Пьеса И рухнет то, что делит нас

Пьеса "И рухнет то, что делит нас".

Посвящена народам России и Украины. Написана в 1994 году студентом Санкт-Петербургской Государственной Академии Культуры Сергеем Анатольевичем Лисовским. Сохраняет свою актуальность до сих пор. Обновлена в 2004 году.
Жанр пьесы: Художественно-публицистическая фантасмагория (сценарий политического театрализованного представления с элементами сатиры).
Автор пьесы обращается ко всем театрам России и Украины с предложением о её постановке.

Содержание:

1. Обращение автора.
2. Пролог.
3. Эпизод первый - "Граница".
4. Эпизод второй - "Самостийники".
5. Эпизод третий - "Ночь".
6. Эпизод четвертый - "Пугало".
7. Эпилог - "Свадьба".

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

ДАРЬЯ, русская девушка и АНДРЕЙ, украинский парубок - молодые влюблённые;
ОКСАНА, украинская дивчина и ИВАН, русский парень - молодые влюблённые;
ПУШКИН Александр Сергеевич - великий русский поэт;
ШЕВЧЕНКО Тарас Григорьевич - великий украинский поэт;
СТАРЕЦ-ВОЛХВ - славянский жрец;
ДЕД-ШУТКАРЬ - народный персонаж;
ХМЕЛЬНИЦКИЙ Богдан - исторический персонаж, объединитель Украины с Россией на Переяславской Раде 1654 года;
ГОГОЛЬ Николай Васильевич - великий русско-украинский писатель;
ТЮТЧЕВ Фёдор Иванович - великий славянский поэт;
МАЗЕПА Иван - исторический персонаж, самостийник времён Петра Первого;
ПЕТЛЮРА Симон - исторический персонаж, самостийник времён Революции 1917 года;
БАНДЕРА Степан - исторический персонаж, самостийник времён Великой Отечественной войны;
КУЧВАРК - первый президент Украины после разрушения СССР в 1991 году, политик с большими амбициями, но с малой мерой понимания;
ГРАНИЦА - оживлённый персонаж-символ;
НАРОД - русские и украинцы.

В кассе театра каждому человеку, пожелавшему посмотреть представление, вручается билет-программа, где указано содержание и действующие лица представления, а также напечатано стихотворение Ф.И. Тютчева "Два единства":

ДВА ЕДИНСТВА

Из переполненной Господним гневом чаши
Кровь льётся через край, и Запад тонет в ней.
Кровь хлынет и на вас, друзья и братья наши!
- Славянский мир, сомкнись тесней...

"Единство, - возвестил оракул наших дней,
- Быть может спаяно железом лишь и кровью"...
Но мы попробуем спаять его любовью,
- А там увидим, что прочней....

(Сентябрь, 1870 год).

НАЧАЛО

Сцена закрыта расписным занавесом. На нём изображена половина Земного шара, а на Земле (по окружности) расположены домики. Это домики разных народов, среди них есть украинская хата и, рядом с нею, русская изба. Они ярко выделены и находятся сверху в центре, на окружности Земли. Над Землёй и домами - большое солнце с разбегающимися лучами. С самого начала, в темноте, луч света "ходит" по занавесу. Затем - полное освещение. Звучит "из-за кадра" голос автора.

ОБРАЩЕНИЕ АВТОРА

АВТОР: - Вот, смотри, зритель,- это Земля, половина нашего Земного шара. А во-о-он там, под солнышком - два домика. Видишь? Сейчас мы заглянем в живой мир их обитателей, и может быть, узнаем в них сами себя. Это представление - чистая правда. Со многими из его героев я был знаком лично... по книгам, а с некоторыми - и в жизни. Мы до сих пор ездим в гости друг к другу. От них же, узнал подробности о событии, которое предстоит вам увидеть. В представлении, как в сказке, будут встречаться люди разных эпох, но на них нужно смотреть глазами Вечности. Всё, что здесь произойдет, могло случиться и с другими народами, но мне, человеку славянского мира, близка именно эта история, произошедшая на границе единого русско-украинского мира.

Занавес поднимается.

ПРОЛОГ

Действие происходит в пограничном русско-украинском районе. С левой стороны сцены видна украинская мазанка, а с правой - русская деревянная изба. Мазанка и изба точно такие же, как изображены на занавесе, только большего размера. За избой и мазанкой видны деревья: калина и берёза - у избы, и калина и берёза - у хаты. В центре, в глубине сцены, возвышается пригорок, а над ним, на заднем плане, большое солнце с лучами.

Сцена заполнена народом. Идет народное гуляние. Поются русские и украинские песни. Украинцы и русские одеты в свои национальные костюмы. От украинской стороны отделяется парубок, и от русской - парень. Они подходят: украинец - к русскому, а русский - к украинскому домам, где стоят люди. Кланяются. Берут под руки по дивчине и идут в центр. Это молодые влюблённые. Начинается большой хоровод. Поочерёдно поют русские и украинцы. Все последующие диалоги происходят на двух языках.

Русская сторона поёт, а украинцы пляшут.

(выбор песен возможен любой, главное, чтобы это была русская и украинская фольклорная песня о любви)

Как у наших у дворянских у ворот, да,
Ту... ой-да тут стоял-то Новой зелёненькой садок.
Тут стоял новой зелёненькой садок, да.
Во... ой-да во саду-то гулял Васильюшко - Вася-дружок,
Во саду гулял Васильюшко - Вася-дружок.
Да ой-да он ходил-то гулял, Катюшу примечал.
Он ходил-гулял, Катюшу примечал.
Да, ой-да ему Катя да не показывает Катя лицо.
Ему Катя, не показывает Катя лицо,
Да, для ой-да для него же да удалого молодца.
Для него же удалого молодца.
Да я... ой-да я досель-то досель любил, Катя, тебя.
Я досель-досель любил, Катя, тебя.
Да я... ой-да я любил-то, ходил, гостиночки, Катя, носил.
Я ходил-любил, гостиночки, Катя, носил.
Да го... ой-да гостиночки да сладки пря... ой-да сладки прянички,
Да сла... ой-да сладки прянички Да на гульнем на меду.

Украинская сторона подхватывает и поёт на украинском языке, а русские пляшут.

Розпрягайте, хлопцi, конi
Та лягайте спочивать,
А я пiду в сад зеленый,
В сад криниченъку копать.

Припев:
Маруся - раз, два, три - калина,
Чорнявая дiвчина
В саду ягоди рвала.

Копав, копав криниченьку
У вишневому саду...
Чи не вийде дiвчинонька
Рано-вранцi по воду?

Припев.

Вийшла, вийшла дiвчинонька
В сад вишневий воду брать,
А за нею козаченько
Веде коня напувать.

Припев.

Просив, просив вiдеречка -
Вона йому не дала,
Дарив, дарив з руки перстень -
Вона його не взяла.

Припев.

"Знаю, знаю, дiвчинонько,
Чим я тебе розгнiвив:
Що я вчора iзвечора
1з другою говорив.

Припев.

Вона ростом невеличка,
Ще й лiтами молода
Руса коса до пояса,
В косi стрiчка голуба".

Припев.

Песня стихает.

Из гущи поющего народа выходит на авансцену седой старец-волхв. В руках у него посох. На белом платье - сума. Длинные седые волосы на голове окружены тесьмой. Старец обращается к зрителям.

СТАРЕЦ-ВОЛХВ: - Жили-были в добре и дружбе два народа, два племени одного корня. И говорили тогда мудрецы: "Мы имеем своих детей и мужей, и жён, и старцев имеем, и мы должны защищать их от врагов, и так скажем нашим племенам: соединим всех овец и скот наш, и будем племенем единым. И Бог нам поможет. И мы увидим светлые дни во веки веков".
(Две линии хоровода с разных сторон перекрывают старца и расходятся за кулисы, допев песню. На сцене остаются только две пары влюбленных. Русский и украинка сидят на лавке возле украинской мазанки, русская и украинец - возле русской избы. Ваня, русский парень, обращается к Оксане, украинской дивчине).

ВАНЯ: - Черноокая моя, чернобровая, ох, и заживём мы с тобою на славу! Дом поставлю, детишек заведём. Ну, скажи, Оксанушка, любишь ли меня, сильно ли?

ОКСАНА: - Чи мало я тебе цiлувала, Iванко, чи мало любила? Все життя нам с тобою жити. Вже й батьки порiшили одружити нас. Розповiв би ти менi краще щось таке гарне, хлопче мiй. Будь ласка.

ВАНЯ: - Хочешь? Хорошо... Расскажу стихи из Шевченко Тараса Григорьевича.
(Звенит незримый волшебный колокольчик и на пригорке в глубине сцены высвечивается фигура стоящего там Т.Г. Шевченко, в узнаваемой одежде. Влюблённые его не замечают).

ВАНЯ (задумчиво читает стихи):

Поставлю хату i кiмнату,
Садок-райочок насаджу.
Посиджу я i походжу
В своiй маленький благодатi
Та в одинi-самотинi
В садочку буду спочивати.
Присняться дiточки менi,
Веселая присниться мати,
Давне-колишний та ясний
Присниться сон менi!.. I ти!...
Нi, я не буду спочивати,
Бо й ти приснишся. I в малий
Райочок мiй спiдтиха-тиха
Пiдкрадешся, наробиш лиха...
Запалиш рай мiй самотнiй.

ОКСАНА (смеется): - Дякую тебе, Iванко... Але, вже додому треба, милий. Поцiлуй же мене, та так, щоб до другоi зустрiчi хватило.

Целуются.

В это время лучом света высвечивается вторая пара, а первая пара чуть затемняется. Андрей, украинский парубок, обращается к Дарье, русской девушке.

АНДРЕЙ: -Дiвчинонько ненаглядная, коса моя руса, Дар'юшка, подивись на мене. Жду вже не дождусь нашоi свадьби. Обнiми мене, поцiлуй, та скажи - не разлюбиш?

ДАРЬЯ: - Ах, Андрейка, что же ты такой нетерпеливый? За всю жизнь с тобою мы еще нацелуемся и налюбимся... но, как только родители нам свадебку сладят. Успокойся и расскажи лучше что-нибудь хорошее.

АНДРЕЙ: - Гарне? Зараз... Ти його любиш, та i я люблю - слухай Пушкiна!
(Опять звенит волшебный колокольчик и на пригорке, с другой стороны от Т.Г. Шевченко, высвечивается фигура А.С. Пушкина. Влюблённые его не замечают).

АНДРЕЙ (вдохновенно читает стихи):
Я помню чудное мгновенье:
Передо мной явилась ты...

ДАРЬЯ (перебивая Андрея, кокетливо):
Как мимолётное виденье,
Как гений чистой красоты.

АНДРЕЙ:
В томленьях грусти безнадёжной,
В тревогах шумной суеты
Звучал мне долго голос нежный
И снились милые черты.
Шли годы. Бурь порыв мятежный
Рассеял прежние мечты...

ДАРЬЯ (перебивая Андрея, вопрошающе):
И я забыл твой голос нежный,
Твои небесные черты. (?)

АНДРЕЙ:
В глуши, во мраке заточенья
Тянулись тихо дни мои
Без божества, без вдохновенья,
Без слез, без жизни, без любви.
Душе настало пробужденье:
И вот опять явилась ты...

ДАРЬЯ (перебивая Андрея, торжественно):
Как мимолетное виденье,
Как гений чистой красоты. (!)

АНДРЕЙ:
И сердце бьётся в упоеньи,
И для него воскресли вновь
И божество, и вдохновенье,
И жизнь, и слезы, и любовь.

Андрей очень крепко обнимает и очень крепко целует Дарью.

Пауза.


ДАРЬЯ (глубоко удовлетворённая поцелуем любимого человека): - Ну всё, Андрюшенька, милый дружочек, всё. Мне домой пора.

(Светом высвечиваются в равной степени и первая и вторая пары. Пушкин и Шевченко на втором плане чуть затемняются. Девушки Дарья и Оксана прощаются с парнями и уходят в свои дома. Парни - Андрей и Ваня, столкнувшись в центре сцены, уходят за кулисы).

Сцена затемняется.

ЭПИЗОД ПЕРВЫЙ. ГРАНИЦА

Сцена затемнена. Постепенно высвечиваются только Пушкин и Шевченко, стоящие на пригорке. Звенит колокольчик. Они постепенно оживают. Между ними происходит встреча, по стилю это "встреча во времени" - голоса их звучат как бы "из глубины веков".

ПУШКИН (оглядевшись): - Приветствую Вас, поэт Шевченко!

ШЕВЧЕНКО: - Приветствую и я Вас, поэт Пушкин!

ПУШКИН: - Вы, Тарас Григорьевич, как я полагаю, держите путь из Киева в Петербург?

ШЕВЧЕНКО: - Та, ото ж, Александр Сергеевич, в столицу Российской Империи. А Вы?

ПУШКИН: - А я в ссылку на Юг.

ШЕВЧЕНКО: - Царь Александр за вольнодумство отправил?

ПУШКИН: - Да. Но если бы не Василий Андреевич Жуковский, быть бы мне на Соловках или в Сибири.

ШЕВЧЕНКО: - И одному Богу известно, что было бы там с Вами?

ПУШКИН: - ...И написал бы я там, как говорят потомки, всё своё пушкинское наследие?

ШЕВЧЕНКО: - Жуковский - это великий человек, он и мне помог. В 1837 году, когда подлая рука Дантеса направила на Вас пистолет, Жуковский договорился с Карлом Брюлловым, чтобы тот написал его портрет...

ПУШКИН: - ...Портрет Жуковского продали за 2500 рублей...

ШЕВЧЕНКО: - ...И за эти деньги, добрые и великие мужи России выкупили меня из крепостничества. Россия дала мне свободу!

ПУШКИН: - Но ведь царь Николай отослал Вас в ссылку в Орскую крепость. В ссылке Вы и на Аральском море были.

ШЕВЧЕНКО: - Так. Но это было потом. Видимо, судьбою решено пережить мне всё то, что случилось. Без ссылки не был бы я таким Шевченко, каким меня знают люди.

ПУШКИН: - Да и я, без своей ссылки, надо полагать, был бы другим Пушкиным. Но всё же цари, и те, кто стоят за царями, бывают несправедливы.

ШЕВЧЕНКО: - Но, ведь тот же царь Николай Первый прав был, когда назвал Вас умнейшим мужем России. Видимо было у него чутьё, что Ваше творчество - это та самая столбовая дорога между прошлым, настоящим и будущим, по которой будет идти, минуя беды, наш духовно укреплённый народ. Люблю я великую историю нашего народа.

ПУШКИН: - Великой любви - великая слава и память!

(Пушкин спускается с пригорка на сцену. На сцене становится светло. Он читает своим голосом (голос в стиле "из глубины веков" исчезает) отрывок из вирша Шевченко "Заповiт").

ПУШКИН: - Хорошо Вы сказали в "Заповiте":
Як умру, то поховайте
Мене на могилi
Серед степу широкого,
На Вкраiнi милiй,
Щоб лани широкополi,
I Днiпро i кручi
Було видно, було чути,
Як реве ревучий.

Шевченко спускается с пригорка на сцену. Свет охватывает его. Он читает отрывок из стихотворения Пушкина "Памятник").

ШЕВЧЕНКО: - А Вы в "Памятнике" сказали очень правильно:
Я памятник себе воздвиг нерукотворный,
К нему не зарастёт народная тропа,
Вознёсся выше он главою непокорной
Александрийского столпа.

(Со стороны украинской мазанки появилась баба, несущая вёдра с водой. Увидев и узнав двух великих людей, она поставила вёдра и убежала звать народ, чтобы посмотрели на диковинку. Через несколько секунд сцена наполнилась людьми. Пушкин и Шевченко друг перед другом в центре сцены. Их окружает народ, но они этого пока не замечают и продолжают страстно читать стихи друг друга).

ПУШКИН: - Да как можно не любить Вас вот за эти строки:
Реве та стогне Днiпр широкий,
Сердитий вiтер завива,
Додолу верби гне високi,
Горами хвилю пiдiйма...

ШЕВЧЕНКО: - Ай да, Пушкин, ай да молодец! Как сказано:
И долго буду тем любезен я народу,
Что чувства добрые я лирой пробуждал,
Что в мой жестокий век восславил я Свободу
И милость к падшим призывал.

ПУШКИН: - Тарас Григорьевич, Ваша украинская лира несомненно певуча.
Садок вишневий коло хати,
Хрущi над вишнями гудуть,
Плугаторi з плугами йдуть...

(На мгновенье остановился, запамятовал).

ПУШКИН: - Чёрт побери, как дальше-то?
(Окружающий его народ подсказывает вполголоса).

НАРОД:
Спiвають iдучи дiвчата,
А матерi вечерять ждуть.

ПУШКИН (не замечая ещё народа): - Вспомнил!
Спiвають iдучи дiвчата,
А матерi вечерять ждуть.


ШЕВЧЕНКО: - А мне, Александр Сергеевич, нравится Ваш патриотизм и высота Вашей мысли.
Пока свободою горим,
Пока сердца для чести живы...

(Шевченко замялся, вспоминая строчку. Опять народ подсказывает дружно, но уже во весь голос).

НАРОД:
Мой друг, Отчизне посвятим
Души прекрасные порывы.

(Из народа раздаётся женский радостный крик).

БАБА ИЗ НАРОДА: - Мужики, качай их!
(Народ попеременно качает Пушкина и Шевченко, а баба из народа брызгает на всех водой из ведра. Затем народ, опустив Пушкина и Шевченко на сцену, расступается).

ШЕВЧЕНКО: (в зал, громогласно): - С таким народом хоть на край света!

ПУШКИН: - Славяне мы, Шевченко!

ШЕВЧЕНКО: - Славяне, Пушкин!

(Из народа к Пушкину и Шевченко подходят две пары молодых влюблённых, останавливаются перед ними и просят благословения).

АНДРЕЙ (взволнованно): - В таку... в таку радiсну... в таку радiсну хвилину...

ВАНЯ (выступая вперёд): - Великие предки наши, позвольте в эту радостную минуту попросить Вашего благословения!

(Вдруг раздаётся страшный шум и скрип. Солнце над пригорком зигзагообразно разрывается на две половины. Раскалывается на две части пригорок и оттуда медленно и нагло появляется пограничный столб. Люди разбегаются и прижимаются к домам, с ними и молодые: Ваня и Оксана - у хаты, Андрей и Дарья - у избы. Пушкин и Шевченко - на авансцене по разные стороны границы. В проёме между расколотым пригорком появляется персонаж "Граница". Он одет в полосатые лосины и майку цвета "зебры" (границы). В руках у него свиток с печатями. После небольшого воинственного танца "Граница" разворачивает свиток и читает).

ГРАНИЦА: - Указом Голови незалежноi, самостiйноi, демократичноi, могутньоi, молодоi держави Украiни з цього часу державний кордон замикаеться на замок.
(Граница переворачивает свиток на другую сторону и читает).

ГРАНИЦА: - Указом Президента демократического молодого государства Россия с этого часа государственная граница закрывается на замок.

(Граница достаёт большой декоративный замок и вешает его на пограничный столб).

ГРАНИЦА (зевая): - Чем больше границ, тем лучше. Разделяй и властвуй!
(Люди шумят, волнуются, перекликаются друг с другом. Вся сцена затемняется, луч света остаётся лишь на замке, а затем медленно гаснет).
 
ЭПИЗОД ВТОРОЙ. САМОСТИЙНИКИ

Постепенно появляется свет.
У хаты и избы стоят люди. Они о чём-то шепчутся. Отчаянно жестикулируют. Звучат фанфары. Появляется как барчук персонаж "Граница". Он кричит на взволнованный народ.

ГРАНИЦА: - Тихо холопы, идёт Кучварк, будущий Президент Украины! Брысь отсюда!
(Из-за пригорка важно появляется новоявленный Президент Украины Кучварк. Вслед за ним идут Мазепа, Петлюра, Бандера. Все они одеты каждый на манер своего времени, но с отдельными вычурными деталями в костюмах. В руках у Петлюры жёлто-блакитный флаг, у Бандеры - древко с "иконой" Шевченко, у Мазепы - нагайка. Народ разбегается кто куда. На авансцене, с разных сторон, остаются Пушкин и Шевченко).

МАЗЕПА (обращаясь к Кучварку): - Кучварк, а, Кучварк! Поскольку на Украине победила та идеология, которую я проповедовал ещё в XVIII веке, ну, помните:
Давно замыслили мы дело, Теперь оно кипит у нас. Благое время нам приспело; Борьбы великой близок час. Без милой вольности и славы Склоняли долго мы главы Под покровительством Варшавы, Под самовластием Москвы. Но независимой державой Украйне быть уже пора: И знамя вольности кровавой Я подымаю на Петра.

(Пушкин обращается в зал с авансцены).

ПУШКИН: - Ах, Мазепа - вор, вызубрил свои слова из моей поэмы "Полтава". Ну а дальше-то что с тобой было? И главное ведь в том, а что скажет народ?

МАЗЕПА (не слыша Пушкина, к Кучварку): - ...Прошу Вас восстановить моё имя, как геройское, во всех учебниках украинской истории. Не прошу - требую!

КУЧВАРК: - Послушай, Мазепа, подумай сам, как я могу восстановить вот так, сразу твоё честное, и скажу прямо, непредательское имя в нашей истории? Ты же не коммунист, как я!

МАЗЕПА (тряся нагайкой): - А если...

КУЧВАРК: - Нет, ну, могу, конечно, потом, через какое-то время, когда я стану Президентом и запрещу на Украине всяких там коммуняк.

(Кучварк достаёт из-за пазухи табличку с надписью "Президент" и вешает её себе на шею).

БАНДЕРА (с негодованием к Кучварку): - Кучварк, я зараз намотаю собi на кулака усi вашi кишки. Теж менi Президент найшовся. Поперед усього ви повиннi бути украiнським нацiоналiстом, а потiм, чим хочеш - президентом, демократом, анархicтом. Це кажу вам я, Степан Бандера! Чи я не прав, пане Петлюра?

ПЕТЛЮРА: - Так, пане Степане, так, земляче. Ви, пан Кучварк, слухайте хлопцiв, бо це сама iсторiя розмовляе. Тепер свiтити вам, пане Кучварк, та народу, що повинен не забувати iшачiти на нас i на наши кишенi, будемо ми: я - пан Симон Петлюра, вiн - пан Степан Бандера, i вiн - пан Iван Мазепа! I нiяких москалiв, малоросiв та гоголей!

БАНДЕРА: - А вулицю Гоголя в Киiвi треба переназвати, та хочь би i в мене! А чому нi? Гарно було б - була вулиця Гоголя, а стала б вулицею Бандери!
(Шевченко, находящийся на авансцене обращается в зал).

ШЕВЧЕНКО: - От бiсoва дитина цей Бандера. Йому до Гоголя, як до Пекiну рачки, а вiн вже i вулицю хоче. А може ще й всю Украiну назвать iменем Бандери? Гарно було б - Украiна iменi Бандери.

МАЗЕПА (к Кучварку): - Кучварк, я не буду больше вам напоминать, что каждый из нас заслужил достойную награду, и в историческом, и... в материальном смысле.

КУЧВАРК: - Хлопцi, та я все це зрозумiю, будуть вам награди, усе буде, але, що будем робить с Богданом Хмельницкiм, та з об'еднанням Украiни з Росiей?

(У избы и хаты появилось несколько человек из народа. Вперёд вырвался мальчик).

МАЛЬЧИК: - Мама, а что это за клоуны? Откуда они взялись?

Пауза.

Самостийники испугались от неожиданности и застыли. На сцене постепенно появляются люди. Самостийники медленно поворачивают головы и видят стоящий у домов народ.

МАЗЕПА: - Кто это?

ПРЕЗИДЕНТ КУЧВАРК: - Так это же, наверное, налогоплательщики. Народ, так сказать.

БАНДЕРА: - Який такий народ? Москалики? Чи гогольчата?

ПЕТЛЮРА: - Щяс я узнаю.
Идёт к народу.

ПЕТЛЮРА: - Народ, так сказать, а ну стали все по кучам! Москали в одну кучу, а… украинцы, если есть, в другую. Бегом марш!

(Люди перебегают: русские - к избе, украинцы - к хате. Только две пары влюблённых становятся в центре сцены. Бандера видит эти пары, тычит на них пальцем и кричит Петлюре).

БАНДЕРА: - Слухай, пане Петлюра, спитай он у тiх молодих, що вони стоять як iстукани?

ПЕТЛЮРА (к молодым): - Ну, чего тут стали?

АНДРЕЙ: - Ми нiкуди вiдсiль не пiдемо. Це моя люба дiвчина, вона росiянка, i я буду з нею одружуватись.

ПЕТЛЮРА (удивлённо): - Одружуватись? От, так-так! Ти чув, Степане?

БАНДЕРА: - Чув, чув. А та друга теж росiянка?

ПЕТЛЮРА (сходу обращается к другой девушке): - Ну, що, москалька, окрутила нашого парубка? У, вiдьма...

ОКСАНА (смеясь): - Ну i убогiй ти, "пане" Петлюра. Чи ти не бачиш, що я чистая украiнка, а свого руського хлопця, Iванка, я люблю бiльше усього свiту!

ВАНЯ (вмешиваясь в разговор): - Свадьба у нас будет с ней скоро.

БАНДЕРА (кричит): - Что? Свадьба? Никакой свадьбы!

ПЕТЛЮРА: - Позор на нашу голову!

МАЗЕПА: - Вечный позор нашей Украине.

ПРЕЗИДЕНТ КУЧВАРК (говорит на украинском и на русском): - Да, ситуацiя щекотлива. На всякий випадок гаркну: позор нашей великой Украине! Что же дальше делать? Що ж його робити?.. Не знаю...

БАНДЕРА: - Як, що робити? Забув що панство робило з голотою та хлопством? Як не знаеш? Краще проповiдувати треба - ось що! А непокiрних брати силою! Дивись на мене, як буду це робити я!
(обращается к Ване)

БАНДЕРА: - Эй ти, молодий москаль, iди до своеi молодоi москалихи. Петлюра, виштовхни його з територii самостiйноi Украiни.

(Петлюра выталкивает Ваню с украинской стороны на русскую. Персонаж "Граница" помогает Петлюре. Бандера обращается к Андрею).

БАНДЕРА: - А ти, парубок, ну, iди-iди сюди. На чорта ото здалася тобi ота москалиха. Чи мало тобi наших гарних чорнобривих дiвчат. Iди сюди, ти ж вже готовий гайдамака. Заходь у самостiйну державу. Ну, чого ти не йдешь?

АНДРЕЙ: - Та-а, не хочу.

БАНДЕРА: - Чому?

АНДРЕЙ: - Та, брешете ви все, пане, як той Лейба Троцький. А с другого
боку - люблю я свою русу слав'яночку, голубоглазую Дар'юшку!
(Стоящие у домов люди в знак поддержки за смелость аплодируют Андрею. Мазепа трясёт нагайкой).

БАНДЕРА: - У, щеня... Петлюра, взять його!

ДАРЬЯ (взволнованно): - Андрейка...

(Петлюра выталкивает Андрея на украинскую сторону и пытается насильно поменять пары влюблённых, "Граница" ему в этом активно помогает. "Граница" вдруг замечает и показывает самостийникам на деревья: берёзка и калина - у избы, берёзка и калина - у хаты).

ГРАНИЦА: - А это, что за бардак? А это что за плюрализм мнений? Что делают на Украине русские берёзы? А ну, Мазепочка, щёлкни нагаечкой.
(Мазепа щёлкает три раза нагайкой).

Раздаётся стон страдания "за кадром", будто из самой души матери-природы. Берёза переезжает через сцену к избе и становится вместо калины, а калина переезжает к хате на место берёзы. Люди, стоящие у домов приходят в ужас, кто перекрестился, кто схватился за голову.

АНДРЕЙ: - Бачите, люди добрi, вони не тiльки нас, вони i природу почали
приватизувати та кромсати.

БАНДЕРА: - Петлюра, всыпь по первое число этому щенку.

(Шевченко, находящийся с одной стороны авансцены, обращается к Пушкину, находящемуся с другой стороны авансцены).

ШЕВЧЕНКО: - Пора и нам, Александр Сергеевич, сказать своё слово.

ПУШКИН: - Так-то оно так, но ведь эти меня не послушают, я для них "имперский поэт", а вы для них - икона! А все-таки жаль, что с нами нет сейчас Богдана Хмельницкого, Гоголя и Тютчева. Тут дело тонкое, Тарас Григорьевич.

ШЕВЧЕНКО: - И то правда, но всё же я пойду, может быть один их утихомирю.

(Шевченко идёт к самостийникам и обращается к Петлюре).

ШЕВЧЕНКО: - Эй, Петлюра! А ну не тронь хлопца.

(Самостийники, увидев Шевченко, застыли, как вкопанные).

Пауза.

Самостийники дружно падают на колени.

ШЕВЧЕНКО: - Ах ви бiсовi дiти, що ж ви робите?

МАЗЕПА: - Батько… (прячет в сапог нагайку.)

ПЕТЛЮРА: - Тарасе Григоровичу… (Хватает жёлто-блакитный флаг.)

БАНДЕРА: - Дорогий наш… (Хватает в руки древко с "иконой" Шевченко и поднимает вверх.)

ПРЕЗИДЕНТ КУЧВАРК: - Великий Кобзаре... (Суетится и пытается что-то схватить в руки, но под руками ничего не оказывается. Он судорожно лезет в карман, достает оттуда милицейский свисток и свистит. Шевченко подходит к нему и вытаскивает свисток, а затем идёт к собственной "иконе" и обращается к ней.

ШЕВЧЕНКО (иронично): - Батюшки... Здоровенькi були, юний божок. I хто це вас пiдняв на таку висоту? Остережiтъся, бо вони ж можуть кинути вас до грязi, та растоптати, що й кiсточок не збирете.

(серьёзно к самостийникам на русском языке)

ШЕВЧЕНКО: - Зачем же вы курочите природу, та ломаете жизни молодых? Они же любят друг друга. А вы своей прозападной политикой только горе сеете.

ПЕТЛЮРА: - Прости нас, батько!

МАЗЕПА: - Прости нас, Тарас Григорьевич!

ШЕВЧЕНКО: - Не прощаю, ибо вы пустобрёхи. Или забыли вы, как я писал про таких, как вы... (читает свои стихи):
Доборолась Украiна До самого краю, Гiрше ляха своi дiти Ii розпинають. Замiсть пива праведную Кров iз ребер точатъ. Просвiтити кажуть, хочутъ Материнi очi Современними огнями Повести за вiком, За нiмцями, недорiку, Слiпую калiку.

ПЕТЛЮРА: - Но с нами весь украинский народ.

ШЕВЧЕНКО: - Не народ и не весь, а кучка дурней и проходимцев, которые лезут в новые паны, не видя дальше своего носа, и верят, что их вожди борятся за народную Украину, тогда как на самом деле, те борятся за свои карманы. Хватит жидовствовать, хлопцы!

(Президент Кучварк отползает от самостийников и подползает к Шевченко).

ПРЕЗИДЕНТ КУЧВАРК: - Тарас Григорьевич, я знал, что это они во всём виноваты. Меня же всегда вдохновляли слова из Вашей поэмы:
(Президент Кучварк поднимается с колен, становится в позу оратора и декламирует)
О роде суетний, проклятий, Коли ти видохнеш?Коли Ми дiждемося Вашiнгтона 3 новим i праведним законом? А дiждемось таки колись!
(подходит ближе к Шевченко, секретничая)

ПРЕЗИДЕНТ КУЧВАРК: - Тарас Григорьевич, я сейчас открою вам тайну. Народ дождался меня! Я и есть украинский Вашингтон!
Небольшая пауза.

ШЕВЧЕНКО: - Тьфу ты, злыдень. Вам, Джордж Вашингтон, коров пасти надо, а не Украиной править...

(Люди у домов смеются, раздаются голоса: "Правильно", "Так его, ТарасГригорьевич").

ШЕВЧЕНКО (к Бандере): - А ты, Бандера, зачем ломаешь веточки на дереве? Зачем разлучаешь молодых?

БАНДЕРА: - Но вы же сами писали, Тарас Григорьевич:
Кохайтеся, чернобровi, Та не з москалями, Бо москалi - чужi люди, Роблять лихо з вами. Москаль любить жартуючи, Жартуючи кине; Пiде в свою Московщину, А дiвчина гине...

ШЕВЧЕНКО (взрываясь от ярости): - Так это же поэтический образ, дурень! То - отношение к любому чужаку-блуднику. Или мало украинцев оставляет своих украинок? Не думал я, что меня, ревнителя и защитника славян, могут сделать "иконой" и инструментом вражды между славянами. Рассердили вы меня, ой, как рассердили!

ПЕТЛЮРА: - Вы не думали тогда, что в будущем могут появиться люди, которые к лучшей выгоде Украины прямо поймут ваши слова? А мы появились. Мы - эти люди, мы - могучая политическая сила.

ШЕВЧЕНКО: - Воистину говорят, заставь дурака Богу молиться, он и лоб себе расшибет. А насчёт того, какая вы сила - покажет будущее.

БАНДЕРА: - Тарас Григорьевич, Вы с вашими мыслями уже устарели. На сегодня у нас есть другая икона. Президент Кучварк, Вы же такая хитрая лисица, ну, скажите вы Кобзарю, чтобы он... и не обиделся, но и не мешал нам царювать.

ШЕВЧЕНКО: - Ну, вот и развязка. Вот, что им надо - царювать они хотят, а не служить народу.
(обращается к Ивану и Андрею)

ШЕВЧЕНКО: - А, ну, молодые, Андрейка да Иванко, айда ко мне. Засучим рукава да вразумим эти брехливые головы. Будет им наука, а вам свадьба по любви, да по законам народа.
(Шевченко, Андрей и Иван стали напротив самостийников и готовы к драке, но их своим словом останавливает Пушкин).

ПУШКИН: - Прошу Вас, успокойтесь, Тарас Григорьевич. Не нужно восставать против хода истории. Всё равно против Времени Закона их наука не сильна. Пусть поцарюют, до поры... Народ же всё равно своё возьмёт! Оставим их наедине с собой и со временем.
(Звенит колокольчик. Шевченко и Пушкин уходят. Андрей и Иван идут к избе, а девчата к хате. Потихоньку расходится весь народ. Президент Кучварк щелчком подзывает к себе "Границу". У "Границы" в руках развернутый свиток. Кучварк подписывает его. "Граница" зачитывает новый Указ).

ГРАНИЦА: - В связи с Указом Президента, ясновельможного пана Кучварка и его добрейшей команды, не имеющей ни одного счёта в швейцарских и американских банках, а у меня лично, скажу вам по секрету, нет счёта ещё и в израильском банке, ха-ха-ха..., торжественно объявляю, что все свадьбы, народные гуляния и прочие радости жизни отменяются до особого распоряжения. А я, "Граница", остаюсь на границе для защиты её самостийности, чтобы ни одна нога не ступала оттуда - сюда и туда - отсюда.

(Самостийники под хохот уходят за кулисы. "Граница" остаётся у пограничного столба).

Сцена затемняется.

ЭПИЗОД ТРЕТИЙ. НОЧЬ

Сцена затемнена. Возле хаты появился человек с зажжённой свечой в руках. Слышится шум шагов. Возле избы появились люди со свечами в руках. Слышен тревожный крик ночной птицы. Вся сцена наполнилась людьми со свечами. Слышны перекликания людей.
РАЗНЫЕ ГОЛОСА: - Коля... - Настя... - Вася... - Анюта... - Петро... - Надя...

I ГОЛОС: - Не нравится им связь Киева и Руси.
II ГОЛОС: - Да, Киевская для них - хорошо, а Русь - это всё татарщина, выдумка. Нет, говорят, такой национальности - русские.
III ГОЛОС: - Историю задним числом верстают: первые люди на Земле теперь оказывается были украинцы. А от них уже потом все произошли. Эдакая теория Дарвина на украинский манер.
ГОЛОС: - Как будто не было совместного языческого, православного и
коммунистического пути.
(Раздаётся человеческий крик. Кричавший падает на сцене. Люди со свечами в руках окружают его.
ВСЕ ОДНОВРЕМЕННО: - Что случилось?
УПАВШИЙ (поднимаясь): - Вы слышали, что у хохлов, кто не признает самостийников, из спины ремни будут резать? Ой, не везёт нашим родичам.
ГОЛОС: - А я чув, що русакам будуть п'ятки поджарювать.
ГОЛОС: - Ой, бабоньки, что же будет-то?
ГОЛОС: - Вы слышали, что Президент Кучварк издал Указ об украинизации воздуха?
ГОЛОС: - Вот беда, под такой воздух нужны особые, самостийные от всего организма лёгкие.
ГОЛОС: - То ли ещё будет? Вы знаете, как НАТО лезет в наш украинский организм? А власти перед ними прямо на цырлах выплясывают. Тошно на них смотреть.
ГОЛОС: - Да, что там НАТО! Самые главные банкиры-ростовщики из Америки и Запада хотят заглотить Украину.
ГОЛОС: - Этот мировой финансовый паук уже у полмира кровь людскую сосёт.
ГОЛОС: - Из-за собственной жажды наживы этот паук целую систему закабаления народов создал. Долго дурачил людей: для себя - одно, а для людей - другое. Разделяет и властвует.
ГОЛОС: - Так пусть же рухнет эта несправедливая система тайных властелинов, которая делит нас.
ГОЛОС: - Рухнуть-то она рухнет, но при этом должны успеть появиться такие люди, которые бы смогли создать другое общество и управляли бы по-новому.
ГОЛОС: - Эх, был бы у нас свой украинский Лукашенко... Он за народ.
ГОЛОС: - Не только нам, но и России, и везде он нужен.
ГОЛОС: - Одному ему не справиться. Нужна целая команда, а ещё лучше, чтобы был новый замысел жизнеустройства, благодаря которому будут воспроизводиться тысячи народных управленцев.
ГОЛОС: - В горло России вон как паразиты вцепились, но мы их скоро вышвырнем из страны. У нас уже есть новое информационное оружие под названием "мертвая и живая вода", или по-другому - КОБа. Да и Путин всё правильно делает. Давит он олигархическую мафию.
ГОЛОС: - Сталин не позволял этим глобальным держимордам грабить Союз.
ГОЛОС: - А ныне вольготно себя почувствовали вражины. Из России сырьевой придаток хотели сделать, а из Украины экономическое кладбище.
ГОЛОС: - Нового Сталина на них надо!
ГОЛОС: - Хотят границ понаделать, а потом славян стравить между собой и с другими народами. Справедливый порядок их раздражает - это им, как кость в горле.
ГОЛОС: - Любой окраинный национализм культивируют для развала единства.
ГОЛОС: - Делить нам нечего. У всех у нас: и у славян и у тюрок - Бог один. Да и культура одна - человеческая.
ГОЛОС: - Не позволим, чтобы помыкали нами новые глобальные паны.
ГОЛОС: - Среди украинской и российской верхушки тоже есть скрытые агенты глобалистов.
ГОЛОС: - Вот как раз через них и пытаются разжечь пожар войны между Украиной и Россией. Долгие годы эти пауки-глобалисты взращивали "оранжевую паутину", чтобы опутать ей все народы. Но они опоздали, ничего у них не получится, есть противоядие - спасительная вода.
СТАРЕЦ-ВОЛХВ: - Правда, всё равно должна победить, ведь сказано же в Писании: "Те, которые взяли себе помимо Бога помощников, подобны пауку, который устроил себе дом. А ведь слабейший из домов, конечно, дом паука, если бы они знали!".
ГОЛОС: - Ой, бiда нам всiм буде. Кордон до хорошого не доведе. Там молодий - тут молодуха, там молодуха - тут молодий. А дiточки пiдуть, що робити? Ой, бiда нам всiм.
(Слышится гулкий стук шагов. Кричит ночная птица).
ГОЛОС: - Ой, тiкайте, люди добрi. Це мабуть полосатий бандiт iде з сокирою в руках. Як побачить, буде голови нам рубати.

(Люди расходятся. В луче света появляется "Граница". Осмотревшись вокруг и убедившись, что никого нет, садится у пограничного столба и засыпает. Луч света меркнет).

ЭПИЗОД ЧЕТВЕРТЫЙ. ПУГАЛО

Время перед рассветом. Влюблённые, разведённые самостийниками, не спят. Они крадутся друг к другу, пытаясь не разбудить "Границу". Слышны их голоса.

ОКСАНА (шёпотом зовёт Ваню): - Ваня... Ванечка!

ВАНЯ: - Иду к тебе, Оксанушка!

ОКСАНА: - Тише, родной. А то этот чурбан проснётся.

ВАНЯ: - Оксанушка, а может ему кляпом рот заткнуть и ноги связать. Да разломать к чёртовой матери эту границу? А?

ОКСАНА: - Не торопись, Ванюша, а то самостийники потом зверствовать начнут.

ВАНЯ: - Хорошо, милая, я его не трону, но надоело бояться. Что же делать-то?

ОКСАНА: - Нам бы пока увидеться с тобою, посмотреть в глаза друг другу.

ВАНЯ: - Я так соскучился по тебе!

(Показалась Дарья, а с другой стороны Андрей).

АНДРЕЙ: - Даша, я здесь.

ДАРЬЯ: - Андрюша, я иду к тебе.

ОКСАНА: - Мы идем к вам, ребята!

АНДРЕЙ: - А ми йдемо до вас, дiвчата нашi любi!

ДАРЬЯ: - Осторожней, не разбудите "Границу".

ОКСАНА: - Не заденьте этого чурбана.

ВАНЯ: - Да мы и так тихо, что же нам, перед ним в кротов превратиться, что ли?

АНДРЕЙ: - Дiвчатка, я вам подаруночки несу. Сам вчера гудочки из берёзоньки вырезал. Если эти надолго границу поставили, то хоть пересвистываться с вами будем. Я и Ивану сделал, и себе. А ещё мне вчера мама пирогов напекла, сказала, пойдешь к своей Даше, так передай гостинца. Мы сейчас все вчетвером и поедим. Тут, во - целая крынка!

(Достаёт из сумки крынку, но она неожиданно начинает выскальзывать у него из рук. Иван, Дарья и Оксана почти одновременно кричат).

ИВАН: - Держи её, разобьётся!

ДАРЬЯ: - Держи, Андрей!

ОКСАНА: - Лови её!

(Крынка падает и с грохотом разбивается).

Пауза.

ДАРЬЯ: - Какой ты неловкий, Андрюха.

ВАНЯ: - Всё, пропало наше народное добро. Заграница, девчата, вам уже больше не поможет.

ОКСАНА: - Мы так увлеклись, что забыли про стража. Тише. Однако, почему он молчит? Ну-ка, Андрюха, дай нам по гудочку, посвистим всем границам назло.

(Играют все "Во поле берёзка стояла". Персонаж "Граница" никак не реагирует. Вдруг на фоне разодранного солнца появился Простой Петушок и, прокукарекав три раза, исчез. Защебетали птицы. Восстанавливается, соединяясь, солнце. Деревья переезжают на свои места. "Граница", как прежде, спит. Молодёжь смотрит на спящего стража с опаской, настороженно).

ВАНЯ: - Нет, так спать - это уже слишком. Пойду растормошу его.

(Подходит к стражу и начинает потихоньку трясти его, затем всё сильнее).

ОКСАНА: - Ванюша, не затряси ты его до смерти.

(Вдруг Иван начинает смеяться. Оксана, Дарья и Андрей в недоумении).

ДАРЬЯ: - Что с тобой, Ваня?

ВАНЯ (сквозь смех): - Что, что... Вот, смотрите.

(Сильно бьёт "Границу" по всему телу. Затем хватает его под мышки и вертит вокруг).

ВАНЯ: - Вот, что это за "Граница", вот кто этот страж, вот кто эти самостийники - пугало!Зовите народ.

АНДРЕЙ: - Эй, люди добрi, iдiть сюди, тут зараз сотвориться чудо!

ДАРЬЯ: - Дорогие земляки, выходите к нам!

ОКСАНА: - Рады будем сообщить вам одну приятную новость!

(Со всех сторон сцены сначала робко, а затем все живее и живее появляются люди. Они обступают молодых. Иван забирается на пригорок).

ВАНЯ: - Народ, простой наш народ, вот эта диковинка (Иван держит вниз головой Границу-пугало) не имеет в себе сердца. Она страшила нас потому, что мы боялись потрогать её руками. Через неё в наших головах хотели проложить недоверие друг к другу. Но плохо они думают о народе. Знайте же, что самостийники, все эти украинские националисты - это подсадное пугало. Разбирайте границу, да споём дружно.

(Убирая пограничный столб, и сдвигая расколотый пригорок, все дружно запели "Дубинушку". Одна из девушек, чуть погодя, заскочив на пригорок, запела частушку).

ДЕВУШКА:
Всем по паре, всем по паре,
Всем по паре голубей,
А мне, бедненькой девчонке,
Достаётся воробей.

(Другая девушка, заскочив на пригорок с другой стороны, подхватила частушку).

ДЕВУШКА:
Не ходите, девки, замуж -
Бабья проклятая жизнь:
На вечерку не отпустят,
Скажут, рядом спать ложись.

(На пригорке появился Дед-шуткарь).

ДЕД-ШУТКАРЬ: - Свадебка-то будет у молодых, аль нет?
(На пригорок выходит Иван).

ИВАН: - Свадьбе быть! И сегодня же!

(На пригорок выходит Андрей).

АНДРЕЙ: - И нашей свадьбе быть! И сегодня же!

ДЕД-ШУТКАРЬ: - Помощница Божия Дарья, согласна ли ты стать женою Андрюхи?

ДАРЬЯ: - Да!

ДЕД-ШУТКАРЬ: - Помощница Божия Оксана, согласна ли ты стать женою Ванятки?

ОКСАНА: - Да!

ДЕД-ШУТКАРЬ: - Ну, вот и, слава Богу! Гуляй, народ, веселись, душа. Благословит-ко Господи свадебку заигрывать, столы задвигивать, гостей засаживать!

(Ребята идут к своим возлюбленным. Народ готовится к веселью. Вдруг появляются Мазепа, Бандера, Петлюра, Президент Кучварк).

ДЕД-ШУТКАРЬ: - Ой, да вы поглядите, люди добрые, какие гости к нам пожаловали.
(Все оборачиваются и видят самостийников).

ПРЕЗИДЕНТ КУЧВАРК (ехидно): - Кто это вам позволил, холопы-налогоплательщики, нарушить Указ пана Президента? Пана меня!?

БАНДЕРА: - Как посмели вы сломать границу?

ПЕТЛЮРА: - Кто разрешил вам снять стража?

МАЗЕПА: - Кто разрешил вам посягнуть на самостийность Украины?

(На пригорок поднимается Т.Г. Шевченко).

ШЕВЧЕНКО: - Я, Тарас Григорьевич Шевченко, имени и роду славянского.

(На пригорке появляется А.С. Пушкин).

ПУШКИН: - Я, великодержавный имперский поэт, Александр Пушкин.

(Появляется Н.В. Гоголь).

ГОГОЛЬ: - Я, слуга свободного народа, Николай Гоголь.

(Появляется Ф.И. Тютчев).

ТЮТЧЕВ: - Я, певец славянства, Фёдор Иванович Тютчев.

(Тютчев начинает читать своё стихотворение "Славянам".)

Хотя враждебною судьбиной
И были мы разлучены,
Но всё же мы - народ единый,
Единой матери сыны;
Но всё же братья мы родные!
Вот, вот что ненавидят в нас!
Вам не прощается Россия,
России - не прощают вас!

(Величаво появляется Богдан Хмельницкий, одетый в гетманскую одежду. Он продолжает читать стихи Тютчева).

ХМЕЛЬНИЦКИЙ:
Смущает их, и до испугу,
Что вся славянская семья
В лицо и недругу, и другу
Впервые скажет: - Это я!
При неотступном вспоминанье
О длинной цепи злых обид
Славянское самосознанье,
Как Божья кара, их страшит!

ШЕВЧЕНКО:
Давно на почве европейской,
Где ложь так пышно разрослась,
Давно наукой фарисейской
Двойная правда создалась:
Для них - закон и равноправность,
Для нас - насилье и обман,
И закрепила стародавность
Их, как наследие славян.

ПУШКИН:
А между нас - позор немалый,-
В славянской, всем родной среде,
Лишь тот ушёл от их опалы
И не подвергся их вражде,
Кто для своих всегда и всюду
Злодеем был передовым:
Они лишь нашего Иуду
Честят лобзанием своим.

ГОГОЛЬ:
Опально-мировое племя,
Когда же будешь ты народ?
Когда же упразднится время
Твоей и розни и невзгод,
И грянет клич к объединенью,
И рухнет то, что делит нас...
Мы ждём и верим Провиденью -
Ему известны день и час...

ТЮТЧЕВ:
И эта вера в правду Бога
Уж в нашей не умрет груди,
Хоть много жертв и горя много
Ещё мы видим впереди...
Он жив - Верховный Промыслитель,
И суд Его не оскудел.
И слово Царь-Освободитель
За русский выступит предел.

ХМЕЛЬНИЦКИЙ: - Господа самостийники, ваше время истекло! Настала пора объединяться. Пришло наше время, и не только для Украины и России, но и для всего человечества. Начинается новая Переяславская Рада третьего тысячелетия.
(Раздаются голоса из народа: "Долой самостийников!", "Да здравствует единение народов!").

БАНДЕРА (растерянно): - Да куда же мы пойдём?

ПЕТЛЮРА: - Простите нас, люди добрые.

МАЗЕПА: - Мы искупим свою вину.

КУЧВАРК: - Оставьте нас хоть на птичьих правах.

АНДРЕЙ: - Ладно, оставайтесь, но если опять будете дуть в свою дуду, то пощады не ждите.

ИВАН: - Ладно, паны самостийники, оставайтесь. Гуляйте на нашей свадьбе. Но забудьте про свою пановью дурь. Не надо быть марионетками у Запада. На Западе правды нет.

ДЕД-ШУТКАРЬ: - Люди добрые, пора и дело знать. Приступайте к своим прямым обязанностям - жените молодых согласно их любви и воле!

ЭПИЛОГ. СВАДЬБА

Начинается народное гулянье. Народ поёт песни. На фоне песен проходит свадебный обряд у двух пар. Вначале все поют русскую народную песню, а затем украинскую. Песни можно обновлять.

СВАДЕБНАЯ

Кто у нас хороший, кто у нас пригожий,
Розовый, алый, виноград зеленый.
Хороший пригожий Иван да Сергеич,
Розовый, алый, виноград зеленый.
Хорош уродился, в Оксанушку влюбился.
Розовый, алый, виноград зеленый.
Оксанушка милая за рученьку брала,
Розовый, алый, виноград зеленый.
За рученьку брала, в горницу вводила.
Розовый, алый, виноград зеленый.
В горницу вводила, ключи в ручи брала.
Розовый, алый, виноград зеленый.
Ключи в ручи брала, комод открывала.
Розовый, алый, виноград зеленый.
Комод открывала, графин доставала,
Розовый, алый, виноград зеленый.
Графин доставала, вина наливала.
Розовый, алый, виноград зеленый.
Выпей, мой хороший, выпей, мой пригожий.
Розовый, алый, виноград зеленый.
Любушка милая, не пью никакого,
Розовый, алый, виноград зеленый.
Не пью никакого вина зеленого.
Розовый, алый, виноград зеленый.

Затем весь народ поёт украинскую народную песню.

Мiсяцъ на небi, зiроньки сяють,
Тихо по морю човен пливе.
В човнi дiвчина пicню спiвае,
А козак чуе, серденько мре.
Пiсня та мила, пiсня та люба,
Все про кохання, все про любов,
Як ми любились та й розiйшлися,
Тепер зiйшлися навiки знов.
Ой очi, очi, очi дiвочi,
Темнi, як нiчка, яснi, як день.
Ви ж менi, очi, вiк вкоротили,
Де ж ви навчились зводить людей?

Песня стихает.

От общей народной массы отделяется седой старец-волхв, а с ним вместе по обе стороны - Андрей и Иван. Они выходят на авансцену. Занавес за ними опускается. На занавесе в центре изображен Земной шар, а вокруг него сине-голубое космическое небо и звёзды, в правом верхнем углу - солнце, к которому с Земли по спиралевидной окружности устремились один за другим домики разных народов, ведомые русской избой и украинской хатой.

ИВАН (обращаясь к зрителям): - Жили-были в добре и дружбе два народа, два племени одного корня.

АНДРЕЙ: - И говорили тогда мудрецы: "Мы имеем своих детей и мужей, и жён, и старцев имеем, и мы должны защищать их от врагов, и так скажем нашим племенам: соединим всех овец и скот наш, и будем племенем единым. И Бог нам поможет".

СТАРЕЦ-ЖРЕЦ: - Наша Русь подобна цветку - это молодой сочный бутон, который раскроется вскоре на планете Земля цветком новой цивилизации. В основе её будут лежать справедливость, дружба между народами и любовь к Создателю.
Всё человечество услышит нас и пойдёт за нами.
Прекратятся все войны и недоразумения.
Мир будет пребывать в гармонии. Устами Руси глаголит Вселенная.
И тогда вспомнятся слова Фёдора Ивановича Тютчева:
"Единство,- возвестил оракул наших дней
Быть может спаяно железом лишь и кровью",
Но мы попробуем спаять его любовью,
- А там увидим, что прочней...

Свет в зале гаснет.

Конец.
 
По вопросу постановки пьесы
просим обращаться к автору Сергею Лисовскому: (812) 376-33-06

Сайт газеты "Общество и Экология" http://www.uniq.spb.ru/eco/

© С.А.Лисовский, 1994 - 2004 гг.


Рецензии