Секс и котлеты...

После секса на кухне есть ночью котлеты.
Думать о Маяковском
в гостях у Катаева.
Он  (Маяковский) тоже любил холодные ночью котлеты.
Даже без секса.
Думать после котлет и секса:
А это любовь?
Хотя, если думать, какая это любовь?
Снимать покровы с честности,
как кожуру с лука.
Хотя, если есть покровы,
какая же это честность?
Хорошо?
Хорошо в квадрате.
И секс и котлеты.
Плоть торжествует.
Душа в непонятке.
Курить на балконе, смотреть, курить на балконе.
Верлибр развернуть.
Верлибр развернуть, курить на балконе, лопать котлеты.
Лопать котлеты, курить на балконе, верлибр развернуть.
После секса.
Ай, как приятно.
Где-то тут должна быть душа.
Но она в непонятке.
Где-то тут в промежутке
между сексом и поеданьем котлет.
А еще был коньяк.
До всего.
До котлет, до секса и дум на балконе.
Вот где исток.
Нет, до него было круженье по городу.
Было круженье по городу с думой:
Это любовь или просто желание секса?
Котлеты даже не снились…
А до этого было сто дней одиночества…
А до этого было сто лет одиночества…
А до этого не было даже Маркеса…
А… 
Что о себе, о себе...
- Тебе хорошо?
- Да. И секс. И то, что котлеты понравились.
Вот и ладно:
- Дай мне еще котлету…


Рецензии