А. Хазин- Возвращение Онегина

А.Хазин
(1912–1976)

"В трамвай садится наш Евгений"...


http://www.kreschatik.nm.ru/coll/hazin.htm



Постановление Оргбюро ЦК ВКП(б) о журналах «Звезда» и «Ленинград»

14 августа 1946 г.

 О журналах «Звезда» и «Ленинград».

ЦК ВКП(б) отмечает, что издающиеся в Ленинграде литературно-художественные журналы «Звезда» и «Ленинград» ведутся совершенно неудовлетворительно…
……………………………………………………………………………………………………………..
… ЦК отмечает, что особенно плохо ведется журнал «Ленинград», который постоянно предоставлял свои страницы для пошлых и клеветнических выступлений Зощенко, для пустых и аполитичных стихотворении Ахматовой. Как и редакция «Звезды», редакция журнала «Ленинград» допустила крупные ошибки, опубликовав ряд произведений, проникнутых духом низкопоклонства по отношению ко всему иностранному. Журнал напечатал ряд ошибочных произведений («Случай над Берлином» Варшавского и Реста, «На заставе» Слонимского). В стихах Хазина «Возвращение Онегина» под видом литературной пародии дана клевета на современный Ленинград. В журнале «Ленинград» помещаются преимущественно бессодержательные низкопробные литературные материалы… 



«Только не поймите меня правильно!..»
      Приснопамятное Постановление навсегда закрыло для Александра Хазина двери в издательства, хотя он был членом Союза писателей с 1934 года. После разгромного Постановления он не печатался, хотя много писал для эстрады – Аркадий Райкин взял его заведующим литературной частью в Ленинградский театр миниатюр. Для сцены Александр Абрамович писал под псевдонимом «Балашов». Многие его фразы стали крылатыми: «Только не поймите меня правильно!..» или «Партия учит нас, что газы при нагревании расширяются...» (из интермедии «Волшебники живут рядом»).
      Александр Хазин писал романы, пьесы, рассказы, поэмы, но все это осталось неизданным до сих пор... Более того, по-прежнему практически недоступным для читателей остается и «судьбоносное» для Хазина произведение – «Возвращение Онегина». Хотя оно дважды публиковалось, в сборниках «Русская литература XX века в зеркале пародии» (М, Высш. школа, 1993) и «Судьба Онегина» (М.: Ассоциация Экост, 2001), но найти эти издания сложно, а в Интернете «фрагменты одиннадцатой главы» до настоящего времени не были представлены.
      Надеюсь, данная публикация позволит всем желающим ознакомиться этим неординарным произведением и рассчитываю, что общими усилиями удастся подготовить комментарии и пояснения к нему (для этого открыт форум «Коллекции»).

Коллекционер          

 




Александр ХАЗИН


ВОЗВРАЩЕНИЕ ОНЕГИНА
Глава одиннадцатая
(фрагменты)

1

Перед Онегеным, как прежде,
Из шума утренних забот
В суровой каменной одежде
Знакомый город предстает.
Идет Евгений пораженный,
А Ленинград неугомонный
Уже приветствует его,
Младого друга своего.
Вот сад, где юностью мятежной
Бродил Онегин. Вот едва
Шумит державная Нева,
Бия волной в гранит прибрежный,
И вновь сверкает без чехла
Адмиралтейская игла.

2

У друга нашего немало
Забот и неотложных дел,
Но, как положено, сначала
Идет Онегин в Жилотдел.
О, здесь моя бессильна лира,
Здесь музы требуют Шекспира,
И я там был, и я страдал,
И я там горя похлебал.
Вот он стоит с надеждой зыбкой,
Наивный пушкинский чудак,
Его же вопрошают так,
С весьма сочувственной улыбкой:
– Где вызов ваш и где наряд,
Как вы попали в Ленинград?

3

Затем вопрос поставлен твердо:
– Где проживали раньше вы?
Онегин отвечает гордо:
– Родился на брегах Невы.
– В каком прописаны вы доме?
– Описан я в четвертом томе,
И описав меня, поэт
Не дал мне справки...
                – Справки нет?!! –
Спросил уныло голос женский.
– Тогда помочь не можем вам,
Сегодня вы явились к нам,
А там придет товарищ Ленский,
Приедет bell-Татиана,
Вас много там, а я одна.

4

Кругом шумит, кипит работа,
А город выкрашен и нов,
И рвут поводья кони Клодта,
Как будто вспомнив дни боев.
Свернул Онегин на Литейный,
И вдруг восторг благоговейный
На миг остановил его.
Мой долг сказать вам отчего.
Он не Венеры Медицейской
Увидел вдруг прекрасный взор,
Нет, на него, глядя в упор,
Девица в форме милицейской
Стоит совсем невдалеке
С волшебной палочкой в руке.

5

И, регулируя движенье,
Глядит на пеших с высоты,
Как мимолетное виденье,
Как гений чистой красоты.
То ручкой вдруг о ручку хлопнет,
То вдруг изящной ножкой топнет,
То, сделав плавный оборот,
Как лебедь, мимо проплывет.
Вот с целым ворохом бумажным
Бежит студент, едва дыша,
Вот по бульвару не спеша,
Идет стекольщик с видом важным,
Как будто он уже давно
В Европу застеклил окно.

6

Пока меня унес куда-то
Мой легкомысленный Пегас,
Онегин бродит. Бледноватый,
Туманный день уже погас,
А у бедняги в Ленинграде
Нет ни его друзей, ни дяди,
Семейство Лариных, Трикэ
Еще в Ташкенте, вдалеке.
Из всех он здесь один остался;
Уже вечерняя пора,
А выйдя из дому с утра,
Наш бедный друг проголодался.
Но что же делать, если он
Еще нигде не «прикреплен».

7

В трамвай садится наш Евгений.
О, бедный милый человек!
Не знал таких передвижений
Его непросвещенный век.
Судьба Евгения хранила,
Ему лишь ногу отдавило,
И только раз, толкнув в живот,
Ему сказали: «Идиот!»
Он, вспомнив древние порядки,
Решил дуэлью кончить спор,
Полез в карман... Но кто-то спер
Уже давно его перчатки,
За неименьем таковых
Смолчал Онегин и притих.

8

Идет широкими шагами
Онегин дальше. Вот вдали
Легко вздымаясь над волнами
Идут к причалу корабли.
И тридцать витязей прекрасных
Чредой из вод выходят ясных
И с ними (новый вариант)
Выходит старший лейтенант.
Уже цветут деревья скверов,
Шум у Гостинного двора,
Спешит и мчится детвора
В Дворец советских пионеров
И, как взлетевший вверх амур,
Висит под крышей штукатур.

9

Евгений слышит голос нежный,
Когда-то волновавший кровь,
Быть может, вдруг в душе мятежной
Былая вспыхнула любовь.
Друзья, мне радостно и больно,
Мое перо дрожит невольно,
Онегин видит в вышине
Свою Татьяну на окне.
С утра в домашней спецодежде
Она ведро и кисть берет
И красит стены, и поет:
«Пускай погибну я, но прежде
Я дом свой выкрасить должна,
Привычка свыше нам дана».

10

Свернув от Невского направо,
Идет Онегин дальше. Вдруг...
– Не Юрий ли Михайлыч?.. Право,
Ах, Юрьев, старый милый друг!
Еще при мне ваш дерзкий гений
Блистал в театре... – Да, Евгений.
– Вы сохранились. – Очень рад.
– Что есть в новинках? – «Маскарад».
Тут наш Онегин рассмеялся:
– Так изменилось все кругом,
В краю советском молодом,
Но вот репертуар остался,
В театрах молодой страны
Преданья древней старины.

11

А с современниками горе,
Усвоив правило одно,
Театры все сидят у моря
И ждут Погодина давно.
А если он их вдруг забудет,
Тогда в театрах «Так и будет»,
Как было раньше на сто лет,
Когда Онегин ездил в свет,
Когда оставив скуку балов,
Иль разговоры милых дам,
В партер входил Онегин сам,
Иль с кучкой модных театралов.
Смеялся Лидин, их сосед,
Когда на сцене был Янет.

12

Идет наш друг, глядит на Невский...
Не здесь ли ночью у перил
Стоял когда-то Достоевский,
Не здесь ли Гоголь проходил,
Не здесь ли Бородин печальный
Для берегов отчизны дальней
Музыку нежную слагал,
Спеша куда-нибудь на бал?
Здесь с Пушкиным встречался Глинка,
И мчался Лермонтов младой,
Лениво шел Крылов домой...
Но это все уже старинка,
Известно всем, что Михалков
Намного выше, чем Крылов.

13

Герой Советского Союза
Идет по Невскому, спешит,
И с одобреньем сам Кутузов
На ордена его глядит.
О, слава, слава Ленинграду!
Прошли мы грозную блокаду,
Сражаясь, веря, для того,
Чтоб быть достойными его.
...............................................
...............................................
...............................................
...............................................

1946 г. 


Рецензии
Понравилось! Сейчас дам рекламу Вашего имени на своей страничке.. Пусть все знают моего успешного кладоискателя!

Валентина Лаврентьева   15.12.2018 09:20     Заявить о нарушении
Спасибо т.Жданову- ещё со школы "познакомил" нас с замечательным поэтом- приведенный в статье отрывок "злопыхателя на сов.действительность" сам запоминался наизусть!

С ул. юности нашей...

Эдуард Кукуй   15.12.2018 14:39   Заявить о нарушении