Джузеппе Унгаретти. Стихотворения - одним файлом

Закат – В этот вечер –  Ранний вечер – Вечер – Воспоминание об Африке – Вечное – Погребенный порт – Агония – Вигилия – Другая ночь – Сотворенный – Мой дом – Пробуждения – Тоска – Майская ночь – Я болен – В давние времена – Удел – Проклятие – Вселенная – Столкновение – Утренняя заря – Две заметки – Окончательное – Голубка – Сумятица – Крик зазывалы – Бремя – Я всё потерял – Дорога в долине – Зима – На воле – Восточное настроение – Народ – Ковер

==========================================================

ЗАКАТ

Нежно-розовая плоть неба
пробуждает оазис в кочевнике любви


В ЭТОТ ВЕЧЕР

Перила из ветра
на которые опирается в этот вечер
моя тоска

                Верса, 22 мая 1916


РАННИЙ ВЕЧЕР

жизнь истощает себя
в прозрачном взлете
волнистых облаков
прошитых солнцем

                Верса, 15 февраля 1917


ВЕЧЕР

Под шагами вечера
Течет прозрачная вода
Оливкового цвета

И уходит в недолгое пламя беспамятства.

Слышу сверчков и лягушек в тумане,

Где нежно дрожит трава.


ВОСПОМИНАНИЕ ОБ АФРИКЕ

Солнце похищает деревушку*

Скрылась из виду

И могилы перестали сопротивляться

________________________________________
     *В оригинале, возможно, игра слов: la citta – город, la citta на тосканском диалекте – девочка, невеста.


ВЕЧНОЕ

Между цветком сорванным
и цветком подаренным
невыразимое ничто


ПОГРЕБЕННЫЙ ПОРТ

Уходит поэт
и возвращается в мир с песнями
и расточает их

От этой поэзии
мне остается
ничто
неисчерпаемой тайны


АГОНИЯ

Умереть жаворонком в тоске
по миражу

Или перепелкой
через море перелетевшей
и на первой же ветке
потерявшей желание лететь дальше

Но не жить в безутешности
щеглом ослепшим


ВИГИЛИЯ

Всю ночь
один возле
убитого
товарища
возле его
искривленного рта
повернутого
к полной луне
возле его
изувеченных рук
проникших
в мое молчание
я писал
письма полные любви.

Никогда я не чувствовал
такой жажды жизни.

     Высота Четыре, 23 декабря 1915


ДРУГАЯ НОЧЬ

В этом мраке
руками
замерзшими
отделяю
свое лицо

Вижу себя
брошенным в беспредельности

            Валлоне, 20 апреля 1917


СОТВОРЕННЫЙ

Словно этот камень
Сан-Микеле
такой холодный
такой твердый
такой иссушенный
такой обожженный
такой совершенно
безжизненный

Словно этот камень
мои невидимые
слезы

Смерть
искупается
жизнью

    Расселина на Высоте Четыре, 5 августа 1916


МОЙ ДОМ

Удивление
после прилива
любви

Я думал что расплескался
в мире


ПРОБУЖДЕНИЯ

Каждый миг своей жизни
я пережил
снова
за пределами «я»

Там вдали вместе с памятью
преследую жизни потерянные

Пробуждаюсь в окружении
вещей привычных и милых
удивленный
и успокоенный

Догоняю облака
тающие нежно
глазами внимательными
и вспоминаю
друзей
умерших

А как же Бог?

И тварь
ужасаясь
распахивает глаза
и вбирает в себя
капли звезд
и равнину немую

И возрождается

                Мариано, 29 июня 1916


ТОСКА

Пройдет и эта ночь

Это одиночество среди
полустертых теней трамвайных проводов
на влажном асфальте

Смотрю на головы возниц
покачивающихся
в полусне


МАЙСКАЯ НОЧЬ

Небо возлагает
на купола минаретов
венки огней


Я БОЛЕН

Меланхолия
в меня впиталась

Тело обескровлено
меня обескровливает
поэзия

          20 апреля 1917


В ДАВНИЕ ВРЕМЕНА

В Боско Капуччо
есть склон
зеленого бархата
будто мягкое
кресло

Дремлющее
одиноко
в далеком кафе
в свете бледном
как свет
этой луны

          Карст, 1 августа 1916


УДЕЛ

Предназначенные к труду
и  страданию
как и всякая
созданная сила
почему мы жалуемся?

          Мариано, 14 июля 1916


ПРОКЛЯТИЕ

Среди тленных вещей

(Даже звездное небо не вечно)

Почему жажду Бога?

          Мариано, 29 июня 1916


ВСЕЛЕННАЯ

Море
изваяло из меня
погребальную урну
свежести

          Деветаки, 24 августа 1916


СТОЛКНОВЕНИЕ

Волчьим голодом
беру верх
над телом ягненка

Я – и жалкий кораблик
и желания океан

          Локвица, 23 сентября 1916


УТРЕННЯЯ ЗАРЯ

Озаряю себя
безграничным.

     Санта Мария Ла Лонга, 26 января 1917


ДВЕ ЗАМЕТКИ

Окольцовывает траву ручеек,

Мрачное озеро ранит бирюзовое небо.


ОКОНЧАТЕЛЬНОЕ

В себя и в истину верит разуверившийся?


ГОЛУБКА

Внимаю голубке других потопов.


СУМЯТИЦА

Бракосочетание пчел в крови


КРИК ЗАЗЫВАЛЫ

А вот корзина росы-бальзама
от небесного шарлатана


БРЕМЯ

Этот крестьянин
вверяет себя медали
Св. Антония
и уходит
с легким сердцем.

А я несу свою душу
одинокую  и обнаженную,
без иллюзий.

      Мариано, 29 июня 1916

_______________________________
     Медаль Св. Антония – религиозная медаль.


Я ВСЁ ПОТЕРЯЛ

Я потерял всё, что было у меня в детстве,
И никогда уже не смогу
Забыться в крике.

Я похоронил своё детство
На дне ночей,
И сейчас, словно невидимое лезвие,
Оно отсекает меня от всего.

Помню, как я ликовал, охваченный любовью,
А сейчас я потерян
В бесконечности ночей.

Отчаяние, неустанно взращиваемое
Жизнью, для меня,
Застрявшее в глубине горла,
Не больше, чем окаменевший вопль.


ДОРОГА В ДОЛИНЕ

Четкость гор
выдается
из круга
укрощенного
времени

      Пьеве-Сан-Стефано 31 августа 1917


ЗИМА (Написано на французском)

Как и зерну моей душе нужна зимой пашня укрытая от мороза


НА ВОЛЕ

Кто переведет меня через поля

Солнце рассыпается алмазами
водяных капель
на мягкой траве

Тихо лежу
на склоне
безмятежного мира

Вырастают горы
после каждого глотка сиреневой тени
и плывут по небу

С легким поворотом
волшебство исчезает

И я проваливаюсь в себя

И прячуcь в своей норе

            Верса, 27 апреля 1916


ВОСТОЧНОЕ НАСТРОЕНИЕ

В нежном завитке улыбки
чувствуем себя захваченными вихрем
ростков желания

Солнце собирает нас словно урожай
винограда

Закрываем глаза
чтобы увидеть бесконечные обещания
плывущие по озеру

Зреем чтобы оставить на земле отметину
этим телом
которое сейчас так тяготит нас

            Верса, 27 апреля 1916


НАРОД

Исчезли островок пальм
и луна
бесконечная
над высохшими ночами

Ночь слепая
печальная черепаха
скребется бесцельно

Ни один цвет не длится

Из захмелевшей жемчужины сомнения
уже возникает заря и
в ее изменчивом основании
угли

Уже роятся крики
свежего ветра

Рождаются ульи в горах
заблудившихся духовых оркестров

Вновь делаетесь древними зеркалами
вы спрятавшиеся кромки
воды

И
в то время как колючая
поросль высокого снега окаймляет
пейзаж привычный для моих предков
в спокойной прозрачности
развертываются паруса

о родина все твои века
ожили в моей крови

уверенно стремлюсь вперед и пою
над алчущим морем


КОВЕР

Каждый цвет расселяется и устраивается
среди других цветов

Чтобы стать еще более одиноким
под чьим-то взглядом


Рецензии