сигнал поступил такой сильный, острый, и теперь Скай не мог решить, ждать Рождества или срываться раньше времени.
Пульсирующая нить желания была то натянута как струна, то странно ослабевала, заставляя Ская тревожиться. Мысли метались, и он никак не мог принять решение. Вдруг сигнал пропал.
Секунда, две, три… Скай вслушивался замирая. Вот, появился, слабенький, едва различимый.
Решение принято. Скай стал собираться в путь.
Осень. Она была сегодня особенно сердита. Дождь, зарядивший с вечера, обещал быть долгим. Деревья в старом парке, сбросившие почти всю листву, стояли неприкаянные и грустные. Между их голыми ветвями гулял ветер, срывая последние листья и наслаждаясь простором. Под большим старым кленом он собрал целую кучу рыжих листьев, и раздумывал, сразу ли их разбросать по свету или немного поиграть и пошалить с ними. Вот эту-то кучу и облюбовал себе рыжий. Он довольно долго бродил по парку, продрог, промок, пока не забрался в свое легкомысленное убежище. Он давно был один, и даже в памяти не сохранилось ничего, напоминающего теплый дом.
А Скай торопился. Он очень торопился, боясь опоздать.
Наступило серое холодное утро. Низкие тяжелые тучи нависли над парком, дождь прекратился, ветер стих. Заметно похолодало. Снег, наверное, скоро будет снег, шелестело вокруг. Рыжий почти слился с рыжими листьями. Только черные блестящие глаза выдавали присутствие чего-то живого.
- Папа! – А почему больше никто не гуляет, только мы?
- Потому, солнышко, что тетя врач велела тебе гулять как можно больше. И тогда ты быстро-быстро поправишься.
Папа с дочкой медленно шли по дорожке, рассматривая мокрые деревья, листву под ногами.
- Вот дойдем до того большого клена и пойдем домой. – Мужчина держал теплую ладошку дочери в своей большой горячей ладони.
Скай почти добрался. Где-то здесь, совсем рядом… Сигнал был очень сильным, ярким. Все. Есть!
Рыжий вздрогнул. Странное тепло и покой наполнили все его существо. И чей-то голос ласково спросил:
- Что ты желаешь? Говори.
- Имя.
- Имя? – Скай удивленно переспросил. – Ты хочешь имя?
- Да. – Прошелестело в ответ тихо и растерянно.
Скай тоже был в растерянности. - Ну, что ж, имя, так имя.
Папа с дочкой подошли к большой куче рыжих листьев под кленом.
- Ну что, маленький мой, пойдем домой?
- Ой, папа! – Девочка остановилась, вглядываясь в рыжину листьев.
- Там… там Дружок!
Девочка в восторге смотрела на рыжего.
- Папочка! Заберем его с собой. Это же Дружок!
Рыжий смотрел на этих двоих: большого мужчину и маленькую девочку.
Дружок! Это он - Дружок! Он! И его заберут с собой!
Потихоньку, словно боясь вспугнуть свое нечаянное счастье, маленький рыжий щенок подошел поближе. Мужчина присел перед ним на корточки и протянул свою руку. Щенок ткнулся в ладонь холодным мокрым носом и лизнул ладонь, выражая свою благодарность и радость.
Скай смотрел сверху и улыбался. На земле стало на три счастливых души больше. Он возвращался удовлетворенный. Первый Рождественский подарок был самым необычным и самым значимым за все века его работы по исполнению желаний.
Вернувшись домой, Скай принялся разбирать поступившие сигналы – желали дорогих машин, золотых колец, красивых женщин и яхт. Чего только не желали…
Не желали одного. Имени.

115. ДИН
 
Капелька росы, съежившись от ночной прохлады, повисла  на кончике зеленой сочной травинки и, не удержавшись, упала вниз, прямо на нос, разлетевшись на сотни  маленьких брызг. Дин безразлично продолжал наблюдать, как  на стебельке  скапливалась  новая освежающая влага. Светает.  В желудке громко запел голод. Пес нервно облизал  мокрый нос. Сейчас, наверное,  дома готовят  что-то вкусное. Скорее  всего,  его любимую  запеченную курицу с  золотистой  ароматной корочкой. Дин сглотнул. Еще   захотелось кушать. Вдали по смежной дороге зашуршали колеса автомобиля.  Собака тут же вскочила и с радостным лаем  бросилась  навстречу. Но автомобиль, посигналив, промчался мимо, обдав вихрем просочившегося бензином, пылью и  городом воздуха. Дин  с грустью  посмотрел вслед  удаляющейся  по лесной дороге  машине. Нет, он   все равно  придет. Он не может не приехать. В голове  представилась картина встречи:  тормозит  машина и из нее выбегает встревоженный Он. Безнадежным  взглядом  проводит по лесу  и видит Дина.  Пес представил,  как они бегут навстречу  друг другу и  валяются в траве, визжат, кричат от счастья. Нет. Он обязательно  вернется. Он не оставит Дина. От этих мыслей  стало теплее. Даже голод  с ужасом зарылся  куда-то  далеко  в подсознание. Пес  медленно вернулся на место. Главное никуда не уходить. Ведь  Он  будет искать Дина. Вдруг разминутся? Такого  нельзя допустить. Глаза  снова  уставились на ползущую  вниз капельку.
В воздухе появились первые  улыбки  солнечных лучей. Дин  встречает сегодня  пятнадцатый  рассвет. На  том же месте. Разве это  важно? Главное что Он вернется. Все  остальное пустяки. Желудок  снова свела судорога  голода. А вдруг  Он забыл дорогу? Вдруг  Он ищет Дина в совершенно другом месте? Он страдает. Дин  видел однажды  как Он плакал. Тогда  было очень страшно. Хотелось  выть. Но Дин понимал, что этого делать нельзя. И поэтому лишь усердно тыкался  своим холодным носом, облизывая руки, пытаясь успокоить Его. Вдруг Он  сейчас плачет? Ведь во всем этом виноват Дин. Почему  не успел  вскочить в машину? Почему не догнал? Пес нервно задергал  ушами. Нельзя  оставаться. Надо идти. Найти Его. Спасти. Успокоить.
Собака поднялась и, слегка прихрамывая, побрела  по горячему  удушающему  асфальту.

Артем нервно дернулся. Машина, повторяя  движение хозяина, вздрогнула и замерла  в создавшейся пробке. Время позднее. Жена   снова будет сердиться, снова не погуляет с сыном. Пальцы судорожно  отчеканивали барабанную дробь.  Он  просто  не хотел ехать домой. Уже месяц  его мучило  раздражение и  озлобленность. Словно что-то  пропало,  было – и не стало. Все началось с момента,  когда у сына  обнаружили  астму. Лена категорически настояла  на вывозе собаки  из дому. Его собаки. Его Дина. Как он мог!  Бросить  того, кто не раз  защищал, кто каждое  утро будил  его  своим шершавым  языком, кто учил его радоваться  жизни…
 Как он мог  выбросить  того, кто  по-настоящему любил? Оказалось  смог. И сразу стало пусто. Ненужные фразы, обязанности. Артем  не раз  возвращался  на то место, где оставил  часть себя, бродил по нетронутой траве, звал - напрасно. Если бы все вернуть… Если бы…

Дин устало опустился возле  так любимого забора. Ломило все тело. Хотелось пить. Хотя нет. Уже не хотелось ничего. Просто  лечь и заснуть. Заснуть навсегда. Но единственная мечта не давала  сделать это. Дин  должен  дождаться хозяина, успокоить его. Тогда все. Тогда можно. Просто  увидеть его  глаза, услышать голос…

Артем  вышел из  машины. Уже темнело. Привычными движениями  открыл ворота. И только  тут заметил худого, еле держащегося на ногах  пса.  Он просто  стоял и вилял хвостом.
  - Пшел  вон.- Нервно пролепетал Артем.
Но  пес  не сдвинулся. Наоборот, пошел навстречу, но, не дойдя до Артема, упал. И вдруг что-то кольнуло в самом сердце.

Дин  пытался, но не смог дойти до него. Что-то  вдруг сломалось. Какая-то пружина лопнула. Он  лишь со всей преданностью  вглядывался  в такие родные черты. Хозяин  подбежал, положил  его голову на колени и все плакал.
    - Дин, мой милый Дин, прости… прости меня…
Дин  был счастлив. Он нашел  хозяина. Теперь можно поспать.
Не переживай, хозяин, все теперь будет хорошо.
Он  лизнул  сухим  шершавым языком  щеку, вытирая слезы. Все  будет хорошо.
Голова  собаки бессильно  повисла на руках…

8.10.07

116. Щенок

Он готов подарить вам тепло,
Своё нежное, верное сердце.
На земле одному тяжело
Жить, пытаясь дыханьем согреться.

Столько дней беспризорный щенок
В одиночестве бродит по лужам.
Ожидающим взглядом зовёт
Уходящих куда-то прохожих.

Нет ни дома, ни матери нет.
Дождь на землю с небес тихо капал.
Не дотронется солнечный свет
До озябших, промокнувших лапок.

Опустившись на тающий снег,
Заскулив одиноко, по-волчьи,
Он прижмётся к холодной стене
Этой тёмной, пронзительной ночью.

Люди мимо куда-то бегут,
Создают себе новые цели.
Посмотри, самый преданный друг
Свою жизнь тебе может доверить.

117. ШКОЛЬНАЯ ДВОРНЯГА

Обычная дворняга,
Совсем простой окрас,
Не злюка и не скряга,
Пристроилась у нас.

Весь день гоняла кошек,
Мотаясь взад – вперёд,
Не трогала хороший
Почтеннейший народ.

Обжит был школьный дворик
Дворнягой в полчаса.
Любитель кошек – дворник
Проказы ей списал.

Узнала досконально
Где кухня и где склад.
У нас ей жить нормально,
У нас ей каждый рад.

Начальство подбирало
Ей кличку три часа,
Но Мухой обозвала
Собаку ребятня.

Всё оценив как надо,
Разведав что по чём,
К нам привела с детсада
Щенят, к плечу плечо.

Мы тут же обомлели,
Ухмылкой сжав укор,
Ишь мухи налетели
На тихий школьный двор.


118.   Дворняга.
         
Снег валит, на улице так зябко.
Все идут, носы в воротниках.
Кутаясь в платки и шарфы,
Слёзы застывают на щеке.

И никто не видит маленькой дворняги,
Что, поджавши хвост, на всех глядит.
И глаза её глядят печально,
А сама от холода дрожит.

Люди, бросьте её кусочек хлеба,
Дайте ей чего-нибудь поесть
И откройте дверь подъезда,
Пусть она согреется теперь.

Маленькая, тощая дворняга
Самый верный, преданный друг твой.
Ты пригрей собаку, приласкай лишь
И вернее друга не найдёшь.

Боже, помоги дворняге серой,
Дай хозяина ты ей и тёплый кров.
И служить дворняга будет верно,
И защитит хозяина и кров.

119.  Пунька
 
Летом третьекласснику Пашке привезли из деревни крольчонка. Точнее – маленькую белоснежную крольчиху, которую за похожесть на кусочек белого пуха ласково назвали Пушинкой… Однако длинное имя как-то не прижилось, и Пашка быстро сократил его до простецкого «Пунька». Так и приклеилось – Пунька да Пунька. Все и привыкли к этому.
Подарку такому Пашка очень обрадовался и играл с милым «домашним зайчиком» целыми днями. А Пунька была просто счастлива и запомнила эти первые свои месяцы как время добрых улыбок, больших тёплых рук и ласкового смеха. Ведь хозяин очень любил её, и она отвечала ему огромной любовью и преданностью…
Как-то раз среди ночи Пашка проснулся от бойкой барабанной дроби, отбитой по его ногам. Включив свет, он увидел Пуньку, которая еще раз пробарабанила своими передними лапками по тому же месту, как какой-нибудь весёлый зайчишка из мультика на игрушечном барабанчике… Оказалось, что кто-то по ошибке закрыл на ночь дверь в ванную комнату, где стоял специальный маленький Пунькин туалетик. Вот она и решила таким способом разбудить хозяина, чтобы попасть туда, куда ей, видимо, очень хотелось.
После этого случая, подивившись её уму, Пашка решил заняться дрессировкой. И хотя все вокруг твердили, что кроликов не дрессируют, но… вскоре Пунька научилась выполнять кое-какие из команд. Например, подавала мелкие вещи. Причём, делала это со столь гордым видом, что всем вокруг сразу становилось понятно: Пунька – помощница и занята делом исключительной важности… Зато потом принимала призовое угощение с такой милой и забавной мордочкой, будто хотела сказать: «Я рада, что вам понравилось! Мне – тоже!»
 А угощали Пуньку много и от души. Все пытались накормить её чем-нибудь вкусненьким, и потому чего она только не перепробовала! Груши, арбузы, виноград, печенье, халву и многое-многое другое… Вот только конфеты не очень-то уважала. Да и, если честно,  то всем деликатесам предпочитала обыкновенную траву, засушенную с лета…
Однако всё хорошо в отношениях Пашки и Пуньки было не всегда – иногда случались и разногласия. Например, когда у Пуньки чесались когти – весьма доставалось обоям. Драла она их нещадно (а что делать, если когти, когда растут, чешутся нестерпимо?!). Подерёт-подерёт, бывало, и сразу же бежит к Пашке, чтобы сунуть свою повинную ушастую голову ему под мышку (знак высшего доверия у животных). Пашка шлёпнет её пару раз от досады по хвостатому месту, и – опять мир да лад…
Впрочем, иногда бывал виноват и Пашка. Вот взял как-то раз и накормил Пуньку чесноком, шутки ради. Та, веря хозяину, честно съела всё, что дали (а это для крольчихи – как для человека съесть целую тарелку чеснока без хлеба!), потом только смотрела на всех страдающими глазами, мучаясь от жжения в животе…
Но такое случалось редко. А в основном, в обычной повседневной жизни, Пунька буквально купалась в любви. И сама любила всех, кто был с ней ласков. Вот так вот дружно и жили…
Незаметно пролетела осень. Вслед за ней прошла и зима… Пунька выросла, став довольно большой, и Пашке уже как-то наскучило с ней возиться. Он всё больше и больше времени начал проводить вне дома, с друзьями.
Вскоре милая, добрая крольчиха стала для него просто живой надоевшей игрушкой. И как она ни ластилась к нему – он всё чаще только отмахивался от неё, мол, «Отстань!» А порой и вовсе грубо отпихивал от себя, если очень уж приставала.
Пунька чувствовала, что что-то изменилось, что её любят уже не так сильно, как прежде. Это ужасно страшило её, но как показать хозяину свою любовь она не знала, а потому постоянно лезла к нему и… только злила его этим…
Время шло. Кончилась весна – к лету «игрушка» надоела окончательно. Да и все собирались ехать отдыхать к Чёрному морю, а оставить Пуньку было не с кем. Поэтому, на предложение старших «Давай отвезём Пуньку обратно в деревню!», Пашка, не задумываясь особо, махнул рукой: «Давай!»  И Пунькина судьба была решена.

…Через неделю Пунька была уже в деревне, где её сразу же посадили в деревянный ящик-клетку…
Бедная крольчиха сидела в этом тесном, тёмном, закрытом ящике, и жуткое отчаяние переполняло её маленькую дрожащую душу. Она мучительно пыталась понять: что случилось?! За что её заперли в этот ящик?! Почему не берут на руки, а только грубо поднимают за уши?! И самый главный вопрос – где хозяин?! Где тот, которому она дарила всю свою любовь и преданность?! Почему он не приходит и не спасает её?!. Неужели её бросили и она больше никому не нужна?!.
Поверить в это было страшно. Столь страшно, что порой Пуньку прошибал прямо-таки леденящий ужас. В такие моменты она металась по узкой клетке и с силой билась о стенки. Она бунтовала. Она отказывалась есть и пить… Но дни проходили за днями – надежд оставалось всё меньше, и несчастная Пунька  буквально таяла от горя…

…Когда через месяц Пашка приехал в деревню, Пуньки уже не было на свете…
Поняв, что ничего нельзя исправить, он попытался просто забыть обо всей этой истории. Однако… не учёл, что те, кого предали, навсегда остаются в памяти предавших горьким укором.
Таким, каким и стала для него Пунька…

120. Монолог потерявшегося щенка.

Я - попавший в передрягу,
Я забился под корягу,
С каждым часом мне все хуже:
Мокнет хвост в огромной луже,
Мерзнут лапы, нос и уши,
Хоть они пока на суше,
Без еды урчит живот.
Утром счастлив был и вот
От своей привычной миски
Вдруг за запахом сосиски
Побежал, не чуя ног+
Где теперь родной порог?
Вся округа незнакома,
Как же мне дойти до дома?
Как же мне вернуться к Вовке,
Чтоб погладил по головке,
Завернул в пушистый плед?
Вредный дождик вымыл след+
Может выручишь прохожий
На хозяина похожий
И возьмешь к себе пока
Заплутавшего щенка?

121. Черный кот
 
Как-то в жаркий августовский день, в самый солнцепек, я и Захарка расположились в тени огромного клена. Между нами на травке возвышалась небольшая кучка сладчайшего Белого Налива из нашего сада. Только мы собрались полакомиться яблочками, как из-за соседнего дерева появился черный кот. Грациозно выгнув спину, с хвостом трубой, он, не спеша, приближался к нам.
– Смотри, Вовка, Уголек пожаловал, – сказал Захарка, – наверное, тоже яблок захотел.
– Не-а,  коты яблок не едят, – ответил я, откусывая большой кусок.
– Ну, тогда ему, наверное, просто скучно, – сказал Захарка и позвал Уголька, – иди к нам, кис-кис.
Уголек – местный бездомный кот. Никто не знает, как он появился в нашем поселке. Папа, например, говорил, что кто-то привез на автобусе, оставил на станции, а сам уехал. Другие считали, что он из соседней деревни,   убежал от плохих хозяев. Но и у нас его никто пока не приютил, у всех есть свои, родные кошки и собаки. Да и звали люди Уголька по-разному – кроме Уголька еще и Чернышом, и Фантомасом. А кто и просто «котяра».
Между тем Уголек подошел к нам и стал тереться о Захаркину ногу.
– Смотри, как ластиться, – заметил я, – совсем как домашний.
– А бабушка говорит, что все коты в душе бездомные, особенно ночью. Но если хорошо покормить, сразу домашними становятся, – ответил Захарка и погладил Уголька по спине. Тот аж замурлыкал от удовольствия.
Молча мы съели еще по яблоку, и тут Захарка выдал:
– Слушай, Вовка! А пойдем с Угольком на станцию. Может, прежние хозяева его просто потеряли, и теперь путешествуют в автобусах, ищут своего любимца.
– Точно, как мы раньше не догадались! Пошли.
***
Хотя наш поселок совсем не большой, но рядом с ним проходит очень важная дорога. По ней непрерывным потокам движутся и огромные фуры, и легковушки. Каждые полчаса-час проезжают большие автобусы. Они останавливаются у автостанции на окраине на пять-десять минут, чтобы водитель отметил документы, и мчат дальше.
Из первого же автобуса вышло несколько человек. Они стали прогуливаться по перрону, разминая ноги. А мы с Захаркой начали «наглядную агитацию». Показывая всем удобно устроившегося на моих руках Уголька, предлагали:
– Тетенька, не вы котика потеряли? Не потеряли? А может, так возьмете, задаром? Посмотрите, какой симпатичный.
– Дяденька, у вас дети есть? Сделайте им подарочек – возьмите красивого черного котика.
Но Уголек никому не был нужен. На пятом автобусе мы устали и присели отдохнуть на лавочку.
– Не понимаю, – сказал Захарка, – такой чудный котик и никому не нужен. Даже бесплатно! Хоть самим заплати, чтобы приютили! Только вот денег нет.
– А что! – воскликнул я, – это идея.
Сгорая от нетерпения реализовать мою «гениальную» идею, мы едва дождались очередного автобуса. Высокий, двухэтажный, с темными стеклами, он плавно затормозил у платформы. Водитель отправился к диспетчеру, а мы вошли в салон. Набравшись храбрости, я начал свою речь:
– Уважаемые дамы и господа! Посмотрите на этого прекрасного котика по имени Уголек. Он практически домашний, но пока без хозяев. Возьмите его, пожалуйста, а мы за это споем вам песню.
И мы с Захаркой запели громкими звонкими голосами:
– Жил да был черный кот за углом,
И кота ненавидел весь дом.
Только песня совсем не о том,
Как не ладили люди с котом…
Сидевший на первом месте здоровый краснолицый дядька в кожаном пиджаке остановил наш номер:
– Хватит, ребята.
Он достал из кармана кошелек, вытащил из него сто рублей:
– Вот возьмите.
– Нет, что вы, – запротестовал я, – нам не надо. Мы не из-за денег.
– Бери, я сказал. Это вам за весь автобус. Купите коту своему вискас и себе по шоколадке. И я прошу – не пойте больше, не надо. Не получается у вас.
Сгорая от стыда, мы выбрались из автобуса и отправились с Угольком обратно в поселок. Под старым огромным кленом отпустили его на волю.
***
А вечером меня дома ожидала хорошая взбучка.
– Сынок, ты зачем нас с отцом позоришь? – начала мать. – Ну, чего тебе не хватает, ты бы сказал…
– Только подумать! – сердито продолжил отец, – наш сын просит милостыню по автобусам! Кого мы с тобой, мать, растим? Будущего нищего или настоящего мужчину?
Я молчал, потупив глаза. Крупные слезы катились по щекам. Я плакал не от страха быть наказанным. Мне было жалко. Жалко себя. Жалко Захарку, который тоже сейчас получает от своих родителей по первое число. Жалко Уголька.
– Деньги вам зачем понадобились? – спросил отец.
Я достал из кармана мятую сторублевку.
– Не нужны нам вовсе деньги, – ответил я, – совсем даже наоборот.
И рассказал всю историю об Угольке, с самого начала. Это слегка успокоило маму и папу. Они даже заулыбались. Тогда я набрался храбрости и спросил:
– А как же Уголек, может, возьмем его к себе?
– А как же наша белая пушистая Маркиза? Думаешь, они смогут ужиться? – сказала мама.
В это время зазвонил телефон. Мама сняла трубку и, поговорив с минуту, протянула мне.
– Вова, это тебя. Захар.
– Алло,– сказал я.
– Привет. Ну, как ты?
– Уже нормально. А так, досталось, конечно.
– У меня тоже самое. Спасибо бабушке. Слушала, слушала, как меня воспитывают, и не выдержала. Говорит: «Ну ладно, заберу я завтра этого Уголька-Фантомаса с собой на дачу. Где трое котов живут, там и четвертый не пропадет…»
– Ура! – вскричал я, – У Уголька будет дом!
Мама с папой переглянулись и рассмеялись. И мне стало так легко и радостно, что я тоже рассмеялся. Громче всех.

122. ДВОРНЯЖКА ИЛИ ИСКЛЮЧЕНИЕ ИЗ ПРАВИЛ
   
Давным-давно, когда на земле ещё не было ни деревень, ни больших городов, а люди жили рядом с дикими зверями, в одном лесу неподалеку от человеческого стойбища обитала стая собак под предводительством Большого Пса. В своре были разные собачки: и большие, и маленькие; и короткошёрстные, и пушистые, у одних были быстрые ноги, у других чудесные носы.
Большой Пёс был очень стар и болен, поэтому собаки перестали слушаться своего вожака, и всё в своре перепуталось.
Нелегко жилось четверолапым в лесу, и вот однажды они подружились с людьми, которые стали кормить собак и давать им место у костра. Животные  так  привыкли полагаться на двуногих друзей, что перестали ходить на охоту, искать логово для выращивания щенков - вся их жизнь была направлена на то, чтобы заслужить у человека похвалу, лучший кусочек мяса и тёплую конуру.
Вскоре людям стало трудно добывать еду для себя и для своих друзей собак, и тогда вождь человеческого племени пришел к вожаку стаи. При свете факелов на стенах большой пещеры они составили договор, в котором отразили все условия совместного существования двух стай и назвали его Великая родословная.
Те, кто не имели силы и чуткого носа, но были изящны, нежны и ласковы, становились домашними любимцами - декоративными собаками. Они должны были веселить женщин племени, играть с детьми и составлять компанию старикам.
Собаки, которые имели быстрые ноги для неутомимой погони, азартные и выносливые преследователи, что со знанием дела могли окружить добычу, становились охотничьими псами.
Собаки, которые имели крепкие зубы, обладали невиданной мощью и развитым умом, должны были помогать людям охранять свои жилища, пасти скот.
Так и появились породы.
Договор был составлен, скреплен руколапым пожатием и оглашён перед племенами.
Большой Пёс больше не боялся оставить свою стаю на произвол судьбы и мог спокойно отправиться к звёздам, но и оттуда он продолжал следить за своими подопечными, чтобы при необходимости прийти к ним на помощь.
Зимой, когда появляется первый снег, ты можешь увидеть созвездие Большого Пса, которое подмигивает тебе самой яркой звездой ночного неба под названием Сириус.
А теперь устраивайся поудобнее - наша история только начинается...
Итак, собаки и люди заключили между собой договор, по которому каждая собака обрела себе хозяина…
Но почти в каждом правиле бывают исключения, вот об этом и пойдет речь.
Этот пёс был неисправимым мечтателем и путешественником, он не мог и часа просидеть на месте, ему все было интересно. Что там скрывается за ручейком, почему бабочки летают, а гусеницы нет, куда спешат муравьи по своей дорожке. Его переполняли эмоции, и он старался поделиться ими с окружающими. Возвращаясь из своих походов, он спешил всем, всем рассказать о том, что ему удалось узнать, и так громко делился впечатлениями, так много лаял, что на него перестали обращать внимание и собаки, и люди. Всё чаще и чаще Барбосин убегал в лес.
Вот и в тот день, когда Большой Пёс огласил содержание Великой Родословной, его не было в стае, и он остался без хозяина. Когда Собака вернулась в стойбище, она никого не застала. Барбосин растерялся, вокруг было так много следов, но все они вели в разные стороны, пёс потерянно покружился на месте, а потом поднял голову и завыл. Каково же было его удивление, когда там, далеко на небосводе, он увидел Большого Пса, который не менее изумленно смотрел на Барбосина.
- Откуда ты взялся? – Спросил вожак – И почему ты один?
- Не знаю,- протявкала собака. – Я гулял, а когда вернулся, все пропали…
- О, нет… - Огорченно взвыл Большой Пёс – Это моя вина. О, «изглоданная собачья кость»! Я забыл про тебя и не упомянул в Великой Родословной. Теперь ты останешься изгоем, и звать тебя будут просто дворняжка.
Вожак задумался…
- Я не могу исправить ошибку и дать тебе хозяина, но есть один путь… Однако тебе придется нелегко, ты сам будешь искать владельца. Много миль доведётся пройти, много лишений придётся перенести, но если у тебя сильные лапы, крепкие зубы, сметливый ум и… доброе преданное сердце, ты обретешь счастье и найдешь не только хозяина, но и верного друга. Вот здесь, недалеко от себя, я зажгу для тебя путеводную звезду Процион в созвездии Малого Пса, чтобы никогда не забывать о той ошибке, которую я совершил. Процион будет указывать тебе дорогу, как Полярная звезда, которая, всегда указывая на север, помогает ориентироваться людям.
Иди, Барбосин, я буду наблюдать за тобой, и пусть удача сопутствует тебе.- Сказал Большой Пёс и скрылся за облаками.

Делать было нечего, собравшись с духом и подкрепившись на дорожку, Барбосин потрусил навстречу новым приключениям. Но теперь он знал цель своего путешествия и не намерен был отступать.
Долго ли, коротко ли бродил пёс по белому свету. Где он только не был, и в далёкой Австралии, где Динго поведал ему свою историю; и в Англии, где Бобтейл приветствовал его, весело помахивая крошечным хвостиком; и во Франции, где Бишон спел ему балладу о трогательной дружбе собаки и бабочки; и на Крайнем Севере, где с удовольствием впрягался в собачью упряжку и бегал по искрящемуся снегу в облачке морозного воздуха…. Сколько собачьих историй он услышал разных: и весёлых, и грустных - вот только хозяина пока так и не нашёл.
Случилось, что однажды Барбосин забрёл в Звёздный городок, там набирали отряд первых космонавтов. Маститые учёные, умудрённые доктора отбирали лучших из лучших. Наш Барбосин, закалённый дальними путешествиями, стройный, подтянутый, красивый ( чего только стоила его белозубая улыбка), с интеллектуальной мордашкой  был принят в отряд безоговорочно. Закипела работа, тренировки начинались рано утром и продолжались до позднего вечера. Приходилось приучаться к приёму пищи из автомата питания, пребыванию в маленьких и тесных кабинках, до головокружения вертеться на центрифуге….
Медицинские обследования, испытания на различных стендах, примерки моделей космической одежды в виде трусиков и жилеток ярко-оранжевого цвета… Многие не выдерживали перегрузок и отчислялись из отряда, но дворняжка вытерпела всё, и наградой стал полёт в космос.
Ты скажешь, что Барбосину не сказано повезло? Что он смог полюбоваться нашей планетой из космического корабля? Что фотографии с его мордочкой обошли все газеты мира….
Так-то это так, но, к сожалению, когда полёты закончились, отгремели фанфары, и замолкли поздравления, про безродного дворового пса снова забыли, и он остался на улице - один одинёшенек. Шерсть его свалялась, на лапках от беспрестанных походов стёрлись подушечки, и появились причиняющие боль мозоли, бока ввалились (ему часто приходилось довольствоваться на обед несколькими глотками воды из грязных лужиц), золотые сияющие искорки в умных карих глазах потухли. Люди перестали замечать его, им не было дела до измученного, отчаявшегося пса, когда дома их ждали верные, ухоженные, весёлые, записанные в Великой Родословной собаки.
Тебе жалко Барбосина? Значит у тебя большое, доброе, светлое сердечко, умеющее любить и сострадать. Ты счастливый человечек!!! Улыбнись, вытри слёзки, ведь наша история ещё не закончилась…
Помнишь, мы говорили с тобой о чудесах? Оглянись, возможно, они рядом с тобой, а ты их просто не замечаешь. Не веришь, тогда слушай дальше.
Многие мечтают о собаке, но выбрать породу ох, как не просто. С одними надо ходить на охоту, у других сложный характер и к ним нужен особый подход, кроме того, у собак, перечисленных в Великой Родословной, должны быть особые стандарты, соблюдение которых обязательно для исполнения. Вот и я долго подбирала себе четвероного спутника, но, к сожалению, ни с кем не могла найти общего языка. Но как-то раз, безлунным зимним вечером накануне Нового года, возвращаясь домой, я остановилась полюбоваться звёздным небом. Вот Орион затягивает потуже поясок, вот Большая медведица ласково машет лапой Малой, вот созвездие Большого Пса…
Как вдруг, сверкнув и прочертив на небосводе яркую черту, недалеко от меня упала звезда…
Знаешь, что необходимо сделать, когда увидишь падающую звезду? Правильно – загадать желание и попробовать найти упавшее чудо, если повезёт, то желание обязательно сбудется. Поэтому я поспешила к месту падения. Путь привёл меня на старую заброшенную стройку. Кругом валялись разбитые доски, торчали ржавые железки, темнели зияющими дырами трубы. Внезапно в одной из них что-то сверкнуло, сердце у меня учащенно застучало…, неужели нашла? Чиркнув спичкой, я присела и, заглянула в отверстие, где  в тусклом, мерцающем свете с трудом рассмотрела на холодном, заиндевелом металле небольшую собачку. Свернувшись клубочком, она настороженно следила за мной внимательными умными глазами.
- Привет! – Сказала я. – Ты не видела случайно упавшую звезду?- Спичка погасла, укусив меня за пальцы. Я ойкнула и помахала рукой.
- Нет, не видел. – Послышалось в ответ.  Я стала озираться по сторонам, надеясь увидеть своего собеседника. Вокруг не было ни души. «Не может быть.- Подумала я.- Собаки не умеют разговаривать»,- но снова заглянула в трубу.
- Что ты делаешь здесь?
- Живу.
- А почему ты один?
Собака замолчала, затем посмотрела на меня печальными глазами, в которых дрожали слезы.
- У меня нет хозяина и нет друзей.- Тихонько проскулил пёс и поведал свою историю. Нет, он не жаловался, просто неспешно рассказывал о путешествиях, о злоключениях, о Великой Родословной…
Не знаю, как долго мы болтали, но я поняла, что уже не смогу оставить пёсика на тёмной, неприветливой, запорошенной снегом улице и предложила Барбосину дружбу и кров.
Вот так у меня появился верный, умный, чуткий, любознательный друг. Больше мы не расставались. Вечерами Барбосин вспоминал свои путешествия, и я записала их для тебя.
Когда на улице ты встретишь брошенную, одинокую, бездомную собаку, не спеши бросить в неё камень или посмеяться над ней. Остановись, присмотрись к ней повнимательнее, загляни в бездонные, всё понимающие глаза, возможно, ты увидишь в них друга, который так долго искал тебя. Улыбнись, протяни ему руку, подари свою любовь, и его маленькое, горячее, преданное сердечко будет принадлежать тебе навсегда.

123. Одно неосторожное слово…

Она возвращалась домой, нагруженные сумки привычно оттягивали руки…

День сегодня выдался неудачный. С утра проспала, не услышала будильник, а может неосознанным движением хлопнула его по «макушке», заставляя замолчать. Николка, сын, потряхивая мать за плечо, напомнил, что пора на работу. Уже на бегу, не успевая даже выпить чашку кофе, она, как всегда, указала мальчику:
- Не забудь, выбрось мусор, – и, застегивая пальто, постучала каблучками по лестнице – лифт не работал.

На улице небеса обрушили на бедную непокрытую голову все горькие слёзы Вселенной. Конечно, зонт остался висеть на дверной ручке, где вчера его оставили высыхать. Поругиваясь и перепрыгивая через лужи, она заспешила к остановке. Та встретила её угрюмой, ощетинившейся зонтами толпой, которая жадно проглотила одинокую, промокшую насквозь душу и, подталкивая острыми локтями, пропихнула продрогшее тело в распухшее нутро автобуса. Тяжело отдуваясь, он с натягом потащился по дороге.
Про оттоптанные ноги говорить не приходилось, но когда чей-то портфель острым краем зацепил и порвал чулок, захотелось кого-нибудь крепко стукнуть. «Вот, непредвиденные расходы, - мрачно подумала она. - Теперь придется в переходе сделать не запланированную покупку».

 Ох, как нелегко растить сына одной. Денег катастрофически не хватало. То разорванные на футболе кроссовки, то оплата преподавателя по английскому языку (хотелось, чтобы сын был не хуже других), то бесконечные поборы в школе…. На папочку, затерявшегося на просторах необъятной Родины, рассчитывать не приходилось. А теперь ещё и Коля приставал:
- Мам, давай собачку купим, – канючил сын.- Я сам с ней гулять буду и заботиться…
- Как же, - раздраженно бросала она. – Тебе всегда некогда: то улица, то занятия, то друзья-приятели…. Вон, мусор выбросить не заставишь, не то что за щенком следить.
Мальчишка печально смотрел на неё своими большущими, опушёнными длинными тёмными ресницами, глазами (всё что досталось ему от папочки и служило ей напоминанием о её безрассудной юности), губы его подрагивали от незаслуженных упрёков. После таких разговоров он, молча, поворачивался и уходил в свою комнату, подолгу оставаясь там в одиночестве…

Задумавшись, она чуть не проехала свою остановку. Несущийся на скорости автомобиль с тонированными стёклами смачно выплюнул на её новенький светлый плащ смесь грязи, воды и прочих нечистот, скопившихся на дороге.
Не выспавшаяся, раздражённая, испачканная она появилась на работе, где у входа поджидал начальник отдела кадров, который последнее время частенько самолично контролировал приход работников на службу. Он демонстративно покосился на ручной циферблат, покачивая многозначительно головой. В свете обрушившегося на мир кризиса на фирме только и поговаривали о предстоящих сокращениях. Она почти с радостью восприняла указание начальства об увеличении должностных обязанностей без повышения заработной платы.

- Что ж, придется поработать и в субботу, ничего не поделаешь, – она поморщилась, вспомнив, что обещала отвести сына на выставку фотографий.
- Ничего, ничего, я ему всё объясню, он поймёт, уже взрослый мальчик, - с этими мыслями она открыла дверь, бросила сумки на пол и присела, чтобы снять промокшие сапоги. Дождь не прекращался целый день.

- Коль, ты дома? - устало позвала она сына. – Возьми сумки, отнеси на кухню.
Дверь в комнату мальчика распахнулась, и он показался на пороге, смущённо поглядывая на мать и пряча руки за спиной.
- Мам, - робко обронил он, - обещай, что не будешь ругаться.
Она напряглась, какое ещё испытание приготовил ей сегодняшний день, и недоумённо уставилась на сына. Тот, не спеша, протянул к ней руку…, на ладони свернувшись, посапывал махонький рыжий комочек - котёнок.
- Я нашёл его сегодня в лифте, понимаешь, его оставили, - оправдывался мальчик. – Давай оставим котёнка у нас, - с надеждой предложил он.

Как это часто бывает, раздражение, которое копилось у неё внутри целый день, уничижающим словесным водопадом, сметающим всё на своём пути, вырвалось из груди и безжалостно обрушилось на самого любимого на этом свете человечка.
- Оставить! - бушевала она. - Ты хоть думаешь, что говоришь! Это ничтожество раздерёт нам всю мебель, от его вони в доме будет не продохнуть! Убирайся с моих глаз! Выброси его немедленно! Выброси его из дома! – и она, не думая, вытолкала сына на лестничную клетку.
Мальчик, пока мать натужно кричала на него, не говоря ни слова, повернулся и пошёл вниз по лестнице…

Через некоторое время, когда она, уже успокоившись и умывшись, поджидала его за ужином, он приблизился к столу, не поднимая головы и глотая слёзы:
- Я сделал, как ты велела, – выдавил он, отвернулся и удалился к себе в комнату. Когда она заглянула к сыну, то увидела, что он лежит, свернувшись калачиком, и тупо смотрит в стенку.
- Коль, - она присела на краешек постели, - мы не сможем завтра пойти на выставку, я работаю
- Мне всё равно, - безразлично ответил ребёнок и уткнулся в подушку.
Она протянула руку, собираясь потрепать его по голове, но, передумав, поднялась и ушла к себе, пожелав ему спокойной ночи….

На следующее утро, когда она вышла из подъезда, дворничиха, убирающаяся у них в доме, остановила её и промолвила:
- Ты только посмотри, Марин, какие изверги! Живую душу, как отходы, в мусоропровод спустили. Креста на них нет!- и она протянула к ней руку, на которой лежал махонький рыжий комочек – котёнок….
- А я слышу, пищит кто-то. У, ироды! – ворчала пожилая женщина.
Марина уже не слушала её - она схватила с широкой натруженной ладони крохотное тельце, прильнула к нему губами и беззвучно затряслась в рыданиях….
- Полно, полно, - заботливо поглаживая её по плечам, запричитала дворничиха. – Живой он ведь, что так убиваться-то…

***
Когда Колька проснулся, то увидел маленького рыжего котёнка, который, сыто мурлыкая, покоился у него на одеяле. Мальчик облегчённо вздохнул, улыбнулся и прижал к исстрадавшемуся сердцу пушистый комочек.

124. МИШКА
 
 На радость двум маленьким девчонкам-сестричкам кошка Лизка принесла приплод незадолго до их прибытия в деревню к бабушке. Баба Люба хлопотала – принесла в летник коробку подобротнее, заполнила его козьим пухом, перенесла туда роженицу и её трёх слепых детёнышей, утром и вечером приносила для кошки парное молоко и из пипетки кормила котят, которые нередко оставались голодными из-за нехватки корма у их мамашки.  Ежевечерняя процедура ухода за кошачьим семейством зачастую затягивалась допоздна. Женщине нравилось быть рядом со своей любимицей, которая дарила ей ласку и успокоение после напряжённого рабочего дня. В эти моменты она неизменно думала о своих детях и внуках. «Вот Маша и Кристина приедут, сколько радости будет! – размышляла баба Люба. – Как слёзно Машуля просила никому не отдавать котят». Внучки её жили далеко – ближнее зарубежье вдруг стало дальним, и девочки гостили у бабушки лишь в летние месяцы. К их приезду баба Люба, вдоволь наскучавшись,  тщательно готовилась: малину, смородину, крыжовник поливала от души, ухаживала за огородом, вязала варежки, носки, шарфики и вот – ещё котята...
      Несмотря на двухчасовой перелёт, а затем шестичасовую тряску на автобусе от города до деревни, девочки после обниманий и расцелований бросились в летник. Почти целый год они ждали этого сладкого момента! И вот он наступил! Кристина бойко погрузила ручонки в ящик и достала два пушистых комочка – рыженького и беленького. «Это мои! Это мои! – радостно завизжала она. Маша, надув губки, взяла оставшегося котёнка - чёрного, короткошерстного, длинноносого, подслеповатого – обречённо прижала его к себе: «А этот только мой будет!» Лизка спокойно сидела в ящике и наблюдала за детьми – каждое лето эта картина повторялась и кошка была уверена, что девочки не причинят зла её малышам.
      Потекла череда дней в восторгах, радостях и заботах. Кристина находила наслаждение лишь в игре с котятами – она мастерила для них «мышек», нанизывая на нитку шуршащие бумажки, строила домики, шила одёжки, примеряя их без конца на своих подопечных, которые были для неё лишь мягкими и главное – живыми существами. Маша отнеслась к своей миссии более ответственно: во-первых, она разузнала, кто её котёнок – мальчик или девочка, затем подобрала ему имя. Мишка! С первыми петухами она просыпалась, чтобы самой принести парное молочко своему любимцу. Он лакал, сверкая розовым язычком, а Маша приговаривала: «Ешь, Миша, ешь! Расти большим, красивым и умным!» Затем объевшегося котёнка уносила в дом и скрывалась с ним под одеялом в своей постельке. Баба Люба вся иcпереживалась: и котёнка жалко – вдруг Маша его случайно придушит под одеялом, и внучку жалко – разве можно лишить её такой радости?! Потом порешила, что Мишка вовсе не страдает от такой опеки – наоборот, зажатый в объятиях спящей Маши, умиротворённо мурчит и даже не пытается ускользнуть. Мария не расставалась с ним ни днём ни ночью. Самый лакомый кусочек – Мишке! Самую мягкую подушку – Мишке! Самое пенистое молоко – Мишке! И даже попросила купить специальную щётку, чтобы расчёсывать своего Мишку.
      Пролетели три радостных в своей суете месяца. Кристина так и не подобрала своим чадам имена, остались они Рыжиком и Белюньчиком – миленькими и лохматенькими. А Миша превратился в роскошного, важного кота с чёрной блестящей шерстью. Он ходил горделиво  по двору за своей хозяйкой, не отступая от неё ни на шаг. А время расставания неумолимо приближалось. И девочка это чувствовала, и кот. Почти каждый день Маша заводила разговор о том, что Мишку нужно забрать в Армению. Её мама отговаривала: «Миша привык жить на воле и в квартире ему будет очень плохо». Мария доказывала своё, что, мол, она будет его выводить во двор и каждый день выгуливать. Но все уверения оказались бесполезными. Со слезами Маша простилась с Мишей, нафотографировав его на память и наговорив кучу ласковых слов.
      В Ереване она каждый день вспоминала о своём Мишке и в подушку плакала. В деревне грустил Мишка – протяжно мяукал у двери, пока не добивался своего – ему открывали дверь и впускали в дом. Он быстым и ловким прыжком оказывался на постельке, где некогда спала Маша, обнюхивал покрывало, ворошил его, маетно бегал от края к краю, потом начинал по-человечьи плакать - громко, навзрыд. Плакал долго, до изнемождения... потом засыпал тяжёлым сном, уткнувшись в машуткину подушку...

125.     Жизнь собачья
 
 
В сентябре на даче закончилась уборка урожая. Сосед забил окна картоном, чтобы не разбили стёкла. Жена вывела собаку за калитку, сказала:
– Поехали!
– Надо собачку забрать.
– Сдурел! Шерстью квартиру засыплет,  в туалет надо водить.
– Погибнет без еды!
– Волка ноги кормит! Жить захочет, найдёт пропитание.
У Найды началась тяжёлая жизнь. Жизнь – за выживание. Вскоре ей захотелось есть. Она обежала несколько улиц, надеясь встретить знакомых хозяев дач, никого не было. Пробегая мимо канавы для сбора мусора и пищевых отходов, увидела выброшенные яблоки и вспомнила, с каким удовольствием их ела её хозяйка.
 «Они, наверное, вкусные, как косточки!» – подумала Найда. В желудке засосало. Она съела два-три яблока и легла, посматривая  на них: «Пусть они невкусные, но голод заглушают, – подумала она. Скоро придут хозяева и принесут мне косточки».
Прошло больше месяца. Днём она ела яблоки, вечером, свернувшись клубочком,  ложилась спать возле калитки хозяйской дачи. Начались заморозки, подул холодный северный  ветер. Падающие с неба крупинки снега подхватывались им и нёслись, оседая за оградой и кустами.
Найда проснулась рано, удивилась: всё вокруг было укрыто снегом. На ограде сидели вороны, думая, что она замёрзла. Им также хотелось есть. Найда встала, отряхнулась, побежала к лазу в ограде и долго сидела вблизи дороги,  печально посматривая в сторону уехавших её хозяев. Они  не появлялись. Она побежала к канаве с выброшенными яблоками, но не нашла. Их  засыпал снег. По запаху определяла их местонахождение и, прокопав к ним ямку,  находила в снегу. Вскоре яблоки закончились. Несколько дней Найда бегала по знакомым местам, нюхала, стараясь уловить запахи пищи, но ничего не находила. Однажды она выбежала за ограду дач и услышала лай. Проваливаясь по брюхо в снег, подошла к зданию и увидела около ограды кобеля с косточкой в зубах. Звали его Джек. При виде вкусной косточки перед глазами Найды поплыли круги. Так нестерпимо захотелось есть, что она поползла к нему, вытянув голову вперёд и поджав хвост. Обычно Джек с громким лаем набрасывался на чужих собак. Сейчас он не сводил с неё глаз. Найда понравилась ему. Когда она подползла и потянулась к косточке, он выронил её. Найда с жадностью подхватила и в одно мгновение съела. Джек познакомился с ней, лизнув в нос и побежал во двор. Найда последовала за ним. Около его будки на противне лежали гречневая каша, макароны, картошка, половинки пирожков и ломти хлеба. Найда не отошла от противня, пока всё не поела. Насытившись и повиливая хвостом, подошла к Джеку, лизнула в нос и, присев на передние лапы, отскочила в сторону, играя. Он помчался за ней. Они долго бегали, падали, барахтались, нежно кусая друг друга. Между ними завязалась дружба. На дачу  она ночевать не пошла. Устроилась за сараем на кучке брошенной травы.
– Максим, ты свою собаку сюда привёл? – спросил сторож у сменщика.
– А я думал, твоя. Приблудная, оказывается.
– Для чего мы её кормим? Гнать её в три шеи надо! Так и сидит у противня, никак не нажрётся.
– И брюхатая.
– Ещё чего не хватало! Расплодит собачью свору.
– Приступай к работе, я выгоню её со двора и ворота закрою.  Найда за это время уже привыкла к сторожам. Она видела, как они выходили и прогуливались во дворе, выбрасывали на поднос остатки пищи. Поэтому, при виде его, ласково завиляла хвостом, подбежала и положила передние ноги ему на грудь и лизнула в щеку.
– Пошла вон! – оттолкнув её, закричал сторож.
Найда метнулась в сторону. Потом посмотрела на него ласково, повиливая хвостом.
– Да ты что, не понимаешь! – заорал сторож и побежал к ней.
Она визгнула и отпрянула. Но он успел больно ударить её ногой по заду.  Затем схватил палку, долго бежал за ней, грозно размахивал ею и матерился.
– Убью! – он остановился и свирепо кинул вслед палку.  Из-за тебя  снегу полные ботинки  насыпал! – кричал он  вслед, размахивая руками.
Найда отыскала хозяйский дачный участок и легла на занесённое снегом крылечко. На четвёртый день, когда опухоль на ноге уменьшилась и боль приутихла, она, припадая на правую заднюю ногу, заковыляла в сторону фирмы.
 
...Джек тосковал о ней. Он метался по двору, пытаясь выбраться. Но ворота были заперты.  Он хватал косточку с подноса и, расположившись около ограды, грыз её и смотрел в ту сторону, откуда в первый раз появилась Найда, и куда её прогнал сторож. Вдруг он почувствовал её любимый запах. Тут же вскочил и заметаться по двору,  пытаясь найти лазейку, чтобы протиснуться в неё и побежать навстречу. Но через двухметровую металлическую ограду не перепрыгнешь. Он подбежал к ограде и стал усиленно разгребать около неё снег. Между оградой и землёй, во избежание гниения железа, строители оставили свободное пространство, для  вентиляции застоявшегося воздуха и для стока дождевой и снеговой воды. Найда копала навстречу. В образовавшуюся щель они радостно  лизнули друг друга в нос. Найда выхватила удерживаемую им косточку.
Джек визжал от радости, кувыркался, просовывал голову в  раскопанную щель, носился по двору, хватал с подноса косточки и опять подбегал к щели и совал в неё голову. Когда начало светать, Найда заторопилась на дачу.
К концу февраля наступили солнечные дни.  Хотя днём был небольшой морозец, грязный снег около дорог подтаивал. Местами в углублённых проталинах свисали блестящие сосульки.
К двадцать пятому марта бывшие огородные участки освободились от снега. От тёплых солнечных  лучей прошлогодняя трава высохла. Сторож фирмы получил задание очистить на один метр территорию вокруг фирмы.  Взяв лопату и грабли, он зашёл за ограду и оторопел. Сзади сарая на куче высохшей травы лежала Найда.
– Так вот куда пропадают наши косточки! – злобно завопил он, приближаясь. – Разлеглась! Подожди, я тебя сейчас приласкаю. Делая вид, что не обращает на неё внимания, приблизился. Размахнувшись, ударил плашмя лопатой по большому животу, наполненному щенятами. Она с визгом  шарахнулась в сторону. Но он успел ударить её с другого бока.
Найда рванулась вперёд, но от резкой боли в животе и задних ногах, приостановилась.  Движущееся по инерции вперёд тело сбило её с ног. Упав, совершила несколько переворотов кувырком. Сторож настиг её и высоко занёс лопату. С невероятным трудом она смогла увернуться от нового удара, сделав прыжок в сторону, опираясь на изнывающие от боли задние ноги, и помчалась в сторону дач, часто падая. Сторож долго бежал, размахивал лопатой и громко ругался, ударяя лопатой о землю.
– Убью!
При каждом ударе Найда из последних сил делала прыжок в сторону, пытаясь уйти от преследования, и тут же падала, кувыркаясь. Затем поднималась и, волоча ноги, устремлялась дальше от погони, вновь падала и  кувыркалась.
При каждом новом донёсшимся до её слуха удара, она из последних сил устремлялась дальше от погони, падала, переворачивалась. Она смогла перебежать наискосок брошенные огороды и приблизилась к тропинке, которая проходила мимо магазинчика и вела на улицу её хозяев. Она еле перешла её и свалилась на площадке,  укрытой зеленеющим пореем. Она задыхалась, часто билось сердце. Широко раскрыв рот и вывалив язык, долго не могла отдышаться. Лежала беспомощная, отрешённая.
Так пролежала она дней десять, не в силах подняться и разыскать себе пищу.
 
...– Посмотрите, господа, лёжку эта тварь устроила за сараем! – ругался сторож. На травке ей захотелось поспать и косточки мои скрадывать! Распузатилась! Я тебе устрою здесь лёжку! Тут же сгрёб от пристроек весь хлам, облил бензином и поджёг. 
Подгоняемое ветром пламя перекинулось на сухую траву и   поползло со скоростью ветра,  приближалась к зелёному островку, на котором  лежала Найда.
А она в это время почувствовала нестерпимую боль в животе. От всего пережитого, у неё начинались преждевременные роды. От долго не проходившей боли в животе  и костях ног невозможно было совершать потуги. Когда внутренняя боль сравнялась с болью в ногах, она смогла найти в себе силы напрячься. И тут же появился первенец. Она  наклонилась, лизнула,  но он не подавал признаков жизни. Огромная вздувшаяся шишка на голове от удара лопатой, напоминала о его насильственной смерти. Второй родился мёртвым из-за перебитого позвоночника. Третий и четвёртый с  такими же шишками на голове. Она встретила их по-матерински, вылизав, хотя щенята не проявляли признаков жизни. Обессилев,  Найда  лежала всеми брошенная,  ей не хотелось жить.
...На дороге появился  трактор. Навстречу ему посреди дороги на Жигулях мчалась  влюблённая парочка.  Тракторист заметил их, прижался к краю дороги. Вдруг машина  стала  съезжать влево. Тракторист рванул вправо, съехал с дороги, и заметил впереди по ходу трактора лежащую собаку. Остановившись, тракторист увидел жуткую картину. Между задними колёсами лежала живая собака и четыре кутёнка. 
– Милая моя, вот почему ты не ушла с дороги? Тебе жить не хочется,  они же все мёртвые.
Он осторожно  подошёл, прикрыл ей глаза рукой, быстро переложил кутят в выброшенное кем-то ведро, отнёс их за кусты и уехал.
Вскоре у Найды начались новые схватки.  В это время огненное кольцо сгорающей  травы приблизилось к ней и окружило со всех сторон.
Подняться и убежать от едкого дыма и горячего воздуха не было сил. И было уже невозможно: у неё родился пятый кутёнок. Живой, невредимый, чёрный, с белой звёздочкой на  груди. У Найды хватило сил принять его, вылизать, приласкать. Это произошло третьего апреля 2008 года.
Поскольку было тепло, я на велосипеде  поехал на дачу. И как только выехал на дорогу мимо дач, увидел блуждающую огненную полосу от сгорающей сухой травы на брошенных огородах. Подъезжая к магазинчику, моё  внимание привлёк  лежащий с левой стороны дороги длинный тёмный предмет. Вскоре увидел ужасную картину: на небольшом зелёном пятачке  диаметром около двух метров, лежали чёрная собака и барахтающийся около неё родившийся кутёнок. Я не мог представить, как она смогла родить на этом маленьком пятачке в бушующем вокруг неё пламени огня?
Я остановился против неё. Она видела меня, но смотрела отрешённо, не замечая. Она потеряла веру в добрых людей и  лежала, стараясь меньше делать движений, чтобы прожить ещё мгновение, тем самым  дать возможность прожить своему малышу хотя бы короткую жизнь. Помощи она ни от кого не ждала. Сама идти и искать пропитание не могла – слишком болели задние ноги от ударов по ним лопатой. Да и куда уйдёшь, если надо охранять беспомощного ребёнка.
Я направился к ней. Она оскалила зубы и предупреждающе зарычала. 
Я не знал её имени, поэтому обратился к ней по имени своей бывшей собаки.
– Найда, что ты ругаешься, не трону я твоего кутёнка! Ты, наверное, голодная? Вижу, рёбрышки торчат. Будешь хлеб? И достал из сумки ломоть.
Она перестала рычать, приподняла голову и пристально смотрела на меня. Как только бросил хлеб ближе, моментально вскочила, неуклюже переступая задними ногами, подошла, схватила кусок посреди и попыталась проглотить его полностью. Но он не проходил в рот. Жевнув два-три раза, сумела проглотить средину куска. Потом подобрала упавшие кусочки, и не сводила с меня глаз.
– Какая же ты голодная! – удивился я. – Подожди, я тебе ещё дам. Отламывая понемножку, кидал. Некоторые кусочки она ловила на лету и тут же глотала.
– Нет Найда, хлебом собак не кормят. Он может застрять в горле, от слюны расширится, и задушит тебя.  Я разыскал на свалке чашку, выложил в неё полбанки макарон,  когда поела, налил в неё воды, прихваченной с собою, и поехал на дачу. Возвращаясь обратно, отдал оставшиеся макароны и кусок хлеба.
После посадки лука и морковки можно было на дачу не ездить до мая месяца, но я не смог допустить этого. Каждый день находил работу и всегда привозил ей макароны, косточки и кусочки хлеба. Она ждала меня. Утром, когда я ехал из дома, она лежала головой в мою сторону. Вечером, наоборот: ожидала возвращения с дачи. Сколько было ласки при каждой встрече! Она визжала, лезла головой в сумку, старалась подняться на задних ногах и лизнуть в щёки. Вскоре на участки стали приходить  другие дачники. Увидев щенка, приносили остатки пищи. Жизнь у Найды наладилась.
Щенок быстро рос. Когда начал самостоятельно есть, его кто-то взял. В сентябре закончилась уборка урожая.  Дачники уехали по домам. Подросшего щенка так же выбросили, как и прошлый год, его мать. Они вместе стали бегать по всем свалкам, разыскивая пропитание. В конце ноября, проезжая мимо магазинчика, я встретил её. Она радостно визжала, лизала меня в щёки и лезла в сумку. Я достал целлофановый пакет с костями и попытался его развязать. Она выхватила его и вместе с целлофаном стала есть. Опять для неё наступили голодные дни.
– А не взять ли её домой, – предложил я своим.
– Бери, если будет время за ней ухаживать. Мы не будем.
Я вспомнил, сколько времени уходило на тех собак, когда дочь была маленькой: выгуливал перед работой, после работы, после программы «Время», перед сном – ближе к двенадцати, и ночью часа в три. Такого сейчас я  позволить себе не могу. С апреля по ноябрь почти ежедневно езжу на  дачу. С декабря по апрель – занимаюсь литературной деятельностью.
 
...Через месяц наступит новый дачный сезон 2009 года. Поскольку весна ожидается ранняя, поеду на дачу в начале апреля. Выжила ли она эту зиму? Что с её кутёнком?
Мне очень их жаль.

126. Такие вот собачьи интересы
 
День был морозным. На остановке, притопывая, чтобы согреться, стоял народ. Завидев приближающийся автобус все двинулись вперёд, но Черныш, как обычно, оказался самым проворным. Едва раскрылись с шипеньем двери, он шмыгнул в салон и спрятался под свободное сиденье.
Как пойдёт дело дальше зависит от кондуктора. На этот раз повезло, на месте кондуктора Шура, можно ехать спокойно.  Она уважает Черныша и никогда не гонит, даёт доехать до нужной остановки. Другое дело Альбина. Ей лучше не попадаться на глаза, гонит из автобуса. Кричит, ногой норовит наподдать, хотя и побаивается, что Черныш в ответ может за эту самую ногу тяпнуть зубами. 
Люди не любят, когда собаки ездят в автобусе. Это их территория. И Черныш в салоне всегда ведёт себя деликатно, зря не высовывается, не чешет шею задней лапой, зубами не лязгает. На мягкое  сиденье Черныш взбирается только тогда, когда нет пассажиров. Если едут человеческие щенки – дети, можно и расслабиться. Они радуются Чернышу, почти всегда угощают чем-нибудь вкусным.
Люди отличаются от собак, и разговаривают иначе.
Ведь как собака показывает, что она рада? Машет хвостом, скачет, лает приветливо, весело. Припадает на передние лапы – приглашает поиграть.
Как пугает врага? Скалит зубы, рычит, лает сердито, шерсть у неё встаёт дыбом. Свою территорию метит, поднимая заднюю лапу у каждого столба или дерева. По запаху легко отличает друзей от врагов.
А люди? Ходят не на четырёх, а на двух лапах. Шерсть линяет у них часто: зимой одна, летом другая, да и вообще, может поменяться в любой день. Собачьи пахучие надписи читать не умеют. Хвостов у них нет, разговаривают словами.
Слова это звуки такие, их у людей ужас сколько, попробуй, запомни! Ну, Черныш способный, многое разбирает, особенно то, что относится к еде, знает клички людей.
Но главное Черныш ещё щенком понял: когда люди зубы показывают, это они не злятся, не пугают, а наоборот – что-нибудь хорошее замышляют, например, угостить собираются или поиграть приглашают. На передние лапы не опускаются, только одну иногда протягивают.
Человеческие детёныши собачий язык лучше взрослых знают. Они даже лаять умеют и на все четыре лапы часто встают.
Пока Черныш так размышлял, не забывая из-под сиденья следить за обстановкой, автобус подъехал к нужному месту, и стало быть, пришло время готовиться к выходу. Тут наоборот, спешить нельзя, лапы могут отдавить.
Автобус затормозил и остановился, качнулись стоящие люди, переступили ноги, зашипели, открываясь, двери. Всё, пора на выход!
Выскочил Черныш из автобуса. Теперь на другую сторону улицы надо перейти. А по улице огромные вонючие чудища с круглыми лапами бегут. И гремят, и пыхтят, и стучат, и ревут. Страшно. Сколько собак и кошек дорогу перейти не смогли и не сосчитать! Жмется Черныш к людям и идёт там, где полоски белые на дороге, так безопасней. 
Цель путешествия близко, и запах, этот восхитительный сводящий с ума запах Черныш ещё в автобусе учуял. А когда вышел – слюнки потекли. Прохожие обгоняют, торопятся в то же место, что и Черныш. Голодные наверное, как собаки. Черныш уши навострил, услышал слово знакомое: ШАШЛЫЧНАЯ. Вкусное слово, будто чавкает кто-то. 
Вот оно крыльцо, куда люди входят, дверь стеклянная. Только Чернышу сюда нельзя, ему на другую сторону, во двор к железной двери.
На холодном каменном крыльце старый приятель Рыжик. Это ничего, что он кот. Люди думают, что кошки и собаки всегда враждуют. Ерунда! Бывают исключения, как у Черныша и Рыжика. Черныш пёс беззлобный, при первой встрече приблизился к Рыжику осторожно, понюхал, а потом взял да и лизнул его в нос. Кот обалдел от такого нахальства, но стерпел, не обиделся. А потом и вовсе убедился, что Черныш существо не опасное и очень дружелюбное.
Вот если собака приближается к кошке слишком быстро да ещё и лает, пусть от радости, дружбы не получится: кошка думает, что на неё нападают, пугается до безумия, шипит и пускает в ход острые когти. Тут уж и собака в долгу не остаётся, может кота потрепать, если догонит.
Рыжик не бродячий кот, живёт здесь на законных основаниях. Мышей ловит, но не ест, а складывает на пороге, чтобы хозяин оценил, какой он хороший охотник.
Поздоровался Черныш с Рыжиком, внимание оказал и в сторону отошёл, сел не слишком далеко от двери. Приблизился главный момент, ради которого Черныш сюда прибыл.
Рыжик сидит на крылечке, ждёт, когда дверь откроется. Думал выйти ненадолго, а получилось иначе. Подушечки лап у кота нежные, морозом их прихватывает. Рукавички для кошек не вяжут... Рыжик лапки и так и сяк ставит, подгибать пробует, всё равно мёрзнут, и никто не выходит.
Черныш терпеливо ждет, у него шерсть погуще, и лапы грубее, мороза не боятся. Только есть хочется, живот от голода сводит. А слюна изо рта двумя ручьями течёт, скоро сосульками застынет.
Наконец повернулась ручка, отворилась дверь и, вот оно счастье, вышел самый главный здесь  - Подающий Еду Человек. Белый передник, на голове белый колпак, лицо красное, под большим носом длинные чёрные усы. Рыжик тут же юркнул за дверь в тепло, а Черныш с места не двинулся. Нужно, чтобы было видно, какой он голодный и несчастный, но интеллигентный.
Подающий Еду Человек одной рукой белую палочку в рот воткнул, в другой руке появился огонёк, и он этим огоньком кончик палочки зажёг. И только после этого заметил Черныша.
- Вах! Какой гость!
Черныш поднялся и вильнул хвостом.
- Дарагой друг, ты канэчно голодный?
Черныш замахал хвостом. Подающий Еду Человек широко раскрыл рот, показал зубы.
- Падажды, будэт обэд.
Палочка во рту Подающего Еду Человека становилась всё меньше. Наконец, он выбросил оставшийся маленький кусочек в снег, кивнул Чернышу и исчез за дверью. Пёс подошёл поближе. Подающий Еду Человек вернулся быстро, держа в руках большую миску, наполненную кусочками мяса, и поставил её перед Чернышом.
- Ешь!
Черныш набросился на вкусную еду. Никто угощенья не отбирал, миска была большая. Она быстро опустела, а в желудке Черныш почувствовал приятную тяжесть.
- Холодно нам с тобой здесь, дарагой, и тебе холодно, и мне холодно. Никак не могу согреться… - Подающий Еду Человек потрепал пса по спине и забрал пустую миску.
От сытного обеда стало тепло. Теперь в обратный путь, но не спеша. Есть замечательные места, в которых тоже необходимо побывать.
Знакомыми дворами, встречаясь по пути с друзьями-приятелями, обходя стороной территории недругов Черныш заглянул к Наталье, где получил большую мозговую кость и, устроившись на площадке, где даже в морозы всегда было тепло и росла трава, обработал кость до блеска.
Немного вздремнув, Черныш решил навестить знакомых механиков в гараже, потому что, именно в это время они закусывали, и для Черныша находились кусочки колбасы.
Смеркалось, глубокие тени легли между сугробами. У подъезда дома бабы Клавы встретилась соседка. Увидела Черныша, нажала кнопочку, открыла дверь подъезда.
- Иди уж…
Черныш поднялся на третий этаж, сел у двери квартиры и негромко тявкнул. В тот же момент за дверью послышался радостный крик: 
- Вернулся!
Дверь отворилась, и маленькая седая старушка в тёплой вязаной кофте бросилась к Чернышу.
- Сыночек мой! Где же ты был? – запричитала она. - Поди замёрз и голодный целый день. Иди на кухню, я нам с тобой кашки сварила, овсяной. Сама не ела, тебя ждала. Сейчас разогрею.
Баба Клава добрейшей души человек. Увидела вчера на улице продрогшего голодного пса, позвала с собой. За один день, пока Черныш у неё гостил, одинокая старая женщина привязалась к нему, как к родному сыну.

В семье Петровых царило беспокойство. Поминутно подбегали к окнам дети - Никита ученик третьего класса и шестилетняя Иришка. Заводился ни с того, ни с сего и плакал младшенький, годовалый Мишенька. Не находила себе места мать семейства. Отец, как только выдавалась на работе свободная минутка, звонил домой.
Два дня назад во время прогулки сорвался с поводка, убежал  и до сих пор не явился домой всеобщий любимец, умница, беспородный, но исключительно обаятельный пёс Черныш. Случай был не первый, Черныш убегал и раньше, но возвращался виноватый, с опущенными ушами, готовый на всё, лишь бы простили. И прощали, как не простить! И любили и ласкали ещё больше. Раза два в год всё повторялось, однако, беглец к вечеру всегда являлся домой. А тут…

Пока старушка за столом не спеша ела из тарелки свою порцию каши, Черныш мигом  проглотил овсянку из миски на полу и устроился в комнате на диванчике, как у себя дома.
Нет, с бабой Клавой у Черныша вышел явный промах. Кроме овсянки и, время от времени, рагу из куриных крылышек, она ничего себе, а значит, и Чернышу позволить не может. Хватит объедать старушку, пора и честь знать, надо возвращаться в родную стаю. Сегодня он переночует у бабы Клавы, а завтра домой.
В сладком сне Черныш видел себя лежащим у ног Хозяина, слышал ласковый голос Хозяйки. Человеческие щенята Никита и Иришка потихоньку от родителей угощали его сладостями со стола. А Мишенька зарывался в густую шерсть Черныша и легонько дёргал его за уши.


Рецензии