Как стала песня народной

                Как стала песня народной

Используя «административный ресурс», эту статью я, пожалуй, смог бы опубликовать в «Бюллетене СПб Дворянского Собрания», но не стану этого делать, поскольку «Бюллетень» - издание серьёзное, изрядных затрат требующее, а Интернет – он ещё те опусы принимает и выдерживает. Для начала – исходный текст песни, чтоб сразу стало ясно, о чём речь.

Солнце завалилось спать за облака,
Тянется ночная смена,
Я смотрю на шпиндель грязного станка,
Хочется уснуть мгновенно…
Гудит мотор, гудит со страшной силой,
Дробит и рвёт ночную тишину,
По сантиметрику, по сантиметру
Коронка лезет, лезет в глубину.     (2 раза)

Выбрали не зря мы Горный институт,
Славную судьбу бродяги,
Лучше по болотам топать на маршрут,
Чем всю жизнь марать бумаги.
Мы будем пить и жрать со страшной силой
И нарушать повсюду тишину,
По сантиметрику, по сантиметру
Всю жизнь гонять коронки в глубину.    (2 раза)

Смерть придёт, как призрак, тощий и босой
Где-нибудь в горах Бырранга,
Стукнет, из каприза, даже не косой,
А шестиметровой штангой,
И заревёт мотор со страшной силой,
Когда под гробовую тишину
По сантиметрику, по сантиметру
Нас на верёвках спустят в глубину,
По сантиметрику, по сантиметру
На двух верёвках спустят в глубину.

В таком виде сочинилась у меня эта песня во время преддипломной практики летом 1962 года. И было это на Южном Урале, в посёлке Межозёрном, где работал я сперва помбуром, потом сменным мастером в Поляковской геологоразведочной партии. Вела эта партия поиски и разведку медных руд вблизи уже действовавшего карьера. Там же впервые и спел эту песню в общежитии. Слушатели одобрили. Одобрили её и мои друзья по Горному институту.
В то время состоял я уже в институтском ЛИТО, в редакции стенгазеты, но на опубликование песни в печати и не надеялся. Такой текст тогда ни одна многотиражка не взяла бы. Цензура. Тем более, что случились у меня в те же годы два конфликта с партийными «надзирателями» на почве неправильных выступлений в стенгазетах (ЛГИ и ВНИГРИ). И было из-за чего, поскольку с той же уральской практики привёз я и такое:
«Вдоль дороги – поле
  С тощей кукурузой,
  А с другого края –
  Добрые хлеба.
  Много всякой дряни
  На земле Союза,
  Видно уж, такая
  У него судьба.
        (…)
  Я люблю дороги,
  Мыслящих поэтов,
  Я люблю блондинок,
  Знаю толк в еде,
  Только почему-то,
  Вопреки газетам,
  Я совсем не вижу
  Радости в труде».
А уже после окончания вуза, во ВНИГРИ, выдавал и такое:
«Кошку дохлую я сбросил
  Раз в Фонтанку с тротуара,
  А вчера подкинул боссу
  Чуть живых идеек пару …
          (…)
  Потому диплом не кормит,
  Что в характере, наверно,
  Ленинградский серый дворник
  Не ужился с инженером».
Из ВНИГРИ меня выперли, после чего, достаточно успешно (защитив кандидатскую), отмолотил я «15 северных» в городе Заполярном Мурманской области. Тем временем, мои «Сантиметрики», как оказалось, далеко ушли в народ. Рассказывали мне однокашники, что пели эту песню и в Антарктиде. Про одного моего дружка сообщили, что он выдавал песню за свою, когда об авторстве спрашивали его симпатичные девушки. Наконец, один профессор Горного института, с которым мы во студенчестве набирались ума-разума в ЛИТО, как маслом по сердцу, преподнёс мне фразу: «Без этой песни ни одна горняцкая пьянка не обходится».
Потом пришли другие времена, когда стали возможными другие песни, ранее невозможные. Четыре раза сходил я в Ленинграде на антикоммунистические демонстрации; на одной из них, по ходу, собрал группу, с которою спел сложенный мной марш с такими вот куплетами:
 «Есть на свете партия,
   Готовая всегда
   Сгонять народ в бригады
   Бестолкового труда.
Призрак коммунизма в них
И нары в два ряда
Её бы нам, её бы нам,
Её бы нам туда.
                (…)
Есть телега-партия,
И путь её таков:
Чего-то в коммунизм
Не привезла большевиков,
Чтоб из грязи выбраться,
Для новых матюков
Залез на воз, на воз, на воз
Ездовый Полозков». (…)
В эти новые времена и опубликовали впервые «Песню буровиков» в сборнике «Рождённые в дороге» (СПб, 1994) вместе с шестнадцатью (!) другими моими стихотворениями и песнями. Таким образом, от сотворения до первой публикации прошло 32 года! Вскоре после этого напечатали «Сантиметрики» и в Москве, в сборнике «Негаснущий костёр» (Геоинформмарк, М., 1998), только почему-то отрезали у песни последнюю треть, «Смерть придёт, как призрак…»; чуть ниже, в песне «Теньга» вместо «до средней юры пробурили», напечатали «до средней коры», лишив, тем самым, строку разумного содержания.
Рассказывали позже, что на одном из смотров самодеятельной песни, после всяких там «про любовь-морковь», вышли на сцену с десяток здоровенных парней с гитарами, вдарили «по сантиметрику» - и вопрос о первом призе был решён. Ну, а совсем недавно, в ходе освоения интернета, набрёл я уже на целых три варианта этой песни, причём при двух из них автор не указан. Это и есть, слава богу, народное признание!
Для тех же, кому интересно посмотреть, как меняется песня по ходу проживания в народе, привожу эти варианты с указанием на источники. И ещё. Вместо исходного «в горах Бырранга», создан кем-то вариант «в горах, в ярангах»; нефтяники шпиндель заменяют на ротор, коронку – на шарошку.

http://www.pesne66.narod.ru
Солнце закатилось спать за облака,
Тяжела ночная смена,
Я держусь за шпиндель грязного станка,
Хочется уснуть мгновенно.
Станок гудит, ревёт со страшной силой,
И, нарушая всюду тишину,
По сантиметрику, по сантиметру
Коронка лезет, лезет в глубину.
Выбрали не зря мы горный институт,
Славную судьбу бродяги,
Лучше с рюкзаками топать на маршрут,
Чем всю жизнь марать бумаги.
Мы будем петь и пить со страшной силой
И нарушать повсюду тишину.
По сантиметрику, по сантиметру
Коронка лезет, лезет в глубину.
Смерть придёт, как призрак, грязный и босой,
Где-нибудь в горах Бырранга,
Стукнет по затылку даже не косой,
А шестипудовой штангой,
И заревёт станок со страшной силой,
Когда под гробовую тишину
По сантиметрику, по сантиметру
Нас на верёвках спустят в глубину.

http://vertikal-ngu.narod.ru
Культурно-массовая программа
                Марш буровиков

Куплет 1                Припев.
Солнце закатилось спать за облака,                Мотор ревёт, ревёт со страшной силой!
Тянется ночная смена…                Шумом прорезая тишину!
Я вновь смотрю на шпиндель грязного станка,        По сантиметрику, по сантиметру 
Хочется уснуть мгновенно!..                Коронка бура лезет в глубину! (2 посл. строчки 2 р.)

Куплет 2                Припев.
Выбрал я недаром горный институт,                Мотор ревёт, ревёт со страшной силой!
Скромную судьбу бродяги.                Шумом прорезая тишину!
Лучше по болотам прокладывать маршрут                По сантиметрику, по сантиметру
Чем всю жизнь марать бумагу!                Всю жизнь вгонять коронку в глубину! (2 посл. стр. 2 р)

Куплет 3                Припев.
Смерть придёт как призрак: грязной и босой            И не взревёт мотор со страшной силой,
Где-нибудь в горах Тянь-Шаня.                Когда под гробовую тишину
И меня ударит даже не косой,                По сантиметрику, потом по метру
А шестиметровой штангой!                Нас на верёвках опустят в глубину! (2 посл. строчки 2 р.)

{Куплет 3а (необязателен, добавлен туристами)       Припев.
Но о нас не будут долго горевать:                И вновь взревёт мотор со страшной силой!
Все закончим Путь в могиле…                Шумом прорезая тишину!
Новый оператор приедет и займёт                По сантиметрику, по сантиметру
Место за станком бурильным!                Коронка снова лезет в глубину! (2 посл. строчки 2 р.)}

Куплет 4                Припев.
Солнце закатилось спать за облака,                Мотор ревёт, ревёт со страшной силой!
Тянется ночная смена…                Шумом прорезая тишину!
Я вновь смотрю на шпиндель грязного станка,          По сантиметрику, по сантиметру
Хочется уснуть мгновенно!..                Всю жизнь вгонять коронку в глубину! (2 посл. стр. 2 р.)       

               Тексты любимых песен. Алкоголизм и алкоголики.
Есть ещё неофициальный гимн Горного института (не знаю, как alma-mater щас называецца). Назвать можно: «Судьба помбура» или, типа, «похоронная группы РТ».
+++
Солнце закатилось спать за облака,
Тянется ночная смена…
Я гляжу на шпиндель грязного станка –
Хочется уснуть мгновенно…
+++
     Препев:
И пусть ревёт мотор со страшной силою,
И, нарушая ночи тишину,
По сантиметрику, по сантиметру
Коронка лезет, лезет в глубину
(После подъёма/спуска бурснаряда метроф так на 200 поёцца особенно смачно… с хри-пом (смайлик))
+++
Нет, не зря я выбрал Горный институт,
Скромную судьбу бродяги –
Лучше по болоту прокладывать маршрут,
Чем всю жизнь марать бумаги!
+++
   Препеф… Тока хороший тон петь: «Шарошка лезет в глубину» - шарошечное долото.
+++
Смерть придёт как призрак, грязный и босой (всё грязное, сука: станок, В. п. слуга, даже Смерть: КАВС, господа! – Каустическая Антивибрационная Смазка)
Где-нибудь в горах Бырранга
И ударит сзади даже не косой.
А шестиметровой штангой (бац! (смайлик))
+++
И заревёт мотор со страшной силою,
И, нарушая ночи тишину,
По сантиметрику, по сантиметру
Нас на верёвках спустят в глубину!
+++

Ну, и в заключение. Попробуйте, господа, поискать в Интернете «Марш буровиков» или «по сантиметрику», может, и ещё что-то интересное по этой теме всплывёт, а может, и без Интернета что-то знаете, так присовокупите. Жизнь-то продолжается и бьёт ключом.
Ваш Юрий Александрович Траубе, к.т.н., пенсионер, главный редактор «Бюллетеня Санкт-Петербургского Дворянского Собрания», член Многонационального Союза писателей.
   P.S. Уже после публикаций "Четвёртый вариант" и "Пятый вариант" здесь же, в "Стихах.ру", обнаружилось на сайте "Стройотрядники есть среди рыбаков" и такое:

Горный институт мы выбрали с тобой,
Трудную судьбу бродяги,
Лучше с перфоратором ползать на забой,
Чем всю жизнь марать бумаги!
     Это - СГИ. подземка, 83-84 г.

И далее: "А мы тоже пели: "По миллиметрику, по миллиметру коронка режет, режет глубину", СГИ, ГРФ 78-83.

    P. P. S. В 2010 году вышла моя книжка "Брезентовые песни", куда включена и "Песня буровиков". Желающим могу выслать заказным письмом. Цена с пересылкой по России - 100 р.
Адрес для переводов: Юрию Александровичу Траубе, 8-я Красноармейская 18, кв. 9 , Санкт-Петербург, 190103.
   
    P. P. S. Песня полностью приведена в повести Григория Яковлевича Кушнера "Крымская практика". Можно прочесть по запросу в Яндексе. 21.09.2011.

    Р. Р. S. То же, см. Проза.ру, Валерий Бузо. Буровой полигон. 03.01.2013.

    p.p.s. Теперь можно и послушать в "songradar". 29.06.2015.


Рецензии
И у нас в МГРИ пели эту песню. Именно в том, в первоначальном, Вашем изложении. Про авторов говорили, что она из Ленинградского горного. Так и время было почти то же. 1966 -1971.

Татьяна Ворошилова   04.02.2019 03:27     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.